Северный зеленчукский храм

Средневековое Аланское государство в X-XIII веках избрало своей верой христианство. По широким караванным дорогам проникало оно от берега Черного моря в глубь материка. Строились в столице Аланского государства храмы, писались иконы. Следы богатства и величия зотчих того времени дошли до наших дней. Немые свидетели былых эпох и былого великолепия – старые архызские храмы заставляют восхищаться матерством и навыкамис средневековых строителей. Главными образцами средневекового зотчества в наше время остаётся комплекс храмов, расположенных на правом берегу реки большой Зеленчук в поселке Нижний Архыз.

Самым помпезным из трёх сохранившихся зданий является кафедральный собор Аланской столицы. Именно его стены первыми видели купцы-караванщики, везущие богатые товары по Шелковому пути из Китая в центр христианства Византию. Ныне имя ему «Северный» храм.

Северный Зеленчукский храм (Нижний Архыз, Карачаево-Черкесский музей-заповедник)

Архитектурная композиция храма крест, увенчаенный шатровым куполом. Северный храм трехнефный. Алтарь смотрит на восток, согласно древним канонам, повеливающим созидать храм наподобии корабля, продолговато устроенным, на восток обращеным, от обеих стран к востоку притворы имеющим». Кровлю храма поддерживает шесть столпов, западная часть удлинена нартексом и искусно урашена тремя притворами: северным, южными и западным. Два ряда квадратных пилонов расчленяют внутреннее пространство храма на три зоны: северную, центральную и южную. Центральная (алтарная) зона шире боковых. Каждая зона заканчивается соответственно апсидой. Северная апсида – диаконник, южная – жертвенник, а центральная — алтарь. В центре алтаря находился каменный престол. В 1980 году исследователем храма В.А.Кузнецовым на месте престола была найдена пустая яма. Археологические изыскания 1960 года в центральной апсиде обнаружели трехступенчатой Синтон, облицованный коричнево-красной цемянкой. По линии предалтарных столбов интерьер пересекает двухступенчатая солея, отделявшая алтарную часть храма от зала. Вероятнее всего по верху стоял алтарь. От алтарной конструкции на данный момент остался только камень в основании южной стены. Вдоль северной и южной стены наоса были устроены узкие каменные сидения, в северном и южном притворах восточные стены имели культовые ниши в форме полуциркульные. Этот факт говорит о самостоятельном значении притворов в качестве пределов. В нартексе раскопки 1960 года обнаружели остатки крещальни из каменных плит, облицованных цемянкой. До 1961 года в нартексе существовали остатки стены говорившей о наличии лестницы, ведущей на хоры. Аналогичные Северному храму сохранившееся на побережье храмы в Лыхны, Мокве (Абхазия) имеют хоры на втором этаже нартекса, на верх ведёт лестница. Пристройка в юго-западной части не имеющая ни окон ни дверей оставляет вопросы исследователям и археологам о своём предназначении.

Зодчий, ваявший сей храм, в качестве мерной единицы взял за основу подкупольный квадрат. Соразмерность форм достигается соблюдением точных пропорций. Длина храма две меры, ширина храма одна мера, высота – две меры. Соответственно в абсолютных современных единицах размеры храма: длина – 25,50 м, ширина с приговорами 19,50 м, высота около 20 метров, длина с нартексом (без западного притвора) 21 м, ширина без притворов 10,50 метра.

Купол Северного храма

Саркофаги Северного храма

Особое значение Северного храма в истории Аланского государства выдают археологические раскопки в районе объекта. Так в 1940 году около южной стены здания было найдено богатое женское погребение: золотые кольца, серьги с драгоценными и полудрагоценными камнями, мелкие золотые нашивки на платье в виде трилистника. Общее количество артефактов приравнивают к ста. Историческую ценность имеет одна из золотых нашивок. На поверхности металла выграверовано имя армянского царя Ашота I из династии Багратидов, который правил Арменией в 886-891 годах.

Но помимо христианских святынь склеп несет в себе и следы языческих обрядов. Рядом с золотыми украшениями лежал ком зерен бузины и галеги, что свидетельствует об остатках языческих ритуалов в христианском захоронении внутри церкви.

В настоящий момент стены храма девственно белые, но первоначально они были покрыты великолепными фресками. Наиболее сохранившимися к концу XIX века были фрески северной стены и барабана. Первые русские исследователи храма успели произвести зарисовки. Наброски художника-археолога Д.М.Струкова приведены ниже по тексту. Ныне подленники этих зарисовок хранятся в архиве ИИМК. По манере живописи видно, что роспись храма была произведена высокопрофессиональным византийским художником, так как собственных мастеров такого уровня у алан в то время не было. Канонические изображения святых и символьное изображение в центре купола Христа Вседержителя (Пантократора), а вокруг — апостолов, разнесших его благодать по всему миру, связано с космологической символикой раннехристианских концепций.

Исследователи фресок отметили манеру исполнения отличную от традиционного написания росписи стен. Контуры фигур не прочерчивались в сырой штукатурке (графья), а наносились кистью коричневой краской на стену, а затем расписывались другими цветами.

Весьма интересны росписи оконных проемов в апсиде и алтаре: чередование черных и золотых полос, красные треугольники, обводка периметра краской, имитация мрамора. Подобные графические элементы сохранились в византийских княжеских рукописях IХ-Х веков. Думается, глубокий анализ графики покажет местные этнические мотивы в росписи стен.

Роспись оконных проемов храма

К большой удаче археологов в окрестностях Северного храма следует отнести находку древнерусских складных крестов-энколпионов, говорящую о тесных торговых путях, связывающих Киевскую Русь с Аланским государством.

Древнерусские складные кресты-энколпионы

Энколпион – это нательный крест, состоящий из двух половинок (крест-складень), повторяющих контуры друг друга. Между половинками находится небольшая камера (выемка) для святой реликвии. Две створки креста соединены между собой шарниром. С помещенной во внутрь реликвией крест надежно запечатывался. Навершие креста имело кольцо для ношенияна шнуре или цепи.

Долго не утихали споры с чине освещения собора. Сотрудниками Карачаево-Черкесского музея-заповедника были произведены исследования, направленные на определение точного азимота собора и привязкой ее положения к датам Юлианского календаря. Полученные результаты позволяют утверждать — храм был посвящён святителю Николаю Мирликийскому и, следовательно, мог именоваться Никольским. Вспоминаем историю. Крещение Алании в 916 году произошло во многом благодаря усилиям тогдашнего константинопольского патриарха Николая Мистика, возможно, что имя собора связано и с этим историческим фактом.

В настоящее время в стенах Северного Зеленчукского храма службы проходят всего лишь раз в году — 6 мая, в день памяти одного из наиболее почитаемых на Северном Кавказе святых — Георгия Победоносца.

Карачаево-Черкесия. Нижне-Архызское городище, христианские храмы IX-X вв.

Карачаево-Черкесия знаменита не только крупнейшими телескопами, но одними из самых древних христианских храмов России, которых относят к византийской-аланской культуре IX-X веков. Этот памятник федерального значения (считается, что тут стояла столица Алании, город Магас) я уже фотографировал зимой, а теперь сделал снимки и летом.

1-2. Нижне-Архызский историко-архитектурный и археологический комплекс раскинулся на берегах реки Большой Зеленчук, недалеко от поселка Нижний Архыз. Здесь в V-XII вв. было крупное средневековое поселение, и по мнению ученых, скорее всего столица исчезнувшего государства Алания, город Магас, располагался тут, на одной из ветвей «великого шелкового пути».

2. Площадь городища почти 100 гектар, оно простирается на четыре с половиной километра, тут есть три улицы, ряд переулков, остатки каменных стен, развалины храмов, жилых домов (всего было около 800 зданий), хозяйственных построек, могильники и дохристианские святилища. Проживало в городе около 2000 человек.

3. На въезде — касса и несколько деревянных скульптур.

4. По дороге — таблички, рассказывающие об истории цитатами из летописей. От нашествия татаро-монгол Алания не оправилась, уцелевшая часть ушла в горы Центрального Кавказа и Закавказья, где ассимилировалась с местным кавказским населением. За право называться прямыми потомками сейчас спорят осетины, карачаевцы и балкарцы. Последние поставили здесь памятный знак, который я фотографировал в прошлый раз.

5. Христианство проникло в Аланию из Византии, первые храмы тут появились в IX-X веках. Это — Южный Храм. Считается что он был посвящен пророку Илии, поэтому при последнем освящении в 1991 году ему дали имя Ильинский храм.

6. У него скромные размеры, считается, что скорее всего, он входил в состав усадьбы богатой аланской семьи и был ее домовой церковью.

7. Храм является действующим, в момент когда мы приехали, велась служба.

8. Средний храм — самый старый храм города и поначалу был основным, строился из каменных тесаных блоков на известковом растворе.
9. После окончания Кавказской войны городище было отдано Русской Православной Церкви, она здесь построила мужской монастырь (на фото слева виден небольшой фрагмент здания), при этом 11 аланских церквей были разобраны на строительный материал, а в оставшихся трех фрески замазаны штукатуркой, что привело к их потере. Средний храм выжил, в 1897 году его освятили в честь Троицы.

11. Полная высота храма соответствует его длине. Внутри храма голые стены, тут хорошая акустика:
12. Самый крупный, Северный (Георгиевский) храм, его высота — больше 20-ти метров.

15. В этих стенах в начале Х века проводилось крещение, аланы принимали христианство.
16. Стены храма были покрыты фресковой живописью, которая была замазана в XIX веке и не сохранилась до наших дней, но перед этим была зарисована художником и археологом Д. М. Струковым. Рисунки хранятся в архиве Института истории материальной культуры РАН, по ним видно, что собор расписывал высокопрофессиональный византийский художник, так как собственных мастеров такого уровня у алан в то время не было.
17. В 1940 под полом храма было обнаружено богатое женское захоронение с множеством золотых украшений, включая перстень с именем армянского царя Ашота I, сейчас они хранятся в Государственном историческом музее Москвы.
18-20. По другую сторону от реки Большой Зеленчук в 1999-м году археологи нашли наскальное изображение Христа, написанное природными красками, очевидно, в X веке.
19. Сейчас рядом с этим местом построен Храм Христа Спасителя.
20. Желающие могут подняться к скалам, чтобы посмотреть на изображение. Я же сделал это фото через реку, недалеко от Южного храма.

PS. Окончание фоторассказа о нашей летней поездке по дорогам Карачаево-Черкесии — через пару дней 🙂

conlaich

Стоило мне весной прошлого года съездить по средневековым храмам Македонии — и понеслось… Сербские монастыри, храмы Грузии и Армении — «околовизантийская» архитектура затянула и не отпускает, даром, что в искусствоведении я дилетант.
Квест «посетить старейшие церкви на территории России» был, для меня, таким образом, вполне естественным продолжением истории.
Древнерусское зодчество, как мы помним, официально «отсчитывают» с Десятинной церкви Киева, построенной в последние годы X века, но уже к XIX веку представлявшей собой лишь фундаменты, на которых была отстроена почти с нуля — и в 30-е взорвана снова… На территории России мы имеем Софию Новгородскую — это середина XI века. Теперь, впрочем, раз уж вышло, что #крым оказался #наш, можно вспомнить еще и керченский храм Иоанна Предтечи, который датируют второй половиной X века — началом XI, интересный «средневизантийский образец» — хотя другие версии датируют его более ранними периодами. Сколько на территории полуострова олее ранних христианских построек в, так сказать, археологическом состоянии, судить не берусь — думаю, что много.
АПД. В комментах напомнили еще о Введенской церкви в Феодосии, которая дошла до нас в перестроенном виде, но датируется VII-VIII веками.
Как бы то ни было, официально старейший храм в «большой» РФ находятся на Кавказе, в землях древней Алании, и относится к первой трети X века — времени официального крещения алан византийскими миссионерами. Всего до наших дней «в целости» дошла группа из пяти аланских (а в действительности, скорее всего, построенных пришлыми зодчими) крестово-купольных храмов первой половины X-XI веков, и все они находятся территории современной Карачаево-Черкессии. Это, прежде всего, комплекс из трех храмов в Нижнем Архызе между Карачаевском и Тебердой — одновременно самый значимый с историко-архитектурной точки зрения и самый «раскрученный» в туристическом плане, затем — два других «одиночных» храма, «Шоанинский» и «Сентинский», оба — в окрестностях Карачаевска.
К сожалению, до Сентинского храма нам по ряду причин доехать в весеннюю поездку не удалось — по поводу чего я по сей день кусаю локти: он единственный из всей группы, сохранивший до наших дней остатки средневековых росписей. Без него отчет, конечно, получается неполным. Но — как говорится, будет повод вернуться…
И еще, нам можно сказать, повезло с датой: официальным «днем рождения» Аланской церкви считается 914 год — так что мы знакомились с христианским зодчеством Карачая в год ее тысячестолетия. Но это уже частности…
ВВЕДЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ
Сама по себе Кавказская Алания — любопытное явление мировой истории. По сути — осколок древнего скифо-сарматского мира, не только получивший в свое время «путевку в Средневековье», но и, через ираноязычных осетин, сохранивших языковую преемственность древним аланам, в некотором смысле дошедший и до наших дней… В средние века аланы создали мощное государство, с которым пришлось считаться всем «соседям по региону» — но знаем мы о нем, в основном, из довольно скупых источников, оставленных этими самыми соседями, ну и путешественниками, конечно. Даже границы Алании на пике ее развития с точностью определить непросто. При этом аланы, часть из которых сперва на волне Великого переселения народов, а затем и под давлением монголов, волною тронулась на Запад, оставили немалый след не только на Кавказе, но и в Европе. В Венгрии, например, до сих пор существует область Ясшаг, население которой еще пару столетий назад помнило родной язык, чрезвычайно близкий осетинскому…
На Кавказе «аланское наследство» остается предметом спекуляций и споров. Сам бренд «Алания» вкупе со статусом главных наследников древнего государства безоговорочно присвоила себе Осетия, где сохранилась языковая преемственность древнему народу (осетины — единственный ираноязычный народ Центрального Кавказа). Однако «аланская карта» — важный фактор конструирования современного «национального мифа» и у соседей, особенно у карачаевцев (ведь именно в Карачае находятся самые знаковые аланские памятники). Впрочем, исторические спекуляции и дележ исторического наследия на Кавказе — тема столь же занятная, сколь и не вызывающая желания в нее залезать, а особенности и нюансы этногенеза кавказских народов — предмет темный и исследованию не подлежит поводов для этих самых спекуляций может дать немало…
«Аланский менгир» — раннесредневековое изваяние, найденное близ Нижнеархызского городища
Тысячу сто лет назад Алания была, повторюсь, крупной по тогдашним меркам горно-степной страной, простиравшейся от Кавказского хребта на юге до придонских степей на севере. И, естественно, являлась «зоной повышенного интереса» для Византийской империи — хотя бы потому, что в аланах Константинополь рассчитывал получить союзников против беспокоившего ромеев Хазарского каганата.
Христианская миссия, которая была отправлена к аланам в начале X века, в патриаршество Николая Мистика, должна была, очевидно, помочь византийцам «навести мосты» в этом направлении. Впрочем, к хазарам, верхушка которых к тому времени успела принять иудейскую веру, миссионеры также были посланы.

Раннесредневековый могильник. Окрестности Нижнеархызского городища
Аланы не были к тому времени народом, вовсе незнакомым с христианством: в конце концов, на юге под боком у них было крещеное Абхазское царство и грузинские государства, да и среди соседей — зихов и касогов, то есть адыгов, миссионерскую деятельность греки вели уже не первую сотню лет. Опять же, не первую сотню лет работали на Северном Кавказе и миссионеры других восточных церквей. Так или иначе, в самом начале X века — то есть накануне активизации аланской миссии — персидский ученый Ибн Русте писал, что «Царь алан — христианин в душе», хотя «все люди, населяющие его царство — кяфиры, поклоняющиеся идолами».
Поэтому неудивительно, что вскоре усилия монахов-миссионеров в конце концов увенчались созданием в Алании епархии и, вслед за тем, официальным принятием христианства аланским «архонтом». Однако, сказать, что утверждение новой веры прошло среди алан легко, нельзя — спустя буквально пару десятилетий после учреждения аланской церкви христиан вновь изгоняют из страны, часть построенных храмов оказывается разграблена, а сами аланы выступают против византийцев в союзе с хазарами. Лишь к середине века аланы возвращаются к христианству вновь. Церковь же аланская патриаршим изволением получает статус митрополии.
Культурное вхождение Алании в «византийский круг» благотворно сказалось на ее искусстве и культуре — настолько, что следующий, XI век исследователи аланской культуры иной раз называют «золотым»: развивается и архитектура, и живопись. Расцвет, однако, оказался недолгим: уже в XII веке некогда единое царство распадается на части, а затем случается и монгольское нашествие, которое для Алании как политического явления стало «началом конца»: с равнин Предкавказья они были загнаны в горные ущелья. Финальную точку в этой истории поставил Тамерлан, уничтоживший остатки аланской государственности и Аланскую церковь как организацию…
Средневековый крест. Нижнеархызское городище
Христианство среди простых алан так и не успело за триста лет «прорасти вглубь», теперь же, когда церковная иерархия перестала существовать, оно стало постепенно забываться, превращаясь в призрак себя самого. Христианские храмы еще возводятся — но традиции, воспринятые от Византии, уходят в прошлое — церковное зодчество возвращается в «аборигенные» формы, а храмы этой поры порою трудно отличить от языческих святилищ. Забываются и литургические традиции. В конце концов, древние церкви пустеют — хотя в них и спустя несколько столетий приходят давать клятвы, приносить жертвы и вершить суд, но никто не помнит уже, как в них молиться. Предания о христианских святых перемешиваются с незабытыми еще рассказами о богах предков… О «каноническом» христианстве горцам пытаются напомнить заезжие миссионеры из Грузии — но в конце концов на фоне постоянных вражеских набегов грузинам становится не до просвещения северных соседей…
Наиболее прямые потомки алан, осетины, которых в основном обошла позднейшая исламизация Кавказа, сохранили этот язычески-христианский синкретизм до наших дней — я писал в своих постах об Осетии об не изжитой до последнего времени традиции жертвоприношений и поклонения божествам-хранителям дзуарам. А Уастырджи, святой Георгий, и Уацилла, святой Илья в осетинской традиции — вполне себе узнаваемые индроевропейские боги: один — покровитель путников и воинов, другой — громовник…
Изображение Уастырджи у Шоанинского храма. Осетинское село Коста-Хетагурово близ Карачаевска
ШОАНИНСКИЙ ХРАМ
Первым посещенным нами храмом в эту поездку стала Шоанинская Георгиевская церковь, прилепившаяся одном из скальных склонов кубанского ущелья неподалеку от Карачаевска — второго по величине города республики.
Окрестности гора Чуана (или Шоана), по которой обычно и называют храм богаты на средневековые могильники и селища: ясно, что такое серьезное сооружение, как каменный крестово-купольный храм, который сейчас датируют второй половиной X века, едва ли мог быть построен на пустом месте. Сейчас же ниже древней церкви находится село, основанное полтораста лет назад переселенцами-осетинами и предсказуемо называющееся Коста-Хетагурово. Ошибиться сложно — село встречает стелой с изображением Уастырджи (святого Георгия) — национального святого Осетии. Впрочем, с «каноническим» св. Георгием Уастырджи, как я уже оговаривался выше, имеет немного общего — в осетинской «иконографии» это пышнобородый пожилой воин на коне (и даже странно, что у коня не восемь ног, а у самого Уастырджи не один глаз, и при нем нет двух вещих воронов). Уастырджи — покровитель мужчин (женщинам в традиции даже запрещено было поминать его этим именем) и защитник в пути, верный помощник и посланец «Большого Бога» — Стуыр Хуыцау…
«Дорога к храму» — такой же важный момент для настоящего зодчего, как и архитектурная композиция самого здания. Безымянные строители Шоанинского храма, судя по всему, прекрасно это понимали:
Да и от самого храма виды открываются удивительные — особенно, если вы только первый день в горах, а позади — долгая и серая московская зима…
В XIX веке на руины храма пришли монахи, восстановившие его и приспособившие к службам. Вокруг древней церкви был заложен скит в честь св. Георгия — его руины сохранились и по сей день.
Храм открыт, несмотря на отсутствие людей поблизости — но явно содержится в порядке: чисто, на стенах — иконы. Несколько лет назад, говорят, церковь кто-то пытался поджечь. Обошлось, впрочем, без серьезных последствий.
Некоторое время назад осетинская община провела и ремонт храма — чем, правда, весьма раздосадованы реставраторы: без контроля со стороны специалистов были уничтожены еще сохранявшиеся в интерьере остатки росписей и средневековые граффити.
Впрочем, не все. Вот, к примеру, родовые знаки-тамги на одной из колонн и, судя по всему, русские надписи XIX века:
А мы тем временем возвращаемся в Черкесск, чтобы два дня спустя отправиться с кунаками в Нижний Архыз.
ЗЕЛЕНЧУКСКИЕ ХРАМЫ
По хорошему, именно с нижнеархызского комплекса, или «Зеленчукских храмов», логичнее было бы начинать рассказ. «Тройник» церквей на древнем городище на берегу реки Большой Зеленчук — это самые крупные и самые главные памятники аланского христианства, а центральный из них — «Средний Зеленчукский храм» — еще и, очевидно, самый древний.
«Северный» Зеленчукский храм. Нижнеархызское городище
Нижнеархызское городище любят отождествлять с Магасом, легендарной столицей алан, в честь которой, к слову, названа и ингушская столица, самая молодая в России. Прямых подтверждений этой гипотезе нет. Тем не менее, город, как бы его ни называть, явно процветал, находясь на одной из ветвей Шелкового пути, которая вела через Марухский перевал в Абхазию. И, очевидно, он и был выбран в качестве резиденции сперва епископа, а затем и митрополита новообразованной Аланской церкви.

Храмы Нижнеархызского городища располагаются на некоем подобии символической оси, и поэтому для удобства зовутся просто — «Северный», «Средний» и «Южный». «Южный» — самый скромный из всех и единственный, в котором проводятся службы — тем самым, официально он считается «старейшим действующим в России». До наших дней здание дошло в сильно «русифицированном» виде — полуразрушенный древний барабан был разобран и заменен деревянной главкой в этаком «псково-печерском» духе.
Перестройка храма — дело рук монахов, основавших в 1880-х годах при древних церквах Александро-Афонскую «нештатную общежительную пустынь». Комплекс построек обители дошел до наших дней — правда, в «частично заброшенном» состоянии.
«Средний» и «северный» храмы куда масштабнее и эффектнее «южного». Один из них, говорят исследователи, вероятнее всегостроился как митрополичий кафедральный собор, другой — как ядро монастырского комплекса. Но вот конкретная атрибуция — это уже предмет для споров.
«Северный» храм — самый дальний, стоит «на отшибе», фактически за пределами городища:
Всей своей композицией этот храм, построенный во второй половине X или начале XI века — и особенно большими открытыми притворами с севера, юга и запада — напоминает современный ему знаменитый Успенский храм в Лыхны (Абхазия). Вообще, абхазское происхождение зодчих, работавших в митрополичьей столице, вполне вероятно, особенно учитывая то, что правители Абхазии на протяжение деятельности миссии, судя по сохранившейся переписке, вообще содействовали ей весьма активно…
Еще в XIX веке на стенах храма сохранялись остатки средневековых фресок — их в свое время успел зарисовать, весьма, правда, приблизительно, обследовавший храмы Архыза реставратор Дмитрий Струков (его рисунки можно посмотреть, например, ).Сейчас храм стоит после недавнего ремонта — но внутри пусто.
Акустика тысячелетних сводов завораживает:
Коллега antplat играет на адыгском камыле собственного изготовления.
Раскопки вскрыли внутри храма также крещальню и несколько аристократических захоронений…
А мы тем временем движемся к Среднему храму -очевидно, старейшему в комплексе: есть мнение, что возведен он одним из первых в Алании — еще до «отступничества» алан в середине X века.
Рядом с храмом — средневековый некрополь:
Храм, в отличие от «северного» стоит без дверей, открытый всем ветрам, стены частично извандалены — притом, надо сказать, на такой солидной высоте, что упорство и акробатические способности неизвестных художников почти восхощают…
В отличие от «северного» храма, который до советской реставрации стоял в руинах, «средний» храм был отремонтирован монахами и до революции использовался в качестве соборного храма обители. Следы этого ремонта видны до сих пор — это и фрагменты штукатурки с остатками росписей, и часть арочных перекрытий и проемов, и фабричный кирпич, которым укреплялись подпружные арки (которые, кстати, выложены плинфой — хотя сам храм построен из песчаника.
.
Средний Зеленчукский храм. Фото до ремонта и освящения, XIX век
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
А вообще…
Повторюсь, аланская христианская архитектура крестово-купольными храмами КЧР не исчерпывается — и, пожалуй, «позднеаланские» церкви (как, например, «Нузальская часовня» XIII-XIV веков с сохранившимися росписями в Северной Осетии и ряд других, известных больше специалистам, чем «широкому кругу читателей», памятников) являются еще более интересной темой для путешественника. Да и вообще северокавказское средневековое христианское зодчество, как говорится, стоит мессы.
Собственно, в одном из ближайших репортажей постараюсь рассказать про увиденные в июле средневековые церкви Ингушетии (хотя рассказ, увы, тоже выйдет не исчерпывающим). Но это уже будет другая история.
Апрельское «путешествие в Черкесию»:
Хурзук: неоцененный заповедник деревянного зодчества в сердце Кавказа
Общие впечатления
Tags: Кавказ, Карачаево-Черкесия, аланы, архитектура, горы, путешествия, храмы, христианское наследие Северного Кавказа