Татаров Валерий

Известный журналист Валерий Татаров поразил россиян обращением «по-собачьи»

Так ви москалi! Оголтелый национализм Украины — известный журналист Валерий Татаров поразил россиян рассказом об обращении «по-собачьи»

Санкт-Петербург, 11 марта. «Слышим голос: «Хлопцi, котра година?». Я ответил на украинском, а брат на русском. И нам сказали: «Так ви москалi!». Поломали наши удочки, забрали рыбу и кинули в реку»: тележурналист Валерий Татаров рассказал петербуржцам о ненависти западенцев к русским. Музей «Воинской доблести Донбасса» продолжает радовать петербуржцев интересными встречами со знаменитыми людьми. Накануне главой Музея Германом Владимировым в арт-кафе «Наше место» была организована встреча жителей Северной столицы с известным тележурналистом Валерием Татаровым на тему «Журналист и война».

По словам Татарова, то, как украинцы относились к русским из Донбасса, он прочувствовал еще когда журналисту было 10 лет, во время своего визита на Западную Украину. «Впервые во Львовской области в 1972 году я услышал обращение к себе по-собачьи — «москаль», мне тогда было 10 лет. Я тогда не представлял, что это такое, но мне не понравилось, что меня назвали «москалем». Это была первая рыбалка на Западном Буге. Удивительная природа, мы сидим ловим рыбу — окуней, у нас в Донбассе их не было, и слышим голос: «Хлопцi, котра година?». Я ответил на украинском, а брат по-русски. И нам сказали: «Так ви «москалi»!». Поломали наши удочки, забрали рыбу и кинули в реку. Это был мой первый опыт оголтелого национализма по отношению ко мне», — вспомнил Татаров во время мероприятия. Как сообщил глава Музея Герман Владимиров, встреча прошла замечательно, жители Петербурга смогли узнать много интересного о судьбе и взглядах известного журналиста.

«Мы все знакомы с Валерием Татаровым заочно, по его программе «Нужное подчеркнуть», вчера представилась возможность познакомиться с этим великим тележурналистом лично. Встреча прошла в бурных обсуждениях, публика получала порционно ответы на свои резонансные вопросы. Темы были совершенно разнообразные: от социальных проблем до конфликта в Донбассе, откуда, собственно, родом и сам Валерий. Огромное человеческое спасибо всем, кто нашел немного свободного времени и пришел познакомиться с удивительным человеком и прекрасным тележурналистом — Валерием Татаровым», — рассказал Герман Владимиров Новостному агентству «Харьков».

Петербуржцам очень понравилась встреча. Люди настолько впечатлились, что продолжали благодарить за мероприятие главу Музея даже приехав домой, оставляя комментарии в социальных сетях. «- Герман Николаевич, все как всегда на высшем уровне! Спасибо за встречу с интересным журналистом. Просто СУПЕР!!!!!!! — Хорошая встреча, позитивная. Все, что говорил Валерий Татаров, созвучно с моим ощущениям от жизни. Герман, спасибо за организацию встречи с интересным человеком», — написали петербуржцы.

Валерий Татаров покинул канал «Санкт-Петербург»

Телеканал «Санкт-Петербург» не продлил на 2017 год контракт с телеведущим Валерием Татаровым. Генеральный директор канала Борис Петров пояснил Лениздат.Ру, что это связано с заменой «Санкт-Петербургом» аутсорсинговых программ передачами собственного производства.

Известный телеведущий и автор программ «Нужное подчеркнуть» и «Реакция» покинул телеканал в конце 2016 года. Последняя его передача вышла в эфир 29 декабря. Пока известно только, что его новый готовящийся проект связан с Русской православной церковью. «Я суеверен, пока все не утвердилось, деталей рассказывать не буду», — рассказал при этом Лениздат.Ру Валерий Татаров.

«Мы не ругались, у него просто закончился срок действия контракта», — объяснил Лениздат.Ру свое решение Борис Петров. Гендиректор «Санкт-Петербурга» пояснил, что текущая политика телеканала — в генеральном отказе от аутсорсинга и переходе на собственное производство программ.

По данным источников Лениздат.Ру, Татарову было предложено перейти в штат «Санкт-Петербурга», журналист взял паузу на раздумья, которая оказалась слишком долгой для руководства — в итоге сотрудничество было прекращено.

Напомним, Валерий Татаров не состоял в штате телеканала, «Санкт-Петербург» закупал у него циклы программ «Нужное подчеркнуть» и «Реакция» как у индивидуального предпринимателя. Журналист сам обеспечивал разработку тематики программ, поиск и подбор героев, организацию съемки, монтажа, озвучки и т. д.

По данным комитета по печати, например, в 2015 году каждый из выпусков передачи «Нужное подчеркнуть» обошелся почти в 84 тысячи рублей, а каждый 5-минутный сюжет «Реакции» — в 10,5 тысяч рублей. Общая сумма за все выпуски программ Татарова за год составила 4,3 млн рублей.

Авторская программа «Реакция» не раз подвергалась критике за агрессивный тон подачи информации. Так, резонанс вызвала передача 2015 года о встрече политиков и культурных деятелей Санкт-Петербурга с послом США Джоном Теффтом, которую Татаров в эфире сравнил со «сходкой революционеров на явочной квартире». Ранее, в октябре 2014 года, сюжет Валерия Татарова на телеканале «Санкт-Петербург» стал поводом для обращения в Общественную коллегию по жалобам на прессу. Организаторы фестиваля «КвирФест-2014» обвинили ведущего и телеканал в дискриминации ЛГБТ-сообщества и разжигании вражды. В выпуске «Реакции» от 29 сентября были допущены такие высказывания в адрес представителей ЛГБТ-сообщества, как «извращенцы», «педерасты», «попал в навоз — сиди и не чирикай». Кроме того, в сюжете проводились параллели с действиями украинской армии и якобы имелись признаки пропаганды неполноценности гомосексуальных людей. В декабре 2014 года Сергей Боярский (гендиректор канала на тот момент) и Татаров за этот сюжет получили антипремию «Золотая клизма» в номинации «Министерство правды». Номинация была создана специально для награждения представителей СМИ за «достижения в области гомофобии».

Валерий Татаров: Детям нужна природа… И эта карта не бьется!

Его манера подавать все сюжеты остро и «вкусно» является отражением не столько его профессиональных качеств, сколько подхода к жизни вообще. Обостренное чувство справедливости, присущее Валерию Николаевичу, даже разговор о дачной жизни переводит в плоскости совершенно иные, вскрывающие непростой социальный рельеф современного российского общества.

— Валерий Николаевич, как вы относитесь к загородной жизни?

— Отношусь к ней как к роскоши. Жизнь на природе, да еще с неким комфортом могут позволить себе немногие. Если бы люди действительно выбирали образ жизни по нраву, то в городе остались бы самые ленивые. Все бы уехали в Курортный район, на залив, под Выборг… Куда угодно! Только бы не гробить жизнь в городе, который устроен не для людей, а для машин и для зарабатывания на кусок хлеба.

— Это у вас профессиональное — все оборачивать в политику, в публицистику?

— Меня всегда интересует суть вещей. Лев Лурье однажды дал мне в какой-то либеральной газете меткую характеристику: «телепроповедник и резонер». Я даже не обиделся. Все правильно. Стараюсь объяснить себе и зрителям, что и почему с нами происходит. Так вот, западные люди фанатично берегут природу. Это от культуры. Они чистят уже почищенное веками. Выскабливают и вылизывают. У нас — что ни правитель, то новый режим. Поэ­тому постоянный переходный период. Даже если в квартире часто бывают гости, то замучаешься убирать за ними. А тут такая страна, и ни одного столетия без революций. Пригороды потому и загажены.

— Вроде чище стало?

— Покажите, где? Мы снимем об этом сюжет. Люди в пригородных лесах выкидывают мусор мешками так же спокойно, как и в городе, окурки бросают из окон дорогих машин: они думают, что убирать не им. А кому же? Ну детям-то что мы оставляем? Помойку! Вот сейчас начнется грибной сезон. Я грибник с детства. Знаю все леса от Лодейного Поля до Выборга. Они постепенно умирают. Особенно в районе промышленных и военных объектов. Леса возле Каменки превращены в помойку! И это жемчужина — Карельский перешеек….

— Однако многим нравится жить в городе…

— Человек с нормальным мировосприятием просто не может в полной мере считать жизнью прозябание в депрессивных хрущобах. Люди с пасмурными лицами, отражающими пасмурный быт в тесных клетках-комнатушках с низкими потолками и 6-мет­ровой кухней, делают вид, что живут. Какими людьми вырастут в таких условиях детки? Мне страшно думать об этом. Потому что я не вижу перспективы для так называемых простых людей перебраться ближе к природе. В одном я убежден: жить в «каменных мешках» преступно по отношению к детям. Гармоничной личностью здесь не становятся. В городе в целом неправильная жизнь. Без природы, без запахов травы, без шума деревьев, без домашних животных. Посмотрите на городских собак! Это же самая настоящая трагедия: понурые, грустные собаки, которые… выгуливают своих таких же понурых, хозяев… Оптимально — жить за городом, а в город приезжать работать или по делам. Вся Европа примерно так и живет, большинство в своих загородных домах. Мы что — хуже или глупее?

— Что же делать?

— Всеми силами при малейшем шансе цепляться за возможность пожить за городом. Как только мы отремонтировали новую квартиру, сразу начали сканировать пространство на предмет возможности на выходных слинять куда-то подальше от города. Жена сказала: «Детям нужна природа». И эта карта не бьется! Выходом стала аренда государственной дачи. Дороговато, но того стоит. Пока обосновались в Зеленогорске, на типичной советской даче зеленого цвета. Правда, она после ремонта. И большая. Залив в 10 минутах ходьбы. В дачном хозяйстве встретили замечательных людей, таких, как я думал, уже нет: скромные, приветливые, работающие в сфере, лучшие времена которой остались в Советском Союзе.

— Здоровье и долголетие связаны с деревней?

— Нужно ли говорить о том, что загородная жизнь качественнее? Дачники гораздо спокойнее, стрессоустойчивее, доброжелательнее. Даже приезжая на дачу на два-три дня, можно по самым грубым подсчетам прожить дольше на 15, а то и на 25 лет. Я был знаком с известным фанатом дачной жизни и одновременно трудоголиком: Федором Григорьевичем Угловым. Знаменитый хирург прожил 102 года. Не любил физкультуру с ее монотонностью и искусственностью. Предпочитал прогулки в парке и по лесу, обливание холодной водой на даче. Разве могут сравниться тренажеры и гири с колкой дров и работой на участке? А деревенская баня? Да что там говорить…

— Вы успели создать собственные дачные традиции?

— Традиция пока одна: наведение порядка на территории, выгребание мусора и прошлогодних листьев из всех щелей. Как приезжаем, начинаем копошиться. Вторая традиция: шашлык. Я это умею. Знаю 10–12 видов шашлыка. Еще знаю, что готовить его с плохим настроением значит испортить мясо. Еще одна традиция: обязательный привет заливу и посещение мини-зоопарка в Зеленогорске. Там козы, овцы, куры разных пород, даже бычок… Ребенок должен видеть все это. Картина мира будет полнее.

— Помните какие-то забавные истории из своего детства, связанные с деревенской жизнью?

— Свои первые «уроки мужества» я проходил в деревне Никольское под Тулой. Чтобы набрать воды из колодца, надо было пройти от дома к колодцу по тропинке, которую пересекал пчелиный путь с пасеки в поле и лес. Пчелы чувствуют страх людей. Они нападают на тех, кто боится… Нам с братьями доставалось. Мало того, что ведра были непомерно тяжелы и вода заливала штаны, пчелы словно ждали нас. Мы часто ходили с распухшими губами и руками. Это сейчас смешно. А тогда было больно ужасно. Мы отправлялись к колодцу на спор, на «слабо». Никогда этого не забуду. Как и козу Галю, которую я попытался подоить, за что получил нокдаун копытом в лоб. Нам, маленьким, еще совсем пацанам, приходилось буквально отогревать в полотенце и откачивать перекупавшихся до полусмерти утят. Мы отвечали за мелкоруб­ленную крапиву в корм домашней птице и поросятам. Это были мои первые уроки отношений с живым внешним миром. У нас были обязанности и первая серьезная ответственность, например, за гусей, которых надо было пасти, чтобы они не смешались с чужими и не ушли на дальние пруды. Чтобы гуси не улетели, им подвязывали крылья. Я это умел. Вечером колхозное стадо возвращалось с пастбища и надо было встретить корову. Когда наша корова стала меня узнавать и сама шла за мной к дому, я был горд собой. Домашние животные учат ребенка честности и бескорыстию. Они такие, какие есть: честные. И очень любят людей. Ни за что. Они только хотят, чтобы их уважали. Вот и все.

— Детство в деревне — это важно?

— Картина мира формируется в детстве. Без связи с природой и трудом на земле она будет маргинальной, скукоженной. Дети должны знать, как пахнет земля весной, когда взрослые пашут, а они приносят им в поле обед в белой косынке; как хлеб зелеными ростками пробивается уже в мае; как чешется спина под рубахой от острых колосков на жаре при сенокосе; как поют в ночи сверчки и ухают совы, когда с ребятами ночуешь в стогу на рыбалке… Тогда потом, во взрослой жизни, они смогут многое вспомнить о себе и о Родине…

— То есть, по-вашему, именно за городом ответы на многие актуальные вопросы жизни России?

— Я ничего не утверждаю. Просто иду и вижу. И рассказываю об этом по мере возможности телезрителям. Я много чего вынес из детства, проведенного на природе. На даче, кстати, надеваю, рубаху-вышиванку. У меня две Родины: одна на Украине, а другая в родной деревне мамы под Тулой. Теперь на одной Родине, где я не был много-много лет, идет война. Без Родины, как без родителей: нельзя. Да и корень один: «род». Кстати, «корень» — слово, от земли идущее. В ней — в земле корень. Борис Гребенщиков поет в одной из своих лучших песен: «…Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе. Она умрет, если будет ничьей. Пора вернуть эту землю себе». Эта строчка могла бы заменить все мои длинные рассуждения о том, как важно жить на своей земле.