Татьяна краснова правмир

Татьяна Краснова: «Я рассуждаю людьми»

Татьяна Краснова открыла интернет-сообщество по сбору денег для лечения больных детей из стран СНГ. Таджики, киргизы, узбеки — в Москве есть люди, готовые помочь «понаехавшим», а также те, кто желает волонтерам сдохнуть.В 2007 году преподаватель МГУ Татьяна Краснова услышала от студентки историю про украинку, которая привезла в Москву на обследование смертельно больного сына, ему назначили срочную операцию за 80 000 руб., но у мамы было всего 5000. Татьяна написала в ЖЖ «надо скидываться» и стала ждать. Деньги на операцию были собраны за два дня.

Четыре года спустя ЖЖ-сообщество «Конвертик для Бога», которое открыла и поддерживает Татьяна, насчитывает 500 участников. Раз в месяц они встречаются в кафе, пьют чай и собирают деньги в конверт, который немедленно, из рук в руки, передают родителям очередного больного ребенка. Спасают тех, от кого отказываются благотворительные фонды: детей без российского гражданства — из Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, с труднопроизносимыми именами вроде Кадыракун кызы Назбийке или Шохруххон, часто с узким разрезом глаз, смуглых, с высокими скулами, но главное — детей. Собирают серьезные и вместе с тем не такие уж неподъемные суммы: четверть миллиона рублей — небольшая цена за чью-то жизнь.
— Вы помните первого ребенка?

— Да. До этого я, как и большинство народа, изображала приличного человека, то есть иногда давала денежку на кого-нибудь. Студентка, работавшая волонтером в то время в РДКБ, сказала, что есть такая девочка Ксюша, 15 лет, которая лежит лицом к стенке и помирает. А вокруг нее бегает ее мама и придумывает Ксюше желания. Ну знаете, пока человек чего-то хочет, он жив. Вот мама придумала: «Ты хочешь новую книжку, новую красивую косынку, цифровую мыльницу». И я сказала своей студентке: «Давай я куплю ей цифровую мыльницу, а ты отнесешь». Студентка ответила: «У меня нет времени, идите сами». Я собралась и пришла первый раз в эту самую больницу. Ксюша лежала лысая после химии, опухшая от гормонов, лицом к стенке. В ответ на все внешние раздражители она говорила: «Уйдите, дайте подохнуть». Я смотрю на нее: «Знаешь что? Подохнуть-то ты успеешь, давай мы с тобой на журфак поступим». Она отвернулась от стенки от удивления и сказала, что на журфак просто так поступить нельзя, нужны репетиторы. Я сказала, что я и есть тот самый репетитор, здравствуй, Ксюша. Мы прошли вместе много всего, и в прошлом году, весной, поднимаясь по белой лестнице факультета журналистики, я встретила безумной красы девушку-студентку, совершенно непохожую на то маленькое лысое существо, повернутое лицом к стенке. Это мой первый ребенок. Это хеппи-энд.

— Вы помогаете детям, за которых другие фонды не берутся.

— Большинство фондов помогает российским гражданам. Но рухнул СССР, а вся высокотехнологичная медицина осталась в Москве. Есть таджики, узбеки, которых послали сюда со словами «ну езжайте, вдруг в Москве помогут». «Подари жизнь» может по уставу помочь конкретному узбекскому ребенку один раз за год. А ему требуется не один раз в год, а десять.

«Конвертик» — не фонд и не организация, мы никто. Мы группа граждан, объединившихся в интернете вокруг этого проекта в ЖЖ. Мы никак нигде не зафиксированы, у нас нет устава, поэтому что хотим, то и воротим. Мы сознательно не стали легализоваться, нанимать бухгалтера, заниматься налогами и пр. Юрист нам сказал, что, пока мы группа граждан, можем собирать деньги на что угодно и отдавать кому угодно. Когда вы скидываетесь на конную статую вашему товарищу в подарок на 35-летие, вас никто не может ограничить. Вот так мы и тащим детей на протяжении последних пяти лет. Но, знаете, интернет — это такое поле, где чего только не растет. Довольно много людей мне все это время писало, что мы помогаем будущим наркоторговцам, убийцам, насильникам — мы, русские! Большинство народа, который приходил ко мне с пожеланием сдохнуть вместе с моими чурками, я забанивала.

— Ну да, зачем спасать нерусских, когда своих еще не спасли?

— Рак — это не насморк. Дети везде умирают и еще какое-то время будут умирать, пока какой-нибудь головастик не придумает таблетку, которую съел — и дальше бессмертный. Было бы все хорошо, если бы наша страна перестала проводить зимние олимпиады в тропиках и менять тротуарную плитку, расколупывая весь город к чертовой матери, а стала бы эти деньги тратить, например, на больных детей. Если мы с вами платим налоги на медицину, государство должно этим заниматься. Оно занимается, но мало. Поэтому у нас квоты кончаются на детишек в августе, а их надо еще на что-то лечить до конца года.

Если появляется российский ребенок, которому не хватает денег, его берут фонды. Ни один не останется без помощи. Но ребенку из стран СНГ рассчитывать практически не на что.

— У позиции «наши — не наши» есть объяснение: на Байрам москвичи боялись ходить по городу — улицы заполонили мусульмане. Ребенок, которому вы сегодня поможете, завтра вырастет в нелегального эмигранта: в России все бесплатно, русские добренькие, им можно садиться на шею.

— Я поездила по белому свету. В Москве немного мусульман по сравнению с Лондоном или Парижем. Мы расплачиваемся за свою национальную политику, которую вели на протяжении долгих лет. Англия расплачивается за свои колонии, Франция тоже, мы расплачиваемся за СССР. Я не уверена в том, что, вышвырнув таджикского ребенка («Иди подыхай где хочешь!»), мы сильно улучшим атмосферу. Эти люди уже здесь. Они приехали. Они разные. Иногда это ужасно, да.
Я с большим трудом рассуждаю категориями «национальный», «религиозный»… Я рассуждаю людьми. Сейчас мы лечим мальчика-азербайджанца на Каширке. Вот стоит его папа, он шофер, стоит мама, она не работает, потому что еще двое детей. Я говорю о другом ребенке: отец, русский, узнал диагноз и бросил маму одну. Оборачиваюсь, потому что мне азербайджанец шепчет: «Как ушьол?» И реакция этого папы мне симпатичнее, чем реакция русского.

— Есть теория классовой обособленности: если сегодня вы помогаете Джамшуту, завтра он займет ваше место.

— Я пытаюсь ее игнорировать, относиться к каждому ребенку как к живому существу, равному мне, потому что так велит мне Господь мой. И я пытаюсь сделать так, чтобы малыш не озлобился, а знал, что в этом мире можно жить и кругом тоже люди. Я допускаю, что настанет момент, когда какой-нибудь из этих Джамшутов огреет меня по голове и отберет мой кошелек. Не исключено, что это сделает русский, и что теперь? Покупать баллистические ракеты, ставить в окнах пулеметы и жить замечательную, хорошо вооруженную жизнь? Мне не надо, лучше я сразу помру.

— А вам как-нибудь все это возвращается?

— За это время я разбогатела чрезвычайно! (Смеется.) У меня сильно исправилось мировоззрение. Я преподаватель, зарплата — 8500 руб. Я не пропадаю ни разу, потому что преподаю английский, у меня уроки, переводы, чувствую себя нормально. Но, имея такую зарплату, я имела такие воззрения: богатые — гады, мерзавцы и т. д. За четыре года я улучшила свое мнение об этом слое — есть очень много приличных людей. Я приобрела кучу бесценных друзей: музыкантов, журналистов, историков, биологов… У меня есть родители вылечившихся детей, есть родители ушедших, которые стали родными людьми. Есть друг, простой водитель самосвала Муслим Мамедов из-под Алма-Аты. Мы два года лечили его мальчика с заболеванием, которое не лечится. Я узнала об этом сразу: папа плохо говорил по-русски, продиктовал мне диагноз ребенка, и я, чтобы не писать лажи, полезла в Google и, к своему ужасу, прочитала, что спасти не получится. Два года мы возились с сыном. Два года я смотрела на этого папу, который пахал как проклятый. Он пытался работать и подрабатывать, пытался сидеть с ребенком. Мальчика нет уже два года. Мое пасхальное утро начинается с того, что мне звонит мусульманин Мамедов и говорит: «Христос воскрес, Татьяна Викторовна!» У него есть еще второй мальчик, он не хочет оставаться в Москве. Большинство родителей, вылечив своего ребенка или, наоборот, похоронив, уезжают домой и не рвутся жить в этом сумасшедшем городе.

— И все-таки: у вас есть дочь, муж, студенты. Вам своих забот мало?

— На улицы этого города станет безопасно выходить, когда такого вопроса не будет возникать ни у кого. Тогда наступит какая-то цивилизация. Я сторонник теории малых дел. Обустроить всю Россию с вертолета можно только с помощью ядерной бомбы: расчистил, потом посадил цветочки. Другой способ — огородить вокруг себя участочек метр на метр и растить на нем цветущий сад. Потом два на два метра, три на три, потом ваш сад будет граничить с моим, а рядом встанет еще кто-нибудь и сделает свой садик…

В моем доме два года назад поселилась тетенька, которая взяла и вымыла подъезд. А потом взяла и стала мыть его регулярно. Я ее как-то спросила: «Вы уборщица?» — «Зачем же, я экономист, просто мне очень не нравится, что в лифте накакано». Я сказала: «Вау, какая вы клевая, давайте я вместе с вами пойду мыть лифт». И мы стали с ней вдвоем мыть лифт, и сделали ремонт в подъезде, у нас теперь цветочки стоят на лестнице.

— А что сделали с теми, кто гадил?

— А они перестали это делать. Потому что когда вы входите, а кругом говно, то вам кажется нормальным сделать здесь то же самое. А когда вокруг цветочки, то вам этого делать не захочется. Единственный способ, другого нет.

— Так не получается. Видел YouTube-ролик: с нарядной клумбы в центре Москвы кто-то срывает тюльпан. И тут же налетает куча людей — и уничтожает всю красоту.

— Можно поставить на газоне солдата с ружьем, который стреляет на поражение, а можно медленно, спокойно и занудно досаживать вырванные тюльпаны и наконец дойти до того, что люди неторопливо, где-нибудь через 200 лет, поймут, что тюльпаны — это хорошо. Мы свой лифт мыли три года, до тех пор, пока там перестали появляться надписи. Ну ведь перестали! Притом что контингент остался прежний.

— Так вы в «Конвертике» тюльпаны высаживаете?

— Вокруг толпа народу, который хочет жить по-человечески, делать прекрасные вещи. Так что оно не просто всходит, оно из-под земли прет, и самое интересное — чем больше ты даришь, тем больше оно всходит. Да и не вижу другого выхода. Всем собирать чемоданы и сваливать в Европу? Но кому мы там нужны? И потом, тут-то чего будет? Ситуация трудная, в целом родина выглядит не очень, руководство этой родины выглядит не очень, тот месседж, который транслирует это руководство, тоже выглядит не очень. На призыв «озвереть» я не хочу отзываться.

ТАТЬЯНА КРАСНОВА, преподаватель английского языка, блогер, координатор проекта «Конвертик для Бога». Родилась и выросла в Москве, 20 лет работает на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова, с 2007 года посредством интернета собирает деньги на лечение больных детей, не имеющих российского гражданства.

«Как же так, тетя Таня?»

Татьяна Краснова, придумавшая благотворительное сообщество «Конвертик для Бога», — о механизме чуда и том, чего она никогда не стала бы делать

Татьяна Краснова. Фото: Павел Смертин

Десять лет назад преподаватель английского языка факультета журналистики МГУ Татьяна Краснова создала благотворительное ЖЖ-сообщество «Конвертик для Бога». В 2009 году у него появился филиал в Санкт-Петербурге. Раз в месяц подписчики «Конвертика» встречаются в кафе и собирают деньги для детей с онкозаболеваниями из стран СНГ.

«Мы либо научимся жить вместе как братья, либо все вместе погибнем как глупцы», – эти слова Мартина Лютера Кинга лучше всего объясняют, почему «Конвертик для Бога» помогает заболевшим детям из бывших союзных республик.

Часто помощь длится годами. «У нас есть мальчик из Армении – мы его лет восемь ведем, – говорит Татьяна. – Лет пять с нами мальчик из Азербайджана. Украинец Богдан с нами был больше пяти лет – умер. Примерно столько же мы помогали девочке с муковисцидозом из Донбасса. Потом она, к счастью, получила гражданство РФ, а здесь эту болезнь хоть как-то лечат».

В Москве живут люди, а не крокодилы

Бывает, что «Конвертик» помогает и взрослым. Однажды 45-летний узбек по имени Турди, работавший на стройке, упал и сломал позвоночник. Шансов у него не было: хозяин стройки сказал, что он никакого Турди не знает, а фонды по уставу не могут объявлять сбор на неграждан России. Дочь Турди через знакомых узнала о «Конвертике», и ее отцу собрали деньги на операцию. «У меня лежит в столе в папочке письмо, которое написал мне весь аул, – рассказывает Татьяна. – Письмо примерно такого содержания: «Мы с изумлением узнали, что в Москве тоже живут люди, а не крокодилы, которые способны даже узбека, даже 45 лет, даже с переломом позвоночника не бросить»”.

Российская благотворительность устроена так, что очень часто третий сектор берется решать системные задачи, закрепленные за государством. Сотрудники фондов собирают деньги на строительство больниц, усовершенствуют законы, регистрируют лекарства. Татьяна Краснова – учитель английского, переводчик, журналист – воспитывает в обществе толерантность, потому что без нее плохо будет всем. «В России живет огромная армия людей, никак социально незащищенных, оторванных от своих корней, людей, к которым относятся как к мусору. Если эта бомба рванет, мало не покажется никому, – говорит Краснова. – И это одна из причин, по которой мы стараемся помогать этим детям как можно больше».

Не все средства хороши

С одной стороны, считает Краснова, если не кричать и не бить во все барабаны, никто не услышит и ничего не произойдет. С другой – есть вещи, о которых написать или рассказать просто невозможно.

«Однажды мне позвонил молодой врач, которого я знаю с младенчества, – в истерике, с криками «как же так, тетя Таня?». К нему в больницу привезли девочку лет двенадцати с легкой степенью ДЦП. Ее изнасиловал отчим, а потом поджег, чтобы скрыть следы. При виде любого мужчины-врача девочка начинала визжать, буквально заходилась в крике, – говорит Татьяна. – Если посмотреть с циничной точки зрения, пересказ этой истории в деталях способен собрать денег на небольшой «Боинг», не то что на лечение девочки. Все мы владеем русским языком в разной степени… Я неплохо владею, я смогла бы. Слава Богу, сбор не понадобился, нашлись варианты лечения. Но если бы мне пришлось на эту тему писать, я бы очень сильно думала, как сделать так, чтобы впоследствии эта публикация не навредила бы девочке, которой нужно жить дальше».

Фото: Павел Смертин

И даже если в истории ребенка, которому нужно помочь, нет таких ужасающих подробностей, Краснова очень осторожно дозирует информацию. «Меня часто упрекают в том, что я не раскрываю все детали. Например, если я прошу о помощи для девочки, я не буду вывешивать ее паспортные данные, хотя многие говорят, что это необходимо для чистоты и защиты от мошенничества, – рассказывает Татьяна. – Но лучше я посчитаю, что все мы воры и жулики, чем это будут читать родственники девочки».

Даже выбор фотографии для сбора – вопрос, в первую очередь, этический. «Когда вам 16 лет и вам сделали первую химию и закололи первыми гормонами, для вас рак – ерунда по сравнению с тем, что вас в таком виде увидят одноклассники. Вот мне 53 года, и мне это абсолютно все равно. Но в 16 лет – честно – лучше умереть, чем появиться с отекшей физиономией и лысой головой перед своими одноклассниками. А эта фотография собрала бы много денег, потому что всем жалко девочку, – объясняет Краснова. – Людей можно понять, но я предпочитаю искать эти деньги другим способом. Потому что мы боремся за жизнь, а не за сбор денег. Если вам все равно, какая у человека будет жизнь, то лучше вообще не надо этого делать. Что называется, дайте умереть спокойно».

Часть содержимого конвертиков тратится не на адресную помощь, а на покупку оборудования для больниц – приборов для измерения показателей крови, ламп фототерапии, которыми облучают новорожденных с желтухой. «Однажды нам понадобились дополнительные весы в детское отделение. Фотография была снята с такого ракурса: ребенок лежал на этих весах, а над ним был доктор, который его личико закрыл пятерней, и были видны только его обворожительные пятки», – говорит Краснова.

Идеальный мир

Идеей волонтерской благотворительности Татьяна гениально умеет заражать совершенно посторонних людей. Однажды она приехала забирать со склада ту самую лампу фототерапии и уже на месте обнаружила, что лампа упакована настолько надежно, что ни поднять ее самостоятельно, ни погрузить в машину одному человеку просто не под силу. Свою помощь предложили двое сотрудников склада, совсем молодых, лет около 18-19.

«Они стали меня расспрашивать – что за лампа, зачем она нужна. Я им все объяснила – про больницу психоневрологического профиля, про детей-отказников, ДЦП и синдром Дауна. Они сначала не поверили, что кто-то может отказаться от своего ребенка. А потом посовещались и спросили меня: скажите, а мы для них можем что-нибудь сделать? Я позвонила главврачу, и в свой выходной они приехали с инструментом и починили больничную детскую площадку. И продолжают периодически помогать. Вот так в идеальном мире и должна выглядеть благотворительность».

Как выглядит идеальный мир, в котором не нужен «Конвертик для Бога», Татьяна Краснова представляет себе очень хорошо.

Фото: Павел Смертин

«Моя хорошая подруга Маша Батова – певица, исполнительница барочной музыки – приходит раз в несколько месяцев в больницу и дает концерты, а не собирает деньги.

Моя подруга Майя Сонина – художник, иллюстратор, график – приходит в больницу к детям, больным муковисцидозом, и рисует с ними. Арт-терапия очень здорово действует. Но сейчас Майя Сонина бьется головой об стену, пытаясь добиться антибиотиков, без которых дети задыхаются.

Моя прекрасная подруга Катя Бермант, глава фонда «Детские сердца», – дизайнер, художник. Она тоже может прийти и рисовать с детьми.

Моя абсолютно гениальная подруга, глава фонда «Созидание» Елена Смирнова, занимается с детьми физической культурой, потому что она чемпион мира по прыжкам в воду.

Моя подруга Джамиля Алиева, глава фонда «Настенька», – учитель русского языка. Она могла бы приходить к этим детям и заниматься с ними дополнительно русским».

Рисовать с детьми замечательно может и сама Татьяна. «Если посадить меня в отделение больницы и дать доску и фломастер, вокруг меня через полчаса будет сидеть все отделение и рисовать. Это проверено неоднократно, – говорит она. – Более того, и это я вам сообщаю без ложной скромности, лет десять тому назад я нарисовала в РДКБ запрещающие знаки. Например, там был круглый знак, а внутри него страшно возмущенный кот, перечеркнутый двумя чертами (поскольку у детей после химиотерапии сниженный иммунитет, им нельзя животных). И все эти знаки висят там до сих пор, и уже не одно поколение детей их срисовывает в свои альбомы».

Механизм чуда

У Татьяны звонит телефон – владельцы конюшни в Нескучном саду просят помочь. В этой конюшне есть лошадь Фифа, купленная «Конвертиком», и она бесплатно катает детей с органическими поражениями ЦНС (Краснова – соучредитель фонда «Галчонок», помогающего детям с такими диагнозами). Конюшне нужен спонсор, который мог бы ежемесячно переводить ей на счет 80 тыс. рублей. Тогда лошадь Фифа, осел Яша и все их друзья смогут продолжить свой важный иппотерапевтический труд.

Пока Краснова обсуждает способы помочь конюшне, я понимаю, что вирус благотворительности передается исключительно от человека к человеку. Для Татьяны проводником была ее подруга Галина Чаликова. Сама она «заразила» молодых людей, которые теперь ремонтируют детские площадки, – и наверняка многих других?

Фото: Павел Смертин

«Это же вопрос не количества, – говорит Татьяна. – Знаете старую байку про мальчика и рыбок? Мальчик бросает обратно в море рыбок, которых волной выбросило на берег. Ему говорят, что рыбок очень много, поэтому все равно ничего не изменится. На что мальчик отвечает, что для одной рыбки, которую я сейчас спас, это изменило все. Где-то когда-то вы кого-то о чем-то попросили, потом он кого-то о чем-то попросил, еще что-то случилось. Потом бац, и вы почему-то спасли человека, у которого не было другого шанса, кроме вас. Это механизм чуда. По-другому он не работает. Поэтому надо не бояться, а просто делать то, что можешь, и все».

ИСТИНА

Деятельность стиль: обычный | ГОСТ | plain | abbrv | acm | alpha | amsalpha | amsplain | apalike | ieeetr | siam

  • Статьи в журналах

      • 2016 Система преподавания иностранного языка в аспирантуре непрофильного (неязыкового) факультета (на примере факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова)
      • Акчурина А.Р., Краснова Т.В.
      • в журнале Социология, издательство Акад. проект (М.), № 4, с. 183-187
      • 2016 Экокритика как литературное течение в современной литературной критике на рубеже XX/XXI вв
      • Краснова Т.В.
      • в журнале Социология, издательство Акад. проект (М.), № 2, с. 156-159
  • Статьи в сборниках

      • 2016 «Чернобыльская молитва» Светланы Алексиевич свозь призму экокритики
      • Краснова Т.В.
      • в сборнике Сборник статей XVIII Международной конференции «Россия и Запад: диалог культур», 23-24 июня 2016 года, выпуск 18,Часть I., Центр по изучению взаимодействия культур, место издания М., МГУ
      • 2015 «Чернобыльская катастрофа сквозь призму экокритики (на материале «Чернобыльской Молитвы» Светланы Алексиевич
      • Краснова Татьяна Викторовна
      • в сборнике Зарубежная филология и СМИ, серия 2, место издания Изд-во Моск. ун-та М, том 2
      • редакторы Муратова Ирина Анатольевна, Слесарев Алексей Георгиевич
  • Книги

      • 2016 English for Journalists
      • Краснова Т.В., Муратова И.А.
      • место издания ВНИИгеосистем М, ISBN 978-5-8481-0217-8, 108 с.
      • 2014 Media World
      • Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • место издания ВНИИгеосистем Москва, 104 с.
      • 2013 Lessons in journalism. Portraits (based on the book by David Randall). 2-е изд., дополненное и переработанное
      • Краснова Т.В., Муратова И.А., Руденок О.А.
      • место издания Факультет журналистики МГУ Москва, 46 с.
      • 2013 Social Media
      • Муратова И.А., Краснова Т.В., Гульцева И.
      • место издания Москва, факультет журналистики МГУ, 103 с.
      • 2010 Lessons in Journalism Portraits
      • Краснова Т.В., Муратова И.А., Руденок О.А.
      • место издания Факультет журналистики МГУ Москва
      • 2007 Magazine-writing. Read and Talk
      • Краснова Т.В.
      • место издания Северный Паломник Москва, ISBN 978-5-94431-221-1, 74 с.
  • Доклады на конференциях

      • 2016 «Чернобыльская молитва» Светланы Алексиевич свозь призму экокритики (Устный)
      • Краснова Т.В.
      • XVIII Международная конференция «Россия и Запад: диалог культур», МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, 23-24 июня 2016
      • 2015 Чернобыльская катастрофа сквозь призму экокритики (на материале «Чернобыльской молитвы» Светланы Алексиевич (Устный)
      • Краснова Т.В.
      • Ломоносовские чтения — 2015, МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, 21-23 апреля 2015
      • 2012 La nuova rete di solidarietà (Устный)
      • Краснова Т.В.
      • EST~OVEST: LA CRISI COME PROVA E PROVOCAZIONE (Milano), Милан, Италия, 19-20 октября 2012
  • Стажировки в организациях

      • 20 декабря 2019 — 20 декабря 2019 МГУ им. М.В. Ломоносова, Россия
      • 21 сентября 2016 — 21 декабря 2016 Университет без границ (МГУ имени М.В. Ломоносова), Россия
  • Участие в редколлегии сборников

      • 2015 Зарубежная филология и СМИ
      • члены редколлегии: Краснова Т.В., Соколова В.М.
      • том 2
      • место издания Факультет журналистики МГУ, Факультет журналистики МГУ
  • Участие в программных комитетах конференций

      • 21-23 апреля 2015 Ломоносовские чтения — 2015
      • Член программного комитета
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия
  • Руководство дипломными работами

      • 2014 La beneficenza e le ONG in Russia, un nuovo lessico
      • Научный руководитель: Краснова Т.В.
      • Marianna Patruno (Бакалавр)
  • Авторство учебных курсов

      • 2017 Лингвострановедение и СМИ (Великобритания)
      • Авторы: Киселёва Е.Б., Кустова Л.С., Кульчицкая Д.Ю., Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • 2017 Английский язык. 4 курс
      • Авторы: Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2017 Английский язык. 3 курс.
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • 2017 Английский язык. 3 курс
      • Авторы: Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2017 Английский язык. 2 курс
      • Авторы: Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2017 Английский язык. 1 курс
      • Авторы: Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2017 Английский язык для академических целей
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. 4 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. 4 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. 4 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. 3 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. 2 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. 1 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык. Магистратура
      • Авторы: Костанян З.В., Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2016 Английский язык для академических целей
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2015 Иностранный язык для академических целей
      • Авторы: Краснова Т.В., Муратова И.А., Акчурина А.Р.
      • курс на иностранном языке
      • 2014 Программа учебных дисциплин по направлению «Журналистика». Первый курс. Дневное отделение. Английский язык.
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • 2014 Перевод профессионального текста
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2014 Иностранный язык для академических целей. Английский язык
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В., Костанян З.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2014 Английский язык
      • Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2014 Английский язык
      • Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2014 Английский язык
      • Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2013 Лингвострановедение
      • Авторы: Макеенко М.И., Муратова И.А., Краснова Т.В., Балдицын П.В.
      • 2013 Английский язык. 5 курс
      • Авторы: Краснова Т.В., Муратова И.А.
      • курс на иностранном языке
      • 2013 Английский язык. 4 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2013 Английский язык. 3 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2010 Перевод профессионального текста
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2010 Английский язык. Магистратура
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2010 Английский язык. 4 курс.
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • 2010 Английский язык. 2 курс
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
      • 2010 Английский язык
      • Авторы: Муратова И.А., Краснова Т.В.
      • курс на иностранном языке
  • Преподавание учебных курсов

      • 5 сентября 2016 — 26 мая 2017 Английский язык. 4 курс
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 136 часов
      • 5 сентября 2016 — 26 мая 2017 Английский язык. 1 курс
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 204 часов
      • 1 сентября 2015 — 27 мая 2016 Английский язык. 2 курс
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 136 часов
      • 1 сентября 2015 — 27 мая 2016 Английский язык. 3 курс
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 136 часов
      • 1 сентября 2014 — 29 мая 2015 Английский язык
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 204 часов
      • 1 сентября 2014 — 29 мая 2015 Английский язык. 2 курс
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 136 часов
      • 1 сентября 2014 — 29 мая 2015 Перевод профессионального текста
      • МГУ имени М.В. Ломоносова, Факультет журналистики, Кафедра медиалингвистики
      • обязательная, базовой части, практические занятия, 204 часов