Старец ипполит рыльский

С октября 1991 до 17 декабря 2002 года послушание наместника Рыльского Свято-Николаевского монастыря нес архимандрит Ипполит (Халин). Его называли афонским старцем, за духовным советом к нему, в обитель маленького провинциального русского городка, приезжали со всех концов России. Он был утешителем и помощником всем, кто испытывал скорби и страдал от тяжелых физических и душевных недугов. Отец Ипполит привел к вере множество людей, для тех, кто искал духовной жизни, он был мудрым и терпеливым наставником. Его духовные чада пополнили ряды священства и монашества, в которых так нуждалась возрождающаяся от безумия атеизма Россия.

Настоятель Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря архимандрит Ипполит (Халин) родился в Святую неделю Пасхи, в Светлую Среду 18 апреля 1928 года в селе Субботино Курской области в семье простых крестьян – Ивана Константиновича и Евдокии Николаевны Халиных. У них было 8 детей: 4 мальчика и 4 девочки. Сергей, так звали о. Ипполита в миру, был самым младшим. Все его братья погибли на фронте, и на него, еще отрока, легла нелегкая ноша тяжелой деревенской работы. С детства Сергей был верующим, тем более что в роду Халиных были и священники, и монахи, а его родной дядя священник Михаил служил в церкви соседнего села. Родственники вспоминают, что когда Сергей был еще юным, у него под кроватью лежал чемодан с книгами духовного содержания, и он постоянно их перечитывал, особенно Библию, хотя, видимо, внешне ничем не выдавал своей веры в Бога. Отец Ипполит позже вспоминал: «Бывало, еще в армии, когда все лягут спать, укроешься одеялом и читаешь «Отче наш»… А вообще я любил наблюдать за священниками несмотря на то, что все вокруг подсмеивались над ними, а молодые ребята пели частушки про попов. Я же внутренне хотел стать священником». Несмотря на трудное время Сергей сумел закончить 10 классов средней школы, поучиться в ФЗО на литейщика, а после закончил педучилище. Отслужив три года в армии, он еще какое-то время работал в миру и в 1957 году в возрасте 29 лет ушел послушником в Глинскую пустынь. Родители его не были против, они фактически благословили его, сказав: «Сынок, мы уже прожили жизнь, а ты выбирай свой путь, как тебе нравится». Братья отца Ипполита погибли на фронте, будучи неженатыми, но благочестивые родители не стали настаивать, чтобы их младший сын создал семью и тем самым продолжил род. Отец Ипполит потом шутил: «Никто замуж за меня не пошел, и пришлось идти в монастырь».

В Глинской пустыни Сергий становится духовным чадом знаменитого старца схиархимандрита Андроника (Лукаша), на которого, как говорят, батюшка был похож характером. Старца Андроника называли «печальником душ человеческих». Про него писали, что смирение и кротость безраздельно царили у него в душе, что был он послушлив и любвеобилен. Эти-то качества своего старца, видимо, и взял в пример к подражанию послушник Сергий, они-то потом и проявились особо в период общественного служения старца Ипполита. В книге «Глинская пустынь и ее старцы» есть небольшой рассказ о том, как отец Андроник своей молитвой исцелил от крупозного воспаления легких послушника Сергия Халина.

В этой обители Сергий жил в одной келье с молодым послушником Иваном Масловым, который впоследствии стал известным старцем и богословом схиархимандритом Иоанном. Очень больным и слабым был Ваня Маслов, и его друг Сергий Халин ухаживал за ним, как медбрат, делал ему примочки, ставил компрессы.

Неполный год пробыл послушник Сергий в Глинской пустыни. В ноябре 1957 год он поступает в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, где митрополит Псковский Иоанн (Разумов) постригает его сначала в монахи, а затем рукополагает в иеродиаконы, а в 1960 году – в иеромонахи. И там Господь не оставил батюшку без благодатного окормления. В Печорах у него началось тесное духовное общение с тремя великими старцами. Это иеросхимонах Симеон (Желнин), причисленный в 2003 году к лику святых, и последние валаамские старцы, жившие в то время в Печорах: иеросхимонах Михаил (Питкевич) и схимонах Николай (Монахов). С любовью и большой благодарностью вспоминал потом батюшка об этих старцах. Особенно об отце Михаиле, у которого он какое-то время был келейником. «Смотри, Сережа, не будь петушком, а будь курочкой», – учил смирению старец своего келейника. По словам отца Ипполита, со старцем Михаилом они были духовно очень близки и друг у друга исповедовались. И, видимо, многому научился будущий старец Ипполит у Печерских подвижников. «Я на всю жизнь запомнил этого скромного, тихого, смиренного монаха», – вспоминал об отце Ипполите недавно почивший московский батюшка, настоятель храма свт. Николая в Кленниках протоиерей Александр Куликов. Отец Александр, будучи совсем еще молодым священником, приезжал в Печоры и останавливался в келье иеромонаха Ипполита.

В 1966 году из Псково-Печерской обители иеромонаха Ипполита посылают на Афон, в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь, в котором к тому времени оскудевала монашеская жизнь, и оставалось всего около десяти насельников. Он попал в число первых пяти монахов, которых отправили туда после того, как безбожное советское государство разрешило Русской Православной Церкви посылать на Афон монахов из Советского Союза. Схиархимандрит Илий, который приехал на Святую Гору через десять лет после приезда батюшки Ипполита, рассказывал: «Они, эти пять монахов, просто спасли положение, потому что русских насельников там оставалось мало, и монастырь уже мог перейти к грекам. Но сначала к ним отнеслись с недоверием, если не сказать, враждебно и называли их там «красными попами».

Но эти пять отцов и приехавшие после них из СССР другие монахи, видимо, заслужили доверие афонской братии жизнью и трудами в Свято-Пантелеимоновом монастыре. Отец Ипполит подвизался на Афоне 18 лет, неся послушание казначея и эконома, как и преподобный старец Силуан, в келье которого, как предполагают, он жил. Очень трудно было вести хозяйство, ведь в советское время власти запрещали помогать монастырю. И по воспоминаниям архимандрита Авеля (Македонова), который около четырех лет был настоятелем Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, они иногда с отцом Ипполитом сидели и горевали, думая, как накормить завтра братию, как сделать ремонтные работы, как существовать. Но милостью Божией монастырь существовал, молитва творилась, и проблемы потихонечку решались. Кроме должности эконома отцу Ипполиту было доверено быть представителем от монастыря в Священном Киноте Святой Горы Афон. Нынешний духовник Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне иеромонах Макарий рассказывал, что встречался с греками из Священного Кинота, которые до сих пор помнят отца Ипполита как очень смиренного и усердного монаха. А схиархимандрит Илий, вспоминая афонский период своей жизни, рассказывал о батюшке Ипполите как о благодатном, добром, ласковом брате во Христе, большом молитвеннике.

В 1984 году батюшка сильно заболел и поехал лечиться в Россию. Так он здесь и остался. Некоторое время служил в сельских храмах Курской епархии, затем по благословению архиепископа Иувеналия (Тарасова) возглавил братию возрождающегося Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря. На плечи уже немолодого и не отличавшегося крепким здоровьем монаха легла тяжелая ноша – восстановление и обустройство старинной обители, сплочение и воспитание братии, организация хозяйственной деятельности, окормление множества паломников. Отец Ипполит непрестанно молился о вверенной ему братии, о паломниках, о всех, кто прибегал к его помощи. Он создал на Рыльской земле несколько скитов, в которых поселились небольшие монашеские общины. Женский скит в Большегнеушево со временем получил статус монастыря в честь иконы Божией Матери «Казанской». При его содействии в Северной Осетии открылся Аланский Свято-Успенский мужской монастырь.

Тяжелые молитвенные труды и заботы о восстановлении обители подорвали здоровье отца Ипполита. В последние годы своей жизни он тяжело болел, 17 декабря 2002 года Господь призвал к Себе Своего верного воина и труженика на ниве духовной. Похороны состоялись в день памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, к которому сам отец Ипполит постоянно обращался в молитвах и своих чад благословлял молиться во всех нуждах, скорбях и печалях. Множество народа провожало батюшку в последний земной путь. Его похоронили возле алтаря им восстановленного Николаевского храма — главного собора обители. На могиле отца Ипполита, где установлен бронзовый крест на гранитном постаменте, горит неугасимая лампада, всегда лежат свежие цветы. Православные не забывает своего утешителя и любящего батюшку, помолиться на его могиле постоянно приезжают паломники из разных городов России, Украины, Ближнего и Дальнего Зарубежья.

На территории дворцово-паркового ансамбля «Марьино» установлен и освящен памятник архимандриту Ипполиту работы народного художника России, скульптора В.М. Клыкова. Но главный памятник подвижнику воздвигнут народной благодарностью и любовью.

ИППОЛИТ (ХИЛЬКО)

Ипполит (Хилько). еп. Тульчинский

Ипполит (Хилько) (род. 1955), епископ б. Хустский и Виноградовский.

В миру Хилько Алексей Алексеевич, родился 10 мая 1955 года в Краматорске Донецкой области. Окончил школу, затем Славянский энергостроительный техникум. Работал в Харькове, одновременно учась в политехническом институте.

В 1979 году поступил в Московскую духовную семинарию, по окончании которой продолжил учебу в Московской духовной академии. Защитил кандидатскую диссертацию по литургике, кандидат богословия.

В 1984-1987 годах был послушником вначале в Троице-Сергиевой Лавре, потом в Свято-Даниловом монастыре города Москвы.

В 1988 году решением Священного Синода с благословения патриарха Пимена направлен в Русскую Духовную Миссию в Иерусалиме. В 1989-1991 годах после возвращения был благочинным Свято-Данилова монастыря, затем наместником.

14 июля 1992 года определен быть епископом Белоцерковским, викарием Киевской епархии. Хиротонисан 16 августа 1992 года. С 25 августа 1992 года — наместник Киево-Печерской Лавры.

8 декабря 1992 года назначен на Донецкую кафедру (Донецкий и Славянский). С 1994 года — Донецкий и Мариупольский.

30 марта 1996 года Священный Синод Украинской Православной Церкви вынес епископу Ипполиту строгое предупреждение «за запрещения в священнослужении клириков, отлучения от Святого Причастия мирян». Была назначена синодальная комиссия во главе с архиепископом Черновицким Онуфрием (Березовским).

3 мая 1996 года епископ Ипполит запрещен в служении сроком на три года за перемещения клириков (по данным Синода — около 200 перемещений, по данным епархии — около 20) при 189 приходах. После смещения епископа Ипполита в епархии появились приходы т.н. «Киевского Патриархата» и открылась униатская миссия.

30 марта 1999 года назначен епископом Тульчинским и Брацлавским.

22 ноября 2006 года назначен епископом Хустским и Виноградовским.

Решением Синода Украинской Церкви от 14 декабря 2007 года освобожден от управления Хустской епархией и отправлен на покой с местом пребывания в Успенской Святогорской Лавре.

По рассмотрении разнообразной печатной и видеопродукции, опубликованной с грифом «по благословению епископа Ипполита (Хилько)» Богословско-канонической комиссией при Священном Синоде Украинской Церкви, на заседании 11 ноября 2008 года Украинский Синод постановил просить епископа Ипполита воздержаться от благословения публикации материалов содержащих «экклезиологические, сотериологические и эсхатологические взгляды, противоречащие вероучению Православной Церкви». Самому владыке Ипполиту было предписано прибыть на очередное заседание Синода 22 ноября того же года и дать пояснения относительно этих обвинений. По имеющимся сведениям еп. Ипполит на синодальном заседании покаялся и «обещал предать анафеме всю свою прошлую деятельность и отменить свои благословения последователям «царебожия», противникам штрих-кодов, паспортов, активной миссии, а также клеветникам священноначалия Русской Православной Церкви» .

Публикации

Использованные материалы

  • «Журналы заседания Священного Синода Украинской Православной Церкви от 14 декабря 2007 года»:
  • «Журналы заседания Священного Синода Украинской Православной Церкви от 11 ноября 2008 года»:

Новостное сообщение ИHТЕРФАКС–Религия / Седмица.Ru со ссылкой на одного из участников расширенного заседания Синода.

Стучите, и отворят вам. Просите, и дано будет… о схиархимандрите Ипполите (Халине)

«Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». (Мф. 5, 14-16)

Справка Седмицы.Ru:

Схиархимандрит Ипполит (Сергей Иванович Халин)

Схиархимандрит Ипполит (в миру – Сергей Иванович Халин) родился 27 апреля 1928 г. в благочестивой крестьянской семье Иоанна и Евдокии Халиных в селе Субботино Солнцевского района Курской области. После окончания школы-семилетки трудился рабочим по ремонту шоссейных дорог. В 1948 г. был призван в ряды Советской Армии.

В 1957 году поступил послушником в Глинскую пустынь, затем переехал в Псково-Печерскую обитель, где в 1959 г. от архиепископа Псковского Иоанна получил благословение его на постриг в мантию с именем Ипполит. Вскоре монах Ипполит стал иеродиаконом, а 14 июня 1960 г. был рукоположен в сан иеромонаха. Духовными наставниками отца Ипполита были знаменитые глинские старцы. После разгона Глинской пустыни в годы хрущевской «оттепели» отец Ипполит стал келейником иеросхимонаха Михаила, последнего валаамского старца.

По благословению Святейшего Патриарха Алексия I в 1966 г. отец Ипполит был направлен для несения постоянного иноческого послушания на Святую гору Афон, в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь, где провел восемнадцать лет, подвизаясь в келье прп. Силуана Афонского. По-видимому, на Афоне отец Ипполит принял схиму.

В 1983 г., возвратившись с Афона на Родину, отец Ипполит продолжал нести послушание в Псково-Печерском монастыре. В 1986 г. архимандрит Ипполит по благословению архиепископа Курского и Белгородского Ювеналия был принят в клир Курской епархии. Отец Ипполит был настоятелем многих храмов Курской епархии, поднимал их из руин. В 1991 г. он был назначен настоятелем только что возвращенного Русской Православной Церкви Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря. Архимандрит Ипполит принял управление обителью, находившейся в полуразрушенном состоянии. Ее храмы были поруганы и разорены в годы гонений на веру. Под руководством отца Ипполита обитель стала быстро возрождаться. За 11 лет своего служения в Никольском монастыре отец Ипполит сумел сплотить вокруг себя многочисленную братию, проделал большую работу по восстановлению обители.

О батюшке настоятеле Николо-Рыльского монастыря отце Ипполите, я хочу написать уже очень давно. Не потому, что мне очень хочется заявить о себе миру, нет, если честно гордиться мне особенно не чем, а потому что мне, такому грешному человеку, была явлена Божья милость, соприкоснуться с настоящим светильником русского монашества.

Батюшка светил всем, его любовь и сострадание распространялась на всех людей его окружающих, к нему ехали со всех концов России, и монастырь потихоньку превращался в настоящую лечебницу для глубоко несчастных людей, страдающих духовными и физическими болезнями.

Схиархимандрит Ипполит (Сергей Иванович Халин)

Здесь можно было встретить и бывших уголовников и проституток и колдунов, одержимых беснованием и глубоко верующих людей. Любовь Христова, сияющая в батюшкином сердце, как нельзя лучше отразили слова Евангелия:

«Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мк. 2,17)

Многие не понимали батюшку и даже осуждали, мол, устроил он из монастыря вертеп, монахов смущает. Да, жизнь в монастыре была действительно полна соблазнов. Трудники, мужчины и женщины, совместная трапеза, послушания, все это порой приводило к печальным последствиям, но, редкие эти случаи, встряхивали монастырь лучше землетрясения. Люди, поначалу приехавшие в монастырь, не совсем понимали куда попали и продолжали вести жизнь, как в миру, но потом постепенно, благодаря батюшкиному руководству и молитвам, вставали на истинный путь. Ведь именно в монастыре происходило с ними настоящее превращение, приходило покаяние и осознание своей греховности.

Так было и со мной. До того как я попала к батюшке, вела я жизнь далеко не христианскую, меня бросало из стороны в сторону, ходила в компании, где мы под бренчание гитары, выпивали и курили, встречалась с молодыми людьми. Увлекалась оккультной литературой, увлечение которой постепенно привели к всякого рода фобиям и неврозам. Я гадала на картах, раскладывала руны, из любопытства ходила во всевозможные секты и общалась с экстрасенсами. Казалось, что могло изменить мой привычный образ жизни? Но, чудо произошло, потому что я искала Бога. Моя душа, где-то в глубине своей христианка, а крещена я была в два года, постоянно внушала мне, что я живу неправильно, меня мучила совесть, часто я рыдала и оплакивала свое поведения, но еще не знала, что есть такое таинство, как исповедь. И что только оно, может успокоить мечущуюся душу.

К тому же, со мной стали происходить страшные вещи, по ночам мне снились бесы и я, чтобы проснуться и избавиться от наваждения, читала во сне «Отче Наш» — это была единственная молитва, которую я знала на тот момент. Многое пришлось мне пережить за мое увлечение оккультизмом, но по воле Божей я покаялась и избавилась, от этого страшного греха. Долгое время я потом читала молитвы св. Киприану и св. Устинье, избавляющие от чародейства и злых духов.

И вот, однажды, мы с сестрой поехали к блаженной старице Матронушке. Я и сейчас уверена, что попали мы к батюшке по ее молитвам, и в первую очередь, конечно, по молитвам Божьей Матери. Это была наша первая к ней поездка. Теперь в Женском Покровском монастыре, я бываю регулярно. Помню была очень большая очередь, сначала мы встали к иконе, а потом приложились к мощам. На все это у нас ушло три часа, а до этого в метро моя сестра подала одному послушнику, собирающему на монастырь. «Спасибо, сестра» — поблагодарил он и рассказал нам, что в этот день привезли на Афонское подворье икону Божьей матери «Феодоровская». После Матронушки мы решили пойти приложиться к иконе Богородицы. Шли с мыслью, что если там очень большая очередь, то стоять не будем. Очередь была огромная, но мы, по промыслу Божьему встали в нее и простояли четыре часа. Там мы познакомились с инокиней Алексией, окормлявшейся в тот момент у батюшки Ипполита. Она дала нам адрес Николо-Рыльского монастыря и рассказала о батюшке, что он старец и к тому же прозорливый и что к нему едут люди со всех концов России, чтобы получить наставление и попросить о молитвах.

Схиархимандрит Ипполит (Сергей Иванович Халин)

Я и сейчас помню, как с фотографии на меня посмотрело доброе батюшкино лицо, и внутренний голос сказал мне: «Ты поедешь туда!»

Поехали мы туда не сразу, во-первых, начались разу искушения, а во-вторых, я готовилась к сдаче диплома и все дни напролет проводила в библиотеках, но как только работа была завершена, мы с сестрой сели в поезд и поехали навстречу новой жизни.

В монастыре я никогда не была, в храм ходила редко, к неудобствам монастырской жизни, я избалованная, была не готова. Поэтому первые дни в монастыре, были для меня настоящим испытанием. Приехав в монастырь, мы не знали, куда нам идти, к кому обращаться, это с годами, когда я начала много паломничать, я узнала, что обращаться за помощью о расселении надо к благочинному монастыря. После некоторых мытарств, мы нашли трапезную, и там, бросив свои пожитки, тут же приступили к первому послушанию.

В монастыре не любят лентяев и дармоедов, все нужно заслужить: и еду и ночлег, для этого же надо поработать. Нас определили мыть посуду. На следующий день я мыла второй этаж храма холодной водой из колонки. Украдкой я плакала и уговаривала сестру поехать домой, эти минутные слабости потом проходили, так как мы обе понимали, что еще не выполнили самого главного, ради чего, собственно, и была эта поездка — мы не попали к батюшке. Две недели мы прожили в монастыре, перед тем, как состоялась наша первая встреча. За это время нас определили на новое послушание – работу на лужке, там мы осушали болото. В длинных мокрых юбках, в резиновых сапогах, с пилами в руках, стояли мы две маменькины дочки в воде и спиливали ветки, а потом таскали их и складывали в одну большую кучу. Сейчас я вспоминаю эти времена с благодарностью и радостью, а тогда это было настоящее испытание. Вставали мы рано, потом шли на литургию, после трапезная, а потом поход на лужок. Идти туда надо было два километра, для московских изнеженных ножек настоящий подвиг. Потом мы возвращались в монастырь, трапезничали и опять на лужок. Вечером, еду нам приносили из монастыря, мы ужинали и отправлялись на вечернюю службу. Спали мы с сестрой в монастырском домике, за пределами монастыря, на узкой односпальной кроватке. Потом мне досталась кровать, и это было настоящее счастье, которое, здесь, в Москве, нами бы абсолютно не ценилось.

И вот, в один прекрасный день нам сказали, что батюшка принимает. Я ужасно боялась этой встречи, думала, что старец отругает меня, и выгонит вон. Ничего такого не произошло, наоборот батюшка принял меня ласково, спросил: откуда я, чем занимаюсь, и благословил остаться пожить. Говорил он всегда очень мягким, тихим голосом, с особой интонацией, которая до сих пор звучит в моем сердце, когда я вспоминаю наши встречи. Так я осталась, жила в монастыре все лето, а потом при каждом удобном случае приезжала к батюшке, вплоть до его смерти.

Мне до сих пор бесконечно стыдно вспоминать свое поведение в монастыре, ведь там мои грехи во всей своей неприглядности вырвались наружу, но батюшка все прощал, все оправдывал и все покрывал своей любовью, потому что он понимал, что скверна душевная не лечится за один день. И что за душу человеческую идет страшная война, не на жизнь, а на смерть.

Помню, однажды, я особенно огорчила его: без покаяния, в смятении душевном хотела я подойти к нему, а он отвернулся и пошел прочь от меня, как будто не заметил. Вот тогда я плакала горько, стало страшно мне и стыдно. Конечно, батюшка простил меня и принимал потом с еще большей любовью, но «гвозди», которые я вбивала ему в руки, не забуду никогда. Ведь батюшка очень часто брал наши грехи на себя и болел после этого неделями, не выходя из своей кельи. В такие дни монастырь затихал, все каялись, начинали лучше работать, ведь все знали, что в батюшкиной болезни повинен каждый не меньше другого.

Старец никогда не говорил каких-то особенно заумных фраз, говорил просто и кротко. Всегда наставлял читать Псалтырь, а при нападениях бесовских «Отче наш». Советовал читать Акафист Николаю Чудотворцу и поменьше заумных духовных книг. Однажды я принесла ему книжку, речь там шла о неврозах: «Батюшка, благослови!». Отец Ипполит посмотрел на книгу, и читать мне ее не разрешил, сказал строго: «Читать будете в Москве, а здесь молиться надо». А потом, через несколько дней, вручил мне книжечку о воспитании детей. Я тогда подумала, что батюшка мне намекает на деторождение, но книгу прочитала на одном дыхании и в ней нашла все ответы.

Вспоминается такой случай. Я собиралась в монастырь, в тот момент я уже вернулась в Москву и работала. Планируя отправиться в Рыльск, я написала для батюшки стихотворение, с намерением подарить ему что-нибудь особенное. В свое время я попросила его благословить меня писать стихи, писала я их с 12 лет, но получались они у меня какими-то мрачными. Писала я о смерти, одиночестве, тоске. И батюшка Ипполит спросил меня: «Духовные?». Я кивнула, и он благословил. Долго потом не писала я стихов, потому как жизнь моя протекала в борьбе и не могла я написать ничего хорошего.

Так вот, везла я стихи батюшке и конфеты, не очень-то надеясь, что он их примет. Он все раздавал, что ему привозили, а сам ходил в старом подряснике. Однажды, Наташа Багаева, теперь игуменья Нона Аланского женского монастыря, открывшегося по благословению и молитвам батюшки, пришла навестить его в больницу. И то, что она увидела, тронуло ее до слез. Старец, прошедший Святой Афон, сидел на больничной койке кротко и смиренно, а на ногах у него были вязанные кем-то носочки, из которых торчали не убранные при вязке ниточки.

Схиархимандрит Ипполит (Сергей Иванович Халин)

Так вот, везла я стихотворение, посвященное Николо-Рыльскому монастырю, прижимая как самое дорогое к сердцу. А в Рыльске, остановившись у одной матушки, оно куда-то пропало. Перевернула я всю комнату, смотрела везде, но ни где не нашла.

Прихожу к батюшке и в слезы. А он меня утешает улыбаясь: «Ничего, найдется».

На следующий день, после ночи, какой-то внутренний голос заставил меня поднять подушку, на которой я спала. Там я нашла стихотворение.

«Батюшка! Я нашла его!» – обрадовано сказала я, наконец-то, дождавшись своей очереди. Батюшка улыбнулся и пошутил: «Не зря же говорят, что я прозорливый»…

Хочется сказать, что батюшка очень не любил, когда его обожествляли, когда он видел, что человек начинает видеть в нем кумира, он тут же одергивал его и приводил в чувство. Часто к старцу шли с пустыми вопросами: «Батюшка, приснился сон, что он значит?» Батюшка тогда хмурился и говорил: «А ты пойди и обратись к какому-нибудь прозорливому старцу он тебе расскажет». Человеку становилось совестно, и он вразумлялся. Ведь многие люди ехали к нему с настоящими проблемами, и он, старенький, принимал их весь день, изредка делая перерывы. Отца Ипполита мучил кашель, он часто болел пневмонией, которую заработал, живя на Афоне. Сидел он сгорбленный, больной, на табуреточке и каждого утешал, вразумлял, каждому дарил иконку. Часто возьмешь иконку от него со святым, которого не знаешь, а потом или в монастырь поедешь в честь этого святого возведенный или прочитаешь что-то о нем.

Много чудес происходило по батюшкиным молитвам к Господу. Мои родители повенчались по батюшкиному благословению, когда приехали навестить нас с сестрой в монастырь. Если бы я чаще прислушивалась к батюшкиным советам, и моя жизнь сложилась по иному, я не совершила бы столько ошибок, за которые мне теперь так стыдно и больно.

По молитвам отца Ипполита постепенно стали во мне происходить изменения: отошли от меня люди, которые способствовали разрастанию моих грехов, стала неинтересна та жизнь, которую я вела до нашей с ним встречи, я стала ходить в храм, постаралась окружить себя православными друзьями. Конечно, та жизнь, что была еще до поездки в Николо-Рыльский монастырь и сейчас долетает до меня греховными отголосками, но падений стало меньше, а желание исправить свою жизнь крепнет с каждым днем.

Я еще совершаю ошибки, я еще грешу и спотыкаюсь, но рядом незримо кто-то протягивает мне руку и заставляет вставать и идти дальше, несмотря ни на что. Это батюшкина рука. Та самая, которая благословляла меня, утешала и указывала верную дорогу.

Когда архимандрит Ипполит умер, а это было на вмч. Варвару, со всех концов России потянулись люди, те, которым батюшка подарил новую жизнь. Среди этих людей была и я. Был день Николая Чудотворца, покровителя монастыря, в котором людей было так много, что со спальными местами возникли проблемы — многие спали в автобусах, в которых приехали.

Усопший батюшка лежал в нижнем храме. К нему вереницей подходили люди, прощались. Когда я подошла к гробу, поцеловав руку старца, я почувствовала теплоту, она была как живая. Это было большим потрясением для меня, я никак не могла смириться с тем, что батюшка умер. Нет, он не умер, а преставился, т.е. переставился из одного места в другое, то самое место где, живет та Любовь, которая вдохновляла отца Ипполита на такой жертвенный и благородный подвиг.

Отдать всего себя людям, принести себя в жертву.

А мне хочется сказать: «Прости меня, батюшка, за то, что не оправдываю твоей светлой любви, пусть эти строки, то малое, что я могу сделать, принесут кому-нибудь утешение».

Исполин духа

Архимандрит Ипполит (Халин)

18 апреля 2018 года исполняется 90 лет со дня рождения архимандрита Ипполита (Халина; (1928-2002) — афонского старца, настоятеля Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря, «самого доброго батюшки», по словам архимандрита Кирилла (Павлова). Могилка старца в Рыльском монастыре Курской митрополии стала местом паломничества тысяч людей из разных регионов страны и из-за рубежа.

В день юбилея батюшки — 18 апреля — в Москве в конференц-зале гостиницы «Даниловская» (Большой Староданиловский переулок, д .5) пройдет презентация новой книги о нем — «Когда открывается вечность». Начало в 17:00.

На вечере планируются выступления людей, знавших отца Ипполита, просмотр кинофильма «Старец» (автор — игумения Нонна (Багаева)). В концертной программе — выступление хора Московской консерватории (художественный руководитель — профессор С.С. Калинин); специальный гость вечера — певица, заслуженная артистка РФ Евгения Смольянинова.

Отец Ипполит принадлежит к поколению «бывших афонских» монахов, участвовавших в возрождении духовной жизни в России. Воспоминаниями о старце с читателями портала «Православие.ру» делится духовное чадо батюшки, бывший насельник Рыльского Свято-Николаевского монастыря инок Григорий (Пенкнович).

«Батюшка явил нам новый мир»

Архимандрит Ипполит (Халин)

— Отец Григорий, как отец Ипполит вошел в вашу жизнь?

— Впервые я приехал в Рыльск студентом факультета журналистики МГУ в 1995 году. Родом я из Северной Осетии (Алании), из города Владикавказа. Меня привезла в Рыльск замечательная христианская подвижница Аза Георгиевна Осипова (сейчас ей 88 лет), духовная дочь старца, имеющая дар молитвы. Батюшка любил и ценил ее. Она проторила дорожку из Алании в Рыльск. Нас было пятеро в одной из первых паломнических групп из Осетии, а потом поехали тысячи.

Первая встреча, конечно же, особенно запомнилась. Мы поднялись в келью батюшки, на незабвенный второй этаж. Обаяние и простота старца поразили сразу, наши сердца оттаяли. С первой минуты я принял и полюбил его. Отец отправил нас в трапезную со словами: «Вы любовь здесь будете кушать, а не картошечку». А потом были послушания. Неделю мы откапывали и очищали пещеру около монастыря, в которой в древние времена жили схимники.

Запомнилась еще одна важная встреча. В монастыре я познакомился с женщиной из Петербурга, которая обращалась со своей проблемой к известной старице блаженной Любушке Сусанинской (Любови Ивановне Лазаревой, † 1997). Любушка в 1994 году сказала этой женщине: «Есть такой город Рыльск, там в Николаевском монастыре живет второй Серафим Саровский — Ипполит. Поезжай туда, он поможет тебе». И батюшка ей помог. Так Господь устами блаженной открыл, что передо мной носитель великих духовных дарований. Мы вернулись в Осетию как на крыльях — так часто бывало после общения с рыльским аввой. Как будто из небесных обителей вернулись на грешную землю.

— Как эта встреча изменила вашу жизнь?

— До этой поездки я посещал храмы на родине в Осетии и в Москве. Считал себя верующим человеком, но не предполагал, что наша православная вера имеет такую глубину. Я это понял только в Рыльском монастыре, когда ощутил там дух первых веков христианства — любовь и свободу. Батюшка явил новый мир — это стало главным открытием моей жизни.

Отец Ипполит предсказал мое иночество. Не могу сказать, что я обрадовался этому известию. По окончании МГУ я работал корреспондентом по Северо-Кавказскому региону московского информационного агентства. Занимался освещением политических событий в горячих точках. А затем поступил в Рыльский монастырь послушником и принял от старца иноческий постриг. Еще он советовал мне подучить английский язык: «Он тебе пригодится». Старец предвидел мой жизненный путь. Сейчас я вожу паломников из России на Святой Земле, и английский язык мне необходим.

Закон любви

Простота батюшки, добродушие, открытость — естественность души-христианки

— Какие главные черты духовного облика отца Ипполита вы могли бы выделить?

— Прежде всего, простота Христова. Это не только в подражание древним подвижникам «худость ризная». Простота батюшки — естественность души-христианки, ее добродушие, открытость, легкость. Батюшка был немногословным, молчаливым. Такими были древние монахи-затворники, жившие в пещерах вдали от людей. А батюшка жил в народной гуще, но сохранял покой и молитву, мог затвориться в келье своего сердца. Его молчание — тайная сокровенная молитва, Божественное созерцание. Это «язык будущего века», проявление высокой ступени духовного совершенства.

Обладая подлинным смирением, батюшка никогда не показывал, что он в чем-то выше нас. Однажды он мне сказал тихим голосом с неподдельной грустью: «Я уже сорок лет монах и ни одного дня не прожил как монах». Свою власть он не демонстрировал, ни духовную, ни административную. Будучи архимандритом, редко носил крест с украшениями, митру. В засаленном ватнике и старом подряснике его порой принимали за послушника.

Батюшка имел любовь Христову — самый великий дар, который Господь дает человеку. Выполняя обетование Христа Спасителя — «приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6: 37), — он принимал каждого, самого падшего человека. Людей, которых везде просто изгоняют: бомжей, наркоманов, блудниц, пьяниц, — он принимал к себе, за всех молился. Часто именно таким людям он уделял личного времени намного больше, чем внешне благополучным. Многим это было непонятно. О Спасителе во время Его земной жизни тоже говорили: «Что это Он ест и пьет с блудницами и мытарями?»

Помимо дара любви он обладал Христовым терпением. Неслучайно на его могильном кресте начертаны апостольские слова: «Любовь милосердствует, долготерпит». Месяцами и даже годами терпеть рядом с собой людей опустившихся, неблагодарных, навсегда, казалось, погибших для общества, не обличать, а вымаливать их — такое под силу подвижникам, имеющим особую харизму, особое изволение Святого Духа.

Я однажды сказал: «Батюшка, как хорошо, что я именно с вами познакомился, не с каким-то законником». Старец признавал главное — закон любви. О некоторых пастырях он говорил: «Отец, знаешь, он не моего духа, он — законник». После смерти отца Ипполита мне пришлось разбирать мешки писем, присланных ему со всех концов страны и из зарубежья. Это были бесконечные благодарности любимому батюшке. Благодарности в том числе и за материальную помощь. И, конечно же, просьбы о молитвах. Многие письма начинались словами: «Всемилостивый батюшка», «Многомилостивый отец Ипполит».

Вспоминается такой случай. У одного скитоначальника Рыльского монастыря была индейка с индюшатами. Они залезли в соседний огород и потоптали лук и морковь. Хозяйка потребовала компенсацию. Узнав об этом, отец Ипполит велел отдать ей индюшку и индюшат. Скитоначальник расстроился: «Я их чуть ли не сам высиживал, кормил, поил». Это яркий пример отношения старца к ближнему.

Батюшка часто у местного населения покупал больных коров, а платил за них как за здоровых. И некоторые горе-продавцы полагали, что им удалось обмануть «дедушку». Монахиня Агафия (Богаткина) вспоминала, как возмущалась: «»Батюшка, что ты делаешь? Эта корова не стоит таких денег, она «литровая», совсем без вымени, молока будет давать очень мало». А старец отводит меня в сторону и шепчет: «Матушка, ты не понимаешь. Я куплю у нее больную коровку дороже, чем примут на мясокомбинате, я ее выручу, и у хозяйки умягчится сердце»». Слова рыльского подвижника поразительны. Это живое Евангелие. Так заботиться о посторонних людях, порой лукавых и далеких от Церкви, в убыток своей обители, мог тот, кто на земле уже стал жителем Небесного Иерусалима.

Период настоятельства старца — 1990-е годы — был очень тяжелым для страны. Первое, что делал батюшка, принимая паломников, — отправлял всех в трапезную, открытую с утра до вечера. Такой любви, какая была у нашей братии, я не видел нигде. Это не достижение насельников обители — это заслуга отца Ипполита, который создал невероятно благодатную атмосферу. Запомнился отклик паломницы: «Все монастыри Европы объездила, но такого монастыря не видела».

Золотых куполов не было, но в день кормили 300-400 человек, пришедших в обитель

Золотых куполов у нас не было. Был восстановлен только один соборный двухэтажный храм святителя Николая. А монастырь был миллионер, деньги лились рекой. Причем отец Ипполит спонсоров не искал. Он молился, и Господь через людей помогал обители. Отец жертвовал страдающему народу; не дожидаясь просьбы о помощи, первым ее оказывал. Меня спрашивали: «Куда отец Ипполит тратит деньги?» Я знал куда: в день кормили 300-400 человек, восстанавливали 5 скитов, и были великие дела милосердия. Отец Ипполит помогал всем нуждающимся — верующим и неверующим. К нему приходили люди разных вероисповеданий, он не делил их на своих и чужих. Вот истинно христианская любовь, которая распространяется на всех. Подобных примеров я не знаю в современном мире, это сравнимо только с подвигом праведного Иоанна Кронштадтского. Действенная любовь Христова в сочетании с невероятной кротостью и смирением принесла великие плоды: чудотворения и исцеления.

Батюшка имел великий дар утешения. Он не обладал даром слова, не был проповедником в классическом смысле. Он проповедовал примером собственной жизни — это самая живая и действенная проповедь, которая только может быть на свете. Всего лишь два слова: «Ну, отец, терпи», «Помоги тебе Господь», «Здоровья тебе», «Спаси, Господи» — и еще несколько фраз говорил отец Ипполит человеку, и те, кто приходили к нему с величайшим грузом греховным, с тяжестью житейских проблем, скорбей, уходили обновленными, с сияющими лицами и просветленной душой. Порой они ничего особенного от батюшки не слышали, но та благодать Божия, которая почивала на нем, производила преображающее действие, порой круто изменяющее жизнь. Меня поражало ощущение необыкновенной радости и легкости от общения с ним. Я видел, как тысячи людей подходили к отцу Ипполиту со слезами на глазах, а от него уходили с улыбкой.

«Кто же после Пасхи спит? Как же можно спать?! Идите вокруг монастыря, славьте Бога»

Всё свое время он посвящал людям и молитве. Неизвестно, когда он спал. Я помню, после Пасхального богослужения, мы, молодые, уставшие после ночной Литургии, собирались идти спать по кельям. А батюшка встретил нас и сказал: «Кто же после Пасхи спит? Как же можно спать?! Идите вокруг монастыря, славьте Бога». И мы прошли с пасхальными стихирами вдоль монастырской стены с радостью, и усталости как не бывало! И видим, что батюшка уже разоблачился, выходит из своей кельи в фуфаечке, с посохом и идет в лес. Вот молитва праведника! Он шел в лес, чтобы продолжать молитвенно предстоять пред Богом за всех нас.

Я знал более ста представителей организованных преступных группировок Северного Кавказа, Ростова, которые приезжали к отцу Ипполиту. И многие из них оставили свое преступное занятие. В монастыре спасались тысячи людей. Мусульмане становились христианами. Я свидетельствую об этом как очевидец. Бандиты становились кроткими как ягнята. Например, человек, который был правой рукой предводителя преступной группировки, стал преподавателем юридического факультета. Вот что происходило в нашем монастыре с его обшарпанными стенами и непозолоченными куполами. «Взыскание погибших» совершалось в нашей обители. Погибающие воскресали для жизни — земной и вечной.

Его наставления, советы были действенны потому, что он возвещал волю Божию — и душа-христианка пробуждалась. Один монах вспоминал свой период воцерковления: «Он взял меня за руку — и мир перевернулся». Его простое слово было посолено благодатью Святого Духа, проникало глубоко в сердце и, со временем, спустя месяцы, а порой и годы, прорастало и давало плоды. Поэтому батюшку по праву можно назвать «детоводителем ко Христу».

Старец Ипполит, представитель русского Свято-Пантелеимоновского монастыря, в Священном Киноте Афона. Отец Ипполит сидит третий справа

Удивительно, что при всех высоких духовных дарованиях отец Ипполит был прекрасным хозяйственником. Он в течение долгих лет восстанавливал Свято-Пантелеимоновский монастырь на Афоне и был его экономом. На родине поднял из руин 15 храмов Курской области. Он основал четыре монастыря и принимал участие в их строительстве. Это два монастыря — Свято-Успенский мужской и Богоявленский женский — в Северной Осетии-Алании; Казанский женский в Курской митрополии и Воскресенский женский в Белгородской митрополии. Батюшка из руин восстановил Рыльский монастырь и основал около него пять скитов.

Его духовный взор любовно обнимал всю Россию, батюшка понимал важность ее целостности

Важно отметить, что у батюшки было масштабное, государственное мышление, чего порой не хватает современным политикам. Его духовный взор любовно обнимал всю Россию, он понимал важность ее целостности. Об Алании он говорил, что ей необходимо быть в единстве с Россией.

Это основные штрихи к портрету отца Ипполита. Без них мы не поймем, кто же был с нами рядом. А это — истинный ученик и посланник Христов. Масштаб его личности открывается с годами, мы до сих пор не осознали это. Многие называют отца Ипполита Серафимом Саровским XX века. И не только потому, что они земляки: батюшка родился в 20 км от родины преподобного. Они были близки по духу и подвигам. Батюшка тоже был богородичным подвижником. Он 17 лет провел на Афоне в уделе Божией Матери. Богородица являлась ему и на Афоне, и в России.

— А как бы вы охарактеризовали служение отца Ипполита?

— Его служение было многогранным. Прежде всего пророческое служение: способность старца заглянуть в тайники человеческой души, увидеть скрытые помыслы, но не обличить, а уврачевать и исцелить. Чтобы исполнить пророческое служение, Господь даровал батюшке дар уникальной прозорливости.

Батюшка был и целителем — это редчайший дар Духа Святого. Ежедневно в монастыре проходили отчитки, а по субботам — большие «вычиты», как их называл старец. Совершались они не только ради одержимых людей. Батюшка говорил: «Наши вычиты от всех немощей». Мы все, жившие в монастыре, присутствовали на этих отчитках.

Подражая святителю Николаю, которого особо почитал, батюшка сам был скорым помощником. Старец говорил: «Молитесь святителю Николаю. Я ему молился всю жизнь. Он и вас не оставит». Он слышал мысленные просьбы о помощи. Удивляясь, его спрашивали: «Как вы слышите наши обращения к вам из разных мест?» Старец отвечал: «Как слышу? Как вас сейчас». Вот так и сказал в простоте.

«Алания спасется монастырями»

— Отец Григорий, вы родом из Осетии. Каким было влияние отца Ипполита на православную жизнь вашей малой родины?

— В 1998 году (я был тогда послушником) мы с батюшкой шли лесом на источник Серафима Саровского. И он впервые поведал мне волю Божией Матери в том, чтобы в Алании были монастыри: нужно на границе с мусульманским миром открыть первый Аланский мужской монастырь. Батюшка говорил: «Как у вас красиво в горах, какие хорошие люди. Вся Алания будет в монастырях». Это казалось невероятным, в то время в наших краях не было ни одного монастыря. Он говорил, что только монастырями Алания спасется.

По поручению старца я приехал к митрополиту Ставропольскому и Владикавказскому Гедеону († 2003) передать благословение архимандрита Ипполита на открытие в Осетии мужского монастыря. Батюшка посвятил его Успению Божией Матери. Владыка Гедеон с радостью принял это благословение, он почитал старца и называл его святым человеком.

Аланский Свято-Успенский мужской монастырь находится в 50 километрах от Владикавказа в живописном Куртатинском ущелье. Это самый высокогорный монастырь России. Позже был основан второй — Аланский Богоявленский женский монастырь. Старец с точностью определил места основания обителей, не побывав там ни разу. Также по благословению отца Ипполита в Осетии был создан благотворительный фонд «Успение», который оказывал помощь духовному строительству — созданию этих двух монастырей. Его возглавила духовная дочь старца Наталья Федоровна Носова.

Аланский Свято-Успенский монастырь

Аланы — предки осетин, они восприняли христианство от Византии в начале X века. Старец Ипполит на расстоянии в полторы тысячи километров окормлял свою осетинскую паству. Это подвиг апостольского служения, сотворенный духом и молитвой. Даже у апостолов такого не было, чтобы они просвещали землю, не побывав в ней. Это величайшее чудо.

С середины 1990-х годов вся Осетия непрекращающимся огромным потоком ехала в никому не известный город Рыльск, чтобы получить благословение и помощь отца Ипполита. От бандитов до министров — все бывали там. Осетины начали постепенно возвращаться к исконной вере своих предков — Православию. Сама Матерь Божия и Николай Чудотворец приводили наш народ в Рыльский монастырь. Через отца Ипполита люди открывали для себя Отца Небесного.

Алания — маленькая страна, осетины — единственный древний христианский народ на Северном Кавказе. Это форпост на юге России; от положения в Алании зависит надежность ее южных рубежей. Алания должна превратиться в духовную твердыню, а фундамент этой крепости заложил архимандрит Ипполит.

Умирал — и ожил, пропадал — и нашелся

— Расскажите, пожалуйста, о случаях прозорливости и чудотворений отца Ипполита.

— Море чудес совершено отцом Ипполитом, свидетелем которых я был. Это исцеления от многих страшных болезней, рака, СПИДа, наркомании. Но самое великое чудо, которое сотворил отец Ипполит, — это преображение человеческих душ, изменение уже сформировавшегося характера, когда человек вошел в зрелость. Был наркоманом — стал семьянином, отцом. Умирал — и ожил, пропадал — и нашелся. Эти блудные дети Христовы тянулись со всех концов страны в Рыльский монастырь. Старец их встречал, обнимал своими натруженными руками и любовью. Тельца упитанного предлагал в пищу и приводил в Церковь.

Вид храма Аланского Богоявленского женского монастыря

Однажды к батюшке подошла послушница-осетинка и попросила: «Отец Ипполит, помолись, пожалуйста, за мою мать Уарди». Сказала и сама забыла. Через несколько месяцев приходит телеграмма о том, что ее мать в тяжелом состоянии. Она подходит к старцу, а он, не видя телеграммы, говорит: «Поезжай домой, Уарди с покаянием». Когда эта послушница приехала на родину, то мать со слезами на глазах попросила у нее прощение за все годы унижений и оскорблений, которые пришлось дочери претерпеть от нее. На смертном одре Уарди говорила своим родственникам: «Никого не осуждайте и молитесь Господу Богу».

В моей жизни был подобный случай. Во Владикавказе у меня была родственница, которая не доверяла священнослужителям. Считала себя верующим человеком, но не соглашалась ни исповедоваться, ни причащаться, утверждая: «Чего плохого я сделала в жизни? Я безгрешна, потому что делала людям только добро». Я подошел как-то к отцу Ипполиту и сказал: «Я хочу пожаловаться на Тамару: ей уже 94 года, а она не хочет причащаться. Как же она отойдет ко Господу?» Старец ответил: «Ну, надо молиться, отец, надо молиться». Через полгода приезжаю в Осетию и узнаю, что Тамара при смерти. Прихожу к ней в дом, у нее левая часть тела парализована, а правой рукой она постоянно осеняет себя крестным знамением, чего не делала с юных лет. Она захотела пригласить священника. Он ее спросил: «Тамара, ощущаешь ли ты себя грешной?» Она кивнула головой, исповедалась и причастилась. На мой взгляд, отец Ипполит имеет дерзновение пред Богом молиться, чтобы люди не умирали без покаяния и примирения с Церковью.

Он отправлял на луг потрудиться, говорил: «Там ангелы летают». И больные после этого послушания выздоравливали

Был такой случай. Двое немцев, жителей ФРГ, приехали в монастырь на месяц. Оба были больны СПИДом. Батюшка благословил их посещать ежедневно храм, отчитки и ходить на луг. А что такое луг? За Рыльским монастырем есть территория 2000 кв. м, где болотистая местность перемежается с лесистой. И всех паломников отец Ипполит отправлял на луг потрудиться: рубить лозу, расчищать кустарник. Он говорил: «Там ангелы летают». По этим местам проходил на поклонение киевским святыням Серафим Саровский и останавливался в нашем монастыре. Отец Ипполит постоянно молился на лугу и на целебных источниках. Еще до революции неоднократно были зафиксированы явления святителя Николая на источнике, освященном в его честь. Немецкие паломники выполнили батюшкино благословение, и больше ничего — вот и вся терапия. Возвратившись в Германию, сдали повторные анализы: СПИД не обнаружен. И потом из Германии пришло к нам письмо с просьбой наладить регулярные автобусные рейсы в наш монастырь.

Старец Ипполит с паломниками из Осетии

У меня родственники живут в Москве. Однажды они прислали в монастырь знакомую — администратора гостиницы «Космос», у нее был рак. Батюшка сказал: «У тебя ничего нет, поезжай, только молись Богу и читай акафист святителю Николаю». Вот и весь разговор. По возвращении в столицу она сдала повторный анализ на гистологию. Лечащий врач, держа в руках свежие результаты анализов, спросил ее: «Ты где была два дня? Поздравляю, у тебя ничего нет».

Или такой случай. Молодой человек Игорь П. был болен СПИДом и гепатитом С. Он был худым, с язвами на теле. По благословению старца ходил на луг, был на отчитках. Трудиться он не мог. Через полгода анализы оказались чистыми по двум заболеваниям. Еще пример: Кирилл, у него был СПИД, через полтора года выздоровел.

Подобные чудеса происходят и сейчас. Сегодня рыльская братия собирает горы записок на могилке старца. Люди знают, что эти записки не остаются в земле. Старец принимает их и молитвенно предстоит пред Христом. Еще при жизни батюшки были случаи, когда люди даже не успевали дописать свою просьбу, отправить письмо в Рыльск, а уже получали помощь и проблемы разрешались.

«У человека сколько любви, столько и крыльев»

— Какие поучения старца вам особенно запомнились?

Постоянные наставления старца: не осуждать, не превозноситься и терпеть

— Постоянные наставления старца: не осуждать, не превозноситься и терпеть. Отец Ипполит не любил, когда люди жаловались и осуждали друг друга. Вспоминаются слова преподобного Антония Великого, что нет большего нечестия под небом, как если кто осуждает ближнего и превозносится над ним. Он сам никогда никого не осудил. В страшных грехах ему каялись люди. Вот один паломник приезжает, говорит громко, не стесняясь никого: «Батюшка, я убийца, я людей убивал», — и он не сказал ему ни слова осуждения.

Как-то отец Ипполит сказал: «Сколько грехов, сколько немощей у людей, а Господь все покрывает Своей благодатью». Как бы наши грехи ни были тяжелы — это капля в море Всепрощения Божия. И из уст такого человека особенно убедительны были эти слова.

Скорая помощь

— Расскажите, пожалуйста, о посмертных чудесах старца.

— Когда батюшка преставился, у него не было трупного окоченения, и все, кто прикладывался к ручке, ощущали ее мягкость. На девятый день после упокоения батюшки деревянный крест на его могиле обильно замироточил. Благоуханное миро собирали в бутылочки. А на сороковой день сестры основанного отцом Ипполитом женского Казанского монастыря из села Большегнеушево ощущали благоухание, аромат, исходящий от могилки батюшки. Они взяли с собой земельку, и она у них в монастыре несколько дней еще благоухала.

Чудеса на могилке батюшки происходят постоянно. В Покровском скиту монастыря жил паломник из Ростова-на-Дону. Внешне нормальный, но внезапно началось беснование, он крушил все вокруг, нападал на скитоначальника, послушников, бил посуду. Его связали, чтобы довезти до монастыря. Зимой в одном свитере уложили на могилку батюшки. Полчаса он пролежал, с тех пор никаких приступов нет.

Памятник архимандриту Ипполиту на территории санатория Марьино (дворцово-паркового комплекса бывшего имения Барятинских). Скульптор — В.М. Клыков

Недалеко от монастыря расположен санаторий Управления делами администрации Президента России — Марьино. На его территории поставлен первый памятник отцу Ипполиту работы известного российского скульптора Вячеслава Клыкова. Вячеслав Михайлович глубоко почитал старца Ипполита, называл его великим человеком. Он создал надгробное распятие на могилке старца и свою последнюю работу — теплый памятник отцу Ипполиту. Нам известно несколько случаев исцелений от неизлечимых недугов после молитвы перед этим памятником.

Сейчас даже через фотографию батюшки люди получают скорую помощь. Вот недавний пример. Уже много лет я сопровождаю паломнические группы на Святой Земле. Среди них — богомольцы из русского Никольского храма во Флоренции. Узнав о чудесах старца Ипполита, они попросили подарить его фотографию. И я, в очередной их приезд в Иерусалим, подарил снимок, который когда-то сделал сам в Рыльском монастыре в день 70-летия батюшки.

С этим фото, сделанным в день 70-летия батюшки, связаны чудеса Вскоре по возвращении в Италию, в ноябре 2016 года, одна из паломниц, Мария Милюкова, в тяжелом состоянии была доставлена в больницу города Борго-Сан-Лоренцо. Покидая квартиру на машине «Скорой помощи» и на ходу теряя сознание, она взяла лишь фото батюшки. Даже когда ее на каталке возили на МРТ, она держала в руках фото человека, которого она при жизни не знала, но искренне полюбила. В считанные дни, к изумлению врачей, она пошла на поправку.

В эти дни в ее палату поместили 78-летнего итальянца Джанпаоло из города Виккьо. Больница была переполнена, и не оставалось свободных коек. Его состояние было крайне тяжелым: гнойная пневмония, высокая температура. Надежды на выздоровление не было. Как-то поздно вечером старик начал задыхаться, и Мария спросила: «Можно, я приложу к тебе фото святого человека?» Он согласился, и Мария молитвенно обратилась к помощи старца, крестообразно прикладывая его снимок к голове и груди умирающего. Вскоре дыхание больного восстановилось, температура нормализовалась. Заведующий отделением больницы, узнав о произошедшем, сказал: «E successo miracolo» («Здесь случилось чудо»). По просьбе настоятеля русского Свято-Никольского храма во Флоренции протоиерея Георгия Блатинского Мария передала фотографию старца в алтарь.

«Важно помнить, что именно в наше немилосердное время жил такой многомилостивый батюшка»

— А как чада и почитатели отца Ипполита стремятся поведать о старце, увековечить память о нем?

— В последние годы начался новый этап почитания отца Ипполита. В 2017 году мы отметили 15-летие его упокоения. Тысячи людей приехали в монастырь почтить его память. На федеральных телеканалах вышло несколько передач о старце. Ему посвящено шесть книг. Готовится к изданию сборник воспоминаний и свидетельств о батюшке — Книга памяти. В феврале нынешнего года мы, чада и почитатели старца, создали Общество ревнителей памяти архимандрита Ипполита (Халина). Тем самым мы возрождаем старую традицию почитания святых подвижников. 18 апреля в этом году будем отмечать 90-летие со дня рождения дорогого батюшки.

Выступление братии Рыльского Свято-Николаевского монастыря на ежегодных днях памяти архимандрита Ипполита в Москве. Справа налево: инок Григорий, иеромонах Ипполит, иеродиакон Досифей

Господь пришел в мир, чтобы показать путь на Небо и вернуть нас в рай. Этот путь Христов в XX веке нам показал верный ученик и последователь Спасителя — отец Ипполит. Важно, что именно в наше немилосердное время жил такой человек — многомилостивый батюшка. Он примером собственной жизни, молчаливой проповедью показал, как жить, чтобы спастись. Его можно назвать «единым от древних», духовной глыбой. На Курской земле жил исполин духа. Господь сподобил нас быть рядом с ним.

С иноком Григорием (Пенкновичем)
беседовала Надежда Шелепова

Православие.Ru