Стамбул церковь

Православие в Турции. Стамбул: четыре жемчужины Царьграда

Во время своего первого официального визита в Константинопольский Патриархат, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал развивать паломничество в Турцию . За столетия, прошедшие с тех пор, были разрушены или обращены в мечети сотни православных церквей, осквернены многие святыни. Но не все. Уцелевшим жемчужинам Православия поклонились корреспондент журнала «Нескучный сад » диакон Федор Котрелев и фотограф Евгений Глобенко.

Вселенский Фанар

Нынешний Стамбул – город в основном турецкий: повсюду мечети, по-восточному одетые люди, пять раз на дню – завывания муэдзинов, разносящиеся из мегафонов с минаретов. За столетия оккупации Константинополь так отуречился, что найти в нем христианские святыни очень непросто: их осталось мало, со стороны они незаметны, а уличные указатели вообще не очень характерны для этого города. Поэтому желающему посетить святыни Царьграда надо хорошенько подготовиться к прогулке по Стамбулу. Или просто начать с посещения Вселенского Патриархата: а там уже объяснят, как добраться до других святынь.

Храм в Патриархии. Двуглавый орел на Царских вратах — герб Византии

Патриархат расположен в одном из самых колоритных районов города – Фанаре или, на турецкий лад, Фенере. «Фанар» по-гречески означает «маяк», и он когда-то был в этом месте. Здесь в течение нескольких столетий традиционно селилась греческая интеллигенция – фанариоты. Именно из фанариотов набирались грекоязычные чиновники для службы при дворе султана.

Но количество греков в Стамбуле постоянно уменьшается, а те, кто еще остался, предпочитают жить незаметно, тихо. Греческая община насчитывает сейчас около 3 тыс. человек, хотя до погрома, происшедшего в сентябре 1955 года, в ней было более 100 тыс. Тогда в ответ на взрыв во дворе турецкого консульства в Салониках по всей Турции прокатились антигреческие беспорядки. В Стамбуле были разграблены и опустошены 73 из 83 православных церквей, большую часть из них сожгли. Сейчас отношения турок к грекам более или менее нормализовались, но греческая община практически не имеет политического веса и голоса.

Православное духовенство здесь, кстати, не носит ряс (кроме патриарха), но дело тут не в страхе перед националистами. Этот обычай ввел Кемаль Ататюрк, первый президент Турции, который стремился сделать страну более светской и религиозно терпимой. Закон «Запрет на ношение фески» воспрещал носить религиозную одежду вне храма представителям любых конфессий.

Сейчас в Стамбуле трудно по внешнему виду узнать не только священника, но и христианскую церковь: крестов или нет совсем, или их с улицы не видно. Однако таксисты прекрасно понимают слово «Патриархат» – единственное, что они знают из христианских реалий, – и привозят прямо к нему. А можно и пешком – вдоль чудного залива Золотой Рог, разделяющего Стамбул на две части: Галатскую и Старый город.

В правой и левой частях храма, вдоль южной и северной стен находятся раки с мощами святых: справа — останки святых жен, а слева — мужей

Патриархат – это несколько зданий XVIII-XIX веков за высоченным забором и без вывески. В светлое время суток здесь всегда открыто. Внутри тихо-тихо! Беломраморная чистота, солнце и ни души… Направо – резиденция Вселенского Патриарха, и если вам нужно общение хоть с кем-нибудь, то это туда. Там и дежурный есть, и секретарь. А если в церковь, то тогда от ворот Патриархата – вперед. Церковь Великомученика Георгия построена в начале XVIII века. Внутри очень красиво: стасидии темного дерева с головами грифонов на подлокотниках, золоченый резной иконостас. На завесе Царских врат – герб Константинополя и Вселенского Патриарха: двуглавый орел. И тоже ни души… Лишь изредка здесь можно застать одного-двух туристов или паломников. Последние приезжают сюда в основном из Греции, но бывают и россияне. Они знают: здесь хранятся драгоценные христианские святыни. Например, справа от иконостаса помещена колонна, к ней, по преданию, был прикован Господь во время предкрестных истязаний. Из колонны до сих пор торчит остаток кольца, к которому и приковали Спасителя. Считается, что эту святыню привезла в 326 году из Иерусалима св. царица Елена. В правой и левой частях храма, вдоль южной и северной стен находятся раки с мощами святых: справа – останки святых жен, а слева – мужей. Справа можно поклониться мощам свв. Евфимии Всехвальной, Соломонии и Феофании.

Икона святой мученицы Евфимии

В начале III столетия проконсул города Халкидона – это через пролив Босфор, сейчас на этом месте район Стамбула Кадыкёй – пытался заставить христиан местной общины принести жертвы языческому богу. Особенно ему хотелось склонить к этому Евфимию, юную красавицу. Но святая Евфимия сказала, что «скорее он сможет перевернуть горы на земле и подвинуть звезды на небе, чем отторгнуть ее сердце от истинного Бога». Тогда проконсул сменил уговоры на пытки, но сломить веру св. Евфимии не смог. Она пела молитвы, призывая Спасителя на помощь, и каким мучениям ее не подвергали, Господь являл чудо – св. Евфимия оставалась невредима. Видя все это, многие уверовали во Христа. Умерла св. Евфимия только после того, как сама попросила об этом Господа. Тогда, повествует житие, медведица, единственная из всех зверей, которыми пытались затравить святую, нанесла ей небольшую рану – и тотчас она предала дух свой Господу. В Халкидоне в честь святой была построена церковь, где в 451 году прошел знаменитый IV Вселенский собор – Халкидонский, – на котором была осуждена ересь монофизитства.

Ветхозаветная святая Соломония была матерью семерых братьев Маккавеев, выступивших в 166 году до Р. Х. против нечестивого греческого царя Антиоха Епифана, который осквернил Иерусалимский храм и заставлял иудеев принести языческие жертвы. На глазах св. Соломонии мучили и убивали одного за другим ее детей. Она мужественно наблюдала их гибель, а потом умерла сама.

Св. царица Феофания жила в IX веке (+893) и была первой супругой императора Льва VI Мудрого (886-911). По наветам была вместе с мужем, тогда еще наследником престола, заключена на три года в темницу. Получив свободу, проводила жизнь в молитве и посте.

Богородица Монгольская: церковь, не закрывавшаяся никогда

Храм Монгольской Богородицы знаменит тем, что никогда не закрывался и не переходил во власть турок

Жизнь на Фанаре тихая, спокойная и совершенно лишенная туристов, которых в центре Стамбула очень много. Улицы тут вымощены булыжником и – так же как во всем городе – проложены на крутейших склонах. Через каждые два-три дома попадаются «бюффе» – маленькие кафе, где можно и поесть, и выпить кофе, но, в отличие от центра города, совершенно нет ракы – анисовой водки: на Фанаре живут в основном истовые, традиционные мусульмане, для которых спиртное запрещено.

Еще Фанар хорош тем, что здесь путника не осаждают чистильщики обуви со своими складными ящичками, наполненными щетками и ваксами. В остальных районах стамбульские чистильщики действуют так: вы идете себе спокойно по улице и вдруг замечаете, что человек с ящиком через плечо обронил щетку. Вы обращаете на это внимание чистильщика или подаете ему упавшую щетку. Рассыпавшись в благодарностях, «облагодетельствованный» предлагает почистить ваши ботинки – «совершенно бесплатно, я же ваш должник!». Но когда процесс подходит к концу, выясняется, что вы его не поняли. Вы должны 10-20 евро – ведь обувной крем был самый лучший!

Церковь Марии Монгольской расположена в семи минутах ходьбы от Патриархата. Но найти ее трудно. Между тем церковь эта – чудная! Построена она в XIII веке, а своим современным обликом и названием обязана дочери императора Михаила VIII Палеолога Марии Монгольской. Царевну из дипломатических соображений выдали замуж за монгольского хана, но и после этого она не прервала связей с родиной и пожертвовала деньги на строительство храма Богородицы, который впоследствии стали называть храмом Богородицы Монгольской. Церковь эта славна тем, что она единственная в городе никогда не закрывалась и не переходила в руки турок. Такой милости храм удостоился благодаря его прихожанину, греческому зодчему Христодулу, который построил для султана Мехмеда Завоевателя множество мечетей, и в частности мечеть Фатих. Грозный владыка издал особый фирман (указ), который запрещал закрывать церковь или превращать ее в мечеть.

Глухие ворота закрыты. На улице полная тишина. Но стучитесь сильнее – на стук выйдет сопровождаемая дворняжкой сторожиха: «Входите, входите». Это все, что она может сказать по-английски. А уж категорический и непонятный запрет на фотосъемку она выразит в красноречивых жестах: мол, внутри нельзя, идите на двор! В храме благоговейный сумрак (окна закрыты ставнями) и тишина. Уходить не хочется.

Влахернский источник: где произошло чудо Покрова

Все, что осталось от знаменитого Влахернского храма. Когда-то здесь хранились риза, покров и часть пояса Пресвятой Богородицы

Под Царьградом, видимо, залегают гигантские водоносные слои. По всему городу видны действующие или заброшенные источники – то безымянные, то с надписями по-турецки или по-гречески, как источник св. Харлампия на набережной вблизи Фанара. Многие из этих источников почитались жителями Константинополя как чудотворные. Один из самых известных – во Влахернском храме (названном так по принадлежности к местности – Влахерны), точнее, в сохранившейся небольшой его части. Храм был построен над источником в V веке и знаменит тем, что когда-то здесь хранились риза, головное покрывало и часть пояса Пресвятой Богородицы.

Построил храм император Лев Великий специально для хранения этих святынь. В 860 году риза Богородицы спасла Царьград от атаки славянских кораблей, появившихся в Босфоре под предводительством князя Аскольда. В честь этого события был установлен праздник Положения ризы – 2 июля.

Здесь же, во Влахернском храме, в 910 году произошло чудо Покрова Богородицы. Тогда Константинополь осаждали сарацины-мусульмане. 1 октября во время всенощного бдения юродивый Андрей и его ученик Епифаний увидел, идущую по воздуху Пресвятую Богородицу с ангелами и сонмом святых. Пресвятая Дева молилась за христиан, а затем распростерла Свой Покров над всеми молящимися в храме. Вскоре сарацинские войска отступили.

Правда, тот первый храм в XV веке сгорел, но на его месте построили новый. От Патриархата это недалеко – минут 20-25 прогулки через районы Балат и Айвансарай. В дверях храма вас встречает Янис – грек, служащий сторожем и экскурсоводом по храму, сама любезность и открытость для общения. Он охотно показывает икону Покрова в иконостасе (хотя праздник Покрова греки не отмечают, икона все же есть) и очень старую, плохо сохранившуюся икону Богородицы, писанную, по преданию, св. евангелистом Лукой. Купель над источником, судя по старинным литографиям, нисколько не изменилась. Разве что раньше святую воду из источника разливал специально приставленный монах, а теперь она бежит из кранов, вделанных в купель.

Распрощавшись с Янисом, отправимся к еще одному святому источнику Константинополя – Живоносному.

Живоносный Источник

Недалеко от Константинополя с древних времен почитали один целебный источник. Византийский историк XIV века Никифор Каллист пересказывает предание о воине Льве, будущем императоре Льве Маркелле (V век), которому Сама Богородица указала на чудотворный источник и повелела построить на этом месте храм. Храм был построен и высоко чтился благодаря многочисленным чудесам, происходившим в нем. С Живоносным Источником связана и соответствующая иконография: Богородица с Младенцем на руках в купели, из которой изливаются струи воды. Ежегодно в Светлую пятницу к храму Живоносного Источника совершался крестный ход. В Россию же, по мнению исследователей, праздник иконы Божией Матери «Живоносный Источник» пришел приблизительно в XVI веке.

Пузырьки с водой из Живоносного Источника в храме всегда в большом количестве

Храм Живоносного Источника находится в монастыре Балыклы, что в переводе с турецкого означает «красная рыбка». Есть народное предание, что рыбы, водившиеся когда-то в купели Живоносного Источника, были необычно красного цвета. Монастырь довольно далеко от Патриархата, за древними городскими стенами, построенными императором Феодосием II в V веке. Монастырские здания, которые сейчас стоят над источником, построены поздно – в XVIII-XX веках, а к самому источнику пускают редко: на Светлой седмице и в другие особые дни. Зато пузырьки с водой из Живоносного Источника стоят в большом количестве в притворе храма. Отсюда же, из притвора храма, можно попасть в небольшой внутренний дворик, в последние два века ставший местом упокоения константинопольских патриархов.

Из памятных христианам мест в Стамбуле есть еще и Студийский монастырь, игуменом которого был прп. Феодор Студит, и храм Иоанна Предтечи в Трулле, где в 691-92 годах проходил Пято-Шестой или Трулльский собор, и церковь св. мц. Ирины, где за триста лет до этого прошел Первый Вселенский собор. Но, увы, сейчас над всеми этими славными постройками высятся минареты…

Стамбул. Город-предупреждение

«А-а-ал-ла-ху-у-у э-экбе-ер…»

Окна закрывать бесполезно. Пронзительные голоса муэдзинов все равно пробиваются через вентиляционное отверстие гостиничного номера. Волей-неволей слушаешь вечерний азан – мусульманский призыв к молитве.

Знойный воздух раскален до предела, несмотря на вечернее время. Запах жареных каштанов дразнит проголодавшийся желудок. Звуки и запахи Стамбула обволакивают со всех сторон, погружая в какое-то трансовое состояние.

Наверное, при последней осаде турками Константинополя византийцы вот так же слушали эти древние витиеватые песнопения, доносящиеся из турецкого лагеря. О чем они думали в эти моменты? Чувствовали ли, что империи гордых ромеев пришел конец?

На улице не умолкает шум восточной толпы. Эти звуки гипнотизируют, манят. Только усталость от бесконечной ходьбы мешает выйти из гостиницы на улицу и смешаться с этой бурлящей стихией. Тянет вновь и вновь бродить по узким стамбульским улочкам, вдыхать аромат турецкого кофе, слушать непонятную, но чем-то завораживающую речь…

Но я не для таких прогулок приехал. Точнее, не только для них. Христиане приезжают сюда искать осколки Византии. Айя-София, храм Святой Ирины, Влахерны, мозаики Хоры, Живоносный Источник, храм-мечеть Сергия и Вакха, стены Феодосия… Пыль от некогда закатившейся звезды – великой Империи…

***

Заказываю тур «По святыням Византии» с турецким гидом. Едем на автобусе, потом загружаемся в катер и плывем по Босфору. На ломаном русском турок-мусульманин рассказывает русским туристам о евангельской истории, о Константине и Елене, о Златоусте и Василии Великом, о православной иконе, о Вселенских Соборах… Наши, в большинстве своем, ничего этого не знают. Слушают, вникают, удивляются.

«Вы ходите в храм?» – спрашивает гид одну из наших женщин. «Нет» – смущаясь, отвечает она. «Почему? В храм нужно ходить, в Бога надо верить. Бог есть», – говорит гид. Я слушаю их беседу и ощущаю, что называется, «разрыв шаблона». Турок-мусульманин проповедует о Боге русским крещеным людям, которые не знают о Боге ничего… Что это, и как это назвать?

Турок-мусульманин проповедует русским крещеным людям, которые не знают о Боге ничего

В Святой Софии наши, православные люди суют палец в «плачущую колонну», загадывая желания. Под Галатским мостом бросают монетку в воду, чтоб еще раз сюда вернуться… Эх, русичи, русичи! Кажется, впору нам обратить к себе слова Папы Иоанна Павла II, сказанные им во время визита во Францию: «Франция, что ты сделала со своим Крещением?!» Только вместо Франции можно ставить: Россия…

А ведь и выпуклая громада Софии, потерявшая свои купольные кресты, и запустелая церковь Святой Ирины, и древний храм Свв. Сергия и Вакха, превращенный в мечеть, – это молчаливое предупреждение. Предупреждение о том, что народ может потерять свое Крещение и свои святыни. Вспоминаются загадочные слова Спасителя: «Кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь» (Лк. 8,18).

***

Гулять по старому Городу можно бесконечно. Но лучше всего сидеть на лавке напротив Святой Софии и думать о том, какие люди ходили по этой земле и сколько событий она пережила.

Вот VII век до Р.Х. Греки-колонисты расчищают покрытые лесом холмы. Возможно, и ту площадь, на которой я сижу, тоже. Строится город Византий. 330-е годы по Р.Х. – по площади снуют туда-сюда рабочие Царя Константина. Возводится Константинополь. Вот и сам Царь – наблюдает за работами. Сдвигаем курсор истории на несколько десятилетий – и видим святителя Григория Богослова, спешащего в единственную православную церковь города. Все остальные храмы захвачены арианами.

Вот участники Второго Вселенского Собора сходятся в Малую Софию. А вот уже и святой Златоуст, похищенный из Антиохии, идет на свое первое богослужение в столице. VI век – Император Юстиниан в благоговении замирает под куполом Великой Софии и произносит знаменитые слова: «Соломон, я превзошел тебя». А вот и латиняне врываются в город и несколько десятилетий непрерывно вывозят его сокровища. Затем на площадь вновь вступает нога византийского Императора. Но ненадолго – приходит роковой 1453 год. Вокруг Святой Софии и в ней самой – трупы последних защитников Царьграда, в том числе и его Императора. Начинается исламская эпоха Города…

Персонажи истории, о которых читал в книгах, слово оживают здесь, на этой площади

Персонажи византийской истории, о которых читал в книгах, слово оживают здесь, на этой площади. Ощущение непередаваемое. О, эта таинственная связь места с теми событиями, которые на нем происходили!

Несомненно, историю лучше всего изучать на местах исторических событий. Здесь все переживается совсем по-другому.

***

Посещаю Фанар. Небольшой греческий квартал, где находится резиденция Вселенского Патриарха, и кафедральный собор Святого Георгия. Деньги для строительства храма греки брали в Москве, у Царя Феодора Ивановича… Да только ли на этот собор греки получали деньги у русских? На те средства, которые веками уходили из России на Фанар, можно было бы построить несколько больших городов.

Увы, теперь Вселенский Патриарх ведет войну против Русской Церкви. В храме Святого Георгия, построенном на пожертвования московского Царя, служат с Варфоломеем украинские раскольники, захватывающие храмы Украинской Православной Церкви, которая является частью Русской Православной Церкви. Священников и прихожан УПЦ бьют, выгоняют из родных храмов, оскорбляют – подобные явления стали обычными после дарования украинским раскольникам Томоса. Все это прекрасно известно Патриарху Варфоломею, но он как-то ухитряется жить с этим.

Рассматриваю листовки на свечном столике в патриаршем храме. На русском языке нет, зато есть на украинском. В них написано, какой великий человек Вселенский Патриарх и какой он отец и вождь православных народов.

Эх, Фанар, Фанар… На что надеются твои Патриархи? Некогда потеряв Империю, от которой и зависело их влияние в православном мире, они пытаются восстановить былой авторитет мирскими способами – через продажу автокефалий, махинации с историческими документами и канонами. Но Бог уже некогда посрамил их именно за это! За подкупы, взяточничество, обманы, предательства, интриги, унии. Увы, они так и ничего не поняли. Время идет, ничего не меняется.

Эх, Фанар, Фанар… На что надеются твои Патриархи?

Сегодня Константинопольская Патриархия не имеет права поставить на куполе своего небольшого храма даже крест. Но в то же время, как отмечал митрополит Антоний Сурожский, «все усилия прилагает к тому, чтобы стать в глазах всего Запада ‟Вселенской Православной Церковью” с ‟восточным псевдопапой” во главе».

***

Путешествую по городу, перебираясь с европейской части на азиатскую, с азиатской – на европейскую. От Султанахмета до Кабаташ, от Кабаташа – в Бешикташ. Там подкрепляюсь фаршированными мидиями. От Бешикташа – в Кадыкёй (некогда Халкидон, город IV Вселенского Собора) на вапуре (род водного транспорта), из Кадикёй – в Бостанжи на долмуше (маленькое маршрутное такси), из Бостанжи в Эминеню. Хожу по улицам, вглядываюсь в лица тех, кому Бог некогда отдал Город.

Турки, Турция… Сегодня Турция – демократическое светское государство, согласно Конституции. Турция – не Саудовская Аравия и не Эмираты, здесь никого не заставляют строго соблюдать законы шариата. Но тем не менее – спиртного в турецких ресторанах нет, пьяных на улицах не видно ни одного, разврат по телевизору исключен, уважение к старшим на высшем уровне, к браку отношение очень серьезное. Крепкая цивилизация. Жизнеспособная.

Да, в религиозном отношении между ними и нами – пропасть. Мусульмане не признают Христа Богом, не веруют в Святую Троицу, не разделяют христианского учения о Церкви… Но если говорить об обычных жизненных ценностях, я чувствую, что передо мною – братья. У них веками держатся, в общем-то, здравые, традиционные нравственные понятия. Семья и многодетность, обязанности мужчины и женщины, внешний вид женщины и нормы ее поведения, уважение к старшим, защита слабых… В их обществе жива база фундаментальных нравственных понятий, без которых нормальная человеческая жизнь невозможна.

А почему же они так плохо ведут себя в Западной Европе, а порой и в России? Понятно, что вдали от родины они «расслабляются». Понятно, что среди них, как и среди нас, есть не совсем адекватные люди. Но просится и еще один ответ.

Понаблюдав за тем, как мы живем, как одеваются наши женщины и чем занимаются мужчины, как мы относимся к своей собственной религии, они просто перестают нас уважать. И получают моральную смелость и мотивацию не считаться с нами как с людьми.

Если говорить о Западной Европе, будущая культурная и религиозная победа мусульман там несомненна. Уже сейчас христианские храмы в Европе массово передаются мусульманам и переделываются в мечети. В семьях мусульманских мигрантов в среднем от трех до семи-восьми детей, а в европейских – один-два. В постхристианской либеральной Европе набирает обороты пропаганда половых извращений, которые неизбежно ведут к демографическому кризису… Подменив исконные христианские ценности новейшими либеральными, Европа вступила на путь самоуничтожения. Ее территорию постепенно заполняют те, кому Бог вполне может отдать Европу, как некогда отдал Византию.

Подменив исконные христианские ценности новейшими либеральными, Европа вступила на путь самоуничтожения

И, думается, чем больше Россия перенимает худшие, а не лучшие европейские ценности, тем увереннее она рискует встать в очередь за Европой. Чем больше мы позорим Святое Православие – прежде всего, незнанием его, – тем шире распахиваем двери для смуглолицых парней и закутанных в хиджаб женщин.

Они чувствуют себя в России все более уверенно и не могут не понимать: если местный народ предает свою веру и попирает общечеловеческие нравственные правила, он неизбежно исчезает. На месте этого народа поселяются те, кто имеет мощный жизненный потенциал для развития…

Чтоб я не очаровывался Стамбулом, Господь попускает мне небольшую встряску. Таксисты завозят ночью в темную улочку и отбирают наличные. Вот и другая сторона Города – преступная. Как раз такого у нас точно нет – чтобы таксисты настолько нагло и откровенно разбойничали.

Что ж, я ведь для них «кафир». Меня можно… Почему-то пришла на память «туркестанская серия» картин В.В.Верещагина, а именно работа «Торжествуют», где турки лицезреют головы русских солдат, насаженные на шесты. Да-с… С этих бородатых парней станется. Повторяю про себя слова из песни Высоцкого: «Спасибо, что живой».

***

Последние минуты в Стамбуле. Уже сижу в автобусе, который увезет меня в аэропорт. Вдруг понимаю, что полюбил Город. Да и можно ли было его не полюбить?

Сам не замечаю, как начинаю разговаривать с Городом и задавать ему вопросы.

Как сложится твоя история в будущем? Будет ли еще когда-нибудь отслужена литургия в Святой Софии? Или твоя миссия в Православии уже давно окончена, и то, что с тобой происходит сейчас, – это жизнь после смерти?

А моя Родина, некогда перенявшая от тебя эстафету Православия, – что она? Поймет ли она то предупреждение, которое Бог через тебя посылает? Русские люди дадут миру последнее в истории масштабное свидетельство об истинном христианстве, как пророчил отец Серафим (Роуз)? Или все закончится тем, что о Боге им будут рассказывать мусульмане?

В ответ на мои немые вопросы муэдзин возглашает с минарета утренний азан…

Константинопольский патриархат в Стамбуле

Храм в Патриархии. Стамбул

Нынешний Стамбул – город в основном турецкий: повсюду мечети, по-восточному одетые люди, пять раз на дню – завывания муэдзинов, разносящиеся из мегафонов с минаретов. За столетия оккупации Константинополь так отуречился, что найти в нем христианские святыни очень непросто: их осталось мало, со стороны они незаметны, а уличные указатели вообще не очень характерны для этого города. Поэтому желающему посетить святыни Царьграда надо хорошенько подготовиться к прогулке по Стамбулу. Или просто начать с посещения Вселенского Патриархата: а там уже объяснят, как добраться до других святынь.

Патриархат расположен в одном из самых колоритных районов города – Фанаре или, на турецкий лад, Фенере. «Фанар» по-гречески означает «маяк», и он когда-то был в этом месте. Здесь в течение нескольких столетий традиционно селилась греческая интеллигенция – фанариоты. Именно из фанариотов набирались грекоязычные чиновники для службы при дворе султана.

Но количество греков в Стамбуле постоянно уменьшается, а те, кто еще остался, предпочитают жить незаметно, тихо. Греческая община насчитывает сейчас около 3 тыс. человек, хотя до погрома, происшедшего в сентябре 1955 года, в ней было более 100 тыс. Тогда в ответ на взрыв во дворе турецкого консульства в Салониках по всей Турции прокатились антигреческие беспорядки. В Стамбуле были разграблены и опустошены 73 из 83 православных церквей, большую часть из них сожгли. Сейчас отношения турок к грекам более или менее нормализовались, но греческая община практически не имеет политического веса и голоса.

Православное духовенство здесь, кстати, не носит ряс (кроме патриарха), но дело тут не в страхе перед националистами. Этот обычай ввел Кемаль Ататюрк, первый президент Турции, который стремился сделать страну более светской и религиозно терпимой. Закон «Запрет на ношение фески» воспрещал носить религиозную одежду вне храма представителям любых конфессий.

Сейчас в Стамбуле трудно по внешнему виду узнать не только священника, но и христианскую церковь: крестов или нет совсем, или их с улицы не видно. Однако таксисты прекрасно понимают слово «Патриархат» – единственное, что они знают из христианских реалий, – и привозят прямо к нему. А можно и пешком – вдоль чудного залива Золотой Рог, разделяющего Стамбул на две части: Галатскую и Старый город.

Патриархат – это несколько зданий XVIII-XIX веков за высоченным забором и без вывески. В светлое время суток здесь всегда открыто. Внутри тихо-тихо! Беломраморная чистота, солнце и ни души… Направо – резиденция Вселенского Патриарха, и если вам нужно общение хоть с кем-нибудь, то это туда. Там и дежурный есть, и секретарь. А если в церковь, то тогда от ворот Патриархата – вперед. Церковь Великомученика Георгия построена в начале XVIII века. Внутри очень красиво: стасидии темного дерева с головами грифонов на подлокотниках, золоченый резной иконостас. На завесе Царских врат – герб Константинополя и Вселенского Патриарха: двуглавый орел. И тоже ни души… Лишь изредка здесь можно застать одного-двух туристов или паломников. Последние приезжают сюда в основном из Греции, но бывают и россияне. Они знают: здесь хранятся драгоценные христианские святыни. Например, справа от иконостаса помещена колонна, к ней, по преданию, был прикован Господь во время предкрестных истязаний. Из колонны до сих пор торчит остаток кольца, к которому и приковали Спасителя. Считается, что эту святыню привезла в 326 году из Иерусалима св. царица Елена. В правой и левой частях храма, вдоль южной и северной стен находятся раки с мощами святых: справа – останки святых жен, а слева – мужей. Справа можно поклониться мощам свв. Евфимии Всехвальной, Соломонии и Феофании.

В начале III столетия проконсул города Халкидона – это через пролив Босфор, сейчас на этом месте район Стамбула Кадыкёй – пытался заставить христиан местной общины принести жертвы языческому богу. Особенно ему хотелось склонить к этому Евфимию, юную красавицу. Но святая Евфимия сказала, что «скорее он сможет перевернуть горы на земле и подвинуть звезды на небе, чем отторгнуть ее сердце от истинного Бога». Тогда проконсул сменил уговоры на пытки, но сломить веру св. Евфимии не смог. Она пела молитвы, призывая Спасителя на помощь, и каким мучениям ее не подвергали, Господь являл чудо – св. Евфимия оставалась невредима. Видя все это, многие уверовали во Христа. Умерла св. Евфимия только после того, как сама попросила об этом Господа. Тогда, повествует житие, медведица, единственная из всех зверей, которыми пытались затравить святую, нанесла ей небольшую рану – и тотчас она предала дух свой Господу. В Халкидоне в честь святой была построена церковь, где в 451 году прошел знаменитый IV Вселенский собор – Халкидонский, – на котором была осуждена ересь монофизитства.

Ветхозаветная святая Соломония была матерью семерых братьев Маккавеев, выступивших в 166 году до Р. Х. против нечестивого греческого царя Антиоха Епифана, который осквернил Иерусалимский храм и заставлял иудеев принести языческие жертвы. На глазах св. Соломонии мучили и убивали одного за другим ее детей. Она мужественно наблюдала их гибель, а потом умерла сама.

Св. царица Феофания жила в IX веке (+893) и была первой супругой императора Льва VI Мудрого (886-911). По наветам была вместе с мужем, тогда еще наследником престола, заключена на три года в темницу. Получив свободу, проводила жизнь в молитве и посте.