Старец

Кто такие старцы?

Людмила Ильюнина

Страсть по старцам

«Кто такие старцы?» – такой вопрос может возникнуть у всякого недавно пришедшего в Церковь человека. Потому что, общаясь с прихожанами, он зачастую услышит: «А старец сказал то-то… А старец предсказал… А старцы еще в прежние времена предупреждали…» Кто же эти люди – старцы, – слово которых пользуется таким авторитетом среди церковных людей, чьи имена на слуху у всякого православного, память о ком с благодарностью передают из поколения в поколение.

Во всех пределах нашей земли накануне революционных потрясений и в страшные годы «войны с Богом» молились за народ святые подвижники, и в наши дни – хвала и благодарение Господу – не перевелись еще на нашей земле заступники за народ, – те, о ком Господь сказал: «Я уже не называю вас рабами, но друзьями», те, молитвы кого Он «слушает день и ночь» и кому открывает Свою волю. Одним из первых в новое время стал писать о старчестве И.М. Концевич, а ныне он почитается как «классик жанра». Его знаменитая книга «Оптина пустынь и ее время» начинается с всеобъемлющей главы «Определение понятия старчества». Выдержки из нее мы и процитируем.

«Апостол Павел, независимо от иерархии, перечисляет три служения в Церкви: апостольское, пророческое и учительское.

Непосредственно за апостолами стоят пророки. Их служение состоит главным образом в назидании, увещании и утешении (1Кор. 14:3). С этой именно целью, а также для указания или предостережения, пророками предсказываются будущие события.

Через пророка непосредственно открывается воля Божия, а потому авторитет его безграничен.

Пророческое служение – особый благодатный дар Духа Святого (харизма). Пророк обладает особым духовным зрением – прозорливостью. Для него как бы раздвигаются границы пространства и времени, своим духовным взором он видит не только совершающиеся события, но и грядущие, видит душу человека, его прошлое и будущее.

Такое высокое призвание не может не быть сопряжено с высоким нравственным уровнем, с чистотою сердца, с личной святостью…

Пророческое служение, связанное с личной святостью, процветало с подъемом жизни Церкви и оскудевало в упадочные периоды. Ярче всего оно проявилось в монастырском старчестве.

Влияние старчества далеко распространялось за пределами стен монастыря. Старцы окормляли не только иноков, но и мирян. Обладая даром прозорливости, они всех назидали, увещали и утешали, исцеляли от болезней духовных и телесных, предостерегали от опасностей, указывали путь жизни, открывая волю Божию. <…>

Предавшие себя всецело водительству истинного старца испытывают особое чувство радости и свободы о Господе. Это лично на себе испытал пишущий эти строки. Старец – непосредственный проводник воли Божией. Общение же с Богом всегда сопряжено с чувством духовной свободы, радости, неописуемого мира в душе. Напротив того, лжестарец заменяет собою Бога, ставя на место воли Божией свою волю, что сопряжено с чувством рабства, угнетенности и, почти всегда, уныния… Истинное отношение старца к ученику именуется в аскетике духовным таинством, оно находится под водительством Духа Святого. <…>

Итак, благодатный старец, личным опытом прошедший школу трезвения и умно-сердечной молитвы и изучивший, благодаря этому, в совершенстве духовно-психические законы и лично достигший бесстрастия, отныне становится способен руководить новоначальным иноком в его «невидимой брани» на пути к бесстрастию. Он должен проникать до самых глубин души человеческой, видеть самое зарождение зла, причины этого зарождения, уточнить диагноз болезни и указать точный способ лечения. Старец – искусный духовный врач. Он должен ясно видеть устроение своего ученика, характер его души и степень духовного развития его. Он должен непременно обладать даром рассуждения и «различения духов», так как ему все время приходится иметь дело со злом, стремящимся преобразиться во Ангела светла. Но, как достигший бесстрастия, старец обычно обладает и другими дарами: прозорливости, чудотворения, пророчества.

Старчество на своих высших степенях, как, например, прп. Серафим Саровский, получает полноту свободы в своих проявлениях и действиях, не ограниченных никакими рамками, так как уже не он живет, но живет в нем Христос (Гал. 2:20)…

Старчество не есть иерархическая степень в Церкви, это особый род святости, а потому может быть присущ всякому. Старцем мог быть монах без всяких духовных степеней, каким был вначале отец Варнава Гефсиманский. Старцем может быть епископ: например Игнатий (Брянчанинов), или Антоний Воронежский – великий современник прп. Серафима. Из иереев назовем св. Иоанна Кронштадтского, о. Егора Чекряковского. Наконец, старчествовать может и женщина, как, например прозорливая блаженная Прасковья Ивановна во Христе юродивая Дивеевская, без совета которой ничего не делалось в монастыре.

Истинное старчество есть особое благодатное дарование – харизма – непосредственное водительство Духом Святым, особый вид святости.

В то время как церковной власти обязаны подчиняться все члены Церкви, старческая власть не является принудительной ни для кого. Старец никогда никому не навязывается, подчинение ему всегда добровольно, но, найдя истинного, благодатного старца и подчинившись ему, ученик должен уже беспрекословно ему во всем повиноваться, т.к. через последнего открывается непосредственно воля Божия. Вопрошать старца также ни для кого не обязательно, но, спросив совета или указания, надо непременно следовать ему, потому что всякое уклонение от явного указания Божия чрез старца влечет за собой наказание».

Старчество на Руси процветало уже в древности – об этом свидетельствует Киево-Печерский патерик. И на Украине, и на севере Руси, в «сердце Православия» – Троице-Сергиевой Лавре и ее скитах, в Глинской пустыни, и в самых разных, неизвестных широкому люду городах и весях процветало благодатное старческое служение – утешения, вразумления, прозорливости, исцеления. Так было до революционного лихолетья, так было и в десятилетия гонений на веру православную.

Господь хранил Своих избранных – после войны вернулись из Финляндии валаамские старцы и поселились в Псково-Печерском монастыре, в Рижской пустыни поселился вернувшийся из лагерей старец Таврион, в дальней Караганде подвизался один из последних оптинцев – старец Севастиан, после войны процвела Глинская пустынь со своими старцами, во Владимире жил старец-епископ Афанасий (Сахаров), а в Симферополе святитель Лука (Войно-Ясенецкий), в Киеве под образом юродивого «дяди Коли» епископ Варнава (Беляев), в Алма-Ате владыка Николай, странствовал старец Сампсон (Сиверс), в Печоры на покой переселился митрополит-старец Вениамин (Федченков), на юге России подвизались прп. Кукша, прп. Лаврентий, старец Феодосий. Список можно продолжать, а сколько было еще не столь известных подвижников, несших старческое служение в годы лихолетья – и последние оптинские иноки, поселившиеся в Козельске рядом с монастырем и где-то еще в глухих местах нашей родины, и «приходские монахи», которые были для колхозной деревни светочем «Святой Руси», напоминанием о ней. Тихий свет старчества («глас хлада тонка») донесли они и до нашего времени – уже нашему поколению были дарованы старец Николай (Гурьянов), старец Иоанн (Крестьянкин), старец Кирилл (Павлов), старец Адриан (Кирсанов). Три последних батюшки еще здравствуют, а есть ныне еще и другие старцы, которые утешают, вразумляют, исцеляют народ, но не позволяют разглашать своих имен. «Золотая цепь святости» – такой образ мы находим у святых отцов. В христианском, в православном исповедании очень важно сохранять дух преемственности, старцы передавали своих учеников другим старцам «из полы в полу».

В начале XX века священник Сергий Мансуров составил наглядную таблицу благодатной преемственности. В пояснении к ней он пишет: «В каждом поколении мы указываем имена тех людей, в которых и вокруг которых всегда ярче видна духовная жизнь этого поколения. Эти люди освящали путь своих современников, открывали им волю Божию примером и словом, вокруг них и через них строилось в Церкви все, что в ней есть вечного, Божественного. Это – столпы и утверждения церковные. Все, что поется, созерцается, что читается как истинное и исполняется как верное, почитается как святое в Православии, – все Предание Церковное, связано с этими именами… Единая благодатная жизнь течет неизменно. Замирая на одном месте, она вспыхивает в другом, то шире раскидываясь, то сосредотачиваясь в небольшом круге людей, но никогда не иссякает, обновляясь и обновляя в каждом поколении того, кто отзывается на призыв истины».

Во дни древние

Появление старческого служения – окормления опытным подвижником приходящих к нему за духовным советом учеников, совпадает с зарождением монашества. Основателем монашества считается прп. Антоний Великий (253-356 гг.). Подвиги этого святого настолько потрясали людей, что ему посвящено немало светских произведений слова и живописного искусства, но изображается в них прежде всего период его отшельнической жизни, который обозначают уже ставшим крылатым выражением «искушения святого Антония». Нам же интересно то время, когда, претерпев двадцатилетний искус, святой выходит на общественное служение – становится наставником и духовным отцом многих людей, старающихся подражать сему подвижнику. Прп. Антоний основал монастырь Приспер и еще несколько монашеских общин в Египте. Почти в то же время к югу от Александрии создалось монашеское поселение Нитрийской пустыни. Основателем его был прп. Аммон. Еще один великий святой древности – прп. Макарий Египетский основал около 330 года монашеское поселение, получившее название «Скит». Еще один центр иноческий жизни в Египте возник вокруг прп. Пахомия Великого в середине IV столетия в Тавениси. Употребленное нами сейчас выражение «возник вокруг» можно применить по отношению к любому зарождавшемуся в древности монастырю. Когда какой-то подвижник достигал высокой степени бесстрастия (то есть побеждал главную человеческую страсть – гордыню, и другие страсти), то вокруг него начинали собираться ученики, и так составлялась «монастырская семья», где был отец духовный и его «чада послушания». И такой отец обладал всеми вышеперечисленными харизматическими дарами старческого служения и, конечно, заслуживал величания «старец».

Поражают цифры, которые приводятся во всех исторических трудах по истории древнего, первоначального монашества. В каждом из египетских монастырей подвизалось по несколько тысяч иноков. Монастыри, первоначально возникшие в пустыне, процвели и в городах и тоже были многолюдными. Так, например, в городе Оксиринхе числилось 20 тысяч инокинь, в городе Антиное было 12 женских обителей. Историки называют это явление «триумфальным шествием монашества в Египте».

Для верующих же людей на все века важны не внешние триумфы, а те неподражаемые образы подвижничества, которые сохранили для нас древние «Отечники» или «Патерики» и «Достопамятные сказания». Позволю себе личное признание: на «заре туманной юности», когда автор этих строк только начинала знакомиться с «сокровищницей церковной», – именно рассказы об этих отцах древности, их краткие поучения стали ориентиром поисков «простоты без пестроты», которая и является основой настоящей духовной жизни, а не одних книжных мечтаний.

Духовные книги тогда были редкостью, «Отечник» мы давали почитать друг другу на время и делали из него выписки коротких рассказов об «отцах пустыни» – отцах всего христианского подвижничества и основоположниках старческого служения. Предварим наш «цитатник» эпиграфом из В.В.Розанова: «Теперь самой короткой молитвы выдумать не могут, а тогда они лились пуками, лились непрестанно, из уст самых темных людей. Другое сердце было. Другой ум. Мы перешли, планета перешла в плохие созвездия… Все серо, тускло, люди стали малы. Как же мы не будем слушать то, что осталось от иных, счастливых веков планеты, когда человек чувствовал себя золотым, чувствовал святым себя, близким звездам и Богу. Слава Богу, что слова эти сохранены, записаны…»

«Авва Памва спросил авву Антония: что мне делать? Старец сказал ему: не надейся на свою праведность, не жалей о том, что прошло и обуздывай язык и чрево.

Он же говорил: от ближнего зависит жизнь и смерть . Ибо, если мы приобретаем брата, то приобретаем Бога, а если соблазняем брата, то грешим против Христа.

Некто, ловя диких зверей в пустыне, увидел, что авва Антоний шутил со своими учениками – и соблазнился. Старец, желая уверить его, что нужно давать иногда послабление братии, говорит ему: положи стрелу на лук свой и натяни его. Он сделал так. Старец говорит ему: еще натяни. Тот еще натянул. Опять говорит: еще тяни. Охотник отвечал ему: если я сверх меры натяну лук, то он переломится. Тогда старец говорит ему: так и в деле Божием; если мы сверх меры будем натягивать силы братий, то они скоро расстроятся. Посему необходимо иногда давать хотя некоторое послабление.

Авва Антоний говорил: я уже не боюсь Бога, но люблю Его, ибо «совершенная любовь изгоняет страх» (1Ин. 4:18).

Сказывали об авве Арсении, что как при дворе (когда он был наставником детей Императора Византии) никто не носил одежды богаче его, так и в обществе иноков никто не носил одежды хуже его.

Спрашивал некогда авва Арсений одного египетского старца о своих помыслах. Другой брат, увидя это, сказал: авва Арсений! Как ты, столько сведущий в учении греческом и римском, спрашиваешь о своих помыслах у этого простолюдина? Арсений отвечал ему: римское и греческое учение я знаю, но азбуки этого простолюдина еще не выучил.

Старец обычно говаривал сам себе: Арсений, для чего ты ушел из мира? – После бесед я часто раскаивался, а после молчания – никогда.

Авва Матой говорил: я лучше желаю себе дела легкого и продолжительного, нежели трудного в начале, но скоро оканчивающегося.

Еще говорил: чем ближе человек к Богу, тем более сознает себя грешником. Пророк Исайя, увидев Бога, назвал себя окаянным и нечистым (Ис. 6:5).

Когда я был юн, думал сам с собою: может быть, я делаю что-нибудь доброе; когда состарился, вижу, что я не имею в себе ни одного доброго дела.

Авва Пимен рассказывал. Некто спросил авву Паисия: что мне делать с своею душою? Она бесчувственна и не страшится Бога. Старец отвечал ему: пойди, прилепись к человеку, боящемуся Бога: когда сблизишься с ним, станешь его учеником, он и тебя научит бояться Бога.

Пришли некоторые к авве Сисою, чтобы получить от него наставление, но он ничего не говорил им, а только повторял одно: простите меня!

Братия спрашивали авву Сисоя: если падет брат, довольно ему для покаяния одного года? Он отвечал: жестоко слово сие! – Довольно ли шести месяцев? – сказали они. – Много, – отвечал старец. Еще спросили: довольно ли сорока дней? – И это много, – отвечал он. – Сколько же? – говорят они. – Если падет брат, и вскоре будет совершаема вечеря любви (Таинство Причащения), может ли он прийти на вечерю? – Нет, – отвечал им старец, но он должен несколько дней провести в покаянии. И я верую, что если таковой покается от всей души, то Бог и в три дня примет его.

Брат спросил авву Пимена: что такое вера? – Веровать – значит жить смиренномудренно и подавать милостыню, – сказал старец. Говорил также: люди совершенны только на словах, а делают очень мало.

Авва Нил говорил: если ты хочешь молиться, как должно, не огорчай свою душу: иначе напрасно будешь молиться. Еще говорил: блажен монах, который почитает себя хуже всех.

Авва Макарий говорил: если ты, делая кому-либо выговор, приходишь в гнев, то удовлетворяешь своей страсти. Таким образом, ты, не спасая других, губишь сам себя.

Некоторые спросили авву Макария: как должно молиться? Старец отвечает им: не нужно многословить, а должно воздеть руки и говорить: Господи, как Тебе угодно, и как знаешь – помилуй! Если же нападет искушение: Господи, помоги! – Он знает, что нам полезно, и поступает с нами милосердно.

Авва Иоанн Колов сказывал: одному из старцев в восхищении было такое видение: три монаха стояли на одном берегу моря, а с другого был к ним голос, говорящий: возьмите крылья огненные и идите ко мне. Двое из них взяли и перелетели на другую сторону; но третий остался и горько плакал и кричал; после и ему даны были крылья, только не огненные, но слабые и несильные, так что он погружался в море, с трудом опять поднимался и после многой скорби достиг другого берега. Так люди века сего, хотя и берут крылья не огненные, а только слабые и бессильные.

Опять старец говорил брату о душе, желающей покаяться. В одном городе жила красивая собою блудница и имела много друзей. Один правитель области пришел к ней и сказал: обещайся мне жить целомудренно, и я возьму тебя в супружество. Она обещалась, и он взял ее и привел в дом свой. Но друзья искали ее и сказали им: такой-то взял ее в дом свой. Если мы пойдем в дом его, и он узнает, то накажет нас; но пойдем назад дома и свистнем ей; она узнает голос свиста и выйдет к нам; тогда мы не будем уже виноваты. Но бывшая блудница, услышав свист, заткнула уши свои, вбежала во внутренние покои и заперла двери. – Блудница, – говорил старец, – есть душа, ее друзья – страсти и люди, правитель – Христос; внутренний покой – вечная обитель, свистящие ей – злые демоны. Так кающаяся душа всегда прибегает к Богу!»

В начале ХХ столетия вдохновенный духовный писатель Сергей Александрович Нилус воспел дерзновенную хвалу «звездам пустыни»: «Им нет покоя в этом мире, потому что они ожидают его в том. Они блуждают со зверями; как птицы летают по горам. Но, блуждая по горам, они сияют, как светильники, и просвещают светом своим всех, с усердием приходящих к ним… Царям скучно бывает в чертогах, а им весело и в подземельях. Носят власяницу блаженные отцы, но радуются больше, чем носящие порфиру… Когда изнемогут, ложатся на земле, как на мягком ложе. Немного заснут – и спешат встать, дабы петь хвалы возлюбленному их Христу». Сравнивая святых отцов со звездами небесными, Нилус вспоминает чудесное стихотворение А.С.Хомякова:

В час полночный близ потока

Ты взгляни на небеса:

Совершаются далеко

В горнем мире чудеса.

Ночи верные лампады

Невидимы в блеске дня,

Стройно ходят там громады

Негасимого огня.

Но впивайся в них очами —

И увидишь, что вдали,

За ближайшими звездами

Тьмами звезды в ночь ушли.

Вновь вглядись – и тьмы за тьмами

Утомят твой робкий взгляд:

Все звездами, все огнями

Бездны синие горят.

В час полночного молчанья,

Отогнав обманы снов,

Ты вглядись душой в Писанья

Галилейских рыбаков, —

И в объеме Книги тесной

Развернется пред тобой

Бесконечный свод небесный

С лучезарною красой.

Узришь – звезды мыслей водят

Тайный хор свой вкруг земли;

Вновь вглядись – другие всходят;

Вновь вглядись: и там вдали

Звезды мыслей тьмы за тьмами,

Всходят, всходят без числа…

И зажжется их огнями

Сердца дремлющая мгла.

Старческое служение

Издревле старческое служение было таинством общения духа подвижника и приходящего к нему ученика, часто оно не выражалось словами. Человек, прибегавший к старцу (в случае монастырских старцев, откуда и пошла вообще практика старческого окормления, – постоянно изо дня в день), открывал ему свои помыслы, просил об уврачевании души. Не практические вопросы решались со старцами (как это в большинстве случаев бывает в наши дни), а вопросы духовные. И исцеление души происходило рядом со старцем постепенно, и не потому, что он произносил постоянно какие-то поучения, а потому, что сокровенно молился и передавал силу духовную своему ученику. Если сердце ученика было открыто для такого восприятия. Кроме того, отношения: «старец – ученик» предполагали полное послушание последнего. При этом старцы, иногда намеренно испытывая учеников, давали им послушания, не согласные со здравым смыслом. Классический пример: поливание сухого прута, воткнутого в песок или таскание воды в решете. Что происходило с послушником во время исполнения такого, противоречащего умному рассуждению, поступка? Он боролся с собой, он побеждал свою гордыню, он заставлял себя заниматься не просто тем, что ему не нравится, а тем, что является очевидной бессмыслицей. Но, одновременно, он понимал, что старец его воспитывает, он, как искусный художник, ваяет его душу. Потому что дело старцев во все времена – это устроение душ человеческих, это преображение, которое происходит незримо.

Но это не означает, что сам человек ни за что не отвечает. Тем более в условиях мира. В монастыре еще такое возможно – жизнь регламентирована и иногда на каждый шаг действительно есть возможность получить благословение или запрещение. Но в миру-то у нас нет такой возможности. Да и полезно ли это – все время «чувствовать себя, как за каменной стеной», всю ответственность сложив на другого человека?

Старец Софроний (Сахаров) в своих беседах с учениками (1990-1993 гг.) призывал их к духовной зрелости, взрослости, ответственности, предостерегал их от того, чтобы постоянно произносить слова типа: «меня так старец благословил». Человек должен уметь сам отвечать за свои слова и поступки. «Когда вы спрашиваете духовника, и он говорит вам какое-нибудь слово и вы потом делаете по слову духовника, никогда не говорите, что я сделал так, потому что мне сказал духовник.

Духовник для нас как ангел служитель спасения нашего: мы обращаемся к нему, чтобы узнать волю Божию, – и потом несем всю ответственность только мы, а не духовник… Не «меня благословили», а я так делаю, и вся ответственность лежит на мне».

Тут вспоминается и рассказ прп. Варсонофия Оптинского. В годы своего послушничества он приступал с заранее подготовленным большим списком вопросов к своему духовному отцу прп. старцу Анатолию. А тот, не отвечая на эти вопросы, говорил: «Иди, иди пока». Рассказывая об этом случае послушнику Николаю (будущему прп. старцу Никону), прп. Варсонофий пояснял, что нужно учиться «пожданию», в духовной жизни нельзя торопиться, и тогда многие сложные вопросы сами разрешатся с течением времени.

Большинство старцев вообще были против страсти к вопрошанию, говорили, что волю Божию можно узнать из уст ребенка, если спрашивать с верою; и идти по жизни нужно средним, «царским путем»: исповедоваться у своего приходского священника, жить в совете с единомысленными братиями и по Уставам Церкви.

Предостерегали людей старцы и от лишних вопросов и потому, что знали, что человек очень часто неправильно истолковывает слова духовных мужей, а попросту: придумывает то, что ему вовсе и не говорили. Иногда же, получая простые определенные ответы, все равно поступает по-своему. Чаще всего при встрече со старцем действует духовный закон, о котором в одной из бесед с братией своего монастыря сказал старец Софроний (Сахаров): «Если человек, который приходит к духовнику, постоянно колеблется, нигде не стоит, то духовник не может найти для него слова, которое бы устранило раз и навсегда какое бы то ни было колебание. Духовник говорит то, что в данный момент может помочь человеку». А ведь мы почти все такие – мы «ни в чем не стоим», все время колеблемся ветрами своих страстей, настроений, помыслов и представлений. И вот старец нам дает какой-то совет, исходя из нашего сиюминутного состояния, а мы потом начинаем его «тиражировать», предлагать всем и каждому как наилучший рецепт спасения «для всех времен и народов». В таком случае неосознанно нарушается Таинство исповеди, человек самому себе и другим людям наносит серьезный духовный вред.

«Во времена древние» именно из старческого окормления родилось духовническое служение, а теперь старцев превратили в оракулов, общественных деятелей. От этого, увы, сейчас и происходит множество недоразумений. Поворот этот произошел в веке XIX, когда интеллигенция, вернувшаяся в Церковь, нашла оптинских и других старцев и вынесла их имена и поучения «на стогны мира». Вероятно, такова была воля Божия. Но результатом стало искажение правильного понимания старческого служения, которое продолжает развиваться в сторону представления о старце, как о том, кто может и должен участвовать в жизни государства, решать глобальные мировые проблемы, обращаться с проповедью ко всему народу. И от этого сейчас возникает немало недоразумений. Простые люди недоумевают: а почему у старцев разномыслие, почему, например они не единодушными оказались в отношении к ИНН? Почему по-разному относятся к новому правительству и к разным другим вопросам?

Простите меня, конечно, я не вправе высказываться по такому серьезному вопросу, но думается, нам надо пересмотреть свое отношение к старцам. Ведь мы не знаем примеров из истории Оптиной пустыни, например, или других монашеских старческих центров, когда старца просили для газеты или для журнала (тогда благо не было теле- и аудиотехники) дать интервью, ответить на вопросы «на злобу дня». Старцы, если и говорили о чем-то общезначимом для истории России или даже для человечества в целом, то это было сказано в письмах к конкретным лицам, не предназначенных к тому, чтобы их тотчас же публиковали. Прошло немало времени, письма эти уже после кончины старцев были опубликованы, и теперь они служат нам назиданием. А если бы их напечатали при жизни старцев, наверняка, как это происходит сейчас, они стали бы яблоком раздора между различными силами в обществе. Если старцы и влияли на ход событий в прежние времена, то это всегда делалось не напрямую, а через духовных чад – государственных чиновников, писателей, земских деятелей, помещиков. Старцы давали конкретный совет конкретному лицу, а человек в меру способностей выполнял его, и часто деяния, совершенные по совету старца, были причиной серьезных исторических перемен. Таким образом старец оставался в тени, и его имя не вовлекалось в политические, идеологические и прочие житейские дрязги.

И пользы от такого образа действия при влиянии на общественную жизнь было гораздо больше, чем сейчас. А ныне старцев буквально заставляют высказываться публично, надеясь, что их слово успокоит брожение среди православных, но люди, как известно, не успокаиваются и после самых авторитетных назиданий, потому что те, кто митингуют – живут этим. Они другой жизни уже не представляют.

А история свидетельствует: старческое служение не должно быть публичным. Все примеры такого общественного служения – скорее исключение из правила. И не надо нашему брату журналисту мучить старцев, а нужно спасать свою душу. И помнить, что глобальные вопросы в Церкви никогда не решались одним человеком (даже святым), а решались всегда соборно. Конечно, были и лжесоборы, но Господь всегда со временем открывал – где правда.

Итак, старцы – это «детоводители ко Христу», это те, чьи молитвы слышит Бог, кому открыта воля Божия. И самое удивительное, что дух истинного старчества – смиренный, незлобивый и простой – во все времена ощущается верующими людьми, как «благоухание духовное», исходящее от человека. Народ тянется к такому человеку, окружает его плотным кольцом, стремится хотя бы благословение получить от такого батюшки (и так, без слов даже получить утешение).

Читаешь древние патерики, отечники, «достопамятные сказания» и поражаешься преемственности – и во времена древние, и в наши времена старцев отличала евангельская простота. Братия молили: «дай нам наставление» и слышали в ответ: «не входи в состязание ни о каком предмете, но плачь и сокрушайся, ибо время близко» (сказано в VI веке аввой Маттоем), «никого не осуждай, никому не досаждай и всем мое почтение» (сказано в ХIХ веке старцем Амвросием Оптинским), «верьте в Бога и Он все устроит» (сказано в ХХI веке старцем Николаем Гурьяновым). И список этот можно продолжить.

Сноски

1. Концевич И.М. Оптина пустынь и ее время. Нью-Йорк, 1970. С. 7–8, 11–12, 37–38.

2. Свящ. Сергий Мансуров. Очерки из истории Церкви. Клин, 2002. С. 27-28.

3. Розанов В.В. Иная земля, иное небо. М., 1994. С. 620.

4. Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. М., 1999.

5. Нилус С.А. Звезды пустыни. М., 2001. С. 10-11.

Кто такие старцы в Православии?

Среди православных верующих часто можно услышать советы «надо съездить к старцу», «посоветуйтесь со старцем», «с этим вопросом идите к старцу». Кто же такие старцы?

Когда кто-то говорит о старце в православии, речь обычно идет не только о почтенном возрасте и богатом жизненном опыте. Гораздо важнее — опыт духовный и особое предназначение тех, о ком Сам Господь в Писании говорил не как о рабах, но как о друзьях. И, хотя быть рабом Божьим — это тоже избрание, есть и те, кто достиг особой духовной чистоты и близости к Создателю. Те, кто день и ночь молится за все человечество.

О старцах часто говорят, что на их молитвах держится мир. Это правда уже потому, что именно за этим старцы удаляются от мира. Многие не просто живут в монастырях, но совершают особые аскетические подвиги. Возмущение, что тот или иной старец не принимает паломников, не учитывает, что старцы появились не для того, чтобы обслуживать духовные потребности людей, хотя человеколюбие часто не позволяет им отказывать помочь в духовной немощи просящего. Старцы обращаются к Господу словами особой чистой молитвы за всех людей. И тех, кто приходит к ним и тех, кто по каким-то причинам не приходит.

Старцы православные

О явлении старчества мы узнали благодаря известной книге И.М. Концевича «Оптина пустынь и ее время». О старцах там написано следующее:

«Апостол Павел, независимо от иерархии, перечисляет три служения в Церкви: апостольское, пророческое и учительское…

…Пророческое служение, связанное с личной святостью, процветало с подъемом жизни Церкви и оскудевало в упадочные периоды. Ярче всего оно проявилось в монастырском старчестве.

Влияние старчества далеко распространялось за пределами стен монастыря. Старцы окормляли не только иноков, но и мирян. Обладая даром прозорливости, они всех назидали, увещали и утешали, исцеляли от болезней духовных и телесных, предостерегали от опасностей, указывали путь жизни, открывая волю Божию».

  • Старец по определению Конацевича:
  • Свободен от земных страстей и искушений — он бесстрастен;
  • Имеет богатый опыт поста и молитвы;
  • Видеть зарождение зла, как врач видит болезнь;
  • Врачевать эту болезнь.

В православии старцы часто обладали духовными дарами: прозорливостью, даром исцеления, чудотворения. Но главным чудом, конечно становился сам факт существования людей, которые своей духовной жизнью смогли достичь такой близости с Богом.

В отличие от разных званий в церковной иерархии, старчество не являлось наградой за труды на благо Церкви и совершенно не зависело от того, насколько высоким было положение человека в Церкви. Дар старчества становился, скорее, наградой духовной. Даром из иного мира.

Многие известные на Руси старцы стали почитаться в лике святых, как, например, святитель Лука (Войно-Ясенецкий).

Современные старцы

Современное старчество часто подвергается критике. Многие верующие говорят о том, что в нашем мире уже не осталось старцев а те, кого почитают старцами просто выдают себя за них. Это связано с появлением многочисленных мошенников, выдающих себя за православных старцев и практикующих исцеления за материальные блага и другие обманные манипуляции, которые не имеют никакого отношения к настоящим православным старцам и их чудесах, творимых во славу Божию.

Среди старцев, которые стали нашими современниками:

  • Отец Герман из Троице-Сергиевой Лавры, обладающий даром прозорливости и умением изгонять злых духов.
  • Отец Власий, прозорливый, в Пафнутьев-Боровском монастыре.
  • Схиархимандрит Илий, духовник Патриарха Кирилла.

  • Отец Адриан в Псково-Печерском монастыре.

Святые наших дней

Паломничества к старцам иногда подвергаются критике со стороны самого духовенства. Люди часто приезжают к старцам за чудом, как к магам и кудесникам. Но основой для чуда должна быть вера, опыт молитвы и принятия воли Бога самого человека. Неверным было бы считать роль старца в Православии, как роль некого фокусника, который заставит поверить усомнившихся (хотя, бывали и такие случаи). Но не стоит ехать к старцам только за этим.

Старчество переживает определенный кризис еще и потому, что сформировался определенный образ старца, как мудрого, тихого и смиренного человека, к которому можно в любой момент обратиться, чтобы он помог решить проблемы, иногда житейские, которые не относятся к «профилю» духовных. Старцы же могут быть людьми совершенно разными по характеру и темпераменту. Не исключено, что среди них есть те, кто впоследствии будет канонизирован! Но на земле никто не совершенен и ждать от старца непременной святости при жизни все же не стоит.

Наиболее точно о старчестве сказал И.М. Концевич:

Непосредственно за апостолами стоят пророки. Их служение состоит главным образом в назидании, увещании и утешении (1Кор. 14:3). С этой именно целью, а также для указания или предостережения, пророками предсказываются будущие события.

Через пророка непосредственно открывается воля Божия, а потому авторитет его безграничен.

Пророческое служение – особый благодатный дар Духа Святого (харизма). Пророк обладает особым духовным зрением – прозорливостью. Для него как бы раздвигаются границы пространства и времени, своим духовным взором он видит не только совершающиеся события, но и грядущие, видит душу человека, его прошлое и будущее.

Такое высокое призвание не может не быть сопряжено с высоким нравственным уровнем, с чистотою сердца, с личной святостью…

Пророческое служение, связанное с личной святостью, процветало с подъемом жизни Церкви и оскудевало в упадочные периоды. Ярче всего оно проявилось в монастырском старчестве.

Влияние старчества далеко распространялось за пределами стен монастыря. Старцы окормляли не только иноков, но и мирян. Обладая даром прозорливости, они всех назидали, увещали и утешали, исцеляли от болезней духовных и телесных, предостерегали от опасностей, указывали путь жизни, открывая волю Божию. <…>

Предавшие себя всецело водительству истинного старца испытывают особое чувство радости и свободы о Господе. Это лично на себе испытал пишущий эти строки. Старец – непосредственный проводник воли Божией. Общение же с Богом всегда сопряжено с чувством духовной свободы, радости, неописуемого мира в душе. Напротив того, лжестарец заменяет собою Бога, ставя на место воли Божией свою волю, что сопряжено с чувством рабства, угнетенности и, почти всегда, уныния… Истинное отношение старца к ученику именуется в аскетике духовным таинством, оно находится под водительством Духа Святого. <…>

Как попасть к старцу?

  1. Чтобы попасть к старцу, надо выбрать, куда именно и за каким советом, наставлением или благословением вы хотите отправиться. Почитайте труды старцев, проповеди, определитесь, что ближе вашей душе, к чему она стремиться.
  2. Старец живет в монастыре, а, значит, надо узнать, как осуществить паломничество. При каждом монастыре есть паломническая служба. Свяжитесь с ней.
  3. Не стоит скрывать цель своего визита, обычно в паломнической службе уже знают, что многие приезжают ради общения с прозорливым и мудрым старцем.
  4. Если старец по каким-то причинам не принимает, что часто случается, не стоит отчаиваться, доказывать необходимость аудиенции именно с вами. Поверьте, многие приезжают к старцам со своей нуждой, и у каждого есть для этого очень важная причина. Но Господь знает, о чем вы хотите попросить прежде, чем вы попросите и старец — не единственный путь быть услышанным.
  5. Постарайтесь проявить терпение, если старец не примет вас в назначенный день. Старец — это человек, который ближе к Богу, чем другие, он не работает «по часам» и не является государственной организацией. Возможно, вы ждете Святого наших дней, а это стоит любого, даже самого долгого, времени ожидания.

Святость и святые

О чем спрашивать старца

Вы можете обращаться к старцу с любым вопросом, который требует решения, а вы не можете его найти. Старцев называют врачами, которые лечат духовные болезни. Прозорливые старцы могут знать, о чем вы хотите их спросить еще до того, как вы обратились. Такой эпизод мы можем увидеть в художественном фильме «Остров», где очень ярко показана жизнь современного старца: молодая женщина едет к старцу, чтобы просить у него благословения, но даже не успевает сказать на что, прежде чем старец отказывает ей. Она поражена: старец без слов понял, что она идет просить благословение на аборт, убийство своего дитя. Старец говорит, что делать этого не стоит, у нее родится сын, который будет для нее утешением.

Этот яркий эпизод показывает способность старцев видеть то, зачем мы приехали прежде, чем мы об этом скажем. Не все старцы при этом обладают даром прозорливости, к некоторым старцам едут, зная силу их молитвы или в надежде получить мудрое наставление, помочь принять непростое решение в жизни или справиться с властью греха, отравляющего душу человека.

Не стоит удивляться, если старец в качестве духовных упражнений дает достаточно странные послушания. Известны случаи, когда человеку приходилось носить воду в решете. В гневе человек начинал выполнять необычное задание, не понимая, как это поможет ему решить возникшую в жизни проблему. Но постепенно место гордыни занимало послушание и смирение, а решение приходило само собой.

О духовном законе визита к старцу писал старец Софроний (Сахаров): «Если человек, который приходит к духовнику, постоянно колеблется, нигде не стоит, то духовник не может найти для него слова, которое бы устранило раз и навсегда какое бы то ни было колебание. Духовник говорит то, что в данный момент может помочь человеку».

Опасаться стоит лишь «лжестарчества». Настоящий старец никогда:

  • Не установит определенный «тариф» на свои «услуги», потому что дар Божий не может быть услугой. Добровольное пожертвование допускается, но «прейскурант» за возможность поговорить со старцем — пугающий «симптом».
  • Старцы живут в монастыре и невозможно представить ситуацию, в который «известный старец» гастролирует по стране, постоянно собирает подаяния в электричках или грозятся «наслать порчу» на случайных прохожих. «Насылать порчу» — это совсем не про старцев.
  • Старец не будет просить вас сделать что-то, противоречащее Писанию. Если «старец» просит вас убить или украсть ради него, то это не старец.
  • Старец не обещает невыполнимого и не берет на себя функции Господа.

Если у человека есть внутренняя потребность в духовном отце, в наставнике, в старце, ему стоит молиться о том, чтобы Бог послал ему такую помощь. Но лучше не увлекаться поиском старца, который поможет укрепиться в вере, явив чудо даже, если известно, что некий старец неоднократно являл чудеса. Главное чудо для верующих можно наблюдать в храме во время Таинства Евхаристии и вера во Христа — это вера в главное чудо, чудо Пасхи.

Старцы – это те, которые сами себя никогда не считали старцами… Потому что никогда не думали о себе и по-детски не видели в себе какого-то совершенства, но весь внутренний взор их, всё сердце устремлены к Богу.

Представить своим слабым рассудком всю глубину внутренней жизни старца невозможно. Потому что это совсем иная сфера, не понятная для ума плотского и эгоистичного, каковой обычно у всех нас. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия <…> и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (1 Кор. 2: 14 – 15).

Старцы – это те, рядом с которыми твой вопрос разрешается сам собой, потому что сам образ их, чистый от страстей лик, и благодать Христа, сияющая сквозь доброту глаз, разрешают все недоумения, всё расставляют внутри тебя по местам. И ты выходишь после общения со старцем внутренне обновленным.

Старчество измеряется не количеством прожитых лет, хотя зачастую Бог наделяет старцев весьма почтенным возрастом, – старчество измеряется мерой духовного возраста, зрелости, совершенства жизни во Христе.

Для меня отец Кирилл – живой образ преподобного Сергия Радонежского. Простая безыскусная жизнь, отсутствие малейших притязаний на что-либо, скромность во всем, непрестанная молитва и невыразимое словами смирение. Он не показывал никому своей духовной жизни, каких-то своих подвигов. Описать его аскетическое делание невозможно. Но как свидетельствовал митрополит Архангельский Даниил (Доровских), который долгое время был в Лавре благочинным и жил через тонкую стенку рядом с кельей батюшки, отец Кирилл часто молился всю ночь. После принятия многочисленных исповедей он становился на молитву в ночь.

Если бы любому из нас дать такую нагрузку, когда непрестанно идут вереницы людей с горем, бедой, унынием, выслушивать столько, сколько слышал батюшка на этих исповедях, то у нас просто надорвется нервная система. И только чистая от всего сердца любовь, любовь во Христе не даст внутренне выгореть. Владыка Даниил рассказывал, как однажды около полуночи, чтобы дать батюшке отдохнуть, вывел на улицу народ, сидевший в коридоре и дожидавшийся своей очереди к исповеди, а после этого отец Кирилл кротко сказал ему: «Они ушли, а у меня это всё на сердце, я спать не смогу».

Любовь, какую являл апостол Иоанн Богослов, она так явно чувствовалась в батюшке, что ты сам просто не мог уже оставаться прежним. Это и есть то главное, что отличало батюшку отца Кирилла – его какая-то удивительная способность вместить каждого в свое сердце. Рядом с ним ты просто погружался в атмосферу любви, любви неземной. Когда ты попадал к нему, то он весь вниманием обращен был только к тебе. Любовь, доброта, смирение – вот что исходило от батюшки, то, что невозможно сыграть, сымитировать, и это либо есть в тебе, либо нет. И ты каким-то внутренним чувством явно ощущал, что с батюшкой – Сам Господь, и пока ты сам с батюшкой, то и с тобой тоже рядом Господь.

Старец имеет обычные душевные чувства, свои огорчения и свои радости. Отец Кирилл огорчался, что многие люди идут к нему, заранее приняв решение, подходят к батюшке с одной единственной просьбой: «Благословите меня на это. Благословите». Отец Кирилл кротко спрашивал: «Ну ты хоть расскажи про себя». Пришедший продолжал настойчиво требовать своего, батюшка смиренно благословлял, и посетитель радостно уходил, считая, что получил гарантию будущего счастья, вытребовав благословение и не спросив простого совета. А отец Кирилл и в этом смирялся.

Благодатные дары старца проявляются тихо и скромно, не на показ. Рассказывал один лаврский монах, как увлекся он книгой оккультного содержания. Он полагал, что делает это с целью апологетики, чтобы знать, как опровергнуть ложное знание. Ночью его постигло страхование – сквозь сон он услышал, как дверь кельи открылась, кто-то страшный вошел и приблизился к нему. Монах прочитал молитву, перекрестился – устрашающее видение исчезло. Вечером на Всенощной он рассказал на исповеди отцу Кириллу про видение. Батюшка накрыл его голову епитрахилью, возложил руки, чтобы прочитать разрешительную молитву, но на минуту задержался, помолчал, а потом наклонился и ласково спросил: «А ты не читал книги оккультного содержания?» Монах признался, раскаялся, и после этого батюшка произнес разрешительную молитву. Подобных ночных страхований больше не повторялось.

Отец Кирилл никогда не искал сверхъестественных дарований. Целью всей его жизни было – жить со Христом. А будучи со Христом, он получал от Христа благодатные дарования, причем и сам не считал, что обладает этим, а только ради духовных нужд людей проявлялось это само собой, без вычурности, просто и безыскусно.

Люди идут к старцу, чтобы получить чудесное исцеление. Но смысл старчества не в том, чтобы снять с человека возложенный на него Богом крест, а чтобы вселить духовные силы к несению этого креста, помочь обрести радость и смысл там, где человек даже не мог помыслить.

Сколько людей переломало себе судьбу только лишь потому, что в критической ситуации приняло неправильное решение, обрушило ранее сделанное и ушло неизвестно куда. Слово старца способно вовремя отрезвить, остановить, уберечь от неправильного решения. Ведь самое главное – чтобы в решении не было влияния никакой страсти, чтобы решение исходило из спокойной и незамутненной души, и потому недостаточно нам опираться лишь на себя, важен опытный духовник, тот, кто сам не замутнен страстями.

В моей жизни был такой случай. Я поступал в Московскую духовную семинарию в августе 1993 года, конкурс составлял четыре человека на место, если не больше, и я был принят только кандидатом на место. Это означало, что учиться нельзя, но вроде как через год будет больше возможностей поступить (так нам, кандидатам, сказали). Можно было остаться трудиться, чтобы жить уже при семинарии. Поначалу я уехал, однако дома ясно почувствовал, что моя душа уже в Лавре, дома себя не нахожу, и, хотя мне предлагали поступить куда-нибудь в светский ВУЗ, я поехал в Лавру, в семинарию. Основное послушание дали на второй проходной, это хозяйственные ворота, через которые ездят машины на территорию академии. Нам запрещалось пропускать через ворота кого-либо из студентов, но так как эти ворота значительно сокращали путь от учебного корпуса семинарии к столовой, то нас, дежурных, частенько просили через ворота пропустить. Являя, как казалось, братскую любовь и понимание, я не уставал бегать с ключами от своей будки к воротам, пропуская довольных семинаристов. А потом меня вызвал проректор-архимандрит и твердым решительным голосом сказал: «У вас там на второй проходной постоянно ходит народ. Это ворота хозяйственные, через них машины ездят, и ходить кому-либо там не положено. Сколько раз мы уже говорили, и всё как об стенку горох. Так что хотите уезжайте, хотите оставайтесь, только в семинарию Вас мы уже не возьмем». На тот момент это звучало как смертный приговор, как диагноз врача, который сказал о неизлечимой болезни со скорым летальным исходом. Я пришел в страшное смятение, поначалу даже думал готовиться к отъезду, но затем поспешил к батюшке отцу Кириллу.

В келье батюшки, как всегда, было ощущение чего-то неотмирного, неземного, ты словно окунался в изобилие благодати, соприкасался с Раем, и уходили все страсти, тревоги, переживания. Батюшка говорил мирно, спокойно, он очень просто сказал, что уезжать никуда не нужно, всё будет хорошо. Не знаю, какие духовные законы включились, но после этого всё душевное смятение как рукой сняло. Всего несколько простых слов, но сказанные духовным человеком, и всё внутри поменялось. Я спокойно трудился дальше, твердо заявляя семинаристам, что не могу их пропускать. Молился и верил, что слово батюшки исполнится. Через месяц, в ноябре, меня зачислили в семинарию, и это было просто какое-то чудо, которое определило весь мой дальнейший жизненный путь.

Был еще такой случай. Через год меня вызвали в местный военкомат, по пути я смог зайти к батюшке. Каждый день перед братским обедом в келье батюшки вычитывалось монашеское молитвенное правило, на которое могли приходить и учащиеся семинарии. Мне удалось задать свой вопрос, и батюшка ласково и вместе решительно сказал, что ничего подписывать не надо и ни на что не соглашаться. Вот вышло так, что сам батюшка прошел Вторую мировую войну, имел ордена и медали, а мне не благословил идти в армию. В сергиевопосадском военкомате, надо сказать, на меня оказали немалое психологическое давление, одна сотрудница кричала так, что можно было уши закрывать, грозились выслать из города в 24 часа и т.д., но поскольку я попал к ним прямо от батюшки, то внутри у меня было абсолютное спокойствие, чего я сам от себя никак не ожидал. Я выполнил, как мне было сказано, ничего не подписал, у меня, правда, забрали приписное свидетельство, но последствий никаких не было. А через несколько месяцев началась война в Чечне.

Смирение старца не поддается описанию

Надо сказать, что батюшка не давал типовых благословений. Кому надо было идти в армию, того благословлял, кому не надо, тому давал другое благословение. Но тех, кто прошел через горячие точки, он всегда встречал с особой любовью. Так, Николай Кравченко, офицер-снайпер, участвовавший как разведчик в штурме Грозного в Первую чеченскую войну, с благословения батюшки стал священником. Отец Николай рассказывал о прозорливости батюшки, что часто сам старец тщательно прикрывал.

Смирение старца не поддается описанию. За всю мою жизнь мне не встретилось более смиренного человека, чем батюшка, отец Кирилл. Помню, как одна знакомая делилась, что пришла к батюшке и спрашивала: «Как мне поступить вот в такой ситуации?» А батюшка, ласково глядя на нее, смиренно ответил: «Не знаю». Она настаивала на своем: «Батюшка, как это так? Вы не можете не знать. Ну скажите, как мне поступить». А батюшка кротко улыбался и также смиренно отвечал: «Не знаю. Молись Богу».

Иногда Богу угодно, чтобы мы не знали быстрых и точных ответов, чтобы научились молиться, искать волю Божию, очищать себя и прислушиваться к голосу своей совести. Нам не всегда полезно быстро получать нужный ответ, потому что тогда разучимся и молиться.

Батюшка был невероятно смирен, но не считал себя смиренным, имел неизреченную любовь, но никогда не говорил об этом, а просто любил. Он просто жил смирением, кротостью, любовью, и потому к нему тянулись люди. Лаврские монахи говорят, что те, кто жил в обители вместе с батюшкой отцом Кириллом и окормлялись у него, те получили огромный духовный опыт, потому что видели наглядный пример. Те, кто пришли чуть позже, застали учеников старца, а самого батюшку в Переделкино и на одре болезни, они тоже получили многое, хотя и не в такой степени, а те, кто пришли после, уже не имели этого драгоценного опыта и не видели наглядно, кто же есть подлинный старец.

Старец не ранит своей прозорливостью приходящих людей, не повергнет их в прах и пепел своим «чудодействием». Старец не скажет молодоженам: «Тебе – в один монастырь, а тебе – в другой», – не даст непосильного благословения, не наступит на личную волю человека, он по примеру Самого Христа «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12: 20).

Когда мы говорим о старчестве и пытаемся это понять, то самое главное, наверное, заключается в том, что старец вмещает каждого пришедшего в свое сердце. И потому внутренне мертвые, угнетенные, задавленные люди выходили из кельи батюшки духовно воскресшими, напоенными неземной чистотой, свободой и радостью. Я видел это сам, да и со мной самим происходило это.

Один монах послан был на некоторое подворье, где жизнь с настоятелем складывалась крайне тяжело. Конфликты и общее нагнетание атмосферы измотало ему нервы, так что он готов был уже всё обрушить и просто уйти. Когда нести искушение казалось уже невозможным, перед тем, как всё обрушить, он позвонил в Лавру, и его соединили по телефону с кельей батюшки. Отец Кирилл стал мирно задавать самые простые житейские вопросы: какая на подворье погода, как там в целом идут дела и т.д. Но по мере самой простой и вроде бы бытовой беседы монах почувствовал, как в душе у него уходит накал страстей, отпадают переживания, и необдуманное решение рассеялось само собой. После беседы с батюшкой он вышел обновленным, и тут как раз навстречу ему шел настоятель. Встретившись глазами с монахом, настоятель испытующе посмотрел, как бы спрашивая: ну что, всё обрушишь и уйдёшь? Но увидев его мирные глаза, очистившийся от эмоций лик, настоятель словно сам преобразился, молча отошёл, и с этого момента конфликт был исчерпан.

Старчество – это не многоученая проповедь, не высокомудрое наставление, не психотерапия и даже не урок по аскетике, а старчество – это многолетний опыт жизни во Христе. Это навык жизни по воле Божией, так что старец уже не может иначе, не может не любить, не сострадать, не молиться. К нему тянутся так, как тянутся к свету солнца, потому что оно светит и согревает. То, что казалось скорбью или безвыходной ситуацией, перестает пугать и угнетать, потому что уходит отчаяние. Ты вдруг видишь, что случившиеся беды – это как некая временная пелена, туман, за которым есть продолжение жизни. Всеми твоими скорбями в конечном итоге руководит Сам Господь, воспитывая тебя и пытаясь образовать из тебя христианина.

Господь не дал мне той внешней близости к батюшке отцу Кириллу, которой я очень желал. И до сих пор помню, как дверь монастырской проходной захлопнулась перед носом, поскольку я, еще совсем юный тогда студент семинарии, вовремя не успел проскочить за вереницей следовавших за отцом Кириллом после службы людей. Монастырское руководство вынуждено было ограничивать бесконечный поток людей, так как физически всех принять было просто невозможно. Но Господь дал мне за редкие минуты близости к батюшке почувствовать тишину и мир его души, безмолвие страстей, радость во Христе, благодать, святость и неземную любовь, которую он нес в себе.

Когда батюшка отошел ко Господу, то на прощание с ним я приехал всей своей многодетной семьей. Приехали мы ночью. Возле Лавры, как на Пасху, шли люди в храм. Успенский собор весь был заполнен. Встретилось много близких священнослужителей и мирян, увидел тех, кого не видел уже лет двадцать, а может, и больше. Но самое главное, что чувствовалось в храме – внутренняя близость собравшихся и какое-то пасхальное чувство торжества Жизни над смертью. Нас объединила батюшкина любовь, его искреннее благочестие и жертвенное предстояние пред Богом на протяжении многих лет дарованной ему Господом жизни.

Каждому человеку требуется помощь и совет от кого-то, кто мудрее и может выслушать и оказать посильную помощь. Именно поэтому у славян особым почтением пользуются старцы — православные христиане, которые отличаются даром мудрости и высокой духовностью.

К ним идут за советом, молитвой и просто выслушать наставления, обычно это люди в возрасте, которые уже увидели мир, приняли в сердце Господа и взрастили в нем любовь к людям. Остались ли такие посвященные люди в современной России и как найти их тем, кто нуждается в духовном наставлении и помощи?

Кого сегодня наделяют таким званием

Старцами называют тех людей, которые приняли Христа и прожили с Ним всю жизнь, отрекаясь от греховного и созидая в себе кротость, смирение и любовь к миру и людям. Обычно это священнослужителя или монахи, которые посвятили жизнь на служение Господу.

Старцами считаются люди, обладающие высокой духовностью и природной мудростью

Чаще всего так нарекают людей в возрасте, которые смогли всей своей жизнью доказать, что Господь для них есть величайшая ценность. Бог наделяет своих преданных служителей даром прозорливости и мудрости, поэтому люди, которые посвятили всю жизнь служению обычно отличаются этим.

Слава о праведниках издревле передавалась из уст в уста, к ним ходили за молитвой и советом не одну тысячу километров. Обычно такие люди проживали в глухих местах, предпочитая отшельничество или жили в монастырях, куда стекались паломники.

Большое количество православных старцев и подвижников погибло во времена революции и репрессий 20-30-х гг. Но и сегодня в мире существуют такие праведники, правда их количество существенно сократилось.

Важно! Сегодня званием старца наделяют почтенных монахов, которые ведут благочестивый образ жизни и всю жизнь посвящают на служение Господу.

Кроме этого, духовника можно определить по следующим признакам:

  • он подчиняется церковному начальнику — игумену, епископу и пр.;
  • имеет богословское образование;
  • знает Священное Писание и цитирует места;
  • обладает достаточным духовным опытом (не менее 20 лет).

В современной России не так много подобных людей, хотя институт старчества существует только в лоне православной церкви.

Кто такие младостарцы

Почему важно разбираться и понимать кто такие старцы? В мире много мошенников, существуют они и в православной церкви. Кто не хочет пользоваться уважением окружающих, принимать подарки и быть окруженным вниманием?

Младостарчество — это злоупотреблением священнослужителями пастырской властью

По этой причине многие люди стремятся назвать себя громким титулом мудреца, но на деле они лишь младостарцы — христиане без должного духовного опыта и мудрости, которые возомнили себя духовными наставниками и учителями для людей.

Даже Серафим Саровский утверждал, что иногда ошибается и говорит от себя, что говорит лишь о человеческом несовершенстве, которое присутствует в каждом. Тем не менее, старцы заслужили уважение и славу своей жизнью, а младостарцы просто имитируют мудрость и духовный опыт — даже при добрых намерениях, учить и наставлять людей — это особый дар и его дает Господь.

Совет! Младостарцев следует избегать, поскольку их советы и наставления чаще всего расходятся с Писанием и официальной позицией РПЦ, поэтому они могут только причинить вред своими речами.

Хорошим примером такого лжемудреца является тот монах или священник, который советует больному не принимать лекарства, а «уповать на волю Бога» или тот, который благословляет новоиспеченного слабого духа монаха носить вериги или брать строжайший пост.

С каким вопросом следует идти к старцу

К мудрым людям ходят обычно за советом, как поступить в трудной жизненной ситуации. Но при этом ожидать сверхъестественного решения проблемные следует — чаще всего ответ на вопрос может дать и приходской священник, особенно если вопрос касается соблюдения заповедей или основных принципов христианской жизни.

К старцам верующие идут к ним за утешением и духовным руководством

Например, ехать к старцу за ответом оставлять ли незапланированного ребенка или нет не стоит — он даст тот же ответ, что дает Писание и каждый священник, конечно оставлять. Ехать к мудрому духовнику следует, если священник в приходе не смог дать ответ или он не удовлетворил человека. К таким вопросам можно отнести:

  • тяжелые болезни;
  • одержимость или подозрение на это;
  • бесплодие;
  • подозрение о проклятии семьи или человека;
  • бесполезная многолетняя борьба с грехом;
  • зависимость от пагубных веществ.

Однако следует понимать, что устами таким людей чаще всего говорит с людьми сам Бог, поэтому проигнорировать совет или наставление такого человека будет сложно и неправильно.

Где искать старцев

Испокон веков старцы обитали при монастырях. Самым знаменитым местом, где можно было найти ответы на вопросы была Святая гора Афон, куда стекались паломники со всего мира. На Руси такими местами были самые большие и знаменитые монастыри:

  • Киево-Печерская Лавра;
  • Свято-Троицкая Сергиева Лавра;
  • Оптинская пустыня;
  • Заволжские пустыни.

Старцы обладают по-своему уникальным даром, которым они делятся с людьми

Такое же положение дел сохранилось и сегодня — найти духовника чаще можно при монастыре. Так в Лавре Сергиева Посада принимает и молится за людей архимандрит Герман, который изгоняет бесов и является настоятелем монастыря. А в Боровске, при Свято-Пафнутьевом монастыре обитает схиархимандрит Власий, который имеет дар прозорливости и исцеления.

Старцы горы Афон

Самым знаменитым христианским местом во всем мире, после Иерусалима, считается святая гора Афон. Испокон веков там селились люди, которые не просто постригались в монахи, но отдавали все свои мысли и сердце Господу, выдерживая немыслимо строгие посты и обеты. За это Творец наделил их особыми талантами, которыми они служили паломникам. Самыми знаменитыми из них были:

  1. Даниил Катунакский — родился послушник в 1846 году в Смирне в семье ремесленника. Дядя Анастасий был верующим человеком и активно наставлял племянника на путь Божий. Даниил принимал наставления и решил посвятить свою жизнь на служение.
    Он закончил местную школу, параллельно с этим читая труды святых отцов Церкви и Священное Писание. Его привлекала жизнь монахов, которые отреклись от мирского и в 19 лет он отправился по святым местам. Афонский старец Даниил Катунакский

    Повстречав отшельника Арсения, Даниил просился в ученики, но Арсений благословил его на монашество на Афоне. Там провел свою жизнь в послушничестве Даниил Катонакский, периодически путешествия по монастырям всего мира.

  2. Иоаким из скита праведной Анны — он родился в 1825 году и с самого детства был воспитан в любви к Господу. Он стал учеником Илии Постника из Каламаты, а позже начал монашеский путь на подворье Пресвятой Гробницы. Там он был посвящен в диакона, а позже в иеромонаха.
    Вся Греция была вдохновлена этим кротким человеком, который проповедовал на ее улицах. Он приехал и поселился на Афоне в скиту преподобной Анны, где и провел в послушании и служении всю оставшуюся жизнь.

Сегодня можно совершить на Афон паломническую поездку, там продолжают жить монахи, которые с радостью принимают паломников. Следует только помнить, что женщинам вход туда запрещен.

Современные чудотворцы России

Сегодня в России и в других странах СНГ можно найти благочестивых мужей, которые своей жизнью заслужили звание старца и принимают паломников, общаясь с ними, молясь за них и наставляя.

Архимандрит Чудотворец Герман

Настоятель Троице-Сергиевой Лавры, архимандрит Герман принимает всех желающих на личный прием. Он обладает не только даром исцеления физических недугов, но и духовны, изгоняет бесов и молится за освобождение.

Отец Герман (Чесноков)

При этом дар его настолько сильный, что освобождал и тех одержимых, которых привозили к нему связанных.

Отец Власий

В Свято-Пафнутьевском Боровском монастыре служит схиархимандритом Власий с 1979 года. Бог наделил его даром прозорливости и исцелил от рака — священник, узнав свой диагноз, отправился молится Господу на святой Афон, где получил полное исцеление от недуга. По возвращению в 2003 году он стал принимать людей на молитву и общение.

Схиархимандрит Власий Перегонцев

На сегодня из-за преклонного возраста отец Власий не ведет регулярного приема, поэтому попасть к нему на общение достаточно тяжело. На литургии изредка он выхватывает из толпы человека, на которого указал ему Господь и молится за того.

Отец Илий

В Московской области служит батюшка Илий — духовник не только священства Православной Церкви, но и самого Патриарха Всея Руси Кирилла. Он редко принимает верующих на прием, хотя регулярно участвует и проводит богослужение в храме Спаса Преображения в Переделкино.

Схиархимандрит Илий Ноздрин

Его преклонный возраст не позволяет ему постоянно общаться и принимать паломников, но он поддерживает своим даром прозорливости, а также в молитве Патриарха, который руководит всей Церковью, так что косвенно батюшка Илий поддерживает всех православных христиан в России.

Отец Паисий

В деревне Очево Московской области служит один из старейших служителей России — архимандрит Паисий. Рано оставшись сиротою Паисий (Петр) стал регулярно посещать храм, позже, уже будучи квалифицированным слесарем, он окончил семинарию, начал служить при храме, а в 1989 году принял пост настоятеля храма.

Благодаря стараниям отца Паисия в Дмитрове были восстановлены храм Покрова и Борисоглебский монастырь. Мудрость священника и его дар исцеления сделал отца Паисия знаменитым на всю область.

Архимандрит Паисий Столяров

Сегодня он старается принимать людей, которые приезжают к нему за советом и молитвой, но в силу возраста и болезней он не справляется. Поэтому ждать приема у отца Паисия можно долго, но молитва старца и его слово обладают тем весом, ради которого следует ждать.

Священник Петр

В Нижегородской области, в Покровском женском монастыре проживает еще один служитель, обладающий

Игумен Петр Куницын

даром прозорливости — это монах Петр, которого в области называют Прозорливым.

Паломники, посещающие обители, считают обязательным попасть на беседу к отцу Петру. Он начинает прием после утреннего богослужения, но сам выбирает того, кто больше нуждается в помощи, поэтому приезжают в монастырь на несколько дней. Петр молится за исцеление, принимает исповеди и напутствует словом.

Архимандрит Чудотворец Амвросий

Основатель и настоятель Свято-Введенского женского монастыря в Иваново архимандрит Амвросий обладает даром прозорливости и исцеления. Батюшка Амвросий занимается тюремным служением, исповедует и причащает заключенных.

Архимандрит Амвросий Юрасов

Он занимает должность настоятеля уже 25 лет, принимая регулярно паломников и немощных, общаясь, наставляя и молясь за них.

Протоиерей Валериан Кречетов

В Акулово в церкви Покрова служит священник Валериан Кречетов — это один из самых известных старцев России. Священник Валериан является писателем и духовником, при этом исповедует и причащает известных людей.

Протоиерей Валериан Кречетов

Книги священника расходятся на цитаты, они пропитаны той мудростью, которая сходит свыше. Благочестивый образ отца Валериана, духовный путь и опыт позволили ему заслужить звание старца, и он сегодня принимает людей для беседы и молитвы.

Отец Варнава

Отец Варнава пришел в монашество после долгой и успешной музыкальной карьеры, когда осознал, что в мире без Бога некуда идти. Он воспитывался в вере при старце Моисеи — он служил у него келейником. При этом является потомком священномученика Германа (Ряшенцева).

Отец Варнава Столбиков

Священнослужитель занимается служением с военнослужащими с 1990-х гг. На протяжении 25 лет он возглавляет военный певческий коллектив, который выступает в храмах и консерваториях. Отец принимает людей на беседу и молитву в воинской части села Николо-Урюпино.

Отец Геннадий

Прозорливец служит в селе Отрадное Воронежской области и известен далеко за его пределами. Отец Геннадий (Заридзе) первую часть своей жизни посвятил науке (изучал астрофизику и биологию), но после принял решение служить Господу и сегодня не только служит в храме, но и является главой Объединения православных учёных.

Отец Геннадий Заридзе на богослужении

Батюшка принимает на беседу и молитву всех нуждающихся и желающих, а их действительно много. В 2015 году он принял Владимира Путина на беседу и благословение, а сегодня продолжает трудится в храме Покрова Богородицы и принимает паломников.

Документальный фильм о старце Кирилле Павлове