Суть христианства

Христианская концепция человека

Античная традиция положила начало христианского подхода к проблеме человека, фундамент которого составила идеалистическая философия Платона. Этические категории христианства также заимствованы в основном у древних греков, но они получили новое звучание.

Первые века нашей эры—время становления христианского учения вообще и о человеке в частности. В нем особое внимание уделено личности Иисуса Христа. Многие современные ученые считают факт существования Христа, как исторической личности, доказанным, хотя точная дата его рождения неизвестна. Поэтому предания о его жизни являются особенно важными. Они составляют начало христианской концепции Богочеловека.

Христос проповедовал людям Евангелие, т. е. радостную, благую весть о том, что он есть обещанный Спаситель, пришедший на Землю, чтобы освободить людей от власти дьявола, греха и смерти и дать им всем спасение—Царство Божие.

Учение о Царствии Божием Иисус Христос часто излагал в образных притчах, сюжеты которых брались из жизни.

Иисус Христос творил много чудес, то есть таких необычных дел, которые обыкновенный человек сделать не может и которые могут быть совершены только с привлечением особенной Божественной силы. Подробно об Иисусе Христе и о его вероучении рассказано в обширной литературе, ознакомиться с которой в настоящее время не составляет труда.

Первое поколение верующих в учение Иисуса Христа жило ожиданием близкого конца Света. Поэтому все, что служило продолжению жизни, казалось им лишним и никчемным.

В позднейшей христианской традиции человек рассматривается как творение Бога и как микрокосм, в глубинах которого заключены все тайны бытия. Человек в христианской философии смыкается с миром природы и через нее—с самим Творцом. Отражением этого представления является изображение круга (символа вечности) в руках женщины, символизирующей саму природу. Внутри круга—человек, несущий в себе небеса и землю. Иногда человек—микрокосм рисуется в окружении планет и мировых стихии—огня, воды, земли и воздуха.

Христиане должны терпеливо ждать прихода вечного Царства Божия, появление которого не связывается с определенным временем и местом. Путь к нему лежит через нравственное самосовершенствование каждого человека. Бедность остается тем идеалом, от которого истинные последователи Иисуса

Христа не отходили и не отходят в настоящее время. Не владеть ничем—вот истинное евангельские состояние.

Тертуллиан, один из первых теоретиков христианства, считает, что приверженность к христианству меняет отношение человека к миру и сами отношения между людьми. Он рассказывает об отношениях взаимопомощи и поддержки между первыми христианами, об их добросовестном исполнении всех установлении государства. Община, построенная на принципах равенства, справедливости и общности имущества, просуществовала в Карфагене до V века н. э. Ее существование явилось попыткой реализации учения Христа на земле.

Аврелий Августин (354—430 гг.) или Блаженный Августин, виднейший теолог западнохристианской церкви, написал ряд произведений, определивших философско-религиозное развитие Западной Европы до XII—XIII веков.

В основе его мировоззрения—Бог, знающий общие причины устройства всего сущего, судьбу каждого человека и каждой вещи. В мире господствует порядок вещей, установленный Богом. Однако, мир создан из ничего, отсюда все его несовершенство. Первородный грех падает тенью на всю человеческую природу. Человек из-за своей духовной ограниченности вносит в мир беспорядок, случайность и зло. Так как человек сделан из «праха земного», то он, предоставленный самому себе, превращается в ничтожество. Единство же души и тела придает человеку особый статус в мировой иерархии. Благодаря этому единству человек представляется посредником между царством духа и царством природы и принадлежит обоим мирам сразу: духовному миру и миру физическому.

Покорность Богу и почитание церкви, по Августину, наиболее предпочтительные из этических ценностей. Такие добродетели, как справедливость, мужество, уверенность и благоразумие Августин представляет как форму проявления любви к Богу.

Фома Аквинский (1226—1274 гг.) связывал свое учение с учением Аристотеля. Он объявил Священное Писание наукой. Фома рассматривает человека как нерасторжимое единство души и тела, но душа может существовать и вне тела, отдельно от него.

Фома Аквинский придерживается представлений Аристотеля о человеке как политическом существе, о предназначении государственных властей заботиться об общем благе, добре и справедливости.

В христианской антропологии мир человека поделен на две сферы: подлинного и неподлинного бытия. В деятельности, приближающей к Богу, выражено подлинное бытие. Неподлинным же бытием считается деятельность в сфере общественных отношений.

Христианство рассматривает человека как храм, вместилище богатейших чувств. Человек, как существо, воплощает в себе телесночувственную субстанцию, одушевленную разумом, духовностью. Человек—некая самоценность—несет на себе отпечаток абсолютной сущности Бога и рассматривается как центр и высшая цель мироздания. Все явления мира воспринимаются с точки зрения опыта и ценностей человека.

Христианство создало почву для европейской персоналистской традиции человека, здесь личность воспринимается как своеобразная святыня, в которой воплощено божественное начало. Эта традиция подчеркивает в человеке индивидуальное и отходит от язычества, которое растворяет индивидуальность в социальной общности.

В чем сущность Христианства

В других религиях основатель являлся не кем иным, как
проповедником учения нового или старого и давно забытого. Поэтому во всех других
религиях основатель не имеет того исключительного значения, какое имеет Господь
Иисус Христос в христианстве. Там основатель – учитель, провозвестник Бога,
возвещающий путь спасения. И не более. Учитель – только труба Бога, главное же –
то учение, которое он передает от Бога. Поэтому основатель в других религиях
всегда находится на втором плане по отношению к возвещаемому им учению,
основываемой им религии. Существо религии от него не зависит, он, так сказать,
заменим. Религия нисколько не пострадала бы, если бы ее возвестил другой учитель
или пророк. Например, буддизм спокойно мог бы существовать, если бы было
доказано, что Будды никогда не было, а был другой его основатель. Ислам спокойно
мог бы существовать, если бы вместо Мухаммеда оказался кто-то другой. Это
касается всех религий, потому что функции основателей этих религий заключались в
их учении, которое они предлагали людям. Учение составляло существо их служения.

А христианство мог бы основать, например, святой Иоанн Креститель? Он мог бы
сказать о нравственном учении, о некоторых истинах веры, но не было бы самого
главного – Жертвы! Без Крестной Жертвы Богочеловека Иисуса Христа нет
христианства! Можно понять теперь, почему весь огонь отрицательной критики был
направлен на упразднение Христа как реально существовавшей личности! Если Его не
было, если не было Того, Кто пострадал за нас. Кто принял смерть крестную –
христианство рассыпается тут же. Идеологи атеизма это прекрасно
понимали.

Итак, если мы хотим выразить существо христианства не просто одним словом –
Христос, то скажем так: оно состоит в Кресте Христовом и Его Воскресении, через
которые человечество наконец получило возможность нового рождения, возможность
возрождения, восстановления того падшего образа Божия, носителями которого мы
являемся. Поскольку по так называемой естественной природе мы не способны к
единению с Богом, ибо ничто поврежденное не может быть причастно Богу, то для
единения с Богом, для осуществления Богочеловечества необходимо соответствующее
воссоздание человеческой природы. Христос восстановил ее в Самом Себе и дал
возможность сделать подобное каждому из людей.

Другой важнейший аспект, составляющий существо христианства, – это правильное
духовное устроение человека. И здесь христианство предлагает то, что
принципиально отличает его от учения всех других религий. Во первых, учение о
Боге, во-вторых, понимание существа и цели духовной жизни человека, далее –
учение о Воскресении и многое другое.

Итак, первое, что присуще только христианству, а не другим религиям, – это
утверждение, что Бог есть любовь. В других религиях то высшее, чего достигло
религиозное сознание в естественном порядке, есть представление о Боге как о
праведном, милостивом судии, справедливом, но не более. Христианство утверждает
нечто особенное: что Бог есть любовь и только любовь. К сожалению, это
христианское понимание Бога с трудом находит себе путь к сознанию и сердцу
человека. Бог-любовь никак не воспринимается «ветхим» человеческим сознанием.
Тем более что образ Бога-судии встречается и в Евангелии, и в посланиях
апостольских, и в святоотеческих творениях. Но какова специфика употребления
этого образа? Он имеет исключительно назидательно-пастырский характер и
относится, по слову святителя Иоанна Златоуста, «к разумению людей более
грубых». Как только же вопрос касается изложения существа понимания Бога, мы
видим совершенно другую картину. Утверждается с полной определенностью: Бог есть
любовь и только любовь. Он неподвластен никаким чувствам: гневу, страданию,
наказанию, мести и т.д. Эта мысль присуща всему Преданию нашей Церкви. Вот хотя
бы три авторитетных высказывания. Преподобный Антоний Великий: «Бог благ и
бесстрастен и неизменен. Если кто, признавая благосклонным и истинным то, что
Бог не изменяется, недоумевает, однако, как Он, будучи таков, о добрых радуется,
злых отвращается, на грешников гневается, а когда они каются, является милостив
к ним, то на сие надо сказать, что Бог не радуется и не гневается, ибо радость и
гнев суть страсти. Нелепо думать, чтобы Божеству было хорошо или худо из-за дел
человеческих. Бог благ и только благое творит. Вредить же никому не вредит,
пребывая всегда одинаковым.

А мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом по сходству с Ним, а
когда становимся злыми, то отделяемся от Бога по несходству с Ним. Живя
добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми, становимся отверженными от
Него. А сие значит не то, что Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не
попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют. Если потом
молитвами и благотворениями снискиваем мы разрешение во грехах, то это не то
значит, что Бога мы ублажили или переменили, но что посредством таких действий и
обращения нашего к Богу уврачевав сущее в нас зло, опять соделываемся мы
способными вкушать Божию благость. Так что сказать: «Бог отвращается от злых»
есть то же, что сказать: «Солнце скрывается от лишенных зрения».

Святитель Григорий Нисский: «Ибо что неблагочестиво почитать естество Божие
подверженным какой-либо страсти удовольствия, или милости, или гнева, этого
никто не будет отрицать, даже из мало внимательных в познании истины Сущего. Но
хотя и говорится, что Бог веселится о рабах Своих и гневается яростью на падший
народ, потому что Он милует (см.: Исх. 33, 19), но в каждом, думаю, из таковых
изречений общепризнанное слово громогласно учит нас, что посредством наших
свойств провидение Божие приспособляется к нашей немощи, чтобы наклонные ко
греху по страху наказания удерживали себя от зла, увлеченные прежде грехом не
отчаивались в возвращении через покаяние, взирая на Его милость».

Святитель Иоанн Златоуст: «Когда ты слышишь слова «ярость» и «гнев» в
отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова
снисхождения. Божество чуждо всего подобного, говорится же так для того, чтобы
приблизить предмет к разумению людей более грубых».

Таких цитат можно привести сколько угодно. Все они говорят о том же, что и
апостол Иаков: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог
не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и
обольщаясь собственною похотью» (Иак. 1, 13-14).

Это – совершенно новое, уникальное в истории человечества понимание Бога.
Поистине, только Откровение Божие могло дать такое учение о Боге, ибо нигде в
естественных религиях мы не находим такого. В естественных религиях это было
немыслимо. И хотя две тысячи лет существует христианство, даже среди христиан
это малоприемлемо. Ветхий, страстный человек, господствующий в нашей душе, ищет
земной правды, карающей злодеев и награждающей праведников, и потому величайшее
откровение Божие о том, что Бог есть любовь и только любовь, никак не
принимается человеческим сознанием. По любви и только по любви, а не для
«удовлетворения» так называемой Правде Божией, не для «выкупа» Бог послал и Сына
Своего Единородного.

Вторая особенность христианства (в настоящее время
правильнее говорить – Православия) касается существа духовной жизни человека.
Христианство всецело устремлено на исцеление души, а не на заработок блаженства
и рая. Преподобный Симеон Новый Богослов указывает: «Тщательное исполнение
заповедей Христовых научает человека (т.е. открывает человеку) его немощи».
Обратим внимание, что подчеркивается преподобным Симеоном: исполнение заповедей
делает человека не чудотворцем, пророком, учителем, не достойным всяких наград,
даров, сверхъестественных сил – что является главнейшим следствием «исполнения»
заповедей во всех религиях и даже целью. Нет. Христианский путь ведет человека
совсем к иному – к тому, чтобы человек увидел глубочайшую поврежденность
человеческого существа, ради исцеления которой воплотился Бог Слово и без
познания которой человек в принципе неспособен ни к правильной духовной жизни,
ни к принятию Христа Спасителя.

Насколько несходно христианство с другими религиями! До чего близоруки те,
которые говорят об общем религиозном сознании, о том, что все религии ведут к
одной и той же цели, что все они имеют единую сущность. Как наивно звучит все
это! Только человек, совершенно не понимающий христианства, может говорить об
этом.

В христианстве «дела» открывают человеку его истинное состояние – состояние
глубочайшего повреждения и падения: с какой стороны ни прикоснись ко мне – я
весь болен. Только в сознании этой немощи у человека возникает правильная
духовная сила. Тогда становится человек силен, когда Бог входит в него. Апостол
Петр каким сильным себя чувствовал? И что? Апостол Павел что о себе пишет?
«Трикраты молил Бога». Результат: «Сила моя в немощи совершается». Оказывается,
только через познание себя, какой я есть на самом деле, в человека входит
Господь, и тогда действительно человек приобретает силу: «Если и небо упадет на
меня, не содрогнется душа моя», – говорил авва Агафон. А что же обетовано
человеку? Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Бог обещает ввести нас не в рай, а
в самое небо, и не Царство райское возвещает, а Царство Небесное». Преподобный
Макарий Египетский пишет: «Венцы и диадемы, которые получат христиане, не суть
создания». Не что-то тварное получает обновленный человек, он получает Самого
Бога! Обожение – так именуется наш идеал. Оно есть теснейшее единение человека с
Богом, есть полнота раскрытия человеческой личности, есть то состояние человека,
когда он становится поистине сыном Божиим, Богом по благодати. Какая
колоссальная разница между христианством и другими религиями!

Может быть, самым важным, о чем говорит христианство и что отличает его от
других религий и без чего христианству невозможно быть, является его величайший
догмат, выраженный в главнейшем христианском празднике, Пасхе, – догмат
Воскресения. Христианство говорит не просто о том, что христианская душа
соединяется с Богом, что душа будет испытывать те или иные состояния. Нет, оно
утверждает, что человек – это душа и тело, это единое духовно-телесное существо,
и обожение присуще не только душе, но душе и телу. В обновленном человеке все
изменяется, не только душа, ум, чувства, но и само тело.

Христианство говорит о воскресении как факте, который последует вследствие
Воскресения Христова. Каждый Христов не может не воскреснуть! Вспомните,
насколько вызывающе прозвучала проповедь апостола Павла в ареопаге о
Воскресении. Мудрецы восприняли ее как сказку, фантазию. Но христианство
утверждает это в качестве одного из центральных своих догматов. Весть о
Воскресении пронизывает все христианское сознание на протяжении всех 2000 лет.
Величайшие святые, достигшие озарения Божия и просвещения ума, утверждали со
всей силой и категоричностью эту истину. Она уникальна в истории религиозного
сознания человечества.

Христианство есть религия, которая не вне нас и которую мы можем созерцать
как некий умозрительный объект, рассматривая сходство и различия между ним и
другими объектами. Христианство по природе присуще человеку. Но христианином
человек становится только тогда, когда увидит, что не может избавиться от
мучающих его страстей, грехов. Помните, у Данте в «Аде»: «Так завистью пылала
кровь моя, что, если было хорошо другому, ты видел бы, как зеленею я». Вот оно,
мученье. Любая страсть приносит человеку страдания. И лишь когда он приступает к
христианской жизни, тогда начинает видеть, что такое грех, что такое страсть,
какой это ужас, начинает видеть необходимость Бога Спасителя.

В человеческом сознании постоянно идет борьба между ветхим и новым человеком.
Какого Бога выберет человек: Бога Христа или бога антихриста? Один Бог спасет и
исцелит меня, даст возможность стать истинным сыном Божиим в единении с Сыном
Словом воплощенным. Другой лживо обещает мне все блага земные на миг времени.
Что изберешь, человек?

Но в любом случае помни, что не розовые очки и не «мудрость» страуса,
зарывающего голову в песок при неизбежной опасности, спасет тебя от мира
страстей (т.е. страданий), живущих в душе, но лишь мужественный и честный взгляд
на самого себя, на свои так называемые силы и осознание своей глубокой духовной
нищеты откроет тебе истинное спасение и истинного Спасителя – Христа, в котором
заключено все твое благо вечной жизни.

LiveInternetLiveInternet

Большая часть населения планеты верит в Бога, Отца и Святого Духа, молится в церквях, читает Священное Писание, слушает кардиналов и патриархов. Это Христиане. Так что же такое христианство? Христиа́нство (от греч. Χριστός — «пома́занник», «месси́я») — авраамическая мировая религия, основанная на жизни и учении Иисуса Христа, описанных в Новом Завете. Христиане верят, что Иисус из Назарета есть Мессия, Сын Божий и Спаситель человечества. Христиане не сомневаются в историчности Иисуса Христа.

Что такое христианство

Если говорить совсем коротко, это религия, в основе которой лежит вера в то, что более 2000 лет назад Бог пришел в наш мир. Он родился, получил имя Иисус, жил в Иудее, проповедовал, страдал и умер на кресте, как человек. Его смерть и последующее воскресение из мертвых изменили судьбу всего человечества. Его проповедь положила начало новой европейской цивилизации. В каком году мы все живем? Ученики отвечают. Этот год, так же, как и другие, мы отсчитываем от рождества Христова.

Христианство — самая крупная мировая религия как по численности приверженцев, которых около 2,1 млрд, так и по географической распространенности — почти в каждой стране мира есть хотя бы одна христианская община.

Более 2-х млрд. христиан принадлежат к различным религиозным конфессиям. Наиболее крупные течения в христианстве — православие, католицизм и протестантизм. В 1054 г. произошёл раскол христианской церкви на западную (католическую) и восточную (православную). Появление протестантизма стало результатом реформационного движения в Католической церкви в XVI веке.

Интересные факты о религии

Христианство берет начало от вероучения группы палестинских евреев, считавших Иисуса мессией, или «помазанным» (от греч. Χριστός — «пома́занник», «месси́я»), который должен освободить евреев от римского владычества. Новое учение распространялось последователями Учителя, особенно обращенным в христианство фарисеем Павлом. Путешествуя по Малой Азии, Греции и Риму, Павел проповедовал, что вера в Иисуса освобождает его последователей от соблюдения ритуалов, предусмотренных Законом Моисея. Это привлекло к христианскому вероучению многочисленных не евреев, занятых поисками альтернативы римскому язычеству, но в то же время не желающих признавать обязательные обряды иудаизма. Несмотря на то, что римские власти время от времени возобновляли борьбу с христианством, его популярность стремительно росла. Так продолжалось до эпохи императора Деция, при котором (250 г.) началось систематическое преследование христиан. Однако, вместо того чтобы ослабить новую веру, притеснения только укрепили ее, и в III в. христианство распространилось по всей Римской империи.

Раньше Рима, в 301 г., христианство приняла в качестве государственной религии Армения, тогда независимое царство. А вскоре началось победоносное шествие христианской веры по римским землям. Восточная империя с самого начала строилась как государство христианское. Император Константин, основатель Константинополя, прекратил гонения на христиан и покровительствовал им. При императоре Константине I, начиная с эдикта 313 года о свободе вероисповедания, христианство стало обретать статус государственной религии и в Римской империи, а на смертном одре в 337 г. принял крещение. Он и его мать, христианка Елена, почитаются Церковью как святые. При императоре Феодосии Великом в конце IV в. христианство в Византии утвердилось в качестве государственной религии. Но лишь в VI в. Юстиниан I, ревностный христианин, окончательно запретил языческие обряды на землях Византийской империи.

В 380 г. при императоре Феодосии христианство было провозглашено официальной религией империи. К тому времени христианское вероучение пришло в Египет, Персию и, возможно, в южные районы Индии.

Около 200 г.- руководители церкви начали отбирать наиболее авторитетные христианские писания, которые впоследствии составили книги Нового Завета, вошедшие в Библию. Эта работа продолжалась до 382 г. Христианский символ веры был принят на НИКЕЙСКОМ СОБОРЕ в 325 г., но по мере расширения влияния церкви усиливались разногласия, касающиеся доктрины и организационных вопросов.

Начавшись с культурных и языковых расхождений, противостояние восточной церкви (с центром в Константинополе) и западной римской церкви постепенно приобрело догматический характер и привело в 1054 г. к расколу христианской церкви. После захвата Константинополя крестоносцами в 1204 г. разделение церквей утвердилось окончательно.

Политическая, социальная и научная революции XIX в. принесли новые испытания христианскому вероучению и ослабили связи между церковью и государством. Достижения научной мысли представляли собой вызов библейским верованиям, в особенности истории о сотворении мира, в истинности которой заставила усомниться теория эволюции, созданная Чарльзом ДАРВИНОМ. Тем не менее, это было время активной миссионерской деятельности, особенно со стороны протестантских церквей. Стимулом для нее служило формирующееся общественное сознание. Христианское вероучение часто становилось важным фактором в организации многих общественных движений: за отмену рабства, за принятие законодательства в защиту рабочих, за введение системы образования и социального обеспечения.

В XX столетии в большинстве стран церковь почти полностью отделилась от государства, а в некоторых была насильственно запрещена. В Западной Европе число верующих неуклонно сокращается, в то время как во многих развивающихся странах, наоборот, продолжает расти. Признание необходимости единства церкви нашло выражение в создании Всемирного совета церквей (1948).

Распространение христианства на Руси Распространение христианства на Руси началось примерно в 8 веке, когда на славянских территориях были основаны первые общины. Их утверждали западные проповедники, и влияние последних было невелико. Обратить Русь по-настоящему впервые решил языческий князь Владимир, который искал надежную идеологическую скрепу для разобщенных племен, родное язычество которых не удовлетворяло его запросам. Впрочем, не исключено, что и сам он искренне обратился в новую веру. Но никаких миссионеров не было. Ему пришлось осадить Константинополь и попросить руки греческой принцессы, чтобы его окрестили. Только после этого в русские города были отправлены проповедники, которые крестили население, строили храмы и переводили книги. Некоторое время после этого наблюдалось языческое сопротивление, восстания волхвов и так далее. Но через пару сотен лет христианство, территория распространения которого охватила уже всю Русь, победило, и языческие традиции канули в лету.

Христианские символы

Для христиан весь мир, являющийся творением Бога, исполнен красоты и смысла, наполнен символами. Не случайно святые отцы Церкви утверждали, что Господь создал две книги – Библию, в которой прославляется любовь Спасителя, и мир, который воспевает мудрость Творца. Глубоко символично и все христианское искусство в целом.

Символ соединяет две половины расколотого мира – видимое и невидимое, раскрывает смысл сложных понятий и явлений. Самый главный символ христианства — это крест.

Крест может рисоваться по-разному – это зависит от направлений христианства. Иногда достаточно одного взгляда на изображение креста изображенного на церкви или на соборе, чтобы сказать к какому христианскому направлению принадлежит здание. Кресты бывают восьмиконечные, четырехконечные, могут быть с двумя планками, да и вообще существуют десятки вариантов крестов. О существующих вариантах изображения креста можно писать много, но не так важно само изображение, более важную роль имеет само значение креста.

Крест – это больше символ жертвы, которую принес Иисус, чтобы искупить человеческие грехи. В связи с этим событием крест стал священным символом и очень дорогим каждому верующему христианину.

Символическое изображение рыбы является символом христианской религии. Рыбы, а именно ее греческое описание, виднеется в аббревиатуре Сын Божий Спаситель Иисус Христос. Символика Христианства включает в себя большое количество ветхозаветных символов: голубя и оливковую ветвь из глав, которые были посвящены Всемирному Потопу. Слагались целые легенды и притчи не только о Святом Граале, на его поиски отправлялись целые войска. Святой Грааль являлся чашей, из которой на Тайной Вечере пил Иисус вместе со своими учениками. У чаши были чудесные свойства, но её следы были давно потеряны. К новозаветным символам можно отнести и виноградную золу, которая символизирует Христа – виноградные гроздья и лоза – символизируют хлеб и вино причастия, кровь и тело Иисуса.

Древние христиане узнавали друг друга по некоторым символам, другие же группы христиан символы с честью носили на груди, а некоторые являлись причиной войн, а некоторые символы будут интересны даже тем, кто далек от христианской религии. Символы христианства и их значения можно описывать бесконечно долго. В наше время информация о символах является открытой, потому каждый самостоятельно может найти информацию о символах Христианства, прочесть их историю и ознакомиться с причинами их возникновения, но о некоторых из них мы решили рассказать вам.

Аист символизирует благоразумие, бдительность, набожность и целомудрие. Аист возвещает о наступлении весны, потому его называют Благовещением Марии с благой новостью о пришествии Христа. Существует североевропейское поверье, что матерям детей приносит аист. Так начали говорить из-за связки птицы с Благовещением.

Аист в христианстве символизирует благочестие, чистоту и воскрешение. Но Библия перечисляет ходульных птиц к нечистым, а вот аист рассматривается, как символ счастья, в большей степени из-за того, что поглощает змей. Этим он указывает на Христа с учениками, которые занимались уничтожением сатанинских созданий.

Ангел с мечем огненным является символом Божественной справедливости и гнева.

Ангел с трубой символизирует страшный суд и воскресения.

Жезл увенчанный лилией или сама белая лилия считаются символами невинности и чистоты. Неизменный и традиционный атрибут Гавриила, который с белой лилией, являлся в Благовещении Деве Марии. Сам цветок лилии символизирует девственную чистоту Девы Марии.

Бабочка является символом новой жизни. Это один из самых прекрасных символов воскресения, а также вечной жизни. У бабочки короткая жизнь, которую можно разделить та три этапа.

  • Этап без красоты – личинка (гусеница).
  • Этап превращения в кокон (куколку). Личинка начинает покрываться оболочкой, запечатывая себя в конверт.
  • Этап разрывания шелковой оболочки и выхода наружу. Тут появляется зрелая бабочка с обновлённым и прекрасным телом с раскрашенными в яркие цвета крыльями. Очень быстро крылья окрепнут и она взымает ввысь.

Удивительно, но именно эти три жизненных этапа бабочки схожи с жизнью в уничижении, погребении и смерти, а потом воскресение Христово. Он был рожден в человеческом теле, как слуга. Господь был погребен в могилу и на третий день уже в православном теле Иисус воскрес и через сорок дней он вознесся в небеса.

Верующие во Христа люди тоже эти три этапа переживают. По природе смертные и греховные существа живут в унижении. Потом приходит смерть, и безжизненные тела предают земле. Когда Христос вернётся в славе, в Последний День христиане пойдут за Ним уже в обновленных телах, которые созданы по образу Тела Христова.

Белка является христианским символом жадности и алчности. Ассоциируется белка с дьяволом, воплощенным в трудноуловимого, стремительного и рыжеватого зверька.

Венец, сделанный из колючего терновника. Христос потерпел не только нравственные страдания, это были и физические муки, которые он испытывал на суде. Над ним несколько раз издевались: один из служителей ударил его ещё у Анны на первом допросе; также его избивали и оплевывали; секли плетьми; его увенчали венцом, сделанным из колючего терновника. Воины правителя взяли Иисуса в преторию, созвали весь полк, раздели Его и одели на Него багряницу; когда сплели венец из терна – одели его Ему на голову и в руки дали трость; они становились перед Ним на колени и насмехались, тростью били Его по голове и плевали в Него.

Ворон в христианстве является символом отшельнической жизни и уединения.

Гроздь винограда является символом плодородия обетованной земли. В Святой Земле повсюду выращивали виноград, чаще всего виноградники можно было увидеть на холмах Иудеи.

Дева Мария тоже имеет символическое значение. Дева Мария – это олицетворение церкви.

Дятел является символом в христианстве дьявола и ересь, которые разрушают натуру человека и ведут его к проклятию.

Журавль символизирует верность, добрую жизнь и аскетизм.

Купель является символом непорочного чрева Девы. Именно из него посвященный рождается вновь.

Яблоко является символом зла.

Традиционно христианские храмы в плане имеют крест — символ креста Христова как основы вечного спасения, круг (тип храма ротонда) — символ вечности, квадрат (четверик) — символ земли, где народы сходятся в храм с четырёх сторон света, либо восьмиугольник (восьмерик на четверике) — символ путеводной вифлеемской звезды.
Каждый храм посвящен какому-либо христианскому празднику или святому, день памяти которого называется храмовым (престольным) праздником. Иногда в храме устраивают несколько алтарей (приделов). Тогда каждый из них посвящен своему святому или событию.

Согласно традиции, храм обычно строится алтарём на восток. Однако существуют исключения, когда литургический восток может не соответствовать географическому (например, Церковь мученика Иулиана Тарсийского в Пушкине (алтарь обращён на юг), Церковь Успения Пресвятой Богородицы в Тверской обл. (д.Николо-Рожок) (алтарь обращён на север)). Не возводились православные храмы, алтарной частью обращённой на запад. В других случаях ориентированность по сторонам света могла объясняться территориальными условиями.
Кровля храма увенчивается куполом с крестом. По распространённой традиции, православные храмы могут иметь:
* 1 главу — символизирует Господа Иисуса Христа;
* 2 главы — два естества Христа (божественное и человеческое);
* 3 главы — Святая Троица;

* 4 главы Четвероевангелие, четыре стороны света.
* 5 глав — Христос и четыре евангелиста;
* 7 глав — семь Вселенских соборов, семь таинств христианских, семь добродетелей;

* 9 глав — девять чинов ангельских;
* 13 глав — Христос и 12 апостолов.

Форма и цвет купола также имеют символический смысл. Шлемовидная форма символизирует духовную брань (борьбу), которую Церковь ведет с силами зла.

Форма луковицы символизирует пламя свечи.

Необычная форма и яркая раскраска куполов, как, например, у храма Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге, говорит о красоте небесного Иерусалима — Рая.

Золотятся купола у храмов, посвященных Христу и двунадесятым праздникам/

Синие со звездами купола свидетельствуют о том, что храм посвящен Пресвятой Богородице.

Храмы с зелеными или серебрянными куполами посвящены Пресвятой Троице.

В византийской традиции купол крылся непосредственно по своду, в русской традиции в связи с «вытягиванием» формы купола возникло пространство между сводом и куполом.
В православном храме выделяют три части: притвор, основной объём храма — кафоликон(средняя часть) и алтарь.
В притворе раньше стояли те, кто готовился к крещению и кающиеся, временно отлученные от причастия. Притворы в монастырских храмах часто использовались также в качестве трапезных.

Основные части православного храма (схематичное изображение).

Алтарь — место таинственного пребывания Господа Бога, является главной частью храма.
Самое важное место в алтаре — престол в форме четырехугольного стола, имеет две одежды: нижнюю из белого полотна (срачица) и верхнюю парчовую (индития). Символическое значение престола — как места, где невидимо пребывает Господь. На престоле находится антиминс — главный священный предмет храма. Это освященный архиереем шелковый плат с изображением положения Христа во гроб и с зашитой частицей мощей какого-либо святого. Связано это с тем, что в первые века христианства служба (литургия) совершалась на гробницах мучеников над их мощами. Антиминс хранится в чехле (илитон).

Возле восточной стены в алтаре находится «горнее место» — возвышенное седалище, предназначенное для архиерея и синтрон — дугообразная скамья для духовенства, примыкающая изнутри к восточной стене алтаря, симметрично его продольной оси. К XIV-XV вв. стационарный синтрон вовсе исчезает. Вместо него при архиерейском богослужении устанавливают переносное кресло без спинок и ручек.

Алтарную часть от кафоликона отделяет алтарная преграда — иконостас. На Руси многоярусные иконостасы появляются в нач. XV в. (Успенский собор во Владимире). В классическом варианте иконостас имеет 5 ярусов (рядов):

  • местный (в нём располагаются местночтимые иконы, царские врата и дьяконские двери);
  • праздничный (с маленькими иконами двунадесятых праздников) и деисусный чин (главный ряд иконостаса, с которого началось его формирование) — эти два ряда могут меняться местами;
  • пророческий (иконы ветхозаветных пророков со свитками в руках);
  • праотеческий (иконы ветхозаветных святых).

Однако в широком распространении рядов может быть 2 и больше. В шестой ярус могут входить иконы со сценами страстей или святых, не вошедших в апостольский ряд. Состав икон в иконостасе может быть различным. Наиболее традиционно устоявшиеся изображения:

  • На двустворчатых царских вратах, расположенных посередине местного ряда, чаще всего имеют 6 клейм — изображение Благовещения и четырёх евангелистов.
  • Слева от царских врат — икона Богородицы, справа — Христа.
  • Вторая вправо от Царских врат икона соответствует престолу (храмовая икона).
  • На дьяконских дверях — обычно архангелы или святые, связанный с силовыми структурами.
  • Над царскими вратами — «Тайная вечеря», выше (на той же вертикали) — «Спас в силах» или «Спас на престоле» деисусного чина, справа от Него — Иоанн Предтеча, слева — Богородица. Особенность икон из Деисуса — фигуры чуть повёрнуты, обращены к центральному образу Христа.

Иконостас завершается крестом с фигурой Христа (иногда без неё).
Иконостасы бывают павильонного типа (храм Христа Спасителя в Москве), тябловые(были распространены в XV—XVII в.в.) и каркасные (появляются с началом строительства барочных храмов). Иконостас — символ небесной Церкви, предстоящей с земною.
Завеса, отделяющая престол от царских врат, называется катапетасмой. Цвет катапетасмы бывает различным — тёмный в трагические дни, на праздничные богослужения — золотой, голубой, алый.
Пространство между катапетасмой и престолом не должен пересекать никто, кроме священнослужителей.
Вдоль иконостаса со стороны основного пространства храма располагается небольшое протяжённое возвышение — солея (внешний престол). Общий уровень пола алтаря и солеи совпадают и приподняты над уровнем храма, количество ступеней — 1, 3 или 5. Символическое значение солеи — приближение к Богу всех священнодействий, происходящих на ней. Там же устраивается амвон (выступ солеи перед царскими вратами), с которого священником произносятся слова Священного Писания и проповеди. Его значение велико — в частности, амвон представляет собой гору, с которой проповедовал Христос. Облачальный амвон представляет собой возвышение посреди церкви, на котором совершается торжественное облачение архиерея и нахождение до входа в алтарь.
Места для певчих во время богослужения называются клиросами и находятся на солее, перед флангами иконостаса.
У восточной пары столбов кафоликона может располагаться царское место — у южной стены для правителя, у северной — для духовного лица.

Другими структурными частями православного храма являются:

  • Основное пространство храма (кафоликон) — область земного пребывания людей, место общения с Богом.
  • Трапезная (необязательно), как второй (тёплый) храм — символ помещения, где происходила пасхальная Тайная вечеря. Трапезная устраивалась по ширине апсиды.
  • Притвор (предхрамие) — символ греховной земли.
  • Пристройки в виде галереи, дополнительные храмы, посвящённые отдельным святым — символ града небесного Иерусалима.
  • Колокольня перед входом в храм символизирует свечу Господу Богу.

Следует отличать колокольню от звонницы — сооружения для подвески колоколов, не имеющего башнеобразной внешности.

Храм, церковь — самый распространённый вид культового сооружения в православии и в отличии от часовни имеет алтарь с престолом. Колокольня может стоять как вплотную к храму, так и отдельно от него. Нередко колокольня «вырастает» из трапезной. Во втором ярусе колокольни может располагаться маленький храм («темничка»).
В более поздние времена, когда возводились «тёплые» церкви в подклете устраивалась печь для обогрева всего здания.
Территория вокруг храма обязательно благоустраивалась, производилось ограждение участка, посадка деревьев (в том числе плодовых), например, круговая обсадка, образующая своеобразную беседку. Такой садик имел также символическое значение райского сада.

Сущность христианства

Из книги Ивана Андреева «Православная апологетика», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

Воскреcение (Сошествие во ад). Первая половина XVI в.

О сущности христианства было высказано много самых разнообразных мнений. Но никто и никогда не смог определить эту сущность так, как ее определяет Православная Церковь.

Прежде всего следует отметить полное бессилие разрешить этот вопрос только рационалистическим путем. Для рационализма христианство навсегда останется неразрешимой загадкой, конечно, при условии частного подхода к этому величайшему мировому явлению.

Среди рационалистических попыток выяснить сущность христианства следует отметить два основных направления: 1) стремление свести всю сущность христианства только к его нравственным принципам; 2) представить христианство в виде системы отвлеченных идей.

Наиболее ярким примером первого стремления является воззрение на христианство крупнейшего немецкого философа Иммануила Канта. По Канту, христианство отличается от всех прочих религий только по своему нравственному превосходству перед ними. Христос, согласно этому рассуждению, есть идеальный тип нравственного совершенства. Его заветы – полное и наилучшее выражение нравственно идеальных требований человеческой природы. Его Церковь – общество, где осуществляется нравственное добро. Все существо христианина – в его идеальной системе морали. Догматическое же учение христианства не имеет особого значения. Всеобщее объективное значение христианской религии – искупление человеческого рода для спасения человека и для его вечного блаженства – кантовской системой отрицается как трансцендентное и не существенное для человеческой жизни на земле. Подобное рассуждение глубоко ошибочно. При внимательном отношении к христианству становится совершенно ясным, что оно не есть мораль без догмы (подобно буддизму), ибо нравственное учение Христа находится не в одной только внешней, формальной связи с вероучением. Христианство не ограничивается, подобно некоторым системам нравственности, только стремлением оправдать свои нравственные требования религиозной санкцией и обосновать нравственные обязанности человека на воле Высшего Существа. Вся христианская этика основана на догматике и без нее теряет свой полный смысл.

Догматическое учение о Пресвятой и Нераздельной Троице, о воплощении Сына Божиего, об искуплении рода человеческого и спасении его имеет в христианстве не второстепенное, но основное значение. Оно не является в христианстве только для придания высшего авторитета его нравственному учению. Напротив, оно есть центр всей христианской религии и вытекающей из нее нравственности.

Христианская нравственность, лишенная ее догматического корня, несомненно, представляет собой все же такое чарующее, привлекательное и обаятельное явление, что не может сравниться ни с какой другой системой морали, превосходя их все своей полнотой, простотой и убедительностью. И это уже одно обстоятельство наводит на мысль о Божественном происхождении такого этического учения. При углубленном же проникновении в корни этой системы морали, т. е. при проникновении в догматический смысл, освещающий, подобно солнцу, всю гармонию целого и бесконечное разнообразие частей, нравственное учение христианства совершенно преображает человеческую душу и открывает ей возможность здесь, на земле, видеть начатки того блаженного вечного состояния, которое предуготовано Богом человеку в ином, лучшем, вечном мире.

Только этим вечным догматическим корнем и возможно объяснить неумирающую привлекательность христианского идеала нравственности, который прошел искус временем, приобретая с каждым успехом духовной культуры человечества новую красоту и силу, внося свое благотворное влияние во все области жизни, без всякого содействия внешнего принуждения. Только христианство способно зажечь любовь к истине ради самой истины, без чего невозможен никакой действительно духовный прогресс человека.

Несомненное нравственно-благотворное влияние нравственного христианского идеала на все человечество является одним из убедительнейших доказательств его Божественного достоинства.

От гностиков первых веков христианства до гегельянства в его современных течениях сущность христианства трактуется как отвлеченная система высшего знания, как абстрактная философия, теоретически решающая проблемы космогонии и теогонии. Но самую важную сторону в христианстве – факт воплощения Сына Божиего и искупления Им грешного человечества, т. е. то необычайное чудесное явление в истории, бесконечно выходящее из ряда обыкновенных исторических явлений, – эту самую существенную сторону христианства, без которой оно ничто, рационалистические школы от древности до наших дней относили к области мифов.

Пастор, профессор Артур Древс кончил тем, что написал книгу «Миф о Христе». Левый гегельянец Фейербах написал большое исследование «О сущности христианства». Противополагая сущность христианства сущности язычества, Фейербах пришел к выводу, что в христианстве преобладает субъективность над объективностью, сердце и фантазия – над разумом. Он видит в христианстве систему мировоззрения, для которого внешний мир со всеми законами природы не имеет никакого значения. Вследствие этого Фейербах находит в христианстве вражду к разуму, к знанию, к науке, к общественной жизни и всякому прогрессу: социальному, научному, политическому, экономическому и прочему. Ученье Фейербаха проникло в марксизм, а через него в большевистский коммунизм, став государственной религией в советской России.

Для честной критической мысли совершенно ясны грубые ошибки Фейербаха. Во-первых, христианство, как мы это указывали в начале нашего курса, никогда не было враждебно к честному разуму, честному знанию и честной науке. Но христианство, конечно, никогда и не переоценивало человеческий разум сравнительно с общим духовным развитием. Не унижая разума, оно только ставило его в гармоническое отношение с другими силами человеческого духа. Христианство не боготворит человеческого разума, а смотрит на него как на талант, данный от Бога, который должно прилагать к жизни, и поощряет знание, служащее оружием искания и служения истине, добру и красоте.

Христианство вовсе не разрывает связи человека с миром и не противоборствует прогрессу честной науки, а только указывает на бесконечное превосходство Творца пред сотворенным Им миром, на бессмертное назначение человека и на преходящее значение вещественного мира, а на временную жизнь как только приготовительную ступень к жизни вечной. Этим учением христианство только способствует духовному развитию человека и нравственному росту его в настоящей временной жизни. История показывает, как много христианство содействовало прогрессу естествознания, т. е. той науки, которая специально занималась исследованием природы.

Из всех существующих религий только одно христианство не заключает в своих основных истинах ничего враждебного истинному прогрессу. А к природе оно относится тепло и радостно, как к творению Божиему. В противоположность языческой культуре, обоготворявшей солнце, луну и звезды, христианская религия полагает их к стопам Творца. Именно христианство освободило человечество от унизительного рабства перед стихиями мира и научило человека господствовать над природой в гораздо большей степени, чем об этом мечтает рационалистическая наука (хождение по водам и воскрешение мертвых).

Идея единства и солидарности народов есть чисто христианская идея. Великое здание международного права опирается на эту христианскую идею. В социальном отношении благотворное влияние христианства неоспоримо. Оно создало христианский брак и христианскую семью. Оно чрезвычайно подняло нравственное достоинство женщины: девственницы, матери, супруги. Языческому пренебрежению к детям христианство противопоставило заветы Христа, обрекшего каждого соблазнителя и развратителя детской невинности на участь горчайшую утопления с мельничным камнем на шее.

Язычество, даже в лице самых лучших представителей, оправдывало и поддерживало рабство; христианство же, систематически разрушая по частям основания, которыми оно оправдывалось в древности, привело наконец к его уничтожению. Христианство смягчило жестокость к преступникам.

Напомним, что Сам Господь избрал на земле уничиженное звание ремесленника и тем снял клеймо презрения со всякого честного труда. «Трудиться и молиться» стало девизом христианской жизни. Все монашество проводило время в трудах и молитве.

Чтобы правильно понять и определить сущность христианства, необходимо иметь в виду, что оно всецело обязано своим происхождением Божественной Личности своего Основателя и носит живой отпечаток этой Личности во всем.

Христианская религия, подобно своему Основателю, во-первых, целостна, гармонична и всеобъемлюща. В ней нет недостатков, и она не подлежит усовершенствованию. Она идеальна. Усовершенствованию, при этом беспредельному, подлежит только христианин. Идеал его совершенства бесконечен. «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48).

Только христианская религия имеет полное право называться в собственном смысле слова религией, т. е. союзом с Богом. Христианство объемлет все наше существование – духовное и телесное. Оно освящает все наши семейные, социальные и политические отношения. Оно удовлетворяет всем потребностям духовной, душевной и телесной жизни человека.

Для уяснения сущности христианства следует рассмотреть основные истины христианской религии. Христианство, прежде всего, есть не столько новая система вероучения и нравоучения, сколько новое начало жизни и деятельности человека.

Хотя в новозаветной христианской религии не все ново по сравнению с религией ветхозаветной, тем не менее даже то, что воспринято христианством из религии Израиля, светится новым светом углубленного и усовершенного смысла.

Хотя и в Ветхом, и в Новом Заветах находятся общие обоим Заветам догматические истины о единстве Божественного Существа, о свойствах Божиих, о происхождении человека, о его первоначальном состоянии, о падении и другие, тем не менее и эти истины в Новом Завете представляются яснее, чище, глубже, духовнее, свободнее от элементов антропоморфизма, который в Завете Ветхом заслоняет собой идею духовности Божественного Существа.

Слово Христово о том, что «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин. 4, 24), было бы невозможно найти в Ветхом Завете.

Некоторые откровенные истины в Ветхом Завете выражались так прикровенно, что заставляли задуматься наиболее развитых духовно ветхозаветных людей. К таким истинам следует отнести указания на тайну троичности, тайну Слова и Духа Божиего и других. Эти тайны, сокрытые для ветхозаветных пророков, были ясно открыты лишь Самим Спасителем.

Новоиудейские ученые несправедливо утверждают, что во всем Ветхом Завете нет никаких указаний на тайну троичности. Но нельзя не видеть в Ветхом Завете нераскрытых понятий об особых силах Божиих: Слове Божием и Духе Божием. Также нераскрытым в Ветхом Завете осталось явление Аврааму Бога в виде трех Ангелов.

Во всей же полноте, доступной для человеческого понимания, тайна Пресвятой Троицы открылась, конечно, только в Новом Завете. Тайна Пресвятой Троицы – сердце христианской догматики. Эта тайна имеет огромное, неисчерпаемое значение, как чисто умозрительное, так и нравственное.

Умозрительное значение христианского учения о Святой Троице состоит прежде всего в очищении, возвышении и уяснении идеи монотеизма. Христианское учение о Пресвятой Троице не есть требожие, третизм, прямо и решительно осужденный христианской Церковью. Учение о Троице есть особый вид монотеизма, но такой глубокий, возвышенный и чистый, с каким мы не встречаемся ни в какой другой монотеистической системе.

Существенное в христианском учении о троичности состоит в том, что оно, сохраняя во всей неприкосновенности ветхозаветное учение о единстве Божества, чрез раскрытие догмата о Пресвятой Троице придает учению о единстве Божием особый, новый, чрезвычайно значительный, высоконравственный характер, какого не было и не могло быть ни в какой другой системе монотеизма.

Недаром Ориген, блаженный Августин и святитель Григорий Нисский, анализируя тайну Святой Троицы, доказывали истинность и Божественность христианства.

Чистый монотеизм очень мало говорит о высоте, чистоте и нравственной ценности религии, проповедующей его. Ибо можно себе представить и религию одного кумира.

До понятия о единстве Верховного Существа доходили некоторые из мыслителей дохристианской древности, но идея о внутренней природе такого Существа, вне Его отношения к миру (т. е. жизнь Бога в Самом Себе), была непостижна. Вследствие этого монотеизм превращался или в пантеизм, признающий вечное раскрытие Божественной жизни и сущности в мире, или в сухой деизм.

Только христианство, через раскрытие догмата о Святой Троице, дало разрешение вопроса о природе единого Бога в Себе Самом. Только христианство открыло через этот догмат ту истину, что Бог, единый по Своему существу бесконечный Дух, имеет определенные образы Своего бытия, вне отношений Его к миру, в Его Триипостасном Существе, в Котором проявляется бесконечная полнота внутренней жизни, неведомая для нас.

Не объясняя самой сущности тайны троичности, этот догмат проясняет для нашего ума нечто относительно Существа Божиего, а именно – что в Существе Божием есть самостоятельная, независимая от мира жизнедеятельность и есть условия для ее проявления. Хотя понятие о триединстве Бога и чрезвычайно трудно, однако понятие о голом единстве Его – еще труднее. «Христианский Бог один, но не одинок» (Петр Хризолог «60-е Слово»).

Но кроме умозрительного значения, догмат о Пресвятой Троице имеет еще и нравственное значение .

Через тайну троичности христианство научило человечество не только благоговейно чтить Бога, но и любить Его. Через тайну Пресвятой Троицы раскрылась новая идея о том, что Бог есть любовь, высочайшая, идеальная любовь и неисчерпаемый источник любви. Блаженный Августин с глубоким основанием утверждал: «Тайна христианской троичности – это тайна Божественной любви. Ты видишь Троицу, если видишь любовь».

Тайна троичности научает нас тому, что любовь Божия проявилась не только в творении и промышлении о мире, но что она является в своей совершеннейшей, безграничной полноте в самом лоне Божества, где от вечности была жизнь любви, вечное общение святой любви Отца, Сына и Святого Духа.

Таким образом, можно утверждать, что сухой монотеизм древних религий, не оплодотворенный откровенной истиной троичности, не имел и не мог иметь истинного понятия о Божественной любви.

Главное отличие строго монотеистической новоиудейской религии от религии христианской заключается в понимании последней основной Божественной сущности. Только христианство, через откровение Самого Христа, знает и понимает истину о том, что Бог есть любовь и что такое любовь.

Христос, по выражению христианского поэта А.Толстого, «все законы Моисея любви закону подчинил». Понять эту идею Бога-Любви при сухом монотеизме невозможно, ибо кого же мог Бог любить, кроме Себя? Ведь мир – временный, и когда его еще не было, – кого Бог мог любить, кроме Себя? Только тайна Святой Троичности, не посвящая нас во всю глубину необъятного для человеческого ума Существа Божиего, дает нам разуметь, что любовь Божия никогда не была бездеятельна, никогда не оставалась без проявления, никогда не была себялюбием, указывая на вечное Божественное общение Лиц Святой Троицы.

Вся глубина любви Божией к человеческому роду уяснятся нам до конца в свете тайны Пресвятой Троицы. Эта тайна является и основанием всего христианского учения об искуплении.

Высочайший образец любви в пожертвовании Бога Отца Своим единородным Сыном за спасение человеческого рода, в добровольном крестном страдании Сына Божиего для нашего искупления и в сошествии Святого Духа для нашего освящения, потрясая человеческую душу, порождает ответную благодарную, самоотверженную любовь к Богу, Которого христианин начинает понимать как любвеобильного Отца всего человечества.

Если мы так же глубоко задумаемся над христианским учением о воплощении Второго Лица Пресвятой Троицы, то увидим, что оно имеет не только глубокое умозрительное, но и всеобъемлющее нравственное значение. Оно подняло нравственное сознание человека на такую высоту, до которой невозможно было возвыситься без помощи Божией.

Эту истину некоторые из древних учителей Церкви формулировали так: «в таинстве воплощения Бог снизошел до человека для того, чтобы человека возвести до Бога».

Чудо воскресения Христова завершает все другие чудеса и составляет, по яркому выражению профессора Н.П.Рождественского, «основной камень христианской апологетики». Доказательство истины воскресения Христова чрезвычайно просто и чрезвычайно убедительно. Доказательство это сводится к тому, что без действительного факта воскресения было бы совершенно необъяснимо ни начало апостольской проповеди, ни явление в мире исторического христианства с его мучениками, апологетами, учителями Церкви и святыми подвижниками, ни существование на земле до сегодняшнего дня миллионов верующих христиан, готовых отдать жизнь свою за Христа.

Купить эту книгу можно