Житие юлиании лазаревской

Житие Юлиании Лазаревской

Повесть о Юлиании Лазаревской (+ 1604) обычно трактуется исследователями не столько как житие, сколько как биографические записки, составленные одним из ее сыновой (Г.П. Федотов называет Дружину Осорьина, Р. Пиккио – Каллистрата Осорьина). В таком случае перед нами — единственная собственно биография древнерусской женщины, замечательная своей правдивостью, простотой и богатством бытового содержания. С другой стороны, сопоставление структуры «Жития Юлиании Лазаревской» с традиционным житийным каноном позволяет понять, что перед нами – очередной этап эволюции житийного жанра в древнерусской литературе.

Юлиания происходила из муромского дворянского рода. Отец и мать девочки были благочестивы и боголюбивы, но они рано оставили этот свет, и девочка осталась сиротой в 6-летнем возрасте. Юлиания воспитывалась сначала бабушкой (тоже в течение 6 лет), а потом теткой. Родня ее была довольно состоятельной. Описывается, что тихая и послушная Юлиания боголюбива, почтенна, смиренна, не любит детских игр, суеты, песен и смеха, но все ночи проводит за пряжей и пяльцами. Уже тогда она помогает в округе сиротам и нуждающимся. Хотя при отсутствии поблизости храма Юлиания до замужества редко бывала в церкви, но уже в детские годы она терпела насмешки от тетки и двоюродных сестер за свою молитву и постничество: «Сия же блаженная Ульяния от младых ногтей Бога возлюбив и пречистую Его Матерь, и помногу чтяше тетку свою и дети и дщери ея, и имея во всем послушание и смирение, молитве и посту прилежаше, и того ради от тетки много сварима бе и от дщерей ее посмехаема. И глаголаху к ней: «О безумная, что в толицей младости плоть свою изнуряеши и красоту девственную погубляеши?» И принуждаху ея рано ясти и питии. Она же не вдавашеся воли их, но все со благодарением приимаше и с молчанием отхождаше и послушание имея ко всякому человеку. Бе бо измлада крепка и молчалива, небуява и невеличава, от смеха и всякия игры отгребашеся». Таким образом, перед нами предстает традиционный образ ребенка, гнушающегося детскими играми, постника и молитвенника, в силу обстоятельств вступающего в определенный конфликт с властью старших (в данном случае – не родителей, а опекунов-воспитателей). Этот конфликт святая Юлиания, подобно преподобному Сергию, несет с кротостью и смирением, что отнюдь не означает отсутствия внутренней твердости. Представляется весьма характерным упоминание о «крепости» Юлиании: оно находится в русле традиции, неоднократно показывающей телесную и духовную крепость святых подвижников (крепки телом и душою были и преподобный Феодосий, и преподобный Сергий).

Когда Юлиании исполняется 16 лет, она выходит замуж за богатого и добродетельного человека Георгия Осорьина, тоже зажиточного дворянина, и живет с ним в селе Лазаревском, в 4-х верстах от Мурома. Именно с замужеством связывается воцерковление святой: после венчания священник «поучи их по правилом святым закону Божию, она же послуша учения и наказания внятно и делом исполняше». Теперь Юлиания живет близко от храма и никакие внешние препятствия не мешают ей присутствовать на церковных службах. Но в поле зрения ее жизнеописателя попадает не только церковная, и не только духовная сторона ее жизни. Как образцовая жена, она покорна свекру и свекрови и исполнена всяческого почтения к ним. В результате они довольно скоро передают ей все хозяйственные заботы. Послушание родителям мужа и ведение хозяйственной деятельности у Юлиании Лазаревской заменяют собой монашеское послушание. Она кормит и одевает многочисленных рабов и рабынь, задает им работу, но не принимает от них никаких личных услуг: не позволяет им ни снимать обуви, ни подавать воды для умывания. Неразумных она учит кротостию, а не наказанием. Вечером и утром за молитвой она кладет 100 поклонов. Муж ее часто ездит по служебным делам в Астрахань на 2–3 года, но даже в это время она не имеет права распоряжаться имуществом и подает милостыню только из своего рукоделия. Своими руками она обстирывает вдов и сирот и кормит их. После Бога и Богородицы она больше всего чтит св. Николу, который и защищает ее от бесовских страхований.

Во время голода и моровой язвы, еще при Грозном, она хитростью выпрашивает у свекрови пищи, будто бы для себя, и раздает все голодным. Она хоронит умерших, заказывает по ним сорокоусты, а заразных больных, от которых все сторонятся, она моет в бане своими руками, тайно от родителей мужа.

У Юлиании было много детей, но в них она не была счастлива. Среди них, как и среди челяди, возникают частые свары; старший сын убит холопами, другой – на царской службе. Юлиания стала подумывать о монастыре, но муж не отпустил ее, приведя ей слова Косьмы пресвитера о том, что человека украшают не монашеские ризы, а добродетели: «Ничтоже пользуют ризы черныя, аще не творим мнишскаго дела. Дела бо спасают человека, а не ризы. Аще и в мире живуще, а мнишеское исполняющее, не погубит мзды своея. Не место бо спасает человека, но нрав». Так в «Житии Юлиании Лазаревской» еще и еще раз настойчиво возникает тема «монастыря в миру».

Муж освобождает Юлианию лишь от обязанностей супружества, и с этих пор она, постелив ему постель, сама укладывалась на печке, подложив под ребра поленья и ключи. Впрочем, обычно она проводила ночи за молитвой, а рано утром спешила к заутрене и к обедне в церковь.

Через 10 лет ее муж умер, и Юлиания может свободно расточать свое имущество на дела любви. Она раздавала все деньги и даже занимала еще. Выпрашивая себе у детей денег, якобы на теплую одежду, она ходила без шубы и надевала обувь на босу ногу, подкладывая в сапоги вместо стелек орехи и острые черепки. В эти годы ее благочестие принимает более монашеский характер. Она непрестанно с четками в руках творит молитву Иисусову, и даже во сне ее губы шепчут ее. Повторяются видения и угрозы от бесов, от которых избавляет ее св. Никола своею палицей. В житии рассказывается, что однажды св. Никола схватил одного из бесов и долго не отпускал его. Рассерженный бес прокричал Юлиании, что, хотя сейчас она оделяет нуждающихся хлебом, скоро придет время, когда она сама будет умирать от голода. И действительно, это предсказание сбывается.

При царе Борисе снова настали голодные годы (1601–1602), каких давно не было на Руси. Люди ели человеческое мясо и умирали во множестве. Но в эти страшные дни в полной мере раскрывается подвиг жизни Юлиании – подвиг любви. Ее амбары давно были пусты, она распродала весь скот, одежду и посуду ради голодных и сама дошла до последней нищеты. Тогда ей пришлось переселиться в свою нижегородскую вотчину, где, может быть, голод не так свирепствовал, и отпустить на волю всех своих рабов, которых нечем было кормить. Некоторые из них, впрочем, остались и собирали для своей госпожи лебеду и древесную кору, из которых она пекла хлеб, кормилась сама с детьми и слугами, питала и захожих нищих, которых было в то время «без числа». Соседи говорили им с укоризной: «Что вы ходите к ней в дом? Она сама помирает с голоду». Но нищие уверяли, что они нигде не едали такого сладкого хлеба, как у этой вдовы. Брали и соседи для пробы ее хлеба из лебеды и удивлялись: «горазды рабы ее печь хлебы». Так через пять веков Юлиания повторила подвиг печерского монаха Прохора Лебедника.

Юлиании на тот момент было около 70 лет. Разболевшись на Рождество, на причастилась, простилась с детьми и слугами, «поучив их о любви и о милостыне». О себе она призналась, что давно желала ангельского образа, но не сподобилась по грехам своим. Прощавшиеся с ней видели над головой ее золотой круг, «яко же на иконах пишется».

Когда через 10 лет у Лазаревской церкви хоронили ее сына Георгия, то нечаянно раскопали ее могилу и нашли ее полной мира. Этим миром мазались больные и получали исцеление. Посмертные чудеса очень подробно описываются агиографом (именно эта осведомленность заставила исследователей приписать авторство жития одному из сыновей Юлиании). Как правило, эти чудеса традиционны и связаны с исцелением от болезни (кровотечения, зубной боли) или от одержимости злым духом. Но одно чудо довольно специфично. Рассказывается, как «во едино же нощь загорелося село, и объят огнь 4 двора средние. И воста буря велия, и уже огню к церкви приближающуся. Аз же егда возмог от зноя въскочити в церковь и похватити персти от гроба святыя обема рукама. И явися в рука моих аки вода – и вергох во огонь против ветру, тако же и с другия стороны пожара. И абие ветр возротися въспять и нача свитатися кругом, и две храмины, сущия от края, яко водою, угоихом. А по обе стороны по четыре двора, такожде вкупе соломою крыты, соблюде Бог от огня невреждены молитвою святыя Ульянии».

Житие Юлиании Лазаревской имеет ряд общих черт с библейской историей об Иове Многострадальном. Святая Юлиания проходит через множество испытаний и искушений, и в каждом из них доказывает свою верность Богу. Это голод, холод, мор, смерти детей, бесовские страхования и т.д. Никакие обстоятельства не могут ее сломить, во всех случаях она ведет себя по-христиански: обмывает, погребает, раздает хлеб, деньги и одежду, лечит язвенных и заразных, посещает узников, заказывает сорокоусты в разных монастырях. Подводя итог, агиограф говорит о ней: «Потерпе же в той нищете… а не оскорбися и ничему об том не поропта. И не согреших ни во устнах своих, не даде безумия Богу и не изможе нищетою, но паче первых лет весела бе». И умирает святая со славословием Богу на устах: «Слава Богу, всех ради. В руце Твои предаю дух мой. Аминь».

Г.П. Федотов писал, что Юлиания Лазаревская – святая преимущественно православной интеллигенции, т. к. в ней находит свое оцерковление ее традиционное народолюбие и пафос социального служения. Хотя Юлиания прошла через суровую аскезу и мечтала о монашестве, но не внешние причины помешали ей принять его. Она осталась верной своему личному христианскому призванию служению мира и деятельной христианской любви.

Иулиания Лазаревская Муромская — православная праведная, причисленная к лику святых, память о ней совершается 2 января.

Жизнеописание

Среди женщин, причисленных к лику святых, немало жен и матерей, но среди благоверных единицы тех, кто заслужил святость в Небесах, имея десять детей.

Назначение женщины на земле даровать жизнь, в трудах и заботах истинные христианки остаются верными поклонению Господу. В постах и молитвах матери стоят в проломе за семью и детей, становясь фундаментом православной веры всего семейства. Господь даровал матерям земли уникальный пример праведности в лице Иулиании Лазаревской.

Праведная Иулиана Лазаревская, Муромская

Христианский подвиг праведницы заключается в благочестии и милосердии, таких доступных и простых вещах, способных изменить мир, но таких закрытых для жестокосердных сердец мира сего.

Подробности о житии Иулиании Лазаревской поведал миру ее сын Каллистрат Осорьин (Дружина), описав их в классическом произведении Древнерусской литературе «Повести о Иулиании Лазаревской».

Детские года

В 1530 году в семье царского ключника Устина Недюрева родилась девочка Ульяна. Благочестивые дворяне Устин и Стефанида проживали в селе Плосне. В возрасте 6 лет после смерти матери она была отдана бабушке на воспитание, переехав в Муром. Ее бабушка, Анастасия Лукина, урожденная Дубенская, была жительницей этого города.

Проходит еще 6 лет, бабушка отходит в мир иной, девочка переселяется к тетке, в семье которой воспитывается 9 детей. 12-летняя девочка при каждой возможности старалась помочь тетке. Ей были чужды детские забавы и шалости, преследуемая насмешками детей и слуг девочка часами молилась, часто пребывала в посте.

Важно! По ночам она молилась и шила как для родственников, так и для бедных. Днем находила больных и нуждающихся, стараясь всем помочь едой, одеждой и словом Божьим.

Родственники были недовольны ее строгим воздержанием и многочасовыми молитвами, опасаясь, что этим девушка может навредить своей красоте. Молва о благочестивой красавице распространилась далеко за пределами Мурома.

Замужество

По достижении 16 лет красавица Ульяна была сосватана и выдана замуж. Ее муж Юрий Осорьин был состоятельным муромским жителем, во владении которого находилось село Лазарево. Осорьины были известны при царском дворе, слыли довольно богатыми людьми.

Кроткая и приветливая невестка нашла среди родителей мужа и его родственников любовь и принятие. Неутомимая молодая хозяйка вскоре взяла на себя ведение хозяйства, при этом у нее находилось для каждого ласковое слово и добрая улыбка. Помня завет Бога о почитании родителей, Ульяна с особой любовью относилась к родителям мужа. Они заменили ей родных отца и мать, при этом девушка нашла подход и ласковое слово для золовок, с которыми никогда не ссорилась.

Ведя образцово хозяйство, Ульяна не прерывала свой духовный подвиг, каждую ночь молодая женщина читала молитвы с многократными поклонами, а на утро снова была активна и весела. В доме богатых муромцев было принято, чтобы слуги одевали и раздевали хозяев, подавали воду для умывания и купания, но это не касалось молодой хозяйки. Ульяна обслуживала себя сама, при этом постоянно защищала прислугу, часто беря на себя их проступки.

Понимая, что имущество принадлежит всей родне, женщина по ночам шила и вышивала, многие иконы дарила в церковь, кое-что продавала и творила милостыню. Чтобы не раздражать родных, Иулиания полученные от продажи средства тайно через верную служанку посылала вдовам и сиротам. Трудами ее рук поддерживалась жизнь во многих семьях.

Дела праведности

Бесы приходили по ночам к красавице Иулиании, угрожая погубить ее и всю семью. Они требовали прекратить благотворительность, но бесовские угрозы не напугали верную дочь Божью, она знала, что Тот, Кто в ней, сильнее тех, кто в мире (1Иоанна 4:4). Помощь нищим и сиротам стала потребностью сердца благочестивой праведницы.

Когда край накрыл голод, множество люда просто вымирало от истощения, Ульяна кормила голодных, беря еду из семейных закромов.

Икона святой Иулианы Лазаревской

На истощенное население пришла эпидемия, вызвавшая настоящий мор. Люди боялись выходить на улицы, принимать гостей и просто общаться, а святая женщина втайне от близких мыла больных в бане, кормила и лечила их, читала молитвы и проповедовала слово Божие, будучи неграмотной. Умерших святая Иулиания обмывала и предавала семье по православному обычаю.

Видя дела праведности благоверной жены, Юрий также познал сладость от теплой молитвы. Родители Георгия дожили до глубокой старости, приняли постриг и тихо отошли к Господу.

За долгие годы супружества Господь даровал любящей паре 13 детей, 10 сыновей и 3 дочерей, девочки и 4 сына умерли в младенчестве. Любящая мать скорбела, но не нарекала на Бога, ибо верила, что в Его власти давать и забирать.

После смерти двух сыновей на службе у царя Иулиания Лазаревская Муромская праведная стала задумываться об уходе в монастырь, но послушна была мужу, который попросил воспитать младших детей до совершеннолетия.

В последние годы жизни жили супруги подобно брату и сестре, Ульяна спала 2-3 часа, остальное ночное время молилась и занималась рукоделием, а целые дни посвящала руководству дома и семье. Ее жизнь можно расписать по пунктам:

  • молитва и служение семье и людям;
  • ночлег на полу с поленом под головой;
  • ежедневное посещение богослужений;
  • пост и строгое воздержание от мирских соблазнов.

По достижении 60 лет святая почувствовала сильную физическую усталость, будучи больной, перестала посещать богослужения, усилив домашнюю молитву.

Во время служения священнику храма святого Лазаря, прихожанкой которого была Иулиания, была явлена Богородица. Она велела передать благочестивой матери, что ее домашние молитвы приняты, но они не имеют силы церковных. Божья Матерь велела сообщить всему населению, что на благочестивой женщине пребывает Дух Святой.

Сила веры в голодные годы

Оставшись одна, вырастив детей и похоронив мужа, святая Иулиания раздает все средства бедным, в скудости и лишениях, постах и молитвах, с постоянной Иисусовой молитвой продолжает земной путь.

Бесы, гонимые Святым Писанием, которое постоянно провозглашалось в доме, на физическом уровне угрожали благочестивой хозяйке. Чувствуя свою немощность праведница, атакуемая сатаной, вскричала к Богу и попросила послать ей на помощь Николая Угодника. При появлении святителя Николая Чудотворца все нечестивые духи бросились наутек, старший из них успел предречь подвижнице, что ее саму, помогающую спасти людей от голода, ожидает голодная смерть.

Святая праведная Иулиана Лазаревская

В начале 17 столетия при правлении царя Бориса Годунова сильный голод накрыл край, некоторые люди не выдерживали, убивали соседей и питались человеческим мясом, теряя разум.

Поля не дали урожая, скот пал от недостатка корма. Когда не стало пищи в доме, хозяйка отпустила желающих уйти холопов, с ней остались самые верные слуги. Не имея пропитания в родном селе, блаженная Ульяна переезжает с оставшимися слугами и детьми в Вочнево. Когда и там стало нечего кушать, она посылала слуг собирать лебеду и кору деревьев, из которых пекли хлеб.

Многие помещики не могли понять, откуда у нищей хозяйки хлеб, который способен дарить сытость. В благодарении Господу Иулиания с рабами пекла лепешки, наполненные любовью и милосердием. Соседи, имеющие возможность печь чистый хлеб, удивились необычному вкусу ее лепешек, дарующих особую сытость.

Благочестивая поклонница Христа осознавала, что голод обладает властью убивать духовно. Из-за куска хлеба могли убить, обокрасть, преступления и разнузданность накрыли землю, но обошли стороной дом, в котором не прекращалась молитвенная жизнь. Три года в радостном состоянии духа, без ропота и гнева на судьбу, молилась святая Иулиания Лазаревская за каждого человека, данного Богом под ее опеку.

Интересно! Господь даровал благочестивой праведнице знание времени своей смерти. Перед тем, как отойти в жизнь вечную, Иулиания призналась, что пребывание в Ангельском образе является ее мечтой. После того, как она попросила у всех прощение, простила сама каждого, кто обидел святую, дала последние напутствия, поцеловала ближних и тихо навсегда закрыла глаза со словами: «В руки твои, Бог мой, отдаю дух».

Как только душа оставила тело, вокруг головы умершей появился золотой нимб, подобно ангельскому сиянию, который присутствующие ранее могли видеть только на иконах. Около омытого, лежащего в отдельной комнатке тела среди ночи внезапно вспыхнули сами по себе свечи, благоухание наполнило дом.

Обретение мощей

2 января 1604 года святая Иулиания Муромская праведная была принята в Царстве Небесном, подтверждением ее святости стало обретение мощей. Благочестивая служанка исполнила повеление хозяйки, явившейся ей во сне, похоронить святую в храме праведного Лазаря около мужа Георгия.

Мощи святой Иулиании пребывают в Николо-Набережном храме Мурома

Через 10 лет умер сын Георгий, которого решили похоронить около матери. При копании могилы случайно обнаружили гроб, при поднятии которого в середине было найдены нетленные части тела и множество мира.

Посмертные чудеса

Дети, а затем и взрослые, стали мазать миром больные места и мгновенно получали исцеления.

В ночь обретения святых мощей сам по себе зазвонил колокол Лазаревского храма. Разбуженные набатом люди сбежались к церкви, но никакого пожара не обнаружили, но смогли почувствовать благовоние и исцелиться чудотворным миром.

Через некоторое время сюда начали стекаться люди с округ, тем, кому не хватили мира, обтирались песком из могилы блаженной, и наступало исцеление.

Дети гражданина Мурома Иеремии Червева более двух лет страдали от кровотечения из конечностей. После совершения молебна и панихиды у мощей Иулиании они отерли больных деток песком и отправились домой. Впервые за долгое время дети спали всю ночь, утром встали к молитве и через неделю выздоровели.

В век отсутствия стоматологов проблемы с зубами доставляли крестьянам много боли и страданий. Зубная боль выбила из жизненной колеи крестьянина села Макарово, он поехал к гробу дарующей исцеление блаженной, долго молился и натер зубы песком, по возвращении домой возблагодарил Господа за отсутствие боли.

В одну из ночей сильнейший огонь охватил избы, крытые соломой, быстро приближаясь к храму, гонимый сильным ветром. Люди и священник, находящиеся в церкви, стали хватать землю около гроба благочестивой землячки и бросать ее в огонь. Пожар медленно стал затухать, ветер утих, больше ни одна изба не пострадала.

Праведная Иулиана Лазаревская, Муромская

Климент из села Коледино страдал трофической язвой, от которой многие умирали. После совершения молебна у святыни и обтирания песком крестьянин смог встать на ноги, а вскоре язва исчезла.

Боярин Матвей Черкасов привез к гробу блаженной свою слепую рабу Марию, после панихиды она начала видеть, а по возвращении в Муром пошла по ягоды.

10-летний мальчик упал и ослеп, после посещения церкви св. Михаила прямо в храме сумел рассмотреть горящую свечу, а со временем его зрение полностью восстановилось.

Агафья, жена церковного клирика, страдала болями в руке, да такими, что пошевелить нею не могла. В одну из ночей во сне к ней пришла Иулиания и сказала не только пойти помолиться у иконы, но и пожертвовать на храм монетки, указав место их нахождения в доме клирика. Исполнив все сказанное милостивой Ульяной, после испития святой воды и оттирания песком пришло исцеление.

Помогла народная целительница и московскому дворянину Иосифу Ковкову встать на ноги. Находясь при смерти, в порыве отчаяния просил боярин слугу съездить из Москвы в Лазарево за песком и святой водой. По возвращении раба, который отслужил панихиду у гроба блаженной, окропив себя святой водой и песком из-под гроба, Иосиф мгновенно выздоровев. Благодарный боярин пешком преодолел путь из своего поместья в Москве к храму архангела Михаила, чтобы пожертвовать священникам церкви ризы.

8 мая 1649 было явлено чудо освобождения от слепоты Елены Васильевны, жительницы Вязниковского края, которая ослепла в детстве, прошла по многим чудотворным местам, а освобождение получила в Лазарево.

Протоиерей Николай Стройков в 1997 году благословил людей записывать все случаи исцелений и ответов на молитвы в Книге чудес, которая пишется и поныне:

  • в ней молодая мать благодарит за дарованное счастье материнства;
  • другая мать благодарна за удачно завершившуюся беременность;
  • паломник сообщает, что по пути к месту поклонения автобус потерпел аварию, но все паломники и иконы остались невредимы;
  • жительница Беларуси свидетельствует об исцелении неизлечимо больного по словам медиков внука.

Память и почитание

Чудеса массовых исцелений свидетельствуют о том, что на земле жила милостивая Иулиания, причисленная в 1614 году к лику святых.

В 17 столетии была составлена церковная служба, текст ее приписывают Каллистрату Дружине Осорьину.

Православная церковь увековечила память о благочестивой Иулиании в иконах «Собор Муромских святых», святом изображении святой рядом с мужем и дочерью, принявшей постриг с именем Феодосия.

Подворье преподобного Сергия хранит икону с изображением благочестивой хозяйкой Лазарево.

Лазаревский храм, в котором хранилась рака с мощами, в 1930 году закрывается, а святыня передается в краеведческий музей Мурома и сберегается вместе с мощами св. Петра и Февронии.

В августе 2014 года мощи благочестивой св. Иулиании возвращены на родину, в Михайловский храм с. Лазарево.

О чем просят Лазаревскую святую Иулианию

Ежегодно тысячи паломников приезжают в село Лазарево Владимирской области, чтобы в молитве прошения принести свои проблемы.

Молитва праведной Иулиании Лазаревской, Муромской

Утешение наше и похвала, Иулиание, голубице богомудрая, яко финикс, преславно процветшая, криле добродетелей священне и посребренне имущая, имиже на высоту Царствия Небеснаго возлетела еси! Похвальная пения памяти твоей радостно днесь приносим, понеже Христос нетлением чудесным тя увенча и благодатию исцелений тебе прослави. Зане любовию Христовою уязвившися, от младости чистоту душевную и телесную хранила еси, пост же и воздержание возлюбила еси, имиже, помогающей ти благодати, вся страсти мира сего попрала еси, и, яко пчела, мудро цвет добродетелей изыскавши, пресладкий мед Святаго Духа в сердце свое вселила еси и, еще во плоти бывши, посещения Богоматере сподобилася еси. Прилежно убо тя молим: молися, госпоже, да подаст нам в Троице славимый Бог твоими молитвами многолетно здравие же и спасение, тишину и изобилие плодов земных и на враги победы и одоления. Сохрани предстательством твоим, преподобная мати, страну Российскую и град сей и вся грады и страны христианския неврежденны от всех навет и козней вражиих. Помяни, госпоже, убогия рабы твоя, днесь в молитве тебе предстоящия, но чрез все житие свое паче всех человек прегрешившия, обаче теплое покаяние о сих приносящия и твоими к Богу молитвами оставление грехов получити просящия, яко да, греховных страстей свободившеся, благодарственное пение тебе приносити присно потщимся и прославим всех благих Подателя Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Чаще всего к милостивой спасительницей обращаются за помощью:

  • в решении финансовых решений;
  • исцеления;
  • дарования ребенка при выставленном враче диагнозе при бесплодии;
  • семейного благополучия.

Святая праведная Иулиания Лазаревская, Муромская

Вступая в семью христианских народов, Русь внесла в нее свой неповторимый вклад. Первыми канонизированными святыми Русской Православной Церкви стали жившие в XI веке князья-страстотерпцы Борис и Глеб, не пожелавшие поднять меч на брата своего, исполняя закон братолюбия, и принявшие добровольно мученическую смерть. В XX столетии воссиял на Русской земле сонм новомучеников и исповедников Российских, который вообще превысил число святых всех прошлых веков христианства, и большая часть их – это миряне, простые верующие православные люди. А ровно посередине уже нашей христианской истории, в XVI столетии, появилась столь же редкая в других народах, сколь и природная нам прославленная мирянка – жена не только по рождению, но и по чину.

Жизнеописание святой Иулиании Лазаревской написано ее сыном. Это единственное сохранившееся подробное описание жизни святой, восполняющее сторицей недостаточность сведений о других праведных русских женах. Начало рукописи жития в одном из изводов гласит: «Кое слово сможет похвалити тоя труды? Спехи же ея кто измерит? Блага ея кто испишет? Милостыню кто прочтет? Да и кто те глаголющие, яко не можно в мире спастись?.. Блаженная Иулиания с мужем живше, и чада имуще, и рабы владеюще, а Богови угоди – и Бог прослави ю».

Родилась Иулиания в тридцатые годы XVI века в городе Плосне от благочестивых дворян Иустина и Стефаниды Недюревых и крещена была Иулианией (проще Юлианией, по-народному – Ульяной). Отец ее был царским ключником (служащим приказов). Шести лет девочка осталась круглой сиротой. Бабушка с материнской стороны взяла девочку к себе в город Муром. Через шесть лет умерла и бабушка, завещав своей дочери, уже имевшей девятерых детей, взять на воспитание двенадцатилетнюю сироту. С юных лет видела Иулиания в окружавших ее людях искреннее благочестие и сострадание к нищим и убогим. Кроткая, богобоязненная, трудолюбивая воспитанница была с ранних лет примером любви к страждущим людям.

Иулиания пользовалась любой возможностью помочь другим. Она избегала детских игр и забав, предпочитая пост, молитву и рукоделие, чем вызывала постоянные насмешки сестер и слуг. Она привыкла подолгу молиться со множеством поклонов. Кроме обычных постов налагала на себя еще более строгое воздержание. Родственники были недовольны, боялись за ее здоровье и красоту. Иулиания терпеливо и кротко переносила упреки, но продолжала свой подвиг. Двоюродные сестры много раз пытались уговорить ее нарушить пост или звали ее участвовать в их забавах и плясках. Но все старания были напрасны: юная Иулиания отказывалась участвовать в играх, а более стремилась к молитвенной жизни и служению больным и бедным людям. Это была потребность сердца. Ночами Иулиания шила, чтобы одевать сирот, вдов и нуждающихся, ходила ухаживать за больными, кормила их.

Слава о ее добродетелях и благочестии разнеслась по окрестностям. К ней посватался владелец села Лазаревское, что неподалеку от Мурома, Юрий Осорьин. Шестнадцатилетняя Иулиания была выдана замуж и стала жить в семье мужа. Родители и родственники мужа полюбили кроткую и приветливую невестку и вскоре поручили ей ведение хозяйства всей многочисленной семьи. Она окружила старость родителей мужа неусыпной заботой и лаской. Дом вела образцово, вставала с зарей, ложилась спать последней.

Став распорядительницей в доме супруга, Иулиания не оставляла прежних благочестивых привычек: подолгу молилась, призывая к тому же и супруга. Каждую ночь она вставала на молитву со множеством поклонов. Не считая себя вправе подавать милостыню из имущества мужа, она всякую свободную минуту и многие ночные часы занималась рукоделием, чтобы на полученные средства творить дела милосердия. Искусно вышитые пелены Иулиания дарила в храмы, а остальные работы продавала, чтобы деньги раздать нищим. Благодеяния она совершала тайно от родных, а милостыню посылала по ночам с верной служанкой. Особенно заботилась она о вдовах и сиротах. Целые семьи кормила и одевала Иулиания трудами рук своих.

Имея множество слуг и дворни, она не позволяла одевать и разувать себя, подавать воду для умывания: со слугами была неизменно приветлива, никогда не доносила мужу об их поступках, предпочитая брать вину на себя. «С рабами, как с родными детьми обходилась: была для них мать, а не госпожа»,– пишет сын.

Бесы пригрозили Иулиании во сне, что погубят ее, если она не прекратит своих благодеяний людям. Но Иулиания не обратила внимания на эти угрозы. Она не могла проходить мимо человеческого страдани. Когда наступил голод, и множество людей умирало от истощения, она, вопреки обычаю, стала брать у свекрови значительно больше пищи, чтобы тайно раздавать голодным. К голоду присоединилась эпидемия, люди запирались в домах, боясь заразиться. Иулиания, не страшась смерти, тайком от родных мыла в бане больных, лечила их, как умела, молилась об их выздоровлении. Тех, кто умирал, она обмывала и нанимала людей для погребения, молилась об упокоении каждого умершего, ходила утешать скорбящих и потерявших своих близких.

СВ. ПРАВЕДНАЯ ИУЛИАНИЯ ЛАЗАРЕВСКАЯ. ИКОНА XX в.

Будучи, по всей видимости, малограмотной и не читавшей Священного Писания, юная Иулиания обладала духовной мудростью (целостностью, полнотою молитвенного ума – целомудрием духа) – внутренним благим «смыслом», ниспосланным ей свыше: «И не случилось ей в девическом возрасте ни в церковь приходить, ни слышать чтения Слова Божия, ни учителя у нее не было, кто поучал бы во спасение, но смыслом благим наставляема была она нраву добродетельному, как глаголет великий Антоний: «Имеющим целостный ум не требуется Писание». Сие Слово блаженная собою верно исполняла, и хотя и не училась по книгам, ни учителя, наставляющего ее, у нее не было, но в девическом возрасте все заповеди усердно исполняла, как бисер многоценный посреди нечистоты, в благочестии подвизалась, и желала слышать Слово Божие… Хотя и не училась, но любила слушать чтение Божественных книг, и толковала непонятные словеса, как премудрый философ или книжник… и много поучала детей своих по Божественному Писанию».

Вера ее крепка была не словами, не призывами к милосердию, а живыми делами праведными для людей бедных и нуждающихся – во славу Божию. И мужа своего она приучила к частой и теплой молитве. Иулиания прожила с супругом в согласии и любви много лет, родила десять сыновей и трех дочерей. Умерли родители мужа, принявшие перед кончиной монашеский постриг. Четверо сыновей и три дочери умерли в младенчестве. Преодолевая скорбь сердца, Иулиания так говорила о смерти детей: «Бог дал, Бог и взял… Души их со Ангелы славят Бога и о родителях своих Бога молят». «И потому они (родители),– пишет сын,– об умерших чадах не скорбели, а о живых радовались». (Из текста жития известно, что из 13 детей Иулиании и Георгия Осорьиных шестеро умерли в младенчестве, а остались в живых только семеро: дочь – инокиня-схимница Феодосия и шестеро сыновей».)

Тем временем скорби праведницы умножались. Старший сын был убит одним из слуг «по наваждению диавола», хотевшего «ввести Иулианию в отчаяние и отлучить от Бога». Вслед за этой бедой другой ее сын был убит на царской службе.

После трагической смерти двух сыновей Иулиания стала проситься отпустить ее в монастырь. Но муж ответил на это, что она должна воспитать и вырастить остальных детей. Всю жизнь Иулиания забывала себя ради других, поэтому и на этот раз она согласилась, но упросила мужа, чтобы им не иметь супружеских отношений, и жить как брат с сестрой.

Праведница еще более увеличила свои подвиги и стала вести монашескую жизнь. Днем и вечером занималась хозяйством и воспитанием детей, а ночами молилась, делала множество поклонов, сократив сон до двух-трех часов; спала на печке, положив под голову поленья вместо подушки, ежедневно посещала богослужения в храме, держала строгий пост. Жизнь ее стала непрестанной молитвой и служением.

Нищелюбие ее было так велико, что нередко она раздавала последнее – всё, что имела, даже те деньги, которые брала у детей для приобретения одежды. Оставшись из-за этого зимой без теплой одежды, она одно время перестала часто ходить в храм, усилив домашнюю молитву. Она была прихожанкой церкви святого Лазаря Четверодневного – брата святых Марфы и Марии. Однажды священник услышал в храме голос от иконы Божией Матери: «Пойди и скажи милостивой Иулиании, отчего она не ходит в церковь? И домашняя ее молитва угодна Богу, но не так, как церковная. Вы же почитайте ее, ей уже 60 лет и на ней почивает Дух Святой».

После смерти мужа Иулиания раздала свое имущество бедным. Порой у нее в доме не оставалось ни копейки, и она занимала у сыновей деньги, на которые шила зимнюю одежду для нищих, а сама, имея уже под 60 лет, ходила всю зиму без шубы.

Она стала еще более строгой к себе; постоянно, даже во сне творила Иисусову молитву. Чем суровее становились подвиги Иулиании, тем сильнее были нападения на нее духов злобы, не желавших признать своего поражения. Подвиг праведницы вызвал ненависть диавола, и тот не раз пытался ослабить ее страхованиями или несчастьями, которые постигали семью – но безуспешно. Все принимала Иулиания с покорностью и всецелой преданностью воле Божией, и не прекращала благотворения бедным и долгих молитвенных бдений.

«Однажды,– повествует сын ее,– Иулиания, придя по обыкновению в молельную комнату, где принимали странников, подверглась нападению злых демонов, хотевших убить ее. Она же надеясь на силу Христову, не устрашилась, но возвела очи к Богу и помолилась со слезами: “О, Владыка, Боже Вседержителю! Не предай зверям душу, исповедующую Тебе, и душу убогую не погуби до конца, но пошли угодника Своего Николая на помощь мне, рабе Своей”. И в тот же час явился святой Николай, имея в руке палицу великую и прогнал духов нечистых… Бесы исчезли, но один из них, угрожая подвижнице, предрек ей, что в старости она сама начнет “голодом помирать, нежели чужих людей кормить”».

Угроза беса исполнилась лишь отчасти. Хотя Иулиании действительно пришлось страдать от голода, но ее любящее и сострадательное сердце не могло оставить умирающих от голода без помощи. Это случилось в страшные годы (1601-1603 гг.), в царствование Бориса Годунова.

В. О. Ключевский пишет об этом времени: «Такое бедствие случилось в начале XVII века, при царе Борисе. В 1601 году, едва кончился весенний сев, полили страшные дожди и лили все лето. Полевые работы прекратились, хлеб не вызрел, до августа нельзя было начать жатву, а на Успеньев день неожиданно ударил крепкий мороз и побил недозревший хлеб, который почти весь остался в поле. Люди кормились остатками старого хлеба, а на следующий год посеялись кое-как собранным зяблым зерном нового урожая; ничего не взошло, все осталось в земле, и наступил трехлетний голод. Царь не жалел казны, щедро раздавал в Москве милостыню, предпринял обширные постройки, чтобы достать заработок нуждающимся. Прослышав об этом, народ толпами повалил в Москву из неурожайных провинций, чем усилил нужду в столице. Началась сильная смертность: только в трех казенных столичных скудельницах, куда царь велел подбирать бесприютные жертвы, за два года и четыре месяца их насчитали 127 тысяч. Но беда создана была в значительной мере искусственно. Хлеба оставалось довольно от прежних урожаев. После, когда самозванцы наводнили Русь шайками поляков и казаков, которые своими опустошениями прекратили посевы на обширных пространствах, этого запасного хлеба много лет хватало не только на своих, но и на врагов.

При первых признаках неурожая начала разыгрываться хлебная спекуляция. Крупные землевладельцы заперли свои склады. Скупщики пустили все в оборот, деньги, утварь, дорогое платье, чтобы забрать продажный хлеб. Те и другие не пускали зерна на рынок, выжидая высоких цен, радуясь, по выражению современника, барышам, «конца же вещи не разумеюще, сплетены смуты слагающе и народ смущающе». Хлебные цены были взбиты на страшную высоту: четверть ржи с 20 тогдашних копеек скоро поднялась до 6 руб., равнявшихся нашим 60 руб., то есть вздорожала в 30 раз! Царь принимал строгие и решительные меры против зла, запретил винокурение и пивоварение, велел сыскивать скупщиков и бить кнутом на рынках беспощадно, переписывать их запасы и продавать в розницу понемногу, предписывал обязательные цены и карал тяжкими штрафами тех, кто таил свои запасы». (В.О.Ключевский. Исторические портреты. М. «Правда» 1990.)

СВ. ПРАВЕДНАЯ ИУЛИАНИЯ ЛАЗАРЕВСКАЯ. ИКОНА. XIX в. СОБОР БЛАГОВЕЩЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ. МУРОМ

Страшное это было время: люди, обезумевшие от голода, ели даже человеческое мясо,– чтобы добыть пищи, шли на какое угодно преступление. Человек, потерявший власть над собой, становится страшнее зверя. Людей Иулиании, живших в ее непосредственной близости, любивших ее, конечно, нельзя сравнивать с теми, кто жил в совершенно других условиях. Но власть голода ужасна, и, конечно, Иулиания спасала своих рабов не только от голодной смерти,, но и от нравственного падения. Иулиания считала себя ответственной за души этих людей, вверенных ей Богом. Как воин на поле битвы, неустрашимо и непрерывно боролась она со злом, и так сильно было ее влияние, так велико обаяние ее духа, что ни один из подвластных ей людей не запятнал себя преступлением,– во время общей разнузданности это было почти чудом.

Начало голодного трехлетия при царе Борисе застало Иулианию в Нижегородской вотчине совсем неприготовленной. С полей своих Иулиания не собрала зерна, запасов не было, скот пал почти весь от бескормицы. Иулиания не отчаялась, а бодро принялась за дело: распродала оставшийся скот, платье, посуду и все ценное в доме и на вырученные деньги покупала хлеб, который и раздавала голодающим, ни одного просящего не отпускала с пустыми руками и особенно заботилась о прокормлении своей челяди. Жила в нищете, но «ни единого нищего из приходящих не отпустила с пустыми руками в дорогу». Тогда многие расчетливые господа просто прогоняли со своих дворов холопов, чтобы не кормить их, но не давали им вольных, чтобы после воротить их в неволю. Брошенные на произвол судьбы среди всеобщей паники, холопы принимались воровать и грабить. Иулиания больше всего старалась не допустить до этого своих челядинцев и удерживала их при себе, сколько было у ней силы.

Наконец, она дошла до последней степени нищеты, обобрала себя дочиста, так что не в чем стало выйти в церковь. Выбившись из сил, израсходовав весь хлеб до последнего зерна, она объявила своей крепостной дворне, что кормить ее больше она не может, кто желает, пусть берет свои крепости или отпускные и идет с Богом на волю (и это в XVI веке!). Но некоторые из слуг не пожелали оставить госпожу, предпочитая погибнуть вместе с ней. Тогда Иулиания со свойственной ей энергией принялась спасать близких от голодной смерти. Она разослала своих верных слуг по лесам и полям собирать древесную кору и лебеду и принялась печь хлеб из этих суррогатов, которыми кормилась с детьми и холопами, даже ухитрилась делиться с нищими, «потому что в то время нищих было без числа»,– замечает ее биограф.

Окрестные помещики с удивлением говорили этим нищим: «Почему вы ходите к ней? Чего взять с нее? Она и сама помирает с голоду». – «А мы вот что скажем, говорили нищие: много обошли мы сел, где нам подавали настоящий хлеб, да и он не елся нам так всласть, как хлеб этой вдовы – как бишь ее?» Многие нищие не умели и назвать ее по имени. Тогда соседи-помещики начали подсылать к Иулианияи за ее диковинным хлебом; отведав его, они находили, что нищие были правы, и с удивлением говорили меж себя: мастера же ее холопы хлебы печь!

От нее не слышали ни слова ропота, печали, напротив, все три голодных года она была в особом приподнятом и радостном настроении: «Не опечалилась, не смутилась, не пороптала и не согрешила устами своими в безумии на Бога, и не изнемогла от нищеты, но более прежнего была весела»,– так заканчивает сын свой рассказ о последнем подвиге матери.

СВ. ПРАВЕДНАЯ ИУЛИАНИЯ ЛАЗАРЕВСКАЯ. ФРЕСКА. ОПТИНА ПУСТЫНЬ

Когда приблизилось время ее кончины Иулиании (праведница проболела шесть дней), она призвала своего духовника и причастилась Святых Таин. Во все время болезни она не переставала молиться, а ночью вставала, и никем не поддерживаемая, творила обычные молитвы так, что некоторые служанки ей не верили, что она близка к смерти. Причастившись и призвав детей и слуг, Иулиания простилась с каждым, прося у всех прощения. Тут еще раз выразила она печаль, что не удостоилась принять ангельский образ иноческий: «поскольку недостойна была, грешница убогая».

Попросив принести кадило, она еще раз простилась со всеми, всех перецеловала и обвив четки около руки, трижды перекрестилась, вздохнула и проговорила: «Слава Богу за все… В руки Твои, Господи, передаю дух мой». С великой верой, смирением и любовью также, как жила, скончалась праведная Иулиания. Все предстоявшие увидели вокруг ее главы сияние, золотой венец, как пишут вокруг голов на иконах. Похоронили ее у церкви Праведного Лазаря возле мужа.

Иулиания призвала для последнего наставления своих детей и слуг – тех, чьей наставницей она была в жизни. Есть в этом описании трогательная деталь – последний жест Иулиании: перекрестившись трижды, она обвила четки вокруг своей руки. Это, конечно же, вызывает в памяти жест другой муромской святой,– Февронии Муромской. Перед кончиной Феврония шьет возду́х для церковных сосудов, но, услышав троекратный зов своего супруга Петра о том, чтобы им умереть вместе, она оставляет шитье незаконченным, воткнув иглу и аккуратно обернув вокруг нее нить… Д. С. Лихачев назвал этот «лаконичный и зрительно ясный» жест Февронии драгоценным: «Чтобы оценить этот жест Февронии, обертывающей нить об иглу, надо помнить, что в древнерусских литературных произведениях нет быта, нет детальных описаний – действие в них происходит как бы в сукнах. В этих условиях жест Февронии драгоценен, как и то золотое шитье, которое она шила для святой чаши».

Дружина Осорьин, житель Мурома, не мог не знать жития Петра и Февронии Муромских, самых почитаемых святых муромской земли. Но даже независимо от того, осознанно ли автор жития – сын святой Иулиании передал будущим читателям этот жест, в сознании невольно возникает мысль о связующей нити и духовном преемстве муромских святых жен.

Скончалась праведная Иулиания 2 января 1604 года в одном из сел Нижегородской губернии, и по завещанию и была погребена рядом со своим супругом Георгием в Лазареве. Вскоре над ними была построена деревянная церковь во имя Собора Архангела Михаила. Дочь их Феодосия была схимонахиней в Муроме.

В августе 1614 года, когда в притворе церкви начали копать могилу для ее скончавшегося сына, землекопы обнаружили гроб. Сразу они и не поняли, кому он принадлежал, так как многие к этому времени о месте погребения Иулиании по неизвестным нам причинам забыли, и долгие годы здесь больше никого не хоронили. Через два дня оставшиеся в храме после погребения сына Иулиании женщины осмелились открыть крышку обретенного гроба и увидели, что он содержит нетленные мощи и наполнен благоуханным миром. С этого дня у мощей Иулиании стали совершаться чудеса, что является одним из главных оснований для церковного прославления угодника. Вот как пишет об этом событии сын Иулиании: «…Нашли гроб ее наверху земли цел и не поврежден. И недоумевали, чей он, ибо многие годы не погребали тут никого. Женщины же… открыли гроб ее и увидели, что он полон мира благовонного… Мы же, услышав о том, изумились и, открыв гроб, увидели все так, как и женщины говорили… Наполнили малый сосуд мы тем миром и отвезли в город Муром в соборную церковь. И если смотреть миро днем, то словно квас свекольный, а к ночи сгущается, как масло багряновидное. Тела же ее… не смели мы всего осмотреть, только видели ноги ее и бедра – невредимые… В ту ночь многие слышали в церкви звон. И, думая, что пожар, прибежав, ничего не увидели, только благоухание вокруг исходило. И многие о том слышали, приходили и мазали себя миром и облегчение от разных болезней получали. Когда же было роздано миро, начала выходить около гроба пыль, подобная песку. И до сего дня приходят сюда больные недугами разными и натираются этим песком и облегчение находят».

Со времени обретения гроб с нетленными мощами оставался на поверхности земли, и к нему стали приходить на исцеление больные. Позже вокруг гроба сделали загородку из досок. Первоначально Иулиания почиталась как «чаемая» (ожидаемая) святая, и у ее раки совершались панихиды по ней. Ближе к 40-м годам XVII века появилась ее икона, через некоторое время (примерно через тридцать лет после обретения мощей) стали чествовать ее как прославленную святую – петь молебны в дни памяти и погребения, а вследствие этого появляется служба ей, составление которой приписывается ее сыну Дружине Осорьину.

СВ. ПРАВЕДНАЯ ИУЛИАНИЯ ЛАЗАРЕВСКАЯ. ИКОНА. XVII в.

Тогда же, в XVII веке, служба и житие новой чудотворицы «святыя праведныя матере нашея Иулиании, еже от Божия благодати новыя мироточицы, от града Мурома, яко звезду пресветлу чудесми и добльствием детельным восиявшу» были занесены в «Муромские житийники», в сборники житий муромских и других святых и в сборники для назидательного чтения, в рукописные святцы XVII века – «Книгу, глаголемую Описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых». Частица мощей святой Иулиании Лазаревской была помещена в Рязанском кафедральном соборе, что свидетельствует о распространении ее почитания за пределами Муромской земли.

Через некоторое время святые мощи праведной Иулиании и младенца неизвестного пола (местночтимый) были вынуты из земли и положены в раку, первое упоминание о которой относится к 1689 году. В 1710 году для гроба с мощами святой была сооружена богатая деревянная позолоченная рака, заменившая прежнюю, простую, а в 1713 году над ракой возведена сень. Вполне возможно, что эти работы были проведены к столетию почитания святой. Кроме двух пелен с изображениями святой, в церкви в селе Лазареве было еще пять ее икон, причем, на одной она изображалась вместе со святыми муромскими чудотворцами Петром и Февронией, а на другой – с пятью муромскими святыми.

В 1811 году деревянная церковь в Лазареве сгорела, мощи святой были сильно повреждены пожаром. На месте сгоревшего был построен новый каменный храм с колокольней (средства на строительство пожертвовала Пелагея Артемоновна Бычкова). Престолов в этом храме было три: главный – во имя святого Архангела Михаила, и в трапезной (теплой части церкви) – во имя святителя Николая Чудотворца, и во имя святого Лазаря. В новом храме у северной стены стояла рака с мощами святой Иулиании. Гробница была сделана из кипарисового дерева, обложена позолоченной и посеребренной медью.

Святая праведная Иулиания Лазаревская, Муромская

День памяти: 2 января
Иулиания Лазаревская

Жизнеописание святой Иулиании Лазаревской написано ее сыном. Это единственное сохранившееся подробное описание жизни святой, восполняющее сторицей недостаточность сведений о других.

Родилась Иулиания в 30-е годы XVI в. в г. Плосне у благочестивых дворян Иустина и Стефаниды Недюревых. Шести лет она осталась круглой сиротой. Бабушка с материнской стороны взяла девочку к себе в город Муром. Через 6 лет умерла и бабушка, завещав своей дочери, уже имевшей 9 детей, взять на воспитание 12-летнюю сироту.

Иулиания пользовалась любой возможностью помочь другим. Она избегала детских игр и забав, предпочитая пост, молитву и рукоделие, чем вызывала постоянные насмешки сестер и слуг. Она привыкла подолгу молиться со множеством поклонов. Кроме обычных постов налагала на себя еще более строгое воздержание. Родственники были недовольны, боялись за ее здоровье и красоту. Иулиания терпеливо и кротко переносила упреки, но продолжала свой подвиг. Ночами Иулиания шила, чтобы одевать сирот, вдов и нуждающихся, ходила ухаживать за больными, кормила их.

Слава о ее добродетелях и благочестии разнеслась по окрестностям. К ней посватался владелец села Лазаревское, что неподалеку от Мурома, Юрий Осорьин. Шестнадцатилетняя Иулиания была выдана замуж за него и стала жить в семье мужа. Родители и родственники мужа полюбили кроткую и приветливую невестку и вскоре поручили ей ведение хозяйства всей многочисленной семьи. Она окружила старость родителей мужа неусыпной заботой и лаской. Дом вела образцово, вставала с зарей, ложилась спать последней.

Домашние заботы не прервали духовного подвига Иулиании. Каждую ночь она вставала на молитву со множеством поклонов. Не имея права распоряжаться имуществом, всякую свободную минуту и многие ночные часы занималась рукоделием, чтобы на полученные средства творить дела милосердия. Искусно вышитые пелены Иулиания дарила в храмы, а остальную работу продавала, чтобы деньги раздать нищим. Благодеяния она совершала тайно от родных, а милостыню посылала по ночам с верной служанкой. Особенно заботилась она о вдовах и сиротах. Целые семьи кормила и одевала Иулиания трудами рук своих.

Имея множество слуг и дворни, она не позволяла одевать и разувать себя, подавать воду для умывания; была со слугами неизменно приветлива, никогда не доносила мужу об их поступках, предпочитая брать вину на себя.

Бесы пригрозили Иулиании во сне, что погубят ее, если она не прекратит благодеяний людям. Но Иулиания не обратила внимания на эти угрозы. Она не могла проходить мимо человеческого страдания: помочь, порадовать, утешить — было потребностью ее сердца. Когда наступило голодное время и множество людей умирало от истощения, она, вопреки обычаю, стала брать у свекрови значительно больше пищи и тайно раздавала голодным. К голоду присоединилась эпидемия, люди запирались в домах, боясь заразиться, а Иулиания тайком от родных мыла в бане больных, лечила их, как умела, молилась об их выздоровлении. Тех, кто умирал, она обмывала и нанимала людей для погребения, молилась об упокоении каждого человека. Будучи неграмотной, Иулиания изъясняла Евангельские тексты и духовные книги. И мужа своего она приучила к частой и теплой молитве. Свекор и свекровь ее умерли в глубокой старости и, приняв перед кончиной постриг. Иулиания прожила с мужем в согласии и любви много лет, родила десять сыновой и трех дочерей. Четверо сыновей и три дочери умерли в младенчестве, а два сына погибли на царской службе. Преодолевая скорбь сердца, Иулиания так говорила о смерти детей: «Бог дал, Бог и взял. Ничтоже искуса греховна не сотвори, и души их со ангелы славят Бога и о родителях своих Бога молят».

После трагической смерти двух сыновей Иулиания стала проситься отпустить ее в монастырь. Но муж ответил на это, что она должна воспитать и вырастить остальных детей. Всю жизнь Иулиания забывала себя ради других, поэтому и на этот раз она согласилась, но упросила мужа, чтобы им не иметь супружеских отношений, и жить как брат с сестрой. Это был рубеж в жизни праведной Иулиании. Она еще более увеличила свои подвиги и стала вести монашескую жизнь. Днем и вечером она занималась хозяйством и воспитанием детей, а ночами молилась, делала множество поклонов, сократив сон до двух-трех часов; спала на полу, положив под голову поленья вместо подушки, ежедневно посещала богослужения в храме, держала строгий пост. Жизнь ее стала непрестанной молитвой и служением.

По болезни и усталости Иулиания одно время перестала часто ходить в храм, увеличив домашнюю молитву. Она была прихожанкой церкви святого Лазаря — брата святых Марфы и Марии. Священник этой церкви услышал в храме голос от иконы Божией Матери: «Пойди и скажи милостивой Иулиании, отчего она не ходит в церковь? И домашняя ее молитва угодна Богу, но не так, как церковная. Вы же почитайте ее, ей уже 60 лет и на ней почивает Дух Святой». После смерти мужа Иулиания раздала свое имущество бедным, лишив себя даже теплой одежды. Она стала еще более строгой к себе; постоянно, даже во сне творила Иисусову молитву. Чем суровее становились подвиги Иулиании, тем сильнее были нападения на нее духов злобы, не желавших признать своего поражения. Однажды, — повествует ее сын, — Иулиания, придя в маленькую комнату, подверглась нападению бесов, угрожавших убить ее, если она не оставит своих подвигов. Она не устрашилась, а только взмолилась Богу и просила послать святителя Николая на помощь. В то же время явился ей святитель Николай с палицей в руке и прогнал духов нечистых. Бесы исчезли, но один из них, угрожая подвижнице, предрек ей, что в старости она сама начнет «голодом помирать, нежели чужих людей кормить».

Угроза беса исполнилась лишь отчасти — Иулиании действительно пришлось страдать от голода. Но ее любящее и сострадательное сердце не могло оставить умирающих от голода без помощи. Это было в страшные годы (1601 — 1603), в царствование Бориса Годунова. Люди, обезумевшие от голода, ели даже человеческое мясо.

С полей своих Иулиания не собрала ни зерна, запасов не было, скот пал почти весь от бескормицы. Иулиания не отчаялась: распродала оставшийся скот и все ценное в доме. Жила в нищете, не в чем было в церковь выйти, но «ни едина нища… не отпусти тща». Когда все средства истощились, Иулиания отпустила на волю своих холопов (и это в XVI веке!), но некоторые из слуг не пожелали оставить госпожу, предпочитая погибнуть вместе с ней. Тогда Иулиания со свойственной ей энергией принялась спасать близких от голодной смерти. Она научила своих слуг собирать лебеду и древесную кору, из которых пекла хлеб и кормила им детей, слуг и нищих. «Окрестные помещики с упреком говорили нищим: зачем вы заходите к ней? Чего взять с нее? Она и сама помирает с голоду. — A мы вот что скажем, — говорили нищие, — много обошли мы сел, где нам подавали настоящий хлеб, да и он не елся нам так всласть, как хлеб этой вдовы… Тогда соседи-помещики начали подсылать к Ульяне за ее диковинным хлебом. Отведав его, они находили, что нищие были правы, и с удивлением говорили меж себя: мастера же ее холопы хлебы печь! С какой любовию надобно подавать нищему ломоть хлеба,… чтобы этот ломоть становился предметом поэтической легенды тотчас, как был съедаем!»

Иулиании приходилось бороться не только с опасностью смерти, спасая своих слуг и близких, но и с еще более страшной опасностью духовной гибели. Ужасна власть голода. Чтобы добыть пищи, люди шли на любое преступление. Иулиания любила своих слуг и считала себя ответственной за их души, которые по ее словам, «были поручены ей Богом». Как воин на поле битвы, она непрестанно боролась со злом, и так сильна была ее молитва и влияние на окружающих, что ни один из близких ей людей не запятнал себя преступлением, во время общей разнузданности это было настоящим чудом.

От нее не слышали ни слова ропота, печали, напротив все три голодных года она была в особом приподнятом и радостном настроении: «Ни опечалися, ни смутися, ни поропта, но паче первых лет весела бе», — пишет ее сын.

Перед кончиной Иулиания призналась, что давно желала ангельского образа, но «не сподобилась ради грехов своих». Она попросила у всех прощения, дала последние наставления, поцеловала всех, обернула вокруг руки четки, трижды перекрестилась, и последними ее словами были: «Слава Богу за все! В руки Твои, Господи, предаю дух мой». Присутствовавшие при кончине видели, как вокруг головы ее появилось сияние в виде золотого венца «яко же на иконах пишется». Произошло это 10 января 1604 года.

Явившись во сне благочестивой служанке, Иулиания повелела отвезти свое тело в Муромскую землю и положить в церкви святого праведного Лазаря. В 1614 году, когда копали землю рядом с могилой Иулиании для ее умершего сына Георгия, были обретены мощи святой. Они источали миро, от которого шло благоухание, и многие получали исцеления от болезной — особенно больные дети.

Чудеса на могиле праведницы свидетельствовали, что Господь прославил смиренную рабу свою. В том же 1614 г. святая праведная Иулиания была причислена к лику святых.

Кроме жития святой, в XVII веке была написана служба, составление которой приписывается ее сыну Дружине Осорьину. На иконе второй половины XVII века «Собор Муромских святых» святая Иулиания изображена вмести со святыми Петром и Февронией, князьями Константином, Михаилом и Феодором Муромскими. В Муромском музее есть икона, на которой святая Иулиания изображена вместо со своим мужем Георгием и дочерью, инокиней Феодосией, ставшей местночтимой святой.

С XVIII века фамилия святой Иулиании — Осорьина писалась как Осоргина. В роде Осоргиных старшего сына всегда называли Георгием в память предка. Род святой Иулиании не угас — ее потомки оставили свой след в истории России. Один из них, Георгий Михайлович Осоргин, был расстрелян на Соловках — это описано у Солженицына в «Архипелаге ГУЛАГ». В Париже живет Николай Михайлович Осоргин — профессор Православного богословского института, автор ряда книг, он же регент Сергиевского подворья, основанного его дедом в Париже. На подворье есть икона святой праведной Иулиании Лазаревской.

Храм в селе Лазаревское, где находились мощи святой Иулиании (в четырех верстах от Мурома), был закрыт в 1930 году. Рака с мощами, перенесенная в Муромский краеведческий музей, стояла рядом с мощами святых Петра и Февронии Муромских. В год тысячелетия Крещения Руси начались хлопоты о возвращении мощей в православный храм Мурома. И сегодня мощи святой праведной Иулиании Лазаревской открыто почивают в храме Благовещения Пресвятой Богородицы бывшего Благовещенского монастыря города Мурома.