Царь Павел

Убийство Павла I

«ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ ПАВЕЛ ПЕРВЫЙ: МОЛИСЬ,

ДА ИЗБАВИТ НАС ГОСПОДЬ ОТ ВТОРОГО»

Из 46 римских императоров было насильственно свергнуто 33; история Византии насчитывает сотни заговоров; в Турции и арабских странах были десятки «серальных переворотов». Быстро и часто офицеры, охрана, гвардия меняют южноамериканских диктаторов. В России за 76 лет, с 1725 по 1801 г., по одному счету — пять, а по другому — восемь «дворцовых революций».

Итак, дворцовый переворот — событие столь же «непристойное», сколь обыкновенное для целых стран, веков, эпох. Заговор 11 марта 1801 г. в этом смысле историческая частность…

Однако ни об одном из российских переворотов XVIII в. столько не размышляли и не писали, как о событиях 1801 г. Отметим еще раз интерес, серьезнейшие размышления, историко-художественные замыслы различных деятелей русской культуры и общественной мысли: Пушкина, Герцена, Толстого, Тынянова; вспомним заметки Вяземского, гремевшую в начале нынешнего столетия пьесу Мережковского «Павел I», в советское время роман О. Форш «Михайловский замок».

Март 1801 г. интересен историку, художнику, мыслителю. Некоторые черты этого события, отличающие его от остальных, парадоксальным образом помогают приблизиться к более общим, глубинным закономерностям российского XVIII и XIX вв., прибавить нечто серьезное к постановке проблемы власти, народа, идеологии, рассмотреть трагическую коллизию цели и средств…

«Фауст. Смерть императора Павла», — записал Гете в своем дневнике 7 апреля 1801 г.

«Связи между двумя отметками нет никакой, но соседство их примечательно, — комментирует С. Н. Дурылин, — работу или думу над важнейшим созданием своего гения Гете поставил рядом с политическим событием, свершившимся в далекой России, — так показалось оно ему важно и значительно»

Видел ли действительно Гете вселенский «фаустовский» смысл в событиях 11 марта, остается, конечно, гипотезой. Вскоре, однако, великому немцу вторит юный Пушкин, как обычно, одной фразой говорящий очень много: «Правление Павла доказывает, что и в просвещенные времена могут родиться Калигулы…».

Калигула или, например, Иван Грозный, Филипп II, даже Бирон для Пушкина соответствовали своим «непросвещенным» векам и нравам; но вот — проблема из проблем! Европейское просвещение, провозгласив важный принцип разума, как будто исключает саму возможность явления Калигулы (читай — полусумасшедшего, зверя, тирана). Если же такая фигура возможна, то либо новые времена «не столь просвещенные» и, стало быть, не исключаются рецидивы тирании, либо Павел — это последний, «случайный Калигула». Суждения современников и потомков показывают, что многие лучшие умы старались уловить сокровенный смысл столь простого и трагически обыкновенного дела, которое совершилось в Петербурге в ночь с 11 на 12 марта 1801 г.

Н.Я. Эйдельман. Грань веков

ПАВЕЛ, БЕДНЫЙ ПАВЕЛ…

В последний день жизни 11 марта 1801 года Павел призвал к себе сыновей — Александра и Константина и приказал привести их к присяге (хотя они уже делали это при его восхождении на престол). После этой процедуры император пришел в хорошее расположение духа и дозволил сыновьям отужинать вместе с ним. Когда ужин кончился и все вставали из-за стола, Павел вдруг сказал: «Чему бывать, того не миновать». И ушел в свои спальные апартаменты.

Между тем заговорщики уже действовали. Михайловский дворец, где располагался император, в эту ночь охраняли войска, верные Александру. Почему-то Павел сам удалил от своих дверей верный ему конногвардейский караул во главе с полковником Саблуковым. В заговоре участвовал даже полковой адъютант Павла I, который и провел во дворец группу заговорщиков. Среди них были лица, занимавшие высшие посты в государстве,- граф Пален, князь Зубов, его брат граф Зубов, князь Волконский, граф Бенигсен и генерал Уваров. Поначалу они якобы намеревались ограничиться арестом Павла с тем, чтобы заставить его отречься от престола в пользу старшего сына.

По дороге в апартаменты императора кто-то из офицеров наткнулся на лакея и ударил его тростью по голове. Лакей поднял крик. Павел, услышав шум, поднятый заговорщиками, попытался скрыться через двери, которые вели в покои императрицы, но они оказались запертыми. Тогда он бросился к окну и спрятался за занавеской. Заговорщики, не найдя императора в постели, на мгновение растерялись. Им показалось, что заговор раскрыт и что это ловушка. Но граф Пален, самый хладнокровный из них, приблизился к постели и, потрогав простыни рукой, воскликнул: «Гнездо еще тепло, птица не может быть далеко». Заговорщики обыскали комнату и обнаружили спрятавшегося императора. Павел стоял беззащитный в ночной рубашке перед заговорщиками, в руках которых сверкали шпаги. Кто-то из присутствующих сказал:

— Государь, вы перестали царствовать. Император — Александр. По приказу императора мы вас арестуем.

Павел повернулся к Зубову и сказал ему:

— Что вы делаете, Платон Александрович?

В это время в комнату вошел офицер и шепнул Зубову на ухо, что его присутствие необходимо внизу, где опасались гвардии. Зубов ушел, но вместо него вошли еще заговорщики.

— Вы арестованы, ваше величество,- повторил кто-то.

— Арестован, что это значит — арестован? — в каком-то оцепенении спросил император.

Один из офицеров с ненавистью отвечал ему:

— Еще четыре года тому назад с тобой следовало бы покончить!

На это Павел возразил:

— Что я сделал?

Платон Зубов отвечал, что деспотизм его сделался настолько тяжелым для нации, что они пришли требовать его отречения от престола.

В описании дальнейших событий мемуаристы расходятся. Один пишет, что император «вступил с Зубовым в спор, который длился около получаса и который, в конце концов, принял бурный характер. В это время те из заговорщиков, которые слишком много выпили шампанского, стали выражать нетерпение, тогда как император, в свою очередь, говорил все громче и начал сильно жестикулировать.

В это время шталмейстер граф Николай Зубов, человек громадного проста и необыкновенной силы, будучи совершенно пьян, ударил Павла по руке и сказал: «Что ты так кричишь!»

При этом оскорблении император с негодованием оттолкнул левую руку Зубова, на что последний, сжимая в кулаке массивную золотую табакерку, со всего размаху нанес правою рукою удар в левый висок императора, вследствие чего тот без чувств повалился на пол. В ту же минуту француз-камердинер Зубова вскочил с ногами на живот императора, а Скарятин, офицер Измайловского полка, сняв висевший над кроватью шарф императора, задушил его им. (Другие очевидцы говорят, что Павел пробовал освободиться, и Бенигсен дважды повторил ему: «Оставайтесь спокойным, ваше величество, дело идет о вашей жизни!» Однако спустя немного времени сам же Бенигсен снял шарф и подал его князю Яшвилю. Подполковник Яшвиль, которого Павел однажды во время парада ударил палкой, накинул на шею императора шарф и принялся его душить.)

На основании другой версии, Зубов, будучи сильно пьян, будто бы запустил пальцы в табакерку, которую Павел держал в руках. Тогда император первый ударил Зубова и, таким образом, сам начал ссору. Зубов будто бы выхватил табакерку из рук императора и сильным ударом сшиб его с ног. Но это едва ли правдоподобно, если принять во внимание, что Павел выскочил прямо из кровати и хотел скрыться. Как бы то ни было, несомненно то, что табакерка играла в этом событии известную роль.

Еще один мемуарист описывает сцену смерти так: удар табакеркой был «сигналом, по которому князь Яшвиль, Татаринов, Гарданов и Скарятин яростно бросились на него , вырвали из его рук шпагу; началась с ним отчаянная борьба, Павел был крепок и силен; его повалили на пол, били, топтали ногами, шпажным эфесом проломили ему голову и, наконец, задавили шарфом Скарятина».

Оставшуюся часть ночи лейб-медик Вилие обрабатывал изуродованный труп Павла, чтобы наутро его можно было показать войскам в доказательство его естественной смерти. Но, несмотря на все старания и тщательный грим, на лице императора были видны синие и черные пятна. Когда он лежал в гробу, его треугольная шляпа была надвинута на лоб так, чтобы скрыть, насколько возможно, левый глаз и зашибленный висок.

А. Лаврин. Энциклопедия Смерти. Хроники Харона. М., 1993

ЦАРЕУБИЙСТВО. ИЗ ЗАПИСОК М.А. ФОНВИЗИНА

Вступив в службу в гвардии в 1803 году, я лично знал многих, участвовавших в заговоре; много раз слышал я подробности преступной катастрофы, которая тогда была еще в свежей памяти и служила предметом самых живых разсказов в офицерских беседах. Не раз, стоя в карауле в Михайловском замке, я из любопытства заходил в комнаты, занимаемыя Павлом, и в его спальню, которая долго оставалась в прежнем виде; видел и скрытую лестницу, по которой он спускался к любовнице своей, княгине Гагариной, бывшей Лопухиной. Очевидцы объясняли мне на самых местах, как все происходило. Сравнивая читанныя мною в разных иностранных книгах повествования о смерти Павла с собственными воспоминаниями слышаннаго мною об этом, начну разсказ мой списком заговорщиков, которых имена мог припомнить. Всех их было до 60-ти человек, кроме большей части гвардейских офицеров, которые, собственно не участвуя в заговоре, догадывались о его существовали и, по ненависти к Павлу, готовы были способствовать успеху. Вот кто были лица, мне и всем в то время известныя: с.-петербургский военный ген.-губернатор граф фон-дер-Пален; вице-канцлер граф Н. П. Панин; князь Платон Зубов — шеф 1-го кадетскаго корпуса; братья его: Валерьян — шеф 2-го кадетскаго корпуса и Николай; генерал-майор Бенигсен и Талызин — командир Преображенскаго полка и инспектор с.-петербургской инспекции; шефы полков: Кексгольмскаго — Вердеревский; Сенатских батальонов — Ушаков; 1-го Артиллерийскаго полка — Тучков; командиры гвардейских полков: Уваров — Кавалергардскаго; Янкович-Демириево — Конногвардейскаго; Депрерадович — Семеновскаго, и князь Вяземский — шеф 4-го батальона Преображенскаго полка; того же полка полковники: Запольский и Аргамаков; капитан Шеншин и штабс-капитан барон Розен; поручики: Марин и Леонтьев; два брата Аргамаковы; граф Толстой — Семеновскаго полка полковник; князь Волконский — адъютант в. к. Александра Павловича; поручики: Савельев, Кикин, Писарев, Полторацкий, Ефимович; Измайловскаго полка полковник Мансуров; поручики: Волховской, Скарятин и Кутузов; Кавалергардскаго полка полковник Голенищевъ-Кутузов; ротмистр Титов; поручик Горбатов; артиллеристы: полковник князь Яшвиль; поручик Татаринов; флотский капитан командор Клокачевъ. В заговоре, кроме военных, участвовали несколько придворных и гражданских лиц и даже отставных; имен их не припомню.

Душою заговора и главным действователем был граф Пален, один из умнейших людей в России, смелый, предприимчивый, с характером решительным, непоколебимым. Родом курдяндец, он еще при Петре Ш вступил в русскую службу корнетом в Конногвардейский полк. В царствование Екатерины Пален усердно содействовал присоединению Курляндии к империи, полюбил Россию и был всей душою предан новому своему отечеству. С прискорбием и негодованием смотрел он на безумное самовластие Павла, на непостоянство и изменчивость его внешней политики, угрожавшей благоденствию и могуществу России, Павел, сперва враг французской революции, готовый на все пожертвования для ея подавления, раздосадованный своими недавними союзниками, которым справедливо приписывал неудачи, испытанныя его войсками — поражения генералов: Римскаго-Корсакова в Швейцарии и Германии в Голландии — после славной кампании Суворова в Италии, вдруг совершенно изменяет свою политическую систему и не только мирится с первым консулом Французской республики, умевшим ловко польстить ему, но становится восторженным почитателем Наполеона Бонапарте и угрожает войною Англии. Разрыв с ней наносил неизъяснимый вред нашей заграничной торговле. Англия снабжала нас произведениями и мануфактурными и колониальными за сырыя произведения нашей почвы. Эта торговля открывала единственные пути, которыми в Россию притекало все для нас необходимое. Дворянство было обезпечено в верном получении доходов с своих поместьев, отпуская за море хлеб, корабельные леса, мачты, сало, пеньку, лен и проч. Разрыв с Англиею, нарушая материальное благосостояние дворянства, усиливал в нем ненависть к Павлу, и без того возбужденную его жестоким деспотизмом.

Мысль извести Павла каким бы то ни было способом сделалась почти общею. Граф Пален, неразборчивый в выборе средств, ведущих к цели, решился осуществить ее.

Граф Пален был в большой милости у императора, умевшаго оценить его достоинства. Облеченный доверенностью его, он посвящен был во все важнейшия государственныя дела. Как военный губернатор столицы, Пален заведывал тайною полициею и чрез него одного могли доходить до царя донесения ея агентов: это было ручательством сохранения в тайне предпринимаемаго заговора. Когда мысль о нем созрела, и Пален, зная общественное мнение, враждебное правительству, мог разсчитывать на многих сообщников, решился открыть свое смелое намерение вице-канцлеру графу Н.П. Панину, котораго Павел любил, как племянника своего воспитателя, графа Н.И. Панина. Воспитанный умным и просвещенным дядей, граф Н.П. Панин усвоил свободный его образ мыслей, ненавидел деспотизм и желал не только падения безумнаго царя, но с этим падением учредить законно-свободныя постановления, которыя бы ограничивали царское самовластие. На этот счет и граф Пален разделял его образ мыслей.

Первым действием условившихся Палена и Панина было старание помирить с Павлом фаворита Екатерины князя Платона Зубова и братьев его, Валерьяна и Николая, находившихся в опале, — в чем они и успели, Зубовы приняты в службу и прибыли в Петербург. Пален и Панин знали наперед их ненависть к Павлу и были уверены в их усердном содействии: поэтому и открыли им свое намерение. Зубовы вступили в заговор, а с ними и несколько преданных им клиентов, которым они покровительствовали во время силы своей при Екатерине. Из этих лиц по характеру и положение своему важнее прочих были: генерал барон Бенигсен, ганноверец, служивший с отличием в Польскую и Персидския войны в наших войсках, отставленный Павлом, как человек, преданный Зубовым, и принятый опять в службу по ходатайству графа Панина, который был с ним дружен, и генерал Талызин, командир Преображенскаго полка и инспектор войск, находившихся в Петербурге.

Приобретение такого сообщника было тем более важно для успеха дела, что Талызина любили подчиненные: как любимый начальник, он пользовался большим уважением во всех гвардейских полках и мог всегда увлечь за собою не только офицеров, но одушевить и нижних чинов, которые были к нему чрезвычайно привязаны.

Все недовольные тогдашним порядком вещей, все лучшее петербургское общество и гвардейские офицеры собирались у братьев Зубовых и у сестры их Жеребцовой, светской дамы, которая была в дружеских отношениях с английским посланником лордом Уитвордом и с чиновниками его посольства, посетителями ея гостиной. От этого распространилось в Европе мнение, будто лорд Уитворд главный виновник заговора и что он не жалел английских денег для покупки сообщников, с целью предупредить разрыв России с Англией, угрожавший торговым интересам последней. Это мнение не имеет основания, во-первых, потому, что лорд Уитворд слишком известен по строгой честности и благородным правилам своим, чтобы можно было подозревать его в таком коварном и безнравственном действии, — потом заговор против Павла был дело чисто-русское, а для некоторых истинно-патриотическое, и в котором, кроме Бенигсена, не участвовал ни один иностранец; да и лорд Уитворд выехал из Петербурга тотчас после разрыва с Англиею, стало быть, до начала заговора. Вечерния собрания у братьев Зубовых или у Жеребцовой породили настоящее политические клубы, в которых единственным предметом разговоров было тогдашнее положение России, страждущей под гнетом безумнаго самовластия. Толковали о необходимости положить этому конец. Никому и в голову не входило посягнуть на жизнь Павла, — было одно общее желание: заставить его отказаться от престола в пользу наследника, всеми любимаго за доброту, образованность, кроткое и вежливое обращение, — качества совершенно противоположныя неукротимому и самовластному характеру отца его. Все эти совещания происходили, явно под эгидой петербургскаго военнаго губернатора, который, как начальник тайной полиции, получал ежедневно донесения шпионов и давал движение только тем из них, которыя не касались заговора и лиц, в нем замешанных. Граф Пален исподволь приготовлял великаго князя Александра Павловича к замышляемому им государственному перевороту, для успешнаго совершения котораго его согласие было необходимо. Часто видясь с ним, Пален всегда наводил речь на трудное и бедственнее состояние России, страждущей от безумных поступков отца его, и, не выводя никаких заключений, вызывал великаго князя на откровенность.

Фонвизин М.А. Из записок Фонвизина

«ПЕРЕСТАНЬТЕ РЕБЯЧИТЬСЯ. СТУПАЙТЕ ЦАРСТВОВАТЬ!»

Тем временем Александр, укрывшись в своих апартаментах на первом этаже, провел бессонную ночь, прислушиваясь к любому необычному шуму, раздающемуся над его головой. Неожиданная тишина, которая вдруг последовала за скоротечной суматохой, заледенила его кровь. Он не осмеливался пойти и узнать новости и томился в тревожном ожидании. Жена находилась рядом с ним. Так, прижавшись друг к другу, объятые страхом, они просидели всю ночь, не произнеся ни одного лишнего слова. Что происходит там, наверху? Подписал ли Павел акт отречения? Добились ли Зубов и Беннигсен мирной отставки, как того обещали они при подготовке к этой акции. Или же?.. Щека к щеке, рука в руке великий князь и Елизавета не допускали и мысли о самом страшном. Александр был одет в парадный мундир, однако слезы непроизвольно скатывались из его глаз. Безусловно, время от времени он робко поглядывал на икону, чтобы ниспросить у нее прощения за то, что происходит без его участия, но с его молчаливого согласия.

Наконец дверь неожиданно распахнулась, и на пороге появился Пален. С виноватыми лицами с ним вошли и несколько офицеров, обступивших Александра. Пален заговорил, и с первых же его слов Александр зашелся в рыданиях. Он без слов понял о трагическом финале жизни своего отца и прекрасно осознавал, что даже если он и не отдавал приказа на подобный исход, то все равно он и не мог ему ничем воспрепятствовать. И какая уж теперь разница, как он будет выглядеть: более виновным, менее виновным или истинно виновным? Гуманные законы имеют все основания для его оправдания, поскольку основываются на том, чем руководствовалось его сознание. Его руки были чисты, но его душа была запятнана навеки. Поскольку он все еще продолжал рыдать, уткнувшись в грудь своей жены, Пален, приблизившись к нему на два шага, со смешанным выражением твердости и сострадания произнес по-французски: «Перестаньте ребячиться. Ступайте царствовать. Пойдите покажитесь гвардии!» Елизавета, которая первая справилась со своими нервами, подбадривает Александра, уговаривая его, несмотря на печаль, взять себя в руки и проявить дань уважения столице, которая сделала свой выбор.

«ВСЕ ПРИ МНЕ БУДЕТ, КАК ПРИ БАБУШКЕ»

С трудом поднявшись, Александр следует за Паленом во внутренний двор Михайловского замка, где выстроены отряды, охранявшие ночью императорское жилище. Мертвенно-бледный, едва передвигая ноги, он старается держаться прямо перед построенными в шеренгу солдатами, выкрикивающими приветствия. Пален, Беннигсен, Зубовы окружают его. Его сообщники. И он еще должен быть им благодарным! Преодолевая отвращение, горе, изнеможение, он восклицает дрожащим от слез голосом: «Батюшка скоропостижно скончался апоплексическим ударом. Все при мне будет, как при бабушке, императрице Екатерине». Ему отвечает громкое «Ура!». «Может быть, все к лучшему», — успокаивает себя Александр, в то время как офицеры, умертвившие его отца, поздравляют его. Позже он принимает поздравления Константина, грубый и необузданный, тот рад воцарению старшего брата. Одна только императрица Мария Федоровна искренне оплакивает кончину всем ненавистного монарха.

Анри Труайа. Александр I. Северный сфинкс

Расправа в Михайловском замке. Хронология убийства Павла I

В ночь с 11 (23 по новому стилю) марта на 12 (24) марта 1801 года в результате заговора был убит российский император Павел I.

Непопулярный лидер

Павел Петрович Романов, известный как император Павел I, взошел на престол в 1796 году после смерти своей матери, Екатерины Великой. Новый император, крайне негативно относившийся и к матери, и к ее окружению, видел своей целью осуществить такое государственное переустройство, которое не оставило бы и воспоминаний о предыдущей эпохе. Чрезвычайно жесткие методы Павла I, репрессии, которым подвергались даже самые высокопоставленные государственные деятели, включая членов императорской семьи, привели к тому, что положение самого императора стало шатким.

Он сумел настроить против себя практически всю российскую элиту, включая офицеров гвардии, которые были движущей силой всех дворцовых переворотов XVIII века.

С лета 1799 года начинает формироваться группа заговорщиков, вынашивающая планы отстранения императора от власти и возведения на престол старшего сына Павла, Александра.

Во главе заговора встали вице-канцлер Никита Панин, генерал-губернатор Петербурга Петр Пален, последний фаворит Екатерины Великой Платон Зубов вместе с братьями Николаем и Валерианом. Общее количество лиц, вовлеченных в заговор, к началу марта 1801 года составляло от 180 до 300 человек.

Портрет Панина Никиты Петровича. Художник Жан Луи Вуаль. Источник: Public Domain

Александр дает «добро»

По некоторым сведениям, заговорщики планировали осуществление заговора к так называемым «мартовским идам», когда был убит диктатор Рима Юлий Цезарь. Однако планы были скорректированы из-за того, что информация о подготовке заговора стала известна Павлу I.

9 марта император вызвал к себе Палена и спросил, что ему известно о заговоре. Генерал-губернатор Петербурга ответил, что сам состоит в нем, готовясь арестовать заговорщиков с поличным. Палену удалось успокоить императора, получив некоторое время на реализацию задуманного.

Павел, подозревая самых близких, приказал держать под домашним арестом в Михайловском замке собственную жену, а также старших сыновей, Александра и Константина.

Сразу после беседы с императором Пален встретился с Александром и сообщил ему, что Павел подписал указ о предании суду членов императорской фамилии. Глава заговорщиков просит наследника престола дать «добро» на приведение замысла в исполнение. После некоторого колебания Александр соглашается, настаивая на том, что отец не должен пострадать. Пален уверяет, что никто не планирует физического воздействия на Павла I.

Последняя присяга

11 (23 марта по новому стилю), 4:00. Император (как обычно) просыпается рано. После утреннего туалета приступает к государственным делами.

5:00 – 9:00. Павел I работает в своем кабинете. Пален производит традиционный доклад императору по международным делам.

9:00. Император вместе с наследником престола отправляется «осматривать войска».

10:00. Павел присутствует на плац-параде. В это же время Пален, отбывший после доклада из дворца, собирает на своей квартире офицеров гвардии, где выражает им особое неудовольствие государя их службой и угрозу всех сослать. Собравшиеся «разъехались с горестными лицами и с унынием в сердце».

11:00. Император прогуливается верхом вместе со своим любимцем камердинером Иваном Кутайсовым.

13:00. Павел I обедает в Михайловском замке со своими приближенными. В то же время Пален рассылает приглашения к себе на ужин. На мероприятие приглашаются только те, кто вовлечен в заговор.

15:00 – 17:00. Император приводит к присяге членов семьи, за исключением малолетних, «не вступать с заговорщиками ни в какую связь». После присяги Павел I находится в отличном расположении духа и позволяет Александру и Константину ужинать с ним.

«Чему быть, того не миновать»

21:00. Император ужинает в Михайловском замке. На ужин приглашены Александр и Константин с женами, великая княжна Мария Павловна; жена главного заговорщика статс-дама Пален и её дочь, фрейлина Пален, камер-фрейлина Протасова, фрейлина Кутузова 2-я, статс-дама Ренне, статс-дама графиня Ливен; Кутузов, Строганов, Нарышкин, обер-камергер граф Шереметев, шталмейстер Муханов, сенатор князь Юсупов.

21:30. Ужин завершен. Перед уходом Павел общается с Михаилом Кутузовым. Посмотрев на себя в зеркало, монарх замечает: «Посмотрите, какое смешное зеркало; я вижу себя в нём с шеей на сторону». Уходя к себе, император бросает: «Чему быть, того не миновать».

22:00. Обед у Платона Зубова. Заговорщики в последний раз обсуждают план действий.

22:15. Павел I посылает пажей с письмами и обходит некоторые посты в Михайловском замке. После этого закрывает внешнюю дверь. Находившийся в этот момент на посту дверей часовой Агапеев позднее сообщит, что император молился у иконы в прихожей.

22:30. Лейб-медик Гриве дает императору лимонно-мятную настойку.

Михайловский замок. Вахтпарад при императоре Павле I. Источник: Public Domain

«Чтобы съесть яичницу — нужно сначала разбить яйца»

22:00 − 22:30. Поднятый по тревоге 3-й батальон Семеновского полка, которым руководит наследник престола Александр, направляется в Михайловский замок, чтобы сменить Преображенский батальон, занимавший караулы в замке. Эта смена совершается под предлогом, что на другой день, 12 марта, Павел I будет рано смотреть Преображенский полк. Семеновцы занимают все посты в замке, кроме внутреннего пехотного караула, находящегося около залы, называемой уборной, смежной со спальней Павла I.

22:00 – 23:00. Ужин у Палена. Присутствуют как руководители заговора, так и рядовые участники из числа гвардейских офицеров. В ужине участвуют 40–60 человек, большинство находится в состоянии алкогольного опьянения. Платон Зубов сообщает рядовым участникам переворота о том, что император будет низложен предстоящей ночью. При этом он указывает на то, что Александр дал на это санкцию, а Екатерина Великая с самого начала хотела передать престол внуку. Среди заговорщиков проявляется нерешительность, когда речь заходит о том, что делать с Павлом после отстранения от власти. Пален замечает: «Напоминаю, господа, чтобы съесть яичницу — нужно сначала разбить яйца». Предварительно решено заключить свергнутого императора в Шлиссельбург.

Портрет Петра Алексеевича Палена. Неизвестный художник. Источник: Public Domain

22:30 – 23:30. Павел I проводит час в комнате у своей фаворитки Анны Гагариной, спустившись к ней по потаенной лестнице. После этого он возвращается в свою спальню.

«Мы слишком далеко зашли»

23:10 – 23:20. Получив сигнал о движении полков, Пален предлагает офицерам разделиться на две группы. Первую возглавляет сам Пален, вторую — Платон Зубов и командир Изюмского легкоконного полка Леонтий Беннигсен. Обе группы выдвигаются в Михайловский замок. Колонна Зубова-Беннигсена идет через Садовую к Рождественским воротам Михайловского замка. Другая, во главе с Паленом, через Невский проспект и главный вход под Воскресенскими воротами.

12 (24 марта по новому стилю), 0:00. Заговорщики проникают в Михайловский замок. Часовые на нескольких постах пытаются поднять тревогу, однако высокопоставленные офицеры из числа участников заговора успокаивают их.

0:15 – 0:30. Заговорщики подходят к покоям императора. Платон Зубов бьет часового Агапеева саблей по затылку. Затем таким же образом нейтрализуется гусар Кириллов, дежуривший за первой дверью императорских покоев. И Агапеев, и Кириллов в итоге останутся в живых.

0:30. Группа Зубова-Беннигсена оказывается в покоях Павла I. Камер-лакеи императора поднимают шум, что приводит в состояние паники Платона Зубова. Он делает попытку покинуть дворец, однако его останавливает Беннигсен: «Как? Вы сами привели нас сюда и теперь хотите отступать? Это невозможно, мы слишком далеко зашли, чтобы слушаться ваших советов, которые ведут нас к гибели. Жребий брошен, надо действовать. Вперёд».

Убийство с особой жестокостью

0:30 – 0:45. Заговорщики входят в спальню императора. Павел, услышав шум, прячется за каминным экраном. Платон Зубов, не обнаружив монарха, растерянно говорит по-французски: «Птичка упорхнула». Беннигсен, сохраняющий хладнокровие, подошел к постели, пощупал её рукой и сказал: «Гнездо теплое — птичка недалеко». Спустя минуту заговорщики обнаруживают Павла.

Убийство императора Павла I, гравюра из французской исторической книги, 1880-е годы. Источник: Public Domain

0:45 – 1:45. От Павла требуют подписать документ об отречении от престола. Император сильно напуган, однако отказывается подписывать что-либо. Одного из молодых офицеров, принимающего участие в заговоре, он принимает за сына Константина и восклицает: «И Ваше высочество здесь?». Между Павлом и Платоном Зубовым возникает перепалка, в которой император наносит удар одному из предводителей заговора. Беннигсен кричит: «Не противьтесь, государь, дело идёт о вашей жизни!». В этот момент одним из наиболее активных заговорщиков становится полковник Владимир Яшвиль, начальник конно-гвардейской артиллерии. «Полно разговаривать! Теперь он подпишет все, что вы захотите, а завтра головы наши полетят на эшафоте», — кричит он. В руке Платона Зубова оказывается массивная золотая табакерка, которой он наносит удар в левый висок императора. Павел падает на пол, после чего на него набрасываются более десяти человек. Лежащего бьют ногами, прыгают на животе. Затем офицер Измайловского полка Скарятин затягивает на шее Павла офицерский шарф, который принадлежал, по разным версиям, либо Скарятину, либо самому императору. Монарха душат. Спустя несколько минут он уже не подает признаков жизни.

«Апоплексический удар»

1:45. О смерти императора сообщают Александру. Он заявляет: «Я не чувствую ни себя, ни что я делаю — я не могу собраться с мыслями; мне надо уйти из этого дворца. Пойдите к матери и пригласите её как можно скорее приехать в Зимний дворец».

2:00. Александр и Константин покидают Михайловский замок.

Убийство Павла I: английский след

Девятнадцатое столетие в России началось с цареубийства. В ночь на 12 марта 1801 года в Петербурге в собственном Михайловском замке был забит до смерти император российский Павел I. В полпервого ночи группа из 12 офицеров ворвалась в покои императора, в результате возникшего между ними конфликта император получил удар в висок тяжелой золотой табакеркой и был задушен шарфом. Вдохновителями данного заговора были Петр Пален и Никита Панин, а группу непосредственных исполнителей дворцового переворота («пьяных гвардейцев) возглавляли Леонтий Беннингсен и Николай Зубов. Причиной заговора они называли недовольство непредсказуемой политикой, которую вел Павел I. Их раздражала опала и оскорбления, которым многие из них уже подверглись, а другие могли подвергнуться в будущем. Фактически заговорщики хотели сменить императора на более «покладистого».

Позднее получили распространение и другие версии, среди которых отдельно можно выделить английский след. Возможно, Великобритания, которая была недовольна разрывом отношений между странами и союзом России с Наполеоном осуществляла непосредственное финансирование заговора и руководство им через английского посла Уитворта. Так или иначе, до 1905 года информация о событиях ночи 12 марта 1801 года была под цензурным запретом. Более 100 лет в России официальной версией кончины императора называли естественную причину: «смерть от апоплексического удара» (инсульта). В связи с этим в обществе даже ходила шутка, что император Павел I скончался от апоплексического удара табакеркой в висок.
Стоит отметить, что многие российские правители были очернены перед их современниками за то, что пытались осознать, в чем именно заключаются интересы России, а затем пытаться следовать этим интересам. Император Павел I подходит на роль такого незаслуженно оклеветанного человека. Его убийство некоторыми рассматривается, как одна из первых попыток организации «внешнего управления» Россией при помощи так называемой «пятой колонны», которая решала свою задачу, не ограничивая себя в выборе средств. При этом цареубийство получило такое «масс-медийное» оформление, что и спустя более 200 лет, легенда, которой члены заговора обставили свой умысел, имеет устойчивое хождение.

Легенда эта заключается в том, что император Павел I отличался «тиранством» и «самодурством», объявлялось также чуть ли не о «полоумии» императора. Согласно имеющимся свидетельствам, характер у императора действительно был несладким. Но вряд ли для российской знати Павел I был хуже губернаторов, большинства чиновников и других административных лиц империи для своих подчиненных или большинства помещиков – для своих крепостных крестьян. В подтверждение его «тиранства» часто приводят пример со ссылкой Суворова. Но при этом почему-то забывают о том, что вскоре сам император признал свою ошибку, которая была результатом вспыльчивости характера. Многие ли даже из современных начальников среднего звена в состоянии признать свою неправоту?

Однако явно не вспыльчивый характер и «самодурство» стал причиной заговора против императора, заговор этот имел, по всей видимости, политический подтекст. Россия со времен Петра I, активно вторгнувшегося в политику Европы, и во времена правления Екатерины II, которая имела в европейской политике очень большой вес, особых дивидендов от этого не получала. Более того, многочисленные английские компании практически блокировали российскую международную торговлю, в то время как мелкие европейские курфюрсты и князьки, в основном из немецких земель, стремились получить новые владения на крови простого русского солдата.
Именно так вышло и во время 2-й антифранцузской коалиции, которая была создана по инициативе Великобритании. Участие в ней не принесло России никакой выгоды. Войска Александра Суворова, активно действуя в Италии, перешли Альпы и приняли участие в большом количестве сражений. В итоге Наполеон утратил все свои итальянские приобретения, однако всю выгоду от этого получила Австрия, которая помимо всего прочего не выполняла взятых на себя союзнических обязательств.
Михайловский замок
Организованная в Голландии русско-английская экспедиция привела к многочисленным жертвам среди экспедиционного корпуса генерала Германа. Только во время первой атаки на Берген русские войска потеряли около 3 тысяч человек убитыми, также было убито около 1 тысячи англичан. При этом английские войска не поддержали русские части, уже взявшие город, и им пришлось отступить. Впоследствии это привело к катастрофе и эвакуации экспедиционного корпуса в Великобританию. Там с русскими союзниками обращались достаточно плохо, результатом чего стало увеличение числа жертв.
В результате данного похода, Англия смогла получить весь голландский флот, а Россия не получила ничего ценного. Помимо этого, Великобритания захватила Мальту, которую российским император, ставший гроссмейстером Мальтийского ордена, собирался использовать в своих целях. Мальта могла стать российской губернией, а в перспективе одной из баз российского флота на Средиземном море. Череда этих событий заставляла Павла I покинуть число участников второй коалиции, толкая Россию к установлению союза с Наполеоном. В этих условиях, по мнению некоторых исследователей, к которым относят Рамбо, Гофмана, Лависса, начинается формирование совместных планов Бонапарта и Павла о военном походе в Индию.
В те годы Англия была признанной «владычицей морей», но сухопутных связей со своей богатейшей колонией она не имела. В то же время Франция и России не имели достаточно сильных флотов для ведения активных боевых действий против Англии на море, но при этом они имели возможность создания сухопутного пути в Индию, который прошел бы по берегу Каспийского моря и далее через территорию современного Афганистана. Организация такого пути могла бы существенно обогатить российскую империю, подорвав одновременно экономику Англии.
Убийство Павла I, гравюра
По информации исследователей «Индийского похода», в этой экспедиции планировалось использовать около 70 тысяч солдат, входящих в 2 экспедиционных корпуса – один русский и один французский. Французские солдаты должны были прибыть в Россию через Черное море. Они должны были пересечь несколько южных губерний и встретиться с русскими войсками в устье Волги. Ни у местных ханов и эмиров, ни у самих англичан не было сил, чтобы противостоять столь масштабному вторжению.
Военный поход Франции и России на Индию, которая считалась самой богатой колонией Великобритании и приносила в английскую казну огромный доход, не мог не тревожить Лондон. Известно, что российский император даже успел отправить в Среднюю Азию, которая также входила в сферу интересов Англии, военный экспедиционный корпус, которым командовал атаман войска Донского Василий Орлов. На следующий же день после смерти Павла I данный отряд казаков был отозван назад.
Если говорить о внутренней политике Павла I, то и она была продиктована четким пониманием государственной пользы. На первое место здесь можно поставить 2 императорских указа – указ о трехдневной барщине и закон об императорской фамилии и порядке престолонаследия. Приняты они были в один и тот же день – 5 апреля 1797 года.
Указ об ограничении обязательных работ крепостных на своего помещика 3-мя днями в неделю был первой, хотя и очень неуклюжей, попыткой хоть как-то ограничить крепостное право. Именно в этом смысле его значение в истории отечественного законодательства достаточно велико. Еще практически на протяжении полувека правительство России не предпринимало равнозначных попыток по ограничению власти помещиков над своими крепостными крестьянами.

Закон об императорской фамилии и престолонаследии был призван устранить всякую почву для дворцовых переворотов, которые столь часто сотрясали Россию в XVIII веке. По иронии судьбы человек, который и подготовил данный закон, сам стал жертвой заговорщиков. Данный закон устранял любую вольную трактовку прав на верховную власть в стране, наводя в этом вопросе строгий порядок. Правоведы XIX века называли данный закон зачатком российской конституции, так как данный закон ограничивал волю самодержца в таком важнейшем вопросе, как наследование престола.
Закон о престолонаследии и указ о трехдневной барщине показывают недюжинные способности государственного мышления Павла I. Если же говорить о некоторых других распоряжениях императора – ограничении корпоративного самоуправления, восстановлении телесных наказаний для именитых граждан и дворян, некоторого сожаления достоин только тот факт, что император понимал уравнение прав собственных подданных только как низведение высших к низшему сословию вместо того, чтобы низшие слои постепенно поднимать на уровень высших.
Хотя убийство императора Павла I не сразу вернуло Россию к союзу с Англией и удобной политике вражды с Францией, но почва из-под ног возможного взаимовыгодного союза Франции и России была выбита. Курс нового императора Александра I привел страну сначала к ненужным для нее войнам 1805 и 1807 годов, а затем – самого Наполеона в Москву (хотя еще был период после заключения между странами Тильзитского мира, когда, казалось, все еще можно было повернуть как-то по-другому). В итоге на целых полвека Россия была поглощена задачами постройки своего эфемерного внешнего величия в Европе вместо того, чтобы заниматься своими собственными проблемами внутреннего развития. Это были 50 лет, которые Россия потеряла, уже в 1850-70-е годы это было понято достаточно четко.

Источники информации:

Годы правления и краткая биография Павла Петровича — сына Екатерины Великой

Павел Петрович — сын Екатерины II и Петра III. Император Российской империи с 17 ноября 1796 года по 24 марта 1801 года. Магистр Мальтийского ордена.

Ранние годы и отношения с матерью

Екатерине Алексеевне пришлось рожать в присутствии Елизаветы Петровны, Петра Федоровича и братьев Шуваловых. Павел Петрович появился на свет 1 октября 1754 года в Летнем дворце.

Из-за политических разногласий мальчик оказался лишен внимания родителей. Елизавета Петровна окружила его штатом нянек, воспитателей и учителей, не подпуская к нему ни Екатерину Алексеевну, ни Петра Федоровича. Даже нарекла его сама императрица, а не родители.

Рис. 1 Родители Павла Петровича — Петр III и Екатерина II

Несмотря на внешнее сходство с отцом, многие считали, что Павел является сыном любовника Екатерины Алексеевны — Сергея Салтыкова. Масла в огонь подливал тот факт, что Павел был первым ребенком царственной четы, которая прожила в браке десять лет. Если же доверять мемуарам самой Екатерины II, причина бездетности крылась в фимозе Петра III.

У Павла Петровича было два главных наставника: Федор Бехтеев, а затем Никита Панин. Первый являлся дипломатом и поклонником четкой военной дисциплины. Второй, напротив, был одержим идеями Просвещения и даже имел контакты с масонами. В результате будущий император говорил на латыни, немецком и французском языках, любил проводить время за математикой, танцами и военным делом.

Его отношения с матерью складывались непросто. Во-первых, Екатерина Алексеевна не имела права посещать сына без разрешения Елизаветы Петровны. Во-вторых, когда Екатерина II взошла на трон, Петр III скончался при невыясненных обстоятельствах. А потому Павел Петрович не мог не задаваться соответствующими вопросами.

Екатерина II пожелала, чтобы ее сына продолжили воспитывать как наследника престола. Однако со временем они все более и более отдалялись друг от друга. Для нее Павел был сыном, рожденным ею от нелюбимого мужа в угоду политическим интересам Елизаветы Петровны. К тому же государыню весьма раздражал тот факт, что Павел Петрович со временем обзавелся собственным «войском» в Гатчине, что ей крайне напоминало потешные полки ее супруга.

Окончательный семейный разрыв между матерью и сыном произошел в 1783 году, когда Екатерина Великая впервые пригласила Павла Петровича на Совет для обсуждения государственных дел. Предполагается, что тогда между ними произошел откровенный разговор, обнаруживший полную противоположность мнений.

Когда императрица оказалась при смерти, многие ожидали, что она обнародует приказ об аресте сына и провозгласит наследником внука — Александра Павловича. Возможно, царевич стал императором только лишь потому, что секретарь Екатерины II Александр Безбородко уничтожил завещание. Пищу для сплетен добавил сам Павел Петрович, дав ему высший чин канцлера.

Интересный факт. Павел I приказал снести Летний дворец, в котором он родился. На его месте был возведен Михайловский замок, где императора убили в марте 1801 года.

Правление Павла I

Павел Петрович стал императором 17 ноября 1796 года. Как отмечали современники, его политика складывалась прямо противоположным образом, словно в отместку матери.

Его первым решением стал Акт о престолонаследии 1797 года. Отныне женщины лишались права наследовать трон. Власть передавалась только от отца к сыну. Был введен институт регентства.

Далее были ослаблены позиции дворян. Снова вводились телесные наказания для высшего сословия, повышались налоги, стало запрещено подавать коллективные прошения и жалобы государю и в Сенат. Также были урезаны полномочия на местах.

Положение крестьян, напротив, улучшалось. Срок барщины сократился до трех дней в неделю. Отменялся ряд повинностей, также прощались все недоимки за подушный налог. Запрещалось разлучать семьи. На государственном уровне стала регулироваться цена на хлеб. Крестьянам разрешалось жаловаться на помещиков в случае жестокого обращения.

В религиозной сфере все шло в сторону либерализации. Был издан Манифест о свободе вероисповедания на территории бывшей Речи Посполитой270. Старообрядцы получили право строить собственные храмы на территории всей империи.

Однако цензура, напротив, усилилась. Павел I весьма опасался революционных идей, которые витали во Франции. А потому запретил юношам получать образование в Париже. Кроме того, в немилость попали многие труды выдающихся умов, вроде Гёте и Канта.

Изменения коснулись военной сферы. Император отменил все указы Потемкина — фаворита своей матери. Вводился новый устав, обмундирование, новые воинские специальности и система наград. Армейская подготовка доходила до муштры.

Интересный факт. Противоречия с матерью отразились даже в архитектурных вкусах Павла I. Часть зданий, возведенных по ее приказу, была снесена, часть — переоборудована под казармы. Сам император тяготел к временам рыцарства, а потому многие дворцы перестраивались на манер замков. Ров, башни, разводной мост стали чем-то самой собой разумеющимся в период его правления.

Во внешней политике270 все чаяния императора сосредоточились на борьбе с революционной Францией, а затем с Англией, которая мешала расширению сфер влияния России на море.

Личная жизнь

Павел I был женат дважды. Его первая супруга, Вильгельмина Гессен-Дармштадтская, скончалась при родах. Та же судьба постигла и ребенка.

Рис. 2 Императорская семья

Второй женой будущего императора стала София Доротея Вюртембергская (Мария Федоровна). С ней у Павла I было десять детей:

  • Александр I;
  • Константин;
  • Александра;
  • Елена;
  • Мария;
  • Екатерина;
  • Ольга;
  • Анна;
  • Николай I;
  • Михаил.

Также у царя (от разных фавориток) было два внебрачных ребенка — Семен Великий и Марфа Мусина-Юрьева.

Переворот и смерть

В биографии Павла I было несколько заговоров. И если ранее ему удавалось избежать смерти, то ночь на 24 марта 1801 года стала для него последней. Император был убит в собственной спальне высокопоставленными чиновниками. По некоторым данным, заговор спонсировала Англия, стремившаяся избежать войны за Мальту. По официальной версии Павел I скончался от апоплексического приступа.

Биография императора Павла I Петровича

В 1794 году императрица решила устранить своего сына от престола и передать его старшему внуку Александру Павловичу, но не встретила сочувствия со стороны высших государственных сановников. Смерть Екатерины II 6 ноября 1796 года открыла Павлу дорогу на трон.

Новый император сразу же попытался перечеркнуть сделанное за тридцать четыре года царствования Екатерины II, и это стало одним из важнейших мотивов его политики.

Император стремился заменить коллегиальный принцип организации управления единоличным. Важным законодательным актом Павла явился изданный в 1797 году закон о порядке престолонаследия, действовавший в России вплоть до 1917 года.

В армии Павел стремился ввести прусские военные порядки. Он считал, что армия — это машина и главное в ней — механическая слаженность войск и исполнительность. В области сословной политики основной целью стало превратить русское дворянство в дисциплинированное, поголовно служащее сословие. Противоречивой была политика Павла по отношению к крестьянству. За четыре года царствования он раздарил около 600 тысяч крепостных, искренне полагая, что за помещиком им будет жить лучше.

В повседневной жизни запретили определенные фасоны одежды, причесок, танцы, в которых император видел проявления свободомыслия. Была введена жесткая цензура, запрещен ввоз книг из-за границы.

Внешняя политика Павла I отличалась бессистемностью. Россия постоянно меняла союзников в Европе. В 1798 году Павел присоединился ко второй коалиции против Франции; по настоянию союзников поставил во главе русской армии Александра Суворова, под командованием которого были совершены героические Итальянский и Швейцарский походы.

Захват англичанами Мальты, которую Павел взял под свое покровительство, приняв в 1798 году титул великого магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского (Мальтийского Ордена), поссорил его с Англией. Русские войска были отозваны, и в 1800 году коалиция окончательно распалась. Не довольствуясь этим, Павел начал сближаться с Францией и задумал совместную с ней борьбу против Англии.

12 января 1801 года Павел отправил атаману Донского войска генералу Орлову приказ выступить со всем войском в поход на Индию. Через месяц с небольшим казаки начали поход в числе 22507 человек. Мероприятие это, сопровождавшееся страшными лишениями, не было, впрочем, доведено до конца.

Политика Павла в сочетании с его деспотическим характером, непредсказуемостью и эксцентричностью, вызывала недовольство в самых разных социальных слоях. Уже вскоре после его воцарения против него стал созревать заговор. В ночь на 11 (23) марта 1801 года Павел I был задушен в собственной спальне в Михайловском замке. Заговорщики ворвались в покои императора с требованием отречься от престола. В результате стычки Павел I был убит. Народу объявили, будто император скончался от апоплексического удара.

Тело Павла I погребено в Петропавловском соборе в Санкт Петербурге.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников