Слободана милошевича

Слободан Милошевич: Народный герой или «балканский мясник»?

Автор Олег Артюков 12.03.2006 00:02 Мир » Европа » Балканы

Слободан Милошевич , вне всякого сомнения, личность историческая. Относиться к нему можно по-разному – называть «балканским мясником», народным героем, националистом или кем-то еще. Но в историю он войдет не поэтому. А просто потому, что был лидером Югославии в момент ее распада. Возможно, что он занимал не свое место. Возможно, он не обладал теми способностями государственного деятеля, которые в тот момент требовались. Хотя нужно было быть гением, чтобы предотвратить развал многонационального государства и при этом избежать войны. Слободан Милошевич гением не был. Но и его оппонентов что внутри страны, что за ее пределами таковыми не назовешь.

Слободан Милошевич: Народный герой или «балканский мясник»?

См. также сюжет Скончался Слободан Милошевич

Слободан Милошевич стал президентом Сербии в 1989 году (с 1987 года он возглавлял коммунистическую партию Сербии). Можно сказать, что развал Югославии уже был предопределен – хотя, конечно, в 1989 году мало кто мог предполагать, что распад государства будет сопровождаться чередой кровопролитных гражданских войн…

Милошевич, даже если бы захотел, изменить бы ничего не сумел. Он не обладал талантами Иосипа Броз Тито, бессменно руководившего Югославией с момента окончания Второй мировой войны до 1980 года. Взять под контроль националистические движения в республиках Югославии Милошевич не сумел (или не захотел). И в силу личных качеств, и из-за перемен, произошедших в международной обстановке к тому времени.

Распад югославского государства условно можно разделить на два периода. Первый – 1991-1995 гг., когда с политической карты Европы исчезла та Югославия , что возникла после Первой мировой войны. Второй – с 1998 года по 2002-й, когда исчезло даже название прежнего государства. Впрочем, второй период вернее назвать периодом распада самой Сербии. Ведь именно в 1998 году стало доподлинно известно о существовании албанской Освободительной армии Косово.

Что же делал Слободан Милошевич, дабы предотвратить распад Югославии? Да в общем-то сделал он не так уж и много. Словения «ушла» практически без единого выстрела. Македония – вообще без какого-либо конфликта. Ожесточенная война вспыхнула в Хорватии в июле 1991 года. К декабрю 1991 года под контролем местных сербов находилась практически треть Хорватии. Без поддержки Белграда им бы вряд ли удалось добиться таких успехов.

Что и доказали события 1995 года, когда хорватская армия в течение нескольких недель разгромила самопровозглашенную республику Сербская Краина, которая к тому моменту лишилась политической и военной поддержки со стороны Сербии. Почему же так произошло?

В 1992 году Слободан Милошевич инициировал создание Союзной Республики Югославия в составе Сербии и Черногории. Однако к тому моменту он уже был назначен Западом главным виновником кровавых конфликтов в Югославии. В первую очередь – за активную поддержку сербов в Хорватии и Боснии и Герцеговине. В результате в мае 1992 года Совет безопасности ООН ввел против Югославии жесткие экономические санкции, а сама страна была исключена из Организации Объединенных Наций.

В самой Сербии положение Милошевича было отнюдь не таким прочным, как это могло показаться со стороны. Несколько лет вел ожесточенную борьбу за власть со своими политическими противниками. Власть он сохранил. Но платой за это стал в том числе и отказ от поддержки сербов в Краине и Боснии.

После бомбежек силами НАТО военных позиций боснийских сербов в августе-сентябре 1995 была созвана международная конференция в Дейтоне (США) с целью достижения соглашения о перемирии в Босниии Герцеговине, которое было подписано 15 декабря 1995 в Париже.

Два последующих года Милошевич вновь провел в ожесточенной борьбе с оппонентами. Его политические противники объединились в коалицию «Единство», однако в июле 1997 года депутаты парламента избрали именно Милошевича президентом Союзной Республики Югославия. Как выяснилось позднее, это был его последний крупный политический успех.

События в Косово знаменовали начало конца Слободана Милошевича как руководителя государства. В общем-то не будет преувеличением сказать, что события в это крае – это одна большая «спецоперация», в которой переплелись интересы Запада, желавшего отстранить Милошевича от власти и албанских националистов, стремившихся к отделению Косово от Сербии.

Слободану Милошевичу на протяжении 90-х годов удавалось оставаться у власти, несмотря на явную неприязнь со стороны США и Евросоюза. В это время за Милошевичем закрепилась слава практически»непотопляемого» государственного деятеля. В самом деле – внешнеполитические неудачи следовали одна за другой, в стране царил экономический кризис и только Милошевич неизменно оставался во главе государства. Почему? Ответ на самом деле прост – в Югославии у Милошевича не было достойных конкурентов. С ним никто не мог сравниться в хитрости, ловкости и умении предугадывать ходы оппонентов. К тому же не стоит забывать, что на протяжении многих лет Милошевич был весьма популярен в народе.

Чтобы отстранить его от власти, потребовалось спровоцировать события в Косово . Результат известен – Милошевича обвинили в этнических чистках, затем последовали бомбардировки Югославии и в результате в июне 1999 года Белград капитулировал. Отстранение Милошевича от власти стало вопросом времени. Он стремительно терял поддержку внутри страны. Потеря Косово — колыбели сербской государственности – нанесла смертельный удар по политической карьере Милошевича. Ведь в 1988 году он пообещал, что Косово всегда будет сербским… И это обещание помнили.

В результате в сентябре 2000 года президентом Югославии был избран Воислав Коштуница . Собственно говоря, преимущество Коштуницы было не столь очевидным. По всем признакам должен был состояться второй тур, в котором соперником Коштуницы должен был стать Слободан Милошевич. Однако это не произошло. Произошло другое – так называемая «демократическая революция», которую ныне ставят в один ряд с событиями в Грузии и на Украине. Слишком сильны были опасения, что Милошевич выиграет и на этот раз – даже несмотря на то, что Коштуница в первом туре выборов опередил его почти на 15 процентов.

В результате у власти в Белграде оказались настоящие демократические лидеры, которые за все эти шесть лет отличились на высших постах только тем, что вообще ничем не отличились.

Самого Милошевича в апреле 2001 года арестовали, а в июне того же года выдали Международному трибуналу в Гааге. Суд над ним начался в феврале 2002 года.

В ходе судебных заседаний вину Милошевича доказать так и не удалось. Бывший президент умело защищался. В конце концов судебный процесс над Милошевичем превратился в настоящий фарс. Таковым он теперь и запомнится…

А что же сам Слободан Милошевич? Каким запомнится он? То, что это был не самый удачливый государственный деятель – очевидно. Равно как очевидно и то, что он не был никаким «мясником». «Проблема Милошевича» заключалась не в самом Милошевиче. Просто он стал руководителем государства в тот момент, когда это государства доживало свои последние дни. В конечном счете, это стоило жизни и самому Слободану Милошевичу.

Олег Артюков

Памяти Слободана Милошевича

Смерть Милошевича: политическое убийство, в котором обвинили жертву

Летом 2004 г. я встречалась с бывшим президентом Югославии Слободаном Милошевичем в тюрьме Шевенинген, когда меня одобрили в качестве свидетеля защиты.

Прежде, чем попасть в тюрьму, мне пришлось пройти через четыре совершенно разных контрольных пункта, я не могла пронести с собой ничего, кроме бумаг. Каждый уровень безопасности был более строгим, чем предыдущий.

Никто из тех, кто встречался с президентом Милошевичем в последние 4 года, не поверит, что он предпочел бы убить себя, вместо того, чтобы завершить процесс.

И никто из тех, кто посещал Шевенинген в Гааге, не поверит в диковинные заявления о том, что каким-то образом он мог регулярно проносить в тюрьму не прописанные ему лекарства. Они, скорее, заподозрят, что власти отчаянно пытаются скрыть свои собственные преступления.

Моя роль, как свидетеля, основывалась на том, что я ездила в Югославию весной 1999-го года во время 78-дневных бомбёжек США-НАТО.

Я побывала в разбомбленных школах, больницах, теплоцентралях и на рынках, записывая ущерб, нанесённый гражданскому населению. В дополнение к этому, я, с 1993 года, писала о заку-лисной роли США в удушении и насильственном расчленении Югославии.

Но, даже после того, как моё имя было одобрено в качестве свидетеля защиты, посещение было сложной и длительной процедурой.

Хотя, всё было одобрено в день посещения, всё равно, потребовалось 4 часа, чтобы пройти контрольные пункты и попасть в специальный блок внутри тюрьмы, где содержались подсудимые Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), совершенно отделённые от общего контингента тюрьмы и находившиеся под постоянным наблюдением.

Тюрьма Шевенинген является высокотехнологичным заведением особо строго режима. Мило-шевич и другие обвиняемые находятся в специальном блоке внутри самой тюрьмы. Этот блок расположен на 4-х этажах с 12 камерами на каждом из них.

Блок охраняется специальными силами ООН. Видеокамеры — повсюду. Каждое движение заключённых снимается и контролируется. Когда президента только поместили в его камеру, свет был включён 24 часа в сутки, и каждое движение снималось.

Откуда взялся рифампицин?

Теперь голландские власти утверждают, что Милошевич принимал редкий и труднодоступный антибиотик, применяемый для лечения проказы или туберкулёза, и который обладает уникальным свойством нейтрализации лекарства, которое он принимал для контроля над повышенным кровяным давлением.

Как же это средство — рифампицин — попало в организм Милошевича?

Его содержали в тюрьме особо строго режима за тремя замками в специальном внутреннем блоке внутри более крупной голландской тюрьмы, которую когда-то использовали нацисты для заключения голландских участников сопротивления.

Рифампицин был обнаружен в крови Милошевича 12 января с.г., но МТБЮ держал результаты анализа в тайне даже от Милошевича и его докторов, которые жаловались, что что-то непонятное наносило вред здоровью подсудимого.

И в то время, как подсудимый, его комитет защиты и его адвокаты-помощники требовали получения информации о его здоровье, чиновники МТБЮ её прятали.

Если чиновники МТБЮ, ответственные за здоровье Милошевича, действительно считали, что ему проносили в тюрьму токсичные средства, почему они не опубликовали эту информацию намного раньше?

Затягивание процесса вредило Милошевичу

Так же диковинно звучат заявления о том, что Милошевич притворялся больным, чтобы затянуть процесс.
Обвинение затягивало процесс сначала тем, что добавило обвинения против президента в отно-шении Хорватии и Боснии, когда они поняли, что не смогут добиться приговора по военным преступлениям в рамках первоначального обвинения по Косово, затем, посредством привлечения сотен свидетелей, собрав 500 000 страниц показаний свидетелей обвинения с февраля 2002 г. по февраль 2004 г.

Каждый раз, когда Милошевич чувствовал себя слишком больным, чтобы продолжать процесс, обвинение навязывало ему адвоката и лишало его права осуществлять собственную защиту.

Милошевич был полон решимости использовать процесс, как трибуну для защиты не только себя, но народа Югославии, и предать суду США, Германию и страны НАТО за их роль в криминальном разрушении его страны.

Он приветствовал процесс, как единственную трибуну, благодаря которой, он мог оставить след в истории.
В своём обращении к суду он постоянно объяснял почему, несмотря на своё слабое здоровье, он был готов продолжать защиту.

Когда я встречалась с Милошевичем, это происходило в специальной комнате, в которой МТБЮ разрешал ему работать или иметь судебные документы для подготовки к защите.

Если у него поднималось давление и он больше не мог присутствовать на судебных заседаниях, его также не допускали к документам защиты.

Во время каждого этапа процесса, проблемы со здоровьем Милошевича, особенно его повышенное давление, вызывали несколько задержек в ходе суда.

И каждый раз чиновники МТБЮ пытались использовать его проблемы со здоровьем, чтобы не дать ему вести собственную защиту. Ни болезнь, ни задержки в процессе не помогали его самозащите.

МТБЮ заявляет, что Милошевич тайно принимал лекарства и не принимал предписанные ему средства. Милошевич сам ответил на это обвинение, отраженное в протоколе суда 1 сентября 2004 г.:

«Вы, вероятно, не в курсе того, как функционирует ваш собственный блок для заключённых. Я принимаю лекарства в присутствии охраны. Мне их дают. Я принимаю их в присутствии охранника, а охранник записывает в журнале точное время приёма мной этих лекарств».

Несмотря на это, при каждом споре с обвинением по поводу опасных для жизни сердечно-сосудистых проблем, чиновники трибунала отказывались даже разрешить проведение регулярных медицинских проверок здоровья президента.

Они также месяцами не допускали к нему специалистов, желавших приехать в Шевенинген, задерживая его медицинское обследование.

Объяснения самого президента в отношении его здоровья были более правдоподобными и убедительными, чем объяснения МТБЮ.

В своём письме в Российское посольство, написанное за два дня до его смерти, Милошевич писал, что он не принимал никаких антибиотиков в течение более 4 лет.

Он спрашивал, почему медицинский отчёт об обнаружении рифампицина держался от него в тайне в течение почти двух месяцев.

Он написал, что думает, что «предпринимаются активные меры для разрушения моего здоро-вья». Он предупреждал, что уверен, что его отравили и что его жизнь — в опасности.

Политический трибунал

Реакция МТБЮ на смерть Милошевича была такой же, как и его отношение ко всему процессу: он пытается обвинить жертву в преступлении.

МТБЮ не является настоящим международным судом, который может привлечь к суду любого военного преступника.

Это — политический трибунал, созданный Советом безопасности ООН по настоянию Госсекретаря Мадлен Олбрайт в 1993 году, в нарушение Устава ООН.

Его возможности ограничены предъявлением обвинений народам бывшей Югославии, и большую часть заключённых составляют сербы.

Это — инструмент пропаганды и лагерь для интернированных политических заключённых, замаскированный под непредвзятый суд.

Его целью является наказание жертв за преступления, совершённые против них самих, и оп-равдание империалистических держав, которые захватили, бомбили, расчленили и провели насильственную приватизацию социалистической федеративной Югославии.

Когда Милошевич обсуждал со мной процесс, его обширные исторические познания и его энергия, несмотря на болезнь, пробились сквозь мою усталость из-за многочасового перелёта и четырёхчасового бега с препятствиями перед посещением тюрьмы, и позволили нам завершить интервью с энтузиазмом в отношении следующего этапа суда.

А теперь мир должен поверить в то, что Милошевич — ответственен за свою собственную смерть.
Это — настолько невероятно сложный сценарий, такая тщательно продуманная история самоубийства, что она — так же неправдоподобна, как и выдвинутые против него обвинения.

Купленные и оплаченные корпоративные СМИ приняли и стали распространять историю его смерти тем же раболепным образом, каким они приняли само существование этого нелегального суда и оправдание разрушения Югославии.

Теперь Милошевича нет. Но его совокупные ответы в течение двух лет на обвинения против него и его вступительная речь в начале самозащиты продолжают жить.

Он оставил после себя громкий обвинительный акт в отношении вмешательства США и крупных европейских держав на Балканах в историческом документе формата «Я обвиняю».

Его речь, содержащая обширные задокументированные факты и подробности, опубликована на сербском, греческом, французском, русском и английском языках.

Его ответ — «The Defense Speaks — for History and Future» (IAC 2006), (на русском: «Говорят свидетели защиты», прим. перев.) — будет жить ещё долго после того, как рухнет дешёвая военная пропаганда.

Слободан Милошевич. Последнее обращение к русским

Последнее обращение Слободана Милошевича к русским, украинцам и белорусам:
«Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Белоруссии на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните – с вами сделают тоже самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад – цепная бешеная собака вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!»
11 марта 2006 года Президент Югославии Слободан Милошевич погиб в Гаагской тюрьме. Он умер в возрасте 64-х лет в тюрьме, где содержатся узники Гаагского трибунала – инструмента расправы над непокорными. Формально считается, что он скончался от сердечного приступа.
Кому была на руку его смерть? И кому нужна была такая «гуманитарная» защита, после которой были разрушены города Югославии и убиты тысячи мирных граждан?
24 марта 1999г. началась бомбёжка Белграда. По территории Югославии выпущено более 3 тыс. крылатых ракет, сброшено около 25 тыс. тонн (по некоторым данным — 79 тыс. тонн) взрывчатки. В результате агрессии погибли 2 тыс. гражданских лиц, около 7 тыс. получили ранения, 30% из них — дети. Материальный ущерб Югославии составил более 200 млрд долл.
Резолюция ООН, осуждавшая действия НАТО как агрессию, собрала только три голоса «за» (Россия, Намибия и КНР). Критики интервенции полагают, что военные действия НАТО против суверенной страны — Югославии — без санкции Совета Безопасности ООН явились нарушением устава ООН и международного права.
Главными жертвами бомбардировок стали мирные жители. Как признал недавно спецпредставитель ООН по правам человека в бывшей Югославии Иржи Динстбир, балканская операция НАТО привела к большему числу жертв среди мирного населения, чем сам косовский конфликт, ради разрешения которого она якобы была предпринята.
78 дней авиация НАТО сбрасывала бомбы на мирные кварталы Белграда, чтобы научить жителей Югославии основам западной «демократии».
Итогом этой войны было разделение крупнейшей страны в Европе, тысячи беженцев, ослабление экономики, падение уровня жизни населения и главное — установление образцовой американской демократии на Балканах.
Смерть президента Югославии Слободана Милошевича, его трагическая судьба — наглядный урок всем нам.
Югославия – объединяла все балканские народы, обладала самой большой армией в Европе, а сейчас от нее остались лишь жалкие осколки. Милошевич стал первой жертвой «оранжевых» технологий, и его анализ механизма «отъема власти» не утратил актуальности. Предвидения Милошевича оплачены самой высокой ценой.
Послушайте слова Слободана Милошевича:
«События, которые развернулись вокруг наших выборов, также являются частью организованной кампании по очернению нашего государства и народа, поскольку наша страна и наш народ суть барьер для установления абсолютного доминирования Запада на Балканском полуострове.
В нашем обществе уже давно существует группировка, которая под именем оппозиционной политической партии демократической ориентации представляет интересы правительств, осуществляющих давление на Югославию, и особенно на Сербию. Эта группировка на нынешних выборах явилась в качестве демократической оппозиции Сербии. Настоящий хозяин ее – вовсе не их кандидат на пост президента Сербии. Ее многолетний хозяин – председатель Демократической партии и коллаборационист из военного альянса, который воевал против нашей страны. Он не мог даже скрыть этого своего сотрудничества. Впрочем, всей нашей общественности известен его призыв к НАТО – бомбить Сербию столько недель, сколько потребуется, пока ее сопротивление не будет сломлено.
Итак, во главе этой организованной группировки на нынешних выборах стоит представитель армии и правительств, которые совсем недавно воевали против Югославии».
«Они не хотят мира и благосостояния для Балкан, они хотят, чтобы это была зона постоянных конфликтов и войн, которые обеспечивали бы им алиби постоянного присутствия. Марионеточная власть, таким образом, гарантирует насилие, обеспечивает долгосрочную войну – всё, что угодно, только не мир. И лишь наша собственная власть гарантирует мир.
Все страны, которые оказались в положении ограниченного суверенитета, с правительствами, находящимися под влиянием иностранных сил, со стремительной быстротой становились нищими. До такой степени, которая исключает надежду на более праведные и гуманные социальные отношения. Великий раскол на большинство нищих и меньшинство богатых – это картина Восточной Европы последних лет, и все мы ее можем видеть. Эта судьба не обошла бы и нас. И мы бы под контролем и командованием собственников нашей страны быстро приобрели бы огромное количество очень бедных, чья перспектива выбраться из нищеты была бы очень и очень далекой и неопределенной. Меньшинство богатых состояло бы из элиты контрабандистов, которой было бы разрешено быть богатой при условии, что она будет в любом смысле лояльна по отношению к команде, которая решает судьбу их страны.
Общественная и государственная собственность быстро трансформировалась бы в частную, но владельцами этой собственности, учитывая опыт наших соседей, становились бы, как правило, иностранцы. Небольшое исключение составили бы те, кто купил право собственности путем лояльности и соглашательства, что вывело бы их за пределы элементарного представления о национальном и человеческом достоинстве.
Самые ценные национальные богатства при таких условиях станут иностранной собственностью, а те, кто до сей поры ими владел, в новой ситуации будут служащими иностранных фирм у себя на родине.
Вместе с национальным унижением, расчленением государства и социальным крахом будут наблюдаться различные формы социальной патологии, среди которых первой станет преступность. И это ни в коем случае не предположение, но живой опыт тех стран, которые прошли этот путь и от которого мы пытаемся уклониться любой ценой. Столицы криминала находятся отнюдь не на западе, как то было прежде, а на востоке Европы.
Одна из главных задач марионеточного правительства – если таковое придет к власти, – заключается в разрушении национального самосознания. Государства, которыми управляют извне, относительно быстро расстаются со своей историей, со своим прошлым, со своими традициями, со своими национальными символами, со своими обычаями, часто и с собственным литературным языком.
Незаметная на первый взгляд, но очень эффективная и жесткая селекция национального самосознания свела бы его к нескольким блюдам народной кухни, каким-нибудь песням-танцам, да к именам национальных героев, присвоенным продуктам питания и косметическим средствам.
Одним из несомненных последствий захвата территории какого-либо государства со стороны сверхдержав в XX веке является разрушение национального самосознания народа, живущего в этом государстве. Из опыта таких государств видно, что народ едва в состоянии уследить за скоростью, с которой он начинает употреблять чужой язык, как свой, отождествлять себя с чужими историческими деятелями, забывая своих, лучше разбираться в литературе оккупантов, чем в родной литературе, восторгаться чужой историей, понося при этом свою, походить на чужаков, но не на самого себя…»
«Я посчитал своей обязанностью предупредить о последствиях деятельности, которая финансируется и поддерживается правительствами стран НАТО. Граждане могут, но не обязаны, мне верить. Мне только хочется, чтобы они не слишком поздно уверились в моих предостережениях, то есть тогда, когда будет трудно исправить те ошибки, которые граждане совершат по своей наивности, заблуждениям или верхоглядству. Но эти ошибки трудно будет исправлять, а некоторые из них, возможно, так никогда и не удастся исправить».
«Такое заблуждение, – когда люди выбирают то, что для них выбрал кто-то другой, – есть самое опасное заблуждение; и оно является главной причиной моего официального обращения к гражданам Югославии».
Сегодня Югославии не существует, она развалилась на несколько частей, Сербы утратили свое национальное самосознание.
Вот слова одного серба, очень поучительные и в то же время наполненные огромной горечью:
«Зачем вам Европа, русские? Трудно найти более самодостаточный народ, чем вы. Это Европа нуждается в вас, но не вы в ней. Вас так много – целых три страны, а единства нет! У вас есть все свое: много земли, энергия, топливо, вода, наука, промышленность, культура. Когда у нас была Югославия и мы были едины, мы ощущали себя великой силой, способной свернуть горы. Теперь, из-за нашей же глупости, национализма, нежелании слышать друг друга Югославии больше нет и мы – прыщи на политической карте Европы, новые рынки для их дорогого барахла и американской демократии».
«Народ, не имеющий национального самосознания — есть навоз, на котором произрастают другие народы»(П.А.Столыпин)
***
Болгария
«Да, мы вошли в Евросоюз, только Евросоюз не вошёл в нас. У нас осталось то же самое коррумпированное правительство, те же самые продажные чиновники, помноженные на жёсткие нормативы, правила, методики Евросоюза. Мы оказались уничтожены, раздавлены Евросоюзом. Да, они выдают нам какие-то транши на развитие, но куда деваются эти деньги – никто не знает. Всё оседает по карманам чиновников, и даже если куда-то доходит, то только под «своих» и на «свои» проекты.
Бездарное правительство набрало кредитов у МВФ, который начал диктовать свою новую экономическую политику. Были навязаны жёсткие условия, которые в конечном счёте, разрушили экономику страны.
Методично была уничтожена вся индустрия, за бесценок приватизировано всё, что только можно, и порезано на металлолом. Полностью уничтожено сельское хозяйство. Разрушена система высшего образования. Наплодилась масса ВУЗов, которые за мзду выдают дипломы о высшем образовании. Всё, что мы можем предложить на экспорт, – это дешёвая, неквалифицированная рабочая сила.
В Болгарии население с 9 млн. уменьшилось до 7. Молодые пары перестали заводить детей. Кто может – уезжает. Идёт разрыв поколений. Огромное количество людей работает на Западе. Детей растят дедушки и бабушки. Дети не видят родителей. Это цена, которую Болгария заплатила за ЕС.
Мы хотели другой жизни, но не такой. Нас жестоко обманули. Нас втянули в этот ЕС, не спрашивая людей. Нас поливают западной пропагандой. Мы надеялись, что, вступив в ЕС, станем жить лучше. Нет! Жить стало невыносимо!»
***
Венгрия
12 апреля 2003 года в Венгрии был проведен референдум. Власть заручалась поддержкой населения для вступления в ЕС. На плебисцит пришло всего 46 % избирателей. Мнение меньшинства предопределило будущий крах республики в «объятиях» Евросоюза.
Не прошло и десяти лет, как на повестку дня Венгрии различные политические силы стали выносить вопрос о новом референдуме. По выходу из ЕС. Причина – реальность оказалась фантастически далекой от иллюзий, которыми тешили политики венгров перед плебисцитом-2003.
На сегодняшний день в республике уровень безработных очень высок, причем, в восточной части страны показатели безработицы существенно выше. Без работы там каждый пятый. В возрасте до 24-х лет таковых около 40 %. В начале века, до вступления в Евросоюз уровень безработицы, в среднем, был вдвое ниже.
Трудно было бы представить в социалистической Венгрии тысячные очереди за бесплатной похлебкой. Теперь это – обыденность. Из десяти миллионов общего населения, четыре — за чертой бедности.
На момент крушения соцлагеря около двух тысяч крупных предприятий были в собственности государства. Они были фундаментом социальной стабильности страны. Теперь их менее 100. Остальные ушли с молотка. Иностранцам. Казна от приватизации получила 11 млрд. долларов, которые благополучно и быстро проела. Теперь сидит на кредитах, наращивая национальный долг. Последний сегодня достиг 80% от ВВП. В Венгрии 30 тысяч иностранных предприятий. Все они имеют десятилетний режим налоговых льгот. Ровно столько они обычно и существуют. Заработанное вывозят домой.
В 2004, в год вступления Венгрии в ЕС, была закрыта крупнейшая в автобусостроительная компания Европы Ikarusbus. В год она производила до 14 тысяч автобусов. Два года завод стоял, пока не был куплен за бесценок. Теперь количество выпускаемых автобусов в год исчисляется поштучно.
По расчетам местных аграриев, Венгрия могла бы накормить 30 млн. человек качественной продукцией. Так оно и было до конца 80-х годов прошлого столетия. Однако, с тех благословенных пор, ситуация кардинально изменилась. С момента вступления в ЕС сельхозпроизводство упало в 9,5 раза. Оказалось, что венгерские фермеры не выдерживают конкуренции на обширном и общем европейском рынке. Попутно их лишили и внутреннего. Из-за несоответствия продукции евростандартам. Безработица в некоторых сельхозрайонах республики достигает 100%.
Венгрия могла бы «залить» Европу своим медом. Так считали местные «еврооптимисты». В Брюсселе решили иначе. Там сняли ограничения на закупку меда в Китае и других странах — не членах ЕС. Объем экспорта венгерского меда обвалился.
Венгрия в числе лидеров Евросоюза. По уровню коррупции. Она настолько стала привычной, что треть высшего руководства трехсот крупнейших компаний Венгрии, не смущаясь, признались, что готовы принять коррупционное предложение, если размер отката будет не меньше 10% от сделки.
Многолетней проблемой страны был Пенсионный фонд. Вернее – его наполнение. Проблему решили просто. Фактически национализировали все частные пенсионные фонды. Под угрозой лишения пенсий всех вкладчиков частных фондов обязали перевести свои сбережения в государственный. По ходу разобрались с частью госдолга. Дело в том, что половина активов частных фондов были государственные долговые обязательства. Их просто аннулировали.
Нынешняя жизнь венгров далека от обещанного благополучия. И вызывает возмущение рядовых граждан. Десятки тысяч протестантов на улицах Будапешта стали привычными. Вот и в конце 2010-го они вышли на улицы столицы с заклеенными ртами. Причина – фактическое упразднение свободы слова.
С 1-го января 2011. По закону от 20.12.10 г. все средства массовой информации подчинены Совету по СМИ. Правление последнего целиком состоит из представителей правящей партии ФИДЕС (Венгерский гражданский союз). Введены «убийственные» штрафы. Для телеканалов – до $950 тыс, газет – $119 тыс., а интернет-порталам – $48 тыс. за «неспособность органа СМИ предоставить сбалансированную информацию о происходящих событиях».
***
Греция
Что дало Греции членство в Евросоюзе? Сегодня на этот вопрос можно ответить однозначно. Ничего хорошего. Даже сторонники «европейского пути» признают, что страна за последние годы практически полностью утратила национальный суверенитет, отказалась от самостоятельной внешней политики и попала в финансовую кабалу.
Наиболее ёмко ситуацию в Греции охарактеризовал видный иерарх Элладской Православной Церкви митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай:
«У нас забрали нашу национальную идентичность, чувство собственного достоинства, а после этого ещё и уничтожили нашу экономику».
По данным авторитетной афинской газеты «То Вима», в конце первого полугодия 2013 года государственные долговые обязательства Греции достигли 321 млрд. евро. Таким образом, только за 2013 год внешний долг страны увеличился на 16 миллиардов евро. Ещё на 18 миллиардов он вырос в период с июня по декабрь 2013 года.
Даже официальная статистика свидетельствует об обнищании населения, колоссальном росте безработицы, многократном увеличении преступности. За годы участия в ЕС уничтожена греческая промышленность. Колоссальный удар нанесён и по греческому сельскому хозяйству.
До вступления в ЕС греки экспортировали сельскохозяйственные продукты, а теперь импортируют. Раньше Греция имела несколько заводов по производству сахара и несколько крупных трикотажных фабрик. Теперь не имеет ни одной. Раньше в стране были развиты судоверфи, а теперь они практически исчезли. Директивы ЕС привели к сужению рыбной ловли, хлопководства, виноградарства и многих других форм сельского хозяйства.
После вступления в Европейский союз для греков установили квоты, введённые, чтобы не было перепроизводства товаров: производить столько-то мяса (и не больше!), столько-то молока, персиков, апельсинов, оливкового масла, иначе — штраф. В итоге наиболее серьёзно пострадала винная отрасль страны. Плодовые деревья и виноградники, которые не попали в квоты, были вырублены.
Вступив в единую Европу, греки отказались от самообеспечения страны и начали вписываться в общеевропейское разделение труда. Они строили постиндустриальную экономику с доминирующей сферой услуг, за что их хвалили европейские чиновники и ставили на третье место в ЕС по темпам экономического роста после Ирландии и Люксембурга.
В результате подобной политики доля сферы услуг в ВВП страны выросла с 62 (1996 год) до 75 (2009 год) процентов, а доля промышленности значительно сократилась. Однако тогда на это внимания никто не обращал, поскольку кредиты обеспечивали достаточно высокий уровень доходов основной массы населения.
Принимая Грецию в ЕС, ей поставили условие изменить отношение к собственности и ее управлению, а также приватизировать стратегические предприятия, контролируемые греческим государством. В 1992 г. в Греции приняли закон о приватизации, которой подлежало около 700 предприятий. К 2000-му было приватизировано 27 крупных предприятий, среди них и 5 главных банков страны. Доля государства в Нацбанке снизилась тогда до 50%, а к 2010 г. — до 33%. Вслед за банками продали телекоммуникационную компанию, заводы стройматериалов и пищевую промышленность. Даже производство знаменитого коньяка Metaxa досталось британской Grand Metropolitan.
Государство ушло из прибыльных морских перевозок и начало распродавать морские порты. Сегодня кредиторы требуют от Греции не только экономических, но и политических уступок: сократить армию, отделить Церковь от государства, обеспечить права иммигрантов-иноверцев.
Согласно принятой по настоянию европейских чиновников программе приватизации, Греция должна избавиться от 80.000 объектов, которые находятся в собственности государства. В число активов, которые должны уйти с молотка или «сменить профиль деятельности», попали православные храмы, больницы, тюрьмы и сельскохозяйственные угодья.
Случаи открытого вмешательства во внутренние дела Греции со стороны кредиторов весьма многочисленны. Например, представители германских правящих кругов неоднократно рекомендовали Греции «задуматься о продаже нескольких принадлежащих ей островов».
За годы участия в ЕС принят целый ряд антихристианских законов: легализованы аборты, отменён выходной воскресный день, узаконено «свободное сожительство» и однополые браки. Экономический кризис стал суровым испытанием для Православной Церкви. Из-за нехватки священнослужителей закрываются храмы (особенно в малонаселённых районах страны).
В скором времени под давлением Брюсселя будет принят новый «антирасистский закон». Законопроект касается «защиты» чувств тех, кто может быть оскорблён проявлением «излишнего» патриотизма со стороны греков. За оскорбление иноверцев, отрицание Холокоста и другие проявления ксенофобии грозит уголовное преследование и реальные сроки заключения.
По словам митрополита Фтиотидского Николая, теперь грекам «будет страшно выразить свою любовь к Родине», нельзя будет предлагать примеры национальных героев «из-за того, что будут задеты чувства детей мусульман или албанцев». Проект нового «антирасистского закона» предусматривает также цензуру текстов богослужений Страстной Седмицы, в том числе и Евангелия.
(Тасос Михаилидис, Греция 2 декабря 2013 года)
***
Польша
При помощи «экспертов» с Запада была ликвидирована польская экономика. То, что создал польский народ, продано за бесценок западным инвесторам, в том числе банковское дело и стратегические предприятия.
Западные инвесторы ликвидировали конкурентов, а поляки остались без работы и собственности. Последствия так называемой экономической трансформации для Польши трагичны. Государственный долг Польши составляет около 1 трл $, несмотря на распродажу лучших национальных активов, безработица достигает официально 14%, а неофициально безработица среди поляков составляет около 30%, вынуждает молодых поляков к эмиграции, разбивая семьи. Такие действия всех правительств в Польше привели к демографическому краху и к тысячам самоубийств особенно среди молодых.
***
Демография нации — опережающий индикатор будущего расцвета или деградации национального государства, — гласят аксиомы политологии, экономической теории, социологии и других общественных дисциплин. Молодое поколение решает проблему подъема производительных сил, наполнения бюджета и пенсионного фонда, развивает науку и бизнес.
***
Литва
О чем говорит статистика переписи населения Литвы 2001 и 2012гг.
Население Литвы с 2001г по сентябрь 2012гг. сократилось на 441 тыс. человек или на 12.85%, — пояснил в интервью аналитикам отдела «новости Литвы» журнала инвесторов «Биржевой лидер» известный канадский эксперт Академии Masterforex-V Евгений Ольховский. Это официальные данные департамента статистики республики Литва свидетельствуют о сокращении населения государства с 3 млн 43 тыс. постоянных жителей до 2 млн. 988 тыс. человек.
Ученые: лишь в период СССР численность литовцев постоянно росла, и они были самой оседлой нацией СССР
Рост численности нации и ее оседлость являются для ученых важным критерием определения расцвета нации, точно так же, как уменьшение численности — признаком ее вымирания, — пояснил Евгений Ольховский. Если исходить из данных посылок и анализа фактов самими литовскими учеными, получается парадоксальный вывод, который вряд ли посмеет озвучить кто-либо из политиков современной Литвы.
Несмотря на то, что эмиграция литовцев длится уже полтора столетия, еще никогда она не была настолько масштабной, подсчитал профессор Кафедры истории Литвы Вильнюсского Университета Людас Труска в интервью Delfi.lt в 2011г. По словам этого авторитетного историка после смерти Сталина литовцы неплохо приспособились к советскому строю в СССР и именно в это период проявились оба критерия расцвета литовской нации:
— литовцы были самым оседлым народом в Советском Союзе (за пределами Литовской ССР проживало лишь 4% литовцев);
— в составе СССР численность коренного населения Литвы увеличилась на миллион — с 2,7 до 3,7 миллионов.
В 2012г литовцев всего 2.9 млн., осталось всего ничего до страшной цифры 2.7 млн. в 1940г.
Что происходит с численностью населения Литвы сейчас? «После восстановления независимости, когда Литва стала членом ЕС, мы плохо приспособились. Угрожает катастрофа», — сказал Людас Труска.
Беда всех национальных ученых в том и заключается, что они:
— называют прямым текстом что будет «катастрофа»;
— и не рискуют называть причины (просто «мы плохо приспособились к членству в ЕС»).
А не выяснив точный диагноз и причины заболевания — никогда нельзя вылечить болезнь, — пояснил канадский ученый.
В чем причины потерь населения современной Литвой?
1. Литва разрушила почти до основания все достоинства и преимущества национальной экономики, что было построено и достигнуто в СССР, не создав в замен новых. Так, именно в СССР, Литовская ССР поставляла всему Союзу минеральные удобрения и серную кислоту, металорежущие станки и электросварочное оборудование, цемент и бумагу, сборные железобетонные конструкции и обувь, шерстяные и хлопчатобумажные изделия и ткани, магнитофоны и велосипеды, рыбу, масло и мясо, имея гигантский рынок сбыта.
Что расчетливый Евросоюз разрешил производить и сбывать на рынкам ЕС современной Литве? Подробный ответ в статье «Биржевого лидера» «Литва не Эстония: инвесторам об общем и различии стран Балтии».
2. Что делает современная Литва — она идет по пути всех отсталых стран Евросоюза, так же, как и они, потерявших свое производство и превратившихся в супермаркеты по сбыту немецких, французских и др. товаров ЕС (Греции, Испании, Португалии, Ирландии, Венгрии и т. д.).
Вопрос не в независимости Литвы (она историческая данность, не подлежащая обсуждению, как и независимость России, Украины, Беларусии, Узбекистана и др. республик бывшего СССР), а в том, что за двадцатилетие страна не нашла своего пути в международном развитии, из-за чего молодежь бежит из этой страны, усугубляя все проблемы (включая накопления и обслуживания пенсионного фонда).
3. Ссора с Россией и как следствие — самые высокие в Европе цены на газ… для Литвы. В итоге, коммунальные платежи (от света до газа и отопления) за 3-х комнатную квартиру в Вильнюсе и Каунасе превысили 500 долларов и, население, осенью массово уезжает на заработки в Евросоюз (Великобритания, Ирландия и др. страны) и все меньше возвращается обратно на свою родину в Республику Литва.
На что надеется Литва? Литва просит ЕС взыскать с РФ огромную сумму денег за оккупацию ни много ни мало 834 миллиардов долларов. Опустим в сторону дискуссионный вопрос кто кому должен в рамках Советского Союза, констатируем главное — этих денег от России Литва никогда не получит. И чем чаще она поднимает данный вопрос — тем усложняет жизнь себе, а не России.
4. Курс литовского лита к доллару США является слабым звеном Республики Литва, так как привязан к курсу евро и вместе с евро находится в долгосрочном медвежьем тренде, пояснили в интервью отделу «новости Forex» журнала «Биржевой лидер» аналитики брокерской компании HY Markets (входит в ТОП высшей лиги международного рейтинга брокеров Forex Академии Masterforex-V):
Выводы пессимистичны.
Первый: Литва переживает те же проблемы, что и наиболее уязвимые страны Евросоюза — Ирландия, Греция, Испания, Португалия, Румыния и др.
Второй: Демографическая проблема Литвы свидетельствует о том, что экономическая ситуация грозит еще более худшими прогнозами, чем для Греции и Португалии, которые сейчас на слуху.

Чьи методы используют сильные мира сего для уничтожения национального самосознания, без которого не может быть подлинной независимости и самодостаточности?
«Они (нацисты) утверждали, что с помощью соответствующих средств, любое государство можно разложить изнутри настолько, что потом не будет стоить больших усилий победить его. Будто бы везде и всегда есть группы, которые стремятся к независимости — национальной, экономической или даже политической.
Стремление пробиться к кормушке и уязвленное честолюбие — вот революционное оружие, которое без промаха поражает врага в спину. И, наконец, есть еще дельцы, которые стараются изо всего извлечь выгоду. Нет такого патриотизма, который устоял бы против всех соблазнов. И мы очень скоро за это возьмемся.
Это вовсе не трудно — придумать патриотические лозунги для всяких подобных предприятий и найти людей, которые охотно заглушат такими лозунгами голос собственной совести. Для этого нужны только деньги и соответствующая организация». (Герман Раушнинг «Говорит Гитлер. Зверь из бездны»)
Послушные марионетки методично искажают исторические факты своей страны и любую информацию, которая сможет открыть глаза собственным гражданам. Нация, которая не знает правду (историческую и современного периода), легко попадает в зависимость от других сверхдержав, стремящихся установить на ее территории внешнее управление.
«Нет варвара, более убежденного в своем праве быть жестоким, чем европеец…» (Максим Горький, рассказ «Хозяева жизни», 1906г.)
___________________
(Материал собран из различных источников. Основные: сайт памяти Слободана Милошевича и сайт «Последнее обращение Слободана Милошевича», Последствия ЕС для Болгарии и Венгрии, Греции, Польши).
____________________________________

Начало большого пути

Слободан Милошевич родился 20 августа 1941 года в сербском городе Пожаревац. Его родители были преподавателями – мать преподавала физику, отец – русский язык. Мать Слободана в годы Второй Мировой войны активно участвовала в Сопротивлении гитлеровскому фашизму.

Слободан с юности видел себя политиком. Он рано вступил в ряды коммунистов. Успешно окончил юридический факультет Белградского университета. Затем работал в горкоме партии.

В 1966-83 годах С.Милошевич занимал управленческие должности на ряде предприятий, в том числе и крупнейшего предприятия Югославии — «Техногаза», был председателем правления Белградского банка. Везде проявлял себя как опытный и талантливый руководитель. За это время он приобрел бесценный опыт управления, отличное знание экономики.

Защитник сербов

В 1984 году С.Милошевич становится Председателем белградского горкома Союза коммунистов Югославии, в 1986 г. — председателем Президиума ЦК Союза коммунистов Сербии. При этом он считал несправедливой политику, при которой права Сербии ужимались в пользу Хорватии. Также его возмущала ситуация в Косово, где албанцы постепенно вытесняли сербское население, и сербы на территории собственной земли чувствовали себя гражданами второго сорта. Албанские националисты саботировали общереспубликанские законы и строили планы получения полной самостоятельности. Милошевич стал жестко противодействовать их грязным планам. Так, в апреле 1987 года он, прибывший в Косово, чтобы разобраться в ситуации, сказал историческую фразу «Никто больше не будет вас (сербов) бить», протестуя против разгона албанской полицией сербской демонстрации. В 1989 году С.Милошевич организовал в Косово и Метохии празднование 600-летия Косовской битвы, где выступил с блестящей речью, после чего сербы увидели в нем национального лидера.

К началу 90-х годов в Югославии сложилась тяжелая обстановка. После падения социалистического лагеря на страну устремили взоры силы западного капитала. Их цель — развал Югославии, раздробление Балканского полуострова на ряд маленьких государств с марионеточными правительствами.

В самой Югославии сложилась обстановка, благоприятная этим чаяниям Запада. Партократия Союза коммунистов потеряла авторитет в народе. Националистические силы в Хорватии, Боснии и других республиках резко активизировались, получая мощную поддержку США и Германии. Президиум Федерации, возглавляемый хорватом Месичем, не приложил никаких усилий для того, чтобы воспрепятствовать развалу страны. На многопартийных выборах Союз коммунистов проваливается, в Хорватии приходит к власти Туджман, в Боснии — националист Изетбегович, в Словении — националист Кучан.

В этих условиях, когда националисты — выходцы из Союза коммунистов — начали разваливать страну, а сам СК оказался неспособным остановить развал страны, Слободан Милошевич, собрав все оставшиеся в Союзе коммунистов прогрессивные силы, создает Социалистическую Партию Сербии. Эта партия продолжила борьбу за социалистические идеалы, выступая за целостность государства и независимость от западного капитала. Социалисты вышли под лозунгом сохранения единой, неделимой Югославии и одержали победу в Сербии и Черногории. Слободан Милошевич в 1990 г. был избран Президентом Сербии. Во многом благодаря усилиям Милошевича, на развалинах СФРЮ образовалось новое государство – Союзная Республика Югославия.

Против коварных планов агрессоров

За все время своего правления С.Милошевич последовательно выступал против планов агрессоров поработить страну, нарушая грязные планы запада. США и НАТО, в свою очередь, предпринимала активные попытки устранить его с политической сцены, пытаясь навязать сербскому народу в 1992 г. своего ставленника, американского миллионера сербского происхождения М.Панича. Но народ, несмотря на угрозы и натовско-геббельсовскую пропаганду, снова выбрал в Президенты Сербии С.Милошевича. Только благодаря усилиям Президента Сербии удалось остановить в 1995 году кровавую междоусобицу между народами некогда единой СФРЮ.

Силы «нового мирового порядка» не гнушались никакими средствами для того, чтобы поставить сербов на колени. Варварские экономические санкции, попытки покушения на С.Милошевича, постоянные угрозы военной агрессии, грязные провокации и интриги, политические убийства — вот арсенал бесчеловечной политики новых фашистов. Но сербский народ во главе с Милошевичем достойно выдерживал все испытания. И на выборах в Югославии в 1997 г. натовские ставленники потерпели поражение, а Слободан Милошевич был избран Президентом Югославии.

Тогда НАТОвцы разыграли «косовскую карту». Вооружив албанских сепаратистов, они «вдохновили» их на борьбу за так называемую «независимость». Созданная на деньги США и НАТО «Армия освобождения Косово» начала настоящий геноцид сербского населения в крае. Естественно, Слободан Милошевич встал на защиту сербского населения Косово и Метохии. Но сербская армия, ведя борьбу против бандитов, не превращала ее в борьбу с мирным населением.

Но НАТОвцы завопили о якобы «этнических чистках», проводимых Милошевичем в Косово, и активизировали политику грязного вмешательства во внутренние дела суверенного государства.

На переговорах в Рамбуйе сербской стороне был выдвинут ультиматум — либо Югославия соглашается на ввод в страну военного контингента НАТО без контроля со стороны ООН, на предоставление права НАТОвским военным «защищать права албанцев» на всей территории страны, на предоставление Косово независимости, — либо НАТО начнет «воздушную операцию».

С.Милошевич отвергает грязный ультиматум, и 24 марта 1999 года НАТО начинает ожесточенные, варварские, бесчеловечные бомбардировки небольшой страны, не желающей подчиниться наглому диктату мирового жандарма. Милошевича обвинили в «этнических чистках». 27 мая Гаагский трибунал, созданный по инициативе мадам Олбрайт, выдвигает против него обвинения в «военных преступлениях» и выписывает ордер на его арест.

За 78 дней бомбардировок НАТОвцам не удалось добиться от Югославии капитуляции, и они вынуждены были отказаться от большей части своих требований. 3 июня 1999 г. было подписано мирное соглашение, по которому сербская армия выходит из Космета и туда входят миротворческие силы ООН, но эта область остается в составе Югославии.

Месть врагов

НАТО потерпело полное моральное поражение. Всему человечеству стало ясно, что представляет из себя этот бандитский блок. И отныне, куда бы ни приезжали Клинтон и Олбрайт, их встречали тухлыми яйцами и лозунгами: «Янки, убирайтесь вон!». Были досрочно смещены со своих постов генсек НАТО Х.Солана и командующий американскими ВВС У.Кларк. НАТО опозорилась, ударила лицом в грязь. Естественно, новые фашисты не смогли простить С.Милошевичу их собственного унижения и позора.

Началась травля, кампания клеветы. Ожесточились санкции против Югославии. Прозападным силам оказывалась огромная моральная и финансовая помощь. НАТОвцы не гнушались никакими средствами. В страну засылались отряды шпионов, террористов и наемных убийц. Уничтожались люди из окружения С.Милошевича, а за его убийство была назначена крупная награда.

Несмотря на все усилия агрессоров, Югославия возрождалась, как Феникс из пепла. Страна активно развивала сотрудничество с такими «государствами-изгоями», как Белоруссия, Ливия, Ирак, что очень раздражало натовцев. Милошевич активно выступал в защиту своего народа. Так, характеризуя положение косовских сербов, он на съезде Социалистической Партии сказал: «Постыдная миссия так называемого международного сообщества в Косово и Метохии, которая во всех отношениях потерпела полное фиаско, должна как можно скорее закончиться, чтобы власти нашей страны приступили к исполнению всех своих полномочий в этой суверенной части нашей территории».

Также югославское руководство требовало от стран НАТО возмещения нанесенного стране ущерба, только в обмен на это соглашаясь возобновить дипломатические отношения со странами-агрессорами, прерванными в марте 1999 г.

Но активизировались и прозападные силы. Играя на неимоверных трудностях народа, «пятая колонна» организовывала митинги хулиганствующей оппозиции. Шло оболванивание молодежи «западными голосами». Виновником всех экономических трудностей объявлялся С.Милошевич. «Оппозиция» утверждала, что если бы он принял НАТОвский ультиматум, то «жили бы сербы, как в богатом европейском доме».

Положение Милошевича становится очень тяжелым. Находясь в полной изоляции, не имея союзников в борьбе, он делает отчаянные попытки спасти страну от неумолимо надвигающейся западной экспансии. Срок его полномочий заканчивается, и он больше не имеет права баллотироваться… Волчьи пасти «оппозиции» с жадностью ждут момента вцепиться зубами в измученное тело Сербии.

Слободан Милошевич идет на изменение Конституции, позволяющее ему баллотироваться еще на один срок. Парламент его поддерживает. Ранее выборы Президента осуществлялись парламентом, теперь Президент избирается непосредственно народом. Западные марионетки завопили, что Милошевич пытается продлить срок своих полномочий, что он таким образом не дает «оппозиции» возможности достойно подготовиться к выборам. Эта трусливая орда, несмотря на НАТОвские деньги и поддержку, еще не совсем уверена в своей победе.

Однако слишком устал сербский народ от борьбы за независимость и свободу. И на выборах 24 сентября 2000 г. они под угрозой новых санкций и бомбардировок голосуют за ставленника НАТО Коштуницу. А у границ Югославии уже начинают скапливаться НАТОвские армады…

Милошевич не хочет так просто уходить, отдав страну прозападным силам. И 5-6 октября 2000 г. отряды НАТОвских шпионов и наемников вместе с пьяной, одурманенной наркотиками: оболваненной частью народа нагло штурмуют Скупщину и телецентр. Начинается волна предательства. Подкупленная полиция переходит на сторону «оппозиции», армия молчит. У Президента не остается никаких рычагов власти — слишком глубоко проникли предатели во все властные структуры. Надежды на Россию также пошли прахом после того, как натовский прихлебала Иванов от имени Путина поздравил Коштуницу с «победой». У Милошевича остается два варианта: либо призвать немногие оставшиеся верными войска, чтобы раздавить оппозицию, либо уступить власть. Ясно, что первый путь только и нужен НАТОвцам, чтобы, объявив Милошевича «диктатором» и «убийцей сербского народа», начать вооруженную интервенцию, оккупировать страну и окончательно покончить с ней. Воля народа к сопротивлению сломлена. Руководство России отказало в помощи. И Милошевич выбирает второй путь, отказываясь тем самым от пролития крови своего оболваненного народа, спасая страну от новой агрессии.

Он начинает укреплять свою Социалистическую партию, которой теперь предстоит стать оппозицией «новой власти». Не все оказываются способными выдержать такое испытание — только что состояли в правящей партии, теперь приходится становиться оппозиционерами. Многие нестойкие элементы и предатели перемещаются в стан «демократов».

Однако Социалистическая Партия выстояла. И Слободан Милошевич на Чрезвычайном съезде 25 ноября 2000 г. вновь избран руководителем партии. В своем докладе он выступил против грабительской приватизации, осуществляемой «новым руководством» и обвинил «демократов» в сдаче страны Западу.

Крестный путь

В ночь с 31 марта на 1 апреля 2001 года Слободан Милошевич был подло арестован по приказу вашингтонской куклы Коштуницы. Ему предъявили абсурдные обвинения в «коррупции» и «злоупотреблении властью» и угрожали смертной казнью. Но никаких доказательств его вины у «демократической» сербской юстиции не было.

Кроме того, натовцам оказалось мало того, что их противник свергнут и арестован. Они хотели сами расправиться с ним путем организации позорного судилища в Гааге. И после обещания «новым властям» крупной суммы кредитов Слободан Милошевич был незаконно отправлен в натофашистские застенки Гааги. Это произошло 28 июня 2001 г., как раз на годовщину Косовской битвы.

И в Белградской тюрьме, и в гестаповских гаагских застенках С.Милошевич держался исключительно стойко, отвергая все лживые обвинения натовцев и их прихвостней. Его не сломили ни физические страдания, ни колоссальное моральное давление. На суде он бесстрашно разоблачал преступления НАТО против Югославии и с невероятным достоинством защищал не только себя, но и всю страну.

Гаагские тюремщики не упускали ни единого шанса сделать ему как можно хуже. Все эти годы они специально подрывали его здоровье неправильными лекарствами. Они лишили его свиданий с женой (против которой по указке Гааги было возбуждено «уголовное дело»). Они создали ему тяжелейшие условия содержания. Но ничего не смогли поделать с его правдой. Он один, без адвокатов, одерживал верх над огромным аппаратом судилища и хозяевами лжепрокуроров и лжесудей.

В последнее время состояние его здоровья резко ухудшилось из-за невыносимых тюремных условий, колоссальных нагрузок. А возможно, были и другие причины – сейчас существуют многочисленные препараты, действующие на сердечно-сосудистую систему. Ведь судилище всячески пыталось заставить его замолчать.

Власти России, до этого неоднократно предававшие Милошевича, вдруг в последний момент словно опомнились и предложили ему пройти курс лечения в Москве. Были даны все необходимые гарантии возвращения, да и сам Слободан Милошевич четко заявил, что не собирается скрываться от битвы, потому что намерен до конца разоблачить лживый трибунал. Но натовские палачи ответили отказом.

Победа и бессмертие

Тем временем суд уже был близок к завершению. И стало совершенно ясно – Слободан Милошевич выиграл процесс. Он в прах разбил все фальшивые обвинения лжепрокуратуры. Надо выносить оправдательный приговор – но для продажных судей это был неприемлемый вариант – не за это им платят натовцы. И был найден самый подлый, самый циничный «выход».

И вот свершилось — 11 марта 2006 года Слободан Милошевич был найден мертвым в тюремной камере. Несмотря на все лживые «экспертизы», всем здравомыслящим людям абсолютно ясно: произошло зверское убийство! Тем более, что официальная версия о «естественной смерти» насквозь противоречива.

Демвласти Сербии испугались своего противника даже мертвого! Вместо того, чтобы похоронить его со всеми президентскими почестями на Аллее Героев в Белграде, власть разрешила провести похороны только в Пожареваце, небольшом городке в 80 км. от Белграда. Городе, где родился Слободан… В последний путь Президента Югославии провожали более полумиллиона сербов, черногорцев и представителей других народов Югославии.

Елена Громова

Семь лет назад – 11 марта 2006 года, в «демократической тюрьме» умер президент Югославии Слободан Милошевич. Его судьба — наглядный урок всем тем, кто готов поверить Западу на слово, кто готов идти на уступки. Муаммар Каддафи, который также попытается договориться в 2011 году, ещё был всеми признанным лидером Ливии, когда Слободан Милошевич пошел Западу на уступки и стал договариваться. Сербские войска были выведены из Косово. В «благодарность» исконная сербская территория — Косово под протекторатом США и НАТО объявила независимость. Сам же Милошевич был выдан сербскими либералами, пришедшими к власти, на судебную расправу в Гаагу. Его мужественное поведение в суде привело к невозможности доказать то, что требовалось доказать для обвинения сербов и их президента во всех мыслимых грехах.

Не сломив Милошевича и не имея возможности доказать обвинение, Запад не имел никаких других вариантов кроме того, что был выбран. Выпустить и оправдать Слободана Милошевича нельзя, обвинить не выходит. Выход один – убить его прямо в тюрьме.

Что и случилось.

Предлагаю вашему вниманию свидетельство очевидца этого процесса.

Материал, который публикуется, подготовлен Александром Борисовичем Мезяевым. Это профессор, заведующий кафедрой конституционного и международного права Университета управления «ТИСБИ» (г. Казань). Он лично участвовал в суде со стороны Слободана Милошевича. В 2003-2006 годах был ответственный секретарем Группы юристов Российской Ассоциации международного права по наблюдению за процессом «Прокурор против Слободана Милошевича» в Международном трибунале по бывшей Югославии.

Убийство президента Югославии

Слободана Милошевича:

необходимость независимого международного расследования

Ровно семь лет назад, 11 марта 2006 года был убит президент Югославии Слободан Милошевич. О том, что его смерть не была случайной, догадываются многие. Однако наше расследование показало, что имеются прямые свидетельства того, что было совершено убийство, и Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) является прямым участником этого преступления. Впрочем, более удивительно другое — данные свидетельства содержатся в официальных документах самого трибунала.

Итак, 11 марта 2006 года МТБЮ сообщил, что Слободан Милошевич «найден мёртвым в своей тюремной камере». На следующий день было объявлено, что проводившееся голландскими судебными патологоанатомами под эгидой прокуратуры МТБЮ вскрытие показало, что С.Милошевич умер от инфаркта миокарда. Наконец, 14 марта решением судебной палаты судебный процесс и всё дело в целом были полностью прекращены. Таким образом, Гаагский трибунал попытался закрыть длившееся почти семь лет юридическое дело. Однако точку в этом деле ставить явно рано. Скорее, следует ставить вопрос об открытии нового дела. Дела против самого Гаагского трибунала. Ибо имеются самые серьёзные доказательства того, что МТБЮ организовал и осуществил убийство одного из своих обвиняемых.

Прежде всего, следует отметить, что заявление о «естественной» причине смерти С.Милошевича, не соответствуют действительности. По окончательному официальному сообщению прокуратуры Гааги смерть С.Милошевича произошла от инфаркта миокарда. Однако данный вывод далеко не достаточен и, тем более, не равнозначен выводу о естественности причины смерти.

Следует признать, что у МТБЮ были чрезвычайно веские причины для убийства С.Милошевича. Ещё в 2003 году, когда я наблюдал за ходом процесса непосредственно в зале суда в Гааге, я начал постепенно приходить к выводу о том, что наиболее вероятным исходом судебного процесса должна стать смерть обвиняемого. Главной причиной, по которой трибунал был заинтересован в смерти С.Милошевича состояла в полной несостоятельности обвинений против него. Ещё во время Обвинительной части процесса стало ясно, что прокуратура построила свою схему на фактах, не соответствующих действительности. Важное уточнение: прокуратуре было заранее известно о ложности этих фактов, то есть речь идёт о сфальсифицированным обвинительном заключении. Положение усугубилось тем, что для доказательства обвинительного заключения были представлены сфальсифицированные свидетельства. Представление лживой информации для доказательства лживого обвинительного акта превратили процесс в фарс. Фактически, прокуратура загнала сама себя в угол. Процесс рухнул ещё в первой своей фазе.

Вторым фактором, послужившим причиной именно такого окончания процесса стала стратегия самого Слободана Милошевича. Эту стратегию с полным основанием можно назвать смертельной. Дело в том, что С.Милошевич мог выбрать две стратегические линии:

1)Традиционную, которой пользуется абсолютное большинство обвиняемых как на любом процессе, так и в Гаагском трибунале, в частности, и которая, надо признать, сохранила бы С.Милошевичу надежду на сохранение жизни. Эта стратегия личной защиты, которая выглядит примерно так: «я ничего не знал», «меня неправильно информировали», «лично я приказов не отдавал» и т.д. Избери С.Милошевич эту стратегию, и Гаагский трибунал охранял бы его здоровье как зеницу ока, ибо им был нужен обвинённый Милошевич. При фальсификации доказательств его обвинение было бы делом не столь уж сложным. Тем более, что половина всех свидетелей обвинения были засекреченными – трибунал готовил себе запасной плацдарм для вынесения неправосудного приговора, основанного на показаниях, которые были бы неизвестны никому, кроме самих судей!

2)Другая стратегическая линия заключалась в том, чтобы не просто отмежеваться от приписываемых ему преступлений, а самому доказать кто в действительности совершил все эти преступления. Начавшаяся в августе 2004 года Защитная часть процесса стала воистину окончательной катастрофой для МТБЮ. Речь шла уже не только о том, виновен или невиновен сам Милошевич, а о том, что делать с неопровержимыми доказательствами того, как было организовано о осуществлено одно из крупнейших международных преступлений – уничтожение государства Югославия. Те, кто внимательно следил за процессом, не могли не видеть: С.Милошевича судят именно за то, что он оказал главное сопротивление этому международному преступлению.

При этом становилось ясно, что сам Гаагский трибунал является частью механизма осуществления этого преступления. Возникает вопрос: что мог сделать МТБЮ в данной ситуации? Совершенно очевидно, что он не мог ни осудить С.Милошевича (на основании норм права), ни оправдать его (оправдание означало бы признание его правоты). Ясно, что смерть С.Милошевича и прекращение этого опаснейшего процесса объективно являлись единственным выходом для МТБЮ.

Согласно имеющимся в нашем распоряжении фактам, убийство С.Милошевича было совершено следующим образом. C.Милошевичу были созданы условия, которые серьёзно ухудшили состояние его здоровья. Затем ему было отказано не только в адекватном лечении резко ухудшившейся болезни сердца, но и в необходимых исследованиях для постановки диагноза. Наконец, в критической ситуации трибунал отказал С.Милошевичу в оказании срочной медицинской помощи. Причем сделал это осознанно при наличии всей необходимой информации о его критическом состоянии.

Гаагский трибунал постоянно подчёркивал, что С.Милошевич имел доступ к самым лучшим врачам. Этот аргумент лукав. Возможно, что это были лучшие врачи Нидерландов, но вот какие они давали заключения.

Доктор Аартс: «Атеросклероз – нормальное явление для пациента его возраста.

Доктор де Лаат: «Причины возможной потери слуха неясны. Возможно, что они сердечно-сосудистого характера». Однако делается вывод, что «необходимо использование не наушников, а слухового аппарата»! (Как видим, для того, чтобы подстраховать себя, «доктор» указывает возможную причину, но его рекомендация воистину издевательская).

Доктор Споелстра: «предполагая», что «пациент использует наушники» предлагает решить проблему «получше настроив громкость в наушниках».

Доктор Фальке : «Я обсудил отчёт трёх врачей с лором из госпиталя Броново. Его мнение: ухудшение слуха – от старости. Ничего больше сейчас предпринять нельзя».

4 ноября 2005 года по требованию Слободана Милошевича группа из трёх врачей произвела его медицинский осмотр. В состав группы входили: доктор медицинских наук, профессор М.В.Шумилина (Россия), профессор Ф.Леклерк (Франция) и профессор В.Андрич (Сербия). Заключение доктора Шумилиной было предельно жестким. Она сразу заявила, что речь идёт о неадекватном лечении и необходимости специализированного обследования и лечения. Она также предупреждала, что существует опасность серьёзных нарушений не только сердца, но и мозга.

Кардиологу Ф.Леклерку не предоставили возможности ознакомиться с результатами медицинских осмотров пациента, включая как специфические, так и самые элементарные (записи измерения давления). По фактически единственной предоставленной ему возможности обследования С.Милошевича — снятия ЭКГ, заключение врача было: «чрезвычайно аномально».

В своём совместном мнении международная группа врачей предупредила трибунал, что «состояние больного тяжёлое, и грозит дальнейшим ухудшением». Они отметили, что необходимо более детальное исследование для постановки диагноза. Врачи заявили, что С.Милошевичу должен быть предоставлен немедленный полный (физический и умственный) отдых на период в 6 недель, который уменьшит или, по крайней мере, хотя бы стабилизирует течение болезни.

Заключение доктора М.Шумилиной вызвало сильнейшее раздражение. Впервые независимая медицинская экспертиза подтвердила на весь мир: причиной всё ухудшающегося состояния здоровья Слободана Милошевича является длительное неправильное лечение и вообще нежелание лечить. Заключение М.Шумилиной попытались дискредитировать: лечащий врач С.Милошевича стал активно искать врачей, которые ставили под сомнение её заключение, а прокуратура даже намекала на то, что доктор Шумилина находится в заговоре с Милошевичем. 14 декабря 2005 года М.Шумилина в своём письме в трибунал заявила, что попытки ряда врачей принизить значение её заключения недопустимы. Так, она отметила, что «атеросклероз является результатом не возраста в 64 года , а следствием длительного неправильного лечения артериальной гипертензии.» Она ещё раз предупредила власти трибунала и тюрьмы о том, что «сердечно-сосудистый фактор развития болезни не должен быть недооценён». В декабре 2005 года директор Научного Центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, главный кардиохирург МЗ РФ академик Л.А.Бокерия в своём письме президенту МТБЮ Ф.Покару ещё раз напомнил ему, что состояние здоровья С.Милошевича является «критическим» и вновь назвал причину этого – «неправильное лечение». У президента Гаагского трибунала не должно было оставаться сомнений в трактовке заключения доктора Бокерия: «речь идёт о необходимости предотвратить сердечно-сосудистую катастрофу».

В декабре 2005 года Слободан Милошевич обратился к судьям с просьбой временно освободить его для лечения в Москве. Несмотря на то, что все требования, предъявляемые к условиям временного освобождения для лечения, которые предъявлялись к другим обвиняемым, в «деле» С.Милошевича были выполнены, суд отказал Милошевичу во временном освобождении для оказания срочной медицинской помощи. Следует отметить, что решение судебной палаты было абсолютно незаконным ещё и потому, что трибунал проигнорировал гарантии, данные Российской Федерацией, отклонив их, без объяснения причин. В 2009 году мне удалось встретиться с одним из судей, принимавших решение об отказе С.Милошевичу в лечении в России – судьей Яном Бономи (Британия). Судья отказался отвечать на мой вопрос о том, почему он просто проигнорировал гарантии, предоставленные Российской Федерацией.

Одним из важнейших этапов осуществления плана по недопущению разрешения на временное освобождение стала провокация по обвинению С.Милошевича в манипуляции со своим здоровьем, а именно в том, что он сознательно ухудшает состояние своего здоровья для того, чтобы выехать в Россию и, таким образом, «скрыться от правосудия». Анализ этой провокации имеет принципиальное значение, ибо в полной мере раскрывает mens rea (умысел) должностных лиц трибунала на совершение преступления. С.Милошевич был обвинён в том, что он не принимает прописанные ему лекарства и принимает не прописанные. В данной провокации участвовали как тюремные власти, так и лечащий врач С.Милошевича. Начало провокации было положено начальником тюрьмы Т.МакФадденом и тюремным врачом П.Фальке, которые после просьбы С.Милошевича о его временном освобождении для лечения, стали бомбардировать судебную палату и секретариат трибунала своими записками. Информация, содержавшаяся в этих записках должна была исключить положительное решение о временном освобождении.

Так, в своём письме в секретариат трибунала от 19 декабря 2005 года начальник тюрьмы МакФадден сообщал, что «давно подозревал, что С.Милошевич не следует предписанному ему медицинскому режиму», а именно, что он не принимает назначенные ему препараты и принимает не назначенные.

С целью установить, действительно ли это так, у С.Милошевича были взяты пробы крови, результаты которых показали, что «С.Милошевич не принимает назначенные ему лекарства и принимает не назначенные».

Более того, начальник тюрьмы сообщил, что тюремный врач в дальнейшем «отказался нести полную ответственность» за здоровье С.Милошевича. А затем заявил, что «не я, ни вы не можем нести ответственность за здоровье С.Милошевича».

Как видим, все три главных должностных лица и органа трибунала, которые, согласно Правилам МТБЮ несут главную ответственность за здоровье содержащихся в тюрьме трибунала, сняли с себя полную ответственность за здоровье Слободана Милошевича. При этом совершенно очевидно, что выводы, содержащиеся в письме начальника тюрьмы являются следственными, а не медицинскими. На самом деле, результаты крови были следующими: «в крови обнаружен низкий уровень предписанных лекарственных препаратов и низкий уровень не предписанных лекарственных препаратов». Без каких-либо дополнительных объяснений, начальник тюрьмы квалифицирует данное заключение по анализу крови как результат умышленных действий С.Милошевича.

Ниже мы увидим, что для такого вывода не было оснований, но самое главное в том, что аналогичный вывод сделал не только начальник тюрьмы, но и врач. В своём письме от 6 января 2006 года П.Фальке повторяет выводы начальника тюрьмы: «пробы показали, что он принимает назначенные препараты в недостаточных количествах или не принимает их вообще», а также что он «принимает препараты не предписанные ему ни мной, ни другими».

Проводивший исследование крови токсиколог Д.Угес, несмотря на ряд оговорок, также сделал вывод: «имеются серьёзные основания считать, что имело место нерегулярное принятие предписанных препаратов. Очевидно, что это может быть причиной высокого давления».

Итак, как видим, не только тюремные власти, но и врачи делают следственные выводы. Все, кроме одного. В своём заключении доктор Тоу назвал пять возможных причин низкой концентрации предписанных препаратов в крови С.Милошевича, а именно: 1)слабая абсорбция гастроэнтерологии; 2)недостаточно точное следование предписаниям; 3)взаимодействия с другими субстанциями; 4)пониженная абсорбция энзимов; 5)быстрый обмен веществ для СYР2D6.

Эти замечания доктора Тоу являются элементарными и, кстати, далеко не исчерпывающим списком иных возможностей. Возникает вопрос: каким образом было возможно не предположить эти вероятности? Ответ очевиден. Это можно было сделать только с умыслом. Однако до опубликования отчёта доктора Тоу, П.Фальке не допускал никаких других объяснений, кроме как непринятия препаратов. Несмотря на то, что Фальке вообще не обладает необходимой квалификацией для того, чтобы делать те заключения, которые он делал, он сознательно формировал у судебной палаты негативный образ С.Милошевича, который специально ухудшает своё здоровье, чтобы уехать на лечение. Однако ситуация оказалась гораздо более серьёзной, нежели предвзятость или неквалифицированность. Речь идёт о mens rea на совершение преступления.

12 января 2006 года Слободан Милошевич сам потребовал провести новый анализ крови. Этот анализ, проведённый после приёма предписанных Фальке лекарственных препаратов и под постоянным наблюдением, показал, что в крови обнаружен тот же самый уровень препаратов, что и раньше. Утверждения начальника тюрьмы, а главное – врачей во главе с Фальке, рухнули. Однако наиважнейшим элементом mens rea указанных лиц было то, что они скрыли этот факт от судебной палаты. Тюремные власти (начальник тюрьмы и его заместитель) в своих депешах в трибунал постоянно подтверждали, что приём лекарств обвиняемыми трибунала является вопросом повышенного внимания вообще, а уж в отношение С.Милошевича – в особенности. В то же время, утверждая о своих подозрениях, а затем – утверждениях, они не смогли привести ни одного факта непринятия лекарств С.Милошевичем за все почти 5 лет его содержания в тюрьме. Таким образом, заключение врачей, руководства тюрьмы, секретариата и прокуратуры в данных обстоятельствах были не только необоснованными, но и ложными.

В своих отчётах в судебную палату П.Фальке утверждал, что С.Милошевич также «принимает не предписанные ему препараты». Однако в отчёте токсиколога Угеса названо только два таких препарата — Диазепам и Нордазепам. Назначенные адвокаты установили, что именно Фальке прописал С.Милошевичу Диазепам в середине октября 2005 года. При этом, второй препарат – Нордазепам – по признанию делавшего повторную экспертизу доктора Тоу, превращается в организме человека из Диазепама. Наконец, по заключению доктора Угеса уровень обоих препаратов в крови «слишком низок для любого фармакологического эффекта». Если учесть, что оба препарата могут находиться в крови длительное время (несколько месяцев) и то, что они не могут оказать негативного воздействия на высокое давление (и даже косвенным образом оказывать положительное воздействие при высоком давлении), становится ясно, что против С.Милошевича была организована провокация. То, что это была именно провокация, подтверждается опять-таки mens rea всех участников. В своём представлении в судебную палату назначенные адвокаты отмечали: «Ни один из отчётов, направленных в судебную палату не содержал информацию о том, что Диазепам неоднократно предписывался С.Милошевичу самим тюремным врачом Фальке: а) в течение всего периода содержания С.Милошевича в тюрьме; б) особенно в течение трёх дней в середине октября 2005 года».

«В отсутствие этой информации судебная палата не могла сделать правильный вывод»,- заключили в своём представлении в суд назначенные адвокаты. Сказано, однако, слишком мягко. На самом деле совершенно очевидно, что в судебную палату была представлена сфальсифицированная информация, которая была направлена на то, чтобы судебная палата сделала неверный вывод. Эта часть провокации провалились столь очевидно, что даже прокуратура трибунала была вынуждена признать, что «более не считает, что Обвиняемый принимал Диазепам инчае, чем это было ему назначено».

Однако, несмотря на очевидный провал, секретариат и доктор П.Фальке попытались оправдаться. Однако, как всегда бывает в случаях откровенной лжи, оправдание получилось ещё более неуклюжим. Так, Фальке сообщает, что на самом деле, последним зарегистрированным приёмом Диазепама С.Милошевичем была не середина октября, а 7 ноября 2005 года, то есть на три недели ближе к забору крови на анализ. Отсюда оправдательный вывод секретаря трибунала: «Таким образом, низкий уровень Диазепама в крови С.Милошевича не связан с фактом предписания этого препарата доктором Фальке 15-17 октября 2005 года». Это и есть ответ на обвинение адвокатов в том, что врачи и секретариат скрыли назначение Диазепама и что этот препарат не может быть назван «непредписанным»!

Оправдания тюремного врача и секретаря по сути представили новые доказательства их недобросоветсности и поставили новые вопросы. Назначенные адвокаты обратили внимание на то, что дата 7 ноября 2005 года не записана в документах, переданных С.Милошевичу в ответ на его запрос представить ему всю медицинскую документацию. Позднее, врач и секретариат представили судебной палате медицинскую карту выданных С.Милошевичу лекарств. Оказалось, что этот вариант карты отличается от того, который был выдан С.Милошевичу. И разница касалась как раз Диазепама! В первом варианте копии карты приём этого препарата был обозначен как «продолжать принимать», а во второй копии (этого же самого документа, но представленного уже в судебную палату) как «по требованию».

Фальке вводит в заблуждение и других врачей, которые проводили свои экспертизы. Как доктор Тоу как видно из его отчёта, не знает о приёме С.Милошевичем Диазепама 7 ноября 2005 года (так как он ссылается только на 15-17 октября того же года). Также из отчёта доктора Угеса ясно, что он не был проинформирован о том, что С.Милошевичу был назначен один из бензодиазепинов (в данном случае – диазепама), причём назначен самим Фальке, и совсем недавно. Как прямое следствие этого, ни Тоу, ни Угес не рассматривали действие диазепама принятого 7 ноября 2005 года.

Таким образом, налицо все факты, доказывающие то, что было совершено умышленное преступление: фальсификация представленных документов (переписывание медицинской карточки назначенных С.Милошевичу препаратов); утаивание необходимой информации; сообщение ложной информации; отказ адвокатам в возможности выяснения точной информации.

7 марта 2006 года, за три дня до гибели С.Милошевича, судьям внезапно сообщили, что в крови С.Милошевича (взятой 12 января!!!) найден не назначенный ему препарат – Рифампицин, который по утверждению доктора Тоу мог вызвать нейтрализацию назначенных препаратов для лечения повышенного давления. До сих пор никто не объяснил, почему информация о содержании Рифампицина в крови С.Милошевича скрывалась и от самого С.Милошевича, и от судебной палаты целых 2 месяца (!). До сих пор судебная палата не потребовала объяснений от должностных лиц трибунала и лечащего врача Фальке, что заставило их скрывать эту критически важную информацию. Закрытие дела С.Милошевича в Гаагском трибунале при данных обстоятельствах означает, что трибунал не желает выяснить этот и многие другие факты. То есть, выступает либо организатором преступления, либо его соучастником в форме сокрытия преступников. Однако, сопоставив факты и даты, невозможно не сделать вывод о том, что информацию о наличии Рифампицина в крови скрывали в ожидании решения трибунала о временном освобождении С.Милошевича.

Таким образом, имеются все правовые основания для возбуждения дела о насильственной смерти президента С.Милошевича и проведении независимого расследования.

P.S. В 2011 году Международный трибунал по бывшей Югославии отказал генералу Р. Младичу в выборе А. Мезяева своим адвокатом. Основанием отказа была названа «деятельность Мезяева, которая наносит ущерб репутации трибунала».

См.: Сообщение Секретариата МТБЮ CC/MOW/1050ef – «Slobodan Milosevic found dead in his cell at the detention unit», 11 March 2006.

См. Сообщение Секретариата МТБЮ AM/MOW/1052e – «Preliminary Autopsy Results of Slobodan Milosevic», 12 March 2006.

См.: Prosecutor v. S.Milosevic, Order Terminating the Proceedings, 14 March 2006.

Речь идёт не о самом факте лишения свободы или условий пребывания в тюремном заключении. В значительной своей части действия тюремных властей и МТБЮ нарушали свои собственные Правила.

Письмо доктора Дж. Де Лаар – тюремному врачу Фальке от 28 ноября 2005 года // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p. 45801

См. Письмо доктора Споелстра от 21.11.2005 // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p. 45807.

Из отчёта П.Фальке – судебной палате от 14.11.2005 // Confidential Attachment B to the Assigned Counsel Request for Provisional Release Pursuant to Rule 65, 20 December 2005.

Report on medical examination of Mr. Milosevic, // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p. 45841.

Письмо академика Л.А.Бокерия президенту МТБЮ Ф.Покару от , // Confidential Attachment A to the Assigned Counsel Request for Provisional Release Pursuant to Rule 65.

См.: Decision on the Assigned Counsel Request for Provisional Release, 23 February 2006.

Полностью интервью А.Мезяева с судьёй Бономи см.: «Казанский журнал международного права», №3 (2009-2010). С.99-102.

См. Письмо Начальника тюрьмы ООН Т.МакФаддена – секретарю МТБЮ от 19 декабря 2005 года, // Документ МТБЮ – IT-02-54-T, p.45640.

Internal Memorandum from T.MacFadden, Chief of Detention, to H.Holtius, Registrar of 19 December 2005, para 3.

Ibid., para 4.

Так, Угес ссылается на ряд факторов, осложняющих его работу, в частности, отсутствие диагноза (!) и невысокую точность методики анализа крови. В значительной степени общий тон письма выглядит следующим образом: «бывает так, а бывает и совсем по-другому». Таким образом, очевидна попытка Угеса снять с себя ответственность за какие-либо точные результаты. Тем более странны его выводы: это вновь выводы не врача, а следователя, а также выводы, находящиеся вне рамок медицинской компетенции, ибо токсиколог не может делать выводы о причинах давления.

Письмо Р.Угеса на запрос секретаря МТБЮ от 24 января 2006 года, // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45627.

Cм.: Assigned Counsel Submission of 20 January 2006, para 9, p.5.

Ibid., para 10.

См.: Report of Dr. Touw, 20.01.2006, p.3, // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45566.

См. Report of Dr.Uges, 24.01.2006., // Документ МТБЮ: IT-02-54-T, p.45627.

См.: Assigned Counsel Submissions Pursuant to Order on Release of Medical Information of 6 February 2006, para 26.

Confidential Submissions on Accused’s Medical Condition of 28.02.2006, para 5.

Медицинская карта, приложенная в: Attachment A to the Confidential submissions, filed by Assigned Counsel 6.02.2006

Attachment A to the Assigned Counsel Submission of 20 February 2006.

Кроме того, доктор Фальке изъял из представленных С.Милошевичу документов все свои медицинские записи (См.: Assigned Counsel Submission 20.02.2006, para 18).

Так, запрос назначенных адвокатов на проведение беседы с медсестрой, выдававшей С.Милошевичу лекарства, был отклонён начальником тюрьмы. (Там же, пара 15).