В какое время мы живем

Вся история Земли — более 4 миллиардов лет — состоит из определенных временных отрезков той или иной протяженности. Ученые так договорились. Чтобы как-то ориентироваться, заглядывая в прошлое.

Длинные отрезки — эоны — включают в себя более короткие — эры. Наверняка многие слышали их названия хотя бы раз — мезозойская, кайнозойская, архейская. Эры поделены на периоды, периоды — на эпохи, эпохи на — ярусы.

Мезозойская эра, предшествовавшая нашей — кайнозойской.

Наша нынешняя эпоха — Голоцен. Она охватывает последние 11700 лет — с конца последнего ледникового периода по настоящий момент.

До недавнего времени Голоцен был сам по себе — неподеленным. Этот пробел и решила исправить Международная комиссия по стратиграфии (International Commission on Stratigraphy — ICS). Предложила внести изменения в Международную стратиграфическую шкалу (The International Chronostratigraphic Chart). И внесла, как сообщила ВВС.

Так до последнего времени выглядела Международная стратиграфическая шкала, в которую ныне внесены изменения.

Голоцен теперь поделен на 3 яруса. Самый ранний — получил названием Гренландий (Greenlandian) – в честь окончания глобального оледенения. Он длился в период 11700 – 8200 лет назад.

За Гренландием настал черед Нортгриппия (Northgrippian) – или Северогриппинского яруса. Он начался, соответственно, 8200 лет назад с глобального похолодания, которое вызвала талая вода, стекавшая с северных ледников в Атлантический океан.

Последние 4200 лет продолжается Мегхалаий (Meghalayan) — наш нынешний ярус. Он начался с опустошающей глобальной засухи, которая примерно за 200 лет погубила многие древние цивилизации.

Итак, вот наш новый «временной адрес» — согласно иземенениям в стратиграфической шкале: Фанерозойский эон Кайнозойской эры Четвертичного периода эпохи Голоцена Мегхалаийского яруса.

Далеко не все согласны с нашей новой «пропиской». И полагают, что никакой сейчас не Мегхалаий, а самый настоящий Антропоцен – ярус, который отличается погубным влиянием человеческой деятельность на окружающую среду. Опять же в глобальном масштабе.

Авторитетные ученые уверяют: Земля находится в стадии очередного — шестого — массового вымирания, которое организовало само человечество. Спровоцировало своей антропогенной деятельностью — разрушительной для планеты.

Согласно выводам, которые американские биологи из Принстонского, Стэнфордского, Калифорнийского университетов и их мексиканские коллеги из Национального автономного университета Мехико изложили в докладе, опубликованном в журнале Science Advances, антропоцен кончится тем, что и люди исчезнут в числе других уже обреченных видов.

Как пояснил профессор-эколог Пол Эрлих (Paul Ehrlich), с 1500 года наш мир безвозвратно покинули 320 видов позвоночных. И если прежде раз в 100 лет вымирали от силы два вида млекопитающих, ныне скорость исчезновения увеличилась почти в 100 раз. И приближается к той, с которой виды вымирали 65 миллионов лет назад, когда Земля рассталась с динозаврами.

Кайнозойская эра: примечательна появлением первых разумных существ.

КСТАТИ

И целого мира мало

Давно бьет тревогу Всемирный фонд дикой природы (WWF). По данным его специалистов, биоресурсы Земли за 40 последних лет сократились примерно на треть. Иными словами, треть нашей планеты мы уже «употребили» на свои нужды — съели и переварили, сожгли, вырубили, отравили. При чем скорость употребления растет год от года.

Эксперты назвали самые расточительные страны — те, которые потребляют непозволительно много биоресурсов на душу населения. Вот «наивреднейшая» десятка: Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Дания, США, Бельгия, Австралия, Канада, Нидерланды и Ирландия.

Если бы все жили столь нагло, как в экологически неблагонадежных странах, то для дальнейшего существования цивилизации нынешнюю людскую массу следовало бы расселить по пяти таким планетам, как наша.

Россия, кстати, относится к своей части Земли весьма бережно — по сравнению со многими другими. Занимает 33-е место в списке «вредителей».

В недавне докладе эксперты попутно отметили: стремительно уменьшается биоразнообразие. Жизнь на планете становится скуднее. По данным WWF, каждый год с нее пропадают 25 тысяч видов животных и растений.

СПРАВКА «КОМСОМОЛКИ»

Иных уж нет: 5 выявленных массовых вымираний

1. Ордовикско-силурийское: 450 миллионов лет назад исчезли 60 процентов обитавших тогда беспозвоночных. Предположительная причина — движение суперконтинента Гондвана, повлекшее за собой похолодание и падение уровня воды в мировом океане.

2. Девонское вымирание: 370 миллионов лет назад погибла половина морских животных. Предположительная причина — отравление воды продуктами вулканической деятельности.

3. Пермское (великое) вымирание: 250 миллионов лет назад погибли 96 процентов морских видов животных и 70 процентов наземных.

Вероятная причина: извержения огромного числа вулканов разом.

4. Триасовое вымирание: 200 миллионов лет всего за 10 тысяч лет назад погибла половина животных, включая большинство архозавров — предшественников динозавров. Вероятная причина — некие таинственные климатические изменения.

5. Мел-палеогеновое вымирание: 65 миллионов лет назад вымерли динозавры. Кто их погубил точно не известно. Может быть, все те же вулканы или астероиды.

Пять «главных» вымираний не привели к тому, что жизнь на Земле исчезла. Как например, если верить некоторым гипотезам, могло произойти на Марсе или на Венере. Наша живность возрождалась. На это, правда, уходили миллионы лет, но планета оставалась обитаемой. Хотя «население» порой менялось до неузнаваемости.

Израиль может справиться со всеми врагами. Ему не страшны ни войны, ни резолюции ООН, ни коррупция, ни лесные пожары, ни нашествие саранчи. Еврейский гений проявил себя во всех сферах, благодаря чему у Израиля был свой автомобиль «Сусита» (который, правда, не смог конкурировать с «Опелем и «Субару»), свой истребитель «Кфир» (которому американцы не дали взлететь), и есть собственный спутник с грандиозным названием «Эрос».

Короче, Израиль всех сильнее и умнее со своими передовыми технологиями, за которыми к нам стоит очередь со всего мира.

И только с одним противником Израилю не совладать – с дождем. Казалось бы, для такой страны любой дождь во благо. И чем дольше, тем лучше. Но это только кажется. На самом деле, израильтяне с содроганием ожидают первых дождей, которые обычно начинаются в ноябре-декабре. А уж когда три дня подряд бушуют ливни, на первых полосах всех СМИ погода вытеснила даже военную операцию «Северный щит».

Да и как же иначе, если с ливнями Израиль не может справиться. И никогда не мог. Как много лет назад, так и сейчас мы видим привычную картину: главную тель-авивскую автомагистраль затопило и ее перекрыли на пять часов; автокатастрофы на каждом шагу, включая одну с летальным исходом; светофоры не работают; спутниковое телевидение тоже; перебои электричества в домах идут волнами, выбивая пробки и компьютеры; наводнения на юге стали уделом и центра тоже: мошав у аэропорта затопило вместе с домами и машинами – слава Богу, жителей спасли; наконец, состояние ливневой канализации приводит к тому, что любой ливень парализует крупные города с такой скоростью, с какой этого не делают даже ракеты из сектора Газа.

Пишу и думаю: когда погаснет свет? Успею ли дописать эту строчку?

Это только на календаре – XXI век, а выглянешь в окно – не позднее XIX-го. И не Европа, а прямо Африка, где тоже наводнения и тьма.

Чуть больше месяца назад прошли муниципальные выборы: чего только не обещали кандидаты, ставшие мэрами. Они не обещали только одного – починить ливневую канализацию. Не обещали создать такую городскую инфраструктуру, которая легко справится с любыми бурями и ливнями без ущерба для граждан. Почему же они этого не обещали? Потому что знают, что в отличие от строительства Третьего храма – это невыполнимо. Храм можно построить, канализацию – нет. Не та статья расходов, которая убедит минфин.

Задумчиво глядя на потоки воды, рыночный торговец сказал: «Высшая сила». С таким же успехом он мог сказать «форс-мажор». Оно же – стихийное бедствие. Но погодите, разве дожди – не благо? Для других, может, и благо, а для нас – сущее бедствие, которое к тому же – сопровождается пиком эпидемии гриппа.

С этой высшей силой, которая так бешено низвергается с небес, не справится даже всемогущая Армия обороны Израиля, потому что она может оборонять государство только от земных сил, но не от небесных. На небесные силы у нас силы нет.

В старой израильской песне говорилось, что дожди «это хорошо для сельского хозяйства». Оно, может, и так, вот только на ценах сельхозпродуктов это почему-то не отразилось. Раньше торговцы объясняли космические цены на помидоры тем, что «все сгорело». Теперь они скажут: «Все смыло».

В такой ситуации невольно вспоминаешь про Ноев ковчег: там тоже все начиналось с ливней. Так, может, начать строить современную версию – а то вдруг потонем? Видя проплывающий мимо полный мусорный бак, ты понимаешь, что ковчег – не научная фантастика, а насущная необходимость.

Дожди в Израиле, как и войны, длятся недолго, оставляя после себя немало дурных воспоминаний и прямого ущерба. С другой стороны, куда ж нам без дождей? Помучаемся три дня без света, компьютера и телевизора, зато, глядишь, по числу осадков побьем рекорд какого-нибудь 1911 года. Ведь должны же эти осадки где-то скопиться.

Поэтому так обидно узнать, что после трехдневного извержения стихии уровень воды в Кинерете увеличился… на два сантиметра. Ах, простите – на три.

Рафаэль Рамм, «Детали» К.В.

Фото: Нир Кейдар.