Святой князь Игорь черниговский

Благоверный князь И́горь (в Крещении Гео́ргий, в иночестве Гаврии́л) Ольгович, Черниговский и Киевский

Кондак 1

Избранный страстотерпче Христов, благоверный княже Игоре, возсиявый людем твоим, яко звезда пресветлая: ты бо славу земнаго княжения оставил еси и во иночестве Господеви работати вожделел еси, страдальчески земное житие скончав, и ныне, радуяся, предстоиши престолу Святыя Троицы. Молитвами твоими от всяких зол и напастей охраняй нас, да благодарственно со умилением зовем ти: Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Икос 1

Ангельски поживши на земли, от юности возлюбил еси Божественное учение и сему последовав добрым житием, немолчно прославлял еси имя Господне чтением книг священных и пением церковным. Сего ради тебе, на небеси и на земли прославленному, вопием сице:

Радуйся, от рождения твоего Богом избранный.

Радуйся, семя слова Божия от юности восприявый.

Радуйся, великий угодниче Божий, благочестивую жизнь на земли возлюбивый.

Радуйся, путем трудным и тесным житие земное прошедый.

Радуйся, правды ради душу твою положивый.

Радуйся, от Царя Небеснаго, венец мученический приемый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 2

Видя Господь чистоту сердца твоего, блаженне княже Игоре, избра тя зрети славу небесную, ты бо паче всего возлюбил еси чистоту душевную и телесную, и ради страданий временных, уповая избежати мучений вечных, великий угодник Божий был еси, и лицем к лицу зрети Господа удостоился еси. Темже притекающе к тихому пристанищу молитв твоих, вопием Христу Богу: Аллилуиа.

Икос 2

Разум озаренный благодатию Божиею из млада имел еси, княже Игоре, от юности бо хранил еси в сердце твоем закон Христов, великим угодником Божиим, прошедшим тернистым путем во Царствие Небесное, подражая. Темже и мы, уповая на твое предстательство, молимся: буди нам скорый помощник и покровитель в земном житии нашем, да благодарно вопием ти:

Радуйся, избранный и верный рабе Христов.

Радуйся, от юности чистоту жития возлюбивый.

Радуйся, из млада единому Христу угождавый.

Радуйся, Иисуса ради вся напасти безропотно претерпевый.

Радуйся, Тому единому всею душею прилепивыйся.

Радуйся, всего себе на страдания правды ради предавый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 3

Силою Вышняго, дарованною тебе, и долготерпением твоим укреплен был еси, блаженне, егда враг рода человеческаго наведе на тя люди злы, во еже лишити тя славы княжеския. Темже, дивящеся богатству терпения твоего, воспеваем укрепившему тя Господу песнь: Аллилуиа.

Икос 3

Имея желание в души своей вся красная и сладкая мира сего оставити и Христу последовати, еще млад сый, избрал еси себе путь служения Господеви. Мы же, подражая житию твоему и почитающе честная страдания твоя, правды ради претерпенная, величаем тя сице:

Радуйся, в души своей имевый желание мир оставити и Господеви послужити.

Радуйся, вся красная и сладкая мира сего презревый.

Радуйся, совершенную любовь ко Господу стяжавый.

Радуйся, за кротость души твоея наследие жизни вечныя получивый.

Радуйся, ум твой, сердце и волю в Бозе утвердивый.

Радуйся, дивную кротость духа в скорби показавый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 4

Бури житейских бед и напастей не возмогоша поколебати крепости души твоея, благоверный княже Игоре, основана бо бе на твердем веры Христовы камени. Мы же, дивящеся великому терпению твоему, со умилением взываем Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша и видя, княже блаженне, распри и раздоры, врагом рода человеческаго воздвизаемыя, егда вступи на престол Киевский, абие восхотел еси вразумити люди своя и привести их к миру и благоразумию. Сего ради с любовию взываем ти:

Радуйся, яко тобою всякая вражда и злоба побеждаются.

Радуйся, чистоты веры и незлобия дивное воплощение.

Радуйся, образе кротости и терпения.

Радуйся, зерцало совершеннаго незлобия.

Радуйся, многими скорбьми в радость Господа твоего вшедый.

Радуйся, помогаяй и нам терпети скорби и поношения.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 5

Боготечную звезду зрим тя, угодниче Божий, тя бо, восприимшаго великия страдания, прослави Господь, яко вернаго раба Своего, невинно убиеннаго злыми человеки по наущению диавольскому. Мы же, взирающе с любовию на честный образ твой, приклоняем колена, со умилением поя: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше великий князь Киевский Всеволод, яко преклонился есть к вечеру день жития его, призва тя, Игоре блаженне, и завеща ти престол княжеский. Ты же воли брата твоего, яко воли Божией повинуяся, все упование на Господа возложил еси. Мы же, похваляя таковое смирение твое, воспеваем ти:

Радуйся, яко до конца крест жития твоего безропотно понесл еси.

Радуйся, благочестием Богови и людем послуживый.

Радуйся, велению брата своего покоривыйся.

Радуйся, в народоправлении велию добродетель показавый.

Радуйся, всем братолюбцем присное ободрение.

Радуйся, от людей своих велию любовь стяжавый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 6

Проповедником добродетелей христианских был еси, княже Игоре, поучая любити братию и народ свой. Мы же ублажаем тя, яко добраго и истиннаго последователя Христова, живот свой за люди твоя положившаго, воспевая Господеви песнь: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси богоугодным житием твоим, благоверный княже Игоре, все упование свое на Господа, вся во благо устрояющаго, возлагая. Мы же, восхваляя подвиги твоя, глаголем сице:

Радуйся, яко в житии твоем добродетельми просиявый.

Радуйся, чистотою сердца твоего Господа созерцавый.

Радуйся, в несении трудов великаго княжения помощь от Господа получивый.

Радуйся, яко вместо княжеских почестей — мучения и скорби мужественно претерпевый.

Радуйся, иго Христово, благое и легкое, на рамена своя восприявый.

Радуйся, терпению Христову верно подражавый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 7

Хотящу ти, блаженне, воли Божией покоритися, не воспротивился еси воином князя Изяслава, егда тии тя, еле жива суща, в хладном порубе заключиша, идеже ты, подобно Даниилу пророку, заточенному в рове львином, непрестанно взывал еси Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго видим тя избранника Божия, благоверный княже Игоре, егда пременил еси княжения славу во иночества образ смиренный. Ты бо, вся благая презрев, желанием восхотел еси единому Богу поработати. Темже, таковому твоему смирению и кротости дивящеся, вопием ти:

Радуйся, страдания лютая невинно претерпевый.

Радуйся, образ любве и незлобия нам показавый.

Радуйся, вся благая мира сего ни во что же вменивый.

Радуйся, злобу и коварство диавола смирением победивый.

Радуйся, послушанию иноческому всецело предавыйся.

Радуйся, усердным молитвенником за люди твоя явивыйся.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 8

Странник и пришлец, по апостолу, явился еси на земли, боголюбезне княже, дольняя бо вся презрев, горняя взыскал еси, все помышление твое ко Господу имеяй. Темже помози и нам, молитвами твоими, добродетельное житие возлюбити, да купно с тобою вопием Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Всею душею от юности Богу послуживый, блаженне княже Игоре, сего ради Господь прослави тя, Своего угодника, кротости ради и смирения твоего. Мы же, сим добродетелем последовати тщащиися, вопием ти радостно:

Радуйся, от юности Господа всею душею возлюбивый.

Радуйся, делы благими Христу благоугодивый.

Радуйся, всем житием твоим Бога прославивый.

Радуйся, тесный путь спасения от юности избравый.

Радуйся, благодать Божию в сердце своем стяжавый.

Радуйся, житие свое иночеством украсивый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 9

Всего себе покорил еси воли Господни, яко раб благий и верный, егда пострижение иноческое восприим, во обитель святаго Феодора вселился еси, идеже всецело посту и молитве предался еси. Сего ради сподобился внити в радость Господа своего, Емуже предстоиши ныне со Ангелы, поя: Аллилуиа.

Икос 9

Витии многовещанныя не возмогут по достоянию восхвалити страдания твоя, страстотерпче Христов, княже Игоре, ниже уразумети глубины упования твоего, приимши бо весть о убиении твоем, потщался еси в церковь Господню, со слезами пред образом Царицы Небесныя моляся. Убийцы же твои, яко звери дивии, емше тя молящагося, бив, повлекоша тя из храма. Ты же, благодатию Божиею укрепляемь, страдания кротко претерпел еси, за убивающих тя Господа умоляя. Сего ради величаем тя сице:

Радуйся, все упование на Господа и Его Пречистую Матерь возложивый.

Радуйся, на мучение безропотно предавыйся.

Радуйся, благодатию Божиею укрепляемь, страдания мужественно претерпевый.

Радуйся, яко сего ради венцем мученическим украшенный.

Радуйся, за убивающих тя кротко моливыйся.

Радуйся, душу свою в руце Божии радостно предавый.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 10

Спасти хотя душу свою, вся земная и временная во уметы вменил еси, неуклонно стопам Спасителевым последствовав. И ныне с лики ангельскими веселяся, немолчно вопиеши Прославльшему тя Господеви: Аллилуиа.

Икос 10

Стеною терпения оградився, верный раб Царя Небеснаго был еси: вражиих бо устрашений не убоявся, всего себе в руце Божии предал еси и страдания мужественне претерпел еси. Мы же, чтуще святую память твою, ублажаем тя, вопиюще:

Радуйся, великий княже Игоре, престолу Небеснаго Владыки предстояй.

Радуйся, венец твой княжеский кровными каплями, яко драгими камнями украсил еси.

Радуйся, образ вернаго служения Богу терпением своим показавый.

Радуйся, житие свое тесною стезею мучений и страданий прошедый.

Радуйся, яко пред великим мужеством твоим, вернии преклоняются.

Радуйся, яко и ныне не престаеши благодеяти призывающим тя.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 11

Пение хвалебное приносим дивному во святых Своих Богу нашему, даровавшаго Церкви Своей и стране нашей дивнаго чудотворца и усерднаго молитвенника — благовернаго князя Игоря, иже и поныне не престает молитися за ны и научая пети всех: Аллилуиа.

Икос 11

Свет славы небесныя осия святое и многострадальное тело твое, страстотерпче Христов, егда оное положено бысть в церкви святаго Михаила. Людие же, окрест гроба твоего стоящии, и возжегаемыя невидимою рукою свещи и лампады зряще, приидоша в трепет и ужас, познавая, яко тако прослави Бог угодника Своего; тебе же, богомудре княже, воспеша тако:

Радуйся, усердный наш пред Богом молитвенниче и предстателю.

Радуйся, яко Господь прослави тя знаменьми и чудесы.

Радуйся, сиянием небеснаго света озаренный.

Радуйся, непорочную душу твою в руце Божии предавый.

Радуйся, нетленное тело твое в помощь нам оставивый.

Радуйся, яко за смиренномудрие твое венцем славы от Бога увенчанный.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 12

Благодать единения и братолюбия испроси нам у Всещедраго Бога, угодниче Христов, да вси людие возлюбят друг друга и единодушно исповедят веру Православную, воспевая Спасителю нашему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще добродетельное житие твое, ублажаем мученическую кончину твою, восхваляем и пренесение честных и многоцелебных мощей твоих из стольнаго града Киева во град Чернигов, воспеваем славу твою, иже на небесех, и усердно молим тя, страстотерпче княже Игоре: не возгнушайся нас, грешных и недостойных, зовущих ти:

Радуйся, яко великия благодати от Бога сподобивыйся.

Радуйся, яко теплый молитвенник и заступник от Бога нам дарованный.

Радуйся, яко всем призывающим тя скорый помощник бываеши.

Радуйся, духовнаго веселия сердца наша исполняющий.

Радуйся, в лице Русских святых славою многою от Бога превознесенный.

Радуйся, яко благочестивых множества любовию празднуют святую память твою.

Радуйся, святый благоверный княже Игоре, во смирении за истину терпящим скорый помощниче.

Кондак 13

О, многострадальный страстотерпче Христов, благоверный великий княже Игоре! Приими сие малое, обаче от любящих сердец приносимое тебе сие моление наше, защити всех нас, за истину обиды и поношения терпящих, уврачуй душевныя и телесныя недуги, и от всех бед и скорбей избави ны да, благодарни суще, вопием Богу: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

Молитва

О святый угодниче Божий, страстотерпче благоверный, княже Игоре! Ты из млада Бога возлюбил еси, мудрования плотская, честь и славу княжескую ни во что же вменил еси и монашескаго образа, еще юный леты, достигл еси, к Богу единому всею душею твоею прилепился еси, и благое иго Христово на ся взем, путем спасительным неуклонно шествовал еси даже до смерти мученическия. Сего ради венча тя Господь, блаженне Игоре, венцем славы и прият в Своя Небесныя селения, идеже ты ныне, неизреченныя славы и радости наслаждающеся в невечернем дни Царствия Христова, с лики святых страстотерпцев и всех святых Бога о нас умоляеши. Молимся тебе, святче Божий, припадая к честному образу твоему: молися о нас грешных и непотребных, испроси молитвами твоими мира державе нашей, граду сему (и святому храму сему) благодати и милости. Церковь святую огради молитвами твоими от ересей и расколов, пастырем ея испроси ревность и благочестие, всем же нам любовь нелицемерную и терпение даруй, грехов наших прощение, болезней и всяких недугов исцеление. Покрый и сохрани всех нас от всяких бед, скорбей и напастей, да, благодаряще, прославим Святую Живоначальную Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Князь-мученик Игорь (в крещении Георгий) Черниговский жил в первой половине XII века (он умер в 1147 году), когда Русскую землю сотрясали жестокие междоусобицы. Жертвой одной из таких междоусобных войн он и стал.

Игорь был сыном знаменитого черниговского князя-воителя Олега Святославича. Мало кто из русских князей мог сравниться с отцом Игоря по числу военных походов. Почти всю свою жизнь Олег провёл в войнах и сражениях; случалось ему терпеть неудачи, попадать в плен, но всякий раз он стремился отомстить своему обидчику, настоять на своём. Автор «Слова о полку Игореве», вспоминая времена Ольговых усобиц, называл Олега не Святославичем, как следовало бы, но «Гориславичем». И в этом прозвище было немало правды, ибо много горя принёс Олег русским людям, наводя на свою землю злейших врагов её — половцев. «Той бо Олег мечем крамолу коваше и стрелы по земли сеяше»…

Олег воевал со всеми подряд — и с друзьями, и с недругами: со своим дядей великим князем Киевским Всеволодом Ярославичем, с другим своим дядей и тоже великим Киевским князем Изяславом Ярославичем, потом с сыном Всеволода Владимиром Мономахом. Жизнь изрядно потрепала его и побросала по свету. Из родного Чернигова он бежал в далёкую Тьмуторокань на Азовское море, где стал готовиться к войне с Всеволодом. Жившие в Тьмуторокани хазары обманом заманили его в ловушку и продали в Византию. Здесь, на острове Родос, князь провёл несколько лет, но не пропал: он женился на знатной гречанке Феофании и с помощью своей новой греческой родни вернулся в Тьмуторокань, где жестоко отомстил злодеям-хазарам. Силой оружия вернул себе Олег и родной Чернигов, ради этого вступил он в союз с половцами и даже (после смерти Феофании) взял себе в жёны половецкую княжну, дочь половецкого хана Оселука. Она-то и стала матерью князя Игоря. Оселукова дочь приняла на Руси крещение и стала жить в Чернигове, сначала при своём муже Олеге, а затем при его сыновьях.

«Ольгово племя», как называли потомков Олега Святославича, всегда отличалось особой воинственностью. Нередко князья Ольговичи становились зачинщиками жестоких междоусобных браней. Особенно прославился этим старший брат Игоря Всеволод, ставший-таки великим князем Киевским. О, как мечтал Всеволод о «златом» киевском престоле, как добивался его! Немало крови пролил он в войнах со своими родичами. И Игорь как верный брат помогал ему в борьбе за Киев.

Но и между братьями не всё бывает ладно. Добившись Киева, Всеволод не выполнил своего обещания: не дал Игорю Чернигов. Игорь сильно обиделся на брата. С того времени, рассказывает летопись, поселилась вражда между князьями. И много усилий потратил Всеволод, чтобы примириться с братом, вернуть его расположение к себе.

С годами, однако, Игорь всё с меньшим желанием брался за оружие. И объяснялось это просто: у князя сильно болели ноги и он с трудом мог ходить. По-прежнему он нередко сопровождал Всеволода в военных походах, но иной раз — слыханное ли дело для «Ольгова племени»? — выступал посредником в мирных переговорах, мирил старшего брата с его врагами. И добрый мир неизменно оказывался лучше худой ссоры!

Случалось Игорю воевать и далеко за пределами Руси. Однажды к Всеволоду обратился за помощью польский князь Владислав, прозванный Изгнанником. Его жестоко обидели братья, польские князья. Всеволод с войском уже собирался двинуться в Польскую землю, но Игорь с другим своим братом Святославом (кстати сказать, отцом героя «Слова о полку Игореве»), так сказал ему:

— Не ходи на войну. Лучше пусть мы пойдём, братья твои.

Князья выступили в поход зимою и, как рассказывает летопись, дошли до середины земли Польской. Братья же Владислава, польские князья Болеслав и Мешко, отступили за болота; в страхе выехали они навстречу Игорю, и целовали крест ему, что помирятся с братом своим, и согласились дать Владиславу четыре города в Польской земли, а Игорю с братом его Святославом дали один город — в награду. И так вернулись Игорь и Святослав на Русь с великою славой.

Вскоре после этого князь Всеволод Ольгович разболелся. Чувствуя приближение смерти, он призвал к себе киевлян и сказал им:

— Я тяжко болен. Вот брат мой Игорь. Он будет вам князем после меня.

И целовали киевляне крест Игорю, что быть ему князем над ними после Всеволода. Но делали они так не с чистым сердцем, рассказывает летопись, потому что не по душе был им Игорь.

Всеволод и от других князей потребовал признать Игоря своим законным наследником. Князья тоже целовали крест, что не будут искать Киева под Игорем. На самом же деле многие из них сами были не прочь вступить на «златой» киевский престол, а потому не собирались выполнять своих обещаний.

Когда Всеволод умер, киевляне послали тайную весть к князю Изяславу Мстиславичу (он был внуком Владимира Мономаха и княжил в Переяславле, недалеко от Киева): «Иди, княже, к нам. Тебя хотим!» Изяслав быстро собрал войско и выступил против Игоря. Его поддержали жители ближних к Киеву городов, а также «чёрные клобуки» и берендеи — бывшие кочевники, которых киевские князья поселили на своих землях. Когда войско Изяслава подступило к Киеву и расположилось у стен города, киевляне, которых Игорь вывел на битву, повернули свои стяги и перешли на сторону Изяслава. Игорь же с братом своим Святославом остались лишь со своими дружинами. Но не пали духом, а ринулись в битву, надеясь на свою правду.

Да куда там! Киевляне, объединившись с Изяславовыми воинами и с союзными «чёрными клобуками» и берендеями, начали сечь дружины их без жалости, так что многие пали в битве. И бежали князья Ольговичи: Святослав сумел спастись, а Игорь заехал в болото, и увяз конь под ним. А сам Игорь идти уже не мог, потому что сильно разболелись у него ноги. И так на четвёртый день после битвы нашли его в болотах и привели к Изяславу. Изяслав же повелел заковать его в железа, а затем отправить в Переяславль и заточить в монастыре Святого Иоанна, в порубе. А поруб — это подземная тюрьма: ни дверей, ни оконца малого, так что и света белого нельзя из него увидеть… Сам же Изяслав сел на киевское княжение. И киевляне очень обрадовались тому.

Спустя немного времени князь Игорь совсем разболелся. И взмолился Игорь к Изяславу:

— Брат! Тяжко болен я, навряд ли в живых останусь. Разреши мне постричься в иноческий чин. Ещё когда был я князем, хотелось мне сделаться монахом. А теперь, видно, конец мне приходит!

Изяслав сжалился над Игорем и так ответил ему:

— Если хочешь постричься в монахи, брат, то воля твоя. Я и без того готов отпустить тебя ради твоей болезни. (В то время все князья называли друг друга братьями; к тому же Игорь и Изяслав приходились друг другу хоть дальними, но всё-таки родственниками.)

Изяслав повелел разобрать верх Игоревой темницы, и так вынули Игоря из поруба едва живого и перенесли в келью. Восемь дней Игорь не мог ни есть, ни пить — так был плох. А затем исцелил его Бог, и сделался он здоров. Его перевезли в Киев, в монастырь Святого Фёдора, и, призвав игумена и братию, постригли в иноческий чин с именем Гавриил, а потом и в ангельский образ схимника с именем Игнатий.


Икона «Игоревская» перед которой молился князь Игорь

А случилось так, что в то лето Изяслав сговорился с черниговскими князьями воевать против Игорева брата Святослава. (Черниговские князья приходились двоюродными братьями Игорю и Святославу.) И вот когда уже выступил Изяслав из Киева и был на пути к Чернигову, пришла к нему весть, что черниговские князья отступились от него и, соединившись со Святославом, хотят обманом захватить его в плен или даже убить. Изяслав послал в Киев с известием об этом к своему брату Владимиру и к митрополиту. Те рассказали обо всём киевлянам. Киевляне же созвали вече и так решили: «Пойдём все — от мала и до велика — на помощь своему князю — с черниговскими воевать!»

На том бы им и разойтись, да кто-то из киевлян закричал:

— Рады мы своему князю помочь. Да сперва вот что сделаем! Игорь — князю нашему враг и нам враг. Убьём его, не то может зло случиться городу нашему! А потом и к своему князю пойдём.

Услыхали это люди и завопили:

— Убьём! Убьём Игоря!

Брат Изяслава Владимир и митрополит хотели остановить их, но не смогли. Киевляне никого не желали слушать и все как один устремились в монастырь Святого Фёдора, за Игорем.

Игорь же в то время пребывал в церкви на молитве. И ворвались киевляне в церковь, схватили его прямо во время церковной службы и, разодрав на нём церковную мантию, выволокли из храма. Он же только восклицал горестно:

— О окаянные, сами не ведаете, что творите! За что, словно разбойника, хотите убить меня? Ещё раньше крест целовали, что быть мне князем у вас, а сами клятву нарушили, крест святой преступили. Так я уже не поминаю того. А ныне сподобил меня Бог воспринять иноческий образ!

Окаянные же и не слушали его, но ещё пуще вопили:

—Убейте! Убейте его!

А когда содрали одежды с него, тихо промолвил Игорь со стоном:

— Нагим я появился на свет сей, нагим и покину его.

В то время подъехал и князь Владимир, который с трудом смог протиснуться сквозь толпу киевлян. Игорь, взглянув на него, спросил:

— Ох, брате, куда ведут меня?

Владимир соскочил с коня и прикрыл Игоря плащом. А затем сказал киевлянам:

— Братья мои! Не делайте зла! Не убивайте Игоря!

И повёл Игоря на двор матери своей, который находился поблизости. И когда уже подошёл Владимир с Игорем к воротам, начали киевляне убивать Игоря. И самого Владимира тоже ударили. Киевский боярин по имени Михаил, который приехал сюда вместе с Владимиром, соскочил с коня и бросился на помощь князю. И удалось им с Владимиром затащить Игоря на княгинин двор и запереть ворота за ним. На самого же Михаила набросилась толпа. И стали избивать его, и сорвали с него крест золотой и тяжёлую цепь золотую, и едва не убили до смерти. Тем временем другие киевляне выломали ворота и ворвались на княгинин двор. Игоря же провели в сени, наверх. Увидели киевляне Игоря на сенях, разломали сени и стащили его с сеней вниз, и начали убивать. А затем привязали его верёвкой за ноги и протащили, ещё живого, с княгинина двора через весь город. И так воспринял блаженный князь мученический венец, и отошёл ко Господу в лето 1147, месяца сентября в 19-й день. Тело же его положили на телегу, и повезли на торжище, и бросили там на поругание.

И когда увидели киевляне, что сотворили они с бывшим князем своим, то так про себя решили: «То не мы убили Игоря, но черниговские князья — они первыми на нашего князя злое замыслили!»

А когда принесли тело Игоря с торжища и положили в церкви, то в ту же ночь явил Бог знамение над ним: зажглись в церкви сами собою свечи. И наутро игумен монастыря Святого Фёдора облачил тело Игоря в ризы монаха, отпел над ним положенные песнопения и похоронил его в монастыре Святого Симеона. Во время сего печального обряда страшная гроза привела в ужас Киевлян, народ изумился и слезами раскаяния желал хоть как-либо умилостивить гневное небо.

Изяслав же узнал о том, что случилось в Киеве, и сильно опечалился, потому что жаль ему стало Игоря. И так сказал дружине своей:

— Если б ведал я про то, что случится, отправил бы Игоря в безопасное место. А теперь не уйти мне от людской молвы — будут говорить, что это я его велел убить. Но Бог мне свидетель: не повелевал я убить его и людей не подучивал!

И отвечала дружина Изяславу:

— Нечего тебе, княже, беспокоиться о людской молве. Бог знает и люди ведают, что не ты убил. То черниговские князья во всём виноваты: отступились от тебя и убить тебя хотели.

Вздохнул Изяслав и сказал в ответ им:

— Раз уж случилось такое, делать нечего. Бог нас рассудит.

И простил киевлян.

…Спустя несколько лет брат Игоря князь Святослав Ольгович перенёс мощи брата своего Игоря из Киева в Чернигов и положил их в соборной церкви Святого Спаса Преображения, в ларце, на похвалу себе и всем православным людям. И с той поры русские люди почитают святого угодника своего — благоверного князя-мученика Игоря. Ибо принял он смерть от рук убийц своих без страха, с покорностью Богу, и тем явил великую силу Православной веры, побеждающей всякую неправду и всякое зло.

Доктор исторических наук Игорь Фроянов считает, что «убийство Игоря произошло не на социальной почве, хотя привкус социальности в нем есть несомненный. Нельзя… относиться к нему и как к политическому убийству». Оно носило магический характер, соответствующий языческому сознанию. Убить Игоря и покончить с Ольговичами – одно и тоже. Убийство Игоря имело «магический знак пресечения каких бы то ни было попыток Ольговичей сесть на киевском столе…»


Спассо-Преображенский собор в Чернигове. Место погребения Игоря.

Храм в котором находились мощи святого князя Игоря (Спасский собор в Чернигове) является самым древним каменным храмом на территории Русси, он построен и стоит с 1024 года и являлся княжеской усыпальницей князей Ольговичей. Здесь было погребено 7 князей и так же митрополит Киевский блаженный Константин. В храме покоится прах князя Игоря Северского, воспетого в «Слове о Полку Игореве», Игоря Черниговского и других князей той эпохи.
Сегодня до сих пор не ясно, где находится гробница и мощи святого князя Игоря и есть ли они вообще сегодня. Мощи святого князя Игоря Черниговского вместе с мощами других святых, находятся по приданию в усыпалнице под Спасским собором(на валу), но они были залиты бетоном по указанию советской власти. В то время, хотели разрушить весь собор, но за него заступились мировые сообщества (это чуть ли не первый каменный храм Киевской Руси) и все что они могли сделать это перекрыть доступ к мощам святых. до сих пор исправить ситуацию невозможно, так как если разрушить слой бетона, можно повредить и мощи фундамент собора,который в последствии рухнет.. 54 года собор разгроблялся Советской властью и стоял в запустении.
Так что единственный способ поклонится мощям — это помолится в Спасском соборе.(Говорят, что мощи св. князя Игоря находятся в стене справа). Но по другой версии, были у собора и другие хозяева, это греко-католики. Они несколько сот лет хозяйничали собором и не щадили православные святыни. Были ли у Церкви мощи после их хозяйствования, опять же сказать трудно. Тогда многое было разграблено и многое уничтожено. Как впрочем Чернигов не обошло и монголо-татарское иго. Если мощи князя Игоря были на поверхности земли ( а не в земле, ибо это был храм-усыпальница и перенесённый гроб с Игорем из Киева был именно погребён в этом храме) , то в послемонгольское время про них никто ни сном ни духом в истории не обмолвился..толи превратились как и положено при набегах в прах и пепел, толи подверглись поруганию бусурман
В 2012 году археологи провели раскопки крипты-усыпальницы князей, мощей князя Игоря не обнаружено., как не обнаружены они были и при большевитских раскопках в 1923 году…
Это ещё одна версия и тёмная сторона истории. Ведь Игоревская икона Божей Матери тоже утеряна при нашествии монголов и теперь имеются только её списки.


У памятника святому князю Игорю

Однако найдено описание внешности Игоря. Игорь «ростом был средний и сух, смугл и красив лицем, власы над обычаи, как поп, носил долги, брада же узка и мала. Прилежно уставы иноческие хранил»
Ученые до сих пор спорят о том, откуда пришло к нам и что означает имя Игорь. Одни считают его скандинавским (от имени Ингвар), другие — кельтским или прибалтийским (сравни название местности в Прибалтике — Ингария, или Ингрия).

Величание

Величаем тя, /
страстотерпче святый княже Игоре, /
и чтем святую память твою, /
ты бо молиши о нас /
Христа Бога нашего.

Тропарь Игорю Черниговскому и Киевскому, блгв. вел. Кн

Наста днесь всечестная память страстотерпца благовернаго князя Игоря, /
созывающая люди в пречестный храм Спасов, /
идеже радостно сошедшася благочестивых множество /
молитвенно празднуют святую память твою, и с верою взывают ти: /
молися, святе, /
Стране Российстей, граду Чернигову и всем православным Христианом /
в мире и благоденствии спастися.

ЖИТИЕ И СТРАДАНИЕ СВ. КНЯЗЯ ИГОРЯ,
во святом крещении Георгия,
в постриге Гавриила, в схиме Игнатия.

Кроткий и незлобивый Игорь Черниговский стал безвинной жертвой княжеских усобиц, династических споров и интриг. Восставшие киевляне, возбуждаемые боярами-злоумышленниками, убили князя-страстотерпца, который принял уже к тому времени иночество. История святого благоверного князя Игоря Черниговского: середина ХII века была для Руси скорбным временем непрерывных междоусобных браней за Киевское княжение двух княжеских группировок: Ольговичей и Мстиславичей. Все они были в близком родстве, все — правнуки Ярослава Мудрого. Мстиславичи назывались по имени своего отца — святого Мстислава Великого († 1132), сына Владимира Мономаха (отсюда другое их название «Мономашичи»). Ольговичи назывались по имени Олега Святославича († 1115), прозванного за свою горькую судьбу «Гориславичем» .
Олег Гориславич был сын Киевского князя Святослава († 1076), который участвовал в 1072 году в перенесении мощей святых страстотерпцев Бориса и Глеба (пам. 2 мая) и вошел в историю Русской Церкви как владелец двух замечательнейших богословских сборников того времени — «Изборника Святослава 1073 г.» и «Изборника 1076 г.». В некоторых древних месяцесловах и сам князь Святослав почитался угодником Божиим, но особенно прославились два его внука: преподобный Никола Святоша († 1143) и двоюродный брат его, сын Олега Гориславича,- святой князь-мученик Игорь Ольгович († 1147).
Преподобный Никола Святоша и святой Игорь Ольгович представляют два различных пути христианской святости в Древней Руси. Преподобный Никола, отрекшийся от мира и княжеских обязанностей, стал простым иноком и мирно почил, проведя почти сорок лет в монастыре. Святой Игорь, волей Божией вступивший в борьбу за Киевское княжение, мученическим подвигом должен был искупить наследственный грех княжеских усобиц.
В 1138 году великим князем Киевским стал старший брат Игоря Всеволод Ольгович (прадед святого Михаила Черниговского). Хотя его княжение длилось всего несколько лет и было наполнено непрерывными войнами, князь считал Киев своим наследственным княжеством и решил передать его в наследство своему брату Игорю. Он ссылался при этом на пример Владимира Мономаха и говорил, как бы нарочно подзадоривая Мономашичей: «Владимир посадил Мстислава, своего сына, после себя в Киеве, а Мстислав — брата своего Ярополка. А вот я говорю: если меня Бог возьмет, то я после себя даю Киев брату моему Игорю». Но Бог гордым противится. Горделивые слова Всеволода, которого и так не любили киевляне, стали предлогом для возбуждения ненависти против его брата Игоря и всех Ольговичей. «Не хотим быть в наследстве»,- решило киевское вече. Злоба и гордыня князя вызвали ответную злобу и гордыню киевлян: святой Игорь, против воли вовлеченный в самый центр событий, стал невинной жертвой нараставшей ненависти.
Грозные события разворачивались стремительно. 1 августа 1146 года умер князь Всеволод, и киевляне целовали крест Игорю как новому князю, а Игорь целовал крест Киеву — справедливо править народом и защищать его. Но, преступив крестное целование, киевские бояре сразу же призвали Мстиславичей с войском. Под Киевом произошла битва между войсками князя Игоря и Изяслава Мстиславича. Еще раз нарушив крестное целование, киевские войска в разгар сражения перешли на сторону Изяслава. Четыре дня Игорь Ольгович скрывался в болотах около Киева. Там его взяли в плен, привезли в Киев и посадили в поруб .
Это было 13 августа, все его княжение продолжалось две недели. В «порубе» (это был холодный бревенчатый сруб, без окон и дверей; чтобы освободить из него человека, надо было «вырубить» его оттуда) многострадальный князь тяжело заболел. Думали, что он умрет. В этих условиях противники князя разрешили «вырубить» его из заточения и постричь в схиму в Киевском Феодоровском монастыре. Божией помощью князь выздоровел и, оставшись иноком монастыря, проводил время в слезах и молитве.
Борьба за Киев продолжалась. Возбуждаемая гордыней и ослепленная ненавистью, ни одна из сторон не хотела уступать. Желая отомстить роду Ольговичей, а заодно и всем князьям, киевское вече, год спустя, в 1147 году, постановило расправиться с князем-иноком.
Митрополит и духовенство старались вразумить и остановить их. Правивший в Киеве князь Изяслав Мстиславич и особенно его брат князь Владимир пытались предотвратить это бессмысленное кровопролитие, спасти святого мученика, но сами подверглись опасности со стороны ожесточенной толпы.
Восставшие ворвались в храм во время святой литургии, схватили молившегося пред иконой Божией Матери Игоря и потащили его на расправу. В воротах монастыря толпу остановил князь Владимир. И сказал ему Игорь: «Ох, брате, куда ты?» Владимир же соскочил с коня, желая помочь ему, и покрыл его корзном (княжеским плащом) и говорил киевлянам: «Не убивайте, братья». И вел Владимир Игоря до двора матери своей, и стали бить Владимира». Так повествует летопись. Владимир успел втолкнуть Игоря во двор и затворить ворота. Но люди выломили ворота и, увидев Игоря «на сенях» (крытая галерея второго этажа в древнем киевском тереме), разбили сени, стащили святого мученика и убили на нижних ступенях лестницы. Ожесточение толпы было столь велико, что мертвое тело страдальца подвергли избиению и поруганию, его волочили веревкой за ноги до Десятинной церкви, бросили там на телегу, отвезли и «повергли на торгу».
Так святой мученик предал Господу дух свой, «и совлекся ризы тленнаго человека, и в нетленную и многострадальную ризу Христа облекся». Когда вечером того же дня тело блаженного Игоря было перенесено в церковь святого Михаила, «Бог явил над ним знамение велико, зажглись свечи все над ним в церкви той». На другое утро святой страдалец был погребен в монастыре святого Симеона, на окраине Киева. Феодоровский игумен, совершая печальный обряд погребения убиенного князя-схимника Гавриила, воскликнул к народу: «Горе живущим ныне! Горе веку суетному и сердцам жестоким! Где любовь христианская?»

В 1150 году киевский престол занял Юрий Долгорукий, а его союзник — Черниговский князь Святослав Ольгович, родной брат Игоря, — торжественно перенес мощи страстотерпца в Спасский собор Чернигова.
Игоревская икона Божией Матери, перед которой молился в последние минуты своей жизни святой страстотерпец великий князь Киевский Игорь Ольгович (+ 19 сентября 1147), была помещена в приделе святого Иоанна Богослова в Успенском соборе Киево-Печерской Лавры. Икона эта древнего греческого письма с надписью о принадлежности святому Игорю. (празднование ей 5 июня).
Иконография святого страстотерпца претерпела с веками изменения — поначалу всех, принявших постриг благоверных князей писали на иконах в иноческих облачениях, но с петровской эпохи стали князей изображать в великокняжеских одеяниях и воинских латах — известен на этот счет указ Петра Первого в отношении св. блгв. кн. Александра Невского — после перенесения его св. мощей в 1723 — 24 гг. в Петербург из Владимира, князя было повелено нарицать великим князем и писать на иконах в княжеских и воинских доспехах.

Тропарь, глас 4.

Наста днесь всечестная память страстотерпца благоверного князя Игоря, созывающая люди в пречестный храм Спасов, идеже радостно сошедшаяся благочестивых множество, молитвенно празднуют святую память твою, и с верою взывают ти: молися, святе, стране Российской, граду Чернигову и всем православным христианом, в мире и благоденствии спастися.

Тропарь иной, глас 4.

Просветився божественным крещением, Духа Святаго светлостьми озаряем, Евангелие Христово в сердце твое восприял еси, делом слово Сына Божия исполняя, благоверный княже Игоре, моли Всеблагого Спасителя Нашего даровати нам мир и милость и спасение душ наших, чтущих честную память твою.

Кондак, глас 6.

Изменил еси земнаго княжения славу во иночества образ смиренный, и страдальчески земное житие скончав, ныне на Небеси радуешися, усердне моляся о чтущих тя, Игоре, страдальцев похвало.

Кондак иной, глас 8.

Княжескую диадиму обагрил еси кровию твоею, богомудре страстотерпче Игоре, за скиптр крест в руку приим, явился еси победоносец. И жертву непорочну Владыце принесл еси себе. Яко бо агнец незлобив от раб убиен был еси, и ныне, радуяся предстоиши Святей Троице, молися спастися душам нашим.

Имя Игорь

Наши имена, их значения и святые, в честь которых мы крещены в проекте «Фомы» — «Именины».

Значение имени:

Имя Игорь скандинавского происхождения: Ingvarr значит «находящийся под защитой бога». В данном случае подразумевался скандинавский бог плодородия Фрейр, которого называли еще Ингви.

День памяти: 2 октября

Святой благоверный князь Игорь Черниговский и Киевский

Христианский подвиг князя Игоря сродни тому подвигу, за который Русская Церковь канонизировала своих первых святых, Бориса и Глеба. Подобно им, Игорь отказался участвовать в междоусобной борьбе за княжеский престол, вручил свою судьбу Богу и был убит.
Игорь был правнуком великого князя Ярослава Мудрого и сыном Олега Святославича, который княжил в Чернигове и Новгороде-Северском (небольшой город близ Чернигова). Русские летописцы прозвали князя Олега «Гориславичем»: отстаивая свои права на Чернигов, тот не погнушался призвать себе в помощь половцев, которые основательно пограбили русскую землю.

Одно время в княжеских междо­усобицах участвовал и Игорь. Но ему не доставляло радости ссориться с родственниками из-за наследства Ярослава Мудрого. Когда представилась возможность примирить двух враждовавших сородичей, он с радостью взялся за это дело.

В 1145 году старший брат Игоря, киевский князь Всеволод назначил его своим наследником. Это рассердило представителей другой ветви ярославичей — потомков Владимира Мономаха. Что же до самих киевлян, они присягнули Игорю, когда тот пообещал им прекратить бесчинства, творившиеся при прежнем князе. Но прошли считанные дни, и киевляне разочаровались в новом правителе. Им не понравилось, когда тот запретил им грабить дворы недавних обидчиков. И они тайно призвали переяславского князя Изяслава, одного из мономашичей. Игорь выступил ему навстречу с дружиной, однако киевляне предали его и переметнулись к Изяславу. Несколько дней Игорь скрывался в болотах, но его нашли, отправили в Переяславль и заточили в поруб — холодный бревенчатый сруб без окон и дверей, откуда узника можно было освободить только с помощью топора.

Всё великое княжение Игоря продолжалось меньше двух недель: он въехал в Киев 2 августа 1146 года, а уже 13 августа был свергнут.

Родственники пытались освободить его, но Игорь вовсе не стремился вернуть себе власть. Он попросил Изяслава выпустить его только для того, чтобы принять монашество и посвятить остаток жизни молитве. После заточения Игорь долго болел: не мог ни есть, ни пить, ни двигаться, так что не представлял для нового князя никакой угрозы. Тем не менее тот решил держать его под присмотром и определил в ближайший киевский монастырь Феодора Стратилата, для верности приставив стражу.

Междоусобицы на Руси.
Битва новгородцев с суздальцами.
Икона, середина XV века

Но и здесь Игорь (в монашестве Игнатий, а затем в схиме — Георгий) не обрел мирной жизни. Князь Изяслав не мог чувствовать себя спокойно, пока тот был жив. И вот в один из сентябрьских дней 1147 года, когда Изяслав был в походе, в Киев прибыл его посол и объявил, что сородичи Игоря, черниговские князья, подняли восстание, и, чтобы оно не перебросилось на Киев, Игоря нужно скорее уничтожить.

В храм, где как раз заканчивалась литургия, ворвалась возбужденная толпа. С Игоря сорвали монашеское облачение и стали его бить. Все попытки вступиться за него оказались тщетными. Бывшего князя искалечили, а затем полуживого за ноги протащили по дороге. Когда бездыханное тело принесли в церковь, там, согласно черниговской летописи, сами собой загорелись все свечи.

Местное почитание князя-схимника началось почти сразу после его кончины. Уже в 1150 году по заказу его брата Святослава Ольговича составили житие, причем образцом для него послужило житие святых Бориса и Глеба. В сборнике проповедей XV века Игорь упомянут уже в числе общерусских святых.

Другие святые и известные люди с именем Игорь

Игорь Святославич (1151–1202)

главный герой «Слова о полку Игореве», князь Новгород-Северский и Черниговский, приходился племянником святому князю Игорю и был назван в его честь. Участвовал во многих походах и сражениях. В основу сюжета «Слова о полку Игореве» легли события, происшедшие в 1185 году, когда князь Игорь предпринял неудачный поход против половцев, был взят в плен и три дня спустя бежал.

Игорь Константинович Романов (1894–1918)

сын великого князя Константина Константиновича, правнук Николая I. Был сброшен большевиками в шахту под Алапаевском в ночь на 18 июля 1918 года вместе с великой княгиней Елизаветой Федоровной и инокиней Варварой, прославленными Русской Церковью в лике преподобномучениц.

Иеродиакон Игорь (1879–1937)

(Иван Михайлович Конащук)

Много лет был послушником в Свято-Успенской Киево-Печерской лавре, а затем в одном из ее скитов — Спасо-Преображенской пустыни. Через три года после революции 1917 года постригся в монахи, был рукоположен в иеродиакона. Во время массового голода, охватившего Украину в 1933 году, отец Игорь занялся погребением умерших от голода: сам полуголодный, ездил с ручной тележкой по трактам, собирал тела и хоронил их на монастырском кладбище. В октябре 1937 года был арестован и приговорен к расстрелу за «контрреволюционную агитацию».

Игорь Сикорский (1889-1972)

Знаменитый российский авиаконструктор, изобретатель, религиозный мыслитель. Создатель самолета «Русский витязь» (1913 год), бомбардировщика и пассажирского самолета «Илья Муромец» (1914 год), положивших начало многомоторной авиации. Разработчик первого в мире серийного вертолета одновинтовой схемы (1942 год). После революции 1917 года эмигрировал во Францию, затем в США. Был православным христианином, написал несколько религиозно-философских работ.

Интересные факты: