Я послал тебе бересту

68 лет назад в Великом Новгороде была обнаружена первая берестяная грамота

Подробности Категория: Археология Опубликовано: 26 июля 2019 Просмотров: 3286

26 июля 1951 года на Неревском раскопе археологическая экспедиция под руководством Артемия Владимировича Арциховского обнаружила первую берестяную грамоту. Участница экспедиции Н.Ф. Акулова между плахами настила древней мостовой Холопьей улицы в слоях конца XIV века увидела кусочек бересты с письменным текстом – короткое письмо простолюдина, жившего в XV веке. К концу полевого сезона экспедиция обладала ещё девятью аналогичными документами.


Неревский раскоп (Великий Новгород)

Сведения об использовании бересты в качестве материала для письма в Древней Руси были известны достаточно давно, в том числе из сочинений средневековых авторов. Об этом упоминал, например, церковный и политический деятель второй половины XV – начала XVI веков Иосиф Волоцкий. Но до 1951 года встречались находки лишь отдельных иноязычных текстов (грамота на английском языке 1570 года, золотоордынский документ XIV века). Кроме того, до открытия берестяных грамот имелось лишь три сохранившихся пергаменных листа того времени с текстами, касающимися гражданской истории. Совместное изучение материальных остатков древних усадеб и найденных на них грамот даёт возможность не только детализировать характеристики таких комплексов, но и решить многие трудные проблемы средневековой истории. Например, открытие мастерской Олисея Гречина установило его руководящую роль в создании выдающегося фрескового ансамбля церкви Спаса на Нередице (1198 г.), а обнаружение административной усадьбы XII века, где было найдено около 100 берестяных грамот, отражающих всякого рода судебные конфликты, позволило выяснить время становления в Новгороде «сместного суда» князя и посадника.

Берестяные грамоты находили на раскопах и в Москве, Пскове, Смоленске, Старой Руссе, Твери, Торжке, Витебске, Мстиславле, Звенигороде Галицком. Сегодня их найдено более тысячи. Древнейшие берестяные послания датируются первой половиной XI века, а наиболее поздние – серединой XV века.

Обнаружение берестяных грамот открыло новую страницу в изучении истории русского языка, расширило представления учёных об особенностях жизни средневекового человека. В отличие от древнерусских летописей, тексты берестяных грамот полны бытовых деталей, говорится на сайте Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина. Большинство грамот содержат письма, встречаются также различные реестры, ярлычки, черновики документов, ученические упражнения, азбуки, заговоры, тексты церковного характера. Бытовая тематика обусловила форму изложения – большинство документов написано на древнерусском разговорном языке.

Берестяные грамоты – ценнейший источник данных по истории русского языка, письма и диалектной речи. Наибольшее значение они имеют для изучения древненовгородского диалекта: лингвистический материал, содержащийся в них, позволил проследить его историческую эволюцию в XI–XV веках и реконструировать его с недоступной ранее степенью полноты. Обнаружилось, что уже к началу письменной эпохи древненовгородский диалект существенно отличался от прочих восточнославянских диалектов (а в некоторых случаях и вообще от всех других славянских языков и диалектов).

Берестяные грамоты существенно изменили и традиционные представления ο степени распространения грамотности в Древней Руси. Среди авторов и адресатов наряду со служителями церкви, сановниками, домовладельцами и купцами встречаются старосты, ключники, ремесленники, воины, женщины, дети и т. д. По оценкам специалистов, новгородские культурные слои хранят ещё около 20 тысяч древнерусских берестяных грамот.


Артемий Арциховский и Нина Акулова

Согласно «Большой российской энциклопедии» постоянное пополнение этого вида источников позволяет преодолеть исключительную бедность фонда русской письменности документов XI – первой половины XIII вв.

  • Археология
  • Археологические экспедиции
  • Великий Новгород

Исторический дискуссионный клуб

«Война это всего лишь рэкет»..Генерал Смэдли Баттлер

В США группа финансистов была воодушевлена победой нацистов в Германии.Тем более что эти господа с Уолл-Стрит активно финансировали НСДАП с 1920 года.Это была их победа тоже.

В 1934 году созрел заговор с совершением военного переворота и превращением США в нацистское государство и последующим военно—политическим союзом США—Германии—Японии и скорее всего европейских государств…..Союз мировых держав против СССР.

Бизнес-заговор:

В 1933 году группа богатых бизнесменов, в которую входили главы Chase Bank, GM, Goodyear, Standard Oil, семья DuPont и сенатор Прескотт Буш пытались подговорить генерал-майора морской пехоты Смедли Батлера провести военный переворот против президента Рузвельта и установить в Соединённых Штатах фашистскую диктатуру.

Да, это тот самый Прескотт Буш, который являлся отцом одного американского президента, и дедом другого. Смедли рассказал об этом комитету Конгресса в 1934 году.

СМЭДЛИ БАТТЛЕР

Генерал-майор Смедли Батлер. Хотя он родился в семье квакеров (пацифистского религиозного течения), Смедли в 16 лет записался в армию. Впервые он понюхал пороху в 1900 году (в 19 лет), когда участвовал в подавлении китайского Восстания боксеров. Его дальнейшая боевая служба, в основном, проходила в Южной и Центральной Америке — Никарагуа, Мексика, Гаити, Гондурас… Также он участовал в Первой мировой.

Батлер всегда славился как человек исключительно храбрый, предприимчивый и талантливый, но неуживчивый. Ярче всего это проявилось, когда в 1924-м он покинул морскую пехоту, чтобы заведовать пожарными и полицией в Филадельфии. Батлер организовал такие рьяные гонения на мафию, что через два года его выжили из города, и он вернулся в армию.

К 1930 году Батлер стал одним из самых уважаемых высших офицеров США. Он был многократно награжден, в том числе за личную храбрость. Однако ему отказали в назначении на пост главы корпуса морской пехоты, и в 1931-м генерал-майор ушел в отставку.

А затем началось самое интересное.

Батлер стал выступать с лекциями об истинном смысле американских военных операций.

Он говорил, что все 33 года на службе был «гангстером капитализма», отстаивавшим не интересы США, а интересы отдельных корпораций — нефтяных, банковских,продовольственных. Кроме того, Батлер активно сотрудничал с пацифистами и коммунистами-антифашистами.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

К Батлеру обратился Джеральд П. Макгуйар из компании Grayson M-P Murphy & Co с Уолл-стрит. По утверждениям Макгуйара, заговорщики могли собрать целую армию из 500 000 человек, в основном ветеранов Первой Мировой войны, и осуществить поход на столицу. Плутократы предлагали Батлеру возглавить государственный переворот, считая, что захват Вашингтона, как это было в Петрограде в 1917 году, приведёт к падению правительства.

Для начала Батлеру было предложено 3 миллиона долларов, а в будущем его ждали ещё 300 миллионов. Батлер дал своё согласие и участвовал в заговоре до тех пор, пока не выяснил личности всех заговорщиков. Позднее никто из них не был вызван для дачи показаний или привлечён к уголовной ответственности за государственную измену. Напротив, все эти люди стали основателями Совета по международным отношениям.

Руководство «Американской Лиги Свободы» осуществляли картели Дюпона и Дж. П. Моргана. Вчислокрупныхспонсороввходили Andrew Mellon Associates, Pew (Sun Oil), Rockefeller Associates, E.F. Hutton Associates, U.S. Steel, General Motors, Chase, Standard Oil и Goodyear Tires. Финансирование Лиги (и Гитлера, но это уже другая история) осуществлялось через объединение банков Union Banking Corporation под руководством сенатора Прескотта Буша (да-да, это именно те Буши) и инвестиционный банк Brown Brothers Harriman под руководством того же сенатора.

Заговорщики хвастались связями Буша с Гитлером и даже заявляли о том, что Германия обещала Бушу материально-техническую помощь для успешного осуществления государственного переворота. Это заявление не вызывает сомнений: годом ранее президент компании «Шевроле» Уильям Кнудсен (перечисливший Лиге 10 000 долларов) побывал в Германии, где встретился с лидерами нацистов, а по возвращении заявил, что Германия Гитлера является «чудом двадцатого века».

В то же время компания «Адам-Опель», полностью принадлежавшая компании «Дженерал Моторс»(позже национализирована),ещё с 1932 года начала производство танков, грузовиков и двигателей бомбардировщиков для нацистов.

Руководивший иностранными операциями компании вице-президент «Дженерал Моторс» Джеймс Д. Муни вместе с Генри Фордом и руководителем IBM Томом Уотсоном получили каждый от Гитлера Большой крест Немецкого Ордена Орла за значительные заслуги перед Третьим Рейхом.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ

Баттлер не собирался участвовать в этом предательстве и узнав имена изменников предал их гласности.

В ноябре 1934 года прославленный дважды лауреат Почётного ордена Конгресса генерал Смедли Батлер тайно давал показания перед Комиссией Маккормака-Дикстейна, позже преобразованной в Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности.

В ходе слушаний Батлер рассказал о заговоре под руководством группы богатых бизнесменов («Американская Лига Свободы»), целью которого являлось установление в Соединённых Штатах фашистской диктатуры с организацией концентрационных лагерей для «евреев и других нежелательных лиц».

СЛЕДСТВИЕ

«В течение нескольких последних недель комиссии были представлены свидетельства того, что некоторые лица пытались создать в этой стране фашистскую организацию… Не существует никаких сомнений в том, что эти попытки были предметом обсуждения и планирования. Метод и время их реализации зависели от решения со стороны лиц, непосредственно их финансирующих».

Доклад Комиссии Маккормака-Дикстейна

Комиссия выяснила, что показания генерала Батлера отвечают истине, и дискредитация его показаний оказалась для заговорщиков достаточно проблематичной. В дело немедленно вступила корпоративная пресса, которая опубликовала материалы, содержащие сомнения относительно личности ветерана войны, закрепив за ним характеристику «наивный».

Дискредитация от Кнудсена звучала следующим образом: «Праздный болтун коктейльных вечеринок». Этот отвлекающий аргумент был подхвачен информагентством Associated Press, которое выпустило материал под заголовком «Коктейльный путч». Мэр Нью-Йорка Фиорелло ЛаГуардия высмеял заговор таким образом – «кто-то на вечеринке подбросил эту идею бывшему морскому пехотинцу в виде шутки».

С 1934 по 1936 годы в «Нью-Йорк таймс» было опубликовано 35 передовиц в поддержку Лиги. Журнал «ТАЙМ» выставил Батлера посмешищем в своей главной статье от 3 декабря 1934 года, несмотря на то, что в написании статьи принимал участие руководитель «Организации ветеранов иностранных войн» Джеймс И. Ван Зандт, который заявлял о том, что ему также было сделано предложение примкнуть к заговорщикам.

Однако в начале 1935 года «ТАЙМ» всё же внёс примечание в одну из своих статей: «Также на прошлой неделе Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности якобы сообщила, что результаты длившегося два месяца расследования не оставили сомнений в том, что рассказанная генералом Батлером история о фашистском марше на Вашингтон является тревожаще правдивой».

Только лишь газеты медиа-конгломерата Скриппса-Говарда поддержали президента Рузвельта и опубликовали правду.

ДАЛЬНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РОЯЛИСТОВ

Президент Рузвельт назвал заговорщиков «экономическими роялистами».

3 января 1936 года в ходе совместного заседания Конгресса Рузвельт обрушился с критикой на «Американскую Лигу Свободы» и объявил об эмбарго поставок оружия в Италию.

«Наша блистательная экономическая аристократия не желает возвращения к тому индивидуализму, о котором они так много болтают. Она даже мечтала о том, чтобы преимущества этой системы принадлежали лишь сильным и безжалостным. Они понимают, что через 34 месяца мы создадим новые инструменты общественной власти.

В руках народного правительства это власть является цельной и надлежащей. Но в руках политиков, марионеток экономической аристократии, такая власть наденет кандалы на свободы человека. Позвольте им действовать по собственному усмотрению, и они будут вести политику любой аристократии прошлого – власть для избранных, порабощение народа».

Рузвельту так и не удалось привлечь заговорщиков к ответственности.

Он потерпел неудачу даже в обуздании Прескотта Буша, активы пронацистских предприятий которого были арестованы в 1942 году только для того, чтобы Буш в виде внезапного нагрянувшего счастья внезапно получил 1,5 миллиона долларов, когда в 1951 году эти активы были ему возвращены.

Очевидно, что фашистское мировоззрение «экономических роялистов» никуда не ушло и является движущей силой восхождения (и в конечном итоге заката) Американской империи. В своё время Лига заявляла о себе как о бастионе для всех тех, кого заботили «обременительные налоги, наложенные на промышленность виде страхования безработицы и пенсионных выплат».

Лига стремилась «бороться с радикализмом» и «преподать урок уважения к частным правам и праву собственности, а также пестовать свободное частное предпринимательство».

Компании Дж. П. Моргана и Чэйза теперь слились в одну. Размеры состояний семей Меллон, Рокфеллер, Дюпон, Питкерн (Pittsburgh Plate Glass) и Пью приобрели космические масштабы. Пью и Рокфеллер объединились в закулисные фонды, финансирующие первичные политически организации.

Движение «Оккупируй» 1936 года

Уильям С. Кнудсен был единственным заговорщиком, который отрёкся как от заговора, так и от симпатий к Гитлеру, и, как считается, выступил в «Дженерал Моторс» с инициативой пойти на мировую с участниками сидячей забастовки во Флинте. Низкооплачиваемые, работающие сверхурочно рабочие захватили предприятия компании, начав с завода Фишер №3, и отбивали атаки подконтрольной «Дженерал Моторс» полиции и нанятых компанией бандитов. Президент Рузвельт и губернатор штата Мичиган Франк Мэрфи вызвали Национальную гвардию, но не для ареста забастовщиков, а с целью защитить их от бандитов, выстроив из гвардейцев кордон между бастующими и головорезами. Отец и дед Мэрфи были ирландскими революционерами, которых повесили британцы, а поскольку многие из бастующих были его соотечественниками, он им откровенно симпатизировал.

По прошествии 44 дней Кнудсен, ставший к тому времени вице-президентом «Дженерал Моторс», заявил, что «пришло время коллективного ведения переговоров». Инициатива Кнудсена и его союзника Мотта, главного акционера и члена правления «Дженерал Моторс», дважды мэра Флинта, и убеждённого филантропа, привела к тому, что компания пошла на сделку, результатом которой стали 40-часовая рабочая неделя, плата за сверхурочные часы работы, права на организацию профсоюза, пенсии и пр.

Мотт даже позаботился о том, чтобы для рабочих и их семей на предприятиях были созданы поликлиники. Организатор заговора и президент «Дженерал Моторс» Альфред П. Слоан, который хотел вернуть свои заводы при помощи огнестрельного оружия, покинул пост руководителя компания, и её президентом стал Кнудсен. Нельзя сказать, что Кнудсеном руководили чисто альтруистические убеждения, поскольку через два года президент Рузвельт назначил его руководителем Национальной консультативной комиссии обороны.

В этот период Комитет военно-промышленного производства, председателем которого тоже был, как ни странно, Кнудсен, заключил с «Дженерал Моторс» контракты на вооружение на сумму около 12 миллиардов долларов. В то же время заводы компании «Опал», принадлежащей «Дженерал Моторс», произвели бóльшую часть грузовиков и двигателей бомбардировщиков на вооружении армии Гитлера. Это не повлекло за собой никакого уголовного преследования Кнудсена или «Дженерал Моторс». Напротив, датский иммигрант Кнудсен стал первым гражданским лицом, которому было присвоено звание генерал армии США.

Урок истории

Экономические роялисты, как отмечал Рузвельт, преследуют политику своих интересов, далёкую от нужд общественности. Поскольку они не понесли никакого наказания за подготовку государственного переворота, их элитистская идеология жива и поныне. В наши дни они просто подтасовывают результаты выборов, создают масштабные аппараты «безопасности» и арестовывают всех, кто стоит на пути их господства.

Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, занимающий 12-ую строчку в списке самых богатых людей Америки с состоянием в размере 19,5 миллиардов долларов, недавно заявил:

«У меня есть своя армия в департаменте полиции Нью-Йорка, седьмая по размеру армия в мире. У меня есть свой собственный госдепартамент».

К содержанию журнала Советская археология (1957, №3)

Новгородские берестяные грамоты безгранично разнообразны по содержанию, и это разнообразие нарастает с каждым годом раскопок. За шесть лет (1951—1956 гг.) уже найдено 250 грамот, авторами которых являются представители всех слоев новгородского населения, мужчины и женщины, и пишут они обо всем, о чем могут писать люди. Теперь мы знаем еще одного автора — маленького мальчика. 0н оставил нам больше грамот, чем любой другой автор.

13 и 14 июля 1956 г. были обнаружены куски бересты, исписанные одним и тем же детским почерком. Все они разбросаны в пределах небольшого пространства. Их находки сосредоточены на расстоянии 2—З к западу от мостовой Великой улицы, к югу от перекрестка ее с Кузьмодемьянской улицей. Иными словами, грамоты эти встречены в самой южной (наиболее близкой к центру города) части огромного Неревского раскопа.

Всего обнаружено одиннадцать грамот этой серии (№№ 199—208 и 210). Из них семь (№№ 199, 200, 202, 203, 205, 206, 210), кроме надписей, имеют рисунки, по манере исполнения, безусловно, детские. Вместе с грамотами оказалось пять кусков бересты без букв, но с такими же рисунками. Им дана литерная нумерация — от А до Д. На квадрате 1201 вместе встречены грамоты №№ 200, 201, 204, 205, 206, 207, 208, 210 и пять отдельных рисунков. Грамоты №№ 202 и 203 «встречены на квадрате 1216, грамота № 199 — на квадрате 1231. Все они были брошены одновременно. Квадрат 1216 вплотную прилегает к квадрату 1201, а квадрат 1231 — к квадрату 1216.

Стратиграфия, а следовательно, и хронология здесь бесспорны: все перечисленные куски бересты залегали в пятнадцатом строительном ярусе. Таким образом, все они относятся к рубежу XII—XIII вв. 1, чему вполне соответствует и палеография.

Грамота № 199 (рис. 1) является овальным донышком берестяного сосуда, туеса, использованным для школьных записей. Донышко было оторвано от туеса, вероятно, отслужившего свой срок, и дано ребенку для его занятий. По краям пробиты дырочки для прикрепления к стенкам. Снаружи на донце набиты были для прочности крест-накрест две берестяные полосы; они и заполнены записями.

Текст верхней полосы начинается с алфавита. Мальчик писал азбуку в порядке упражнения и, безусловно, далеко не в первый раз. Всего букв здесь 36.

Мною было в свое время издано учебное пособие, найденное при новгородских раскопках 1954 г. 2 Это была деревянная дощечка с написанной на ней для школьника азбукой. Дата там — рубеж XIII—XIV вв., т. е. на сто лет позже, чем находка 1956 г. Две азбуки можно теперь сравнить.

36 букв в обоих случаях одни и те же. Но мальчик пропустил «и» десятеричное, написав вместо него второй раз «и» восьмеричное. Ошибка объясняется, конечно, созвучием (безразлично, писал ли он под диктовку или наизусть). Пропущенная буква вставлена в самом конце после «юса малого».

Рис. 1. Грамота № 199 (прорись)

Порядок букв в обоих случаях совпадает. В обоих случаях нет «ф», его заменяет «фита». Имеются две буквы «у» — простая (или «ижица»), начертанная на обычном месте, и лигатурная после «ятя». Нет «кеи» и «пси».

В азбуке, издаваемой теперь, «е» изображено йотованное в соответствии с произношением, что является второй ошибкой мальчика (ср. ниже). Других йотованых букв нет, кроме «ю», но его сложный характер был к тому времени забыт. «Омега» снабжена выносным «т». «Ерь» по небрежности мальчика почти не отличается от «ятя». «Юс большой» упрощен и имеет вид песочных часов, но эта архаическая буква к тому времени перестала употребляться (в ранних берестяных грамотах она представлена).

Мальчик списывал буквы тщательно, что позволяет говорить о палеографии. Петли «б», «в», «ера», «еря» и т. д. еще сохраняют геометрическую форму и еще не набухли; верхняя часть «в» еще не сокращена; «ж» еще симметрично и написано в три взмаха; «м» еще не приобрело широкие плечи и дугу внизу; середина «омеги» еще высока; хвостики «ц» и «щ» еще не опущены; «ч» еще имеет вид бокальчика, а не палочки с расщепом; верхушка «ятя» еще не поднята. Иными словами, здесь все типично для XII в., а не для XIII в. О всех этих признаках я уже неоднократно писал при издании берестяных грамот 3. В деревянной азбуке, которая на сто лет моложе, все перечисленные буквы уже имеют формы XIII в. Здесь они архаичнее. Думаю, что хронологией объясняются и различия между двумя азбуками в форме «а», «з», «р», «с», «у», «х»; но соображения об этих буквах заняли бы слишком много места, ограничусь вышеприведенными довольно многочисленными примерами. Мальчик, живший на рубеже XII—XIII вв., учился по прописям, типичным для XII в. Палеографическая дата, как всегда, совпадает со стратиграфической.

Рис. 2. Грамота № 199, оборот (прорись)

Можно отметить еще своеобразное «д» с двумя треугольниками внизу, обычное на бересте и много раз мною изданное.

Непосредственно вслед за азбукой мальчик написал склады: бавагадажазакаламанапарасата оахацачашащабевегедежезекелемене пересетевехецечешеще

На другой полосе бересты, вперекрест прикрепленной к донышку, склады продолжены:
бивигидижизикилиминипиирси

Буквы «р» и «и» поменялись из-за тесноты местами.

Здесь четко представлен способ обучения грамоте по складам, господствовавший у нас до XIX в. и державшийся до XX в. Заучивая «буки-аз-ба», «буки-есть-бе» и т. д., ученик доходил до понимания, что «буки» означает «б», и так постигал постепенно все буквы. Этот способ был до сих пор представлен в источниках XVI—XVIII вв., теперь он засвидетельствован для XII—XIII вв. Каждая из гласных здесь закономерно сочетается со всеми 20 согласными русского языка. Уже тогда были отобраны эти 20 согласных, сохранившихся доныне, а остальные отброшены (представленное в данной азбуке «зело», а также «кси» и «пси»; «фита» имеется, но она заменяет «ф»).

Всякий маленький мальчик, когда ему надоедает писать, начинает рисовать. Так бывает теперь, так было и на рубеже XII—XIII вв. На обороте описанного донышка туеса (грамота № 199, оборот) нарисован зверь (рис. 2). Техника рисунка та же, что и техника письма на бересте, т. е. процарапывание. Рядом с рисунком имеются надписи, почерк которых совпадает с почерком мальчика, писавшего азбуку. Буквы, впрочем, небрежнее, и это понятно: здесь уже не школьное задание.

Зверь нарисован по возможности страшный. Морда у него квадратная, уши кошачьи, язык высунут и заканчивается оперением, вроде оперения стрелы (а этот мальчик видел много стрел). Шея изображена одним штрихом, так же как туловище и четыре ноги, при этом шея длинее, чем туловище. Хвост загнут спиралью. Рисунок имеет подпись: дзвере
В современной транскрипции это будет: «Я зверь». Напомню, что в новгородских текстах вообще, а в берестяных грамотах в особенности, буквы «ь» и «е» постоянно заменяют друг друга. Зверь сам себя рекомендует.

Рядом имеется другая надпись, обведенная четырехугольным контуром в знак того, что она не имеет отношения к зверю. Надпись эта такова: поклоноаюноима1коданил4

В современной транскрипции это будет: «Поклон от Онфима ко Даниле». Эта формула (поклон от такого-то к такому-то) стоит в начале большинства писем, написанных на бересте.

Здесь дети подражают взрослым. Один мальчик передает поклон другому, сидевшему, может быть, рядом.

Автора этой грамоты и всех других описываемых здесь грамот звали Онфимом. Этот поклон позволяет угадать имя, ведь здесь, по существу, подпись. Другие две грамоты делают определение имени несомненным.

Имя Анфим (имеется в православных святцах. Здесь оно написано через «о» в соответствии с новгородским произношением. Это имя встречено и в новгородекой берестяной грамоте № 142.

Для подтверждения имени опишу грамоту № 203 (рис. 3) не в порядке нумерации, а раньше. Текст ее гласит: гипомозирабусвоКмуоноиму

Слово «ги» является обычным сокращением слова «господи». В современной транскрипции текст гласит: «Господи, помози рабу своему Онфиму».

Буква «у» здесь простая, а не лигатурная и не «оу». На рубеже XII—XIII вв. это встречалось еще редко. Но вообще, как я отмечал, такое написание известно на Руси с середины XII в. 4

Выражение «господи, помози рабу своему такому-то» имело в древней Руси значение подписи. Примеров множество. До нас дошли на книгах такие подписи писцов, владельцев и читателей. На стенах нескольких новгородских церквей такие надписи-граффити тоже встречаются, и каждая надпись содержит лишь одно имя. На многочисленных свинцовых печатях такая надпись содержит всегда христианское имя князя или иного лица, которому принадлежит печать. То же значение имеют надписи на знаменитом шлеме Ярослава Всеволодовича, на западнодвиноких камнях Бориса, на новгородском кресте архиепископа Антония, на некоторых змеевиках и т. д. Есть такие надписи и на изделиях мастеров, где они являются подписями этих мастеров: Лазаря Богши — на полоцком кресте, Флора- Братилы — на новгородском кратире, Константина — на втором таком же сосуде, другого Константина — на вщижской арке, мастера, зашифровавшего свое имя, — на новгородском Людогощинском кресте, Самуила-кузнеца, Елисея-писца и Леонтия-писца — на краковской мощехранительнице 5. Нет ни одного случая, когда такая формула не имела бы значения подписи. Мальчика Онфима тоже научили так подписываться, как только он освоил грамоту.

Нижняя часть грамоты занята рисунком. Слева детски схематическая фигура человека с поднятыми руками. На правой руке четыре пальца, на левой — три. Справа изображение, которое можно толковать различно (человек, сжигаемый на костре, или дерево), но, вернее всего, это просто недорисованная и зачеркнутая человеческая фигура.

Грамота № 200 (рис. 4 и 7) в основном занята рисунком. Всадник поражает копьем врага. И возле фигуры всадника имеется подпись маленькими буквами:

В современной транскрипции это будет: «Онфим». В берестяных грамотах часто встречается конечное «е» в именах и иных словах, имеющих теперь согласное окончание. Оно заменяет «ерь».

Все мальчики мечтают стать воинами. Онфим изобразил свои будущие военные подвиги. Довольно вероятно, что мечты его сбылись. Он должен был стать взрослым в XIII в., а Новгород вел тогда много войн. Например, во время Ледового побоища Онфиму могло быть лет пятьдесят.

Одной рукой Онфим держит лошадь под уздцы, другой — вонзает копье в лежащего на земле врага. Голова Онфима — круг с точками-глазами и черточками-бровями; вертикальная линия носа упирается в горизонтальную линию рта. Голова лошади — линия с двумя черточками- ушами. Можно и дальше перечислять примитивные признаки детского рисунка. Но при всем том удивительно верно передано положение передних и задних ног лошади, сдерживаемой всадником на всем скаку (хотя эти ноги — тоже простые штрихи).

Чтобы не пропадала береста в правом верхнем углу, Онфим и здесь начал писать алфавит: абвгдежэзшк

В отличие от грамоты № 199, «е» не йотованное, а простое; десятеричное «и» на месте. Пустое пространство целиком заполнено этим началом алфавита, почему Онфим и остановился на «к».

Рис. 3. Грамота № 203 (прорись)

Рис. 4. Грамота № 200 (прорись)

Судя по такому расположению, надпись выполнена позже, чем рисунок. Поэтому этот кусок бересты ученик не мог показать учителю. Не довольствуясь обязательными школьными заданиями, Онфим повторял азбуку для себя.

Грамота № 201 содержит опять полный алфавит. 36 букв нанесены в полном порядке. Опять отсутствуют обе ошибки грамоты № 199, т. е. «е» здесь простое и «и» десятеричное стоит на месте. Дальше и здесь идут склады, но только от «ба» до «ща» — все 20. Рисунков нет.

Грамота № 202 (рис. 5) украшена изображениями двух человечков с поднятыми руками. У одного на руках шесть и восемь пальцев, у другого — три и три. Сбоку надпись:
надомир ,квозАтидол ожзивъ

Здесь «з» между «ж» и «и», вероятно, является школьной реминисценцией азбучного порядка — «жзи». «Воздти» означает «взяти»; «о» стоит вместо «ъ», что для этого времени нормально. В современной транскрипции текст гласит: «на Домире взяти доложив». Домир — имя. В целом текст очень прозаичен. Речь идет о взыскании долга или недоимки. Таким взысканиям часто посвящены берестяные грамоты. Увы, даже маленький мальчик, живя среди деловых людей, сделал, упражняясь в грамоте, вы¬писку из делового документа.

Грамота № 203 описана выше.

Грамота № 204 является как бы продолжением грамоты № 201. Сначала, ©прочем, стоит слово «Акоже». Дальше идут склады от «бе» до «ще» — ©се 20. Рисунков нет.

Грамота № 205 опять содержит алфавит, все 36 букв. Обе ошибки грамоты № 199 здесь, как и в грамотах №№ 200 и 201, отсутствуют. Но есть другая ошибка: вместо «омеги» написано просто «отъ», в соответствии со славянским названием буквы. Здесь, впрочем, три буквы расположены так, что вместе несколько напоминают очертания «омеги». «Юс большой» во всех трех полных алфавитах (грамоты №№ 199, 201 и 205) одинаково упрощен (см. выше).

Рис. 5. Грамота № 202 (прорись)

После довольно больших букв алфавита на некотором расстоянии стоят маленькие буквы «он»; дальше — начало неудавшейея «фиты». Несомненно, здесь опять имя «Онфим».

Внизу Онфим начал рисовать ладью, а он видел их на Волхове бесчисленное количество. Нанесен общий контур с высоко поднятыми и изогнутыми носом и кормой. Слева видны два весла. Рисунок не окончен.

Грамота № 206 (рис. 6 и 8) содержит детский, почти бессвязный набор букв. В начале, после слов «иже во», стоит сильно искаженное обозначение года по тогдашнему летосчислению; определить этот год нельзя. В конце здесь те же склады, но без должного порядка.

Внизу изображены семь человечков, протянувших друг другу руки. Примитивность изображения обычная.

Грамота № 207 имеет текст:
АкоснамибоуслышитедопослудкокожемоличетвоКнарабатвоКгобо

Здесь перед нами искаженные отрывки церковных песнопений и молитв. Обучение в средние века носило церковный характер, но маленький Онфим еще плохо понимал заучиваемые им тексты. Он записал их без смысла. Рисунков нет.

В отличие от подавляющего большинства берестяных грамот, грамоты №№ 205, 206 и 207 процарапаны не по внутренней стороне березовой коры, а по внешней.

Грамота № 208 является обрывком. От одной строки сохранились буквы -«гв», от другой — «хын». Рисунков нет.

Грамота № 210 является тоже обрывком. Слева буквы «авле», справа фигура человека.

От описания грамот можно перейти к описанию рисунков без текста. Они пронумерованы, как выше говорилось, буквами. Автором их тоже был Онфим, и это подтверждено не только совместным залеганием кусков бересты. Как записи Онфима можно узнать по почерку, так его рисунки — по одинаковой передаче разных частей тела человека и лошади.

Рисунок А изображает опять всадников. На одной лошади их двое; они широко расставили руки, и туловище лошади удлинено из-за этого больше чем вдвое. Еще один всадник на заднем плане, он маленький.

Рис. 6. Грамота № 206 (прорись)

Рисунок Б изображает битву. Всадников здесь трое. В воздухе летят стрелы. Под ногами лошадей лежат поверженные враги, их трое или четверо; рисунок настолько примитивен, что сосчитать их нельзя.

Рисунок В изображает всадника; который сидит на одной лошади и ведет под уздцы другую.

Рисунок Г изображает две человеческие фигуры большого размера (в глазах есть даже зрачки), поэтому примитивность детского рисунка выступает особенно резко.

Рисунок Д (рис. 9) изображает двух воинов в шлемах. Достаточно точно изображены типичные древнерусские шлемы, плавно вытянутые кверху и переходящие наверху в острый стержень. Они хорошо известны всем археологам. Остальные части доспеха отсутствуют, да схематизм рисунка и не позволял их представить: ведь ни у одного из нарисованных Онфимом людей нет даже туловища; во всех его грамотах и рисунках две кривые линии идут вниз от головы и переходят в ноги. Тем большее впечатление производят шлемы, изображенные верно. Онфим довольно часто мог видеть на улицах воинов в таких шлемах. Здесь особенно становится ясно, что мы увидели древнюю Русь глазами маленького мальчика.

Но сколько лет было Онфиму? Его рисунки во вcex деталях похожи на рисунки многих современных детей, похожи до неотличимости. Каждый желающий легко может убедиться в этом, ознакомившись с современным детским творчеством, да оно и так всем знакомо.

Детскому искусству посвящена большая литература, за рубежом оно даже модно. Но ознакомление с литературой не дало мне никаких критериев определения возраста; этим, по-видимому, никто не занимается.

Однако, думаю, что Онфиму было меньше семи лет, хотя некоторые археологи в этом сомневаются. Достаточно напомнить, что число пальцев на руках человеческих фигур колеблется от трех до восьми. Столь же показательно отсутствие туловища и другие признаки. Примитивность здесь никак нельзя объяснять древностью. Считали дети в XII в. не хуже, чем в XX в., и воспринимали окружающий мир не хуже. Едва ли стоит здесь говорить об общем высоком уровне новгородской художественной культуры. На маленьких детей она не влияла никак. Но не было тогда оснований и для задержки художественного развития. Сравнение с рисунками современных детей позволяет утверждать, что Онфиму было четыре или пять лет, самое большее — шесть.

Рис. 7. Грамота № 200 (фото)

Рис. 8. Грамота № 206 (фото)

Рис. 9. Рисунок Д (фото)

Но не слишком ли это рано для обучения грамоте? В. О. Ключевский, перечисляя шаблонные черты жития святых, говорит: «К числу обычных черт такого рода относятся известия, что святой именно на седьмом году выучивается грамоте… и биограф заносил это в рассказ, хотя бы ничего не знал о детстве святого» 6.

Однако едва ли это было общим правилом. Позволительно здесь вспомнить о московских царевичах XVII в. Конечно, они жили гораздо позже Онфима. Но только для них мы имеем точные сведения, а способ их обучения был традиционным, древнерусским. Он подробно описан И. Е. Забелиным, установившим, что начиналось это обучение в возрасте не позже пяти лет. Алексей Михайлович получил от своего дедушки патриарха Филарета в подарок азбуку, когда ему было четыре года, а в пять лет уже читал часослов. Учитель Федора Алексеевича получил награду за успехи в обучении, когда ученику было шесть лет. Для Петра Алексеевича была изготовлена азбука, когда ему было три с половиной года; ему не было пяти лет, когда уже шли нормальные занятия с Зотовым 7. Теперь возраст обучения грамоте в зависимости от обстоятельств колеблется от трех до восьми лет. Вероятно, так было и всегда. Нет никаких оснований думать иначе.

Записи и рисунки Онфима, несомненно, будут использованы специалистами по детской психологии и детскому искусству. Они позволят им заглянуть вглубь истории на семь с половиной веков. Не менее важны они для истории древнерусской школы. Теперь можно изучать методы обучения грамоте. В 1954 г. найдена деревянная азбука, в 1956 г.— публикуемая серия. Пока мы знаем только о школах чтения и письма. Были ли иные, нам неизвестно. Но эти школы добились того широкого распространения грамотности, о котором мне приходилось говорить неоднократно. В Новгороде, судя по берестяным грамотам, умели писать богатые и бедные, мужчины и женщины. Всё это довольно неожиданно для науки. Рано пока решать, уменьшилось ли впоследствии число людей, умеющих писать. Если уменьшилось, это трудно объяснить. Но позволительно вспомнить слова Стоглава. Отцы Стоглава в середине XVI в., жалуются на недостаток грамотных, а потом пишут: «А прежде сего училища бывали в росийском царствии на Москве и в Великом Новеграде и по иным градом, многие грамоте писати и пети и чести учили, потому тогда и грамоте гораздых было много» 8.

К содержанию журнала Советская археология (1957, №3)

В этот день:

Дни рождения 1896 Родилась Татьяна Николаевна Книпович — специалист по эпиграфике, керамике и истории античного Северного Причерноморья. 1933 Родился Руслан Сергеевич Васильевский — советский и российский историк, археолог и этнограф. Доктор исторических наук, специалист по древним культурам Тихоокеанского Севера. Дни смерти 2003 Умер Василий Андреевич Падин — археолог и краевед Брянской области, театральный режиссёр.

Древнерусский язык IX века до христианизации Руси. Берестяные грамоты.

Язык берестяных грамот

Большинство берестяных документов с территории Новгородской феодальной республики (из Новгорода, Старой Руссы и Торжка) написано на древненовгородском диалекте, отличающемся от известного по традиционным памятникам древнерусского языка на различных уровнях: в фонетике, морфологии, отчасти также лексике. В широком смысле к древненовгородскому диалекту можно относить также и диалект древнего Пскова (имеющий ряд собственных фонетических особенностей). Отдельные диалектные новгородские и псковские явления были известны историкам русского языка и раньше, но лишь по эпизодическим вкраплениям в рукописях, на фоне общей установки писца на более престижный язык (церковнославянский, наддиалектный древнерусский). В берестяных же грамотах эти явления представлены либо совершенно последовательно, либо (реже) с незначительным влиянием книжной нормы.Кроме того, в берестяных грамотах (из всех городов) используется т. н. бытовая графическая система, где, в частности, пары букв ъ—о и ь—е могут взаимозаменяться (например, слово конь может записываться как къне); по такой системе написано подавляющее большинство грамот середины XII — конца XIV века. До открытия берестяных грамот подобная орфография была известна лишь по некоторым пергаментным грамотам и надписям, а также по отдельным ошибкам в книжных текстах.В силу указанных обстоятельств в 1950—1970-х годах, несмотря на то, что уже в этот период был накоплен значительный фонд ценных наблюдений за лексикой, грамматикой, орфографией, палеографией берестяных грамот (Н. А. Мещерский, Р. О. Якобсон, В. И. Борковский, Л. П. Жуковская), исследователи берестяных грамот нередко трактовали непонятные места как произвольные ошибки малограмотных писцов (или даже иностранцев) против «правильного» древнерусского языка: это позволяло истолковывать спорные отрезки текста практически как угодно.А. А. Зализняк, автор наиболее подробных исследований языка берестяных грамот, в начале 1980-х годов показал, что в документах на бересте соблюдается достаточно стройная грамматическая и орфографическая система, в рамках которой свыше 90 % грамот написаны вообще без единой ошибки. Есть всего две славянские грамоты, где возможно предположить, что они написаны нерусскими; в них смешиваются глухие и звонкие, что характерно для речи прибалтийско-финских народов (но и тут возможен русский говор с финским субстратом). Значительная часть прежних прочтений и переводов была пересмотрена, и теперь при исследовании вновь открытых грамот непременно учитывается большое количество сведений о древненовгородском диалекте и бытовой орфографии.

В предоставленных данных не хватает информации об авторстве.
Источник: Project: Birchbark Literacy from Medieval Rus (INTAS grant №03­51­3867) Азбука на кириллице, датируемая 1025—1050 гг. Показаны фотография новгородской бересты № 591 и прорисовка букв. Берестяные грамоты — важный источник по истории русского языка; по ним точнее, чем по другим средневековым рукописям, зачастую сохранившимся только в списках, можно установить хронологию и степень распространённости того или иного языкового явления (например, падения редуцированных, отвердения шипящих, эволюции категории одушевлённости), а также этимологию и время появления того или иного слова. Десятки слов, встречающихся в берестяных грамотах, по другим древнерусским источникам неизвестны. Преимущественно это бытовая лексика, у которой практически не было шансов попасть в литературные сочинения с их установкой на высокую тематику и соответствующий отбор слов. Таким образом, открытие берестяных грамот постоянно заполняет лакуны в существующих словарях древнерусского языка. Грамоты практически непосредственно отражают живую разговорную речь Древней Руси и не несут на себе, как правило, следов литературной «шлифовки» стиля, книжного влияния в морфологии и синтаксисе и т. п. В этом отношении их трудно переоценить.Грамота № 109 (ок. 1100 г.) о покупке краденой рабыни дружинником. Живая русская речь 900 лет тому назад (расставлены современные знаки препинания). Грамота написана по одноеровой системе: ъ выступает как на месте этимологического ъ (читается как сверхкраткое : кънягыни), так и на месте этимологического ь (читается как сверхкраткое : Плъскове, чъто вместо Пльсковѣ, чьто). Вместо ятя везде пишется е:Грамота отъ Жизномира къ Микоуле. Коупилъ еси робоу Плъскове , а ныне мя въ томъ яла кънягыни. А ныне ся дроужина по мя пороучила . А ныне ка посъли къ томоу моужеви грамотоу, ели оу него роба. А се ти хочоу коне коупивъ, и княжъ моужъ всадивъ, та на съводы . А ты атче еси не възалъ коунъ техъ, а не емли ничъто же оу него.
ИсточникБерестяная грамота № 109 Неновгородские грамоты (из Пскова, Смоленска, Звенигорода Галицкого, Твери, Витебска) также несут информацию о древнем говоре данных регионов, однако из-за небольшого количества материала лингвистическая ценность их пока меньше, чем у новгородских грамот.Имеется некоторое количество грамот, написанных по-церковнославянски, а также пять текстов на неславянских языках: по одной на карельском (знаменитая берестяная грамота № 292 с заклинанием против молнии), латыни, греческом, немецком — новгородские грамоты; на руническом древнескандинавском — смоленская грамота. Последние важны как источник сведений о международных связях древнего Новгорода и Смоленска. В одной из грамот помимо древнерусского текста содержится небольшой русско-карельский словарик; она предназначена для сборщика дани, который уже немного умел объясняться по-карельски.

Обсценная лексика в берестяных грамотах

В последнее время в средствах массовой информации поднимается большой ажиотаж по поводу находок берестяных грамот, содержащих мат или обсценную лексику. Соответствующие публикации в СМИ и Интернете содержат много прямых домыслов журналистов в поисках сенсации. Между тем данный сюжет действительно представляет несомненный интерес для истории языка и культуры.К 2005 г. обсценная лексика обнаружена в 4 грамотах:

  • Грамота из Новгорода № 330 (XIII в.), обнаруженная ещё в конце 1950-х годов; это рифмованная дразнилка, переводится, вероятнее всего: «задница (гузка) ебёт другую задницу, задрав одежду»}. Автор использовал эффект непристойности, помноженный на эффект абсурда.
  • Грамота из Старой Руссы № Ст. Р.35 (XII в.).

В конце записки от Радослава к Хотеславу с просьбой взять у торговца деньги другим почерком приписано: «ѧковебратеебилежѧ» («Якове, брате, еби лежа»). Примерный смысл этой пометки — «не выёбывайся», «будь как все». Дальше по адресу Якова прибавлены ещё два замысловатых ругательства: ебехота — «хотящий ебать», то есть похотливый, и аесова — «сователь яйца». По одной версии, Яков — это христианское имя Радослава, и Хотеслав так отреагировал на просьбу брата. По другой, Яков — это, наоборот, Хотеслав, а Радослав решил собственноручно прибавить к записанному писцом посланию грубовато-шуточное приветствие брату (в пользу этого говорит то, что два ругательных слова вместе напоминают имя Хотеслав).
Matchmaker Milusha
ИсточникГрамота № 955. Обсценная фраза в левом нижнем углу.

  • Грамота из Новгорода № 955 (XII в.).

Это письмо от свахи к Марене — знатной даме древнего Новгорода, найдено в 2005 году. Сваха Милуша пишет, что пора бы Большой Косе (видимо, дочери Марены) выходить замуж за некого Сновида и прибавляет: «Пусть влагалище и клитор пьют» (пеи пизда и сѣкыль). Это ни в коем случае не брань по адресу Марены (вопреки тому, что написано во многих СМИ); аналогичный текст встречается в народных «срамных» частушках, исполняемых во время свадьбы, и в устах свахи это — пожелание, чтоб свадьба состоялась.

  • Грамота из Новгорода № 531 (начало XIII в., ).

Одна из самых длинных грамот, написанная на обеих сторонах бересты. Некая Анна просит своего брата вступиться перед Коснятином за себя и дочь. Она жалуется, что некий Коснятин, обвинив её в каких-то «поручительствах» (вероятно, финансового характера), назвал её курвою, а дочь блядью: «… назовало еси сьтроу коровою и доцере блядею…». В письме женщина допустила много описок, пропустив, в частности, в этой фразе букву у в слове коуровою и с в сьстроу; скорее всего, это говорит о том, что перед нами автограф, написанный в эмоциональном возбуждении. Слово блядь (производное от блуд) в то время не было обсценным (оно встречается и в церковнославянских текстах), а нейтральным обозначением проститутки, блудницы; публичное называние замужней женщины блядью по русскому праву было оскорблением чести и достоинства, ср. в Русской Правде: «Аще кто назоветь чюжую жену блядию, а будеть боярьскаа жена великыихъ бояръ, за срамъ еи 5 гривенъ злата, а митрополиту 5 гривенъ злата, а князь казнить; и будеть меншихъ бояръ, за срамъ еи 3 гривны золота, а митрополиту 3 гривны злата; а оже будеть городскыихъ людеи, за соромъ еи 3 гривны сребра или рубль, а митрополиту такоже; а сельскои женѣ 60 рѣзанъ, а митрополиту 3 гривны».

Публикации

Берестяные грамоты из Новгорода публикуются начиная с 1953 года в особой серии с общим названием «Новгородские грамоты на бересте из раскопок… годов». К настоящему времени вышло 11 томов. Здесь опубликованы новгородские берестяные грамоты до № 915 включительно, грамоты из Старой Руссы и Торжка, а также некоторые другие новгородские надписи (на деревянных бирках, цилиндрах, восковых табличках).В последние несколько лет вновь найденные грамоты (кроме маленьких фрагментов) предварительно публикуются в журнале «Вопросы языкознания».Текст и интерпретации грамот в дальнейшем неоднократно уточнялись различными исследователями: чтения и переводы, предложенные в первых томах «Новгородских грамот на бересте…», зачастую уже совершенно устарели. Поэтому необходимо обращаться также к книге А. А. Зализняка «Древненовгородский диалект» (М., 1995; 2-е изд., М., 2004), где дан текст новгородских и неновгородских берестяных грамот (кроме маленьких фрагментов и неславянских текстов) в соответствии с современным состоянием древнерусистики. В издания «НГБ» (и отчасти также в книгу А. А. Зализняка) также включены некоторые другие тексты: 1) надписи на деревянных «цилиндрах-замка́х» для мешков сборщиков дани; 2) надписи на деревянных бирках, обычно долговых; 3) разбор древнерусских надписей-граффити; 4) новгородские свинцовые грамоты. Всё это в рамках древнерусской культуры обнаруживает определённые сходства с берестяными грамотами (или привлекается как дополнительный лингвистический материал).В 2006 фотографии, прориси, переводы большинства берестяных грамот и библиография по ним размещены в Интернете на сайте Рукописные памятники Древней Руси.

Берестяная письменность в других культурах

Original uploader was Dbachmann at en.wikipedia
ИсточникБерестяная грамота из Кашмира Кора деревьев, вероятнее всего, использовалась многие тысячелетия у разных народов в качестве писчего материала, на котором первоначально оставлялись какие-то важные для людей знаки ещё в мезолите и неолите.В Индии ещё до нашей эры хорошо знали, что на тонком древесном лыке можно писать, как на бумаге. Известны санскритская рукопись на бересте из Байрам-Али, ряд буддистских текстов на бересте и т. п. . А. В. Арциховский указывал: «Подобные материалы (береста) издревле применялись в Европе для письма <…> Даже у императоров Домициана и Коммода были записные книжки из этого материала, по словам Геродиана и Диона Кассия, Плиний Старший и Ульпиан сообщают нам, что для письма применялась и кора других деревьев» .В латинском языке понятия «книга» и «древесный луб» выражаются одним словом: liber. Сотни писем римлян на бересте были найдены при раскопках римского форта Виндоланда на севере Англии. Традиции американских индейцев также знали письменность на бересте, упоминания о ней имеются в «Песне о Гайавате» Г. Лонгфелло.В Таллине хранилась берестяная грамота 1570 года с немецким текстом. Есть сведения о берестяных грамотах в Швеции XV века; их употребляли шведы и позже. Употребление древесной коры как удобного и дешёвого писчего материала было распространено в античности. Известны тибетские средневековые берестяные письмена на территории Тувы.

Интересные факты

  • Грамота №463 была найдена студентом Новгородского пединститута Бессоновым Э. Н. в посёлке Панковка в куче вывезенного с раскопок отработанного грунта. Грунт предполагалось использовать для благоустройства местного сквера.

Примечания

Литература