Викентий ташкентский

«Испрашивая благословения и доброго архипастыря…»

Авторы прошения писали, что с момента прибытия владыки Викентия на Ташкентскую кафедру (до 2011 года он возглавлял Екатеринбургскую епархию), в адрес патриарха направлялись многочисленные жалобы о поведении и деятельности нового митрополита с просьбой принять меры, но все эти письма остались без ответа. Несмотря на это, в обращении выражалась надежда, что патриарх все-таки прислушается к просьбе своей ташкентской и узбекистанской паствы.

Митрополит Викентий (Виктор Морарь)

«Практически с первых дней и по сей день (…) третирует, унижает и всячески ущемляет не только сотрудников епархии и священнослужителей, но и прихожан собора, — говорилось в письме. — В приказном порядке и, угрожая увольнением, снятием креста, запретом в священнослужении, отлучением от Причащения и др., требует нарушать тайну исповеди, «стуча» на тех, кто не согласен с его деятельностью, «настоятельно рекомендует» (читать: «приказывает») докладывать ему о недовольных сотрудниках епархии, а затем без объяснений позволяет себе увольнять этих людей, пользуясь отговоркой, что это плохой сотрудник, «недостойный, корыстный» и др., который ничего не делает, вносит раскол, смуту и подобное, при этом не замечая, какое великое возмущение и негодование сам вносит подобными действиями в жизнь епархии и настроения, как работников епархии, так и прихожан. Приучает семинаристов, да и штат сотрудников, к тому, что стучать (в какие бы благородные речевые обороты и софистику это ни облекалось) – это благое дело, и это наш долг как христиан докладывать ему о подобном.

Дом архиерея до перестройки

Более того, к очень многим прихожанам, преимущественно к женщинам, к тем, кто, возможно, только ещё переступил порог храма, относится крайне неуважительно, унижает, нередко яростно и громко кричит (истерит, как говорят многие), и доводит до слёз порой за то, что ему просто не понравился внешний вид человека, хотя человек может быть одет в самом прямом смысле — обычно, как одеваются многие на службе Вашего Святейшества из прихожан. Самочинно отлучает от причастия, например за то, что женщина расписана с мужем в ЗАГСе, но не венчана, хотя мы знаем, что согласно «Основам социальной концепции Русской Православной Церкви» это допустимо, тем более если супруг или супруга неверующая, либо живут душа в душу ещё с советских времен уже многие годы, тем самым доводя людей своими расспросами и порицаниями до слёз прямо перед Чашей, что нередко приводит к тому, что люди в униженном состоянии уходят из собора, подчас с возмущениями, а порой и с бранью в адрес митрополита. Многие уже не вернулись в храм, вспоминая, «какие там священники».

В очень многих людях, служащих верою и правдою Церкви Христовой, немало лет посвятивших себя благу епархии, создав замечательные отношения с государственной властью, он разрушил ревность, веру и понимание всего того, что они делали, выгнал лучших. Наши государственные власти стали относиться довольно жёстко к Церкви и её просьбам. Если раньше с нами считались, то теперь мы на грани стать «левыми», которых необходимо всячески сдерживать и ущемлять. Над владыкой Викентием смеются, а как следствие и над нами, не за веру, не за Христа, а за глупость и беспредел в его правлении и за то, что мы его терпим и пытаемся слушаться.

Новый церковный комплекс

К сожалению, одновременно с рьяным служением, мы увидели его алчность в заслуженной выдаче зарплат работникам, которая и так с трудом дотягивает до среднего уровня. (…) Основная часть преподавателей возмущены его позицией касательно порядков в семинарии, где семинаристы вместо учёбы большую часть времени занимаются теми делами, где он решил сэкономить на работниках. В итоге мы получили множество диаконов и священников, которые такие же косноязычные, вчерашние уличные ребята, сварщики, военные, безработные, которых он рукоположил даже без положенных трёх курсов семинарии, многие в монашеском чине, это люди, которые едва понимают, что такое монашество, жизнь которых ничем не отличается от их жизни вчерашней. (…)

Мы, простые прихожане и работники епархии, возмущены тем, что он (монах) отметил своё 60-летие (не дату хиротонии или юбилей епархии) в одном из дорогих ресторанов города «Осиё Гранд» (это произошло в 2013 году – AsiaTerra), после чего сотрудники не получали заработные платы в течение двух месяцев, с тех пор пошла тенденция задерживать зарплаты, прикрываясь отсутствием денег, либо по любому малейшему поводу её урезать, лишать, при этом все знают, как часто он бывает в поездках за границу (Россия, Италия, Турция, Афон, куда он возит с собой немалые группы своих людей).

Его правая рука отец С.А. не без согласия своего архипастыря, нашим мы его назвать не можем, тем, кто не желает проходить огласительные беседы, предлагает заплатить немалую сумму (месячная зарплата среднего класса) в валюте, после чего человека крестит. В подобных махинациях были уличены и другие священнослужители. Привезенная в 2014 году с Украины икона Пресвятой Богородицы «Тихвинская» многажды увенчивалась прихожанами драгоценностями в знак их благодарности Царице Небесной, однако подобные драгоценности куда-то бесследно исчезают.

Новый церковный комплекс

Убедительно просим Ваше Святейшество отозвать этого человека с территории Республики Узбекистан и дать нам «доброго пастыря».

Если же наша просьба, как просьба большинства из прихожан, окажется без положительного ответа, мы, хотя крайне не хотим выносить данный вопрос на обсуждение «внешних», вынуждены будем обратиться в наш Комитет по делам религий, Министерство внутренних дел, службы госбезопасности (они этого очень ждут) с просьбой рекомендовать владыке Викентию покинуть пределы Республики Узбекистан, как вносящему смуту и возмущающему умы и сердца людей, подобное сделали с бывшим Кыргызстанским епископом (нынешним епископом Исилькульской епархии) Феодосием (Гажу), что не сделает чести священноначалию нашей Церкви».

Текст был опубликован без подписей, однако редакция сайта уведомила, что она удостоверилась в реальном существовании подписавших его людей, и что их персональные данные имеются в письмах, ранее поступавших в Московскую патриархию.

О том же письме сообщило и ИА Фергана, предуведомив, что редакция тоже получила это послание, подписанное как «прихожане и духовенство Ташкентской епархии», без имен и фамилий, то есть, фактически, анонимное. По данным информагентства, подобных писем было несколько, и отправлены они были в разное время и разными людьми. Имена авторов последнего из них известны редакции, но не раскрываются из-за опасений в безопасности этих людей.

Представителю Ферганы удалось связаться с одним из составителей письма, который в беседе «под запись» подтвердил почти всё написанное (кроме эпизода с «болгаркой», свидетелем которого он не был), а также уточнил, что в аналогичном послании к патриарху указаны их фамилии, адреса и телефоны. При этом оказалось, что его копии уже отправлены в Комитет по делам религий Узбекистана, а также в прокуратуру.

Что пишут СМИ

Напомним, что владыка Викентий (Виктор Морарь) с 1999 года возглавлял Екатеринбургскую епархию, а в 2011-м был переведен в Узбекистан. Российское издание Накануне.Ru, ссылаясь на мнение рядя наблюдателей, отмечает, что перевод священнослужителя стал своеобразной «ссылкой», несмотря на то, что архиепископ практически сразу получил более высокий чин митрополита и возглавил весь Среднеазиатский митрополичий округ. Подробнее о митрополите Викентии рассказывается в соответствующей статье Википедии.

Жителям Екатеринбурга священнослужитель запомнился, прежде всего, по скандалу вокруг храма Святой Екатерины, высказывает мнение Накануне.Ru. В 2011 году он активно выступал за снос фонтана «Каменный цветок» на площади Труда и возведение на его месте церкви, а после того как на защиту сквера вышли тысячи горожан, он пожелал всем своим противникам страшные мучения.

В октябре 2014 года сайт Ura.ru опубликовал статью, обвиняющую митрополита в незаконном вывозе из России церковной утвари, представляющей культурную ценность.

«Викентий спокойно вылетел в Узбекистан. В его чемоданах лежало как минимум две вещи, которые по закону охраняются государством и никогда не должны были покидать пределы Российской Федерации — резной золоченый киот и уникальная житийная икона Святого Симеона Верхотурского возрастом старше 100 лет. Кроме того, за границу, похоже, уехали драгоценные камни: алмазы, рубины, сапфиры, изумруды. В описании вывозимых предметов за подписью заместителя главы Управления Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия по УрФО Татьяны Бондарь они значатся просто как «цветные камни» или «прозрачные камни», — говорилось в ней.

Сложно сказать, насколько содержание этой публикации соответствовало действительности. В любом случае, продолжения эта история, похоже, не имела, поскольку ни Ura.ru , ни другие издания об этом больше ничего не писали.

Новый церковный комплекс

Несколько дней назад сайт Ura.ru, правда, вновь вспомнил о владыке Викентии в связи с публикацией «разоблачительного» письма. Издание сообщило, что после этого на поддержку митрополита мобилизовались его верные прихожане, собравшие под петицией в его поддержку 500 подписей. В бумаге был назван и главный виновник сложившейся ситуации — дьявол. Послание со словами поддержки доброму пастырю было также отправлено в московский патриархат. На этой же странице сайта, в одном из комментариев приводится развернутый ответ сторонника действующего митрополита на происки «группы прихожан».

Статьи в защиту Викентия стали появляться и в некоторых узбекистанских сетевых изданиях.

Что касается реакции самого патриарха Кирилла, то она, скорее всего, будет вполне ожидаемой для религиозного деятеля, чьё имя ассоциируется с так называемым «табачным скандалом», загадочным исчезновением часов за 30 тысяч евро и не менее волшебным превращением «нанопыли» почти в миллион долларов, то есть ее просто не будет. Хотя в любом случае очевидно, что до того момента пока скандал утихнет, в СМИ будет «слито» немало интересной информации, которая вряд ли обрадует РПЦ.

«Одноэтажное строение с подвалом и скатной кровлей»

Сложно подтвердить или опровергнуть обвинения, высказанные в адрес церковного иерарха, если не «варишься» в этой среде, однако с ним связана одна достаточно известная история, которая очень хорошо его характеризует как человека.

Вскоре после того как архиепископ Викентий прибыл в Ташкент и стал митрополитом Ташкентским и Узбекистанским, а также главой вновь образованного Среднеазиатского митрополичьего округа, он приступил к масштабному строительству нового здания епархиального управления и собственной резиденции.

Следует пояснить, что с 1940-х годов епархиальное управление РПЦ занимало небольшой участок земли за невысоким забором. Там же находился скромный одноэтажный дом архиерея, а также сарай для хозяйственных нужд. Архиереем в православной церкви именуется священнослужитель, относящийся к третьей, высшей степени священства, руководитель епархии. В этом доме жил предшественник Викентия, митрополит Владимир, возглавлявший Ташкентскую и Узбекистанскую епархии на протяжении двух десятилетий, пока не был назначен главой Омской митрополии, и не отбыл на новое место служения.

Новый церковный комплекс

Проигнорировав как протесты жителей пятиэтажного дома № 4 на улице Садыка Азимова, расположенного напротив этого участка, так и строительные нормы и правила, владыка Викентий в 2014 году развернул строительство трехэтажного особняка прямо перед их подъездами. Встревоженные жители дома вступили в переговоры с митрополитом, по итогам которых между ними было подписано соглашение о том, что его новая резиденция будет состоять из «подвала, одного этажа и скатной кровли», линия застройки будет расположена примерно на два метра от дороги, а ограждением будет не высокий забор, а решетка.

Глава Русской православной церкви в Узбекистане не сдержал своего слова: дом в три этажа был построен сразу же за арыком, проходящим вдоль дороги, то есть часть общественного двора шириной примерно в два метра была «прихватизирована». При этом первый этаж здания официально именуется «подвалом».

В результате обитатели половины длинной четырехэтажки, выходя из своих подъездов, буквально упираются в стену церковного комплекса: здания отстоят друг от друга всего на 14,9 метра. Благодаря «богоугодным» действиям отца Викентия половина общего двора 8-подъездного жилого дома перестала существовать – длина нововозведенной резиденции составляет около семидесяти метров. Подробнее об этом — .

«Жильцы дома уже сегодня оказались в каменном колодце, в который не проникает солнечный свет и воздух. Окна новостроя упираются в наш дом, так что нам остается только жить с плотно задраенными окнами днем и ночью», — описывали люди свои впечатления в обращении в аппарат президента Каримова.

Однако узбекские власти демонстративно «не заметили» весь этот беспредел, вероятно, решив не давать повода для препирательств с руководством России, опекающим православную церковь на государственном уровне. Так или иначе, но на все попытки жителей добиться отмены незаконного строительства, чиновники отделывались пустыми отписками, а сами батюшки отвечали, что с соответствующими ведомствами у них всё согласовано, давая понять, что вопрос решен «этажом выше».

В настоящее время строительство комплекса епархиального управления и резиденции митрополита близко к завершению, представление о том, как выглядит этот 70-метровый «собор Василия Блаженного» можно получить по его фотографиям.

Владыка Викентий (Морарь) родился 4 октября 1953 года в с. Скуляны Унгенского района Молдавской ССР, в семье служащих. По окончании средней школы с 1971 по 1973 год проходил службу в армии.

В 1974 году поступил в Московскую Духовную Семинарию, в 1982 — в Московскую Духовную Академию, которую окончил со степенью кандидата богословия за сочинение «Учение свт. Игнатия Брянчанинова о молитве». В 1981 году пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона, в январе 1982 — во иеромонаха. С 1982 года нес послушание помощника ризничего в Троице-Сергиевой Лавре. В 1985 г. возведен в сан игумена. 28 августа 1990 года возведен в сан архимандрита.

2 сентября 1990 года в Христорождественском соборе г. Кишинева Святейший Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и сонмом архиереев хиротонисан во епископа Бендерского, викария Кишиневской митрополии.

В связи с образованием новой епархии в Республиках Хакассия и Тыва, 18 июля 1995 г. решением Священного Синода назначен епископом Абаканским и Кызылским.

Указом Святейшего Патриарха Алексия от 19 февраля 1999 года возведен в сан архиепископа.

С июля 1999 г. — архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский.

24 сентября 2000 г. при освящении Свято-Троицкого кафедрального собора г. Екатеринбурга награжден Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II орденом преподобного Сергия Радонежского II степени.С июня 2003 г. — председатель Фонда по премиям памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова) (Макариевский фонд).

2 сентября 2010 г. за богослужением в Храме-на-Крови, в ознаменование двадцатилетнего юбилея архиерейской хиротонии, предстоятелем Православной Церкви в Молдове митрополитом Кишиневским и всея Молдовы Владимиром награждён высшим орденом Православной Церкви в Молдове в честь благоверного воеводы Стефана Великого и Святого I степени.

27 июля 2011 года Решением Священного Синода, состоявшемся в Киеве, архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий направлен на служение в Среднюю Азию, а управляемая им епархия разделена на три части. Вместо Среднеазиатской епархии появился Среднеазиатский митрополичий округ, в состав которого вошли новые Бишкекская, Душанбинская и Ташкентская епархии, а также приходы в Туркменистане. Статус митрополита Среднеазиатского, управляющего всем округом и одновременно Ташкентской епархией, придан Викентию, который, согласно тем же решениям, будет временно исполнять и обязанности главы Бишкекской и Душанбинской епархий. С этого момента Владыка Викентий он именуется как глава Среднеазиатского митрополичьего округа, архиепископ Ташкентский и Узбекистанский.