Товарищ сталин вы большой ученый

Текст песни Алешковский Юз — Товарищ Сталин, Вы большой ученый…

На просторах родины чудесной.
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
О великом друге и вожде.
В. Лебедев-Кумач
Товарищ Сталин, вы большой ученый —
в языкознанье знаете вы толк,
а я простой советский заключенный,
и мне товарищ — серый брянский волк.
За что сижу, поистине не знаю,
но прокуроры, видимо, правы,
сижу я нынче в Туруханском крае,
где при царе бывали в ссылке вы.
В чужих грехах мы с ходу сознавались,
этапом шли навстречу злой судьбе,
но верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.
И вот сижу я в Туруханском крае,
здесь конвоиры, словно псы, грубы,
я это все, конечно, понимаю
как обостренье классовой борьбы.
То дождь, то снег, то мошкара над нами,
а мы в тайге с утра и до утра,
вот здесь из искры разводили пламя —
спасибо вам, я греюсь у костра.
Вам тяжелей, вы обо всех на свете
заботитесь в ночной тоскливый час,
шагаете в кремлевском кабинете,
дымите трубкой,, не смыкая глаз.
И мы нелегкий крест несем задаром
морозом дымным и в тоске дождей,
мы, как деревья, валимся на нары,
не ведая бессонницы вождей.
Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
и в кителе идете на парад…
Мы рубим лес по-сталински, а щепки —
а щепки во все стороны летят.
Вчера мы хоронили двух марксистов,
тела одели ярким кумачом,
один из них был правым уклонистом,
другой, как оказалось, ни при чем.
Он перед тем, как навсегда скончаться,
вам завещал последние слова —
велел в евонном деле разобраться
и тихо вскрикнул: «Сталин — голова!»
Дымите тыщу лет, товарищ Сталин!
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
я верю: будет чугуна и стали
на душу населения вполне. In the vastness of the homeland wonderful.
Tempered in battle and labor
We put a joyful song
Oh great friend and leader.
Lebedev-Kumach
Comrade Stalin, you are a great scientist —
In linguistics, you know a lot about,
And I’m just a Soviet prisoner
and my friend — gray wolf Bryansk.
For which I sit, really do not know
but prosecutors apparently right,
I sit now in Turukhansky Territory
where there were with the king in exile you.
In other men’s sins we confess course,
stage went to meet an evil fate,
but believe you, Comrade Stalin,
like maybe they did not believe myself.
And here I sit Turuhanskom Territory
The guards here, like dogs, are rude,
I have all this, of course, understand
as the intensification of the class struggle.
Then rain, then snow, then midges over us,
and we are in the forest from morning to morning,
here the spark diluted flame —
thank you, I greyus campfire.
You hard, you’re all in the world
care in the dreary night hour
step into the Kremlin office,
dymite tube awake.
And we bear the cross hard for nothing
smoky frost and rain in anguish,
We, as trees, valimsya on the bench,
not knowing insomnia leaders.
You dream about us, when in party cap
tunic and go to the parade …
We chop wood Stalinist and chips —
and splinters flying in all directions.
Yesterday we buried two Marxists,
body dressed bright red cloth,
one of them was the Right deviators,
the other, as it turned out, nothing to do with.
He is before all die,
you bequeathed last words —
ordered in EVOH really understand
and quietly cried: «Stalin — the head!»
Dymite thousand years, Comrade Stalin!
And let the taiga have to die to me
I believe: will of iron and steel
per capita well.

Название: Песня о Сталине (На просторах родины чудесной) — 02:50
Описание: «Сталин — наша слава боевая, Сталин — нашей юности полет…»
Одна из самых известных песен о Сталине. Отличается редким славословием.
Музыка: М. Блантер Слова: А. Сурков 1938г. Исполняет: Владимир Канделаки. Исполнение 1938г.
Download mp3 file:
Песня о Сталине (На просторах родины чудесной)
Музыка: М. Блантер Слова: А. Сурков
На просторах Родины чудесной
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
о великом Друге и Вожде.
Припев:
Сталин — наша слава боевая!
Сталин — нашей юности полет!
С песнями, борясь и побеждая,
Наш народ за Сталиным идет!
Солнечным и самым светлым краем
Стала вся Советская земля.
Сталинским обильным урожаем.
Ширятся колхозные поля.
Припев.
Нам даны сверкающие крылья,
Смелость нам великая дана.
Песнями любви и изобилья
Славится Советская Страна.
Припев.
1938
Название: Stalin Freund Genosse — Немецкий — 03:06
Описание: Немецкий вариант советской песни «На просторах Родины чудесной».
Музыка: М. Блантер Слова: Alexander Ott 1938г. Исполняет: Эрнст Буш и хор. Исполнение 1949г.
Download mp3 file:
Stalin, Freund, Genosse
Text: A. Surkow; Musik: Matwey Blanter
In den weiten, wunderschönen Landen,
Aus der freien Arbeit froh, beschwingt,-
Ist der Freiheit hellstes Lied erstanden,
Das vom großen Freund der Menschheit singt:
Stalin führte uns zu Glück und Frieden —
Unbeirrbar wie der Sonne Flug.
Langes Leben sei dir noch beschieden,
Stalin, Freund, Genosse, treu und klug!
Heimatland der Freiheit hier auf Erden
Wurdest du , geliebtes Sowjetland.
Immer reicher unsre Ernten werden,
Wohlstand spendet jede fleiß’ge Hand.
Stalin führte uns zu Glück und Frieden — …
Schöner als der klare Lenzesmorgen
Leuchtet unsrer Jugend Maienzeit.
Stalin lächelt — lebt doch ohne Sorgen
Unsre Kinderschar in Lust und Freud.
Stalin führte uns zu Glück und Frieden — …
Alle Wüsten werden wir bezwingen,
Alle Not der Welt durch eigne Kraft!
Und die allerschönsten Lieder klingen,
Wo der Mensch auf freier Erde schafft!
Stalin führte uns zu Glück und Frieden — …
Text: A. Surkow (Deutsch von Alexander Ott)
Musik: Matwey Blanter

Товарищ Сталин, вы большой учёный…

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Вертинский и Алешковский песни о Сталине

Сегодня месяц и сто сорок лет со дня рождения Сталина (1979-1953).
Но я не столько о нём, сколько о писателях, поэтах и музыкантах с певцами, писавших оды и стихи вождю и воспевавших его. Возможно, в то время он этого стоил. Были, правда, и другие, кто его недолюбливал и с фигой в кармане, роптал. Такова судьба единоличных правителей-вождей. Кто-то смотрит им в рот, кто-то в заднее место. Но пнуть не осмеливается. Посему нас и приучили, что бывший царь, вождь и прочий правитель с вступлением нового на такого рода пост, почти всегда оказывался диктатором, убийцей, чуть ли не врагом народа, а новый — славным малым. В итоге, какое время — таков народ и правители. Кстати, одним из тех, кто «заблуждался», эмигрировал, прославлял вождя и прощён был
Александр Николаевич Вертинский (1889-1957). В Первую мировую войну он ушел добровольцем на фронт, был санитаром, вернулся в Москву в 1915 после ранения. Писал стихи, пел песни и пользовался народной любовью. Пока не «оступился» и не написал что-то неугодное власти. С 1919 по 1943 год находился в эмиграции. Но, находясь там, не забывал о Родине, где его по-прежнему любили и ценили поклонники его таланта. Он не раз предпринимал попытки вернуться. В конце марта 1943 года написал письмо на имя В. М. Молотова, в котором сообщал: «Жить вдали от Родины в момент, когда она обливается кровью, и быть бессильным ей помочь — самое ужасное». Разрешение было получено. Кстати, разрешение вернуться было дано и некоторым другим деятелям культуры.
Александр Вертинский
Чуть седой,
как серебряный тополь,
Он стоит, принимая парад.
Сколько стоил ему Севастополь?
Сколько стоил ему Сталинград?
И в седые, холодные ночи,
Когда фронт заметала пурга,
Его ясные, яркие очи,
До конца разглядели врага.
В эти черные тяжкие годы
Вся надежда была на него.
Из какой сверхмогучей породы
Создавала природа его?
Побеждая в военной науке,
Вражьей кровью окрасив снега,
Он в народа могучие руки
Обнаглевшего принял врага.
И когда подходили вандалы
К нашей древней столице отцов,
Где нашел он таких генералов
И таких легендарных бойцов?
Он взрастил их.
Над их воспитаньем
Долго думал он ночи и дни.
О, к каким роковым испытаньям
Подготовлены были они!
И в боях за Отчизну суровых
Шли бесстрашно
на смерть за него,
За его справедливое слово,
За великую правду его.
Как высоко вознес он Державу,
Мощь советских народов — друзей.
И какую великую славу
Создал он для Отчизны своей.
Тот же взгляд,
те же речи простые,
Так же мудры и просты слова.
Над разорванной картой России
Поседела его голова.
1945
https://my.mail.ru/music/artists/Александр Вертинский
А вот поэт Юзеф Алешковский, родившийся в 1929 году и служивший в период 1947-1949 годов на Тихоокеанском флоте, за нарушение воинской дисциплины – угон машины — был осужден на четыре года заключения. С 1950 по 1953 год отбывал наказание в лагере. После освобождения работал на стройке, шоферил на целине. Одно время работал в тресте «Мосводопровод». Тогда же стал зарабатывать на жизнь литературным трудом. В 1979 году вместе с женой и пасынком эмигрировал в США. Где и находится по настоящее время.
Писал о канувшей в прошлое, напряжённой и не всегда радостной эпохе тех лет — сталинских исправительно-трудовых лагерях, получивших название гулагов (1930-1960), где царило бесправие и, по сути, рабский труд. В 1959 году, когда уже не было в живых Сталина, а оставался лишь «культ», написал следующее стихотворение.
Товарищ Сталин —
Вы большой ученый,
В языкознаньи знаете вы толк,
А я простой советский заключенный
И мне товарищ — серый брянский волк.
За что сижу, воистину, не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы.
Сижу я нынче в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке вы.
В чужих грехах мы сходу сознавались
Этапом шли навстречу злой судьбе
Мы верили вам так, товарищ Сталин,
Как может быть не верили себе
Итак сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры словно псы грубы,
Я это все, конечно, понимаю,
Как обостренье классовой борьбы.
То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра,
Вы здесь из искры разводили пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра.
Вам тяжелей, вы обо всех на свете
Заботитесь в ночной тоскливый час
Шагаете в кремлевском кабинете,
Дымите трубкой, не смыкая глаз
И мы нелегкий крест несем задаром
Морозом дымным и в тоске дождей
Мы как деревья валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей
Вчера мы хоронили двух марксистов,
Мы их не укрывали кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.
Он перед тем как навсегда скончаться
Вам завещал последние слова.
Велел в евонном деле разобраться
И тихо вскрикнул: Сталин – голова!
Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
А щепки во все стороны летят.
Живите ж тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге придется сдохнуть мне
Я верю будет чугуна и стали
На душу населения вполне.
Я верю будет чугуна и стали
На душу населения в стране.
1959