Зализняк берестяные грамоты

Что 7-летний мальчик из Новгорода писал и рисовал на бересте в XIII веке



Если современные 7-летние дети почти полностью погружены в мир гаджетов, так что необходимость в письме у них минимальна, в XIII веке, естественно, проблемы были совершенно другого толка. На тот момент на территории России еще не было бумаги, и все записи делались на бересте. А находка в районе Новгорода позволила узнать — чем жили дети того времени.

Береста Онфима под стеклом.

В XIII веке бумага, какой мы знаем ее сегодня — с проклейкой в массе — существовала только в Азии и в Испании, куда ее привезли мавры. На территории России повсеместно использовалась береста — самый доступный материал и один из самых удобных для письма. Берестяные грамоты являются ценнейшим материалом, который позволяет узнать быт средневековых людей и проследить историю восточнославянских языков.

Полная азбука и склады. На другой стороне — — формула «Поклон от Онфима к Даниле», рисунок зверя и подпись «Я — зверь».

Берестяные грамоты обнаружили в районе Великого Новгорода на Неревском раскопе чуть почти 70 лет назад. Еще до этого находили отдельные фрагменты документов, написанных чернилами на бересте, однако находки в 1951 году сразу 9 таких свитков (позже их найдут более тысячи) были другими. Вместо хрупких чернил, надписи на этих документах были нацарапаны, а потому сохранились намного лучше.

Рисунки Онфима.

Целых 12 грамот, найденных в Великом Новгороде, было создано мальчиком по имени Онфим, которому было, судя по всему, 6-7 лет. Он не только писал на берестяной коре, но и рисовал (рисунки не были пронумерованы и зачислены в общее количество грамот). Специалисты выяснили, что все они были созданы примерно в 1234-1268 гг. и сохранились они все вместе потому, что, скорее всего, молодой человек их просто потерял всем скопом.

Бой и поверженный враг.

Так о чем же писал 7-летний мальчик Онфим? Как и нынешние дети, в этом возрасте он обучался грамоте, и потому основная масса его записей — это учебные записи. Однако если современные дети в этом возрасте только идут в школу или заканчивают первый класс, уверенность, с которой Онфим писал свои записи, позволяет специалистам судить, что для него письмо было уже делом привычным. Они три раза полностью выписывает азбуку, а потом пишет слоги из нее.

Донце туеска и расшифровка изображения на нем.

Кроме азбуки, Онфим учится писать разные виды писем. Со словами «Поклон от Онфима к Даниле» парень, видимо, тренировал написание традиционного вежливого письма (специалисты считают, что Данилой мой быть второй ученик, обучающийся грамоте вместе с Онфимом). А с записью фразы «Г(оспод)и помози рабу своему Онфиму» мальчик мог тренировать или свою подпись в письме, или молитву.

Рисунки Онфима.

Кроме тренировки деловой переписки, вроде как составления письма о том, как «Взыскать с Дмитра должки», Онфим также выписывал некоторые фрагменты из Псалтыря и рисовал простенькие рисунки. Вот скачут лошади с воинами в доспехах, их плащи развиваются, стрелы летят, враг поражен в самое сердце. Вот сказочный зверь на четырех ногах, но так как зверь получился не очень реалистично, Онфим подписал картинку — «Я зверь».


Азбука.

В общем, похоже, учиться в школе письму в XIII веке иногда было так же утомительно, как и детям в XXI веке — и маленький Онфим представлял себя то воином, то мощным зверем, где-то в гуще событий, а не за столом, переписывающим в который раз Псалтырь.

Грамота мальчика Онфима: фрагмент рисунка с подписью.

С момента Неревского раскопа археологические работы по поиску грамот не прекращаются и до сегодня. Результаты сильно зависят от того, какой слой раскапывают: иногда находок бывает несколько сотен в год, а иногда вообще ни одной. Некоторые документы люди находят случайно, как например, случилось с грамотой № 463 — ее нашел студент в поселке Панковка в куче земли, которую привезли для облагораживания местного сквера. Или как это было с небольшим фрагментом берестяного документа (№ 612), который один из жителей Новгорода вообще нашел у себя в цветочном горшке.

Онфим изобразил маму и папу.

На сегодняшний день берестяные грамоты находили на территории девяти русских городов, но самое большое их количество, безусловно, в районе Великого Новгорода — 1113 грамот и одну берестяную грамоту-иконку. Подробнее о том, когда на Руси появилась грамота, в статье о том, правда ли, что на Руси письменность появилась с принятием христианства .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

От берестяных грамот до спеллчекеров: как изменил науку академик Зализняк?

Правообладатель иллюстрации Sysoev Grigory/TASS

24 декабря умер Андрей Зализняк — филолог, академик РАН, крупнейший исследователь новгородских берестяных грамот, доказавший подлинность «Слова о полку Игореве». Ему было 82 года.

Русская служба Би-би-си собрала главные достижения академика Андрея Зализняка.

Единый алгоритм для всех спеллчекеров

Свою первую монографию — «Русское именное словоизменение» — Зализняк посвятил системному описанию словоизменения русского языка. Он свел в единую систему склонения ста процентов существительных, прилагательных, местоимений и числительных. По сути, Зализняк придумал правила, из которых нет исключений. Результатом работы стал его грамматический словарь.

Ученый вывел единый алгоритм для всех слов — в том числе тех, которые только появятся в языке — в 1967 году. Практическое применение его работы нашлось намного позже, когда появились компьютеры. Сейчас систему Зализняка используют все спеллчекеры (программы, проверяющие грамотность), программы-переводчики и поисковики. Благодаря классификации Зализняка мы забиваем в поисковую строку слово и получаем его в выдаче во всех формах, а не только в начальной.

Что писали на берестяных грамотах

Андрей Зализняк — крупнейший исследователь берестяных грамот XI — XV веков. Берестяные грамоты начали находить при раскопках в Великом Новгороде в 1950-х годах, но именно работы Зализняка в 1980-е подтолкнули ученых изучать специфический диалект древнерусского языка. Зализняк считается первооткрывателем новгородского диалекта: он исследовал древненовгородскую грамматику и издал наиболее полное его описание в монографии «Древненовгородский диалект».

До конца жизни Зализняк изучал грамоты. Новые берестяные грамоты археологи находят каждое лето, и каждую осень Зализняк читал в МГУ лекцию о том, что было обнаружено в очередной сезон раскопок.

В 2015 году при раскопках нашли первую известную науке грамоту, написанную на вологодском, а не новгородском диалекте — лингвисты расшифровывали смысл письма несколько месяцев.

«Слово о полку Игореве» — подлинник

В 2004 году Зализняк привел убедительные свидетельства того, что «Слово о полку Игореве» — не позднейшая подделка, а литературный памятник XII века. Споры вокруг произведения велись два столетия — с тех пор как его обнаружили.

Академик выяснил, что с точки зрения лингвистики, «Слово» совпадает с образцами письменности XII века. Согласно выводам Зализняка, чтобы сфальсифицировать «Слово» в конце XVIII века, когда документ обнаружили, автор-мошенник должен был сделать массу лингвистических открытий о древнерусском языке, ведь научной лингвистики в те времена не существовало, и никому потом о них не рассказать. Даже крупнейшие слависты того времени не знали таких тонкостей о древнерусском языке.

«Желающие верить в то, что где-то в глубочайшей тайне существуют научные гении, в немыслимое число раз превосходящие известных нам людей, опередившие в своих научных открытиях все остальное человечество на век или два и при этом пожелавшие вечной абсолютной безвестности для себя и для всех своих открытий, могут продолжать верить в свою романтическую идею, — подводит итоги академик. — Но, несомненно, следует расстаться с версией о том, что «Слово о полку Игореве» могло быть подделано в XVIII веке кем-то из обыкновенных людей».

Правообладатель иллюстрации Dmitry Sichinava Image caption Каждый год Зализняк проводил в МГУ лекцию о новых берестяных грамотах, найденных археологами

Пользуясь тем же инструментом, лингвистическим анализом, Зализняк доказал, что знаменитая в кругах неоязычников и националистов Велесова книга — подделка.

Разоблачение дилетантов от лингвистики

Кроме научной работы для академика была очень важна просветительская. Он боролся с любительской лингвистикой — популярными убеждениями, что известные нам иностранные языки произошли от русского (причем современного).

  • Викторина: насколько хорошо вы знаете русский язык и его историю?
  • Трудности перевода: каким становится русский язык в американских сериалах

Зализняк писал книги и читал лекции, разоблачая лингвистов-любителей вроде сатирика Михаила Задорнова (утверждавшего, что богатырь — это тот, кто «бога тырит»), и, опираясь на методы лингвистики, опровергал «Новую хронологию» математика Анатолия Фоменко (согласно теории Фоменко, знакомые нам даты прошлого неверны из-за фальсификаций истории: Ветхий Завет описывает события Средневековья, а история Японии и Китая насчитывает не больше тысячи лет).

Получая литературную премию Солженицына в 2004 году, Андрей Зализняк произнес речь, фактически зачитав манифест ученых в защиту научного знания.

Он отметил, что в общественном сознании ценность науки снижается: «Разумеется, в отношении гуманитарных наук губительную роль играла установка советской власти на прямую постановку этих наук на службу политической пропаганде».

Зализняк спорил с утверждением, что истины нет, а есть лишь множество мнений, и каждое из них весит не больше другого.

«От признания того, что не существует истины в некоем глубоком философском вопросе, совершается переход к тому, что не существует истины ни в чём, скажем, в том, что в 1914 году началась Первая мировая война. И вот мы уже читаем, например, что никогда не было Ивана Грозного или что Батый — это Иван Калита, — сказал академик. — Если все мнения равноправны, то я могу сесть и немедленно отправить и мое мнение в интернет, не затрудняя себя многолетним учением и трудоемким знакомством с тем, что уже знают по данному поводу те, кто посвятил этому долгие годы исследования».

«Истина существует, и целью науки является ее поиск, — настаивал Зализняк. — По-видимому, те, кто осознаёт ценность истины и разлагающую силу дилетантства и шарлатанства и пытается этой силе сопротивляться, будут и дальше оказываться в трудном положении плывущих против течения. Но надежда на то, что всегда будут находиться и те, кто все-таки будет это делать».