Святые о католиках

Святые Отцы о ереси латинства
Святитель Московский Филарет (Дроздов):
«Папство подобно плоду, чья кора (оболочка) христианской церковности, унаследованной с древности, постепенно распадается, чтобы открыть его антихристианскую сердцевину».
Святитель Григорий Палама (ок.1360):
«Мы не примем вас в общение до тех пор, пока вы будете говорить, что Дух Свя­той исходит и от Сына».
(Творения святителя Григория Паламы. Т. 1. Фессалоники, 1962. С. 26)
Преподобный Феодосии Печерский (1074):
«Множеством ересей своих они (латиняне) всю землю обесчестили… Нет жизни вечной живущим в вере латинской».
Преподобный Максим Грек (1556):
«Я в своих сочинениях обличаю всякую латинскую ересь и всякую хулу иудейс­кую и языческую…».
(Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. Тверь, 1993. С. 7)
Преподобный Паисий (Величковский, 1794) пишет о латинстве, что оно откололось от Церкви и «пало… в бездну ересей и заблужде­ний… и лежит в них без вся­кой надежды восстания». И ниже: латиняне -«не суть христиане».
(Сочинения о знамении Честнаго, и Животворящаго Креста. Рк. БАМ. 13.1.24, гл. 11, л. 39, л. 88 об.)
Преподобный Амвросий Оптинский (1891):
«Право­славная Восточная Церковь от времен Апостольских и досе­ле соблюдает неизменными и неповрежденными от нововве­дений как учение Евангельское и Апостольское, так и преда­ние Святых Отцов и постанов­ления Вселенских соборов… Римская же церковь давно ук­лонилась в ересь и нововведение…» И далее: «Рим­ская Церковь… так как не хранит свято Соборных и Апостольских постановлений, а уклонилась в ново­введения и неправые мудрования, то совсем не при­надлежит к Единой, Святой и Апостольской Церк­ви».
(Собрание писем блаженныя памяти Оптинскаго старца иеросхимонаха Амвросия к мирским особам. Ч. 1. Сергиев Посад, 1913. С. 231, 232, 235)
«Истина свидетельствует, что Римская церковь отпала от Православия»
(Собрание писем… С. 234)
«Благоразумно ли было бы искать единения с католиками? Стоит ли удивляться мнимому усердию и мнимому самоотвержению сих деятелей, то есть латинских миссионеров и сестер милосердия? Они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему папе»
(Собрание писем преп. Амвросия, 1908 г.).
Святитель Феофан Затворник (1894):
«Была одна Церковь на земле с единою верою. Но пришло искушение, — папа с своими увлекся своемудрием и отпал от единой Церкви и веры».
(Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. М. 1892. С. 45)
«Церквами христианскими, как тебе, конечно, известно, именуются, кроме Православной нашей Церкви, церковь латинская и многие христианские общества протестантские. Но ни латинской церк­ви, ни тем паче протестантских общин не следует признавать истинными Христовыми Церквами -потому что они несообразны с Апостольским Цер­кви Божией устроением.
Латинская церковь есть апостольского происхождения, но отступила от апостольских преданий и повредилась. Главный ее грех — страсть ковать новые догматы… Латиняне повредили и испортили Святую Веру, Святыми Апостолами предан­ную…»
(Письма… С. 230-232)
«Верить по-латински… есть уклонение от Церкви, ересь».
(Письма о христианской жизни. М., 1908. С. 37.)
Святитель Игнатий (Брянчанинов) (1867):
«Папизм — так называется ересь, объявшая Запад, от которой произошли, как от древа ветви, различные протестантские учения. Папизм присваивает папе свойства Христа и тем отвергает Хри­ста. Некоторые западные пи­сатели почти явно произнесли это отречение, ска­зав, что гораздо менее грех — отречение от Христа, нежели грех отречения от папы. Папа есть идол папистов, он — божество их. По причине этого ужас­ного заблуждения благодать Божия отступила от папистов; они преданы самим себе и сатане — изоб­ретателю и отцу всех ересей, в числе прочих и па­пизма. В этом состоянии омрачения они исказили некоторые догматы и таинства, а Божественную Литургию лишили ее существенного значения, вы­кинув из нее призывание Святаго Духа и благосло­вение предложенных хлеба и вина, при котором они пресуществляются в Тело и Кровь Христовы… Ни­какая ересь не выражает так открыто и нагло непо­мерной гордости своей, жестокого презрения к че­ловекам и ненависти к ним».
О ереси и расколе — «Православное чтение». 1992. № 5-6. С. 5)
«Не играйте вашим спасением, не играйте! Иначе будете вечно плакать. Займитесь чтением Нового Завета и Святых Отцов Православной Церк­ви (отнюдь не Терезы, не Францисков и прочих за­падных сумасшедших, которых их еретическая цер­ковь выдает за святых!); изучите в Святых Отцах Православной Церкви, как правильно понимать Пи­сание, какое жительство, какие мысли и чувство­вания приличествуют христианину».
(Сочинения… Т. 4. СПб. 1886. С. 476)
Святитель Марк Ефесский (1457):
«Но если они (латиняне) совершенно отклонились, и притом — в отношении богословия о Святом Духе, хула на Которого — величайшая из всех опасностей, то ясно, что они еретики, и мы отсекаем их как еретиков».
«Никогда то, что относиться к Церкви, не разрешается путем компромиссов».
«Мы отторгли от себя латинян не по какой иной причине, кроме той, что они еретики. Поэтому совершенно неправильно объединяться с ними». «Латиняне не только раскольники, но и еретики. Наша Церковь молчала об этом потому, что их племя гораздо больше и сильнее нашего».
Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1908):
«Кто бы не желал соеди­ниться из православных с католиками или лютеранами и быть с ними одно — во Христе, одною Церковию, одним обще­ством верующих! Но кто из членов этих глаголемых церк­вей, особенно предстоятелей, именующихся папами, патри­архами, митрополитами, архиепископами и епис­копами или же ксендзами, патерами, — согласится отречься от своих заблуждений? Никто. А мы согласиться с их еретическим учением не можем без вреда своему душевному спасению… Разве можно соединить несоединимое — ложь с истиною?»
(Живой колос с духовной нивы. Из дневника за 1907-1908 гг. М. 1992. С. 31)
«Верны слова Спасителя нашего Иисуса Хри­ста: кто не со Мною, тот против Меня (Мф. 12, 30). Католики, лютеране и реформаты отпали от Церк­ви Христовой… они явно идут против Христа и Его Церкви… не уважают постов, превращают догматы веры спасительные. Они не с нами, против нас и против Христа».
(Живой колос с духовной нивы. С. 32-33)
«Натворили папы в своей папской церкви раз­ных фокусов, разных ложных догматов, ведущих к фальши и в вере, и в жизни. Это вполне еретичес­кая церковь».
(Живой колос с духовной нивы. С. 35)
«Если бы римский папа был совершенно еди-номыслен и единодушен, единоучителен с Госпо­дом, он мог бы, хотя не в собственном смыоле, называться главою Церкви, но как разномыслен и противоучителен Христу, то он еретик и не может называться главою Церкви и учить Церковь: ибо она есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3,15), а папа и паписты — трость, ветром колеблемая, и совершенно извратили истину Христову и в уче­нии, и в богослужении (опресноки и без проскоми­дии), и в управлении, поработив своей ереси все католичество и сделавши его неисправимым, ибо папа, при всех своих ересях, признан непогреши­мым от католической церкви и, значит, неисправи­мым, противомыслящим».
(Живой колос с духовной нивы. С. 36-37)
Из Окружного Послания Восточных Патриархов 1848 г.:
«Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь… ныне вновь возвещает соборно, что сие нововводное мнение, будто Дух Святой исходит от Отца и Сына, есть сущая ересь и последователи его, кто бы они ни были, еретики; составляющиеся из них общества суть общества еретические и вся­кое духовное богослужебное общение с ними пра­вославных чад Соборной Церкви — беззаконие».

В нашей поместной Церкви сегодня стало одним священником больше (и — что особенно приятно — одним автохтонным священником больше): в московском кафедральном соборе на Малой Грузинской архиепископом Павлом Пецци был рукоположен в пресвитерский чин о. Кирилл Горбунов. Для меня это особенно отрадно, потому что с Кириллом меня связывают многие годы не только очень приятного общения, но и творческого сотрудничества в католической студии «Дар», когда-то вещавшей на волнах «Христианского церковно-общественного канала».
Должен заметить, что ни разу в жизни (а я успел повидать не один десяток рукоположений во все степени священства в разных странах и различных конфессиях) мне не доводилось бывать на хиротонии, которая была бы настолько радостной, светлой, живой и естественной, как та, что была сегодня. И во многом, мне кажется, это было благодаря самому новохиротонисуемому, хотя, казалось бы, не он был предстоятелем этого богослужения. Господь да поможет о. Кириллу нести дух сегодняшней литургии и дальше в своем священническом служении. Между прочим, завтра в 10 утра он служит свою примицию (=первую мессу новорукоположенного священника) в том же соборе, а в следующее воскресенье в 12.00 возглавит служение мессы в храме св. Людовика.
Немногим менее года назад, после диаконской хиротонии о. Кирилла, я делился воспоминаниями о том, как он однажды спас мне жизнь.
Другую историю, о том, как было напророчено его будущее, я суеверно отложил до необратимого (в силу неизгладимой печати таинства) рукоположения во пресвитера. История эта известна мне была от самого Кирилла задолго до того, как он стал подумывать о священническом призвании.
Однажды, когда Кирюша еще даже не был крещен, но уже учился в Колледже им. св. Фомы Аквинского, он в небольшом подпитии откуда-то возвращался домой поздно вечером на метро самым последним поездом, да и заснул в вагоне. Проснулся он на конечной станции от того, что милицейский наряд пытался его растормошить. Стражи порядка потребовали документы. У Кирюши не оказалось при себе ничего, кроме зачетки Колледжа св. Фомы, которую он им и протянул. А надо заметить, уже тогда он был несколько тучным и с бородою. Один из ментов, полистав зачетку, вдруг умиленно спросил: «Батюшка?» — «Так точно, сын мой», — одобрительно буркнул Кирюша, после чего его с почетом посадили на какую-то дрезину и довезли до нужной станции.
И вот, наконец, сегодня состоялась, так сказать, конвалидация ошибки, допущенной сотрудником правоохранительных органов.

О католиках и православных

*********************************
Чем ты наполнишь этот хрупкий мир,
Все то приобретешь на выходе, в итоге.
Пусть будут это мысли о любви
И Великом Всемогушем Боге…
**********************************
Однажды у меня дома закончилась святая вода. Или почти закончилась. В шкафу стояла малая баночка с таковой. Была она освящена два года назад не совсем привычным для меня образом. К моей подруге приходил священник, приглашенный для освящения квартиры, при котором я и присутствовала. Кроме квартиры он освятил еще и две баночки воды. Одну для подруги , одну для меня. Как освятил? На моих глазах буквально за пару минут. Священник прочитал «Отче Наш» и перекрестил обе емкости. До освящения в них была обычная вода из-под фильтра. И я поставила эту освященую воду в шкаф и не торопилась открывать баночку.
Освящение происходило обычным осенним днем. Праздника в этот день не было никакого.
И вот теперь я решила открыть баночку со святой водой. Она стояла нетронутой около 2-х лет. Вода в баночке оказалась абсолютно свежей! Обычная баночка, обычная вода, обычная молитва, обычный священник. Или нет, не совсем обычный. Это был католический священник…
Что я знаю о католиках? Мои прабабушка и прадед. Были очень приличными людьми.Он — офицер Царской Армии, она — лечила раненых бойцов. Оба католики. Поляки.
До 1054 года христианская церковь была единой. Затем разделилась на две конфессии- православную и католическую. Но это дела давно минувших дней.
И если в настоящее время католики относятся к правосланым, как к братьям по вере, то сами православные…
Как вы думаете, освятил бы православный связенник воду для католички?
А католический священник освятил воду для меня , православной. Про моих предков — католиков он был не в курсе. Вот и судите сами…
Кого из католиков я еще знаю, что могу сказать о них? Моя подруга. Чудесный человек. Всем стемится помочь. Подскажет, посоветует.
Благодаря ей я прочитала много духовной литературы. Книгу » Несвятые Святые» Тихона Шевкунова мы читали одовременно. Именно благодаря подруге я прочитала эту удивительную книгу.
Как моя подруга стала католичкой? Будучи совсем молодой, стала искать для себя Бога. Пришла в православный храм. Была зима. На голове у нее была модная по тем временам шапка-обманка, это шапка на манер мужской, но ушки пришиты на макушке и парни и девушки в таких ходили в 90 — е.
Так вот за этот головной убор ее обозвали в храме антихристом добрые старушки и она ушла в расстроенных чувствах.
А в католическом храме ее приняли тепло, там она и осталась…
Еще один очень верующий человек. Он уверовал здесь, в России и ходил в православный храм. Позже переехал с семьей в Польшу. Стал прихожанином католического храма. Особенно мне запомнился один момент из его жизни. Длительное время он ограничивал себя в питании, чтобы иметь возможность помочь материально детской больнице и видя его неравнодушие и радение, Господь прислал щедрых меценатов для больницы… Этот очень скромный верующий человек трудился и трудится во Славу Господа и по сей день.
Мне очень помогают его творческие работы и советы в духовной жизни…

И теперь, как говорится из первых уст я знаю многое о католиках.
… Точнее знала, пока не познакомилась с одним очень неординарным человеком…
Итак, в последнее время я почерпнула много такого о католической вере, чего ранее и предположить не могла!!!
И впору мне уже написать брошюру — «Мифы и сказания о католиках». Уж столько я всего интересного о них услышала, что и в голове уж не укладывается, пора на бумагу!
А виной всему один очень уважаемый и интересный человек, профессор, он вещает не менее интересные вещи на эту тему.
Если верить ему, именно ему, а поверить хочется, уж больно убедительно он говорит,
то христианская конфессия католиков — попахивает гнильцой.
И доводы прямо-таки один к одному, как на подбор.
Так что же именно я слышала? Воистину ужасные вещи —
у католиков во время исповеди священники тщательно выпытывают информацию о супружеских отношениях. Причем отвечать надо подробно и чуть ли не полностью описывать всю технологию процесса.
В действительности — никто и никогда из священников не будет выпытывать у верующих эту информацию, если только сам верующий не захочет посоветоваться со священником по этому деликатному вопросу.
Конечно, у нас, православных это тайна за семью печатями. Все что касается определенной стороны супружества в представлении верующих зачастую является греховным, постыдным, чуть ли не грязным. Одна женщина чуть семью не разрушила. Православная. Дала обет воздержания , будучи в браке на полгода, как жертву Богу, если сын поступит а институт. Сын поступил, а муж чуть из семьи не ушел. В слезах она прибежала к священнику. А тот ей говорит :
— Доченька, да разве это жертва Богу, если ты замужняя? Жертва Богу — «дух сокрушен». Немедля готовиться к исповеди и причастию! А она толком и не знает как! Хорошо, что тут не застеснялась и спросила.
Да что там говорить, от своей христианской безграмотности, зачастую, неправильно веруем, неправильно даем обеты, неправильно подходим к исповеди и причастию.
Но куда католикам до нас? Они еще хуже…
Мы-то православные, и с шести часов вечера ни крошки в рот не берем до 9- ти часов следующего дня, момента причастия, и молитвы на ночь почитаем дольше обычного и с утра пораньше. А что католики? Они утром позволяют себе позавтракать и уже через час могут принимать причастие. Несерьезно!
Вот мы — то точно к причастию относимся, как подобает. Приходим на него голодные и сосредоточенные.
Одна соседка целый год причастие принять не могла. Утром слабость и голова кружится, надо обязательно позавтракать. А в храме, чтобы присесть, надо приходить за 2 часа до службы. Иначе, все места заняты. А католики на службе сидят, у них скамеечки в храме. Вот, пекутся люди о своем благополучии…
А православные на службе стоя символизируют горящую свечу!
У меня чуть дочь в голодный обморок не упала стоя в духоте в очередь на исповедь… Поэтому наше причастие выстраданное и правильное!
А у католиков причастие у какое- то формальное. Но позвольте, как можно вообще посчитать чье- то причастие формальным?
Многие католики целую неделю готовятся к исповеди и причастию. Очень тщательно вспоминают все свои грехи и страсти, читают молитвы. Идет очень серьезная подготовка!
Так что по-вашему важнее — прийти на причастие с подготовленной душой или с подготовленным пустым пищеварительным трактом?
Ну да ладно, главное чтоб не с пустым сердцем.
Позвольте, я задам вопрос. А с каким сердцем можно обвинять во всевозможных грехах католических святых? Хотя с другой стороны, чего бы их не обвинять? Все сплошь — самозванцы!
Вот православных святых и в тюрьмы сажали, и мечом секли и в холодной проруби топили, а эти — что? Уютно затворившись в келье -монашеской комнате ( кстати, все священники у католиков тоже дают обет безбрачия и соблюдают его всю жизнь), предварительно испив чаю, святые-католики ведут с Богом неспешую беседу…
Да разве такое возможно?
Наверно, вы удивитесь, возможно.
И Бог беседует с нами гораздо чаще, чем мы это понимаем и принимаем.
Голос Бога — это не громкий глас, не настойчтвое шептание тебе в ухо. Бог говорит нами — через священописание, устами других верующих людей, через нужную информацию в прессе и в интернете. А бывает и такое. Не раз замечала — волнует меня какой — то вопрос, задаешь его верующему человеку. А тот занят, не может ответить. Но ты думаешь о Боге и он в этот момент тоже думает! А где раздумия, там и молитва. И Бог уже посреди нас…
А назавтра мне уже и не нужен ответ моего верующего собрата. Бог отвечает Сам. Случайно находится книга, где написано то , что являлось таким необходимым для меня именно сейчас, или приходит на ум молитва — читаешь ее, следом приходит мысль ,она и есть ответ на мой вопрос! Бог открыт для нас более,чем мы думаем. Так давайте будем более открытыми друг другу!
Ведь совершенно не важно, кто ты — католик или православный,
а важно, как ты относишься к Богу и доказываешь свою веру в жизни, каждый день — обычными делами, а не пустыми словами.
Дорогие братья и сестры, католики и православные!
Крепкой вам веры и теплой молитвы!
И помните главное , мы — христиане…
И не стойте свое мнение на чужой правде. Она может быть очень далека от истины.
И от Христа…
С христианской любовью.
P.S. Статью написала 03.05.20.
Опубликовала 04.05.20.
Долго рассуждала про себя, правильно ли я сделала.
06.05.20
Я получила знак Свыше, что не зря…
Когда распахнула шкафчик с иконами.
Знаете, как пахнет мед с корицей и с орехами?
06.05.20.

Многие православные наивно полагают, что после Второго Ватиканского Собора, проходившего в Риме в 1962–65 гг., отношения между Западной и Восточной Церквями стали «братскими» или точнее «сестрическими», как об этом свидетельствовало т.н. Баламандское соглашение (1993 г.). В Баламандской резолюции, в частности, отмечалось: «…Католическая и Православная Церкви признают себя взаимно как Церкви-сестры…» (Цит. по: Петрушко В.И. Об отношении Католической Церкви к экуменизму и Православию. // Ежегодная богословская конференция ПСТБИ. — М. 1998, с. 66.)
Всякий раз после общения с братьями-католиками, а в особенности с т.н. православными латинофилами, складывается обманчивое впечатление, будто между Церквями-сестрами нет никаких внутренних границ, а существует лишь внешнее, т.е. видимое разделение, искусственно созданное церковными политиками прошлого. Догматические различия, по их мнению, не являются главным препятствием к полному единению. На догматы в данном случае не надо обращать особого внимания, заверяют они. Некоторые высказываются более радикально, в духе современного экуменизма: принадлежность к обеим Церквям одновременно есть самый «передовой и дипломатичный» взгляд на проблему отношений между Востоком и Западом.
Данная установка православных филокатоликов и экуменистов находит свою поддержку в католической теологической установке на возможность «сопричастия», то есть принятия верующими причащения и других таинств в Православной и Католической Церквях поочередно. Среди православной интеллигенции под воздействием СМИ, информирующих лишь об экуменических жестах Папы Римского (просьбы прощения, стремление Папы к молитвенному единству с православными иерархами), распространено представление, что Римо-Католическая Церковь открыта для равноправного диалога с Православием и рассматривает Православную Церковь как равноправную Церковь-сестру, полноблагодатную, равноспасительную с Католической.
Учение же Православной Церкви о полноте благодати лишь в Православии, по мысли филокатолических авторов, оказывается на этом фоне анахронизмом, атавизмом средневекового мышления. В нашей статье мы попытаемся ответить на один отнюдь не праздный вопрос: действительно ли согласно официальной римско-католической вероучительной доктрине, изложенной в новейшем латинском Катехизисе, Православная Церковь обладает всей полнотой спасающей благодати Божией? Другими словами, спасительно ли Православие с католической точки зрения? Мы полагаем, что ставить вопрос по-другому нельзя. Например, ответить на вопрос: «спасутся православные или католики?» может один только Господь.
Если мы сможем ясно показать, что Православие, согласно латинскому Катехизису, не обладает всей полнотой спасительных средств, то ясным станет истинное отношение Рима к Восточной Церкви сегодня. Другими словами, мы уразумеем, что для Ватикана православные или еретики, или раскольники, или отступники, или те и другие вместе. Ясным тогда будет и другое: именование Восточной Церкви сестрой — это, возможно, не более чем удачная идеологическая «утка» для тех, кто начисто лишен догматической чуткости и элементарной богословской интуиции, не понимая, что единство Церквей возможно только путем преодоления догматических разногласий.

Прежде всего, несколько слов о самом Катехизисе. Это плод интенсивного шестилетнего труда лучших умов РКЦ. Катехизис был составлен в 1992 г. ив этом же году утвержден Святейшим Отцом, Слугой слуг Божиих, Папой Иоанном Павлом II, Его огласили 11 октября 1992 г. в тридцатую годовщину открытия II Ватиканского Собора, в 14-й год понтификата Папы.
Для РКЦ ее Катехизис — это символическая книга, т.е. он является изложением веры и учения Церкви. Приведем слова Папы, помещенные в начале Катехизиса под заголовком «Доктринальное значение текста»: «Я признаю его как верную норму преподавания веры, как ценное и законное средство, служащее церковной общине… Катехизис дается им для того, чтобы он служил аутентичным и верным ориентиром для преподавания католического учения… Он призван также служить поддержкой для экуменических усилий, оживляемых желанием единства всех христиан, в точности показывая содержание католического вероучения и его гармоничную стройность» (Катехизис Католической Церкви. — М., «Истина и Жизнь», 1998, с. 9-10. Далее все цитаты по этому изданию).
Ну что ж, рассмотрим это воплощение стройности и гармонии на примере изложенной в Катехизисе экклезиологии.
«§3. Церковь — единая, Святая, Вселенская и Апостольская» (п. 811). Эти четыре свойства можно назвать онтологическими, т.е. существенными, и они дают возможность отличить Церковь от других человеческих сообществ. «Быть единой — это самое существо Церкви» (п. 813). Чем обеспечивается, по мнению авторов Катехизиса, единство «странствующей Церкви»?
— «исповеданием единой веры, полученной от апостолов»;
— «общим совершением богослужений, особенно таинств»;
— «апостольским преемством через таинство священства» (п. 815).
Согласно пункту 790, это относится главным образом к Крещению и к Евхаристии. «Евхаристия — источник и вершина всей христианской жизни» (п. 1324). «Общение жизни с Богом и единство Народа Божия, делающие Церковь тем, что она есть, выражены и реализованы в Евхаристии» (п. 1325). «Короче говоря, Евхаристия есть краткое содержание и сумма нашей веры: «Наш способ мышления соответствует Евхаристии, и Евхаристия, в свою очередь, подтверждает наш способ мышления» (п. 1327). (Почему православные не причащаются совместно с католиками? По словам преп. Иоанна Дамаскина: «Да станем всею силою остерегаться, чтобы не принимать причащение от еретиков, ни давать им. Ибо не дадите святая псом, говорит Господь, ни пометайте бисер ваших перед свиниями, чтобы нам не сделаться участниками превратного учения и осуждения их» (преп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. Кн. 4, гл. 13). Где есть единство жизни, единство веры и единство любви, только там возможна совместная Евхаристия. Она свидетельствует об уже существующем единстве христиан. Таким образом, Евхаристия является выражением полноты церковного единства, а отнюдь не его началом. Ошибочно полагать, даже исходя из латинской экклезиологии, что единение Церквей можно форсировать совместным причащением, не достигнув согласия по вопросам веры).

Возникает вопрос: входит ли Православная Церковь в Единую (Единственную) Церковь Христову? Прямых утверждений или отрицаний этого в Катехизисе мы не находим, но четкое определение того, что «есть Единственная Церковь Христова» в нем имеется. «Единственная Церковь Христова (…) та, которую наш Спаситель по воскресении Своем поручил пасти Петру, и ему же и другим апостолам вверил ее распространение и управление (…). Эта Церковь, основанная и устроенная в мире как общество, существует в (subsistit in) Католической Церкви, управляемой преемником Петра и епископами, находящимися в общении с ним» (п. 816; купюры принадлежат тексту Катехизиса, т.к. это цитата из Lumen Gentium, Догматической конституции II Ватиканского Собора о Церкви).
Как видим, одно из условий полной принадлежности к Католической, а значит к Единственной Церкви Христовой — общение с епископом Рима. Итак, для православного епископа быть в единстве с Церковью — значит состоять в общении с преемником апостола Петра, т.е. Папой (см. ниже по тексту п. 834 и п. 837).
В то же время составители Катехизиса внесли в него выдержки из Декрета II Ватиканского Собора об экуменизме, в которых констатируется следующее: существуют «немалые общины», отделенные «от полноты общения Католической Церкви, иногда не без вины людей с одной и другой стороны». Такие разделения «ранят единство Тела Христова» и «не происходят без греха человеческого». Правда, вину за грех разделения Рим не возлагает на тех, «кто сегодня рождается» в таких общинах «и кто живет верою во Христа» (п. 817). Католическая Церковь называет таковых даже братьями, но братьями, стоящими вне Евхаристического стола. Так, в п. 1271 читаем: «Те, кто верует во Христа, и кто получил действительное Крещение, находятся в некотором, хотя и несовершенном, общении с Католической Церковью. (…) Оправданные верой в Крещении, они воплощены во Христа и, соответственно, по праву носят имя христиан, и дети Католической Церкви справедливо признают их братьями в Господе». А в пункте 838 делается оговорка: «С Православными Церквями это общение так глубоко, что малого недостает, чтобы оно достигло полноты, которая позволит совместное совершение Евхаристии Господней».
Этот пункт в Катехизисе насквозь пронизан злой иронией. Ведь Евхаристия, согласно пункту 1327, «есть краткое содержание и сумма нашей веры». Тогда, позвольте, в чем же «глубина» общения между католиками и православными? Да в чем угодно, но только не в вере. Почему? Потому что, если нет единой (совместной) Евхаристии, значит, нет и единой веры и нет никакой «глубины общения». Ведь, согласно Катехизису, те христиане, которые не содержат правые догматы веры в их полноте и не принимают целиком церковный строй (а в этот разряд попадают и православные), являются или отступниками, или еретиками, или раскольниками. Таковые лишь частично принадлежат к Вселенской Церкви (?!). «Полностью включаются в общество Церкви те, кто, имея Духа Христова, принимают целиком ее строй и соединены, в видимом организме Церкви, благодаря узам исповедания веры, таинств, цер¬ковного управления и общения, со Христом, Который управляет ею через Верховного Первосвященника и епископов» (п. 837, курсив наш).

Следует вновь обратить внимание на факт наличия в католической экклезиологии тенденции связывать онтологические свойства Церкви с идеей папского примата. В Догматической конституции II Ватиканского Собора о Церкви «Lumen Gentium» («Свет народам») сказано: «С теми, кто крещен и носит прекрасное имя христиан, но не исповедует веру в ее целостности или не хранит единства общения с преемником Петра, Церковь осознает себя связанной по многим причинам» (п. 838).
Итак, в католической экклезиологии онтологические свойства Церкви связываются с идеей папского примата. Поэтому «отдельные Церкви — полностью вселенские через общение с одной из них, Римской Церковью» (п. 834).
Особый интерес вызывает учение Католического Катехизиса о благодатности православных таинств и иных спасительных средств нашей Церкви. Признается некая частичная благодатность иных христианских сообществ, в том числе и православных. По мнению римских богословов, «вне зримых пределов Католической Церкви существуют многие элементы освящения и истины» (п. 819). Но «только через Католическую Церковь Христову, которая есть общее для всех орудие ко спасению, можно получить всю полноту средств для спасения» (п. 816). Латиняне свято верят в то, что «Господь вверил все богатство Нового Завета только одному Собору апостолов, во главе с Петром, с тем, чтобы создать на земле единое Тело Христово, в которое надо вполне включиться всем, кто уже некоторым образом принадлежит к Народу Божию» (п. 816).
Согласно вероучительным документам РКЦ, Православная Церковь обладает некоторыми средствами, могущими привести человека ко спасению. Однако если это и возможно, то только лишь в силу некоей мистической связи Православия с Католичеством. Это относится и к другим инославным сообществам. «Дух Христов использует эти Церкви и церковные общины как средства спасения, сила которых исходит из полноты благодати и истины, врученных Христом Католической Церкви» (п. 819). Поэтому, православным средства для спасения доступны, но сами по себе они силы не имеют. Все благодатные силы пребывают в РКЦ. Таким образом, способом достижения полноты благодати для Православных Церквей является или непосредственное присоединение к Католической Церкви, или постепенное единение с Католической Церковью через экуменизм, что, в конце концов, одно и то же.
Правильность такого вывода подтверждает анализ экуменической доктрины РКЦ. Приведем отрывки из доклада В.И, Петрушко, прочитанного на богословской конференции в Православном Свято-Тихоновском Богословском Институте на тему: «Об отношении Католической Церкви к экуменизму и Православию» :
«Поскольку экуменическое движение мыслится II Ватиканским Собором как процесс вхождения всех иных христианских «Церквей и общин» в лоно Католической Церкви, то «…собор увещает всех верных католиков… участвовать в экуменическом делании». При этом собор под экуменическим движением понимает все действия, направленные к объединению христиан, то есть соединение их с Католической Церковью. Завершиться этот процесс может следующим образом: «… постепенно преодолев препятствия, мешающие совершенному церковному общению, все христиане соберутся единым совершением Евхаристии в единстве одной и единственной Церкви, в том единстве, от начала данном Христом Своей Церкви, которое, мы верим, неотъемлемо пребывает в Католической Церкви…»
Постановление «Об экуменизме» разрешает католикам не только совместное участие с другими христианами в экуменической молитве, но даже и совместное совершение таинств. Такое общение в таинствах допускается Собором в отношении поместных Православных и Древних Дохалкидонских Церквей: «Так как эти Церкви, хотя и разъединились с нами, обладают истинными таинствами, особенно в силу Апостольского преемства, Священством и Евхаристией, которыми они доныне связаны с нами теснейшим образом. Некоторое общение в таинствах, при подходящих обстоятельствах и с одобрения церковной власти, не только возможно, но даже желательно» (с. 65).
«Поскольку Католическая Церковь не связывает себя каноническими правилами относительно недопустимости молитвенного общения с еретиками и инославными, как это имеет место в Православной Церкви, Папа считает возможным заявить в энциклике следующее: «… любовь находит свое наиболее совершенное выражение во взаимной молитве». Когда братья, еще не состоящие в полноте общения, объединяются для общей молитвы, II Ватиканский Собор определяет их молитву «как душу всего экуменического движения». Она является «вернейшим средством испросить благодать единения, а также подлинным выражением тех уз, которыми католики доныне связаны с разъединенными с ними братьями». Подобная позиция Католической Церкви находится в глубоком противоречии с Преданием, так как в Церкви всегда имел место взгляд на допустимость общения и, в качестве его кульминации; совместной Евхаристии только среди тех, кто принадлежит единой Церкви, кто единомысленен в своем исповедании веры и не имеет ничего на совести против тех, с кем возносит совместную молитву.
Довольно неопределенно характеризуется в энциклике понятие «экуменического диалога». Соотношение молитвы и диалога, предлагаемое в энциклике, также не может быть приемлемо с точки зрения Православия: совместная молитва мыслится как первичная, а успех диалога ставится в зависимость от нее…» (с. 68).
«Таким образом, Католическая Церковь допускает и поощряет экуменическое движение, однако понимает его совершенно однозначно как процесс интеграции всех христиан в свое лоно. Именно это является причиной того, что Католическая Церковь не является членом Всемирного Совета Церквей, ибо диалог на равных с другими христианскими конфессиями Католическая Церковь не приемлет» (с. 65).
«Свой экуменический долг Католическая Церковь видит в присоединении к Риму других христианских конфессий, обретающих только тем самым церковную полноту. Совместная молитва и даже частичное общение в таинствах с некатолическими сообществами признается Ватиканом лишь как допустимая форма икономии на пути воссоединения их с Католической Церковью. При этом допускается сохранение этими конфессиями, не только обрядовых, канонических, но и догматических отличий от Римской Церкви. Практически единственным условием восстановления общения с Римом является признание папского примата в Церкви, то есть католической экклезиологии.
Следовательно, можно констатировать, что методом, предлагаемым Ватиканом для экуменического делания, как и прежде, является униатство.

При этом необходимо отметить, что по-прежнему остается в силе чрезвычайно жесткая установка, сформулированная в Догматической Конституции о Церкви (Lumen Gentium), принятой на II Ватиканском Соборе: «люди, знающие, что Католическая Церковь основана Богом через Иисуса Христа как необходимая, но все же не желающие или войти в нее, или оставаться в ней, не могут спастись» (LG 14),(с. 66).
Подведем итоги нашей работы. Итак, согласно новейшему Катехизису РКЦ, Православная Церковь — это христианское сообщество, отделившееся от полноты общения с Единой и Единственной Христовой Церковью, живущее верою во Христа, имеющее «многие элементы освящения» и являющееся средством спасения, сила которого исходит из полноты благодати и истины, врученных Христом Католической Церкви. Это православное сообщество христиан полностью не включается во Вселенскую Церковь, так как не принимает целиком ее строй, т.е. не состоит в общении с Верховным Первосвященником. Поэтому оно лишь некоторым образом принадлежит к Народу Божию.
Ни в коей мере не желая обидеть братьев иезуитов, рассматриваемый Катехизис следовало бы наименовать иезуитским (оговоримся: слова «иезуит», «иезуитский» в русском языке носят еще и нарицательный характер) из-за расплывчатых и двусмысленных формулировок в определении экклезиологического статуса Православной Церкви.