Священство выше царства

Текст книги «Российская история в афоризмах»

Священство выше царства

В 1054 году произошел раскол в христианстве. Возникли католицизм и православие. В 1517 году Мартин Лютер положил начало расколу в католицизме. Появились лютеранство, кальвинизм, протестантизм, англиканская церковь и т. д. В 16531656 годах реформы в русской православной церкви провел патриарх Никон. В результате раскола возникло старообрядчество, которое официальная церковь на протяжении длительного времени пыталась уничтожить. Образовались многочисленные секты (с латинского – «учение, направление, школа»).

Дело в том, что многое в русской истории похоже на европейскую историю. Но похожесть эта кажущаяся.

В Европе раскол представлял собой желание освободиться от излишеств католической мироорганизации, при которой зажравшиеся папы, кардиналы, епископы и прочая церковная номенклатура были готовы лопнуть, но не поступиться ничем из своих позиций. Для прагматичных буржуа, которых в Европе становилось все больше, нужна были церковь подешевле, а ограничений поменьше.

В России также на протяжении веков шел спор между светской и церковной властью. За время монголо-татарского ига Русская православная церковь укрепила свои позиции, особенно экономические. К началу XVI века значительная часть пахотных земель и вообще территории страны принадлежала митрополиту, монастырям, подлежала церковной юрисдикции, была выведена из служебного, государственного оборота.

Государство же вело непрерывные войны, постоянно нуждалось в средствах, и не удивительно, что высшая светская власть стала заглядываться на церковные, монастырские богатства. Первым выступил с планом секуляризации монастырских земель, то есть их перехода в руки государства, Иван III. Но он натолкнулся на жесткое сопротивление церковных верхов и вынужден был отступить. Серьезно «пощипал» церковные богатства Иван IV.

В 1589 году в Московском государстве было учреждено патриаршество. Светская власть рассматривала этот акт как укрепление своих международных позиций. До учреждения патриаршества московская митрополия формально подчинялась греческим патриархам, которые, в свою очередь, полностью зависели от хорошего отношения со стороны турецких султанов. Очень быстро стало ясно, что патриархи не могут не играть весьма заметной роли в политической жизни страны. А патриарх Филарет, бывший до насильственного пострижения в монахи при Борисе Годунове видным боярином Федором Никитичем Романовым, отцом первого царя из рода Романовых, Михаила Федоровича, был фактическим соправителем своего сына на протяжении 1619–1633 годов. Этот прецедент имел далеко идущие последствия.

«Не от царей начало священства приемлется, но от священства на царство помазуются; священство выше царства. Царь не давал нам прав, а, напротив, похитил наши права; церковью обладает; весь священный чин ему работает и оброки дает; завладел церковным судом и пошлинами. Господь двум светилам светить повелел, солнцу и луне, и через них показал нам власть архирейскую и царскую: архирейская власть сияет днем, – и власть эта над душами, царская же в вещах мира сего», – поучал Алексея Михайловича, второго царя из династии Романовых, патриарх Никон.

Никита Минов (1605–1681) родился в крестьянской семье. Он терпел много зла от мачехи и тайно ушел в Макарьевский Желтоводский монастырь. Затем монастырь был оставлен, так как Никита женился и стал сельским священником. В скором времени все трое детей молодого священника умерли, что было воспринято им как знамение свыше. Он уговорил жену постричься в монахини. Сам принял монашество в Анзерском скиту на Белом море. После ссоры с настоятелем Никону пришлось бежать. В другом, Кожеозерском, монастыре братия избрала его своим игуменом.

В 1646 году Никон прибыл по монастырским делам в Москву и в ходе бесед с молодым царем Алексеем Михайловичем приобрел на него значительное влияние. Царь был моложе Никона на 24 года и видел в священнослужителе своего духовного наставника. Никон стал архимандритом Новоспасского монастыря, принимал все челобитные на царское имя, быстро приобрел большой авторитет и влияние.

Крутой, властный и амбициозный характер Никона проявился на посту митрополита Новгородского. Он получил от царя широкие полномочия, вел себя как царский наместник и своими действиями вызвал «хлебный бунт» 1650 года, во время которого даже был избит толпой.

В 1652 году Никон согласился стать патриархом (царь просил его об этом, стоя на коленях), но при условии полного невмешательства светской власти в дела церкви. Никон достиг высшего духовного сана, получил от царя карт-бланш и начал коренные реформы, которые вызвали раскол в Русской православной церкви. После Собора 1654 года противники церковных новшеств подверглись ссылке и заточению.

Церковный раскол стал трагедией русского народа. Раскольниками стали наиболее истовые верующие, фанатично преданные старым порядкам. Царь поддерживал Никона, так как в сопротивлении раскольников видел противоборство политике верховной власти, нажиму сверху41
В 20-30-х годах XX века тех, кто, находясь в рядах Всесоюзной коммунистической партии (большевиков), не желал «колебаться вместе с генеральной линией партии», называли «раскольниками».
.

Никон при поддержке царя стал «ломать через колено» судьбы многих людей, восстановил против себя бояр, духовенство. Он завел огромный придворный штат, сделался недоступен, окружил себя царской роскошью. Подобно старухе, героине «Сказки о рыбаке и рыбке», которая хотела стать «владычицей морскою», патриарх Никон решил стать главным лицом в стране.

Однако, как говорит русская пословица, «дружба дружбой, а табачок врозь». Словами «священство выше царства» Никон подписал приговор и себе, и всей Русской православной церкви. Никон забыл, что Владимир I взял христианство из Константинополя, из Византии, где императоры из династии Исавров полтора столетия давили на духовенство до тех пор, пока церковная власть не была полностью подчинена светской. В Западной Европе в XI–XIII веках высшим авторитетом был Папа, которому и хотел уподобиться патриарх Никон, крестьянский сын. Никон забыл, что живет в России, которая прошла через ордынское иго и в которой может быть только один повелитель. Если говорить современным языком, Никон «зарвался», «пустился во все тяжкие». Он заявил, что слагает с себя обязанности патриарха, и думал, что Алексей Михайлович будет снова на коленях умолять его вернуться.

Эта опасная игра закончилась плохо. В 1666–1667 годах Собор с участием зарубежных православных патриархов, которым «помогли» разобраться в ситуации, встал на сторону царя, не пожелавшего быть «луной» при патриархе-«солнце». Никона лишили патриаршества и священства, сняли клобук и панагию, отправили простым монахом в Ферапонтов монастырь.

Никону удалось перенести все тяготы заточения и пережить царя Алексея Михайловича. Низложенный патриарх даже получил некоторое моральное удовлетворение. Алексей Михайлович незадолго до своей смерти попросил у бывшего наставника прощения, но Никон ему отказал.

Умер Никон в Кирилло-Белозерском монастыре, но похоронен был в Новом Иерусалиме, который сам отстроил в бытность патриархом. Через 19 лет после смерти Никона умер десятый по счету патриарх Адриан, но Петр I не спешил подыскивать кандидата на патриарший престол. Он просто упразднил сам престол и создал Святейший Синод для управления делами церкви. Огосударствление русской православной церкви было осуществлено в самой жесткой форме. Об амбициях Никона русское духовенство, наверное, не раз с горечью вспоминало вплоть до 1917 года, когда патриаршество было восстановлено.

К тезису «священство выше царства» Русская православная церковь вернулась в 1917 году. «Режим правительства был в последнее время беспринципный, грешный, безнравственный, – писал епископ Уфимский и Мензелинский Андрей (Ухтомский). – Самодержавие русских царей выродилось сначала в самовластие, а потом в явное своеволие, превосходившее все вероятия». Священный Синод обвинял царское правительство в том, что оно довело Россию «до края гибели», вследствие чего «народ восстал за правду, за Россию, свергнул царскую власть, которую Бог покарал за все ее тяжкие и великие грехи». «Церковь фактически отказалась защищать императора». Все эти суждения приведены в монографии М. А. Бабкина42
Бабкин М. А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.). М.: Государственная публичная историческая библиотека России, 2007. С. 231, 175, 144.
, вызвавшей большие споры среди специалистов.

В ретроспективном плане с учетом нынешнего положения Русской православной церкви в России некоторым современным идеологам будет, наверное, трудно признать, что в марте 1917 года церковь вслед за армией, полицией, жандармерией предала своего вождя, руководствовалась принципом «падающего – толкни». Николай II, допустивший, терпевший и защищавший распутинщину, другого отношения, собственно, и не заслуживал. Современные идеологи вряд ли поддержат рассуждения о революционности хотя бы части духовенства в 1917 году, о «церковной революции», происходившей в 1917 году. Не принято говорить о том, что в корпусе священнослужителей всегда были не только рядовые священники, которые честно и зачастую в трудных жизненных условиях выполняли свой долг, но и высшая прослойка, епископат, которая привыкла приспосабливаться к политической конъюнктуре и использовать все возможности для усиления своего влияния, для победы принципа: «священство выше царства».

Во всяком случае два факта представляются бесспорными и весьма показательными. С Николаем II и его семьей в тобольскую ссылку не поехал ни один священнослужитель. Восстановить патриаршество Русская православная церковь смогла только в революционном 1917 году.

Чин чина почитай

Не помню, от кого впервые довелось услышать поговорку «От бобра бобренок, а от свиньи – все вшивый поросенок». В советском обществе официально провозглашалось социальное равенство, говорилось, что перед молодежью «открыты все дороги, все пути». Но в то же время было известно, что путь в МГИМО (Московский государственный институт международных отношений), в МГУ (Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова) или ЛГУ (Ленинградский университет им. А. А. Жданова) для детей «простых советских людей» был закрыт наглухо. Советская знать (номенклатура), дети которой учились в привилегированных учебных заведениях страны, жила по своим законам, ею же установленным.

И возникла эта система не в советское время, а давным-давно, в XVI–XVIII веках. Еще В. О. Ключевский отмечал, что Московское государство отличалось «тягловым, не правовым характером внутреннего управления и общественного состава. Сословия различались не правами, а повинностями». Человек в государстве «превратился в солдата или работника, чтобы под руководством командира оборонять Отечество или на него работать»43
Ключевский В. О. Сочинения. Т. II. М., 1988. С. 372.
.

Формирование сословной системы в России заняло несколько веков. В период Древней и ордынской Руси можно говорить о достаточно сложной социальной стратификации (разделении общества на различные слои – страты). Но различия между социальными группами в X–XV веках еще не приобрели характера непроницаемых перегородок. В Московский период (XVI–XVII века) сословное деление стало приобретать достаточно четкий характер, а со второй половины XVIII века стало жесткой системой.

«Обыкновенно термином «сословие» обозначают отдельную группу подданных, своим юридическим положением каким-либо определенным образом отличающихся от остального населения, причем отличия эти передаются по наследству», – можно прочитать в самом знаменитом дореволюционном справочном издании44
Лазаревский Н. Сословия // Энциклопедический словарь Брокгауз и Ефрон. Т. 30а. СПб., 1900. С. 912.
В последние десятилетия Санкт-Петербургский государственный университет стал вести свою историю не с 1819-го, а с 1725 года. Горный институт датой своего основания считает 1783 год. Как ни странно, но сколько-нибудь основательной истории петербургской высшей школы до сих пор не написано.
. Наряду с термином «сословия» до революции употреблялось и слово «состояния». В современных условиях обычно используется понятие «статус», под которым понимается неотъемлемая характеристика человека, включающая в себя набор значимых качеств, его общественный престиж, оценку другими лицами.

В феодальном обществе общественные группы образуются по социальному статусу, преимущественно по инициативе государственной власти и, следует сразу же сказать, для ее, государственной власти, удобства. В Московии понятие статуса определялось словом «чин». Чин являлся постоянной характеристикой человека. Чин определял основные признаки и функции человека в обществе. Чин всех окружающих интересовал больше, чем имя и личные качества самого конкретного человека. И это было действительно удобно, так как постоянство общественного положения каждого индивида обусловливало стабильность, устойчивость общественной системы в целом.

Устойчивость системы чинов и чинопочитания была выгодна для тех, кто занимал первое место среди всех сословий и высшие ступеньки в рамках своего сословия.

Самыми решительными противниками нарушения чинов выступали дворяне. Они считали себя лучшими людьми, мудрыми, благочестивыми, великодушными. Все это, по их мнению, давало им право быть господами холопов, «простецов», худородных, малоумных, неправедных. Еще со второй половины XII века появилась группа людей, которая постоянно жила при княжеском дворе. Дворян следует отличать от дворовых людей, которые составляли штат низших служащих. (Дворянами в шутку называют дворовых псов, дворняжек, так как основой для словообразования послужил корень «двор».) Служилое дворянство сформировалось как особая группа в ордынский период вокруг Великого князя Московского. Они считали себя защитниками царя от внутренних и внешних врагов, подвизались на поле военной или административной деятельности45
См. подробнее: Яблочков М. Т. История Российского дворянства. М.: Эксмо, 2006.
.

В XVI веке служилый класс составляли: члены боярской думы (бояре, окольничьи и думные дворяне); придворные чины (высшие – спальники, стряпчие, стольники; низшие); военные люди (жильцы – гвардия; дворяне московские; дворяне городовые, дети боярские); военные люди низших служб (стрельцы, пушкари, казаки, драгуны, воротники, рейтары, солдаты); лица гражданской службы (дьяки и подъячие, приказные, городовые, площадные и др.); дворяне и дети боярские архирейские и знакомцы боярские.

В 1682 году было отменено местничество, а в 1687 году составлена «Бархатная книга», куда были занесены наиболее знатные боярские и дворянские фамилии. В конце XVII века в Московском государстве учитывалось 2985 дворянских фамилий, в которых было 15 тыс. землевладельцев, не считая детей. Утверждение Петром I Табели о рангах (1722) создало условие для пополнения дворянского сословия, и к 1737 году в стране было уже 100 тыс. дворянских семей и около 500 тыс. человек. В 1762 году дворянство было освобождено от обязательной службы, но его привилегированное положение не только не было ликвидировано, но даже упрочилось. В Жалованной грамоте дворянству (1785) Екатерины II отмечались заслуги дворянства, перечислялись права, основания для приобретения дворянского звания и т. д. В 1785 году были составлены губернские дворянские книги.

Дворяне в подавляющем своем большинстве были слишком бедны, чтобы не служить государству. 59 % дворян были владельцами менее двадцати душ. Лишь у 16 % было более ста крепостных, что считалось минимумом, который мог обеспечить жизнь сельского барина. У большинства дворян не было иного выбора, кроме как остаться на государственной службе и жить на приносимое ею жалованье46
Пайпс Р. Собственность и свобода. М., 2000. С. 248–249.
. При преемниках Петра I разграничение между дворянами и чиновниками резко увеличилось. Термин «дворянин» применялся к помещикам, офицерам и потомственным дворянам. Профессиональных государственных служащих называли «чиновниками», то есть обладателями чинов. У правительства всегда не хватало толковых чиновников, и оно вынуждено было пополнять ряды государственных служащих из среды священнослужителей и мещан, отчего престиж чиновной карьеры упал еще ниже. Считается, что именно со второй половины XVIII века появился принцип «чин чина почитай».

При Елизавете Петровне (1741–1761) выпускникам высших учебных заведений разрешалось начинать службу не в самых низших чинах. Однако среднему чиновнику, чтобы быть повышенным до следующего чина, приходилось ждать, пока не освободится соответствующая должность. С целью завоевать еще большую поддержку в стране Екатерина II в 1767 году повелела, чтобы всех государственных чиновников, прослуживших в своем чине минимум семь лет, автоматически продвигали на следующую ступеньку (заслуги при этом не учитывались). Позднее Павел I сократил этот срок для большинства чинов до четырех лет. Порядок автоматического повышения по старшинству позднее был перенесен на армию, вследствие чего понизилось качество офицерского состава. В 1883 году было законодательно закреплено титулование чиновников, имевших определенный ранг в соответствии с Табелью о рангах: I–II классы – Ваше высокопревосходительство, III–IV – Ваше превосходительство, V – Ваше высокородие, VI–VIII – Ваше высокоблагородие, IX–XIV – Ваше благородие. Члены царской семьи были Вашими Высочествами. К императору и императрице обращались – Ваше Величество. Для соблюдения правильной субординации существовала различная униформа, знаки различия и многое другое, что позволяло определить: сколько полагалось приседаний и «ку» по отношению к каждому лицу (как в кинофильме «Кин-дза-дза»).

М. М. Сперанский, великий русский реформатор, возлагал большие надежды на прогрессивное чиновничество. Он считал, что в России следует подготовить «новых людей», которые, находясь на государственной службе, будут постепенно, эволюционным путем, без революций и потрясений улучшать ситуацию в стране. По предложению М. М. Сперанского и по указу Александра I, для получения чинов VIII и V классов чиновники должны были либо предъявить диплом о наличии у них высшего образования, либо сдать специальный экзамен «на чин». Для подготовки «новых людей» открывались все новые высшие учебные заведения. Открылись университеты в Дерпте (1802), Вильно (1803), Казани (1804), Харькове (1805), Варшаве (1816), Петербурге (1819), Киеве (1834). Для детей из старинных дворянских родов предназначались закрытые привилегированные заведения, имевшие статус вузов: Царскосельский (1811), Училище правоведения (1835). Чиновников гражданской службы готовили также лицеи: Ришельевский в Одессе (1817), князя Безбородко в Нежине (1820), Волынский (1819). Специалистов для различных отраслей хозяйства начали готовить институты: Петербургский лесной институт (1802), Институт Корпуса горных инженеров (1804), Институт Корпуса инженеров путей сообщения (1809), Технологический институт (1828), Строительное училище (1832)47
В последние десятилетия Санкт-Петербургский государственный университет стал вести свою историю не с 1819-го, а с 1725 года. Горный институт датой своего основания считает 1783 год. Как ни странно, но сколько-нибудь основательной истории петербургской высшей школы до сих пор не написано.
. В середине XIX века в 36 высших учебных заведениях училось около 7 тыс. студентов, работало около 900 профессоров, преподавателей и других должностных лиц. Было подготовлено около 15 тыс. специалистов48
Высшие учебные заведения // Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года.: Энциклопедия. Том I. М.: Большая Российская Энциклопедия, 1994. С. 493.
.

Однако в целом российская жизнь развивалась не по Сперанскому. Большая часть его предложений по реорганизации государственного строя не была принята. Экзамены на чин со временем сошли на нет. Российская бюрократия превратилась в крайне консервативную силу, «средостение между государем и народом», как тогда говорили. Внутри самой бюрократической касты сложились отношения в соответствии с принципом «чин чина почитай». Жесткая иерархическая лестница, по которой множество преимуществ для движения вверх предоставлялось только выходцам из дворянского сословия, не оставляла места для проявлений самостоятельности, творческой мысли, для действительного служения отечеству. В чиновничьей среде получили распространение взяточничество, чинопочитание, подхалимство, откровенный произвол, унижение младших старшими и т. д. Все это было описано А. С. Грибоедовым, Н. В. Гоголем, М. Е. Салтыковым-Щедриным, А. П. Чеховым и другими авторами, которые не являются героями современных российских СМИ.

Казни сына своего в юности его, и покоит тебя в старости и даст красоту души твоей

Поучение из «Домостроя» (середина XVI века) служило стержневой идеей отечественной педагогики, системы взаимоотношений между родителями и детьми, между высшей властью и народом – «чадами несмышлеными». Устрашение, угроза наказания считались наилучшей гарантией от всякого рода отклонений от установленных норм поведения, которые определялись церковной моралью и правящей элитой. «Русский народ любит палку», «демократия не для нас», «лучше перегнуть, чем отпустить гайки» – подобного рода рассуждения являются весьма обычными для российской жизни.

В Древней Руси смертной казни законодательство – Русская Правда – не предусматривало. В отличие от аналогичных правовых актов, действовавших в европейских странах к XI веке, в Русской Правде, утвержденной Ярославом Мудрым, не предусматривалось ни телесных, ни калечащих (членовредительских), ни других устрашающих наказаний. За все преступления провинившихся били рублем, точнее – гривной. Лишь за самые страшные уголовные деяния предусматривались «поток и разграбление» – распродажа имущества виновного и обращение его самого вместе с семьей в рабство.

Русское законодательство ужесточилось в ордынский период как под влиянием разных обстоятельств, так и по примеру монгольской Ясы Чингисхана. Монголо-татарская экзотика, связанная с вырыванием сердца, переламыванием позвоночника и т. п., не сразу и не в полном объеме пришлась ко двору в Московском государстве. Судебник 1497 года Ивана III предусматривал смертную казнь по десяти составам преступлений (умышленное убийство, умышленный поджог, третья кража, кража в церкви, измена и т. п.). Соборное уложение 1649 года предусматривало смертную казнь более чем в 60 случаях, а Воинский артикул 1715 года – более чем в 120 случаях. Смертная казнь преследовала цель устрашения населения, представляла собой своеобразный спектакль. Использовались четвертование, колесование, закапывание в землю заживо (женщин-мужеубийц), сожжение, посажение на кол, залитие горла металлом и т. д. Все эти виды казни считались квалифицированными. В отличие от простых видов смертной казни – отсечения головы, повешения или расстрела.

При определении наказания законодательство содержало явную неопределенность. «Как государь укажет», – определяло Соборное уложение. Так, за первую кражу предусматривалось битье кнутом, урезание уха, 2 года тюрьмы и последующая ссылка. За вторую кражу – битье кнутом, урезание другого уха и 4 года тюрьмы. За третью кражу – смертная казнь – «как государь укажет». Со временем стало использоваться специальное клеймение. С помощью колодки, на которой рядами гвоздей писалось слово «ВОР», после накаливания этих гвоздей на огне клеймо наносилось на лоб преступника, предварительно смазанный порохом. Естественно, что самой популярной прической в Московском государстве задолго до ансамбля «Битлз» была обширная копна волос, которая должна была прикрыть клейменный лоб и урезанные уши.

Мало кто знает, что после реформы местного управления Ивана IV с середины XVI века и почти до конца XVII века должность палача, как и большинство остальных, была выборной. Но главным палачом оставался царь, который по-отечески «воспитывал» своих «чад». Десятки тысяч людей стали жертвами Ивана Грозного, особенно в период опричного террора. В 1607 году по приказу В. Шуйского было утоплено до 45 тыс. болотниковцев. Сам И. А. Болотников, сдавшийся В. Шуйскому, вместо обещанной милости был ослеплен и утоплен в Каргополе. В правление Алексея Михайловича Тишайшего за подделку денег было казнено свыше 7000 человек, при подавлении «медного бунта» – 2000, а также множество разинцев. В 1698–1699 годах было казнено 2000 стрельцов. Процессом руководил, непосредственно в нем участвовал «ручным усечением» будущий Отец Отечества царь Петр I. В 1707–1708 годах были казнены свыше 400 булавинцев49
Шелкопляс Н. А., Смертная казнь в России: история становления и развития. Минск: Алмафея, 2000. С. 29, 46.
. Затем пришла очередь пугачевцев.

После подавления выступления 14 декабря 1825 года и проведения соответствующего следствия наступил момент определения способа казни. По действующему законодательству декабристов полагалось колесовать. В начале XVIII века в правление Петра I руководителю «заговора» Кикину переломали ломом кости рук, ног, позвоночник и бросили умирать на колесо, прибитое параллельно земле к столбу. На счастье Кикина сам государь проезжал мимо и на обращение о милости, о прекращении мучений разрешил отрубить Кикину голову. Николай I хоть и не числился в просветителях и поклонниках гуманизма, но посчитал, что в 1826 году ломать людям кости ломом будет не совсем «комильфо». Декабристов просто повесили. А Сперанский, перерабатывавший российское законодательство, исключил из Уголовного уложения все эти устаревшие посажения на кол, четвертования и окопания. Была выстроена «лестница наказаний», которая благополучно просуществовала до 1917 года.

Телесные наказания были еще в последней трети XVIII века отменены для духовенства и дворянства, в XIX веке – для большинства остальных категорий населения, а для крестьян – только в 1906 году. Детей же родители секли и за проступки, и просто так, для профилактики. Надо ведь было готовить подрастающее поколение к взрослой жизни, в которой казни и битье были главными средствами воспитания.

Ю.Шмелев. Патриарх Никон

Начало . Продолжение

Патриарх Никон начал борьбу за священство задолго до своего реального вступления на патриаршество, еще в Новгороде.

Чрезвычайность обстоятельств, при которых патриарх Никон появился на патриаршем троне, заключалась в интриге, которую он сам же и срежиссировал.

Когда, после формального избрания Никона патриархом в синоде, к нему отправилась делегация из светских лиц и духовенства за согласием, он отказался даже прийти к царю и народу.

Тогда царь лично собрал новую делегацию из знатных бояр, чтобы вновь призвать его принять выбор синода.

Никон согласился прийти в Успенский собор, где проходила церемония избрания.
Но опять отказался принять патриаршество, называя себя недостойным и неразумным.
И только когда царь в третий раз поклонился ему вместе с народом до земли, Никон согласился.

Но при этом выдвинул условие: чтобы слушались его во всем как начальника, и царь, и бояре, и народ. Потом он использовал это как аргумент в обвинении царя и бояр в клятвопреступлении.

Так с первых шагов патриарх Никон закладывает тот фундамент власти и приоритета священства перед царством, который потом укреплял и проводил в жизнь в течение всего краткого периода своего патриаршества (1652-1658 годы — патриаршество и 1658-1666 — междупатриаршество).

Никон справедливо полагал, что его программа-максимум может быть реализована только при таком исключительном условии – подчинении ему всех – от царя до народа — и когда этого не случилось, понял, что программа провалилась.

Как максималист он мог поступить единственным приемлемым для себя способом: подать в «отставку», потому что после ее фактического принятия царем Алексеем Михайловичем оставаться патриархом не было никакого смысла.

Царь Алексей Михайлович кается за царя Ивана Грозного перед мощами митрополита Филиппа, убиенного по его приказу. Митрополит (тогда еще не патриарх) Никон слева

Патриарх Никон не был властолюбцем, власть ему нужна была для реализации идеи, с которой он пришел в патриархи. Он не был корыстолюбив, хотя за время патриаршества стал самым богатым в России человеком, увеличив церковные и личные владения в 2,5 раза, несмотря на Уложение, ограничивающее церковное землевладение. Для него богатство было не более чем знак могущества и приоритета священства над царством.

Он не был дипломатом и политиком, не умел ловчить, не был человекоугодником, считая для себя унизительным пресмыкаться перед сильными мира сего. Он был резок и упрям, раздражителен и высокомерен, говорил прямо и жестко, что со стороны воспринималось как жестокость.

В нем было мало человеколюбия, потому что человеческое воспринимал как плоть, которую надо преодолевать в молитве и трудах. Главное в человеке – его божественная природа. Также он воспринимал пару «царство – священство»: первое олицетворяло собой плотское и мирское, второе – Божественное и вечное, то, что не от мира сего.

Понятно, что приоритет в этой двоице оставался за Божественным. Мирской жизни с ее житейскими проблемами и нуждами, изворотливостью и осмотрительностью, политиканством и человекоугодием он не знал и не понимал. Он не умел в ней ориентироваться.

С.Милорадович. Суд над патриархом Никоном

Не будем забывать, что Никон рос недолюбленным ребенком, сбежавшим еще в детстве в монастырь от злой мачехи . Здесь ему привили монашескую дисциплину, порядок, однозначность в оценке поступков, требовательность к себе и другим, аскетичность и идеализм. Он никогда себя не жалел: был строгим подвижником. Того же Никон требовал от других, не снисходя к немощам человеческим. Его темперамент зашкаливал, а воля поражала.

Все это привлекло к себе Алексея Михайловича. Набожный царь нашел в Никоне свой монашеский идеал. Вскоре Никон стал именоваться Великим Государем наравне с царем, царь стал оставлять его за себя, когда надолго или ненадолго удалялся из столицы. Власть Никона стала безграничной и действовал он так, как умел, как считал должен действовать Великий Государь, облеченный Божественной властью.

Он был жесток с боярами, которых заставлял поститься так, как постятся монахи. Был жесток со священниками, которых его люди вылавливали из кабаков и наказывали. Заставлял ждать около своей двери бояр и министров часами, а входя в кабинет, они оставались стоять, в то время как патриарх сидел. Патриарх Никон подчеркивал свое превосходство всегда, во всем и со всеми.

Мощи патриарха Никона

Его боялись и ненавидели, но вынуждены были с ним считаться как с другом царя. В конце концов, Никон стал смотреть свысока и на царя, о чем не преминул вспомнить его бывший друг Иоанн Неронов.

Но особенно патриарх Никон был жесток со священниками: он никогда не считал себя равным архиереям, не говоря уже о простом причте и священниках из глубинки. Он заставил их получать поставление только в Москве, что было очень дорого, потому что надо было ехать в Москву, потом месяцами ждать приема у Никона, жить в Москве, что тоже требовало денег. Многие не выдерживали и исчезали бесследно.

Патриарх Никон, получив такую огромную власть даже и не думал воспользоваться ею, чтобы облегчить жизнь простых священников, заняться их просвещением и образованием, повысить их авторитет и влияние в обществе, как-то упорядочить расшатавшиеся за смутное время порядки церковной жизни, сделать их своей опорой.

Он никогда не позволял называть архиереев своей братией, считая это унизительным для себя, орал на них как на крепостных, не говоря уже о простых священниках, которые были совершенно бесправны перед своими архиереями, не говоря уже о патриархе.

Ново-Иерусалимский монастырь, основанный патриархом Никоном в качестве патриаршей резиденции. г. Воскресенск

В конце концов, патриарх настроил против себя всех: царя, знатных бояр, министров, архиереев, священников и притч. Народ же никогда не связывал власть с церковью, а только с государственными чиновниками. Поэтому когда патриарх Никон ушел, все вздохнули с облегчением и молились только об одном, чтобы царь его не позвал обратно.

Борьба за приоритет священства над царством выродилась в борьбу с царем за власть, а совсем не за оздоровление церковной жизни, которая находилась после смутного времени в полном упадке.

Теория патриарха Никона о двух мечах — мирском и духовном при главенстве второго, на деле означала создание государства в государстве, которое никому не подотчетно и неподсудно, в нем есть свой Великий Государь — патриарх. А государство мирское при этом должно находиться под полным контролем церковной власти, которая была вправе диктовать обществу, как ему жить, во что верить и кому поклоняться.

Памятник патриарху Никону в Саранске

Но это стремление патриарха и архиереев, поддерживавших его идею о приоритете священства и намерении все взять под свой монастырско-церковный контроль, потерпело крах и обществом было воспринято однозначно негативно, потому что не имело под собой никакой исторической почвы.

Идея патриарха Никона оказалась мертворожденной. Более того, именно крах самого сильного и могущественного патриарха, который в одно мгновение превратился в простого монаха, сделала возможной упразднение патриаршества вообще, что случилось при сыне Алексея Михайловича Петре I. Так была поставлена трагическая точка в борьбе за приоритет.

История патриарха Никона и его борьбы за власть над государством и обществом очень поучительная, особенно в свете сегодняшней политической жизни России. Но все попытки взять под контроль государство и общество со стороны церкви всегда будут в России обречены на неудачу. Время вспять не повернуть…

Тина Гай