Скульптура 17 века

СКУЛЬПТУРА XVII ВЕКА

В эту эпоху наиболее востребованнным было искусство живописцев и ваятелей, так как падким на роскошь и блеск аристократии и буржуазии требуется для украшения их быта все больше художественных произведений.

Сотни статуй устанавливались в парках, на фасадах и во внутренних покоях дворцов. Прославляя заказчика, скульпторы создают портреты в том же высокопарном стиле, в каком поэтами пишутся хвалебные оды. Возводятся пышные надгробные памятники, загроможденные гербами и аллегорическими изображениями всевозможных добродетелей, подобно тому, как осыпают титулами живых людей.

С другой стороны, скульпторы барокко, зная досконально строение человеческого тела, развивают до предела его трехмерную выразительность. Ради эффектного движения или поворота фигуры они порой далеко переходят границу возможного в манерной искривленности тела.

Понятие пластического покоя было совершенно чуждо итальянской скульптуре этого века. Спокойно стоящие рядом фигуры не признавались. Даже аллегорические фигуры ставились в живые, часто драматические отношения друг к другу. Не только в позах, но и в смене выражения лица мастера старались отобразить жизнь и страсть.

Самым ярким представителем итальянской скульптуры этого периода был Лоренцо Бернини. Как скульптор он явился создателем барочного портрета – парадного, театрализованного изображения, в котором общая парадность не заслоняет реального облика модели. Созданный Бернини пышный репрезентативный портрет Людовика XIV (1665) затем послужил образцом для подражания многим скульпторам барокко.

К лучшим произведениям Бернини принадлежат также его архитектурно-скульптурные проекты. Стержнем их композиционного замысла всегда является движение воды, соответствующим образом организованное мастером. Скульптура и вода образуют неразделимое целое: в «Фонтане Тритона» (1637, площадь Барберини в Риме – прил., рис. 41) и в «Фонтане Мавра (1648-1655) на площади Навона фигуры тритонов, дельфины и раковины своими сочно вылепленными, несимметричными формами как бы вторят непрестанному движению воды, ее неумолчному шуму. Фонтаны Бернини исполнены огромной динамической силы, они давно стали неотъемлемой частью архитектуры Рима.

В 1640-1650-х гг. у Бернини обнаруживается стремление к патетическому и утонченному мастерству. Крайним выражением этого направления является скульптурная композиция «Восхищение Святой Терезы» (1645-1652) в церкви Санта Мария делла Виттория в Риме (прил., рис. 42), сюжетной основой которой послужили откровения испанской монахини XVI века о ее мистических видениях и религиозном экстазе при внезапном появлении ангела.

В фигурах Терезы и ангела мрамор словно изменяет своей природе – настолько податлива его масса, мягки и расплывчаты контуры; свет, проходящий сквозь мрамор, и скользящий по его поверхности отраженный свет золотых лучей наделяют скульптуру живым теплом и даже создают иллюзию цвета. Используя сугубо религиозный сюжет, Бернини сумел правдиво и вдохновенно раскрыть эмоциональное состояние человек, передать его затаенные чувства, до этого не получавшие воплощения в искусстве; в драматической двойственности созданного скульптором образа угадываются сложные внутренние конфликты, которыми отмечено сознание человека XVII столетия.

Французское ваяние и зодчество развивались в ХVII веке вобщем одними и теми же путями. Римская древность и итальянский Ренессанс были основными направляющими для французской скульптуры в этот период. Однако в портретном искусстве проявился сильный национально-французский порыв.

Старшим из прославленных мастеров века Людовика ХIV был Франсуа Жирардон (1628-1715). Созданные им мраморные бюсты короля и его супруги были величественны и казались недосягаемым образцом для остальных скульпторов. Из его версальских работ самые известные – «Победа Франции над Испанией» (1680-1682), «Аполлон и нимфы» (1666-1673), «Зима» (1670-е), патетическая группа «Похищение Прозерпины» (1677-1699) в роще колоннад (прил., рис. 43) и рельеф с купающимися нимфами у фонтана пирамид (1675).

К числу лучших придворных скульпторовпринадлежал также Антуан Куазево (l640-1720). К прекраснейшим декоративным работам его в Версале принадлежат 23 лепные детские группы и великолепные венки с трофеями в Зеркальной галерее. Из портретных бюстов, исполненных сильно и ясно, можно отметить бронзовый бюст великого полководца принца Конде (прил., рис. 43), мраморные бюсты художников-современников Шарля Лебрена, Пьера Миньяра и его собственный.

Одним из масштабных и впечатляющих надгробных памятников времен Людовика XIV является талантливо выполненное Куазево надгробие кардинала Мазарини из черного и белого мрамора с бронзовыми дополнениями. В пределах стиля своей эпохи и своих немалых способностей скульптор создал нечто значительное, проникнутое истинно французским духом.

Французская скульптура XVII столетия, соединяя в себе черты классицизма и барокко, выявила глубокое внутреннее родство этих стилей. На первый взгляд они кажутся противоположными друг другу, а по сути представляют собой разные пути к одной и той же цели.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Вопрос о скульптуре в Православной Церкви

Ирина Языкова

Является ли скульптура моленным образом, или это просто памятный знак, свидетельство исторического события и напоминание об историческом лице?

Вопрос о скульптуре в Православной Церкви непростой. Развитие церковного искусства на Востоке имело свою определенную логику. Оно выросло на почве античной культуры, в которой статуи были чрезвычайно широко распространены, потому что красота человеческого тела считалась эталоном совершенства и верхом природной красоты.

«Человек — мера всех вещей», — провозглашали античные философы, понимая под этим не только разум и душу человека, но и его тело. Кредо античного человека: «В здоровом теле — здоровый дух». Правда, другие философы утверждали, что тело — это темница для души, и душа рвется из тела, как птица из клетки. Но обойдя обе эти позиции, одинаково далекие от библейского Откровения, христианство провозгласило человека как единство духа, души и тела.

Согласно апостолу Павлу, тело есть храм духа («Разве вы не знаете, что вы — храмы, живущего в вас духа», 1Кор.3:16). Но храмом тело становится только благодаря Богу, Который и вдыхает в человека дух. И потому пишет апостол: «сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам» (2Кор.4:7). Конечно, физическое тело тленно, оно рано или поздно должно уступить место телу духовному: «сеется тело душевное. Восстает тело духовное» (1Кор.15:44). Не прославляя тело, как это делала античность, христианство не отказывается от телесности: «Душе грешно без тела, как телу без сорочки…», писал Арсений Тарковский. Но христианству чужда плотскость.

На этом основании уже в христианском искусстве происходит отказ от круглой скульптуры, остается лишь плоский рельеф, но главным жанром становится икона. Иконописное изображение сформировалась на основе античного портрета, из которого постепенно изгонялась иллюзорность и натурализм, а предпочтение отдавалось символическому изображению. Стремление к плоскостности, и в пластике, и в живописи происходило ради передачи, прежде всего, внутреннего содержание человека — духа и души.

В раннем христианстве, правда, были почитаемые скульптурные изображения. Так, например, Евсевий Кесарийский (IV в.) упоминает о статуе Христа, воздвигнутой в городе Панеаде кровоточивой женой, известной нам из Евангелия (см. Мф.9:20-23). Сохранились упоминания о скульптурах апостолов Петра и Павла. В катакомбах встречается скульптурное изображение Христа – Доброго пастыря с овечкой на плечах.

Но все же скульптура для христиан ассоциировалась с идолопоклонством, и потому была под подозрением. Постепенно, по мере того, как Церковь уточняла догматические позиции, оформляя свою веру словесно, происходил и строгий отбор изобразительных средств, и, в конце концов, христианское искусство на Востоке отказалось от скульптуры в пользу иконописного образа.

Русь крестилась в Х веке, восприняв от Византии вместе с верой богатейшее наследие христианской культуры. Для русских, как когда-то и для первых христиан, скульптуры воспринимались как языческие идолы. «Повесть временных лет» описывает, как в Киеве, только что принявшие крещение горожане скидывали изваяние Перуна в Днепр. Было бы странно, если бы свергнув Перуна, на его месте они стали воздвигать другие изваяния, хотя бы и дав им имя Христа. Все силы своей молодой души вновь просвещенный светом Христовым народ отдал иконе. И в первом же поколении принявшая христианство Русь переживает величайший взлет иконописи, мозаичного и фрескового искусства.

Тем не менее, в Киеве, на берегу Днепра, на том самом месте, где когда-то князь Владимир крестил киевлян, стоит памятник — великолепное каменное изваяние Крестителя Руси.

За сто лет все привыкли к нему, а его возведение было связано чуть не со скандалом. Когда киевский генерал-губернатор кн. Илларион Илларионович Васильчиков пригласил митрополита Киевского Филарета (Амфитеатрова) освятить памятник, тот наотрез отказался, сказав: «негоже устанавливать идола в память о том, кто сам низвергал идолы».

Сегодня традиция скульптурных изображений святых возобновляется, такие изображения мы видим не только на площадях городов, но и возле монастырей: преп. Сергия у Троице-Сергиевой Лавры, преп. Саввы Сторожевского рядом с его обителью в Звенигороде, преп. Иосифа Волоцкого у стен Волоколамского монастыря. В Ярославле памятник свв. Петру и Февронии, в том же городе поставлено скульптурное изваяние Св. Троице (!!!) Примеры можно множить.

Памятник Св. Петру и Февронии,
г. Екатеринбург

Но неизбежно встает вопрос: как относиться к скульптурному изображению святого? Можно ли его почитать наравне с иконой? Является ли скульптура моленным образом? Или это просто памятный знак: свидетельство исторического события и напоминание об историческом лице?

Прежде чем ответить на эти вопросы, посмотрим, сначала, каковы истоки скульптуры. Традиция круглой скульптуры пришла в Россию из Европы. Христианство на Западе развивалось иначе, чем на Востоке.

В V-VI вв. на Римскую империю обрушились варвары — гунны, готы, аланы, германцы, они разрушили античную культуру, а когда обосновались на новых территориях и стали строить свою культуру, за образец они взяли именно античность, Рим.

И потому Римская Церковь от скульптуры не только не отказалась, но, напротив, активно развивала, чтобы именно через телесность свидетельствовать о подлинности Боговоплощения и реальности страданий Спасителя. Это хорошо видно в средневековых Распятиях, в готических порталах, в статуях святых. Уже в каролингский (VIII-IX вв.) и романский периоды (X-XI вв.) в западных храмах появляются статуи святых, к которым верующие относятся как к моленному образу.

В готический период (XII-XIV вв.) искусство скульптуры достигает невероятного мастерства и совершенства, вместе с тем телесная красота не всегда здесь превозносится, порой готические мастера гипертрофируют человеческое тело, чтобы показать, например, страдания Господа или сверхусилия мучеников и аскетов, молитвенную жизнь подвижников. Но при всем натурализме, видно, что художники руководствуются глубокими богословским идеями, стремятся передать дух и учение Церкви.

На Востоке никогда к таким средствам не прибегали, напротив, здесь всегда стремились уйти от аффектации, возбужденного воображения, страстности. Восточные люди, в том числе и славяне, и так достаточно чувствительны и возбуждаемы, образ должен их умиротворять и гармонизировать. На средневековом Западе люди были грубы и просты, им нужно было потрясение, чтобы они поняли, что претерпел Господь за каждого из нас. Не случайно по улицам средневековых городов ходили флагелланты, бичевавшие себя во исполнение обета покаяния и приобщения к страданиям Господа.

Западное искусство во многом ориентировано на воображение человека: готические распятия с нарисованными красной краской кровавыми ранами Христа должны были потрясти молящегося, чтобы его сердце сокрушилось и покаялось, а изображенный молящихся святых должны вознести душу созерцающего к небесному престолу. Постепенно Европы перестала быть варварской, стала утонченной, рафинированной, интеллектуальной. Но стремление к визуальной доказательности, к наглядной убедительности остается (это видно даже на современной рекламе).

В эпоху Возрождения в европейском искусстве происходит отход от каноничности и символизма в искусстве, художники стремятся в живописи передать красоту окружающего мира, а в скульптуре — красоту человеческого тела, героизм, пафос, величие. Искусство теряет связь с богословием, но не перестает быть декларацией идей. Но так любимое бывшими варварами античное наследие все более выявляло противоречия между христианским и языческим, что, в конце концов, привели к взрыву — к Реформации.

В XVI в. европейский мир раскололся на Север и Юг — на протестантов и католиков. Протестанты с иконоборческим пафосом выбрасывали из церквей иконы, картины, скульптуры, вдохновляясь Лютеровским лозунгом «Soli Scriptura!» — «Только Писание!». Они отказывались от визуального искусства, от чувственных образов, от всего, что может поколебать душу.

В католических же странах, напротив, лозунгом становится «Soli Gloria Dei!» — «Все для славы Божьей!». И как стиль контрреформации на сцену выходит барокко (от слова «причудливый, изощренный»), стиль предельной визуализации, непредсказуемой фантазии и невероятной энергетики. Барокко вновь обратило человека от земли к небу. Многочисленные статуи наполняют католические храмы, они пытаются передать духовное состояние человека, причем в момент молитвенного экстаза, когда душа соприкасается с божественной реальностью и восхищается в иной мир.

Складки одежд святых развиваются словно от ветра, жестикуляция энергична, позы и ракурсы самые неожиданные, глаза возведены к небесам, губы, кажется, шепчут слова молитв. Это уже не наивная попытка достучаться до грубого сердца, а активное вовлечение зрителя в экстатическое состояние, психическая атака на него.

Дж. Л. Бернини. Трон Петра в Соборе
Святого Петра, г. Рим

Нет ничего более далекого от православного понимания образа, чем барочная скульптура, в которой нет места тишине, бесстрастию, безмолвию, той исихии, о которой говорили св. отцы как идеале предстояния перед Богом. Тем не менее, в кон. XVIII- нач.XVIII вв. в русских храмах появляются скульптурные изображения. Так, например, Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге (строился с 1818 по 1858 г.) украшают снаружи и внутри скульптуры Христа, апостолов, святых.

Скульптуры — деревянные, бронзовые, каменные — наполняют не только столичные храмы, но и провинциальные.

Ангелы Исаакиевского собора в
Санкт-Петербурге. Скульптор И. Герман

Это, прежде всего, Распятие с предстоящими, где мы видим натуралистическое изображение мук Спасителя, гримасы боли на Его лике, капли крови стекающие из-под тернового венца. Предстоящие Богоматерь и Иоанн Богослов изображаются порой в театральных позах, с воздетыми к Кресту руками, с возведенными к небу глазами, складки их одежд развиваются. В это же время получает распространение образ «Христос в темнице» («Полуночный Спас»), изображающий сидящего Спасителя в терновом венце с рукой у щеки в знак страдания. Считается, что это традиция северная, обычно ее выводят из Перми. Возможно это и так, можно предположить, что древние, еще дохристианские традиции Пермского края повлияли на появление такой скульптуры. Но тогда еще сильнее звучит вопрос: нет ли в этих скульптурах отголосков язычества?

Появление скульптуры «Христос в темнице» имеет и другое объяснение. По историческим источникам известно, что такие скульптуры Петр I привозил из-за границы. Одну такую статую он подарил, например, в Рязань.

Размышляя о традициях скульптуры, нельзя не вспомнить и древнерусские образы свт. Николая Мирликийского, известные с в изводах «Никола Зарайский» и «Никола Можайский» (первый изображается с Евангелием, второй — с мечом и храмом), образы св. Параскевы Пятницы, Св. Георгия и др. Такие изображения известны на Руси с XV в., а может и ранее. Известно даже имя прославленного мастера таких резных образов — Ермолин, его образы украшали Спасскую башню Московского Кремля. Но это не круглая скульптура, а плоский деревянный рельеф, как правило, раскрашенный, что приближает такие изображения к иконе. Можно сказать, что это резная икона. Традиция резных икон хорошо была известна еще в Византии. Известны, например, рельефные иконы Влахернской Божьей Матери.

Но и тут есть западные истоки: образ свт. Николая Можайского восходит к скульптурному образу свт. Николая Барийского (Бари — город в Италии, где покоятся мощи св. Николая). Связи Руси с Италией активизируются во второй половине XV в., особенно после хождения русских на Флорентийский собор (1438-1439 гг.). Итальянские зодчие приезжают работать в Россию, они отстраивают Московский Кремль и его соборы, а русские люди посещают святые места в Италии, в том числе и Бари. И поскольку любовь православных велика к свт. Николаю, то копии статуи в Барии появляются и в России, конечно, не в виде круглой скульптуры, а в виде рельефа.

В Древней Руси были распространены не только резаные из дерева образы, но и резные каменные иконки, резьба по кости, литые образки и складни.

Мастер Амвросий. Икона-складень. 1456 г.

В XVIII-XIX вв. популярность приобрели резные фигуры св. Нила Столобенского. Но все эти скульптурные произведения стремились к иконной плоскости, не подчеркивали телесность человека, выявляя через пластику духовное содержание образа. Доля таких изображений в общей массе священных образов была невелика, более привычной для русского православного человека оставалась писанная икона. Так было вплоть до XX в. Даже в Синодальный период, когда западные художественные стили господствовали в церковном искусстве, скульптура имела очень ограниченное распространение.

В постсоветский период церковная культура интенсивно возрождается, восстанавливаются храмы, возвращаются святыни, причисляются к лику святых новые мученики и подвижники. И на этой волне мы видим распространение традиции, которую все же нельзя назвать исконной, это скульптурные изображения святых.

Одним из инициаторов этого процесса еще в поздние советские годы стал скульптор Вячеслав Клыков. Его работы — свв. Кирилл и Мефодий на Славянской площади в Москве, св. вмч. Елизавета Федоровна в Марфо-Мариинской обители, памятник преп. Сергию Радонежскому в Радонеже, памятник княгине Ольге в Пскове и др.

Памятник св. Елисавете Феодоровне
в Марфо-Мариинской Обители милосердия,
г. Москва. Фото Е. Степановой

Убежденный националист и защитник всего русского и славянского, Клыков в своем искусстве оказался проводником западной католической традиции, не отдавая себе отчет в этом.

Можно вспомнить более ранний пример: памятник Андрею Рублеву скульптора O.K. Комова, установленный в 1985 г. в сквере перед воротами Спасо-Андроникова монастыря (Музея им. Андрея Рублева).

Правда, здесь подчеркивается образ Рублева, прежде всего, как иконописца, и не возникает вопроса об отношении к нему как образу преподобного, прославленного Церковью. Тогда как у Клыкова скульптурное изображение мыслится не столько как памятник, сколько как образ для почитания.

Совсем недавно в Манеже проходил конкурс проектов памятника патриарху Гермогену. Памятник будет установлен в Александровскому саду. Как будут воспринимать его москвичи и гости столицы: как памятник или как сакральное изображение, ведь изображается-то святой, мученик?

Памятник Андрею Рублеву перед
входом в московский Спасо-Андроников
монастырь. Скульптор Олег Комов

Сама по себе традиция ставить памятники великим людям, конечно, неплоха. Еще в древнем Риме ставили статуи императорам-победителям, были статуи философов. В России эту традицию активно внедряла Екатерина II, поставив памятник Петру — знаменитый медный всадник. В Москве был воздвигнут памятник Минину и Пожарскому, созданный скульптором И. Мартосом. Можно вспомнить памятник тысячелетия России в Новгороде и памятники Пушкину, Гоголю, Достоевскому в Москве и других городах. Это знаки исторической памяти, и они напоминают потомкам о славе и величии предков.

Но как быть со святыми? Нуждаются ли они в таком прославлении? Безусловно, святые тоже были историческими личностями, и в этом смысле очень важно, чтобы память о них выходила за церковную ограду. Памятник святому, стоящий на площади города или в центре парка, может быть, привлечет к себе внимание и напомнит «Иванам, непомнящим родства», кто мы. Но здесь важно не переборщить, не сделать из святого наглядную агитацию. Известно, что в первые годы советской власти по приказу вождя пролетариата был разработан «План монументальной пропаганды», к которому привлекались художники, а особенно скульпторы. По этому плану во всех городах на улицах и площадях следовало ставить памятники вождям революции: Марксу, Энгельсу, Робеспьеру, Дантону, Герцену, местным героям. В первое десятилетие после революции страну просто наводнили такими памятниками. Хорошо, что время было бедное, нормальных материалов не хватало, скульпторам приходилось работать не с камнем, а с гипсом. И гипсовые изваяния через несколько лет под дождем и снегом просто разрушились. Зато из прочных материалов ваяли памятники Ленину и Сталину, и от этих изваяний мы не можем освободиться по сей день.

Когда беспристрастно смотришь на наше время, то видно, что активность по насаждению православных памятников весьма напоминает ленинский «План монументальной пропаганды». Безусловно: воспитательное значение искусства велико. Скульптура, как вид искусства наиболее телесно осязаемый, иллюзорный, как правило, возникал именно там, где нечто декларировалось, где нужно было обозначить незыблемость принципов: варварам показать наглядно раны Христа, а рациональному уму явить чудо.

Наша страна находится в состоянии близком к варварскому, и чтобы пробиться к закрытому и черствому сердцу, к непросвещенному верой разуму, возможно, и нужны сильнодействующие средства — наглядность и доходчивость образа, сходство его с окружающей действительностью, внешняя красота, возвышенный пафос.

Но все нужно делать с умом. В православном храме скульптура вряд ли уместна, она чужда ему по духу, а вот рельефные иконы вполне могут быть там. Напротив, в городской среде круглая скульптура воспринимается нормально, она работает в пространстве, а икона или плоский рельеф потеряются, ибо они «не от мира сего». Все попытки вывешивать баннеры с иконными образами на фасады домов доказали, что моленный образ сразу воспринимается как реклама, а это граничит с кощунством.

Скульптура хорошо себя ощущает в выставочном зале, поэтому мелкая пластика, даже круглая, на христианские темы на выставке более чем уместна. Но в любом случае, художникам, работающим с церковными темами и образами, нужно быть предельно осторожными: образ должен соответствовать месту и времени, своему назначению и раскрывать большую реальность, чем он сам.

И последнее: очень странно видеть, как памятники святым освящают. Словно, этим действием можно придать скульптуре благодать и святость большую, чем том, чей образ она представляет. Ничто не мешает скульптору выразить свою веру, свой творческий импульс или богословскую мысль в круглой скульптуре, но надо помнить, что язык должен быть адекватен теме и образу. Святые ждут молитвенной памяти, а не площадной славы. А новые традиции следует вводить очень осторожно.

Источник: Православный журнал «Нескучный сад»

Скульптура, прославляющая Бога

Заслуженный художник России, скульптор С.М.Исаков — человек, имеющий международное признание. Памятники его работы установлены не только в России, но и в Германии, Испании, Казахстане, Белоруссии. Действительный член Академии художеств, кавалер двух орденов Русской Православной Церкви и ордена Благотворительного Фонда Святителя Николая Чудотворца. Простое перечисление всех его регалий и свидетельств признания самыми разными структурами заняло бы несколько страниц…

По предложению иеромонаха Михаила (Чепеля), при поддержке которого Сергей Михайлович сумел реализовать многие из задуманных им проектов, я встретился со скульптором в Ростове-на-Дону, где он живет, а потом мы съездили в Батайск, где находится его мастерская. Результатом наших бесед, осмотра мастерской и установленных в этих городах памятников, автором которых является С.М.Исаков, стал этот небольшой очерк.

Памятник Святителю Николаю в г. Батайске

Святитель Николай Чудотворец

Скульптуры Святителя Николая Чудотворца занимают особое место в творчестве С.М.Исакова: из 54 памятников его работы 20 посвящены именно этому столь почитаемому в России святому.

Сказалось здесь без сомнения сотрудничество скульптора с Благотворительным Фондом Святителя Николая Чудотворца и его учредителями — Михаилом Ивановичем Чепелем (в настоящее время иеромонахом Михаилом, проходящим свое пастырское служение в представительстве Русской Православной Церкви в Королевстве Таиланд) и Андреем Юрьевичем Быковым. Об этих людях С.М. Исаков говорит очень тепло; рассказывает, что особенно его впечатлило даже не то, что они установили столько памятников Святителю Николаю и другим православным святым.

Отец Михаил и Андрей Юрьевич умеют видеть таланты, многим молодым дарованиям они помогли раскрыться, получить признание. Сергей Михайлович приводит два примера. Слепой мальчик, при поддержке Фонда получивший прекрасное музыкальное образование и в 20 лет ставший лауреатом многих престижных международных конкурсов, игравший гимн на закрытии параолимпийских игр в Сочи в 2014 году. Почти голодавшая талантливая девочка из бедной семьи из сибирской деревеньки, мечтавшая стать художницей, которой Фонд помог в оплате обучения в московском институте и проживания в Москве. А ведь кроме таких локальных, но от этого не менее важных примеров, Фондом был реализован и масштабный проект по поддержке хоровой капеллы мальчиков под управлением заслуженного работника культуры России А.М. Жуковского.

Особенно подкупает скромность отца Михаила, человека блестящего ума и больших духовных дарований, который всем, кто пытается его благодарить, отвечает: «Это не я, это все Святитель Николай».

Памятник Святителю Николаю в г. Алтея (Испания)

Ряд памятников работы С.М. Исакова стоят по периметру границ России, где установить их оказалось возможным. Если посмотреть на карту, на которой отмечены места их установки, то мы увидим, что памятники Святителю Николая создают конфигурацию креста. Внизу мощный «постамент» — Сахалин-Анадырь, это восток. На западе находится памятник в Калининграде. Памятник Николаю Чудотворцу на севере, на Земле Франца Иосифа, соединяется, словно перекладина креста, с памятником Николаю Чудотворцу в городе Майкопе. Своими молитвами Святитель охраняет всю территорию нашей страны, и это больше, чем просто символ. Кстати, памятник на Земле Франца Иосифа является самым северным памятником в мире. Он находится в шестистах километрах от Северного полюса. Так, что согласитесь, что установка памятников не такая уж легкая вещь, как некоторым может показаться. Таких северных памятников два, второй на Новой Земле.

Православная скульптура

А насколько вообще скульптура, как форма прославления Бога, традиционна для Православия? Обычно многие считают, что это что-то католическое. С.М. Исаков с этим утверждением не согласен. В качестве примера приводит сохранившиеся деревянные скульптуры православных святых 18-19 веков, которые есть на Севере (Архангельск), на Урале (Алопаевск) и в других местах. Памятник святому равноапостольному князю Владимиру был установлен в Киеве в 1853 году.

Но главное ведь не в наличии прецедентов, а в том, что Седьмой Вселенский Собор, обосновавший возможность иконопочитания Боговоплощением, тем самым говорит и о возможности православной скульптуры. Ведь какая, в сущности, разница объемное изображение или нет, если в принципе оно возможно? Скульптура та же икона, только объемная. Установленная на открытом пространстве, она доступна верующему круглосуточно.

Памятник Великомученику и Победоносцу Георгию в г. Иваново

Религиозной безграмотностью можно объяснить то, что из-за памятников С.М. Исакова, а особенно Михаила Ивановича Чепеля критиковали за приверженность к католицизму. На самом же деле, у католиков нет традиции установки памятников святым на улицах, их ставят внутри храмов. Самое смешное в этой ситуации, что почему-то памятники других религий, устанавливаемые на площадях, критиками игнорировались, что еще раз показывает их поверхностность. Ведь с большим успехом скульптора и Фонд можно было бы обвинить в следовании традициям, например, буддизма. В восточных странах вообще установка памятников религиозной тематике на площадях, является частью культуры народа.

Совсем иное мнение у тех, кто имеет о религии не поверхностное представление. Установку памятников святым на площадях активно поддерживал Патриарх Алексий ІІ. В личной беседе с Михаилом Ивановичем Чепелем он сказал: «Какое счастье, что я дожил до этого времени, когда Россия украшается куполами храмов и памятниками святым». Не менее активно идею православной скульптуры поддерживает Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Меньшее же распространение в Православии скульптурных изображений по сравнению с иконописными, объясняется большей трудоемкостью и затратностью их изготовления. Даже не все страны могут себе позволить широко их устанавливать. И сейчас, когда наука и техника многого достигли, установка памятников в некоторых регионах остается весьма проблематичной. Достаточно вспомнить установку памятника Святителю Николаю высотой двенадцать метров на Чукотке. Чтобы его установить пришлось обращаться в НИИ, для расчета технических характеристик необходимого для памятника постамента и расчета внутренних конструкций скульптуры. Это было связано с тем, что памятник стоит на возвышенном месте, у самого моря и испытывает огромные ветровые нагрузки. Если бы не специальные конструкции, его просто бы снесло, как спичку.

Да и само появление скульптуры представляет собой очень трудоемкий и длительный процесс. Сначала она лепится из пластилина, затем с помощью гипса вокруг фигуры делается форма, в которую потом заливается воск. И лишь после воскового варианта, на котором видны все дефекты, делается бронзовый, при подготовки к литью которого они устраняются. Если статуя большая, то она собирается по частям. Все это кропотливое и сложное действо, занимающее несколько месяцев.

И не всегда все получается так, как хочет автор. А настоящий художник стремится к совершенству даже в ущерб самому себе. Сергей Михайлович показал мне несколько скульптур, которые ему не понравились, и он их переделал, хотя получилось, что из-за этого работал себе в убыток. Но его это не расстраивает: деньги, конечно, важная вещь, но дар творчества, данный Богом — важнее.

Апостолы Петр и Павел на Камчатке

С.М.Исаков рассказывает, сколько сложностей было с установкой памятника святым Апостолам Петру и Павлу в Петропавловске-Камчатском. Местное сообщество архитекторов пыталось навязать для его установки совершенно не подходящее место.

Как раз в это время Камчатку посетил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, ныне Святейший Патриарх. Сергей Михайлович поделился с ним своими мыслями о том, что место, которое предлагают выделить под памятник, совсем не подходит. «А вы бы что предложили?» — поинтересовался Владыка. Скульптор сказал, что вот где-то в этом месте памятник хорошо было бы поставить, но точнее он не видит… И митрополит Кирилл вдруг подошел туда, ударил посохом о землю и сказал: «Здесь будет памятник и Богу нашему cлава!»

Закладка камня на месте будущего памятника.

г. Петропавловск-Камчатский

Через некоторое время была встреча с губернатором, убежденным коммунистом. Владыка рассказал ему, как по линии Отдела внешних церковных связей посещал Кубу, где встречался с Фиделем Кастро. Встреча, на которую по протоколу отводилось пять минут, продлилась несколько часов. Кубинский лидер отпустил переводчика, и переводили им хорошо знавшие русский язык племянники руководителя кубинского государства. Темой, изначально заявленной как повод для встречи, было строительство на Кубе православного храма. В ее результате Фидель Кастро заявил, что Куба построит за счет своих средств не маленький храмик, а собор.

Все это очень впечатлило губернатора, который спросил, а как обстоят дела с памятником. Митрополит дипломатично ответил ему, что предлагают хорошее место, но есть лучший вариант… И предложил сходить посмотреть.

Памятник Апостолам Петру и Павлу на Камчатке

Губернатор, когда увидел место, изначально обозначенное Владыкой Кириллом, решил внести свои коррективы: да, можно, но нужно сдвинуть на пять метров влево. А с ним были все руководители коммунальных служб. И оказалось, что влево нельзя, так как там идут коммуникации водоканала. «Тогда на пять метров вправо!» — заявил губернатор. Но и это было невозможно — там шли коммуникации электросети…

Так митрополит Кирилл, ничего об этих сетях не знавший, по какому-то наитию свыше, сразу определил место памятника, которое и было губернатором утверждено. И что интересно: после того как решение главы региона было принято, все архитекторы, раньше выступавшие против установки на этом месте, стали говорить, что всегда были за, только С.М.Исаков неправильно их понял…

Дар творчества

Сергей Михайлович считает, что полученные от Бога таланты нельзя не только зарывать, но и использовать не по назначению. Он категорический противник так называемого модернизма и постмодернизма в изобразительном искусстве. Окончивший в 1985 году с отличием Бельгийскую академию изящных искусств в Антверпене, он рад тому, что учился у традиционных мастеров живописи и скульптуры. В своем взгляде на искусство он совпадает с отцом Михаилом (Чепелем), которого считает для себя большим духовным авторитетом.

Иеромонах Михаил (Чепель)

Отец Михаил удивительно точно умеет видеть многие вещи, его данные как бы вскользь оценки поражают своей глубиной. Сказывается большой жизненный и духовный опыт.

«Бывает, он скажет что-то между делом, и лишь потом приходит осознание того, насколько же это точно подмечено, что делать нужно именно так, а не иначе, — говорит С.М. Исаков. — Одна из его способностей — видеть в других таланты, и помогать им раскрыться. Другое дело, что не все это правильно используют». Сам же скульптор, полученный от Бога талант, посвятил прославлению святых и воспитанию подрастающего поколения в духе патриотизма.

Бюст Спасителя

Одним из шедевров в творчестве Исакова, можно назвать бюст Спасителя. Великолепно удалась передача двух противоположных эмоций, с одной стороны это страдание, скорбь; с другой — всепрощающая любовь к заблудшему и погрязшему в грехах человечеству. Музеи страны с удовольствием приобретают его. Что согласитесь, достаточно редкое явление. О мироточении икон широко известно. А вот чтобы мироточили бюсты, такого еще не было. Бюст Спасителя, работы С.М. Исаков, который находился в епархиальном управлении на Камчатке, при управлявшем тогда епархией архиепископе Игнатии замироточил, что было засвидетельствовано архиереем.

Памятник графу М.С. Воронцову в г. Ейске

Уникальный памятник Сергей Михайлович поставил в городе Ейске, основателю города, графу Воронцову на коне, стоящем на двух ногах. Идея такой конструкции скульптуры хотя и не нова, но ввиду сложности установки и расчетов, таких памятников по всему миру наберется едва ли более двадцати. В динамике он похож на памятник императору Петру І в Петербурге, но там три точки опоры. Конь дополнительно опирается на хвост.

Из пока нереализованных проектов остается памятник Святителю Николаю Чудотворцу в Антарктиде и Аргентине. Православный мир любит этого дивного святого; памятники в самых разных местах планеты — свидетельство этой народной любви.

Открытие памятника А.П. Чехову в Германии

Мы встретились со скульптором, когда он вернулся из Германии с культурно-делового форума «Дни России в Европе», на котором в числе прочих мероприятий прошло торжественное открытие памятника А.П. Чехову работы С.М.Исакова.

У Сергея Михайловича прекрасная семья, двое детей. В трудные периоды жизни, когда он годами сидел без заказов, не хотел размениваться на бездуховные памятники, семья поддерживала. Не было ни упреков, ни ссор. В этот период скульптор много работал над проектами памятников святым, не зная, будут ли они реализованы. Тема в то время явно была бесперспективной. Но что-то в душе было такое, что не останавливало его, и он упорно работал в этом направлении. Сегодня С.М. Исакова вполне можно назвать одним из ведущих скульпторов страны в православной тематике. И об этом говорит не только число установленных памятников.

При работе над образами святых, он не просто лепит схожие портреты, особенно если есть фотографии. Он пытается передать духовную составляющую святого, для чего тщательно изучает жизнь, подвиги его. Не изучив жизнь святого, не приступает к работе над образом. Вероятно, в этом кроется успех его работ.

Хочется пожелать талантливому художнику новых творческих успехов, здоровья и сил для продолжения его такой нужной для России миссии.

Алексей Федотов, доктор исторических наук, кандидат богословия, профессор Ивановского филиала Института управления

Культура Древней Руси. Живопись, скульптура.

Письменность была на Руси и до принятия христианства, и древнерусское письмо было буквенным. Однако именно после принятия христианства письменность начала распространяться, появились книги. Распространение письменности связано с именами братьев -Кирилла и Мефодия во 2 пол.9.в. . Они создали первую славянскую азбуку.C 60-х г. 9в- начало их просветительской деятельности. Рубеж 9-10в.- использовалась кириллица(упрощённая глаголица), пользуемся ею и сейчас. Её реформа – при Петре 1 и в 1918г. Первые документы: — договор между Олегом и Византией в 911г. — берестяные грамоты (новгородские) — надписи на ремесленных изделиях и на стенах каменных зданий-граффити( например запись о кончине Ярослава Мудрого на стене Софийского собора в Киеве). Писали на пергаменте- специально выделанной телячьей коже, а также на берёсте чернилами или киноварью,до 19 в.- гусиными перьями. Книги украшались миниатюрами,золотом, драгоценными камнями илифинифтью (эмалью) Первые летописи — ок. 1040 Устное народное творчество. Заговоры, заклинания, обрядовые песни, былины, пословицы, поговорки, загадки. Былины об Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алёше Поповиче, Микуле Селяниновиче, о великане Святогоре, о Садко. Легендарный сказитель – Боян. Жанры древнерусской литературы. Жанры литературы: летопись, житие, слово ,поучение, исторические повести. СЛОВО. 40-ег. 11в- «Слово о законе и благодати» Иллариона (о равноправии Руси среди христианских государств). «Слово о полку Игореве».( конец 12в-1187-).- о единстве Руси.(Поход Игоря был в 1185). «Слово» Даниила Заточника( нач.13 в.) Евангелие. 1056-1057-Остромирово евангелие (При Изяславе)-самое раннее. Мстиславово Евангелие-12в. Летописи. 1113г., т.е. начало 12в.- «Повесть временных лет», написана монахом Нестором (Киево-Печерский монастырь). 1377- Лаврентьевская летопись(в неё входит «Повесть временных лет»)- хроника событий Руси до 1305г. Нач.15в- Ипатьевская летопись-( Та же лаврентевская, но добавлены события в Киеве. Галиче, Волыни до 1292). Поучение. 1117- Поучение В. Мономаха – политическое и нравственное завещание с элементами автобиографии. Хождение (хожение) Хожение игумена Даниила в Палестину. Моление. На рубеже 12-13вв- Моление Даниила Заточника. Житийная литература(жития святых, агиография) «Сказание о Борисе и Глебе», «Житие Феодосия Печерского» летописца Нестора.

Скульптуры святых

Мы признаем важность конфиденциальности информации. В этом документе описывается, какую личную информацию мы получаем и собираем, когда Вы пользуетесь сайтом . Мы надеемся, что эти сведения помогут Вам принимать осознанные решения в отношении предоставляемой нам личной информации.

Общедоступная информация и идентификация посетителей

На нашем сайте не предусмотрена система регистрации, поэтому если Вы просто просматриваете наш сайт, информация о Вас не публикуется нигде на сайте.

Телефонный номер, электронная почта и имя

Номер телефона, почта и имя, указываемые Вами при отправке заявки и заказе обратного звонка, не показываются другим посетителям сайта. Мы можем сохранять полученные данные и другие письма, отправленные Вами, чтобы обрабатывать Ваши заявки, отвечать на запросы клиентов и совершенствовать уровень обслуживания.

Цели сбора и обработки персональной информации пользователей

На сайте есть возможность заказа обратного звонка, отправки электронной почты и возможность оставить заявку на услуги. Ваше добровольное согласие на заказ обратного звонка и (или) отправку электронной почты и (или) оставление заявки на услуги подтверждается путем ввода Вашего Имени и Номера Телефона или Электронной Почты в форму заявки, форму отправки письма и в форму заказа обратного звонка. Ваше Имя используется для личного обращения к Вам, а Номер Телефона и/или Электронная Почта — для связи с Вами нашими сотрудниками для предложения наших услуг, ответа на Ваши вопросы и для других видов обработки Вашего обращения. Пользователь предоставляет свои данные добровольно, только после этого, в дальнейшем, с ним связывается наш сотрудник. Данные хранятся в архиве до тех пор, пока существует наша компания.

Условия обработки и её передачи третьим лицам

Ваши Имя и Номер телефона никогда и ни при каких условиях не будут переданы третьим лицам, исключая случаи, которые связаны с исполнением законодательства Российской Федерации.

Протоколирование

При каждом посещении сайта наши серверы автоматически записывают информацию, которую Ваш браузер передает при посещении веб-страниц. Как правило, эта информация включает запрашиваемую веб-страницу, IP-адрес компьютера, тип браузера, языковые настройки браузера, дату и время запроса, а также один или несколько файлов cookie, которые позволяют точно идентифицировать Ваш браузер.

Куки (cookie)

На сайте используются куки (Cookies), происходит сбор данных о посетителях с помощью сервисов Яндекс Метрика и Google Analitycs. Эти данные служат для сбора информации о действиях посетителей на сайте, для улучшения качества его содержания, возможностей и удобства использования. В любое время Вы можете изменить параметры в настройках Вашего браузера таким образом, чтобы браузер перестал передавать (сохранять) все файлы cookie, а также оповещал об их отправке. При этом следует учесть, что в этом случае некоторые сервисы и функции могут перестать работать.

Изменение политики конфиденциальности

На этой странице Вы сможете узнать о любых изменениях данной политики конфиденциальности. В особых случаях Вам будет выслана информация на Ваш телефон.

Затраты на доступ

Вы должны обеспечить за свой счет оборудование и подключение к Интернет, необходимые Вам для получения доступа к Сайту и его использования. Вы несете единоличную ответственность за любые затраты на доступ к Сайту через беспроводную связь или иные.