Свадьба Николая 2 и Александры

Венчание Николая II и великой княжны Александры Фёдоровны

► ТУКСЕН Лауритс Регнер (1853-1927) «Бракосочетание Николая II и великой княгини Александры Фёдоровны». 1895 г.
Холст, масло. 65,5 x 87,5 см.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Зал № 196. Поступил в 1918 г. Передан из Аничкова дворца в Петрограде.

14 (26) ноября 1884 г. в церкви Спаса Нерукотворного в Зимнем дворце венчались император НИКОЛАЙ II и великая княгиня АЛЕКСАНДРА ФЁДОРОВНА (урождённая принцесса Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская).
День венчания был назначен в день рождения императрицы МАРИИ ФЁДОРОВНЫ, накануне Рождественского поста, что позволяло отступление от траура – император АЛЕКСАНДР III скончался 20 октября (1 ноября) 1894 г. «Мне все кажется, – записал Николай в дневнике 13 ноября, накануне венчания, – что дело идёт о чужой свадьбе – странно при таких обстоятельствах думать о своей собственной женитьбе!»
«Посреди глубокой скорби, – говорилось в императорском манифесте, помеченном 14 ноября, – коею исполнены сердца Наше и всех верных сынов России, да будет день сей светлым вестником упований народных на продолжение к Нам милости Божией в наступившее новое царствование». Мотивация выглядела вполне серьезно – свадьба не царская прихоть, а насущная забота о благе государства, исполнение священного завета почившего монарха.
День торжества отметили в 8 часов утра 21 пушечным выстрелом. По разосланным от двора повесткам в Зимний дворец в полдвенадцатого утра прибыли члены Святейшего Синода и «знатное духовенство», члены Государственного совета, министры, аккредитованные в России иностранные послы с супругами, придворные и лица свиты. Дамы были в русском платье, кавалеры – в парадной форме. На венчание русского монарха прибыли, а точнее сказать – остались со времени похорон Александра III, многочисленные зарубежные родственники и члены дома Романовых.
Венчальные перстни на руки брачующимся надел царский духовник отец ИОАНН (ЯНЫШЕВ). После бракосочетания был отслужен благодарственный молебен членами Святейшего Синода во главе с митрополитом Санкт-Петербургским ПАЛЛАДИЕМ (РАЕВЫМ). При пении «Тебе, Бога, хвалим» был дан пушечный салют в 301 выстрел.
Затем, в парадной карете с форейторами и русской упряжью, молодожены проследовали в Казанский собор для поклонения чудотворной иконе Казанской Божьей Матери. Позднее состоялся свадебный обед в Аничковом дворце. От Зимнего до Аничкова великим князем ВЛАДИМИРОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ, главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа, шпалерами были выстроены войска.
Свадьбу сыграли не переждав сорокадневного траура. Поступок не имел аналогов в императорской семье, но на это молодой государь не обратил внимания. Даже АЛЕКСАНДР II, стремившийся как можно скорее узаконить свои отношения с княжной ДОЛГОРУКОЙ, венчался лишь спустя 40 дней после кончины императрицы МАРИИ АЛЕКСАНДРОВНЫ. Конечно, второй брак царя-реформатора и свадьбу его внука сравнивать некорректно, но все-таки вопросы придворного этикета Николай II откровенно игнорировал.
Великий князь АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ в эмигрантских воспоминаниях писал о первых днях их супружества: «Бракосочетание молодого царя состоялось менее, чем через неделю после похорон Александра III. Их медовый месяц протекал в атмосфере панихид и траурных визитов. Самая нарочитая драматизация не могла бы изобрести более подходящего пролога для исторической трагедии последнего русского царя».
► РЕПИН Илья Ефимович (1844-1930) «Венчание Николая II и великой княжны Александры Фёдоровны». 1894 г.
Холст, масло. 98,5 × 125,5 см.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Топ 7: Интересные факты о браке Николая Второго (9 фото)


Брак Николая II и Александры Федоровны называют святым. Последние в истории России император и императрица пронесли свои чувства через все испытания и невзгоды.

1. Пять лет ожидания

Любовь к Александре Федоровне, а тогда еще принцессе гессенской Алисе, была первой любовью Николая II. Чувство это родилось в нем еще до совершеннолетия — в 16 лет, и будущий царь разглядел жену в Алисе, которой было еще меньше — 12! Родные принцессы еще называли свою малышку Sunny, то есть «Солнышко», а Николай уже думал о свадьбе. «Я мечтаю когда-нибудь жениться на Аликс Г. Я люблю ее давно, но особенно глубоко и сильно с 1889 года, когда она провела 6 недель в Петербурге. Все это время я не верил своему чувству, не верил, что моя заветная мечта может сбыться», — писал Николай в своем дневнике. Пять лет он ждал воли Божьей на этот брак, пять лет смиренно молился, просил «взрослых» и писал дневник, на первой странице которого была фотография его Алисы. Позже он напишет ей: «Спаситель сказал нам: «Всё, что ты просишь у Бога, даст тебе Бог». Слова эти бесконечно мне дороги, потому что в течение пяти лет я молился ими, повторяя их каждую ночь, умоляя Его облегчить Аликс переход в православную веру и дать мне её в жёны». Вода камень точит и прорывает плотину родительского «нет». Через пять лет влюбленные женятся, чтобы быть вместе до самой смерти.

2. Простота привычек

Несмотря на высоту положения, выше которого и быть не может, император и императрица вели вполне простую жизнь, стараясь не предаваться излишествам и воспитывая детей в строгости. Они были убеждены, что все лишнее только развращает, что это «от лукавого». Известно, что Николай предпочитал щи и кашу изысканным французским блюдам, а вместо дорогого вина мог выпить обычную русскую водку. Император запросто купался в озере вместе с другими мужчинами, не делая из своей особы и своего тела чего-то секретного. А поведение Александры Федоровны во время войны известно многим — она закончила курсы сестер милосердия и вместе с дочерьми работала санитаркой в госпитале. Злые языки то и дело обсуждали это: то они говорили, что такая простота снизит авторитет царской семьи, то — что императрица ненавидит русских и помогает немецким солдатам. Ни одна царица на Руси еще не была медицинской сестрой. А деятельность Александры и ее дочерей в госпитале не прекращалась с раннего утра до поздней ночи. Сохранилось множество свидетельств, что царь и царица были необычайно просты в обращении с солдатами, крестьянами, сиротами — словом, с любым человеком. Царица внушала своим детям, что перед Богом все равны, и гордиться своим положением не должно.
3. Байдарочные походы

Царская семья обычно представляется в торжественной обстановке, при исполнении обязанностей руководителей страны. Но жить только так нельзя, и еще сложнее в таких условиях сохранить и укрепить семью. Императора, императрицу и их детей можно представить и… в байдарочном походе. Страсть к байдаркам была у Николая II с детства, первую байдарку родители подарили цесаревичу в 13 лет. О любви к воде знали многие родственники будущего монарха, и Николай II часто на дни рождения получал в качестве подарка лодку или байдарку. Александра, с ее больными ногами (заставлявшими ее с ранних лет усаживаться на время в инвалидную коляску), видя страсть супруга, радостно разделяла ее. И хотя долгое нахождение в холодной воде было ей противопоказано, она периодически составляла компанию любимому мужу. Мемуаристы, например, упоминают о ее четырехкилометровом походе на байдарке по финским шхерам.
4. Благотворительность

Мастерские, школы, больницы, тюрьмы — всем этим занималась императрица Александра с первых же лет замужества. Ее собственное состояние было небольшим, и для проведения благотворительных акций ей приходилось сокращать личные расходы. Во время голода 1898 года Александра дала на борьбу с ним 50 тысяч рублей из своих личных средств — это восьмая часть годового дохода семьи. Живя в Крыму, государыня принимала горячее участие в судьбе туберкулезных больных, приехавших лечиться в Крым. Она перестроила санатории, снабдив их всеми усовершенствованиями — на свои личные деньги. Говорят, императрица Александра была прирожденной сестрой милосердия, и раненые были счастливы, когда она посещала их. Солдаты и офицеры часто просили ее быть с ними во время тяжелых перевязок и операций, говоря, что “не так страшно”, когда государыня рядом. Дома призрения для падших девушек, дома трудолюбия, школа народного искусства… «Августейшая Семья не ограничивалась денежной помощью, но жертвовала и Своими личными трудами, — свидетельствует инок Серафим (Кузнецов) в своей книге. — Сколько руками Царицы и Дочерей было вышито церковных воздухов, покровов и других вещей, рассылаемых военным, монастырским и бедным церквам. Мне лично приходилось видеть эти царские подарки и иметь даже у себя в далекой пустынной обители».
Дома призрения для падших девушек, дома трудолюбия, школа народного искусства… «Августейшая Семья не ограничивалась денежной помощью, но жертвовала и Своими личными трудами, — свидетельствует инок Серафим (Кузнецов) в своей книге. — Сколько руками Царицы и Дочерей было вышито церковных воздухов, покровов и других вещей, рассылаемых военным, монастырским и бедным церквам. Мне лично приходилось видеть эти царские подарки и иметь даже у себя в далекой пустынной обители».
5. Законы семейного взаимопонимания

Дневники и письма царской семьи становятся все более популярны в России и за ее границами. Молодые пары ищут в них рецептов сохранения крепкой и счастливой семьи. И, надо сказать, находят. Вот некоторые цитаты: «Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Брак — это Божественный обряд. Это самая тесная и самая святая связь на земле. После заключения брака главнейшие обязанности мужа и жены — жить друг для друга, отдать друг за друга жизнь. Брак — это соединение двух половинок в единое целое. Каждый до конца своей жизни несет ответственность за счастье и высшее благо другого». «Венец любви — это тишина». «Великое искусство — жить вместе, любя друг друга нежно. Это должно начинаться с самих родителей. Каждый дом похож на своих создателей. Утонченная натура делает и дом утонченным, грубый человек и дом сделает грубым».
6. Подарки друг другу

Маленькие и большие подарки друг другу были важной частью семейного быта Романовых. В одном из своих дневников императрица Александра пишет: «Муж и жена должны постоянно оказывать друг другу знаки самого нежного внимания и любви. Счастье жизни составляется из отдельных минут, из маленьких, быстро забывающихся удовольствий: от поцелуя, улыбки, доброго взгляда, сердечного комплимента и бесчисленных маленьких, но добрых мыслей и искренних чувств. Любви тоже нужен ее ежедневный хлеб». Записки императрицы — не теория, а ее ежедневная жизнь. Она любила делать Николаю и детям сюрпризы по самым разным поводам, и Николай ценил и разделял эту традицию. Пожалуй, самым известным и традиционным подарком в их доме были яйца Фаберже на Пасху. Одно из самых трогательных и красивых яиц — «клеверное». На его ажурном ободке помещено изображение Императорской короны, дата «1902» и монограмма Императрицы Александры Федоровны в обрамлении цветов клевера. А внутри — драгоценный четырехлистник с 4-мя портретами царских дочерей: Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии. Это яйцо — символ счастливого брака Николая II и Александры Федоровны, ведь четырехлистный клевер, который так редко можно найти в природе — обещание счастья. Да и само яйцо символично: это и Пасха, и вечное рождение, и семья, и Вселенная, и вера в появление наследника.
7. Медовый месяц длиной в 23 года
Все семьи помнят о дне своей свадьбы, но Аликс и Николай ежегодно отмечали даже… день свой помолвки. Этот день, 8 апреля, они всегда проводили вместе, и впервые разлучились, когда им было уже за сорок. В апреле 1915 года император был на фронте, но и там он получил от своей возлюбленной теплое письмо: «В первый раз за 21 год мы проводим этот день не вместе, но как живо я все вспоминаю! Мой дорогой мальчик, какое счастье и какую любовь ты дал мне за все эти годы… Знаешь, я сохранила то «платье принцессы», в котором я была в то утро, и я надену твою любимую брошку…» После стольких лет совместной жизни императрица признавалась в письмах, что целует подушку Николая, когда его нет рядом, а Николай по-прежнему становился застенчив, как юноша, если они встречались после долгой разлуки. Не зря иные современники с некоторой завистью говорили: «Их медовый месяц длился 23 года…» В день же венчания Аликс записала в дневнике Николая: «Когда эта жизнь закончится, мы встретимся вновь в другом мире и останемся вместе навечно».
Екатерина Оаро

Последняя любовь последних Романовых

Александра Федоровна (в девичестве принцесса Алиса Гессен-Дармштадтская) родилась в 1872 году в Дармштадте — столице маленького немецкого герцогства Гессенского. Мать ее умерла в тридцать пять лет.

В 1884 году двенадцатилетнюю Аликс привезли в Россию: ее сестра Элла выходила замуж за великого князя Сергея Александровича. Наследник русского престола — шестнадцатилетний Николай — влюбился в нее с первого взгляда. Молодые люди, состоящие к тому же в довольно близком родстве (по отцу принцессы они — троюродные брат и сестра), сразу прониклись взаимной симпатией. Но только через пять лет семнадцатилетняя Аликс вновь появилась при русском дворе.

Алиса Гессенская в детстве. (wikimedia.org)

В 1889 году, когда наследнику цесаревичу исполнился двадцать один год, он обратился к родителям с просьбой благословить его на брак с принцессой Алисой. Ответ императора Александра III был краток: «Ты очень молод, для женитьбы ещё есть время, и, кроме того, запомни следующее: ты — наследник Российского престола, ты обручён с Россией, а жену мы ещё успеем найти». Через полтора года после этого разговора Николай записал в свой дневник: «Всё в воле Божией. Уповая на Его милосердие, я спокойно и покорно смотрю на будущее». Этому браку противилась и бабушка Аликс, английская королева Виктория. Впрочем, когда позднее Виктория познакомилась с цесаревичем Николаем, тот произвел на нее очень хорошее впечатление, и мнение английской правительницы изменилось. Сама же Алиса имела основания полагать, что начавшийся роман с наследником русского престола может иметь благоприятные для неё последствия. Вернувшись в Англию, принцесса принимается изучать русский язык, знакомится с русской литературой и даже ведёт продолжительные беседы со священником русской посольской церкви в Лондоне.

Николай II и Александра Федоровна. (wikimedia.org)

В 1893 году Александр III серьёзно заболел. Тут и встал опасный для престолонаследия вопрос — будущий государь не женат. Николай Александрович же категорически заявил, что он выберет себе невесту только по любви, а не по династическим соображениям. При посредничестве великого князя Михаила Николаевича согласие императора на брак сына с принцессой Алисой было получено.

Однако Мария Федоровна плохо скрывала недовольство по поводу неудачного, на её взгляд, выбора наследника. То обстоятельство, что принцесса Гессенская вступила в русскую императорскую семью в скорбные дни страданий умиравшего Александра III, вероятно, ещё больше настроило Марию Федоровну против новой государыни.

Николай Александрович на спине у греческого принца Николая. (wikimedia.org)

В апреле 1894 года Николай отправился в Кобург на свадьбу брата Аликс — Эрни. И вскоре газеты сообщили о помолвке цесаревича и Алисы Гессен-Дармштадтской. В день помолвки Николай Александрович записал в своём дневнике: «Чудесный, незабываемый день в моей жизни — день моей помолвки с дорогой Аликс. Я хожу весь день словно вне себя, не вполне сознавая полностью, что со мной происходит». 14 ноября 1894 года — день долгожданной свадьбы. В свадебную ночь Аликс записала в дневнике Николая: «Когда эта жизнь закончится, мы встретимся вновь в другом мире и останемся вместе навечно…» После свадьбы цесаревич запишет в свой дневник: «Невообразимо счастлив с Аликс. Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое так хотелось бы проводить исключительно с ней».

Венчание Николая II и Александры Федоровны. (wikimedia.org)

Обычно жены русских наследников престола долгое время находились на вторых ролях. Таким образом, они успевали тщательно изучить нравы общества, которым им придётся управлять, успевали сориентироваться в своих симпатиях и антипатиях, а главное, успевали приобрести необходимых друзей и помощников. Александре Федоровне в этом смысле не повезло. Она взошла на престол, что называется, попав с корабля на бал: не понимая чужой ей жизни, не умея разобраться в сложных интригах императорского двора. До болезненности замкнутая, Александра Федоровна словно являла собой противоположный образец приветливой вдовствующей императрицы — она, напротив, производила впечатление надменной, холодной немки, с пренебрежением относящейся к своим подданным.

Смущение, неизменно охватывающее царицу при общении с незнакомыми людьми, препятствовало установлению простых, непринуждённых отношений с представителями высшего света, которые ей были жизненно необходимы. Александра Федоровна совершенно не умела покорять сердца своих подданных, даже те, кто были готовы преклоняться перед членами императорской семьи, не получали повода для этого. Так, например, в женских институтах, Александра Федоровна не могла выдавить из себя ни одного приветливого слова. Это тем более бросалось в глаза, так как бывшая императрица Мария Федоровна умела вызвать в институтках непринуждённое к себе отношение, переходящее в восторженную любовь к носителям царской власти.

Романовы на яхте «Штандарт». (wikimedia.org)

Вмешательство царицы в дела государственного правления проявилось далеко не сразу после её свадьбы. Александру Федоровну вполне устраивала традиционная роль хранительницы домашнего очага, роль женщины возле мужчины, занятого трудным, серьёзным делом. Николай II, человек по натуре домашний, для которого власть представлялась скорее обузой, чем способом самореализации, радовался любой возможности забыть в семейной обстановке о своих государственных заботах и с удовольствием предавался тем мелким домашним интересам, к которым имел природную склонность. Тревога и смятение охватили царствующую чету ещё тогда, когда императрица с какой-то роковой последовательностью начала рожать девочек. Против этого наваждения нельзя было ничего сделать, но Александра Федоровна, усвоившая своё предназначение королевы, восприняла отсутствие наследника как своего рода кару небесную. На этой почве у неё, особы крайне впечатлительной и нервной, развился патологический мистицизм. Теперь любой шаг самого Николая Александровича сверялся с тем или иным небесным знамением, причём государственная политика незаметно переплелась с деторождением.

Романовы после рождения наследника. (wikimedia.org)

Влияние царицы на мужа усиливалось и тем значительнее оно становилось, чем дальше отодвигался срок появления наследника. Ко двору был приглашён французский шарлатан Филипп, который сумел убедить Александру Федоровну в том, что он в состоянии обеспечить ей, путём внушения, мужское потомство, и она вообразила себя беременной и чувствовала все физические симптомы этого состояния. Лишь после нескольких месяцев так называемой ложной беременности, весьма редко наблюдаемой, государыня согласилась на освидетельствование врачом, который и установил истину. Но самое главное несчастье состояло в том, что шарлатан получил через царицу возможность влиять на государственные дела. Один из ближайших помощников Николая II записал в 1902 году в своём дневнике: «Филипп внушает государю, что ему не нужно иных советчиков, кроме представителей высших духовных, небесных сил, с коими он, Филипп, ставит его в сношение. Отсюда нетерпимость какого-либо противоречия и полный абсолютизм, выражающийся подчас абсурдом».

Романовы и английская королева Виктория. (wikimedia.org)

Филиппа всё-таки удалось выдворить из страны, ибо Департамент полиции через своего агента в Париже разыскал неоспоримые свидетельства жульничества французского подданного. А вскоре последовало и долгожданное чудо — на свет появился наследник Алексей. Однако рождение сына не принесло умиротворения в царскую семью.

Ребёнок страдал ужасной наследственной болезнью — гемофилией, хотя его болезнь держалась в государственном секрете. Дети царственной семьи Романовых — Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, и наследник цесаревич Алексей — были необыкновенны своей обыкновенностью. Несмотря на то, что они были рождены в одном из самых высоких положений в мире и имели доступ ко всем земным благам, они росли как обычные дети. Даже Алексею, которому каждое падение грозило мучительной болезнью и даже смертью сменили постельный режим на обычный ради того, чтобы он обрел мужество и другие качества, необходимые наследнику престола.

Александра Федоровна с дочерьми за рукоделием. (wikimedia.org)

По свидетельству современников, императрица была глубоко религиозна. Церковь являлась для нее главным утешением, особенно в то время, когда обострялась болезнь наследника. Императрица выстаивала полные службы в придворных храмах, где ею был введен монастырский (более длительный) богослужебный устав. Комната Царицы во дворце представляла собой соединение спальни императрицы с кельей монахини. Огромная стена, прилегавшая к постели, была сплошь увешана образами и крестами.

Чтение телеграмм с пожеланиями выздоровления цесаревичу. (wikimedia.org)

Во время первой мировой войны распускались слухи, что Александра Федоровна отстаивала интересы Германии. По личному приказу государя было проведено секретное расследование «клеветнических слухов о сношениях императрицы с немцами и даже о ее предательстве Родины». Установлено, что слухи о желании сепаратного мира с немцами, передаче императрицей немцам русских военных планов распространялись германским генеральным штабом. После отречения государя Чрезвычайная следственная комиссия при Временном правительстве пыталась и не смогла установить виновность Николая II и Александры Федоровны в каких-либо преступлениях.

Весьма интересные детали о свадебных обычаях дома Романовых…

Историю о свадебном платье последней русской императрицы следует начать с весьма некрасивой истории о том, как эта дама начала свою карьеру «хозяйки земли русской» (с. Аликс).
Итак.10 октября 1894 года Аликс приезжает в Ливадию, где умирает (согласно последним данным, от недиагностированного инфаркта) Александр III.
20 октября Александр III скончался.
7 ноября его похоронили в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге (то есть из Ливадии везли в столицу, надо думать, в сопровождении вдовы).
14 ноября, как помним, Ники и Аликс, воспользовавшись (бесспорно, с согласия МФ) ослаблением траура по случаю дня рождения вдовствующей императрицы, обвенчались в Зимнем дворце.
Вообще это на самом деле, конечно, шекспировский «Гамлет» и знаменитое «От поминок холодное пошло на брачный стол». А еще можно процитировать И.Зимина: «Надо признать, что операция «женитьба» была проведена Александрой Федоровной молниеносно, с железной последовательностью, и никакой траур по почившему в Бозе Александру III ей в этом не помешал». Мои аплодисменты.
Тот же Зимин: «Усыпанная коронными бриллиантами вдовствующая императрица Мария Федоровна, конечно, делала положенное счастливое лицо, но чего это ей стоило… 16 ноября 1896 г. она писала любимому сыну Георгию: «Для меня это был настоящий кошмар и такое страдание… Быть обязанной вот так явиться на публике с разбитым, кровоточащим сердцем это было больше чем грех, и я до сих пор не понимаю, как я могла на это решиться»». Добавлю, что Георгию, среднему сыну МФ и Александра III, было в тот момент 23, а писала ему мать потому, что он болел туберкулезом в тяжелой форме и жил исключительно на юге — в Грузии, в Абастумани. Тогда еще надеялись, что со временем он поправится. В Ливадии возле умирающего отца Георгий, конечно, присутствовал, а вот в Петербург на похороны и тем более на свадьбу в ноябре месяце ему врачи ехать запретили. Летом следующего года он и МФ поехали к родственникам в Данию, где болезнь Георгия резко обострилась, он вернулся в Абастумани и оттуда практически не выезжал. В 1899 г. он умер внезапно — ехал на «велосипеде с бензиновым двигателем», крутить педали ему особо не разрешали, упал и умер. МФ тяжело пережила его смерть. Ей предстояло пережить всех своих сыновей и всех внуков от Николая. И империю, которой посвятил жизнь любимый муж, между прочим, тоже.
Но вернемся к свадьбе на поминках этого самого мужа. Так как в Предцерковной среди предметов, относящихся к церковным церемониям, типа свадеб, крестин и похорон, было выставлено платье Аликс, в котором она была на той самой свадьбе.
Платье определенно заслуживает особого внимания и даже отдельного поста. Во-первых, оно безумно красивое. Шили его, конечно, в Петербурге, потому что у Аликс и ее родни элементарно денег даже на рукав бы не хватило — перед отъездом невесты к жениху родственники занимали деньги, чтобы немножко обновить потрепанный невестин гардероб. Тут чувствуется традиция — невесты в доме Романовых на свадьбу приходили в платьях из серебряного глазета. Чтобы прочувствовать, что такое глазет, вспомним, что есть уток и основа, ага? Так вот, основа в хорошем глазете шелковая. А уток — из золотых или серебряных нитей. И нет, не тех, которые выглядят таковыми, а вот самых что ни на есть настоящих драгметаллических. Сразу можно понять, сколько это стоит. А еще можно понять, сколько это весит. Сразу говорю, что платье весит больше двадцати кг. То есть само-то платье, которое Аликс несла на себе, весит восемь кило. Шлейф, который весит больше двенадцати кг, за ней несли. Ну и нечего притворяться умирающим лебедем — выстояла все бракосочетание как миленькая. Если бы себе не потакала и вела здоровый образ жизни, было бы у нее все в порядке со здоровьем, ибо пахать на ней надо было когда дама чего-нибудь страстно хочет, сразу было видно, что запас физических сил ей позволял очень многое.

За неделю такое платье, понятное дело, тоже не сошьешь, даже в Петербурге. Шили, я полагаю, давно, по меркам невесты, долго ли было снять и прислать. Видится мне в этом платье блестящий вкус МФ. Ну или кого-то еще с блестящим вкусом, а может, и нескольких, МФ включая.
Платье придворное парадное великой княгини Александры Федоровны. Россия, Санкт-Петербург, 1894. Мастерская О.Н.Бульбенковой. Серебряный глазет, серебряная нить, шелк, бить, блестки, проволока, пух, кружево; вышивка. Длина шлейфа 340 см. На ленте корсажа печатная золотом марка мастерской: «Г-жа ОЛЬГА ПЛАТЬЯ С-Петербуръ Мойка № 8».

Сразу говорю, что фотографии не передают. Общий тон, вид, фактура материала — еще как-то. Но совершенно не видна, например, такая подробность, как серебряные цветы на серебряном же платье и особенно серебряном шлейфе. Цветов много, они разные, лилии, розы, гвоздики, как бы не васильки, понять не очень просто, потому что они разные и местами несколько смяты. Сделаны они в объеме, во вполне натуральную величину, из серебряной проволоки, что ли, и производят впечатление, ну как бы это сказать, того, во что превращаются реальные цветы в сказочном мире — одно серебряное сияние в форме цветка. Много я времени провела на корточках возле этой витрины, таращась на это чудо. Я бы даже рискнула здоровьем и попробовала их сфотографировать, пойдя против собственных убеждений, но была надежда на каталог, который все не выходил. А каталог, конечно, подвел в этом смысле.
Во-вторых следует поговорить об одном правиле Романовых, которое Аликс естественно решительно нарушила потому что вообще отличалась редким неуважением к любым правилам и чувствам, требуя при этом от всех трепетного преклонения перед ее чувствами и сочиненными ею правилами. У молодых жен Романовых было принято венчальные платья не сохранять, а жертвовать церкви. Традиция кажется странной, но вообще-то она очень старая. Ткани типа парчи или лионского шелка были фантастически дороги, и пожертвовать церкви на облачение священников свою юбку было в 18 веке для дам, особенно при дворе, совершенно нормальным явлением. Действительно крупным и очень ценимым, между прочим, вкладом. На эрмитажном цикле лекций по тканям говорили, что в Историческом музее в Москве замечательная коллекция священнических облачений, в которые вшиты дорогие западные ткани с шикарным и совершенно не церковным узором. Да, пестровато. Но нарядно. И бывает с большим вкусом, между прочим. Традиция пожертвовать церкви свое единожды надетое драгоценное венчальное платье пошла у невест Романовых именно отсюда. Все эти немецкие, датские и прочие принцессы свято традицию соблюдали. Поэтому их венчальные платья не сохранились.
Кроме случая Аликс, которой на чужую традицию было наплевать, и свою первую императрицынскую обнову, к тому же со свадьбы где мадам наконец заняла подобающее ей место и насытила свое чсв с как-никак любимым Ники, она сохранила. Согласно нашей экскурсоводше, при дворе это сочли очередной плохой приметой, наряду с явлением Аликс к смертному ложу императора и ураганной скоростью замужества.
Вот и не верь после этого в приметы, типа.
Правда, кое-что сохранилось от свадебного платья другой АФ, которая жена нормального другого императора Николая. Шарлотта Прусская, ставшая в крещении Александрой Федоровной, поступила со своим венчальным платьем как положено.
Вышло так, что облачение, пошитое из этого платья, сохранилось. И было представлено в той же Предцерковной рядом с усыпанным цветами серебряным чудом, придуманным и созданным русскими профи для Аликс.
Облачение священника. Россия, первая половина XIX в. Шелк, муар, металличекая нить, бить, канитель, галун; вышивка. Вышивка, конечно, сильно не церковная, а напротив, выполнена в господствовавшем на тот момент стиле классицизм. Хороша, наверное, была на своей свадьбе Шарлотта-Александра.
На чем я, с вашего позволения, воспользуюсь удобным случаем и вернусь к Николаю I, а историю битвы МФ и АФ на бриллиантах и платьях, равно как выходки Аликс и ее благие, но почему-то не оцененные злым миром попытки руководить Серовым, Фаберже и прочими ничего не смыслящими в искусстве мелкими людишками покамест оставлю. Ибо не железная. Но обязательно когда-нибудь расскажу, клянусь на каталоге.