Сестра Натальи водяновой больна

Сестра Натальи Водяновой больна аутизмом

Супермодель Наталья Водянова имеет незабываемую внешность. Подтолкнула Наталью к моделингу ее младшая сестра Оксана, рожденная с ДЦП и аутизмом. Водянова посвятила свою жизнь поддержке детей с особыми потребностями.

Статья в тему: Дочь Игоря Крутого страдает аутизмом

Наталья Водянова – тяжелое детство

Сегодня – высокооплачиваемая и востребованная модель, а в детстве – девочка, которая воспитывалась в полной нищете матерью-одиночкой. Периодами им было совершенно нечего есть. Наталья старалась помогать своей матери как могла, подрабатывала на разных подсобных работах.

Наталья с сестрой

Водянову в школе недолюбливали и дразнили из-за бедного одеяния и излишней худобы. После рождения младшей сестры Оксаны, мать вынуждена была покинуть работу, чтобы заняться полноценным уходом за больным ребенком. Оксана, у которой был диагностирован церебральный паралич и аутизм, была совершенно невербальной и не могла ходить, пока ей не исполнилось пять лет.

Сестра Натальи Водяновой больна аутизмом: «Из-за потребностей Оксаны, моя мать не могла работать на полную ставку, поэтому у нее были ужасные, плохо оплачиваемые рабочие места», — вспоминает Водянова. «Иногда нам нечего было есть».

Чтобы внести свой вклад, Водянова продавала фрукты на рынке даже в сильные морозы. В 17 лет она решила попытаться заработать немного больше денег и занялась моделингом, а в результате стала одной из самых высокооплачиваемых моделей в мире. Она 71 раз украшала обложку всемирно известного журнала Vogue, стала лицом Gucci, YSL, Calvin Klein, Versace. Но хотя Наталья была способна обеспечить комфортную жизнь для своей семьи, она знала, что этого недостаточно.

Наталья Водянова – поддержка особенных детей

Низкий уровень подготовки учебных учреждений, отсутствие полноценной и качественной диагностики, отторжение в социуме и многое другое – реальная ситуация в России. Русская культура, со слов модели, «все еще не принимает людей с инвалидностью как равноправных членов общества». Но модель хочет изменить это.

В 2004 году, Наталья была глубоко тронута трагедией школьной резни в Беслане (было убито 186 детей), и начала искать способы помочь детям с особыми потребностями и их семьям.

Водянова основала Фонд «Обнаженные сердца», который уже вскоре отпразднует свой 15-летний юбилей. Его цель — помочь обеспечить больше детей, таких как Оксана, медицинскими услугами, семейной поддержкой и культурным признанием.

Отдых на природе

Организация оказывает психологическую и юридическую поддержку родителям, работает со школами, помогая обучать детей с особыми потребностями, финансирует «семейные центры», предлагающие терапию и образовательные проекты. Работа фонда действительно уменьшила количество детей с инвалидностью, отправленных в детские дома.

По всей стране «Обнаженные сердца» построили более 100 доступных парков и игровых площадок; более 2000 детей посетили его летние лагеря. Проводятся конференции и тренинги для специалистов. Фонд «Обнаженные сердца» помогает людям понять, что инвалиды могут внести значительный вклад в их сообщество.

Сестры Вадяновы вместе

Наталья сплотила индустрию моды вокруг проблемы, которая в противном случае осталась бы незамеченной. «Ее работа исходит от сердца», — говорит дизайнер и друг, Стелла Маккартни. «В любой отрасли очень редко создавать что-то, что возвращает других людей к полноценной жизни. Она абсолютно неумолима в усилиях, которые готова внести».

Обнимает сестру

Что касается Оксаны, то она «движется вперед». Она регулярно посещает семейный центр «Обнаженные сердца», построенный в ее родном городе. «У нее есть подружки, у нее есть друг, она держит его за руку, это невероятно», — говорит Водянова, улыбаясь и вспоминая: «Мы спали на одной кровати до 15 лет, потому что она не понимала реальности. Она всегда мотивировала нас с мамой, и даже в разгар очень и очень тяжелого времени она была действительно лучиком жизни».

Наталья Водянова говорит о жестоком обращении с сестрой инвалидом

Инцидент произошел в 2015 году и не смог оставить модель равнодушной. Написав на своей странице в Фейсбук, Водянова объяснила, что 27-летняя Оксана (диагноз ДЦП и аутизм) гуляла со своей няней в парке, устав от прогулки, они решили остановиться в кафе «Фламинго» и выпить чаю.

Утешает Оксану

После оформления заказа к ним подошел владелец кафе и попросил уйти, потому что Оксана «отпугивала» его клиентов — в то время там был всего один клиент (кроме Оксаны и ее няни), говорит Водянова.

Владелец кафе был агрессивно настроен и никак не реагировал на слова няни, что прежде чем уйти, Оксане нужно отдохнуть.

Владелец отказался ждать, и няня вынуждена была позвонить матери Оксаны и Наталии. По ее приезду, Оксана была окружена тремя охранниками, а владелец кафе говорил ей: «Уходите, иначе мы позвоним в психиатрическую больницу … или закроем вас в подвале».

Когда мать Водяновой отказалась уйти, владелец позвонил в полицию, и они втроем были «арестованы за хулиганское поведение», хотя никаких обвинений не было предъявлено.

«Ситуация, произошедшая с моей сестрой, не единичный инцидент, к сожалению, и как раз это та жуткая реальность, с которой ежедневно сталкиваются все семьи с детьми-инвалидами», — пишет Водянова.

Сообщение получило более 95 000 «симпатий» и тысячи комментариев с поддержкой. Наталья Водянова призвала своих сторонников не игнорировать тот факт, что подобные ситуации происходят в России каждый день.

Прикрыла ладошкой рот

Главный федеральный следственный орган России заявил, что владелец кафе и его охрана могут столкнуться с обвинениями в «оскорбительном поведении и ущемлении человеческого достоинства» – сообщают в СМИ.

Статья в тему: У Светланы Зйналовой дочь с диагнозом аутизм

Наталья Водянова – отзывы

Положительные Отрицательные
Я восхищаюсь ею не только как моделью, но и как человеком. Это как раз тот случай, когда человек добивается многого и при этом сохраняет в себе «душевность», «толерантность», «любовь не только к своим близким, но и окружающим».

Она светится доброй и нежностью. А ее фонд – это настоящая помощь и поддержка для особенных детей и их семей. (Неля)

Водянова – это необразованная ПТУшница, которая специально выставляет ситуацию с ее сестрой на всеобщее обозрение – это же сейчас среди звезд в тренде, очередная попытка пиара, так как ассоциации появляются не Водянова-модель, а Водянова-аутизм!

Нужно понимать, что эти люди уже рождены с больным мозгом, и ничего их уже не спасет, и не нужно пытаться их внедрять в общество, по кафе, школам, садам и т.д.

А инклюзия – просто кошмар! Все инвалиды должны учится, лечиться отдельно в специальных учреждениях! (Римма Тарасевич)

Не знала, что сестра Натальи Водяновой больна аутизмом. К сожалению, мы сплошь и рядом встречаемся с жестокостью к инвалидам, и хорошо, что есть люди, которые не относятся к данной проблеме равнодушно. Побольше бы таких, как Наталья, и в нашей стране стало бы в разы меньше жестокости. Давайте делать мир прекрасным общими усилиями! (Полина) А что вы все увидели прекрасного в Наталье Водяновой? Если бы ее семьи не коснулась тема инвалидности, вряд ли она бы обратила внимание этот вопрос когда-либо.

Искренности в нашей жизни очень мало – скорее всего, это очередной повод напомнить миру о себе! (Лена Шер)

Живая, настоящая, целеустремленная, сильная. Она самостоятельно добилась всего, что сегодня имеет, и при этом умудряется помогать остальным, и свободно общается с людьми без пафоса.

А образование – ну вообще в данном случае не при чем. Ну, очень мало девушек в модельном бизнесе, которые могли бы блеснуть своей эрудицией и высоким уровнем IQ. (Мария)

Не понимаю, зачем этот пиар, всем известно о тяжелом детстве Водяновой, зачем выносить «нижнее белье» на всеобщее рассмотрение. Мне кажется, что некоторые подробности жизни должны оставаться в рамках семьи, и не более.

Иногда противно читать (например, ситуация о отсутствии подгузников и неприятных ситуациях с туалетом на улице до 10 летнего возраста) – зачем все это?

У меня есть много знакомых с проблемными детками, и когда с ними начинаешь разговаривать, они всеми фибрами демонстрируют, что у них все хорошо, и они справляются – и для меня, как раз вот это сила, а не нытье, какое у меня было тяжелое детство, а потом жизнь, а у кого оно было сильно легким, тем более при Союзе? (Ксения)

Такая хрупкая и при этом такая сильная! На таких нужно равняться и поддерживать их во всех начинаниях.

Проблема аутизма только в последнее время начала подниматься, при наличии такой неумолимой статистики. Радует, что детей с особыми потребности начали замечать, и возможно, станут принимать в общество. (Тая)

Водянова мама 5 детей – это просто ошеломительно, как она умудряется все успевать и при этом обладать шикарной внешностью! Берите пример девушки – нытики! (Лиля)

Вывод

Оксана Водянова всегда жила в любви и заботе несмотря на то, что порой ее матери и старшей сестре было очень тяжело. Наоборот, болезнь близкого человека только добавила мотивации жить и помогать другим. Именно Оксана стала стимулом для Натальи двигаться вперед и добиваться поставленных целей. Благодаря многочисленным усилиям всей семьи, ее «особенная» сестра живет полноценной жизнью, у нее есть друзья, близкий парень – Денис (с которым она часто гуляет, держась за руки), она научилась вести себя в обществе, красиво одеваться и многое другое, а для девушки с аутизмом – это невероятные достижения.

Единственное, о чем жалеет Водянова, что о диагнозе аутизм они узнали только, когда Оксане исполнилось 16 лет. До этого семья не знала, как правильно реагировать на ее проделки и шалости.

Хочется верить, что наше общество все же примет детей и людей с особенными потребностями, и им будет намного проще развиваться и реализовывать себя.

Статья в тему: Правда ли, что дочь Агутина и Варум больна аутизмом?

Сестру-инвалида Натальи Водяновой выгнали из нижегородского кафе

Неприятная ситуация произошла во вторник, 11 августа, однако известно о ней стало только на следующий день. У сестры Водяновой Оксаны несколько лет назад был диагностирован аутизм и церебральный паралич. Живет она с семьей в Нижнем Новгороде, ей помогают родные и няня. Именно няня пошла гулять с Оксаной в Автозаводский парк культуры и отдыха.

Реклама

«Оксана — человек с особенностями развития. Она может гулять несколько часов подряд, иногда даже шесть часов, и обычно мама и няня останавливаются в кафе, чтобы передохнуть в тенечке от длительной прогулки, попить чаю (Оксана не пьет воду или сок) и пойти гулять дальше», — написала Наталья Водянова в своем фейсбуке.

Было очень жарко, и примерно через час решено было зайти в уличное кафе под названием «Фламинго». Это был будний день, поэтому в кафе, кроме одного клиента, никого не было.

«К ним сразу же подошла официантка и сказала, что здесь просто так сидеть в кафе нельзя, нужно что-то заказывать. Няня заказала стакан чаю, в ответ официантка сказала, что чай во «Фламинго» только в больших чайниках и стоит 300 рублей.

Няне показалось это очень дорого, и она купила Оксане шоколадку», — продолжает Водянова.

По словам Натальи, неожиданно подошел хозяин кафе и грубо потребовал: «Давайте уходите, вы отпугиваете всех наших клиентов. Идите, лечитесь, и ребенка своего лечите. А потом приходите в общественное место». Няня извинилась, ответила, что ребенок особенный, лучше, чтобы она отдохнула, и тогда она сама уйдет.

Однако хозяин отказался ждать, сказав, что вызывает охрану. «Маму или няню еще никогда из кафе не выгоняли. Поэтому няня в шоке позвонила маме, чтобы понять, что делать в этой ситуации, так как знала, что Оксану бесполезно насильно заставлять что-то делать. Пока мама ехала, рядом с Оксаной встал охранник и стоял все время, пока не приехала мама, вот что он говорил дословно:

«Уходите, иначе мы вызовем психушку, скорую помощь и запрем вас в подвал».

Единственный клиент кафе, который как раз уже расплачивался у барной стойки, попросил официанта отставить ребенка в покое, она отдохнет и сама уйдет, добавила Водянова.

«Когда мама приехала, возле Оксаны было уже три охранника, здоровенных мужика. Мама попыталась узнать, в чем, собственно, дело. Узнав, что Оксану оскорбляют и выгоняют из кафе, начала их стыдить: ребенок отдыхает, никого не трогает, опрятно одетая, чистая, не вонючая. Что ребенок никого не отпугивает, к тому же кафе совершенно пустое, что ребенок с особенностями, он должен сам отдохнуть и пойти, если его насильно тащить из кафе, он станет переживать, нервничать, может быть, даже плакать или кричать, — пишет супермодель. — Когда мама попыталась объяснить это хозяину, он сказал ей: «Уводите. Сначала вылечите, а потом приходите в публичные места».

После этого один из охранников подошел к маме Оксаны и потребовал, чтобы она вышла из кафе, взяв ее за локоть. Кроме того, он пригрозил вызвать наряд полиции. Мама вывела из кафе Оксану и няню, а потом вернулась к хозяину и сказала ему, что так этот вопрос не оставит. «Этот вопрос касается не только ее, но, по большому счету, отношения к людям с особенностями развития», — подчеркнула Наталья Водянова.

По ее словам, когда мама подошла к центральному входу из парка, там ее и Оксану уже ожидал наряд полиции с автоматами. Правоохранители в жесткой форме приказали: «Стоять. Пройдемте с нами в отделение. Задерживаем за мелкое хулиганство».

Оксана не стала садиться в машину, ей было очень жарко, и она устала, продолжает Водянова. Тогда маму одну отвезли в местное отделение полиции. Когда маму привезли в местное отделение, то там узнали ее в лицо, удивились, и сказали, что с этим делом связываться не будут и пусть везут маму в центральное отделение. В центральном отделении мама написала встречное заявление на хозяина кафе «Фламинго».

«Мне очень обидно за маму и за Оксану, и за нашу няню, которая эту ситуацию так стойко выдержала, — пишет Водянова. —

В отделение должны были вести этого хозяина за оскорбление чести и достоинства и дискриминацию, почему повезли маму? Почему она должна была провести свой день, разъезжая по отделениям полиции, а оскорбивший ее человек мог продолжать свой день, как ни в чем не бывало?»

«Ситуация, которая вчера произошла с моей родной сестрой Оксаной, не единичный случай, к сожалению, это та реальность, в которой живут все семьи, воспитывающие детей с особенностями развития. Мне тяжело об этом говорить, но я понимаю, что это сигнал для общества, который невозможно не услышать», — резюмировала супермодель.

Нижегородская полиция начала проверку по факту произошедшего. Представитель ведомства сообщил, что между матерью девушки и хозяином заведения возник конфликт, в результате которого оба обратились в полицию с обоюдным заявлением по факту оскорбления. Результаты проверки будут известны в течение трех-десяти дней.

Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Епифанова назвала инцидент «неприемлемым».

Депутат призвала владельцев общественных заведений проводить разъяснительную работу с персоналом о том, что все посетители их заведений равны, и относиться ко всем нужно одинаково, независимо от внешнего вида и состояния здоровья.

Скандал с сестрой Натальи Водяновой продолжает развиваться, конфликт между сотрудниками общепита и девушкой-аутистом обсуждает с пеной у рта вся страна. Могли ли шашлычники вести себя добрее с Оксаной? Должен ли человек с таким серьезным расстройством свободно разгуливать по улицам? Иначе выглядела бы та же ситуация в цивилизованной Европе? А непосредственные участники событий тем временем уже порядком устали от внимания прессы и преувеличенного рвения надзорных органов. — Я больше не могу говорить на эту тему, никаких комментариев мы больше не даем! — чуть не плача, сказала по телефону мама Натальи Водяновой Лариса Викторовна. — Нам звонят днем и ночью, а у нас ребенок больной. Оставьте нас в покое! Напомним, неделю назад страдающая аутизмом Оксана, сестра всемирно известной топ-модели Натальи Водяновой, в сопровождении няни зашла в парковое кафе. Захотела пить, зашла за стойку бара. Оттуда ее начали выгонять сотрудники заведения, а девушка отреагировала неожиданно — стала биться головой о стену. Разбирательства закончились в полиции, было возбуждено уголовное дело о нарушении прав инвалидов (см. предыдущие номера и сайт kp.ru).

«Фламинго» съели с потрохами Тем временем с кафе «Фламинго» ощипали последние перышки. На данный момент заведение закрыто, вывеску демонтировали, столы и стулья с площадки унесли. В шашлычной побывали, кажется, представили уже всех возможных надзорных органов, обнаружили десятки нарушений. Поэтому даже сотрудники соседних кафешек обходят злосчастный «Фламинго» стороной — от греха подальше. — Мы ничего не знаем! — разбегаются они, завидев журналистов. Вчера «Комсомолке» удалось побеседовать с директором кафе «Фламинго» Светланой Мамедовой, которая, даже не находясь в тот злополучный день в кафе, оказалась центральным персонажем непростой истории. Мы встретились возле ее дома — обычной пятиэтажки в спальном районе. Светлана Мамедова — худенькая, невысокая женщина с усталым лицом — согласилась поговорить с нами только на улице: мол, дома и так все слишком переживают из-за случившегося. — У нас в кафе за последние несколько дней побывали все — Роспотребнадзор, пожарная инспекция, инспекция по труду… — тяжело вздыхает она. — Нарушений выявили очень много. Даже заявили, что кафе не оборудовано пандусами, чтобы инвалиды могли его свободно посещать. Оказывается, такие правила вступили в силу еще с прошлого года. Сколько штрафов нам насчитали, мы пока точно не знаем… Хотя, вы понимаете, при желании ведь у кого угодно можно найти нарушения. У нас их не больше и не меньше, чем у большинства, но именно мы теперь будем наказаны за все. Мы просто стали заложниками ситуации.

Оксана Кусакина.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

«Няня выпустила ситуацию из-под контроля» О том, что произошло в тот день в кафе «Фламинго», Светлана Юрьевна может судить только со слов своих сотрудников. — Девушке просто не разрешили войти в служебное помещение, где была барменша. Туда ведь в принципе нельзя пускать посторонних — за это нас та же санэпидстанция могла бы наказать. И у Оксаны, видимо, началась ответная реакция на запрет: девочка начала так мотать головой, что могла сильно ушибиться. Сотрудники забеспокоились, что она может себя поранить. И тогда была бы совсем другая статья (уголовного кодекса. — Ред.). Но девочку никто не оскорблял, до нее даже дотрагиваться боялись! Девочка билась головой о стену и потом час сидела на земле. Мои сотрудники не знали, что делать, как себя вести, и предложили вызвать скорую — что в этом обидного? Я считаю, что надо было помочь. Если бы они не обратили внимания — их же могли бы обвинить в равнодушии. В любом случае я уже извинилась перед Ларисой Викторовной, если мы чем-то обидели Оксану. Еще Светлану удивляют слова няни Оксаны о том, что девушке просто надо было позволить делать все, что она захочет, потому что если ей что-то запретить, она тут же начинает нервничать. — Как я поняла, ситуация просто вышла из-под контроля сопровождающего Оксану человека. Она не объяснила сотрудникам кафе, как нужно было себя вести. Именно няня должна была избежать этой ситуации или купировать ее в самом начале. А все свалилось на сотрудников. Кстати, о том, что такое жить под одной крышей с инвалидом, Светлана Мамедова знает не понаслышке. — У меня у самой в семье два инвалида: мама — инвалид по сердцу, у отчима — болезнь Альцгеймера. Сын родился нездоровый, с пороком сердца. У него тоже была инвалидность, сняли только после операции, в семь лет, чтобы смог в хорошую школу пойти. Поверьте, мы не богачи какие-нибудь: живем впятером в двухкомнатной квартире, у нас даже машины нет… Но теперь я не знаю, как дальше жить. В этом бизнесе я восемь лет, но никогда подобного со мной не случалось. И я теперь сама хочу спросить, только не знаю — кого: «А как нужно было действовать?». После всей этой шумихи, думаю, кто-то уже может задуматься: а стоит ли помогать другому человеку? У меня, например, сложилось именно такое впечатление. Я сама теперь побоялась бы подходить к больному человеку.

Кафе «Фламинго» будет закрыто окончательно.

Оксана стала меньше гулять Вопросов к няне Оксаны Кусакиной и правда осталось много. Но женщина старательно избегает на них отвечать. — Мы каждый день выходили на прогулку с Оксаной. И еще ни разу у нас не было подобных инцидентов, — рассказала «Комсомолке» няня девушки Любовь Мальчикова. — Если кому-то не нравилось, то на нас просто не смотрели, отворачивались. Но основная масса вела себя как нормальные люди. А как вы считаете, нужно такого ребенка запереть в четырех стенах? Ей тоже хочется гулять, ей необходимо выходить на свежий воздух. Все, не могу больше говорить! — Эту няню Оксане и правда взяли совсем недавно — около месяца назад, — рассказали знакомые Ларисы Кусакиной. — Вполне возможно, что она еще не наладила контакт с девочкой и не очень научилась с ней управляться, правильно реагировать на ее поведение. Сейчас из-за повышенного внимания прессы Оксана стала гораздо реже выходить на улицу. Ухаживать за ней маме помогает младшая сестра Натальи Водяновой — 18-летняя Кристина Кусакина. Девушка – красавица, вылитая копия своей знаменитой сестры-модели. Она уже много лет живет за границей: сначала Кристина, с подачи знаменитой родственницы, поступила в британскую школу Святой Катерины. Получив прекрасное образование, Кристина решила продолжить обучение и недавно стала студенткой американского университета — учится на искусствоведа. Сейчас она приехала в родной Нижний Новгород на каникулы. — Из кафе нас и правда никогда не выгоняли, — признается Кристина. — Бывает, на улице дядьки-дворники, например, начинают кричать при появлении Оксаны: «Чего тут ходишь»… А она у нас не буйная, достаточно самостоятельная. Не разговаривает, но, если хочет пить, подает кружку, если что-то хочет съесть, открывает холодильник и показывает, что именно ей достать. Лариса Кусакина по-прежнему не забрала заявление из полиции: напомним, по ее словам, сначала это должны были сделать сотрудники кафе и охранники, но они тоже не готовы сделать первый шаг. Расследование уголовного дела продолжается, Светлане Мамедовой и ее сотрудникам грозит до пяти лет лишения свободы. Как сообщили «КП» в Следственном комитете по Нижегородской области, продолжаются и розыски свидетеля — единственного посетителя кафе «Фламинго», при котором завязался конфликт. Именно он может поставить окончательную точку — кто прав и кто виноват — в этой запутанной и уже сильно раздутой истории.

Поделиться видео </> xHTML-код

Страдающую аутизмом сестру Натальи Водяновой выгнали из кафе.

Наталья Водянова с с сестрой Оксаной.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

ВОПРОС РЕБРОМ Испугались ли дети припадка Оксаны?

В сети Интернет сейчас гуляет пост блогера под ником «Он придет». У товарища якобы есть «родственник по линии жены, который давно служит в МВД Нижнего Новгорода». И тот рассказал вот что (с сокращениями, терминология сохранена):

— Практически все менты в Нижнем, кто в курсе событий, лично на стороне хозяев кафе. Девочка действительно впала в истерику, когда за стойкой бара ей не разрешили взять в руки то что она хотела. Она начала с нечеловеческим криком кидаться и биться головой об стеклянный шкаф, затем её оттащили (чтобы не покалечилась) и она упала в припадке на выложенный плиткой пол. Бармены предложили няне вызвать скорую помощь. Та начала быковать из серии «А вы знаете кто эта девочка?» и «если вы её тронете, вас завтра же закопают». Было несколько посетителей. Те, кто были с детьми, сразу же ушли отказавшись от заказа, так как маленькие дети смертельно испугались припадка Оксаны Водяновой. Кроме этого стали скапливаться зеваки на крик. Чем громче визжала няня — тем громче билась в истерике Оксана Водянова… Там были ещё крики в телефон «Оксану хотят засунуть в психушку»… В общем, приехала Лариса Кусакина (мать Водяновой) и сходу вступила в бой, разбив поднос со стаканами, который метнула в голову человека который готовил шашлык. Опять началось «А вы знаете кто я?» А кто моя дочь?» «Да у неё половина Европы ноги целует», «Ваше кафе завтра закроют и т.п. и всё это перемежалось откровенным матом. Надо сказать Ларису Кусакину в Нижнем знают. И как мать Водяновой и как бывшую торговку с рынка. Связываться с ней не стали, вызвали полицию… — У автора этого текста очень хорошее воображение, красочно все описывает, — посмеялись сотрудники правоохранительных органов. – Мало того, что МВД Нижнего Новгорода не существует, а фамилия у Оксаны не Водянова, а Кусакина – об этом должен был знать источник блогера, так еще и свидетель конфликта был только один. Это мужчина, который пил пиво, потом купил Оксане шоколадку, когда она заплакала, расплатился и ушел. Именно его сейчас и разыскивает полиция. Все остальное – про испуганных насмерть детей и зевак – просто сказки. МНЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ Ирина Войнова, исполнительный директор нижегородского отделения общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России»: «Зачем лишать человека последнего куска хлеба?»

— Конечно, изначально бизнесмен не совсем прав: все-таки заведение общепита должно ориентироваться на клиента, независимо от того, инвалид это, родственник знаменитости или кто-то еще. Но должна соблюдаться мера! Зачем лишать человека последнего куска хлеба? Если наказание действительно необходимо, пусть оно будет адекватным и посильным, а не приведет к тому, что еще один представитель малого бизнеса, которому сейчас и так непросто, разорится. На мой взгляд, владельцам кафе стоит обратиться к уполномоченному по правам предпринимателей. Нельзя же доводить противостояние до такого абсурда.

Наталья Водянова объяснила, почему она не хочет перевозить сестру в другую страну

Супермодель ответила на своей странице в Facebook на вопрос о том, почему она до сих пор не перевезла свою сестру-инвалида в какую-нибудь другую страну, где к людям с особенностями развития относятся более толерантно. (подробности)

Наталья Водянова: Я лично знаю случаи, когда детей с особенностями прогоняют с детских площадок, не берут в школу, в садик

— Если мы требуем толерантности от общества, мы просто обязаны помочь ему быть толерантным, предоставить все необходимые знания и инструменты. Если каждый из нас будет знать чуть-чуть больше о людях с особенностями, общество изменится. Вот увидите! — написала Наталья в своем Facebook и пригласила всех еа внеплановый вебинар. Эксперты благотворительного фонда топ-модели научат, что делать, если вы встретили людей с особенностями в кафе, парке, общественном транспорте (подробности).

Наталья Водянова рассказала о том, как сестра с диагнозом «аутизм» сделала ее сильной

У младшей сестры Натальи Водяновой аутизм. Когда Оксана росла, их семье пришлось столкнуться с невероятным количеством трудностей и проблем. Но именно благодаря Оксане Наталья умеет ценить жизнь и помогать тем, кто в этом нуждается.

C 20 по 23 октября Наталья и ее Фонд помощи детям «Обнаженные сердца» в третий раз проводят Форум «Каждый ребенок достоин семьи» на тему «Образование со смыслом: особый ребенок в образовательном пространстве». В Москву отовсюду съезжаются специалисты, чтобы устранить информационный вакуум, наладить связи, которых в большинстве случаев никогда не было. HELLO! встретился с Водяновой накануне форума. Наталья сообщила, что готова рассказать очень личную историю…

Наталья Водянова с сестрами Оксаной и Кристиной и мамой Ларисой

Наталья, вашему Фонду помощи детям «Обнаженные сердца» в этом году десять лет. Вы основали его в интересах людей с особенностями развития, как у вашей сестры Оксаны?

— В 2004 году я ничего не знала про аутизм и даже не догадывалась, что у Оксаны этот диагноз (при рождении Оксане поставили диагноз «детский церебральный паралич». — Ред.). Конечно, я знала, что дети с особенностями развития существуют, поэтому все наши парки и игровые площадки с самого начала были инклюзивными. Но тогда, десять лет назад, если говорить честно, я вообще считала, что между нами — мной и Оксаной — это я, а не она — тот ребенок, который находился в трудной жизненной ситуации.

Оксана была окружена нашей с мамой любовью и, как любой ребенок невинного возраста (а у Оксаны как следствие ее состояния эта невинность сохранилась до сих пор), не знала и не знает тех лишений, через которые мы прошли. Поэтому, когда я создавала Фонд, я делала это для той маленькой девочки Наташи, которой когда-то была. Каждому ребенку необходимо место, где он может играть, заводить друзей, радоваться. Маленькие дети хотят быть как все. Это уже подростки хотят выделяться, ну и мы, взрослые. (Смеется.) А детям нравится быть похожими на других. Чувство отверженности очень тяжело переживается. Я это хорошо знаю, потому что Оксана другая, а я все детство была «привязана» к ней. И это ощущение нашей изоляции было очень болезненно.

Наталья Водянова и ее сестра Оксана

Фонд «Обнаженные сердца» изначально стал известен благодаря строительству детских игровых парков и площадок по всей России. Как вам пришла в голову эта идея?

— Мощным толчком создать Фонд стала трагедия в Беслане. И когда я думала, как помочь пострадавшим детям, я черпала вдохновение из своего детства, так как понимала, что эти дети тоже будут чувствовать себя другими, пройдя через такое испытание. Травмы, не важно, какого размера, — это травмы. А парк — это такое место, где можно потеряться и в игре забыть о реальности. Если тебя толкнули на горке, ты идешь на качели и забываешь обо всем. Игра — это одна из первых необходимостей для детей. В игре дети развиваются, в естественной обстановке учатся общаться и социализироваться. Ощущение беззаботности, даже если оно посещает ребенка всего несколько часов в день, позволяет ребенку развиваться гармонично.

Получается, что другие дети во дворе отвергали и вас, и Оксану? С вами не хотели дружить? Вы пытались найти с ними общий язык?

— Другие дети смеялись над нами, обзывали, плевались. Я по-всякому пыталась завоевать их дружбу. Если появлялись маленькие деньги (я все-таки подрабатывала с 11 лет), то покупала всем сладости или фрукты. Но в ответ я слышала что-то вроде «Ладно, Водянова, с тобой мы еще сможем дружить, только сестру свою не приводи».

Вы соглашались на такие условия?

— Нет конечно. С кем бы я оставила Оксану?!

Но хотя бы в школе-то все было по-другому?

— Мы были очень бедные, я была одета хуже всех, разрывалась между работой с мамой и уходом за Оксаной, поэтому постоянно опаздывала в школу или вообще ее пропускала. Мы все вместе жили в 18-метровой хрущевке, и от Оксаны невозможно было что-то прятать. К концу года на мои учебники невозможно было смотреть — грязные обложки, страницы выдраны. Поэтому в школе меня обходили стороной, брезгливо смотрели, не разговаривали.

А что Оксана делала в это время?

— Оксана не ходила в школу. Она не говорила и не говорит. Таких детей в нашей стране не берут в школу. В то время особенно и сейчас тоже очень редко. И это очень большая проблема, что такие дети лишены обычного общения, ограничены в правах, не интегрированы в общество, не имеют возможности развиваться. А так нам приходилось Оксану почти каждый день на какое-то время оставлять дома одну. Когда я возвращалась из школы, мы с ней ходили вокруг дома. Оксана очень любила гулять, и гулять мы должны были с ней по шесть часов без остановки. Домой ее было не затащить: не нагулявшись, Оксана начинала кричать, будто ее режут, и соседи, само собой, жаловались на нарушителей спокойствия. Часто мои друзья и команда Фонда отмечают, что я терпеливый человек, за это я благодарна сестре.

Наталья Водянова с сестрой Оксаной и старшим сыном Лукасом

Как взрослые реагировали на вас, не спрашивали, что с Оксаной?

— До десяти лет Оксана не умела проситься в туалет, поэтому могла сделать свои дела прямо на улице, никого не предупредив. Денег на подгузники у нас не было. Когда это происходило, люди часто реагировали очень негативно или с пренебрежением: «Фу, убери это! Уведи ее! Куда ты смотришь?» В эти моменты мне было очень стыдно, я прятала голову сестры под мышку и старалась скорее увести ее домой.

Вы не знали, как научить Оксану заботиться о себе? Не было специалистов, кто мог подсказать?

— Оксана была достаточно умной девочкой. Помню, как мы гордились, когда она научилась просить попить воды, а потом есть. В конце концов, когда ей было десять лет, мы научили ее проситься в туалет. Это все стоило нам больших усилий. А просьбы убирать за собой или ходить в туалет в положенное для этого место она не воспринимала. Тогда Оксаной никто не занимался, не было ни времени, ни возможности. Моя мама работала в четырех разных местах. Ей не удалось побывать ни на одном моем школьном собрании, и у нее не было времени проверять мою «домашку» или дневник. В школе я училась не очень хорошо, хотя и не была последней в классе. Мама понимала, что в условиях, в которых я расту, нельзя требовать высоких оценок, поэтому оставляла мое образование на мою ответственность.

Школьная фотография Натальи Водяновой

Но дело даже не в том, что у мамы не было времени заниматься сестрой, а в том, что вокруг нас не было системы поддержки, чтобы объяснить, что делать, как общаться с Оксаной, не было элементарной информации. Мы учили Оксану, как шкодливого щенка, — хлопали по попе и повышали на нее тон, если что-то было не так. Мы объясняли ей, ругали, кричали, потому что понятно, что, живя в маленькой комнате со всем этим, мы сами не всегда выдерживали. От Оксаны невозможно было что-либо спрятать, а она очень любила и любит все смешивать. Ты приходишь домой из школы, а в одной куче вся твоя одежда, ее игрушки, мука, масло, учебники, мыло, мусор из ведра.

Сверху этой кучи сидит довольная Оксана. Добро пожаловать домой! Мы, конечно, ее за это ругали, пытались завязывать ручки шкафов как могли, но ничего не помогало, и все повторялось снова. Тогда нам казалось, что она наказывает нас за то, что мы ее оставили. А сейчас мне кажется, что она к тому же пыталась нам сказать: «Дорогие, я не дура! Вы думали, сможете меня перехитрить? Не выйдет!» Но мы тогда этого не понимали. Нам никто этого не объяснил.

26-летняя сестра Натальи Водяновой Оксана

Правда ли, что вашей маме предлагали отказаться от Оксаны?

— Когда она родилась, маме сказали, что Оксана — овощ, что она ничего не чувствует и никогда не почувствует и не поймет. Что ходить она не будет. В роддоме посоветовали обязательно отдать ее в интернат, отказаться, поскольку она испортит жизнь всем нам.

Какой у нее характер?

— У Оксаны прекрасный характер, она абсолютно солнечный человек. Ее улыбка и позитив помогали нам, когда дела были совсем плохи. В этот момент особенно были важны ее поцелуи, ее беззаботность. Сама того не зная, Оксана помогала нам с мамой справиться и переждать тяжелые дни. Она до сих пор такая. Немного степеннее, конечно, все-таки 26-летняя девушка, она научилась сдерживать свои эмоции и ведет себя как леди. Но тогда все было гипертрофированно, жизнь прекрасна, эмоции через край.

Мы с ней, конечно, были очень близки, всегда спали вместе в одной кровати, играли, очень сильно любили друг друга. Когда я уехала из России, расставание с сестрой для меня было очень болезненным. И для нее тоже. Я помню, когда я первый раз вернулась в Нижний Новгород, Оксана очень злилась на меня, стучала кулаком по полу, плакала навзрыд, так ей было тяжело, что я оставила ее.

Вы объясняли сестре перед отъездом в Париж, зачем и куда вы уезжаете?

— Нет, только когда спустя много лет эксперты Фонда «Обнаженные сердца» объяснили мне, что это нужно было сделать и как правильно подготавливать Оксану к переменам, рассказали о потенциале и эффекте общения для людей с аутизмом и на примерах конкретных людей показали это.

Наталья с сестрой Оксаной на прогулке под Нижним Новгородом

Можно ли подробнее?

— Например, меня познакомили с Алешей из Тулы. Молодой парень, ровесник моей сестры, у него тоже аутизм и даже многие проявления, как у Оксаны. Он не может говорить, или писать, или печатать, но, показывая на буквы, он может хоть и медленно складывать их в слова, слова — в предложения, а предложения — в прекрасные литературные произведения на русском и английском языках. Для меня это был такой прорыв, до встречи с Алешей я никогда не подозревала, что такое возможно.

Почему Фонд «Обнаженные сердца» вкладывается в образовательные программы?

— Потому что мы видим результат. Я вижу результат по моей сестре. Уже третий год подряд мы проводим Форум «Каждый ребенок достоин семьи», где собираются специалисты со всей страны, четыре дня работают, участвуют в семинарах, в лекциях, проводятся мастер-классы ведущих мировых экспертов, чтобы устранить информационный вакуум, чтобы такие семьи, как наша, знали, что делать и куда обратиться.

Как работа со специалистами вашей организации и другая деятельность вашего Фонда повлияла на жизнь Оксаны?

— Они полностью изменили ее жизнь и жизнь нашей семьи. У Оксаны есть друзья. Она полюбила одеваться, ухаживать за собой. Она видит в этом стимул. Раньше Оксана не задумывалась о том, как она выглядит. А сейчас она тщательно выбирает себе одежду, ей стали очень нравиться платья, просит заплетать себе волосы. В нашем Центре поддержки семьи она учится общаться, меньше бояться людей, она стала более открытой и коммуникабельной, в том числе дома, когда к нам приходят гости. Теперь она поняла, что ее может любить не только ее семья. В Центре у нее появился бойфренд, они держатся за руки, обнимаются. Денис немного ее моложе, но мы знаем много таких пар. (Смеется.)

Одна из любимых игр Оксаны — смешивать все вещи в доме в кучу. «Раньше мы не понимали, что она хочет сказать, и злились на нее», — говорит Наталья

И, конечно, все это делает нашу маму счастливой. Если раньше, когда я звонила, она грустно сетовала: «Вот весна пришла, Оксана страдает, я не знаю, что делать, как ее успокоить, она постоянно плачет», то сейчас мама рассказывает о новых Оксаниных достижениях и друзьях. У мамы появилось время на себя. Но, как и я, обретя счастье, не смогла сидеть без дела и вот совсем недавно звонит мне, просит не ругать и рассказывает, что вдруг снова ударилась в домашний бизнес. Теперь это не фрукты, а… пирожки. Работает она, как и прежде, на износ, шесть часов в день отнимает только начинка, печет по ночам, похудела на десять килограммов. Покупайте пирожки от Водяновой. (Смеется.)

Какие у вас с Оксаной сейчас отношения? Знают ли ее ваши дети?

— Да, конечно, они общаются. Они знают, что это их тетя и очень важный человек в моей жизни. Оксана очень любит своих племянников, всегда обнимает их и целует. К сожалению, мы бываем в Нижнем от силы всего пару раз в год, а для Оксаны переезды, а уж тем более перелеты очень болезненны.

Вы не боитесь напугать детей, не хотите оградить их?

— Нисколько! Оксана — их тетя, близкий человек, да, она не такая, как все, но в нашем мире много чего странного. Это реальная жизнь. Дети должны об этом знать. Тем более что, если детям все объяснить в маленьком возрасте, они начинают это воспринимать как данность. Это история нашей семьи и это разные грани жизни. Ведь у всех разные вкусы и предпочтения, то, что одному кажется интересным, другого может привести в состояние шока. У меня четверо детей, и все они совершенно разные.

Максиму сейчас пять месяцев, и он уже имеет свои предпочтения. Читаешь ему одну книгу — не нравится, начинает отвлекаться. Читаешь другую — слушает и улыбается. Иногда я перечитываю ему одну книгу шесть раз подряд, а он сидит спокойно. Для меня удивительно, что в таком маленьком возрасте он уже делает свой выбор. Вообще, у меня, как у любого родителя, задача предложить ребенку интересное «меню жизни». И присутствие Оксаны в этом «меню» направляет их жизненный выбор в пользу гуманности, эмпатии и толерантности.

Многие мамы хотят защитить детей от лишних переживаний, боятся их травмировать.

— Я помню, когда я была в интернате в Екатеринбурге, в жизни которого мы участвуем, меня поразила там очень пугающая атмосфера, жутко. Я была там первый раз, когда мы открывали детскую площадку. На открытие приехала местная элита и некоторые со своими детьми. Один из родителей разрешал своей дочке играть только на площадке и запрещал заходить внутрь интерната. Я стояла рядом и слышала, как они говорили: «Я не буду показывать своему ребенку этот кошмар, зачем ее травмировать?!»

Я тогда подумала, какую возможность урока эта девочка потеряет и как мне ее жалко. В тот момент я решила, что обязательно в следующий раз привезу сюда детей. Они должны знать, что бывает по-разному. Это повод для нашего с ними диалога и размышлений. Мы много с ними об этом говорим, и, как следствие, они благодарно относятся к той жизни, которая у них сейчас есть.

Наталья Водянова со своими детьми — Лукасом, Виктором и Невой

А как к тому, что столько вашего времени уходит на Фонд, относится отец вашего четвертого ребенка Антуан?

— Он во всем меня поддерживает. Антуан не ревнует меня к благотворительности, это важная часть моей жизни, то, что он любит во мне, уважает. В принципе, мы с самого начала не смогли бы построить серьезные отношения, если бы он меня морально не поддерживал. Ведь это дело моей жизни. Как пела Лариса Долина, «главней всего погода в доме».

А вашу основную работу как модели Антуан никогда не просил бросить, чтобы больше времени посвящать семье?

— Не просил. Потому что он знает, что если у меня появится свободное время, то я его тут же вложу в благотворительные проекты. Моделью я продолжаю работать не только ради денег, хотя и ради них тоже. Индустрия моды помогает мне привлекать пожертвования и интерес к деятельности Фонда в России. А как для многих современных женщин, для меня важны финансовая независимость и чувство востребованности индустрией. Во всем мире и в России огромное количество работающих мам, и домохозяйкой я точно быть не хочу.

Домохозяйкой вы быть не хотите, а женой?

— Первый раз я назвала Антуана своим мужем на приеме у врача. Доктор задает мне вопросы, а я отвечаю, что мой муж то, мой муж это. И потом только поняла, что первый раз в жизни так его называю. Это было до появления Максима, когда мы стали жить вместе.

Антуан Арно и Наталья ВодяноваНаталья Водянова со своим четвертым ребенком — сыном Максимом

Очень часто появление ребенка — это испытание для пары…

— Мы очень любим друг друга, очень хотели ребенка, поэтому для нас это стало не испытанием, а счастьем. Для меня это был не первый ребенок, но для Антуана это было особенно важно и трепетно. Может быть, сейчас рано об этом говорить, но я уже вижу, что Антуан — прекрасный отец. Я думала, что никогда не смогу любить его сильнее, сильнее некуда, но когда я вижу его с нашим сыном, я понимаю, что люблю его еще больше, чем раньше. Дети учат нас этому. И в принципе учат любить. Для меня главным примером беспредельной любви навсегда останется Оксана.

Текст: Наталья Киселева