Святой иустин философ

Юстин Мученик

Юстин Мученик, Св. (ок. 100 – ок. 165), философ и христианский апологет, родился в греческой семье в Палестинском Неаполе (совр. Наблус). Получив классическое образование, тщетно искал в сочинениях языческих философов разных школ учение о Боге, которое могло бы его удовлетворить. Изучение Священного Писания побудило его, приблизительно в 30-летнем возрасте, принять христианство. После этого он странствовал, вступая в публичные диспуты с языческими философами. В Риме был схвачен и казнен: за отказ принести жертву языческим богам с него содрали кожу и обезглавили. Из сочинений Юстина до нас дошли две Апологии и Диалог с Трифоном Иудеем. Хотя на него оказали глубокое влияние сочинения Платона и стоиков, он старался переосмыслить их в духе еврейского и христианского вероучения. Сочинения Юстина являются ценнейшим свидетельством о жизни церкви 2 в. День памяти святого 14 апреля (в Русской православной церкви 1 июня по старому стилю).

Использованы материалы энциклопедии «Мир вокруг нас».

Юстин (Iustin) (ум. ок. 165) — раннехристианский богослов и философ, представитель ранней патристики. Родился в семье греческого колониста, принадлежащей к состоятельной провинциальной аристократии, что позволило ему получить хорошее образование. В поисках истины и смысла жизни приступает к занятиям философией, последовательно примыкая к стоикам, перипатетикам, пифагорейцам и неоплатоникам. Поворотным событием в духовной эволюции Юстина, чьи воззрения были фундированы презумпцией «разум владычествует над всем», стала встреча со старцем, высказавшем мысль о том, что подлинным «любителем мудрости» является «любитель деланья», т. е. постигший заветы Писания и сделавший их руководством к действию, — «любитель же слов» есть не философ, а «филолог», «софист» (традиционная оппозиция эллинской и христианской мудрости). Разговор со старцем способствует обращению Юстина в христианство. После крещения он не только не оставляет свои занятия любомудрием, но, используя приобретенные навыки, пишет множество работ, основанных на идее тождества истинной философии и христианства («Христос-Логос и Истина-Логос суть тождественны»). Юстин открывает в Риме первую христиано-философскую школу, где его среди прочих слушал Тациан, потом назвавший своего учителя «достойным всякого изумления». По клеветническому доносу проигравшего в диспуте оппонента Ю. и шесть учеников его были схвачены римским префектом и обезглавлены.

Философский словарь / авт.-сост. С. Я. Подопригора, А. С. Подопригора. — Изд. 2-е, стер. — Ростов н/Д : Феникс, 2013, с 556-557.

Юстин философ (Ю.-мученик) (Iustin) (умер около 165) — раннехристианский богослов и философ, представитель ранней патристики (см. Патристика). Основные сочинения: «Против всех ересей», «Лирник», «Первая и вторая апологии», «Разговор с Трифоном-иудеем», а также «Против Маркиона» (сохранилось во фрагментах), «К эллинам», «Обличение», «О божественном единодержавии» (не сохранились). Родился в Сихеме, в семье греческого колониста, принадлежащей к состоятельной провинциальной аристократии, что позволило ему получить хорошее образование. В поисках истины и смысла жизни приступает к занятиям философией, последовательно примыкая к стоикам, перипатетикам, пифагорейцам и неоплатоникам. Поворотным событием в духовной эволюции Ю., чьи воззрения были фундированы презумпцией «разум владычествует над всем», стала встреча со старцем, высказавшем мысль о том, что подлинным «любителем мудрости» является «любитель деланья», т.е. постигший заветы Писания и сделавший их руководством к действию (традиционная оппозиция эллинской и христианской мудрости — см. Теология), — «любитель же слов» есть не философ, а «филолог», «софист». Разговор со старцем способствует обращению Ю. в христианство.

После крещения не только не оставляет свои занятия любомудрием, но, используя приобретенные навыки, пишет множество работ, основанных на идее тождества истинной философии и христианства («Христос-Логос и Истина-Логос суть тождественны»). Ю. открывает в Риме первую христиано-философскую школу, где его среди прочих слушал Тациан, потом назвавший своего учителя «достойным всякого изумления». Ю. своими трудами внес большой вклад в развитие апофатического богословия, четко сформулировал ряд догматических положений учения Церкви. Принимал участие в различных диспутах (исторически зафиксированы победы Ю. над киником Кресцентом и др.). Придерживался того направления патристики, которое пыталось реализовать синтез христианских ценностей с античными идеалами рациональности: по оценке Евсевия, работа Ю. «О божественном единодержавии» составлена «не только по нашим Писаниям, но и по эллинистским книгам». По клеветническому доносу проигравшего в диспуте оппонента Ю. и шесть учеников его были схвачены римским префектом и обезглавлены. Знаменитая проповедь Ю. в суде об ипостасной Истине-Христе и его смерть за мудрость доказали, что он был не «филологом», а философом — в самом возвышенном смысле этого слова. Ю. почитаем Православной (день памяти 14 июня) и Католической (день памяти 13 апреля) церквами как «небесный покровитель рода философов» и всех ищущих истину.

о. Сергий Лепин

Новейший философский словарь. Сост. Грицанов А.А. Минск, 1998.

Юстин, Философ И Мученик (Иустин) (…) (ум. около 165, Рим) — святой отец и учитель Церкви, виднейший апологет 2 в. Родом из г. Сихем (рим. Флавия Неаполис, Палестина). Происходил из языческой греческой семьи, изучал стоическую, перипатетическую, пифагорейскую и платоновскую философию. Уже после обращения в христианство (в период 132—135, вероятно в Эфесе) он получил тогу философа и открыл собственную школу в Риме, где у него учился, в частности, Татиан. Принял мученическую кончину в Риме при префекте Юнии Рустике. Творчество Юстина в целом представляет плодотворную встречу христианского Откровения и греческой философии; само слово «философия» входит в обиход патристики. Основные его сочинения — две «Апологии» (ок. 150—155, Антонину Пию; ок. 161, Марку Аврелию), отвечающие на обвинения язычников, и «Разговор с Трифоном Иудеем» (после написания первой «Апологии»), полемизирующий с иудаизмом и представляющий учение Юстина. В духе доникейского богословия Юстин утверждает трансцендентность безначального, невыразимого Бога, который есть «Отец всего» и Бог по существу. В теории Логоса, созданной под влиянием Филона Александрийского и стоиков, Юстин учит о том, что Второе Лицо, божественное Слово (Логос), вечно существует с Богом как «внутренняя мысль» (…), совокупность божественных идей о мире (София), а акт творения мира связан с выражением, произнесением этой мысли (…). Т. о., Логос=Сын есть «Первородный Божий», Бог, однако, сам подчинен Отцу (субординационизм), получив самостоятельность только ради творения. Непостижимый Бог в мире является как «семенной Логос» (…), через которого все существа причастны разумному началу; так еврейские пророки и греческие философы могли видеть истину, но лишь с воплощением Слова, т. е. Христа, она явилась полно и несокрыто. В своей антропологии Юстин был дихотомистом, говоря о человеке как о единстве тела и души, «причастной жизни». Эсхатология Юстина, где он учит о суде над мертвыми, характеризует его как хилиаста. Произведения Юстина служат источником по ангелологии и демонологии, а также содержат важные для истории ранней Церкви описания крещения и евхаристии.

А. В. Михайловский

Иустин (Юстин, Ίουστινος), св. отец и учитель Церкви II в., с глубокой древности известный под названием Философа и Мученика (Тертуллиан, Adv. Valent. c. 5: “Justinus philosophus et martyr”; Ипполит, Philosoph. 8, 16: Ίουστινος ο μάρτυς), один из первых христианских писателей-апологетов. Грек-колонист по происхождению, язычник по первоначальному верованию, он родился приблизительно в первом десятилетии II в. в самарийском городе Сихеме (Флавии Неаполе по позднейшему названию). Иустин последовательно обращался за разрешением истины к лучшим философским системам язычества, к школам стоиков, перипатетиков, пифагорейцев и платоников. Момент обращения Иустина в христианство точно не известен, но во всяком случае падает на период не ранее 133 г. и позднее 140 г. Иустин не занимал в церкви какого-либо иерархического положения. С проповедью о Христе все время путешествовал по разным местам Азии и Европы, а в Риме имел более продолжительную остановку и здесь основал христианскую школу, в которой после его смерти был наставником его ученик Татиан – апологет. В звании христианского проповедника Иустин «продолжал носить одежду философа» (εν φιλοσόφου σχήματι у Евсевия Кесарийского, «Церковная история» IV, 11), которое и привлекало к нему многочисленных слушателей – учеников не только из среды язычников, но и иудеев.

Таким учеником и совопросником и был, между прочим, иудей Трифон, с которым Иустин вел продолжительную беседу во время иудейских войн (Разг. I, 9), т.е. в 132 – 135 гг. Впоследствии (после 160 г.) эта беседа и была воспроизведена им в форме особого сочинения, известного и теперь под заглавием «Разговор с Трифоном Иудеем». Этот большой труд (в составе 142 глав) имеет своим содержанием раскрытие трех главных положений, в соответствии с которыми и разделяется на три отдельные книги. В первой выясняется вопрос об отношении христианства к иудейству, причем на основании главным образом пророческих книг Ветхого Завета доказывается прообразовательно-служебное, подготовительно-провиденциальное значение иудейства и всех его обрядовых постановлений; эта книга – полный и обстоятельный свод и анализ ветхозаветных свидетельств в приложении к христианству. Во второй – выясняется сущность христианства путем раскрытия его вероучительных истин и, главным образом, учения о боговоплощении. В третьей – проводится мысль о всеобщности христианства в противоположность узконационалистическим взглядам иудеев.

Иустин два раза выступал с литературной защитой христианства перед судом римского правительства. Обе апологии «в защиту христиан» сохранились до настоящего времени в подлинном виде. Первая была написана, вероятно, в 150 г. и предназначалась императору Антонину и его сыновьям Марку Аврелию и Коммоду. Вторая же была написана приблизительно в 162 г. и предназначалась императорам Марку Аврелию и Коммоду. Гарнак и Болль думают, что эти апологии – собственно одно произведение, только впоследствии (в VI в.) разделенное на две части под именем apologia major и apologia minor. Но основания этой гипотезы слишком шатки. Евсевий положительно говорит о двух апологиях («Церковная история» VI, 16 – 18).

Содержанием первой апологии (68 глав) служит оправдание христиан перед судом язычества от возводимых на них обвинений 1) в безбожии, 2) в нарушении общественного и государственного порядка и 3) в безнравственности. Вся апология представляет собой живо написанную характеристику христианства со стороны вероучения, нравоучения и общественного строя. Языческому многобожию здесь противопоставляется идея христианского единобожия; языческой безнравственности и эгоизму – возвышенность христианских добродетелей: любви к врагам, милосердия, целомудрия, смирения, незлобия; языческому представлению о христианстве как о политической организации – евангельский взгляд на царство Божие как царство духовное, воздействующее на мирской строй жизни только средствами духовно-нравственного совершенствования.

Вторая апология (15 глав), представляющая собой дополнение к первой, посвящена выяснению вопроса о смысле жизни христианина, который под водительством промысла должен терпеливо вести борьбу со злом, созданным самим же человеком и, вопреки мнению язычников, не должен пренебрегать своей жизнью.

Обе апологии отличаются античным изяществом речи и глубиной философского анализа. Замечателен взгляд Иустина на язычество и его философию как на подготовительную ступень к принятию христианства. Сократ, Платон, Аристотель и др. языческие философы – это, по Иустину, провозвестники божественной истины, которая, находясь под видительством Слова, действующего и в язычестве, и в иудействе, и в христианстве, получила в Евангелии только полнейшее и совершеннейшее выражение.

Проповедь Иустина снискала ему много врагов среди иудеев и язычников. Неприязнь к нему философа-ученика Кресцента разрешилась особым доносом римскому правительству относительно его пропаганды. Суд в Риме, состоявшийся над Иустином, закончился осуждением его на смерть. Умер Иустин, вероятно, в 166 г., одновременно с кончиной Поликарпа Смирнского (Евсевий, «Церковная история» IV, 16). Красноречивое описание последних моментов жизни Иустина и самого суда над ним представляют т.н. «Мученические акты св. Иустина и дружины его» – произведение с достоверными сказаниями и несомненно древнего происхождения. Память Иустина в православной церкви совершается 1 июня.

Л.И. Писарев

Подготовка электронной публикации: А.А. Тесля.

Далее читайте:

Татиан (Τατιανός) – христианский писатель-апологет II в., ученик Иустина.

Количество цитат в работах апологетов (по данным В. Краузе). Подготовлено А.А.Тесля.

Сочинения:

Saint Justin, Apologie, introd., texte critique, trad, et index par A. Wertelle. P., 1987;

14 июня Русская Православная Церковь вспоминает мученический подвиг святого Иустина Философа и с ним пострадавших Харитона, Хариты, Евелписта, Иеракса, Пеона и Валериана. Точную дату их кончины установить трудно. Их гибель от рук палачей произошла в период между 163 и 167 годами по Р. Х. Мощи св. Иустина находятся в Риме — в церкви Зачатия Божией Матери монастыря капуцинов.

Св. Иустин является самым значительным апологетом Христианства II века. Он создал целую школу христианской философии и апологетики в Риме, которая, впрочем, не пережила своего основателя и его немногочисленных учеников. Все шестеро его ближайших сотрудников и студентов были казнены вместе с их святым наставником.

Из всех христианских философов II века Иустин наиболее знаменит и значим. Такие, как он, способны всколыхнуть самые глубины нашего существа. Человек светский и образованный, он стремился к диалогу между евреями и язычниками. Вся его жизнь — долгий путь к истине. Века, прошедшие с тех пор, лишь увеличили ценность его произведений, написанных с суровой простотой и безыскусностью. Христианство для него не учение, но прежде всего Личность — Слово, воплощенное и распятое во Христе.

В судьбе этого человека, жившего восемнадцать веков назад, нам слышится отзвук наших исканий, наших противоречий, наших упований. Мы видим ею открытую душу, готовность к согласию, способность к диалогу — это обезоруживает и привлекает. Многие его произведения сейчас утеряны, но те, что дошли до нас, дают возможность проникнуть во внутренний мир христианина; они достаточное свидетельство его жизни, начиная с рождения, формирования личности и вплоть до мученической кончины.

Духовная жизнь во II веке

Во времена Иустина философы обладали правом жительства в Риме. Победоносный в военном отношении Рим зависел от культурных и религиозных движений Востока. Властители умов из Азии преподают в Риме, римляне увлечены греческой философией и религиозными мистериями. Рим поглотил империи, теперь настало время принять чужих богов в свой пантеон.

Пресытившись религией бездушной и лишенной поэзии, римляне обращаются к философам. Философия становится духовной школой мира и покоя, а философ, направляющий сознание, — духовным наставником и руководителем. Сам император Марк Аврелий драпируется в тогу стоика-моралиста.

Когда Иустин обратился ко Христу, в Церкви был полный разброд. Человек, пришедший извне, язычник из Рима или Ефеса, с большим трудом мог распознать Церковь Христа среди многочисленных сект, расплодившихся вокруг нее. Лжепроповедники множили число общин, противостоящих Церкви. Как отличить зерна от плевел? Тогдашнего язычника, как и сегодняшнего неверующего, такое обилие сект, взывающих ко Христу, не могло не застать врасплох.

Христианская среда

Внутренняя жизнь Церкви еще не сформирована. Традиция только зарождается. Иустин мог знать людей, видевших апостолов Петра и Павла. В Ефесе он, конечно, встречал и тех, кому довелось слышать Иоанна Тайновидца. Сто лет отделяет Иустина от жизни Иисуса — это примерно столько же. сколько от нас до эпохи, скажем, Виктора Гюго.

Иустин вступает в молодую христианскую Церковь с горячей и заразительной верой, которая рвется выразить себя. Мысль Иустина раскрывает его собственную историю; его обращение это и есть его главный довод, его труды отстаивают сделанный им выбор, обретенную им веру.

В эпоху Иустина к Церкви потянулся культурный слой населения: философы и знатные женщины хотят креститься и освобождают своих носильщиков и рабов. Распространение христианства вызывает насмешки языческих писателей и клеветнические толки. На это христиане отвечают всей молодой пылкостью своей веры. «Главное — жизнь, а не литература», — говорит Минуций Феликс. «Действия, а не слова», — вторит ему Иустин.

Настали благоприятные времена для распространения Евангелия. В помеху этому распускаются разные вздорные слухи, на которые так падок легковерный люд. Христиан обвиняют в поклонении ослиной голове, в оргиях и в участии в празднествах людоедов, философы и велеречивые ораторы стараются опорочить опасных соперников.

Не следует объяснять враждебность к проповеди Евангелия только чьими-то злыми кознями. Во II веке, как и во все другие периоды история религии, противодействие питается предрассудками, стереотипами мышления, невежеством и недоразумениями, — их-то христианские писатели и старались развеять, чтобы стал возможным контакт между верой и мыслью, между Церковью и миром. Человеком, стремившимся к такому диалогу, был Иустин. Одно из его главных произведений так и называется, «Диалог с Трифоном иудеем».

Человек

Действительно, мало кто был лучше подготовлен к этому, чем Иустин. Он исследовал философскую мысль, находил ей применение в жизни, он ее любил, знал все ее перепутья, он всегда искал истину, чтобы жить ею. Упорный труд, путешествия, невзгоды — все торило дорогу познания. Путь его отмечен анализом и доказательствами, которым можно доверять. Вот почему этот философ, живший в середине второго века, ближе нам, чем многие современные мыслители. «Иустин, сын Приска, внук Вакхия, уроженцев Флавия Неаполя в Сирии Палестинской» — такими словами представляет Иустин себя самого на первой странице своей «Апологии». Он родился в сердце Галилеи, в Наблусе, римском и языческом городе, построенном на месте древнего Сихема, недалеко от колодца Иаковлева, где Иисус открыл самаритянке новую веру. Наблус был по тем представлениям городом современным. Там цвели гранатовые и лимонные деревья; он зажат между гребнем горы и двумя холмами на полдороге между плодородной Галилеей и Иерусалимом.

Родители Иустина — зажиточные колонисты скорее латинского, чем греческого происхождения; отсюда, должно быть, благородство его характера, вкус к исторической точности, но отсюда же и слабость логического мышления. Иустин не обладал гибкостью греков, способностью к изощрениям диалектики. Он общался с евреями и самаритянами.

Философ

По природе благородный, преданный абсолютной истине, уже в молодости он увлекся философией в том смысле, какой придавали ей в ту эпоху: не дилетантские спекуляции, но поиски мудрости и истины, приближающие к Богу. Философия вела его шаг за шагом к порогу веры. В «Диалоге с Трифоном» Иустин обозначил длинный путь своих исканий (без этого было бы невозможно отделить «литературу» в его текстах от автобиографических описаний). В Наплузе он берет уроки сначала у стоика, затем у ученика Аристотеля, которого он в скором времени покидает, чтобы перейти к последователям Платона. Он простодушно надеется, что философия Платона позволит ему «сразу увидеть Бога».

Как-то на пустынном берегу моря, мучительно размышляя о возможности лицезреть Бога, Иустин встречает таинственного старца и тот развеивает его иллюзии и открывает ему, что человеческая душа не может достичь Бога, уповая лишь на свои собственные силы; только христианство есть истинная философия, содержащая в себе все частные истины: «Платон предрасполагает к христианству», — скажет позднее Паскаль.

Незабываемое мгновенье, веха в истории христианства (ее любит воскрешать в памяти Пеги) — встретились платоническая и христианская душа. Церковь приняла Иустина и Платона. Обратившись около 130 года, философ-христианин утверждает, что в христианстве он нашел единственную истинную философию, отвечающую на все вопросы. Он всегда ходит в мантии философа. Для него это знак величия души. Он не отвергает учения Платона и даже вводит его в Церковь. Иустин часто утверждает, что философы были христианами, сами того не зная. Сначала он оправдывает это утверждение доводом, взятым из еврейской апологетики, в соответствии с которым все мыслители почерпнули из книг Моисея лучшие свои идеи (Апол 44, 40). Слово Божие озаряет всех людей, этим объясняется то, что семена истины сокрыты в учениях всех философов. Христиане не должны им в этом завидовать, ибо они обладают Словом самого Бога.

Свидетель христианской общины

Иустин никогда не стремился к священству. Он живет в Риме как простой член христианской общины, описывает ее воскресные собрания, чин крещения и Евхаристию. Именно он дает нам первое описание литургии и свидетельствует о братских узах, воодушевлявших и объединявших членов общины.

Сначала в Ефесе, затем (около 150 г.) в Риме он создает философские христианские школы. В столице империи он жил (Иустин рассказал об этом во время допроса) близ Тимотинской бани у некоего Мартина. Здесь возникла школа, где он излагал философию Христа.

Римская школа

Рим был центром христианской жизни, все секты стремились укорениться здесь и преобладать. Тем более важно было представить в Риме ортодоксальную доктрину, защищавшую христианскую истину от ереси и язычества.

У Иустина были продолжатели. История сохранила имя Татиана, позднее впавшего в ересь. Шестеро учеников последуют за ним в его мученичестве. Его успех вызвал зависть философа-киника Крескента, и вместо честного соперничества тот прибег к подлому доносу. Преподавание христианской философии заставило власти и мыслителей считаться с христианством, школа дала христианской мысли права гражданства. Мученическая кончина Иустина доказывает, что римские власти страшились его влияния.

Иустин приложил все силы, чтобы исповедовать христианскую веру и обращать евреев и язычников ко Христу. Его борьба должна была опровергнуть ересь, начавшую распространяться с опасной силой. Пятьдесят лет спустя Ириней Лионский свидетельствует глубокое уважение учителю из Рима, своему предшественнику.

Писатель

Литературные произведения Иустина многочисленны, но большая часть его трудов сейчас утеряна. До нас дошло только три, подлинность которых бесспорна: две «Апологии» и «Диалог с Трифоном иудеем». Они позволяют представить апологетику христианства такой, какой она была в середине второго века.

Иустин не литератор. «Он пишет с суровой простотой, — отмечает Дюшен, — неправильным языком». Философ заботится только о содержании, его композиция вяловата, мысль тормозится отступлениями и повторами. Этот человек действует на нас своей прямотой, открытостью души, а не искусством диалектики и мастерством изложения. Оригинальность богословских построений Иустина не в литературной отдаленности, а в их новизне. Это свидетельство человека, обратившегося ко Христу, сделавшего окончательный выбор. За аргументами, которые он приводит,- опыт всей его жизни. Через искушения, от которых он предостерегает, Иустин прошел сам. Для тех, кому важно услышать такое свидетельство, слово Иустина всегда окажется произнесенным вовремя.

Экзегет

Сегодняшнего читателя могут смутить некоторые места в толковании Иустина. Для него вся Библия целиком пронизана Словом Божиим, вся — возвещает о Христе. Воплотившееся слово существовало до пророков и вдохновляло их. Иустин объединяет два Завета. Такое толкование, близкое ап. Павлу, станет традиционным для всего патриотического периода. Мы найдем его вновь у Иринея и Августина.

До нас не дошло ни одного богословского трактата, написанного Иустином, мы вынуждены ограничиться его апологетическими книгами. Мы знаем Бога вселенной только по Его Слову, которое представляется нам мостом между Отцом и миром. Посредством Слова Бог создает мир, действует в нем и управляет им, он озаряет каждого «человека благоволения». Истина, которой в разной степени обладают поэты, философы или писатели, — это луч Его светлого присутствия. Слово направляет не только историю Израиля, но и любые искренние поиски Бога.

Фреска эта, созданная Иустином, восхитительна по своему широкому и возвышенному видению истории и, несмотря на непрописанность некоторых фрагментов, свидетельствует о гениальной интуиции, которую унаследуют и разовьют св. Августин и св. Бонавентура (сравни также с более близким к нам Морисом Блонделем). Все это удивительно созвучно нашей современной проблематике.

«Никто не поверил Сократу настолько, чтобы решиться умереть за его учение. Но последователи Христа, необразованные ремесленники, презирали страх и смерть». Этими достойными словами, которые сделали бы честь Паскалю, Иустин вразумлял префекта Рима.

Мученик

Христианский философ обратился со своей первой апологией к императору Марку Аврелию. Защищая оклеветанных христиан, он говорит с императором-философом не как обвиняемый, но как равный. «Апология» не расположила столь многознающего властителя к более близкому знакомству с новой сектой соединившихся в единодушном братстве рабов и патрициев. Император продолжал гневаться, не понимая. «Этот человек, — замечает отец Лагранж, — ежедневно подвергающий испытанию свою совесть и обвиняющий себя в различных мелких проступках, ни разу не спросил себя: а не действую ли я в отношении христиан как настоящий тиран?».

На Иустина донес один завистливый философ, — философом он был лишь по имени и знакам отличия. Акты процесса сохранились, подлинность их бесспорна. Философ предстал перед Рустиком, обучавшим молодого Марка Аврелия морали Эпиктета. Игра была проиграна, Иустин знал это. Он уже не рассчитывает убедить, он исповедует свою веру. «Какой науке ты себя посвятил?».

«Я изучал последовательно все науки, а кончил тем, что принял истинное учение христиан!».

Ответы чеканны, просты и благородны. Иустина приговорили к палочным ударам, а затем к смертной казни. За это он благодарит Бога. Он завершает свою жизнь, как свидетельствуют акты, славословием. В этом — его последнее прославление.

Иустин не был одинок. Его окружали ученики. Акты называют шестерых. Сам факт присутствия учеников на процессе — выражение почитания, тем более волнующего, что оно было оказано мудрецу.

Иустин оставил нам первое описание таинства Крещения, называемого также Просвещением. Он описал приготовления к нему, чин его последования и его смысл.

Из книги «Путь отцов. Краткое введение в патристику»

Рустик (мученик)

Русти́к — пресвитер, раннехристианский святой, почитаемый как священномученик.

Согласно преданию, святитель Дионисий отправился с проповедью в западные страны, сопровождаемый пресвитером Рустиком и диаконом Елевфе́рием. Многих он обратил ко Христу в Риме, а затем в Германии и Испании. В Галлии, во время преследования христиан языческими властями, все три исповедника были схвачены и ввергнуты в темни́цу. За распространение христианства и нежелание отречься от Христа все они, по приказанию правителя Галлии, Сисиния, были подвергнуты жестоким истязаниям, а затем обезглавлены (усечены мечом).

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона указывает, что это произошло «по одним известиям, при Валериане, в 253—260 годах, а по другим — при Максимиане Геркулии, в 286—292 годах». Русская православная церковь принимает датировку второй половиной III века.

Память Рустика отмечается Православными церквями 3 октября по юлианскому календарю (16 октября по новому стилю), а Католической церковью — 9 октября.

Интересные факты

В 2008 г. Посольство Франции в России подарило Свято-Данилову монастырю икону святого мученика Рустика Парижского в честь 25-летия возрождения обители.

При произношении имени мученика зачастую допускается распространённая ошибка: вместо верного ударения на последнем слоге оно делается на первом.

См. также

  • Дионисий Парижский

Примечания

Литература

  • Рустик // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

мученик Иустин Философ

День памяти: 1(14) июня

Ему же принадлежат две апологии, первая – императору Антонину Пию, вторая – Марку Аврелию. Там впервые появляется идея о том, что для язычников именно философия была предшественницей христианства. Интересно, что в его апологиях содержатся сведения о принятых в то время практик Крещения и Евхаристии. Ему приписывают также анонимное «Послание к Диогнету». Упоминают, что он написал еще большой труд против гностиков, т. н. «Синтагму».

Около 165 года он вступил в диспут с Кресцентом – философом школы киников, который и донес о христианстве Иустина властям. Будучи арестован он исповедал свою веру и претерпел мученическую кончину.

Тропарь мученику Иустину Философу и иже с ним, глас 4

Мученицы Твои, Господи, / во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего: имуще бо крепость Твою, / мучителей низложиша, / сокрушиша и демонов немощныя дерзости. / Тех молитвами // спаси души наша.

Кондак мученику Иустину Философу, глас 2

Премудростию Божественных твоих словес, Иустине, / Церковь Божия вся украсившися, / жития твоего светлостию мир освещает, / излияния же ради крове венец прием / и со Ангелы предстоя Христу, // моли непрестанно о всех нас.