Зачем ребенку?

Новости

Зачем ребенку семья

08 декабря 2012

Детям нужна семья. Это даже не обсуждается. Дети не могут обойтись без взрослых, они просто погибнут. И, если ребенку не посчастливилось расти в семье, он может выжить физически, но психологически это очень трудно. Поэтому дети, которые выросли в детских домах, часто становятся не самыми лучшими, как говорится, членами нашего общества. Другими словами они, выходя из государственных учреждений, часто попадают в другие, похожие учреждения — тюрьмы, занимаются проституцией, принимают наркотики, ведут асоциальный образ жизни.

Ошибаются те, кто считает, что это все гены. Не передается генами воровство или занятия проституцией, а так же склонность к алкоголизму или наркомании. Просто эти дети, выходя из закрытого учреждения, не умеют жить в обществе, не умеют обслуживать свои нужды, да и нужды, а точнее потребности свои они не осознают. Ведь они этому не научены. В детском доме все по расписанию. Не тогда, когда ты хочешь кушать или мокрый, или когда больно, а тогда, когда положено. Со временем, ребенок понимает, что о своих потребностях не стоит заявлять громким плачем или другим способом, а еще спустя время, малыш перестает их осознавать. Он просто замирает и ждет, когда наступит нужное время, по расписанию. А боль или голод вообще перестает чувствовать. Вот почему дети из детского дома иногда действительно не чувствуют боль, холод, повышенную температуру своего тела. А тем более они не умеют чувствовать боль и переживания другого человека. Для них страдания другого не имеют значения. Поэтому они бывают жестоки порой.

Именно поэтому детям нужна семья. Именно там, в семье, ребенок формирует привязанность к маме, а потом и к другим близким, а это основа будущих взаимоотношений — дружбы, любви, родительства. Именно в семье ребенок получает понимания того, что мир может быть безопасен, что он не страшен. Чего нет у детей из детских домов. У них, оставленных родителями, базовое чувство безопасности нарушено. Вместо этого в сердце, в душе, в каждой молекуле поселяется страх. Именно он потом движет таким человеком. Для того, чтобы справиться со страхом, защититься, ребенок находит самые простые и взятые из опыта общения с взрослыми методы, а именно равнодушие и жестокость к другим. Только в семье ребенок может сформировать отношение к себе: Какой я? Если в семье удовлетворяются потребности ребенка в защите, уходе, внимании, общении, ребенок понимает, что этот мир рад ему. У маленького человека рождается ощущение «Я — есть! Я — любим!», или как говорили на Руси «Я — есмь!».

Если не сложилось с биологическими родителями, то очень хорошо, что есть люди, которые называют себя приемными родителями. Много деток сейчас становится приемными, а это значит, что очень много будущих взрослых людей станет счастливыми и способными жить в обществе, создавать семьи, реализовывать себя и растить собственных детей. Есть большая вероятность того, что ребенок, пришедший из тяжелых условий детского учреждения или неблагополучной родительской семьи, компенсирует вместе с приемными родителями те упущения, которые там были. Пройдет время и он поймет, что людям можно доверять, что есть люди, которые о нем заботятся и переживают, что не все взрослые равнодушны к его потребностям. Но сначала, придется немало потрудиться новым родителям, чтобы заслужить доверие к себе и снизить планку страха, который уже живет в маленьком человечке. А он, к сожалению, селится там сразу после рождения, если мама не была рядом, или была рядом, но по разным причинам удовлетворяла потребности ребенка не всегда, а иногда реакцией на плач малыша были побои, вместо еды или тепла. Должно пройти много времени, прежде чем малыш привяжется к новым родителям. Привязанность формируется, она не рождается. Она не может вспыхнуть как любовь, или появиться как симпатия. Привязанность — путь, который нужно пройти. С мамой этот путь проходит младенец от рождения, и даже еще до рождения он чувствует себя у мамы защищенным, и там она его кормит не зависимо от того хочет или нет. А после рождения ребенок чудесным образом просто привязывает к себе маму и папу своим внешним умилительным видом, улыбкой, плачем, который не в силах вынести ни один нормальный взрослый, первыми «агу» и «дай». Затем, подрастая, рука об руку с самыми близкими людьми, малыш познает мир, набивает шишки, учится общаться со сверстниками, получает новые знания. И он это может делать, потому что уверен, что есть место, где его всегда успокоят, поддержат, пожалеют, если он ударился или его обидели, что его ошибки примут и позволят безопасно исправить. Ребенок идет по жизни с ощущением, что родители до определенного момента будут рядом, пока он не окрепнет и сможет уйти в свое собственное плаванье.

У приемных детей такой возможности не было. И этот путь, новым родителям приходится проходить заново, иногда начиная сначала. Порой дети удивляют своим регрессом в этом отношении. Они могут в 7 или 10 лет проситься на руки, просить, чтобы их покачали и даже соску. И это не патология или психиатрия. Это — признак доверия к родителям. Это желание пройти тот путь, который не пройден, но который как программа записан на нашей дороге развития. Не пройдя один уровень, невозможно попасть на другой. И ребенок хочет пройти его вместе с новыми родителями. Это как научиться ходить. Сначала нужно научиться сидеть, ползать, потом стоять, а затем, первый неловкий шаг. Если сравнивать по аналогии с выпускником детского дома, то ему от рождения и… сразу нужно ходить. А это невозможно. Поэтому он совершенно не знает, как строить отношения, не умеет любить, создавать привязанность. Он не понимает, зачем ходить на работу и как тратить деньги. Всегда все решали за него, и его мнение не учитывалось.

Этот путь формирования привязанности, а значит формирования отношения к себе, к другим и к миру, дети могут пройти только рядом с понимающим, заботливым и авторитетным взрослым. Самому этот путь не осилить. Поэтому это не вопрос о том, лучше ли ребенку в семье или в детском доме? Это вопрос жизни и смерти. Вопрос выживания. Крыша над головой и обед по расписанию — это много, но совершенно не достаточно для выживания ребенка. Именно из-за этого часть деток погибает без видимых причин еще в грудном возрасте, и потом от разных не смертельных болезней. Именно поэтому взрослые без детства — люди как будто мертвые внутри, потребители, презирающие мораль, нормы или забитые, испуганные, тихие, не счастливые.

Сейчас закрываются детские дома — наследие советского детоустройства. Сложное время для тех, кто много лет посвятил работе в таких учреждениях. Но лучшее время для детей, оставшихся без родителей. Время, когда у каждого своя семья, а не общий дом. Одного желания обеих сторон в процессе создания новой семьи, конечно мало. Нужно отдавать себе отчет в том, что ребенок, прошедший травму привязанности, потери, часто насилие, не может быть идеальным. И родители — тоже люди, со своими взглядами на жизнь, семейными правилами, традициями. Не стоит ожидать, что все быстро станет на свои места, что через пару месяцев ребенок преодолеет все то, что должен был пройти за годы. Трудно поверить, что он вдруг станет хорошо учиться, будет послушным, или таким как надо нам, взрослым. Очень важно понимать, что требовать быстрого результата ни от ребенка, ни от родителей нельзя. Кроме того периода адаптации в новой системе, новому члену семьи еще предстоит наверстать все этапы развития взаимоотношений с родителями, которые он не прошел. А это — грудничковый возраст, когда малыш все время на руках, так называемый «юбочный», когда всегда рядом с мамой и практически держится за подол. Следующий за ним — возраст присмотра, когда малыш — дошкольник и всегда должен видеть взрослого в поле зрения, первых школьных шагов, когда мама или папа вместе делают домашние задания. И, особенный подростковый возраст, возраст противоречий и негативизма.

Я не идеализирую все приемные семьи. Немало у них сложностей, и не так много накопленного опыта. Но, люди, взявшие в свой дом, в свою жизнь чужого ребенка, а то и нескольких, достойны уважения. И благодарности.

Марианна Лапина,
практикующий психолог

Зачем нужны дети

Источник: Эксперт Online 2.0

Всероссийский опрос, проведенный Исследовательским центром портала SuperJob по заказу «Русского репортера», показал, что среди граждан, уровень доходов которых принято обозначать как «средний» и » выше среднего», появилась мода на семейность и многодетность. Именно эти люди будут в ближайшие годы формировать общероссийские представления о «правильной» жизни.

Зачем нужны дети

Давно известно: рождаемость падает. Падает во всем мире, падает в европейских странах, падает в России. И в ближайшее время, говорят демографы и социологи, изменений к лучшему не предвидится. Но одно дело — общая статистика убыли населения, другое — само население со своим личным отношением к рождению детей, да и собственно к детям.

По заказу «РР» Исследовательский центр портала SuperJob провел всероссийский опрос, в котором участвовали 1800 совершеннолетних респондентов. Оказалось, что среди высокооплачиваемых граждан (с ежемесячным доходом от $1200) отношение к многодетности вполне благожелательное. На вопрос «Сколько детей должно быть в нормальной семье?» 40% опрошенных ответили — трое, и 47% — двое. Нужно отдать должное нашим респондентам: их отношение к многодетности сформировалось не благодаря, а вопреки общественному мнению. Ведь в нашей культуре семьи, в которых много детей, прочно ассоциируются не с достатком и процветанием, а с бедностью и неблагополучием.

В последние два-три десятилетия существования СССР социальной нормой для горожан были один-два ребенка в семье. К многодетным семьям общество в целом относилось презрительно. После телерепортажей о матерях-героинях во дворах на лавочках судачили, мол, тут вкалываешь-вкалываешь, а эти нарожают вагон — и корми их. Расхожее выражение «дурное дело нехитрое» — это еще вполне благожелательный комментарий по поводу тех, кто насажал себе «семерых по лавкам». Творожными сырками в школе всех кормили за деньги, а «многодетных» — бесплатно. О детях, поедающих бесплатные завтраки, учителя на переменках шушукались, презрительно поджимая губы. Многодетность означала бедность, социальную неустроенность, выпрашивание государственных подачек. Родителей, имеющих больше двоих детей, считали, в лучшем случае, легкомысленными и недальновидными, а их детей рассматривали как потенциальных «неблагополучных». Знакомясь с многодетными родителями, чиновники из органов соцзащиты первым делом спрашивали, сколько «приводов» было у их чад.

Такое отношение к многодетности, считает доцент кафедры социологии семьи факультета социологии МГУ Елена Киселева, возникло потому, что, начиная с 50−х годов, то есть сразу после Второй мировой войны, ученые — демографы, социологи, экологи — неустанно говорили о том, что Земля на грани перенаселения. Эту точку зрения транслировала пресса, картины будущего апокалипсиса рисовали писатели-фантасты. Хотя в действительности рождаемость падала уже тогда. Небольшой и вполне понятный всплеск пришелся на послевоенное поколение, а потом кривая рождаемости снова устремилась вниз.

Но за десятилетия «борьбы с перенаселением» представление о счастливой семье с одним, максимум с двумя детишками — мальчиком и девочкой — в Европе успело прочно утвердиться. В мусульманских государствах — нет, там по-прежнему рожают много детей. Но и там, вопреки общему заблуждению, рождаемость тоже падает. В Пакистане на одну семью приходится 1,9 ребенка, говорит Киселева.

Ответ китайцам

Лед тронулся. Публикации о знаменитых и богатых многодетных мамах и папах стали появляться в глянцевых журналах. Пятеро — у президента «Атона» Евгения Юрьева, трое — у политика Ирины Хакамады, три дочери у зампреда правления Сбербанка Аллы Алешкиной.

Но респонденты нашего опроса, убежденные в том, что детей в семье должно быть двое, а лучше трое, ссылаются — кто бы мог подумать! — не на опыт известных соотечественников и не на собственные представления об идеальной семье, а на демографию. Для большинства опрошенных, согласившихся прокомментировать свои ответы, дети — это решение демографической проблемы, воспроизводство нации и наш ответ китайцам.

«Для сохранения генотипа и численности населения» — так объяснил свою позицию менеджер из Петербурга, проголосовавший за двоих детей в семье. «Наша нация вымирает. Всем семьям просто необходимы как минимум три ребенка, дабы не наступил демографический кризис!» — считает девятнадцатилетний оператор ПК из Норильска. «С какой стати позволять китайцам заселять землю?!» — восклицает женщина-дизайнер 22 лет из Чебоксар, считающая, что детей в нормальной семье должно быть трое. «Два — минимум, чтобы население не сокращалось, а чтобы росло, нужно три», — уверен инженер из Южно-Сахалинска.

Но они не вполне правы. Чтобы остановить падение рождаемости, даже трое детей — слишком мало. Для этого, говорят демографы, картина должна быть такой: семей с двумя и тремя детьми поровну, а семьи с одним ребенком должны уравновешиваться таким же количеством семей с четырьмя и более детьми.

Зачем нужны дети

Но это все разговоры, и только. Далеко не каждый респондент реализует свои высокие патриотические устремления на практике.

К тому же на пути воспроизводства населения немало препятствий. Ученые называют это «концепцией помех». Именно от нее отталкиваются государственные чиновники, выдумывая, как рублем стимулировать рождаемость. А она не стимулируется, потому что сами дети — «помеха».

Опрос SuperJob свидетельствует о том, что в целом желающих сначала достичь карьерных высот, а уж потом обзаводиться детьми оказалось несколько меньше (35%), чем тех, для кого на первом месте дети, а не карьера (40%). При этом более решительный настрой на семью демонстрируют вовсе не женщины, а мужчины. Оно и понятно: мужчине гораздо легче совмещать карьерный рост с продолжением рода, чем женщине. Если карьеру на первое место поставили 45% опрошенных женщин, то среди мужчин за карьеру оказалось всего 25%, а абсолютное большинство — 47% — считают, что сначала надо рожать детей. Но только две женщины среди нескольких десятков респондентов, оставивших по этому поводу комментарии, сказали, что карьера и дети — вещи несравнимые.

Желание обзавестись детьми усиливается по мере роста доходов. Если денег мало — ежемесячный доход до $299, то 40% респондентов сначала хотят делать карьеру и только 20% — детей. Тяга к карьерным свершениям заметно слабеет на отметке $900–1199 в месяц: только 33% ставят карьеру выше детей, а 45% готовы задвинуть работу ради обзаведения потомством. Апофеоз наступает при зарплате от $1200 в месяц. Только 25% респондентов с таким доходом ставят карьеру на первое место, а 50% считают, что сначала надо рожать детей.

Оно и понятно: детей ведь мало родить, их нужно обеспечить и дать им образование. Об этом многие респонденты говорят в своих комментариях. «Ребенок должен жить в достатке», — полагает менеджер по продажам машин из Москвы с доходом $800. Поэтому, кстати, он и считает, что карьера на первом месте. О самоценности карьеры, надо сказать, респонденты практически не говорили. Она рассмат­ривается лишь как способ достижения материального статуса, позволяющего обеспечить детей. Но карьера может увлечь раз и навсегда, считает респондент из Москвы: «Когда сделана карьера, то женщине не до ребенка, воспитывают посторонние люди!» У женщин в этом вопросе своя правда: «Кто-то ребенка должен содержать. Надеяться на мужчину глупо».

Интересно, что, говоря о карьере потенциальной матери, мужчины и женщины имеют в виду разные вещи. Мужчины склонны рассматривать карьеру как способ самореализации женщины: «Сначала надо рожать, а потом делать карьеру для себя» или «Это для женщины не обязательно» (карьера). Женщины же говорят о карьере как о способе обеспечить безбедное будущее своего ребенка.

Система ценностей, безусловно, меняется с возрастом. Так, для большинства мужчин и женщин в возрасте 30–39 лет приоритет детей перед карьерой неоспорим. Дети на первом месте для 48%, а карьера — только для 24%.

Возраст, или, как принято говорить, «биологические часы», — едва ли не более мощный регулятор поведения человека в сфере продолжения рода, чем соображения по поводу демографической политики. Рассуждая о лучшем возрасте для рождения первого ребенка, большинство респондентов назвали период от 19 до 29 лет — оптимальный с точки зрения здоровья как матери, так и будущего ребенка, а значит, и с точки зрения сохранения генофонда нации.

Руководитель из Петербурга 49 лет с доходом $1800 в месяц подходит к решению вопроса по-государственному: «В связи с тем, что оптимальный фертильный возраст для женщины находится в диапазоне 19–29 лет, сначала необходимо родить, а потом уже заниматься своей карьерой. Это актуально для таких семей, которые думают в первую очередь о здоровье нации. Пренебрежение этим фактором — главное преступление перед страной и будущими поколениями». Народ, стало быть, должен принять меры.

Иначе объясняют преимущества многодетности респонденты, у которых уже есть трое детей, или те, кто вырос в многодетных семьях. Психолог из Альметьевска (45−летняя женщина): «Потому что в моей семье их трое. Дети должны научиться любить ближнего, заботиться друг о друге». «Я росла в семье, где было трое детей. Это здорово!» — говорит сотрудница службы безопасности из Москвы (36 лет). «Трое детей — это очень хорошо. У меня три дочери», — сообщает бухгалтер из Москвы (44−летняя женщина).

Те, кто считает, что детей в семье должно быть много, объясняют свою позицию демографическими, медицинскими соображениями или личным опытом. Вот только о любви к детям в таком разговоре упоминать почему-то не принято.

Мама спит, она устала

«У нас не любят детей, их воспринимают как помеху, — говорит Елена Киселева. — Когда социологи задают вопрос в лоб: “Любите ли вы детей?”, “Нет” не ответит никто и никогда. Это — общественное табу. Детей принято любить. Но косвенные вопросы, направленные на то, чтобы выяснить отношение к детям, дают совсем иную картину». Оказывается, дети связаны для родителей, потенциальных или настоящих, с тратами, лишениями и опасностями.

В своем исследовании Киселева анализирует отечественную детскую литературу:

— У Чуковского и Маршака вы не найдете упоминания о детях как о «лишних людях», мешающих своим родителям. У классиков дети шалят, играют, но их существование никак не противопоставлено миру взрослых. А дальше — «Мама спит, она устала». Или мама с папой в кино, а сын скучает дома. Или вот, у Успенского, про девочку Веру и обезьянку Анфису. Появляется веселая обезьянка, и родители рады, что им не нужна «вторая девчонка». И, наконец, «вредный совет» Григория Остера: «Стой спокойно в уголке до старости своей».

Без демографии

У Ольги Резниковой трое детей: Олесе девять лет, Полине — пять, а Федору — год и два месяца. О демографии и медицине она как-то не думала. Как, впрочем, и о карьере. «Я всегда хотела реализовать себя именно как мама», — говорит Ольга.

Поначалу они с мужем Виталием планировали «нормальную» семью с двумя детишками. Выполнили план и стали думать о третьем. «Но опасались», — говорит Оля. Третий «сам пришел». Опасения оказались излишними.

Стоит признать, что нынешнее поколение женщин (как и два предыдущих) воспитывалось с прицелом на образование и карьеру, а не на семью и пеленки. Олю Резникову, по-видимому, воспитывали как-то иначе. Семья на первом месте и для ее мужа — бизнес-аналитика в крупной компании. Ольга знает, что в полвосьмого он придет с работы домой. Потому что время, предназначенное для семьи ему важнее карьерных вершин. С материальной точки зрения семья вполне благополучная. Есть деньги на отдых за границей, в подъезде сидит консьерж, перед домом охраняемая автостоянка.

Зачем нужны дети

Ольга закончила институт легкой промышленности и иногда, если есть немного времени, берет на дом заказы. Постоянно она последний раз работала в институтской библиотеке — еще до рождения старшей дочери. Потом ушла в семью.

Пока Ольга излагает свою жизненную концепцию, в коридоре с машинкой ползают двое младших — Федя и Полина. Родив третьего, Ольга и не подумала отдавать Полину в садик. Туда, кстати, не ходила и старшая дочь. Все воспитание с закаливанием — дело рук родителей.

— Мужа часто принимают за иностранца, — делится Ольга. — Он по выходным везде ходит с детьми.

Действительно, раз отец с тремя детьми — значит, иностранец. У нас такое демонстративное чадолюбие все еще не принято.

— Когда я носила ребенка в слинге, ко мне вечно подходили «доброжелатели» и делились своими опасениями, что ребенок задохнется, у него будет искривление позвоночника, вывих бедра. Даже появление на улице женщины с коляской провоцирует людей на какие-то замечания. Вообще, у нас принято детей воспитывать, особенно чужих, делать им замечания, бояться за них и окружающие предметы: как бы чего не вышло. К детству почему-то относятся не как к радости, а как к этапу повышенного травматизма.

Дети — это для многих страшно, — резюмирует Ольга.

От патриотических, медицинских и демографических соображений до реального жизненного выбора очень далеко. Рождение ребенка все еще связано со множеством страхов. И все-таки убежденность многих людей в том, что двое или трое детей — это правильно и хорошо, наверняка будет иметь последствия. Среди успешных соотечественников утвердилась мысль, что дети должны быть, а многодетные семьи не несут никакой социальной угрозы. Не исключено, что эти настроения активного класса станут в России общепринятой нормой. А это непременно скажется и на официальной статистике рождаемости.

Фото: Юрий Козырев для «РР»; VU/Fotolink; Кирилл Лагутко для «РР»

Зачем людям нужны дети — основные причины

С точки зрения психологии, полноценной состоявшейся ячейкой общества является семья, в которой есть не менее двоих детей. Каждая женщина, рано или поздно, обретает желание испытать материнские чувства. В жизни происходят различные ситуации, некоторые стремятся родить детей, а некоторые погружаются в работу, забыв о своем истинном предназначении стать мамой.
Прежде чем забеременеть и родить малыша, любая женщина должна иметь четкое представление того, зачем она решилась на данный шаг и какие цели она преследует.

Не имея четкой психологической позиции, не зная точно, с какой целью рожден ребенок, он может стать поводом для раздражения из-за совершенных и необдуманных поступков.

Родив малыша, необходимо помнить, что, дав жизнь, мы обязаны дарить заботу, любовь и тепло, не зависимо от того, какие мотивы были заложены. Прежде, чем решиться на столь серьезный шаг, стоит ответить на ряд важных вопросов, взвесить все за и против, что бы в дальнейшем, родители и ребенок жили полноценной жизнью.

В связи с тем, что мужская и женская психология имеет огромные различия, цель завести ребенка отличается кардинально. Женщина видит в малыше свою самореализацию материнских чувств, создание полноценной семьи, с рождением долгожданного и запланированного ребенка женщина обретает смысл в жизни. Мужчина рассматривает ребенка, как объект продолжения своего рода, реализации его отцовских стремлений, ребенок унаследует фамилию.

Став на родительский путь, семейная пара должна четко для себя решить, какая сила движет их желанием стать родителями, какие цели она преследуют. Будущие родители должны помнить, что, родив малыша, преследуя при этом определенные мотивы, реализуя свои амбиции, можно забыть о полноценной заботе о ребенке, не уделять ему достаточного внимания и обучения, что в дальнейшем может привести к нарушению психологического состояния малыша.

Как правило, дети появляются в полноценной семье, которая состоит из папы и мамы. Женщина стремится родить ребенка мужчине, которого она любит и хочет подарить самое прекрасное в этом мире. Любовь к мужчине будет порождать стремление рожать ему детей, тем самым, каждый раз делать его счастливым.

Часто, в меру сложившихся обстоятельств, женщина, не имеющая рядом возле себя любимого человека, рожает ребенка для себя, таким образом, она показывает окружающему обществу свою значимость и решение проблемы избежать одинокой старости. В этом случае ребенок служит решением личных проблем, как правило, такие дети недополучат полноценной заботы и любви.

Оценив свои силы и материальное состояние, пара готова стать родителями, мужчина и женщина должны помнить всю ответственность перед будущим ребенком, должны точно знать, что они смогут дать ему. В меру развития государственного строя, женщина, которая имеет большое количество детей, всегда рассматривается с особым подходом при приеме на работу, одинокие женщины подвергаются обсуждениям со стороны общественности, нехватка материальных средств приводит к созданию неполноценной жизни для семьи и особенно малыша. Дороговизна жизни становится главной причиной отказаться от мысли родить, так как в современном обществе многие ценности утеряны, родить и вырастить одного ребенка считается очень большим шагом и подвигом.

Тем не менее, всех людей нельзя ровнять, несмотря на все трудности и различные мнения люди продолжают рожать детей. Существует немало поводов для рождения малыша. В идеале, самостоятельно, они не встречаются в обществе, у любого взрослого человека поводов родить всегда несколько. Поэтому можно рассмотреть несколько сценариев зачем нам нужен ребенок:

  • Самым важным признаком родить является «инстинкт продолжения рода». Человек порождает себе подобных, таким образом полностью поддавшись животным инстинктам. Родитель рассматривает ребенка, как метод продолжить свой род, фамилию, оставить память о себе в обществе.
  • Несмотря на все трудности жизни, нехватку материальных благ, отсутствие жилищных условий, люди заводят ребенка. Такой принцип похож на «стадный инстинкт». Все рожают, и я рожу! У всех по двое — трое детей, чем я хуже? Мотивацией для женщины может служить многодетная подруга, которая рожает каждый год, испытывая при этом чувство материнского удовлетворения.
  • Зачастую дети рассматриваются как «подарок судьбы». Это может быть просьба родителей или мужа, родить для них ребенка. При этом, сама женщина может и не испытывать особого счастья и эйфории от мысли стать мамой, так как по итогу вся ответственность и уход за малышом ложиться на ее плечи, а ей и не особо хотелось этого в данный период жизни.
  • Очень часто ребенка видят как «продолжение себя», реализация всего, что не смогли реализовать в своей жизни родители, их цели, их творческие и научные наклонности. Стоит учитывать, что ребенок не всегда может интеллектуально и психологически быть похожим на своих родителей, он рождается со своей психологией и темпераментом, и часто просто не оправдывает все ожидания, чем вызывает разочарование своих родителей.
  • Страховка от «одинокой старости». Многие считают, что родив, они не останутся наедине с собой на закате своей жизни, что будет кому принести им стакан воды, помочь справится со своими потребностями. Такой подход не является правильным, так как имея такое стремление, дети остаются без особого воспитания, им не уделяется особое внимание, не дарится любовь в таком количестве, сколько ее должно быть на самом деле. Такие люди могут остаться неудовлетворенными, так как недополучив родительского внимания в детстве, вряд ли их чадо уделит им внимание на закате лет.
  • Родив ребенка, женщина или мужчина приобретают статус матери или отца семейства. Таким образом, они доказывают всему обществу и окружающим их людям свою значимость. Появления малыша меняет их психологию, люди меняют взгляды на жизнь, начинают добиваться новых горизонтов, так как считают себя отныне главным добытчиком и кормильцем в семье.
  • Иногда женщина рождает ребенка для того, чтобы «удержать мужчину», как средство манипуляции. Однако стоит помнить, что мужская психология достаточно непоколебима, если мужчина решился на истинный шаг покинуть женщину, то его ничего не удержит возле нее. Ребенок, ставший объектом манипулирования, редко окутывается материнской заботой и любовью.

Таких примеров существует огромное множество, их можно описывать долго. Все тенденции рождения малыша смешиваются в родителях. Ребенок всегда рождается с каким-либо расчетом на него в будущем, для реализации планов и интересов. Важно не забывать, что малыш, это серьезный шаг в жизни каждого взрослого человека, и желание родить должно полноценно созреть в голове каждого. Необходимым, также, может стать консультация психолога, который поможет расставить все точки и найти истинную мотивацию для создания полноценной семьи.

Самодостаточный человек всегда будет рад появлению малыша в своей жизни, будет испытывать радость от общения с ним и не искать в нем решения своих внутренних проблем.

  • Опубликовано в
  • Семейная психология