Войков кто такой

LiveInternetLiveInternet


Пётр Лазаревич Войков (1888-1927) — российский революционер, советский государственный и партийный деятель, один из организаторов расстрела царской семьи, дипломат.
Уже в ученические годы приобщился к политической борьбе. В 1903 году, вступил в РСДРП, в крыло меньшевиков. За подпольную деятельность его исключили из шестого класса керченской мужской гимназии. Семья переехала в Ялту, где родители приложили немало усилий, чтобы пристроить Петра в восьмой класс Александровской мужской гимназии. Но и оттуда он был вскоре исключён. Вместе с Войковым в той же гимназии в 1904—1906 годах учился Самуил Маршак. Работая в порту, сдал экстерном экзамены на аттестат зрелости, поступил в Петербургский горный институт, откуда был исключён за революционную деятельность.
Летом 1906 года вступил в боевую дружину РСДРП. Участвовал в перевозке бомб и покушении на ялтинского градоначальника генерала И. А. Думбадзе.
В 1907 году Войков эмигрировал в Швейцарию, в Женеву. Окончил физико-математический факультет в Университете Женевы. Там же, в Женеве, познакомился с Лениным.
После Февральской революции 1917 года вернулся в Россию. Был комиссаром Министерства труда Временного правительства, отвечал за разрешение конфликтов между рабочими и предпринимателями, выступая против предпринимателей и поощряя захваты заводов.
В августе 1917 года был направлен министерством в Екатеринбург. После октябрьского переворота Войков вошёл в Екатеринбургский военно-революционный комитет, который обратился ко всем советам Урала с призывом «брать власть на местах в свои руки и всякое сопротивление подавлять оружием».
В январе — декабре 1918 года — комиссар снабжения Уральского совета, на этом посту руководил реквизициями продовольствия у крестьян, был причастен к репрессиям против предпринимателей Урала.
Был одним из разработчиков провокации против Николая II, когда охранявшие его семью большевики решили сымитировать «монархический заговор», с целью «похищения» царской семьи, во время которого её можно было бы уничтожить. Принимал участие в организации расстрела царской семьи (активным сторонником которого являлся) и в сокрытии следов этого преступления. В частности, он подписал документы о выделении большого количества серной кислоты для полного уничтожения тел.
В марте 1919 года Войков вошёл в руководство нового Центросоюза, получив назначение на должность заместителя председателя правления.
Один из руководителей операции советского правительства (так называемой Экспортной комиссии при Наркомвнешторге) по продаже за рубеж по крайне низким ценам сокровищ императорской фамилии, Оружейной палаты и Алмазного фонда (так были проданы пасхальные яйца, изготовленные фирмой К. Г. Фаберже).
В августе 1922 года назначен дипломатическим представителем РСФСР в Канаде, но не получил агремана из-за причастности к убийству царской семьи. Схожая проблема возникла и при назначении Войкова полпредом в Польской Республике, но всё же он получил эту должность в октябре 1924 года.
Войков 7 июня 1927 года был смертельно ранен на вокзале в Варшаве русским эмигрантом Б. С. Ковердой. Через час после выстрелов на перроне Войков скончался. «В ответ» на убийство Войкова большевистское правительство бессудно казнило в Москве в ночь с 9 на 10 июня 1927 года 20 представителей знати бывшей Российской империи, которые либо находились к тому моменту в тюрьмах по различным обвинениям, либо были арестованы уже после убийства Войкова.

Войков был торжественно похоронен в некрополе у Кремлёвской стены в Москве.
Серия сообщений «Революционеры, политические деятели-3»:
Часть 1 — Индира Ганди
Часть 2 — Мать Ленина Мария Ульянова

Часть 10 — Николай Шверник — глава страны и партийный бюрократ
Часть 11 — Нельсон Мандела — создатель государства ужасов и рассизма
Часть 12 — Революционер, ленинец, палач царской семьи Пётр Войков
Часть 13 — Эммануил Квиринг — один из неугодных Сталину революционеров «ленинской гвардии»
Часть 14 — Маршал Дмитрий Устинов — человек сталинской закалки

Часть 38 — Председатель Госплана СССР Николай Байбаков
Часть 39 — Друг России Уго Чавес
Часть 40 — Генеральный прокурор СССР Роман Руденко

Справка о деятельности П.Л. Войкова, подготовленная в Институте российской истории РАН:

Петр (Пинхус) Лазаревич Войков (Вайнер) (1888 — 1927) родился в семье преподавателя духовной семинарии (по другим сведениям — директора гимназии). С 1903 г. член РСДРП, меньшевик. Летом 1906 г. вступил в боевую дружину РСДРП, участвовал в перевозке бомб и покушении на ялтинского градоначальника. Скрываясь от ареста за террористическую деятельность, выехал в 1907 г. в Швейцарию. Учился в Женевском и Парижском университетах.

В апреле 1917 г. Войков вернулся в Россию в «пломбированном вагоне» через территорию Германии. Работал секретарем товарища (заместителя) министра труда во Временном правительстве, способствовал самовольным захватам заводов. А в августе вступил в партию большевиков.

С января по декабрь 1918 г. Войков был комиссаром снабжения Уральской области, руководил принудительными реквизициями продовольствия у крестьян. Его деятельность привела к товарному дефициту и значительному понижению уровня жизни населения Урала. Причастен к репрессиям против предпринимателей Урала.

П.Л. Войков, являясь членом Уральского областного совета, участвовал в принятии решения о расстреле Николая II, его жены, сына, дочерей и их спутников. Участник расстрела царской семьи екатеринбургский чекист М.А. Медведев (Кудрин) указывает Войкова в числе принявших решение об уничтожении семьи Николая II.

Его обстоятельные воспоминания о расстреле и захоронении царской семьи были адресованы Н.С. Хрущеву (РГАСПИ. Ф. 588. Оп.3. Д. 12. Л. 43−58). Войков активно участвовал в подготовке и сокрытии следов этого преступления.

В документах судебного следствия, проводившегося следователем по особо важным делам при Омском окружном суде Н.А. Соколовым, содержатся два письменных требования Войкова выдать 11 пудов серной кислоты, которая была приобретена в екатеринбургском аптекарском магазине «Русское общество» и использована для обезображивания и уничтожения трупов (см.: Н.А. Соколов. Убийство Царской семьи. М., 1991; Н. А. Соколов. Предварительное следствие 1919—1922 гг. Сборник материалов. М., 1998; Гибель Царской семьи. Материалы следствия по делу об убийстве Царской семьи (Август 1918 — февраль 1920). Frankfurt am Main, 1987 и др.).

Сохранились воспоминания бывшего дипломата Г. З. Беседовского, работавшего с Войковым в варшавском постпредстве. В них содержится рассказ самого П.Л. Войкова о его участии в цареубийстве. Так, Войков сообщает: «вопрос о расстреле Романовых был поставлен по настойчивому требованию Уральского областного Совета, в котором я работал в качестве областного комиссара по продовольствию… Центральные московские власти не хотели сначала расстреливать царя, имея в виду использовать его и семью для торга с Германией… Но Уральский областной Совет и областной комитет коммунистической партии продолжали решительно требовать расстрела… я был одним из самых ярых сторонников этой меры. Революция должна быть жестокой к низверженным монархам…

Уральский областной комитет коммунистической партии поставил на обсуждение вопрос о расстреле и решил его окончательно в положительном духе еще с июля 1918 года. При этом ни один из членов областного комитета партии не голосовал против… Выполнение постановления поручалось Юровскому, как коменданту ипатьевского дома. При выполнении должен был присутствовать, в качестве делегата областного комитета партии, Войков. Ему же, как естественнику и химику, поручалось разработать план полного уничтожения трупов.

Войкову поручили также прочитать царскому семейству постановление о расстреле, с мотивировкой, состоявшей из нескольких строк, и он действительно разучивал это постановление наизусть, чтобы прочитать его возможно более торжественно, считая, что тем самым он войдет в историю, как одно из главных действующих лиц этой трагедии.

Однако, Юровский, желавший также „войти в историю“, опередил Войкова и, сказав несколько слов, начал стрелять… Когда все стихло, Юровский, Войков и двое латышей осмотрели расстрелянных, выпустив в некоторых из них еще по несколько пуль или протыкая штыками… Войков рассказал мне, что это была ужасная картина. Трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользким как на бойне…

Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под руководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобородова… Войков вспоминал эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что, когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд… Это была ужасная картина, — закончил Войков. — Мы все, участники сжигания трупов, были прямо-таки подавлены этим кошмаром. Даже Юровский и тот под конец не вытерпел и сказал, что еще таких несколько дней — и он сошел бы с ума…» (Беседовский Г. З. На путях к термидору. М., 1997. С.111−116).

Процитированное изложение происходившего совпадает с другими известными документами и воспоминаниями участников убийства царской семьи (см.: Покаяние. Материалы Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи. М., 1998. С. 183 -223). При этом следует сказать, что протыкали штыками живых (пули рикошетили от корсетов) и ни в чем не виноватых юных девушек, дочерей Николая II.

П.Л. Войков с 1920 г. был членом коллегии наркомата внешней торговли. Он один из руководителей операции по продаже на Запад по крайне низким ценам уникальных сокровищ императорской фамилии, Оружейной палаты и Алмазного фонда, в том числе известных пасхальных яиц, изготовленных Фаберже. В 1921 г. Войков возглавил советскую делегацию, которая согласовывала с Польшей вопросы о выполнении Рижского мирного договора. При этом он передавал полякам русские архивы и библиотеки, предметы искусства и материальные ценности.

С 1924 г. Войков стал советским полпредом в Польше. В 1927 г. убит русским эмигрантом Б. Ковердой, заявившим, что это был акт мести Войкову за соучастие в убийстве Царской семьи.

Авторы:

Старший научный сотрудник Института российской истории РАН, кандидат исторических наук И.А. Курляндский

Научный сотрудник Института российской истории РАН, кандидат исторических наук В.В. Лобанов

Войков, Пётр Лазаревич

Пётр Лазаревич Войков
Полпред Союза Советских Социалистических Республик в Польской Республике
8 ноября 1924 года — 7 июня 1927 года
Предшественник Леонид Леонидович Оболенский
Преемник Дмитрий Васильевич Богомолов
Александр Фёдорович Ульянов (временный поверенный)
Председатель Екатеринбургской городской думы
ноябрь 1917 года — 1918 год
Рождение 1 (13) августа 1888
город Керчь, Керчь-Еникальское градоначальство, Феодосийский уезд, Таврическая губерния, Российская империя
Смерть 7 июня 1927 (38 лет)
Варшава, Польская Республика
Место погребения в некрополе у Кремлёвской стены
Партия РСДРП (Меньшевики), РСДРП(б), с 1918 — РКП(б), с 1925 — ВКП(б)
Образование Университет Женевы
Деятельность революционер-марксист, дипломатический работник

Пётр Ла́заревич Во́йков (согласно большинству источников, это настоящее имя. Утверждения о том, что настоящее имя Войкова — Пинхус Лазаревич Вайнер, малодостоверны и, скорее всего, являются следствием ошибочного прочтения документов), партийные клички — «Петрусь», «Интеллигент», «Белокурый» (1 августа 1888, Керчь — 7 июня 1927, Варшава) — революционер, советский политический деятель, дипломатический работник. Один из участников принятия решения о расстреле бывшего российского императора Николая II в Екатеринбурге и членов его семьи.

Интерес к личности Петра Войкова связан с многолетней дискуссией о переименовании станции метро »Войковская» — и вообще об использовании его имени в топонимике. В ходе этой дискуссии выявились крайне поляризованные оценки. Например, КПРФ считает, что Войков входит в число «героев Страны Советов» и что его имя необходимо и далее использовать в названиях улиц и других объектов. Для противников такого использования, крайне разнородных по составу, Войков — «самый настоящий террорист и разрушитель государственности».

Согласно данным следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Пётр Войков действительно принимал участие в голосовании за расстрел царской семьи, а также выписал бумагу на получение серной кислоты, зная, что кислота выдаётся для сокрытия следов преступления, однако в какой-либо иной форме Войков в указанных событиях не участвовал.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1 Просмотров:15 464
  • ✪ «Пётр Войков погиб как герой»

Субтитры

Страсти по Петру. Кем на сам деле был революционер Войков?

«Террорист и разрушитель»

Строительство в Москве нового транспортного узла со станцией МКЖД, которой предполагалось дать название «Войковская», вызвало в столице очередную острую историческую дискуссию.

Ряд правозащитников, представители общественности, а также священнослужители с гневом потребовали изменить название станции, а вместе с этим также переименовать уже существующую станцию метро «Войковская». Общественники полагают, что из топонимики Москвы должно быть полностью вычеркнуто имя советского государственного деятеля Петра Войкова, в честь которого в своё время были названы улица и станция метро.

Станция метро «Войковская». Фото: РИА Новости

Разгневанные противники дают Петру Войкову крайне неприятную характеристику — «террорист, разрушитель государственности, убийца царской семьи».

На этом у большинства негодующих и заканчиваются знания о том, кто такой Пётр Войков и почему его имя было увековечено в годы Советской власти.

Политический портрет Петра Войкова, который рисуют в 2015 году, далёк от истины. Как и все деятели эпохи революции и Гражданской войны, Пётр Лазаревич Войков не был ни ангелом во плоти, ни демоном, каким его сейчас хотят представить.

Отцовские гены

Пётр Войков родился 13 августа 1888 года в городе Керчи Керчь-Еникальского градоначальства Феодосийского уезда Таврической губернии, в семье мастера металлургического завода Лазаря Петровича Войкова. Войков-старший, выходец из семьи получивших свободу крепостных крестьян, учился в Санкт-Петербургском горном университете, но был отчислен из него за участие в студенческих забастовках.

Марка СССР, 1988 год. Фото: Commons.wikimedia.org

Революционные взгляды Лазаря Войкова передались и сыну. Ещё в гимназии он начал распространять революционные листовки, за что впоследствии и был отчислен. В 1905 году, с началом первой русской революции, Пётр Войков вступил в РСДРП, примкнув к меньшевикам.

Гимназию Пётр окончил экстерном и успешно поступил в тот же Санкт-Петербургский горный университет, что и отец. И так же, как когда-то отца, Петра Войкова исключили за революционную деятельность.

Первая русская революция была в самом разгаре, когда молодой социалист Войков решил, что настало время вооружённой борьбы. Вступив в боевую группу РСДРП, Войков принял участие в подготовке покушения на полковника Ивана Антоновича Думбадзе.

Охота на черносотенца

Полковник Думбадзе, получивший во время революции полномочия главноначальствующего по Ялте, по воспоминаниям современников, «действовал в Ялте совершенно самостоятельно, быстро и решительно», не всегда считаясь с существующими законами и мнением Сената».

Думбадзе самым решительным образом расправлялся с революционерами и теми, кого считал таковыми. Законность полковника при этом мало волновала. Он приказал сносить дома, из которых прозвучит хотя бы один выстрел или будет брошена бомба, вне зависимости от того, причастен ли к этому владелец дома. Высылки, аресты, закрытия неугодных печатных изданий привели к тому, что полковника возненавидели практически все слои общества, за исключением черносотенцев. Думбадзе, один из покровителей «Союза русского народа», всячески помогал и потворствовал погромщикам-антисемитам. За это товарищ председателя Киевского губернского отдела «Союза русского народа» Мищенко так отозвался о нём: «Если бы на Руси было ещё два – три генерала Думбадзе, то была бы с корнем вырвана еврейско-инородческая революция, и склонились бы перед священным знаменем «Союза русского народа» все жидовствующие русские».

Вот именно в подготовке покушения против такого человека участвовал 18-летний Пётр Войков.

Покушение, состоявшееся 26 февраля 1907 года, завершилось неудачей — Думбадзе остался жив. Непосредственный исполнитель покончил с собой, а Войкову, на след которого напала царская охранка, пришлось уехать за границу.

От Женевы до Екатеринбурга

В Швейцарии Войков окончил физико-математический факультет в Университете Женевы. Также в Швейцарии молодой революционер, оставаясь меньшевиком, сблизился с Лениным и стал поддерживать большевиков по отдельным вопросам.

Эмиграция Войкова растянулась на 10 лет и завершилась после Февральской революции. При Временном правительстве он занимал пост комиссара Министерства труда, отвечая за разрешение споров между рабочими и владельцами предприятий.

Летом 1917 года он был откомандирован в Екатеринбург в качестве инспектора по охране труда. Здесь он окончательно примкнул к большевикам и во время Октябрьской революции являлся членом Военно-Революционного комитета Екатеринбурга.

Именно в качестве одного из руководителей местной власти в Екатеринбурге Пётр Войков летом 1918 года решал судьбу семьи последнего русского императора Николая II.

Палач императора

Так уж получилось, что полковник Думбадзе, на которого готовил неудавшееся покушение Пётр Войков, был любимцем императора. После покушения 1907 года Думбадзе был обласкан монархом, возведён в чин генерал-майора, приближен к царской семье. С учётом этого можно догадаться, что никаких тёплых чувств к Николаю II Войков не питал.

Поэтому в условиях, когда белогвардейцы приближались к Екатеринбургу, Войков поддержал казнь императорской семьи.

У гражданской войны свои законы, и ожесточение обеих сторон конфликта достигает крайней степени. В этих условиях расстрел царской семьи ничем принципиально не отличался от расстрелов, проводившихся суперзвездой современного российского кино адмиралом Колчаком.

Нет никаких сомнений в том, что Пётр Войков участвовал в организации расстрела царской семьи. Однако истории о том, что затем он глумился над телами убитых, мародёрствовал, украв для личного пользования драгоценности императрицы и её дочерей, исходят из эмигрантских кругов и не имеют объективного подтверждения.

Дипломат

С марта 1919 года Войков вошёл в руководство Центросоюза — головного органа системы советской потребительской кооперации. Затем осенью 1920 года Войков был включён в Коллегию Наркомата внешней торговли. В этом качестве он занимался продажей за рубеж ценностей императорской фамилии, Оружейной палаты Алмазного фонда.

Участие в этих операциях также ставится в вину Войкову, однако и здесь речь не шла о личном обогащении. Разорённой Гражданской войной стране нужны были средства на восстановление разрушенного хозяйства, и продажа царских ценностей была одним из источников дохода. Тут необходимо отметить, что никакой тотальной распродажи не было и в помине, иначе сегодня бы ни Алмазного фонда, ни Оружейной палаты не существовало в принципе.

В начале 1920-х годов Советская Россия трудно и тяжело начала путь к международному признанию. После подписания в 1921 году Рижского мирного договора с Польшей Пётр Войков был назначен председателем советской делегации в смешанной советско-польской реэвакуационной комиссии и обнаружил незаурядные дипломатические способности.

В 1922 году Войков был назначен дипломатическим представителем РСФСР в Канаде, но Великобритания не одобрила его кандидатуру. Британские дипломаты, не желавшие мириться с окончательным закреплением большевиков у власти в России, провоцировали новые осложнения. Отказ Войкову обосновали его причастностью к расстрелу царской семьи. Из уст представителей Великобритании это звучало особенно цинично с учётом того, что официальный Лондон отказал семье Николая II в предоставлении убежища.

В 1924 году Пётр Войков был назначен полномочным представителем СССР в Польской Республике.

При исполнении

Это была очень трудная работа. Власти Польши не скрывали своего враждебного отношения к СССР. На территории страны активно действовали белоэмигрантские группировки, готовившие террористические акции в отношении советских граждан в Польше. Антисоветские настроения польских властей активно подогревались из Великобритании, поскольку официальная Варшава ориентировалась на Лондон.

Несмотря на всё это, Пётр Войков вёл работу по сглаживанию противоречий и налаживанию отношений между двумя странами.

В мае 1927 года правительство Великобритании разорвало дипломатические отношения с СССР. В Польше в этот период была развёрнута антисоветская истерия, звучали прямые угрозы расправы над представителями СССР, в первую очередь, над полпредом Войковым.

7 июня 1927 года Пётр Войков прибыл на вокзал в Варшаве, куда должен был прибыть поезд с работавшими в Англии советскими дипломатами, покинувшими Лондон после разрыва дипломатических отношений. Около 9 утра неизвестный на перроне открыл огонь по советскому полпреду. Спустя час от полученных ранений Пётр Войков скончался.

Траурная процессия несёт гроб с телом советского посла в Польше Петра Войкова, убитого в Варшаве. Фото: РИА Новости

Герой эпохи

Террористом, расстрелявшим Войкова, оказался 20-летний белоэмигрант Борис Коверда. Польский суд приговорил его к пожизненным каторжным работам, однако предоставил президенту Польши право помилования Коверды. Сначала наказание для убийцы Войкова было смягчено с пожизненного до 15 лет, а после 10 лет заключения Коверда вышел на свободу.

После Второй мировой войны Борис Коверда перебрался в США, где работал в эмигрантской газете «Россия», а затем в типографии «Нового русского слова». Убийца Петра Войкова умер в феврале 1987 года в Вашингтоне в возрасте 79 лет.

Пётр Лазаревич Войков был похоронен в некрополе у Кремлёвской стены. Похоронен не как «террорист и убийца царской семьи», а как советский дипломат, погибший при исполнении служебного долга. Именно в этом качестве он и был увековечен в московской топонимике.

Спорить о личности Петра Войкова можно до бесконечности, и вряд ли этот спор позволит прийти к какому-то общему мнению. Но надо отдавать себе отчёт в том, что бесконечное переписывание собственной истории ведёт не к восстановлению исторической справедливости, а окончательному разрушению уважения к истории.

Войков: «Я был одним из самых ярых сторонников расстрела царской семьи»

Alliluia ›
Блог ›
Ужасные подробности убийства Царской семьи

История донесла до нас воспоминания и письменные свидетельства обо всех обстоятельствах самого убийства царской семьи, после которого председатель Уралсовета Белобородов (Янкель Вайсбарт) тут же телеграфировал секретарю большевицкого Совнаркома Горбунову: «Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу, официально семья погибнет при эвакуации».

Кроме Белобородова, в убийстве участвовали: Яков (Янкель) Юровский – член Уралсовета, главный палач царской семьи, и Петр Войков (Пинхус Вайнер) – комиссар продовольствия Уралсовета. В 1917 году Войков вернулся вместе с Лениным из эмиграции через Германию в экстерриториальном вагоне, в сопровождении немецких офицеров. Он особенно любил в дальнейшем хвастаться перстнем, снятым с отрубленного пальца убитой императрицы. Впоследствии Войков являлся послом в Варшаве, где вел разгульную жизнь, провалил и сдал польским спецслужбам большевицкого агента Скаковскую, за что и был вызван в Москву для предполагавшегося ареста и суда. Однако в вагоне поезда «Варшава–Москва» его, по приговору группы эмигрантов, застрелил Борис Каверда (1907–1987), отмстивший ему за убийство царской семьи.

В результате Войков мгновенно превратился из потенциального государственного преступника в убиенного героя-большевика, «жертву мирового империализма»…
Как ни отвратительно, имя этого цареубийцы и сегодня по воле властей продолжает носить одна из станций московского метрополитена (несмотря даже на то, что царская семья не так давно была судебно-следственными органами полностью «реабилитирована», а репрессировавшие ее должны, соответственно, считаться нарушителями подлинного правопорядка, то есть попросту преступниками-головорезами).

Обратимся же теперь к краткому рассказу об этой страшной ночи, составленному на основании показаний участников и очевидцев убийства.

«Ночью находившийся в Ипатьевском доме (или прибывший туда) отряд латышей, заменивший прежнюю стражу, набранную из жителей Сысертского завода, получил предписание Юровского расстрелять всех заключенных.

Отрекшийся император, его жена, сын, дочери и фрейлина были вызваны из спален под предлогом немедленной эвакуации из Екатеринбурга. Когда все они вышли к латышам, им объявили, что все немедленно будут расстреляны…

В комнате, длиной в 8 и шириной в 6 аршин, жертвам некуда было податься: убийцы стояли в двух шагах. Подойдя к государю, Юровский холодно произнес: “Ваши родные хотели вас спасти, но это им не удалось. Мы вас сейчас убьем”.

Государь не успел ответить. Изумленный, он прошептал: “Что? что?”.
Двенадцать револьверов выстрелили почти одновременно. Залпы следовали один за другим.

Все жертвы упали. Смерть государя, государыни, трех детей и лакея Труппа была мгновенна. Цесаревич Алексей был при последнем издыхании; младшая великая княжна была жива: Юровский несколькими выстрелами своего револьвера добил цесаревича; палачи штыками прикончили Анастасию Николаевну, которая кричала и отбивалась…

Когда все стихло, Юровский, Войков и двое латышей осмотрели расстрелянных, выпустив в некоторых из них еще по несколько пуль или протыкая

Войков рассказывал, что это была ужасная картина. Трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользкий… Спокоен был один Юровский. Он хладнокровно осматривал трупы, снимая с них все драгоценности…

Установив смерть всех, приступили к уборке… Помещение, в котором происходило избиение, спешно привели в порядок, стараясь, главным образом, скрыть следы крови, которую, по буквальному выражению рассказчика, “мели метлами”…»

Не менее страшен и рассказ о последующих действиях коммунистических убийц. По воспоминаниям Войкова, «после уборки помещения, к утру, Юровский распорядился, и латыши стали выносить трупы через двор к грузовому автомобилю, стоявшему у подъезда.

…Тронулись за город в заранее приготовленное место у одной из шахт. Юровский уехал с автомобилем. Войков же остался в городе, так как должен был приготовить все необходимое для уничтожения трупов.

Для этой работы было выделено 15 ответственных членов Екатеринбургской и Верхнее-Исетской партийных организаций. Все были снабжены новыми остро отточенными топорами такого типа, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш. Войков вспоминает эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ, голов.

Эту кровавую массу полили бензином и серной кислотой и тут же жгли. Жгли двое суток. Не хватало взятых запасов бензина и серной кислоты. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга ночью запасы…

Это была ужасная картина, – закончил Войков. – Даже Юровский и тот под конец не вытерпел и сказал, что еще таких несколько дней и он сошел бы с ума.

Под конец мы стали торопиться. Сгребли в кучу все, что осталось от сожженных останков расстрелянных, бросили в шахту несколько ручных гранат, чтобы пробить в ней никогда не тающий лед, и побросали в образовавшееся отверстие кучу обожженных костей…

Наверху, на площадке возле шахты, перекопали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы костра…

Юровский уехал сейчас же после 6 (19) июля, увезя с собой семь больших сундуков, полных романовским добром».

Только сердечное и глубоко осознанное покаяние русского народа может смыть с его души позорное кровавое пятно екатеринбургского убийства…

Оценивая духовно это ужасное событие российской истории и по-христиански обличая злую волю тех граждан России, что творили подобные преступления, сама Святая Русь, эта подлинная страна великих святых и вовсе безвестных христолюбцев, словами проповеди блаженного архиепископа-чудотворца Иоанна (Максимовича; 1896–1966), произнесенной им в Брюсселе в храме-памятнике царской семьи в 1962 году, так подвела печальный итог всему содеянному:

«Убийство императора Николая II и его семьи является исключительным как по виновности в нем русского и других народов, так и по его последствиям. Не сразу оно совершилось, подготавливалось постепенно.
Гнусная клевета поколебала преданность царю и даже доверие к нему значительной части русской общественности. В связи с тем наступившему, искусно вызванному мятежу не было дано должного отпора ни властями, ни обществом. Малодушие, трусость, предательство и измена во всей полноте были проявлены ими. Многие поспешили искать доверия и милостей от преступников, пришедших к власти. “Народ безмолвствовал” сначала, а потом быстро начал пользоваться создавшимися новыми условиями. Каждый старался о своей выгоде, попирая Божественные заповеди и человеческие законы. Открыто не было ничего сделано в защиту государя и престола. Молчаливо принято было известие о лишении царя и его семьи свободы. Втайне лишь возносились молитвы и воздыхания теми многими, кто не поддался общему искушению и понимал преступность тех деяний. Посему государь оказался всецело в руках своих тюремщиков и новой власти, знавшей, что может сделать все, что хочет.

Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени: кто прямым мятежом, кто его подготовкой, кто изменой и предательством, кто оправдыванием совершившегося или использованием его в выгоде себе. Убийство царя-мученика есть прямое следствие их.

Кровь его на нас и на чадах наших. Не только на современном поколении, но и на новом, поскольку оно будет воспитано в сочувствии к преступлениям и настроениям, приведшим к цареубийству.

Лишь полный духовный разрыв с ними , сознание их преступности и греховности и покаяние за себя и своих предков освободят Русь от лежащего на ней греха».

Статья скопирована с ресурса:
Pravoslavie.ru