Заразился ВИЧ от девушки

Раскрытие статуса — очень интимная вещь. Ты не ходишь и не рассказываешь каждому встречному о том, что у тебя ВИЧ. Успех комфортного раскрытия своего ВИЧ статуса зависит от того, как именно ты ему об этом скажешь — ведь это очень личное. Важно чувствовать себя уверенным и не бояться, чтобы твой партнер также почувствовал уверенность и смог нормально воспринять информацию о ВИЧ-статусе. От этого зависит то, как именно, другой человек отреагирует на эти новости.

Представляем 10 советов которые могут помочь, если ты решили рассказать о воем статусе.

#1 Знай все факты

Знай о ВИЧ как можно больше, понимай, как он передается, а как нет. Некоторые ВИЧ-отрицательные парни довольно много знают о ВИЧ, но вполне возможно, что твой парень знает только самые азы или совсем устаревшую информацию.

#2 Выбери тихое и спокойное место

Выбери спокойное место, где вы оба можете расслабиться и чувствовать себя комфортно. Очевидно, что вы должны быть наедине и без посторонних глаз. Заранее подумай о запасном плане — где и как вы поговорите после раскрытия статуса (вроде: «Ты не против, если я завтра позвоню, и мы еще поговорим об этом?»), никакого давления.

#3 Старайся выглядеть уверенным и спокойным

Он почувствует твое настроение. Если мысль о твоем статусе вызывает у тебя стресс и панику, то он это поймет, и это либо вызовет сочувствие, либо покажется большой проблемой.

#4 Думай о раскрытии статуса как о процессе

Потому что будут возникать новые вопросы, через неделю или через месяц, особенно если новость стала для него неожиданностью. Ты должен приготовиться к гипотетическим вопросам вроде: «А что если ты кончишь на меня, а у меня на коже ссадина?» и т. п.

#5 Заранее подумай, с кем он сможет поговорить об этом помимо вас

У него могут возникнуть вопросы, которые неудобно задать тебе. Это часть процесса.

#6 Ты сообщаешь ему нечто очень личное…

…так что ничего страшного, если ты подождешь до второго свидания и сначала постараешься получше узнать друг друга. Я понимаю, что на этот счет среди положительных существуют разные мнения: многие предпочитают сразу резать «правду-матку», и некоторые люди, которым ты расскажешь о своем статусе, могут возмутиться, что ты не рассказал о статусе сразу. Общайся и объясняй. Конечно, одно дело все рассказать на втором свидании, и совсем другое — дождаться вашей третьей годовщины.

#7 Ожидай чего-то неожиданного: именно это и произойдет

Потому что иногда парень, который казался тебе таким продвинутым, окажется с огромными «тараканами в голове», о которых ты даже не подозревал. Или окажется, что раньше у него был какой-то плохой опыт. А иногда человек, мало что знающий о ВИЧ, воспримет новости доброжелательно и спокойно.

#8 Постарайся сначала «прощупать почву»

Если ты не уверен, постарайтесь затронуть тему ВИЧ в разговоре, к примеру спроси его мнение о сериале или фильме где присутствует тема ВИЧ, или просто раскрой журнал на тематической статье и оставь его лежать на видном месте. Если ответ окажется неблагоприятным, то, возможно, тебе стоит завершить этот разговор.

#9 Если решился, придерживайся до конца своего решения

Например, ты всегда можешь сказать, когда договариваетесь о встрече: «Мне нужно сказать тебе кое-что очень важное». Тогда тебе будет сложнее передумать, если только ты не сможешь придумать нечто необычное, чтобы уклониться от прямого разговора.

#10 Близость всегда означает раскрытие личной информации, так что выше голову

У каждого из нас есть уязвимые места (кто знает, что он может сообщить о себе). Узнавая друг друга, вы укрепляете вашу связь, и без этого никак не обойтись.

Как сказать о своем статусе после того, как секс уже был

Мы приведем две наиболее частые ситуации, с которыми сталкиваются ВИЧ-положительные парни, когда хотят рассказать о своем ВИЧ-статусе:

  • Ты не планировал длительных отношений, и все началось с секса, который перерос в длительные и крепкие отношения. Как же после этого сказать о своем ВИЧ-статусе
  • Ты встречался с парнем и очень хотел быть открытым с ним, ведь ты влюбился в него, тебе было важно рассказать о своем ВИЧ-статусе до того, как у вас будет секс. Однако, так получилось, что ты не смог, потому что было страшно — вдруг он бы сразу бросил тебя? Получается, ваши отношения начались с вранья? Как же теперь ему рассказать об этом?

Многие парни боятся говорить о своем ВИЧ-статусе сразу, но после того, как отношения укрепляются, вопрос о раскрытии ВИЧ-статуса становится все острее и острее, ведь не говоря ничего своему партнеру, ты, по сути говоря, ему врешь. Итак, что мы можем порекомендовать в этих случаях помимо тех советов, которые мы привели выше.

Первый вариант. Предложи своему партнеру пройти вместе тест на ВИЧ, после получения результатов сильно удивись и дальше воспользуйся теми советами, которые мы описали выше.

Второй вариант. Более легкая версия первого. Скажи своему парню, что прошел в поликлинике диспансеризацию и совершенно неожиданно узнал о диагнозе.

Третий вариант. Потребует от тебя определенной смелости, силы духа и искренности, к нему стоит прибегать, если ты действительно уверен, что между тобой и твоим партнером возникло нечто большее, чем просто симпатия. Постарайся рассказать о своем статусе и о сложившейся между вами ситуации, опираясь на свои настоящие чувства по этому поводу. Не юля и не придумывая оправданий. Говори о ценности партнера для тебя, о своем страхе потерять его, и о том, как не просто тебе в этот момент. Если ты сможешь сделать это искренне и открыто, ты не только сохранишь достоинство, но и задашь определенную глубину ваших возможных отношений. Не бойся быть отвергнутым, и ответная реакция может оказаться соответствующей. Помни, что смелость украшает человека, даже если ты говоришь о таких интимных вещах, как твой ВИЧ-статус.

Конечно, такая новость может огорчить и даже напугать твоего любимого человека, но это вовсе еще не значит, что он обязательно должен тебя бросить из-за этого. В мире много пар, в которых один из партнеров имеет положительный ВИЧ-статус, и эти пары остаются вместе, несмотря на ВИЧ.

Как справиться с отказом

Если он скажет «нет», то подумай о тех случаях, когда ты говорил или думал «нет». Такое случается, и горькая правда в таких случаях лучше всего. Возможно, у него есть и другие причины для отказа (не только ВИЧ).

Не считай, что тебя отвергли. Просто другой человек знает свои пределы, и не готов на что-то пойти ради секса. Пусть он сказал «нет», но кто-то другой скажет «да».

Главное — постарайся расслабиться и будь сам собой. Если он тот, кто тебе нужен, то он поймет. Если же нет, то тебе нужен кто-то другой.

Сможет ли он сохранить твою тайну между вами?

Когда ты раскрываешься партнеру, необходимо говорить ясно о том, кому он может, а кому не может говорить о твоем ВИЧ-статусе. Тебе нужно договориться с ним о том, что он должен спрашивать твоего разрешения на то, чтобы рассказать кому-то о твоем ВИЧ-статусе.

Задумайтесь о том, надежный ли человек, которому ты хочешь сказать о своем ВИЧ-статусе, понимает ли он важность конфиденциальности? Несмотря на то, что ты можешь просить кого-либо хранить тайну, после того как ты ему скажешь — ты больше не имеешь контроля над тем, как он поступает с полученной от тебя информацией.

Говорить о ВИЧ сразу сложно, но это намного легче, чем сказать спустя длительное время, когда у вас уже сложились отношения, ведь в случае, если постоянный партнер не сможет это принять, это может более трудным для вас обоих.

Еще один важный момент, который ты должен осознавать, говоря о своем ВИЧ-статусе своему любимому человеку: ты должен понимать, что так же, как и ты когда-то, он тоже будет принимать известие о твоем ВИЧ-статусе, проходя через все этапы принятия диагноза. Не забывай, как тебе было тяжело и вспомни, в какой поддержке ты нуждался, когда узнал о своем положительном диагнозе, и твой опыт будет полезен и для твоего парня.

Материал основан на брошюре «10 советов о том, как сказать о своем статусе», которую можно скачать ЗДЕСЬ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Джиа Каранджи (18+)

«Мир кажется основанным на деньгах и сексе…»

Эти слова принадлежат Джие Каранджи — одной из первых американских топ-моделей и женщине, чья жизнь угасла в борьбе со страшным недугом.

Началом ее блистательной карьеры стало знакомство с Франческо Скавулло и Ричардом Аведоном из журналов «Vogue» и «Cosmo». То, что случилось с Джией, редко случается в модельном бизнесе: она фантастически быстро поднялась к мировой славе.

Джиа Каранжди на обложке Cosmopolitan. (wikipedia.org)

Одной из самых ключевых особенностей Джии как модели было удивительное лицо: она могла по-детски невинно выглядеть на одной съемке и быть самой что ни на есть роковой на других снимках. Когда агенты заметили это, они все как один предрекли ей долгую жизнь в модельном бизнесе.

Джиа Караджи. Источник: wikimedia.org

Успех кружил голову и по этой, либо какой-то другой причине, Джиа стала чаще, чем все в ее окружении, принимать наркотики. В 70-е годы прошлого столетия ночные клубы и кокаин были практически не разделимы. Стремительно завоевав самые легендарные подиумы мира моды, Джиа не заметила, что ее личная жизнь пребывает в плачевном состоянии.

Карьера и одиночество

Потрясающая модель, Джиа стала музой для фотографа Криса Вон Уондженхейма, который считал грудь Джии лучшей в модельном бизнесе того времени. Их плодотворное сотрудничество дало значительные плоды: снимки Джии то и дело появлялись на страницах журнала «Vogue», ей принадлежали обложки этого журнала в нескольких странах: Великобритания, Америка и Франция. Вскоре фигура Джии стало заметно выделяться на фоне остальных модельных типажей, поскольку тела моделей в тот период были застенчивы и невзрачны, и не шли в сравнение с ее формами.

И несмотря на то, что доходы модели были огромными, и она могла позволить себе все развлечения, которые только существовали, большую часть времени Джиа проводила в одиночестве. Ко всему прочему, она предпочитала женщин. Вот запись из ее дневника: «Девочки всегда были проблемой для меня. Я действительно не знаю, почему они волнуют меня».

Джиа Караджи с подругами. Источник: wikimedia.org

Красивая и одинокая, она бродила по городу, заходила к своим друзьям, чтоб просто обняться. Это было чудовищно грустно. Слишком много времени Джиа проводила в поисках даже не своей, а чужой любви.

Начало конца карьеры

Огромным шоком для Джии стала новость о том, что у ее наставницы и агента, Вильгельмины Купер, рак легкого. Справиться со стрессом и страхом, внезапно пришедшим к ней, Джие помогал героин. Точнее, она считала, что это действительно поможет. И все следующее время она посвящала себя работе, не в силах отказать тем, кто сходил от нее с ума и мечтал с ней работать, а также употреблению того самого «волшебства».

Вильгельмина умерла через месяц после того, как ей был поставлен диагноз. И Джиа была уже не в силах отказаться не только от съемок, но и от новой дозы. Она как никто знала, что модель не должна исчезать бесследно, обязана быть на виду, и не болеть, потому что у манекенщиц нет такого права. Но она стала исчезать, странно себя вести, и вызвала этим слухи о том, что Джиа употребляет наркотики. Беда в том, что слухи не лгали, Джиа стала наркоманкой.

«Вы хотите работать со мной или нет?»

Началась череда бесконечных встреч и неловких ситуаций, где Джиа выглядело неприглядно; череда обсуждений, посвященных ей и ее проблеме; череда срывов, прерванных контрактов, потерь. Измученная болезнью, она записалась на программу реабилитации, но не продержалась долго.

После нескольких лет употребления героина, болезнь перешла в наступление: появились нарывы и язвы.

Кадр из фильма «Джиа» с Анджелиной Джоли в главной роли. Источник: wikimedia.org

В начале 1982 года Каранджи стала снова бороться за то, что принадлежало ей: за свою жизнь. Она связалась с агентом по имени Моник Пиллад, и их встреча произошла в очень напряженной обстановке. Моник просил закатать рукава, чтоб хоть как-то оправдать свое на тот момент почти преступное желание работать с такой моделью. «Вы хотите работать со мной или нет?», — спросила она, не показав руки.

Ничего не получается

На горизонте всплыла возможность сделать обложку для журнала «Cosmo», и все надеялись, что это станет чем-то эпохальным, по-настоящему кульминационным, возлагали надежды на это «возвращение» в профессию. Но ничего не получилось. То, что было у Джии, ее неповторимость, этот особенный дух, он покинул ее. Прятать руки и врать журналистам, что наркотиков никогда не было в ее жизни, было чудовищно тяжело. Все шло на спад. Весной 1983 года модель поймали с очередной дозой на съемке в Северной Африке. Ее карьера была закончена.

Она переехала в Атлантик-сити и жила там с девушкой, с которой познакомилась на программе реабилитации. Семья Джии готовилась к худшему: в любой момент могли позвонить и сообщить о смерти их любимицы: той, кого еще недавно приглашали Европу на неделю и сулили 10 000 $, о смерти той, что так и не обрела личное счастье, обменяв его на героин.

Один из лучших снимков Каранджи. (wikimedia.org)

Джиа сбегала, ее поиски длились довольно долго, периодически она возвращалась, но ее жизнь уже не подчинялась никаким правилам и закономерностям: попытки не приносили плодов, ничего не получалось, и в 1985 году, когда она спала с мужчинами за деньги, чтобы заработать на дозу, и была несколько раз изнасилована, Джиа оказалась в больнице. Тогда предварительный диагноз звучал «пневмония». До конца ее жизни оставалось 6 месяцев.

После детального обследования диагноз был изменен: у Джии обнаружили СПИД. Мама не отходила от нее ни на шаг, не пускала никого, чтоб слухи и сведения о болезни дочери не распространились. Также она сделала все, чтобы палата была похожа на дом, и окружила дочь заботой. Но во время разговоров в парке и прогулок они обе понимали, что желания жить у Джии нет. И это несмотря на то, что она вновь обрела веру в Бога. Джиа однажды спросила маму: «У меня три раза был передоз, почему Бог спас меня?» Ответа не было.

Она хотела спасти детей, которые могли начать принимать легкие наркотики, и снять фильм, в котором собственным примером доказала бы, как ужасно быть зависимым от дозы. Этому не суждено было осуществиться, физическое состояние ухудшалось с каждым днем, ни на что не хватало сил.

Джиа Каранджи умерла 18 ноября 1986 года. Распорядитель похорон советовал хоронить ее в закрытом гробу, настолько было изуродовано тело.

Одна из ведущих моделей 70-х годов и одна из первых супермоделей, благодаря которой на подиум стали выходить не только блондинки, но и брюнетки. Джиа стала также первой известной женщиной в США, чьей причиной смерти был открыто назван вирус иммунодефицита. В своем дневнике она писала: «Вы знаете, я благодарю Бога за то, что я красива; если я смотрю в зеркало и нравлюсь себе, значит, я выгляжу хорошо».

Что мы можем сделать сейчас?

5 июня 1981 года Американский Центр контроля над заболеваниями зарегистрировал новую болезнь — СПИД (Синдром приобретенного иммунодефицита).

Сегодняшний день, 1 декабря, не просто так отмечен в календаре. День борьбы со СПИДом нужен нам, чтоб не стоять на месте и бороться с тем, что мы можем победить и поддерживать тех людей, которых затронула эта проблема. Первое, что мы можем сделать — это тест на ВИЧ, чтобы узнать свой статус, а также узнать о том, как защитить себя и своих близких от ВИЧ-инфекции. Важно также и знать о том, как правильно говорить и писать на тему ВИЧ-инфекции. Объединённая программа Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИДу издало специальное руководство, объясняющее понятие и термины, которые часто употребляются в связи с ВИЧ. Например, разницу между «ВИЧ» и «СПИД», почему нельзя называть людей «жертвами» и «носителями СПИДа», а также почему понятия «вирус СПИДа» не существует, «стандартные меры предосторожности», которые помогут не инфицироваться ВИЧ.

Зная это и многое другое, мы будем в состоянии помочь, потому что язык — важная доминанта, он формирует представление и, соответственно, может влиять на поведение человека.

Что уже сделано?

С 2000 по 2015 год число новых ВИЧ-инфекций в мире снизилось на 35%.

Со времен пикового уровня смертности вследствие СПИДа в 2004 году сократилась на 42%.

На 58% меньше стало число новых ВИЧ-инфекций среди детей.

Мировое сообщество остановило распространение ВИЧ и обратило инфекцию вспять. Человечество заставило эпидемию пойти на убыль. Число новых ВИЧ-инфекций и смертей вследствие СПИДа существенно сократилось по сравнению с тем временем, когда эпидемия была на пиковом уровне. Сейчас перед мерами по противодействию стоит новая задача — покончить с эпидемией СПИДа к 2030 году.

Регион Восточной Европы и Центральной Азии остается фактически единственным регионом в мире, где эпидемия продолжает расти. В наших силах ее остановить. Начни с себя #пройдиТЕСТнаВИЧ.

«Я тебе не договорила». Бывшая девушка заразила ВИЧ – Андрей выиграл суд, но понимает, почему она промолчала

«Мне написал один человек и признался, что мое горе изменило образ <жизни> нескольких человек. Мне очень приятно такое слышать. Но сейчас для меня это не горе, я пережил эту стадию. Сейчас для меня это как вызов, бой с самим собой. Если я не смогу победить себя, я проиграю, и будет все плохо для меня. Первая победа далась тяжело, много потерь) У меня предпоследняя стадия ВИЧ, следующая стадия – СПИД, это когда таблетки не помогают. На данный момент у меня 4% иммунных клеток от нормы. Для меня это большое достижение, что я смог победить депрессию. Были моменты, когда я думал, что – все. Очень тяжелая зима была» (Андрей Ефремов, «ВКонтакте»).

«Я встречал там мужчину, у которого была всего одна иммунная клетка»

Обычно носителя ВИЧ представляют с землистым цветом лица, взгляд потухший. На самом деле так выглядят далеко не все люди с ВИЧ. В основном, те, у кого заболевание очень запущено. С другой стороны, под это описание подходят даже те, кто не является носителем ВИЧ! Так что все относительно. В основном, в центре СПИД мне встречались как алкоголики, наркоманы, бывшие зэки, так и простые люди, как говорится, «со двора». Я встречал там мужчину, у которого была всего одна иммунная клетка! У меня сейчас 139, у нормального человека должно быть не меньше тысячи. Выглядел он очень плохо.

– Общаетесь с ВИЧ-инфицированными?

– Моя бывшая – это единственный человек с ВИЧ, с которым я общаюсь. С остальными в больнице даже подружиться не удается. Мы общаемся, пока там лежим, а после – уже нет. Все боятся. Мне разные истории рассказывали. Например, у одного мужчины двое детей и жена, в браке уже лет 10. И семья не знает, что у него ВИЧ. Он ходит в больницу, получает лечение и пьет таблетки. Как мы с ним после больницы сможем общаться?

– Как реагируют окружающие, когда узнают, что у вас ВИЧ?

– Конечно, по-разному. Большинство людей вообще ничего не знают о нем. Многие думают, что могут заразиться, даже стоя рядом со мной, говорят: «Не трогай меня!» Объясняешь, что это не так, они успокаиваются. Я открыт, прозрачен, мне скрывать нечего. И я очень хочу, чтобы как можно больше людей узнали про ВИЧ: так можно будет снизить количество заражений. Друзья иногда подкалывают, но мне это даже нравится. Есть один знакомый, он часто иронизирует, что после того, как я выпью воду из бутылки, ее надо сразу выбросить и никому не давать. И я совершенно не стесняюсь таких шуток!

– Вы знали что-либо о ВИЧ, когда заразились?

– Практически ничего не знал. Не различал ВИЧ и СПИД. Думал, что это где-то там, далеко, что это болезнь наркоманов. А я же не наркоман, меня это не должно коснуться, и с ними не общаюсь.

«Она призналась: «Я тебе не договорила»

Я познакомился с девушкой, назовем ее Инна, и мы стали жить вместе. О том, что я – носитель ВИЧ, узнал только 4 года спустя, когда заболел пневмонией. Еще проживая с ней, я стал замечать, что со мной что-то не то происходит. Внезапная температура, жар, на теле – грибки. Стало физически тяжело. Я работал в промышленном альпинизме, где нужно много сил. Мы с напарником всегда работали на равных, а тут я вижу, что он норму делает быстрее меня, а я не могу. И я не понимал, почему так? Вроде все хорошо. К врачам я не ходил, потому что, как правило, раньше все само проходило. Это настораживало, но не более.

Андрей Ефремов

А потом я заболел пневмонией. В больнице мне сделали анализы и сказали, что у меня подозрение на ВИЧ. В центре СПИД диагноз подтвердили. Я стал выяснять, где я мог заразиться. Единственный вариант – бывшая девушка, Инна. В моей жизни женщин было не так много, мы проверялись с первой и второй женой, они обе были здоровы. Инне я написал в соцсети, что у меня ВИЧ, и она призналась: «Я тебе не договорила». Я сделал скриншот сообщения и подал на нее в суд. Когда встаешь на учет в СПИД-центр, подписываешь бумаги, что обязуешься предупреждать половых партнеров о наличии этого заболевания. Суд шел около года, Инну осудили, но так как у нее маленький ребенок, дали три года условно.

– Вы простили ее безответственность?

– Я понял причины, почему она так поступила. Общество боится таких людей, и они в ответ также боятся сказать о себе. Их много. Если смотреть статистику, в Новокузнецке около 2% заразившихся. К примеру, если в ТЦ, где мы сейчас сидим, находится 1 000 человек, то 20 из них – носители ВИЧ. Я общался с такими людьми, через общих знакомых знал, что они заражены, но они боялись даже мне сказать об этом. Просто потому, что запуганы и боятся осуждения. Я думаю, Инна боялась, что я ее отвергну, и поэтому так поступила. И она действует так до сих пор! Даже отец ее ребенка не знал о ее ВИЧ-статусе. Но не заразился, слава Богу.

– Чего больше боятся носители ВИЧ: самой болезни или того, что их будут считать маргиналами?

– Я думаю, и того, и другого. Лично я больше боюсь болезни и не хочу, чтобы вся эта история вновь повторилась, когда ослабляется иммунитет и элементарная простуда может превратиться в длительную болезнь. Я точно знаю, что маргиналом я уже не стану, потому что давно перешел эту ступеньку, общество не сможет меня унизить. Но более слабые люди будут бояться травли. Как моя бывшая девушка. Я с ней переписывался, общался какое-то время после суда и понял, что она очень сильно боится этого. Панически. Она всем говорила, что ВИЧ у нее – это миф. Сейчас она перестала пить таблетки, количество иммунных клеток у нее снижается. Она отрицает ВИЧ и даже в суде его отрицала. Хотя на учете состоит с 2011 года. Считает, что диагноз ошибочен, а я заразился от кого-то другого. И таких людей много. Они верят, что государство делает деньги на этих таблетках, а врачи участвуют в «заговоре».

– Родственники и друзья как отнеслись к вашему ВИЧ-статусу?

– Никто не отвернулся. Все поддерживали: мол, борись. Начали искать информацию, читать. Никто же ничего про ВИЧ не знал. Мама переживала. Она не стала меня ругать, что я сам виноват. Наоборот, поддержала. Было много советов, что только не предлагали!

– Помидорку приложить?

– Да, и такое было! Прополис есть, мед, чтобы повысить иммунитет. А у меня аллергия на все это возникла. Некоторые травы, зверобой, например, конфликтуют с терапией – они подавляют друг друга и взаимно нейтрализуют действие. Голодание предлагали. Но голодать и пить таблетки – это перебор.

– Когда вы узнали о ВИЧ-статусе, вы были женаты. Вам пришлось расстаться?

– Получилось так, что я очень сильно болел. Жена стала сильно грустить рядом со мной, и я понимал, что в таком состоянии мне придется быть до конца жизни и будущего у нас нет. У нас разница была 12 лет, она молодая совсем. Я предложил расстаться, и жена с легкостью на это согласилась. Расстались по-хорошему, общаемся до сих пор. Ей повезло, у нее ВИЧ не подтвердился.

«В одиночестве все это сложно пережить»

– Когда вы узнали о диагнозе, не было желания не ходить к врачам, а ярко и радостно дожить остаток жизни?

– Был период, когда я стал принимать много таблеток. До этого я в принципе никогда их не пил, да и к врачам редко обращался. А тут их стало неимоверное количество, и я буквально давился ими. В какой-то момент я забросил их на целый месяц. Настроение заметно улучшилось: таблетки не пью – и как будто здоровый! Но здоровье стало хуже. На момент, когда я бросил пить таблетки, у меня было 136 иммунных клеток, а когда вышел из больницы, всего 26! В итоге получилась регрессия, когда вирус приспосабливается, и пришлось даже менять терапию.

Когда уже от меня ушла жена, у меня не было денег платить за съемную квартиру, не было работы, и я переехать жить со съемной квартиры к бабушке. Помню, я тогда размышлял, что же делать дальше. По сути, моя жизнь закончилась. Я думал: как же так? У меня раньше были цели в жизни, какие-то планы, и вдруг все это оказалось перечеркнуто. Я ведь раньше занимался роупджампингом (прыжки на альпинистских веревках с различных высоких объектов – прим. ред.), в каких только передрягах не был. Неужели такая ерунда меня сломает? Я так и задал себе этот вопрос. И сам себе ответил: даже если мне осталось жить лет 10, проживу в удовольствие. Несмотря ни на что. Начал понемногу приводить в порядок мозг, возвращаться к привычной жизни. Стал расширять круг общения, возобновил старые контакты, и они, сами того не подозревая, стали выводить меня из этого состояния.

– Получается, человеку нужен человек?

– Да, в одиночестве все это сложно пережить. С людьми проще воплощать мечты.

– Какие мечты у вас?

– Я хочу уехать из Новокузнецка. Очень грязный город, он меня очень сильно угнетает. Хочется туда, где больше солнца, тепла. Хочу иметь больший доход, чем сейчас. Много путешествовать.

– Как вам помог роупджампинг?

– Он помог мне преодолеть страх. Когда я заразился ВИЧ, у меня стали появляться разные страхи, среди которых – высоты, например. Я думал, что это связано с тем, что я старею. У меня много знакомых, которые тоже стали бояться высоты с возрастом. Я организовывал прыжки, но сам не прыгал. И даже когда появлялась возможность прыгнуть самому, я думал: «Зачем? Страшно же». Спустя какое-то время я пришел к мысли, что, возможно, так действует вирус на психику.

Я думал о том, почему я так опустился, и размышлял, откуда у меня взялся страх высоты. Я раньше ничего не боялся и прыгал как попало и где придется. Я думал: «Что произошло? Почему я так изменился?» И решил, что надо ломать, переделывать себя. Возможно, вирусу действительно выгодно, чтобы его носитель жил как можно дольше и находился в тепличных условиях, и ВИЧ будет дольше размножаться. Все люди-носители ВИЧ ведут себя примерно одинаково. Они боятся. Боятся всем говорить о своем заболевании, боятся признать его – перед обществом и перед собой. Я специально пошел прыгать, чтобы преодолеть себя.

Андрей Ефремов

Было страшно, как будто в первый раз. В какой-то момент я понял, что страхи отступают. Сейчас мое психологическое состояние вернулось к тому, каким было до заражения. Я и раньше очень сильно ломал свою психику. Занимался экстремальной йогой – лежал на гвоздях, стеклах, ходил по углям. Мне было просто интересно, смогу ли я. И в этой истории с ВИЧ я понял, что вирусу никак не выгодно, если я занимаюсь чем-то экстремальным.

После прыжков у меня стали резко повышаться иммунные клетки, я стал лучше себя чувствовать. Стала падать вирусная нагрузка (количество вирусных клеток в крови). Сейчас она нулевая. Возможно, она бы со временем снизилась из-за приема таблеток, но и от прыжков хуже не стало. Мне сейчас хочется жить дальше, что-то делать. Я хочу еще дальше менять свое мышление, жизнь, развиваться в других направлениях. Возможно, есть действительно взаимосвязь между выработкой адреналина и снижением ВИЧ, но таких исследований нигде не проводили.

– Сейчас, пережив внутреннее падение и опустошение, вы боитесь смерти?

– Я и тогда не боялся, экстремальная жизнь привела к этому. Я много раз был на грани жизни и смерти и считаю, моя жизнь прожита не зря. Я занимаюсь прыжками 12 лет, создал команду, это движение живет в нескольких городах. Люди благодарны, что они через прыжки изменились и стали другими. Детей у меня нет, и, учитывая мой диагноз, уже не будет. Мое главное детище – это роупджампинг, которым я очень горжусь.

«Прошло два месяца, как я придумал свою систему борьбы с ВИЧем. ВИЧ я еще не победил, но я чувствую себя сейчас лучше, чем когда-либо. Я с уверенностью могу сказать, что я на вершине своего эмоционального состояния, я просто безмерно счастлив. Я не ощущаю, что я заражен ВИЧем, есть какие-то болячки мелкие, которые меня точат, но это фигня, они не мешают, я к ним привык. Посмотрим, что будет дальше, моя система работает. Столько энергии появилось, как никогда, и это я еще по физухе не полностью восстановился. Работа идет, продолжаем. Я говорю во множественном числе потому, что я не один это делаю, вы все мне помогаете, один я это не потянул бы. Спасибо вам» (Андрей Ефремов, стена «ВКонтакте»).

Мир знает о вирусе иммунодефицита человека уже больше 30 лет. Впервые о нем заговорили массово в середине 80-х годов прошлого века. Все это время ученые бьются над разгадкой его неизлечимости, узнают новые подробности о его поведении в организме человека, подбирают терапию, которая помогает ВИЧ-положительным людям жить полной жизнью.

Уже давно прошло то время, когда ВИЧ заражались люди из социально неблагополучных групп (наркоманы, люди нетрадиционной сексуальной ориентации). Сейчас проблема ВИЧ касается каждого из нас. И об этом открыто заявляют люди, которые имеют вес в обществе, которые борются за права инфицированных людей, не стесняются заявить о том, что ВИЧ — это уже не стигмат и не позорный статус. Это то, с чем нам приходится жить бок о бок каждый день.

1. Экс-министр культуры Великобритании Крис Смит

В 1997 — 2001 годах Крис Смит был министром культуры Великобритании. В это время он уже был ВИЧ-инфицирован. Узнал он о своем статусе в 1987 году. Но открыто заявил о нем только в 2005 году.

— Меня подтолкнуло к этому решению открытое заявление экс-президента ЮАР Нельсона Манделы, — рассказывал Смит британским СМИ. — Он честно сообщил миру о том, что его старший сын умер от СПИДа. Пример Манделы, его призыв бороться с предрассудками всего мира, которые очень сильны в отношении людей с ВИЧ, — все это придало сил и мне.

Благодаря вовремя назначенной терапии и правильному режиму Смит остается в форме и по сей день.

В 1997 — 2001 годах Крис Смит был министром культуры Великобритании. В это время он уже был ВИЧ-инфицирован

2. Актер Чарли Шин

Сын актера Мартина Шина, продолжатель актерской династии, снялся в фильмах «Взвод», «Дух мщения» и «Уолл-стрит» и, конечно, «Горячие головы». А также в сериалах «Спин-Сити» и «Два с половиной человека», в которых он снимался с 2003 по 2011 год. В 2010 году стал самым высокооплачиваемым телевизионным актером — за эпизод сериала ему платили $ 1,8 млн.

В Голливуде Чарли известен как большой любитель женщин и весьма скандальный актер. 17 ноября прошлого года Чарли Шин во всеуслышание заявил в прямом эфире телешоу, что у него ВИЧ. По его словам, диагноз ему поставили около четырех лет назад. «Мое признание избавит меня от «доброжелателей», которые шантажировали меня ВИЧ-статусом», — заявил он.

В Голливуде Чарли известен как большой любитель женщинФото: GLOBAL LOOK PRESS

3. Американский поэт и композитор Джерри Герман

Автор известных бродвейских мюзиклов «Хелло, Долли», «Молоко и мед». В 2010 году стал лауреатом премии центра Кеннеди за вклад в культуру Америки.

Джерри сейчас уже больше 80 лет. О том, что он инфицирован, узнал в 1985 году. Стал одним из первых, кто не стал скрывать от общественности свой статус, заявив о нем уже в 1987 году.

Все это время Герман проходит антиретровирусную терапию, позитивно смотрит на жизнь и уверяет: «Я — один из счастливчиков, кто выжил и дал возможность людям убедиться, что методы лечения экспериментальными препаратами приводят к успеху».

Джерри сейчас уже больше 80 лет. О том, что он инфицирован, узнал в 1985 году

4. Американский сценарист и писатель Ларри Крамер

Лауреат Пулитцеровской премии, борец за права людей нетрадиционной сексуальной ориентации и ВИЧ-инфицированных, один из самых эпатажных писателей Америки.

Несколько лет назад выдержал операцию по пересадке печени.

Ларри КрамерФото: GLOBAL LOOK PRESS

5. Баскетболист НБА Ирвин «Мэджик» Джонсон

«Волшебник» Джонсон считается одним из лучших баскетболистов Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) за всю ее историю. За свою 12-летнюю карьеру он ни разу не изменил клубу «Лос-Анджелес Лейкерс». Команда, в составе которой выступал Джонсон, пять раз выигрывала звание чемпиона НБА. У него лично несколько рекордов ассоциации, некоторые из которых до сих пор не побиты.

В 1991 году 32-летний Джонсон узнал, что у него ВИЧ. Он во всеуслышание заявил об этом по национальному телевидению, с горечью признав, что причиной болезни стала его неразборчивость. Самым страшным моментом в его жизни была дорога домой из клиники, в которой ему сообщили диагноз. Он должен был сказать об этом своей молодой беременной жене.

Узнав, что у него ВИЧ, Джонсон во всеуслышание заявил об этом по национальному телевидению, с горечью признав, что причиной болезни стала его неразборчивость.

Джонсон немедленно начал проходить антиретровирусную терапию. Его популярность в то время была так велика, что, несмотря на предостережения врачей, на осторожное отношение других спортсменов, он еще несколько раз возвращался в спорт. И упрямо говорил: «Человек, живущий с ВИЧ, может быть спортсменом. Играть в баскетбол — это не значит заражать всех». И спустя всего год после начала терапии, в 1992 году, — в составе американской команды Dream Team — он выиграл «золото» на Олимпиаде в Барселоне.

В 2002 году врачи сказали, что вирус в его крови снизился до неопределимого! На тот момент это была мировая победа, о которой писали все СМИ, — «Волшебник» Джонсон победил СПИД!»

И хотя спортивная карьера баскетболиста закончилась, он продолжает бороться с развитием ВИЧ-СПИДа во всем мире, уделяет огромное внимание просветительской деятельности, в том числе читает лекции в школах, колледжах и университетах. Защищает права ВИЧ-позитивных людей, активно участвует в благотворительности и уверяет, что позитивный настрой, правильный прием лекарств, диета и умеренные занятия спортом, конечно, очень важны. Но важнее понимать, насколько важны анализы. Понимать, что ВИЧ просто так сам не уйдет, что необходима терапия. И, конечно, поддержка близких.

Кстати, жена, узнав о статусе Джонса, сказала, что они будут бороться и переживут все это вместе. Сейчас у них трое абсолютно здоровых детей.

6. Четырехкратный победитель Олимпиады и пятикратный чемпион мира Грег Луганис

Американец Грег Луганис стал своего рода рекордсменом. Узнав о своем ВИЧ-статусе в 1988 году, этот лучший из прыгунов в воду завоевал еще два олимпийских «золота». Но открыто признался он лишь спустя восемь лет, в 1995 году, выпустив автобиографическую книгу.

После этого признания разразился нешуточный скандал. Дело в том, что на одной из Олимпиад спортсмен разбил голову, прыгнув в бассейн. На тот момент он еще скрывал свой ВИЧ-статус, а значит, мог подвергнуть других олимпийцев опасности. Хотя врачи уверяли, что заражение в такой ситуации невозможно, Луганис несколько раз принес свои извинения в эфире телевидения.

Узнав о своем ВИЧ-статусе в 1988 году, этот лучший из прыгунов в воду завоевал еще два олимпийских «золота»Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Сейчас Грег Луганис, который уже 18 лет живет со статусом ВИЧ, известен прежде всего как писатель, отличный кинолог и шоумен. В одном из интервью Грег признался, что его частенько накрывает депрессия, но ему помогают бороться с ней собаки. «В один из моментов я понял, что мои депрессивные волны вызывают антиретровирусные препараты. Врач поменял терапию, и теперь, если меня накрывает тоска, я прежде всего начинаю общаться со своими собаками. Мой терьер Ниппер взяла на выставках уже столько золотых медалей, что даже противно…»

Грег Луганис преподает в школе актерского мастерства, снимается в фильмах, играет в театре. Сейчас вирус снизился в его крови до неопределимого.

7. Телеведущий Павел Лобков

В России известных людей, которые открыто заявляют о своем ВИЧ-статусе, не было. Поэтому телеведущий Павел Лобков (экс-звезда канала НТВ, в свое время он вел программы «Растительная жизнь», «Герой дня», «Профессия — репортер» и многие другие), который в прошлом году открыто признался в этом 1 декабря, во Всемирный день борьбы со СПИДом, стал настоящей сенсацией.

Павел рассказал, что узнал о своем ВИЧ-статусе в 2003 году. По его словам, необходимо признать, что в мире, в том числе и в России, очень много ВИЧ-инфицированных. Что статус — это не позорный стигмат, а болезнь, с которой нужно научиться жить, как, например, с диабетом.

Павел рассказал, что узнал о своем ВИЧ-статусе в 2003 годуФото: Наталия НЕЧАЕВА

ЗНАМЕНИТОСТИ, СКОНЧАВШИЕСЯ ОТ СПИДА

К счастью, сейчас терапия помогает ВИЧ-инфицированным жить полноценно долгие годы. Увы, 20 — 30 лет назад СПИД уносил жизни знаменитых людей, заразившихся ВИЧ случайно. Давайте вспомним их.

1. Певец Фредди Меркьюри

Первые слухи о том, что вокалист группы Queen Фредди Меркьюри болен СПИДом, появились еще в 1986 году. Однако официально он заявил о своей болезни 23 ноября 1991 года. И умер на следующий день…

Но его речь стала почти манифестом: «Я говорю о своем СПИДе, чтобы защитить покой моих близких. Пресса должна не муссировать слухи, а сконцентрировать свое внимание на помощи жертвам. Нужно предупредить более широкое распространение болезни, а не травить людей, часто совсем неповинных в том, что они заразились».

Первые слухи о том, что вокалист группы Queen Фредди Меркьюри болен СПИДом, появились еще в 1986 годуФото: GLOBAL LOOK PRESS

2. Артист балета и балетмейстер Рудольф Нуреев

Бывший советский, а потом британский балетмейстер и танцовщик Рудольф Нуреев умер от СПИДа 6 января 1993 года. Но о том, что он болен, узнал еще в 1984 году. То есть за год до того, как анализы на ВИЧ стали общедоступными. О диагнозе ему сообщили в одной из парижских клиник, сказав, что вирус развивается в его организме уже более четырех лет. На тот момент существовали ежедневные инъекции, которые могли приостановить развитие болезни.

Но Нуреев через несколько месяцев отказался от лечения, не выдержав ежедневных уколов. Через четыре года он вновь обратился к врачам, чтобы попробовать новый экспериментальный препарат. К сожалению, он ему не помог. И в 1991 году болезнь начала стремительно прогрессировать. Весной следующего года началась ее последняя стадия. О его болезни знали только самые близкие. До самой кончины многие в его труппе даже не подозревали о диагнозе великого танцора и балетмейстера.

Рудольф Нуреев умер от СПИДа 6 января 1993 годаФото: GLOBAL LOOK PRESS

3. Писатель-фантаст Айзек Азимов

Прекрасный американский писатель, один из самых известных гениев научной фантастики, профессор биохимии Бостонского университета стал жертвой переливания крови.

Сейчас это представляется немыслимым — ведь всех доноров в обязательном порядке проверяют на ВИЧ, но в 1983 году, когда Азимову проводили операцию на сердце, о такой болезни многие даже не подозревали.

Гениальный фантаст узнал, что болен ВИЧ, в 1989 году, когда ему проводили анализы, готовя к очередной операции на сердце. Он решил не сообщать о болезни своим поклонникам, чтобы не сеять панику. Айзек Азимов умер в 72 года — 6 апреля 1992 года. Но лишь через десять лет жена писателя озвучила истинную причину его смерти.

Гениальный фантаст узнал, что болен ВИЧ, в 1989 году, когда ему проводили анализыФото: GLOBAL LOOK PRESS

4. Актер Рок Хадсон

Секс-символ 50-х годов, любимец женщин, обаятельнейший актер с насмешливой улыбкой Рок Хадсон известен нам по фильмам «Зеркало треснуло», «Когда приходит сентябрь», «Интимный разговор» и многим другим.

Актер не подозревал о своей болезни, пока в 1983 году у него не диагностировали саркому Капоши (злокачественное заболевание кожи, которое может поражать и внутренние органы, считается наиболее очевидным маркером ВИЧ. — Ред.). Последующие анализы подтвердили диагноз.

Актер рассказал о своем заболевании через два года, в июле 1985-го. И умер спустя два месяца.

Секс-символ 50-х годов, любимец женщин, обаятельнейший актер с насмешливой улыбкой Рок ХадсонФото: GLOBAL LOOK PRESS

5. Супермодель Джиа Каранджи

В 17 лет Джиа бросила семейную закусочную и переехала в Нью-Йорк, намереваясь стать моделью. Она считала, что это ее призвание. И не ошиблась.

Джиа Каранджи стала одной из самых знаменитых и высокооплачиваемых моделей в мире. Известнее нее, пожалуй, были только Синди Кроуфорд и Клаудиа Шиффер. Джиа первая из моделей снялась обнаженной в фотосессии для журнала Vogue. После чего предложения о работе посыпались сотнями.

Резкий карьерный взлет, многотысячные контракты… И несмотря на все это — одиночество. Оно-то и принесло Джиа в совсем другой мир — ночных наслаждений в известном клубе «Студия 54». Она пыталась забыться. И помогли ей в этом наркотики. Сначала кокаин, а потом и героин. Это стало влиять на ее работу, фотографы замечали, что на площадке она ведет себя не так, как обычно. Но популярность Джиа была в тот момент так велика, что никто не смел делать ей замечания или хотя бы предостеречь от пагубной привычки.

Из-за нехватки материнского тепла Джиа Каранджи пустилась во все тяжкие.

Наркотики сгубили карьеру модели и ее саму. В течение семи лет она безуспешно пыталась бороться с ними. В 1986 году ее сразила жестокая пневмония. Диганоз поставили сразу – «СПИД». К тому времени не только руки, но и спина Джиа были покрыты язвами.

Она умерла в 26 лет на больничной койке, окруженная любовью и заботой родной матери, которая ушла из семьи, когда Джиа было всего 11 лет. И это стало основной трагедией: именно из-за нехватки материнского тепла девушка и пустилась во все тяжкие, пытаясь заполнить пустоту.

Наркотики сгубили карьеру модели и ее самуФото: GLOBAL LOOK PRESS

6. Теннисист Артур Эш

Артур Эш — трехкратный победитель турниров Большого шлема. В 1988 году заразился ВИЧ при переливании крови. В 1992 году собрал пресс-конференцию, на которой публично заявил о смертельной болезни.

Скончался 49-летний Эш от СПИДа уже на следующий год после своего признания.

Артур Эш — трехкратный победитель турниров Большого шлемаФото: GLOBAL LOOK PRESS

7. Футболист Джейкоб Лекхето

Южноафриканский футболист три года, с 2001 по 2004 год, играл за «Локомотив». Болельщики любовно прозвали его Яшей. В 2004 году он узнал о диагнозе «СПИД». Завершил футбольную карьеру и вернулся на родину, в ЮАР. Хотя официально Лекхето не признался, заявив, что бросает карьеру из-за болезни жены.

Скончался 34-летний Джейкоб Лекхето 9 сентября 2008 года. Власти ЮАР опровергают информацию о том, что причиной его смерти стал СПИД.

Болельщики любовно прозвали его Яшей. Фото Игоря Уткина (ТАСС)

КСТАТИ

Публичные личности, которые поддерживают борьбу с ВИЧ

ВИЧ-положительные, которые борются с этой проблемой, — это лишь одна сторона медали. Множество известных людей поддерживают борьбу против распространения СПИДа и во всем мире, и в России.

Звезды принимают участие в фотосессиях и пропагандируют мысль, что ВИЧ — это не выдумка, это большая мировая проблема, которую нельзя замалчивать, с которой нужно бороться. Как правило, подобные кампании приурочены ко Всемирному дню борьбы со СПИДом, который отмечается 1 декабря. За несколько лет существования подобных акций в России ее поддержали множество известных людей: актриса Марина Александрова, певица Диана Гурцкая, артист балета и балетмейстер Николай Цискаридзе, писатель Мария Арбатова, двукратная олимпийская чемпионка Светлана Хоркина, журналист и телеведущая Елена Ханга и многие другие.

— К сожалению, сейчас это уже реальная эпидемия, — говорил Владимир Познер, который занимается темой ВИЧ-СПИД, уже более 20 лет, в интервью одному из центральных каналов. — И очень важно заниматься профилактикой — не бояться произносить слово «презерватив» в разговоре с 14-летним подростком. Нельзя отрицать, что в этом возрасте у них уже есть половые отношения. И нужно обязательно говорить им об безопасности. Иначе, заразившись ВИЧ в этом возрасте, через 5 — 10 — 15 лет они уже могут болеть СПИДом.

— Нельзя бояться говорить об этой теме, — считает посол доброй воли ООН по вопросам ВИЧ-СПИДа певица и актриса Вера Брежнева. — У нас очень много людей, которые даже не подозревают, что заражены ВИЧ. Обязательно нужно проходить тестирование, сдавать анализы, чтобы знать, что ты здоров. Я это делаю регулярно. Благодаря современной медицине можно фактически остановить ВИЧ на ранней стадии, а на поздней — повернуть его вспять.

В России движение против ВИЧ-СПИДа пока не приобрело таких масштабов, как во всем мире. Его активистами является масса известных людей: основатель компании «Майкрософт» Билл Гейтс, актриса Шэрон Стоун, певец Элтон Джон, актер Руперт Эверетт, певица Энни Ленокс, бывшая модель Карла Бруни-Саркози и другие известные личности.

Многие из них не просто являются послами доброй воли ООН по вопросам ВИЧ-СПИДа, но и активно участвуют в благотворительных кампаниях, сами жертвуют немало средств на борьбу с этим заболеванием.

— Более 15 миллионов жизней спасены благодаря средствам, собранным на лечение ВИЧ американскими налогоплательщиками, — это потрясающе! — говорит ирландский рок-музыкант, вокалист популярной группы U2 Боно, который уже более трех десятилетий занимается сбором средств на борьбу с ВИЧ в странах третьего мира. — Мы не должны останавливаться на этом.

СМОТРИТЕ ФОТОГАЛЕРЕЮ

7 известных людей, живущих с ВИЧ и 7 звезд, скончавшихся от СПИДа

12 звезд, которые публично признались, что живут с ВИЧ

Чарли Шин, 53 года, актер

Голливудская звезда в 2015 году переполошила весь мир своим признанием о том, что у него вирус иммунодефицита человека. По его словам, ему поставили диагноз за четыре года до этого.

По словам Шина, у которого было, как он хвалился, порядка 5000 половых партнеров, он всегда выступал за использование презервативов. Но один раз пренебрег данной мерой защиты, когда «был слишком пьян или просто поленился».

«И вот вам, пожалуйста», — рассказал он.

Актер пообещал поклонникам, что на фоне болезни он, разумеется, начнет придерживаться ЗОЖ, бросит курить и чуть ли не в монастырь уйдет. Однако папарацци на днях застали его выходящим из аэропорта уже с сигаретой в зубах.

Крис Смит, 67 лет, политик

Экс-министр культуры Великобритании Крис Смит — первый политик, который не побоялся рассказать о своей гомосексуальной ориентации. А в начале 2005 года Смит привел общественность в шок, заявив, что он живет с ВИЧ с 1987 года.

«Меня подтолкнуло к этому решению открытое заявление экс-президента ЮАР Нельсона Манделы. Он честно сообщил миру о том, что его старший сын умер от СПИДа. Пример Манделы, его призыв бороться с предрассудками всего мира, которые очень сильны в отношении людей с ВИЧ, — все это придало сил и мне».

В рамках международного проекта по борьбе со СПИДом Крис побывал в РФ. На семинарах он рассказывал о жизни людей с положительным ВИЧ-статусом и их проблемах.

Андреас Лундстедт, 46 лет, музыкант

Основатель шведской группы Alcazar в декабре 2007 года признался, что слухи о его положительном ВИЧ-статусе являются правдой. Практически сразу певец приступил к прохождению поддерживающей терапии.

Сейчас Андреас говорит, что его жизнь наладилась: он прекрасно себя чувствует, а на его творчестве вирус никак не отражается.

Правда, несмотря на это на прошлой неделе появилась информация, что Alcazar прекращает свое существование после 20 лет деятельности. 16 ноября состоялся их прощальный концерт. Связано ли это со здоровьем фронтмена — неизвестно.

Смотрите также: Ты жив, пока жива надежда: история первого человека, излечившегося от СПИДа

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и канал в Telegram.

Рубрики: здоровье и медицина • знаменитости Теги: болезнь • ВИЧ • музыканты • политики • спортсмены