Самиздат, что это?

Самиздат

Самизда́т (произносится: ) — способ неофициального и потому неподцензурного распространения литературных произведений, а также религиозных и публицистических текстов в СССР, когда копии изготавливались автором или читателями без ведома и разрешения официальных органов, как правило машинописным, фотографическим или рукописным способами, к концу СССР также и при помощи ЭВМ. Вошло в английский язык (англ. samyidat) как название неподконтрольной властям литературы в тоталитарных и авторитарных странах.
Самиздатом распространялись также магнитофонные записи А. Галича, В. Высоцкого, Б. Окуджавы, Ю. Кима, певцов-эмигрантов и др.; подобное явление часто носило отдельное название магнитиздат.

Слово тамиздат часто встречалось рядом со словом самиздат; иногда как противопоставление. Тамиздатом назывались запрещённые книги и журналы, изданные «там», то есть за рубежом.

История самиздата в России

Хотя само слово самиздат появилось лишь в середине XX века, с древнейших времен запрещённые произведения передавались друг другу рукописным способом. В XVIII веке именно так по России распространялись сатиры Сумарокова. Потом, в первой половине XIX века, когда Россия буквально кишела тайными обществами, — воззвания будущих декабристов, а позже — и «народников». На следующий же день после смерти Пушкина, настигшей его 28 января (9 февраля) 1837 года, весь Петербург (а вслед за ним и Москва) читал ходившие по рукам многократно переписываемые строчки стихотворения Лермонтова «На смерть поэта». В то время это называлось «хождением в списках». Так, «в списках», ходила комедия Грибоедова «Горе от ума», запрещённая цензурой на долгое время. Лишь после смерти автора (1829), в 1831 году была разрешена постановка полного текста комедии, без купюр, сначала в Петербурге, потом в Москве (вне столиц пьеса официально была запрещёна до 6 июля 1863; первая публикация комедии без искажений появилась в Москве только в 1875 году). Во второй половине XIX столетия всю Россию наводнили листочки с едкими поэмами вологодского опального священника Василия Сиротина (более всего известного как автора песни «Улица, улица, ты, брат, пьяна»). Также, в рукописных изданиях ходили произведения Баркова, Некрасова и т. д. XX столетие уже широко использовало для самиздата новшества научно-технического прогресса: печатные машинки и др. устройства, ротапринты, магнитофоны… С конца XX века для этой цели широко используется Интернет.

В XXI веке слова самиздат и тамиздат используются также в качестве названий зарегистрированных изданий; они печатаются или распространяются в Интернете открыто, доступны, и уже в силу этого, такие издания не являются ни самиздатом, ни тамиздатом в исходном значении этих слов.

Дискутируется вопрос о том, следует ли журналы, выходившие в последнее десятилетие XX века, да и любую не преследуемую издательскую деятельность, называть самиздатом.

Возникновение терминов

Название самиздат появилось в народе как естественная пародия на названия советских государственных издательских организаций вроде Госкомиздат, Политиздат и т. п. Вероятно, первым близкое по смыслу и форме слово «самсебяиздат» употребил поэт Николай Глазков, уже в 1940-е гг. ставивший это слово на изготовленных им раскрашенных и переплетённых машинописных сборниках своих стихов.

Также «Самиздатом» в 70-е, начале 80-х XX века назывались книги, собранные из светокопий страниц журналов популярной литературы (из-за малых тиражей не попадавших на прилавок). Например — «В августе 44-го», «Царь-рыба», «Белая Гвардия» и т. д. Данный «Самиздат» мог преследоваться не за содержание, а за «расхищение социалистической собственности», то есть бумаги, ресурса светокопира (были все только в госсобственности), материала переплёта (отсутствие в свободной продаже).

Согласно Александру Даниэлю, самиздат — это специфический способ бытования общественно значимых неподцензурных текстов, состоящий в том, что их тиражирование происходит вне авторского контроля, в процессе их распространения в читательской среде.

Владимир Буковский дал следующее определение: «Самиздат: сам сочиняю, сам редактирую, сам цензурирую, сам издаю, сам распространяю, сам и отсиживаю за него» в автобиографическом романе «И возвращается ветер…».

В виде самиздатовских копий впервые получили хождение:

  • многие выдающиеся произведения литературы, в частности «Доктор Живаго» Б. Пастернака, «Архипелаг ГУЛАГ», «Раковый корпус» и «В круге первом» А. Солженицына, «Зияющие высоты», «Светлое будущее» и «Желтый дом» А. Зиновьева, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» В. Войновича и «Опустелый дом» Л. Чуковской.
  • стихи Иосифа Бродского, О. Мандельштама, А. Галича,
  • книги авторов, которые формально не были запрещены (или запрет формально был отменён), но издавались крайне мало и не могли попасть ко многим читателям, например, стихи и проза М. Цветаевой, Андрея Белого, Саши Чёрного, А. Ахматовой, B.Шаламова, Хармса, некоторые произведения братьев Стругацких, «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова и др.,
  • переводная иностранная литература (художественная, научная, социально-политическая, например, Джилас).
  • таким же образом по Москве и Ленинграду «ходили» записанные анекдоты Игоря Губермана, эпиграммы на советских политиков и известных коммунистических литераторов, например, эпиграммы Зиновия Паперного.

Правда, таким же способом любители распространяли порнографию.

Поэму А. Галича «Мы не хуже Горация» (см. Текст песни «Мы не хуже Горация») можно считать одой самиздату.

Термины самиздат и тамиздат стали интернациональными , как и некоторые другие слова, пришедшие из СССР, например, спутник, КГБ, перестройка, гласность. В 70-х годах самиздат был столь широко распространён, что про него был сочинен анекдот: Бабушка для внука перепечатывает на машинке роман «Война и мир» Толстого — внучек ничего, кроме самиздата, не читает.

Периодические самиздатские издания и репрессии

Распространителей самиздата преследовали через прокуратуру и КГБ. Антология преследований (как и других репрессий) называлась Хроника текущих событий и тоже распространялась в самиздате; распространение информации о репрессиях подавлялось особенно жестоко и тоже попадало в «хронику».

Преследование самиздата противоречило международным соглашениям, подписанным Советским Союзом в Хельсинки. Были организованы группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР, см., например, Московская Хельсинкская группа. Документы Хельсинкских групп выходили как в самиздате, так и в тамиздате. Изготовление и распространение этих документов преследовалось властями; участников Хельсинкских групп выгоняли с работы, арестовывали и подвергали принудительному лечению (карательная психиатрия).

Несмотря на репрессии, поток самиздата ширился. Председатель КГБ Андропов в 1970 году в секретном сообщении ЦК отмечал: «За период с 1965 года появилось свыше 400 различных исследований и статей по экономическим, политическим и философским вопросам, в которых с разных сторон критикуется исторический опыт социалистического строительства в Советском Союзе, ревизуется внешняя и внутренняя политика КПСС, выдвигаются различного рода программы оппозиционной деятельности».

Не только диссиденты

Возникновение советского самиздата послесталинской эпохи было в значительной степени связано с художественной литературой, запрещённой в СССР не по политическим, а по эстетическим и другим причинам. Так, Лилианна Лунгина вспоминает:

Поскольку книги величайших русских поэтов двадцатого столетия не переиздавались и их имена были вычеркнуты из истории культуры, Леонид Ефимович Пинский взял на себя инициативу разыскать старые книжки или заграничные факсимильные переиздания, чтобы сделать копии. Стихи Цветаевой, Мандельштама, Гумилёва, Ходасевича перепечатывали на машинке в четырёх экземплярах, а то и переписывали от руки, переплетали в маленькие брошюрки и их передавали друг другу. Многие из наших друзей последовали этому примеру.

По мнению искусствоведа Екатерины Дёготь, у бытования в СССР неполитического самиздата имелось и эстетически-культурологическое измерение:

Феномен книг, напечатанных на машинке в нескольких экземплярах, возник в СССР после Второй мировой войны, на волне распада тотальности и стихийной реставрации частного. Характерно, что самиздат не видел разницы между новыми текстами и переводами запрещённых авторов: перепечатывание было не механическим процессом, но родом личной апроприации, продиктованной неудовлетворённостью и страданием. Затем произошло очищение техники от этого ноюще личного характера — начали выходить самиздатовские журналы… После этого уже можно было осознать плохую «четвёртую копию» эстетически — как форму критики текста.

В дальнейшем наряду с откровенно диссидентскими трудами в самиздате распространялись и политически безобидные, но по тем или иным причинам не вошедшие в официальную «обойму» произведения, например переводы книг Туве Янссон и Дж. Р. Р. Толкина.

В самиздате распространялись также кулинарные рецепты и рецепты алкогольных коктейлей и самогоноварения. Копировались и перекопировались топографические карты, порнографические материалы, модельные лекала и выкройки из западных журналов (например, Плейбой, Бурда-моден) и прочее. Были достаточно широко известны также самиздатные материалы и труды (например, В. Г. Ажажа) по неприветствовавшейся и засекреченной теме НЛО и уфологии.

Особая тема — рок-самиздат: журналы «Рокси», «Ухо», «Зеркало» и другие журналы, рассказывавшие об отечественной и зарубежной рок-музыке. Журналы печатались на пишущей машинке.

Бытовал мелкий коммерческий самиздат по продаже (особенно в поездах) тех же рецептов, выкроек, календариков (например, с портретами опального Сталина, эротики, животных).

Во времена усиления «Борьбы с пьянством и алкоголизмом» «Самиздат» — жаргонное название самогона.

Технологии самиздата

Самодельный магнитофон на базе узлов м/ф «Тембр» (МАГ-59М), принадлежавший М. В. Крыжановскому. Фото из Государственного музея политической истории России

Изначально самиздат возник как дешёвая и доступная альтернатива массовой типографской печати и распространялся в рукописном варианте и в виде машинописных копий. Для ускорения процесса размножения использовалась копировальная бумага. При переписке вручную (шариковой ручкой) на газетной бумаге (50 г/м²) отчётливо получалось три копии, при использовании пишущей машинки — пять копий. На папиросной бумаге копий получалось больше, но ввиду её полупрозрачности можно было использовать только одну сторону листа.

В 1970-х годах для размножения самиздата работники крупных советских институтов стали использовать принтеры (это были первые АЦПУ больших вычислительных машин) и плоттеры, а также бумагу больших форматов. Для размножения машинописного самиздата в тех же институтах стало использоваться ксерокопирование (одной из мер борьбы с подобным со стороны властей и начальства являлся строгий учёт и контроль использования подобной техники со стороны т. н. Первого отдела). Иллюстрации перед размножением фотографировались, печатались на фотобумаге как обычные фотографии и вклеивались вручную в готовое издание. Иногда фотографировалось (на стандартную 35-мм плёнку) всё издание целиком. Негативы использовались для передачи материалов за рубеж и для размножения.

Начиная с конца 1970-х годов, в период распространения ЕС ЭВМ и СМ ЭВМ — началось распространение самиздата в виде компьютерных файлов, переносимых от одного ВЦ к другому на магнитных лентах или, реже, дисках.

Методом самиздата распространялись не только литературные произведения, публицистика и изображения, но и музыка. Аудиопроизведения либо нарезались иглой самодельного фонографа на старых рентгеновских снимках («на костях») (50-е — 60-е годы), либо записывались на магнитофон и впоследствии копировались друг у друга. В 1970-80 гг. это породило феномен магнитоальбомов.

Перестройка и освобождение слова

В конце 1980-х гонения на самиздат практически прекращаются, машинописная и рукописная формы самиздата уходят в прошлое, а основным инструментом размножения становится АЦПУ и матричный принтер. Тогда же в самиздат приходит коммерция: распечатанные на принтере «Штирлиц» П. Асса и Н. Бегемотова, а также подборки политических анекдотов распространяются по почте наложенным платежом, копируются на дискетах и распространяются по сети «Фидо»

С начала 1990-х и до настоящего момента для изготовления первой копии издания используется лазерный принтер, а потом оно размножается на ксероксе или на ризографе. В связи с общедоступностью оргтехники и расходных материалов на лазерном принтере может быть распечатан и весь тираж издания (уже с середины 80-х на Западе получили распространение т. н. «персональные издательства»). Машинописный самиздат сейчас практически не встречается, зато некоторые рукописные издания сами по себе являются художественными произведениями.
В середине 1990-х, в связи с массовым распространением персональных компьютеров и неразвитостью глобальных сетей были единичные попытки распространения самиздата на дискетах в виде интерактивных журналов с ASCII-картинками, однако электронная форма передачи быстро вытеснила как бумажные, так и магнитные носители.

Самиздатские журналы

  • «37»
  • «Грааль»
  • «Вече»
  • «Мария»
  • «Митин журнал»
  • «Урлайт»
  • «Обводной канал»
  • «Северная почта»
  • «Транспонанс»
  • «Третья модернизация»
  • «Часы»
  • «Ура Бум-Бум!»
  • «Zabej!Info»

Интересные факты

  • Одним из первых образцов советского самиздата был знаменитый доклад Н. С. Хрущёва «О культе личности Сталина». Доклад этот был закрытым и в официальной советской прессе в полном объёме опубликован только после начала перестройки, однако по стране ходило достаточно большое количество машинописных копий.
  • Никита Сергеевич Хрущёв, по сути дела, «спровоцировал» появление самиздата, и с его же ведома в СССР начались гонения на самиздатовцев. В 1964 году Никиту Сергеевича сместили и отправили в ссылку на дачу, практически изолировав от внешнего мира. И вот она, ирония судьбы бывшего партийного лидера: человек, который стремился искоренить самиздат, сам в итоге был вынужден стать самиздатовцем. Хрущёв писал мемуары и, прекрасно понимая, что в СССР они напечатаны не будут, целенаправленно готовил их к изданию на Западе. Каким-то образом о мемуарах Хрущёва стало известно высшему партийному руководству. Бывшего генсека по этому поводу вызвали на заседание Комитета партийного контроля, но Никита Сергеевич, как истинный самиздатчик, всё отрицал.
  • Архимандрит Тихон (Шевкунов), рассказывая о популярности своей книги «Несвятые святые» на горе Афон, упоминает о любопытной детали, из которой следует, что слово «самиздат» имеет международный смысл:

    В монастыре Симона Петра на Афоне многие встречавшие меня говорили, что читают книгу «Несвятые святые». В Греции за короткий срок были изданы два ее тиража. Но в афонской обители ситуация особая. У них нет собственных книг, они все берут в библиотеке. Но поскольку, к моей радости и удивлению, довольно многие захотели прочесть эту книжку, они на ксерокопии ее размножали, раздавали. И отец Макарий, когда мне об этом рассказывал, так и назвал происходившее — «самиздат». Оказывается, это русское слово известно в Греции.

  • Одна из крупнейших архивных коллекций Самиздата в зарубежье находится в центре «Христианская Россия» (ит.: «Russia Cristiana») в Сериате, Италия.

См. также

  • Неофициальное искусство СССР
  • Цензура в СССР
  • Диссиденты в СССР
  • Хроника текущих событий
  • Правозащитное движение в СССР
  • Демократический союз
  • Метрополь (альманах)
  • Фэнзин
  • Samizdat: And Other Issues Regarding the ‘Source’ of Open Source Code — книга, на английской вики.

Примечания

  1. «China’s ruling families: Riches exposed. Communist Party leaders struggle to manage a tense transition» The Economist Nov 3rd 2012
  2. Есть магнитофон системы «Яуза»… Сборник текстов магнитиздата / Сост. Алексей Уклеин. — Калуга: ПО «Полиграфист», 1991. — 254 с.
  3. Георгий ЯНС. «САМ- И ТАМИЗДАТ». Одинцовская НЕДЕЛЯ, 05.03.2007, 13:25
  4. Театральная энциклопедия
  5. Linda Mastalir. Is there a twenty-first century samizdat? Radio Praga, 03-10-2006
  6. Самсебяиздат
  7. Александр Даниэль. Истоки и смысл советского Самиздата. Антология самиздата
  8. Владимир Буковский «И возвращается ветер…», NY, Хроника, 1978, стр.126
  9. Йосиф Зисельс. «Если я только для себя…» главы из книги, josifkniga, 13-Sep-2002
  10. N.Cornwell, Soviet Literature — Samisdat, Tamisdat and Gosizdat publishing (1917—1991), The Literaty encyclopedia
  11. By Linda Mastalir. From Samizdat to Tamizdat: a Vienna meeting Радио Прага, 19-09-2006
  12. С. В. Калистратова. Заступница. Е. Печуро (составитель). «Звенья», 2003.
  13. Доклад Андропова о самиздате в ЦК КПСС, Протокол от 21 декабря 1970 г.
  14. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана. — М.: Астрель, CORPUS, 2010. — С. 247.
  15. Е. Дёготь. Русское искусство XX века. — М.: Трилистник, 2000. — С. 186.
  16. Игорь Халымбаджа, «Фантастический самиздат», журнал «Если» № 9, 1998.
  17. Лекция 4. Дешевые вина СССР и самогон
  18. 1 2 Хорошевский А. Ю. 100 знаменитых символов советской эпохи. Харьков: ФОЛИО, 2006. С.412-418
  19. Архимандрит Тихон (Шевкунов): «Любая книга священника — это часть его дела, его пастырского послушания» / Интервью / Патриархия.ru
  20. Samizdat russo

Литература

  • Константинова М. Глава III. Параллельный мир: самиздат // Перемены в русском литературном поле во время и после перестройки (1985 — 1995). — Амстердам: Университет Амстердама, 2009. — С. 203-230. — 460 с.
  • Б. Констриктор «Дышала ночь восторгом самиздата»
  • Samizdat. Alternative Culture in Central and Eastern Europe from the 1960s to the 1980s/ Wolfgang Eichwede, ed. Bremen, 2002

Ссылки

  • Алексеева Л. М. Рождение самиздата // История инакомыслия в СССР: Новейший период. — Вильнюс — М.: «Весть», 1992. — ISBN 5-89942-250-3
  • Джузеппе Боффа «От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964—1994» Глава I — «Брежнев, Косыгин и общество на распутье»
  • Самиздат и Радио Свобода
  • Что такое САМИЗДАТ?
  • Воспоминания о Самиздате Леонарда Терновского
  • Антология самиздата
  • Антология самиздатской поэзии
  • История иркутского самиздата
  • Библиотека Вѣхи
  • Рок-самиздат
  • Максим Мошков о Самиздате
  • Околомузыкальный самиздат
  • Русскоязычный сайт о самиздате
  • Русская виртуальная библиотека. Неофициальная поэзия
  • Самиздат в СССР
  • Архив ныне выходящего самиздата
  • Музыкальный самиздат выпуск ток-шоу «Севалогия» от 28-05-2005
  • ru_zines — сообщество «российское зин-коммьюнити» в Живом Журнале

Самиздат в СССР

Самиздат – это целая субкультура по публикации текстов статей, книг, аудио и видеоматериалов самостоятельно, всеми доступными для автора способами (кроме официальных). Особое распространение самиздат получил в СССР в послевоенное (ВОВ) время. Самиздат в СССР был внезакона, и официальная власть всячески противодействовала распространению произведений, тиражированных подобным образом. Сам термин “самиздат” появился в народе как естественная пародия на названия советских государственных издательских организаций вроде “Госкомиздат”, “Политиздат” и т. п.

Предпосылки становления субкультуры

Ещё в царской России при помощи самиздата распространялись произведения поэтов, прозаиков и прочих авторов художественной и не художественной литературы. Так, например, в России 18-го века существовало множество самых различных по своему направлению тайных обществ, где самиздатом распространялась в том числе и запрещённая литература. Ярким примером самиздата в царской России может служить следующий факт: на следующий день после смерти А. С. Пушкина, весь Петербург читал ходившие по рукам многократно переписываемые строчки стихотворения М. Ю. Лермонтова “Смерть поэта”. Кроме того, по рукам ходили переписанные экземпляры комедии А.С. Грибоедова “Горе от ума”, которая при жизни писателя была запрещена к публикации. Также стоит отметить, что по рукам ходили многократно переписанные стихи известных поэтов, которые отличались от официального тона своей непристойностью.

В революционное и предреволюционное время в России незаконная литература просто кишела на каждом углу. Хотя такую литературу трудно отнести к самиздату, поскольку её тиражировали на подпольных типографиях, также, были в ходу революционные тексты, переписываемые от руки.

Массовой культурой в СССР самиздат стал после второй мировой войны. Предпосылками к появлению массового тиражирования подпольных произведений и статей в послесталинской России стали запрет большого количества художественной литературы, которой не дали ход из-за эстетических и идеологических соображений. Так, авторы, чьи произведения были забракованы цензурой, запускали несколько машинописных копий по друзьям и знакомым. Естественно, интересные рассказы перепечатывались и переписывались всеми возможными и доступными способами, и также запускались по рукам.

Мнение искусствоведа Екатерины Дёготь:

Феномен книг, напечатанных на машинке в нескольких экземплярах, возник в СССР после Второй мировой войны, на волне распада тотальности и стихийной реставрации частного. Характерно, что самиздат не видел разницы между новыми текстами и переводами запрещённых авторов: перепечатывание было не механическим процессом, но родом личной апроприации, продиктованной неудовлетворённостью и страданием. Затем произошло очищение техники от этого ноюще личного характера — начали выходить самиздатовские журналы… После этого уже можно было осознать плохую «четвёртую копию» эстетически — как форму критики текста

Самиздат показал простому советскому гражданину, недоступные ранее, хорошие и качественные художественные произведения, в которых не было цензуры и запрета. В этих текстах была свобода слова, свобода мысли.

Причины борьбы с самиздатом

Почему с самиздатом в СССР боролись? Дело в том, что в СССР, как вы уже поняли из текста выше, была жесточайшая цензура. Самиздатовская литература цензуре же не подвергалась никаким образом, и фактически, могла содержать любое содержание, от безобидного повествования о личных достижениях до диссидентских рассуждений. Самиздат в первую очередь был как раз таки элементом свободомыслия, и это свободомыслие шло в разрез с ценностями рядового советского гражданина (по мнению партии, естественно). Тысячи произведений бесславных авторов пылились на полках госархивов только за то, что там были подозрения на такую свободу (забраковать произведение могли по любому поводу), а некоторые авторы сидели за них за решёткой. Таковы были порядки, и так работала система наказаний в СССР.

Помимо прочего, при помощи самиздата в СССР распространялась религиозная литература, которая фактически была запрещена.

Стоит отметить, что под цензуру попадала не только “антисоветская” литература, но и произведения, которые так или иначе не попадали под общую идеологию, шли в разрез с общепринятыми нормами или были просто бесполезными или даже вредными советскому человеку, по мнению системых критиков.

Инструменты и средства самиздата

Печатные машинки

Главным инструментом самиздата в СССР была печатная машинка. Причём, готовые произведения ходили по рукам в виде папок с сшитыми листами А4. Хорошие произведения, попадая в руки энтузиастов, тут же перепечатывались по новой в ещё большее количество. Причём, при перепечатывании текстов обязательно использовалась копировальная бумага.

В последствии, тексты распространялись при помощи фотокопирования.

С печатными машинками в СССР вообще была очень интересная ситуация. Например, все шрифты применявшихся печатных машинок, имеющихся в обиходе, были на учёте у КГБ. Для простого человека приобрести печатную машинку не представлялось возможным, а в канцеляриях предприятий печатные машинки запирались в специальных помещениях ответственным лицом, чтобы у работников предприятия не было возможности заниматься перепечаткой текстов в выходные и праздничные дни.

Человек, владеющий печатной машинкой, всячески это скрывал, машинки прятались по подвалам, гаражам, чердакам.

Фотокопирование

В период широкого распространения фотолюбительства, печатные тексты стали фотографироваться и копироваться средствами черно-белой фотографии в личных домашних фотолабораториях. Копирование тестовых материалов при этом ускорялось в значительной мере, и в одновременно в той же мере становилось намного затратнее финансово, поскольку фотоматериалы для советского человека имели значительную стоимость. При этом, нельзя забывать о дефиците товаров. Для тиражирования нескольких книг подобным образом, требовалось значительное количество фотоплёнки, и ещё более значительное количество фотобумаги относительно большого размера.

Посредством фотокопирования в союзе также распространялась редкие официальные издания, зарубежные журналы мод и так далее.

Распространение тестов посредством ЭВМ

С распространением микропроцессорной техники в позднем СССР (с середины 70-х), стало возможным относительно просто и легко (по сравнению со старыми методами) распространять текстовую информацию, и даже печатать её посредством принтеров или плоттеров. Естественно, не о каких сетях передачи данных в то время не шло. Читатели обменивались между собой текстами на магнитных носителях (гибкие диски, магнитные ленты) примерно также, как в конце 90-х распространялись короткие видео с приколами – от пользователя к пользователю. Помимо распечатывания текстов на принтере, существовало размножение их при помощи ксерокопирования.

Из-за недоступности ЭВМ для рядового гражданина, тексты тиражировались в основном сотрудниками институтов и КБ, где такая техника применялась.

Известные авторы и произведения, распространяемые при помощи самиздата

Не будем перечислять произведения зарубежных авторов, поскольку копий их кустарных переводов ходило по рукам действительно не мало. Сейчас уже трудно сказать, какие произведения были запрещены, а какие официально не тиражировались из-за отсутствия интереса официальных изданий.

Отметим известные произведения советских авторов:

  • Борис Пстернак – “Доктор Живаго”;
  • Александр Солженицын – “Архипелаг ГУЛАГ”, “Раковый корпус” и “В круге первом”;
  • Александра Зиновьева “Зияющие высоты”, “Светлое будущее” и “Жёлтый дом”;
  • Владимир Войнович – “Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина”;
  • Лидия Чуковская – “Опустелый дом”;
  • некоторые произведения братьев Стругацких;
  • Михаила Булгакова – «Мастер и Маргарита»;
  • стихи Иосифа Бродского, Осипа Мандельштама, А.Галича.

Помимо запрещённых книг, самиздатом распространялись произведения авторов, которые формально не были запрещены (или запрет формально был отменён), но издавались крайне мало и не могли попасть ко многим читателям. Например, стихи и проза Марины Цветаевой, Андрея Белого, Саши Чёрного, Анны Ахматовой, Bарлама Шаламова, Даниила Хармса.

Кроме того, самиздатом распространялись не только литературные произведения и статьи. При помощи самиздата распространялись, например, аудиозаписи концертов Владимира Высоцкого.

Самиздат за рубежом

Само слово “самиздат” (samizdat) есть в английском языке. Данный термин применяется для описания неподконтрольной властям литературы в тоталитарных и авторитарных странах.

Само явление, со всеми его чертами, присущими ему в нашей стране, на западе распространения не получило.

Современная реализация

На сегодняшний день, сам термин “самиздат” потерял былое значение, существовавшее в СССР. Теперь самиздатом называется самостоятельная публикация собственных произведений посредством доступных способов коммуникации на всеобщее обозрение. Даже издание книги в официальном издательстве за свой счёт сейчас также зовётся самиздатом.

В данный момент, начиная с начала двухтысячных годов, вокруг различных интернет-библиотек, формируются (или уже сформированы) сообщества начинающих авторов, которые публикуют свои произведения в специальном разделе таких библиотек.

Ярким примером такого сообщества является сайт http://samlib.ru/, который является частью библиотеки Максима Мошкова.

Самиздат

В послевоенное время в СССР ходил такой анекдот:

«Два приятеля разговаривают по телефону.

— Ты уже съел пирог, который тебе вчера дала моя жена?

— Съел.

— И жена твоя съела?

— Да.

— Ну тогда передай его Мише — он тоже хочет его попробовать».

Для человека, мало знакомого с советскими реалиями, анекдот покажется несмешным и абсолютно бессмысленным. Однако смысл здесь заложен, и весьма неоднозначный. Во времена, когда преследовалось любое инакомыслие, цензура буквально под лупу просматривала каждое печатное слово, чтобы, не дай бог, не прошло что-нибудь подозрительное и опасное для власти, а любой телефон мог прослушиваться без всяких на то санкций и обязательных юридических процедур, говорить о самиздате надо было с осторожностью, общаясь языком полунамёков. Конечно, такая конспирация иногда выглядела совсем уж неуклюже, и люди сами смеялись над такими конспиративными приёмами. Правда, если о распространителях самиздата становилось известно «соответствующим компетентным органам», то тут уже было не до смеха. На языке советских законов это называлось так: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение, или изготовление, или хранение литературы того же содержания». И дальше соответствующие выводы…

Люблю грозу в конце июня,

Когда идёт физкультпарад.

И мрачно мокнет на трибуне

Правительственный аппарат.

Автор этих строчек поэт Николай Глазков не любил и не хотел писать стихи о «строителях коммунизма» и «гениальных вождях трудового народа». Естественно, государственные издательства такую его поэзию не жаловали и печатать отказывались с завидной регулярностью. В общем, не светило поэту когда-нибудь увидеть свою книгу с названием какого-нибудь «издата» на титульном листе (в СССР подобным образом сокращалось слово «издательство», например Гослитиздат или Профиздат). И однажды, в конце 1940-х годов, Глазков на рукописи вместо предполагаемого издательства написал: «Самсебяиздат». Позже такое саркастическое сокращение преобразовалось в «самиздат», не переводимое на другие языки слово, обозначавшее подпольную систему тиражирования и распространения запрещённой властями литературы и публицистики. Появился и «тамиздат» — полиграфические издания, печатавшиеся за рубежом и нелегально ввозимые в СССР.

Если взглянуть шире на эти понятия, то «самиздат» и «тамиздат» существовали в России с незапамятных времён. Цари-батюшки не любили всяческую «ересь» не меньше, чем сменившие их коммунистические вожди. Недаром тот же Пётр I издал «Его Императорского Величества Указ о тех, кто взаперти пишет». «Житие протопопа Аввакума», «Прелестные письма» Емельяна Пугачёва, «Путешествие из Петербурга в Москву» Александра Радищева — типичные примеры дореволюционного самиздата. А герценовский «Колокол» или ленинская «Искра» — яркие представители «тамиздатовской» нелегальной прессы.

После прихода к власти в 1917 году большевики, основываясь на собственном опыте, почти сразу же обезопасили себя от влияния неподконтрольного печатного слова. Уже к середине 20-х годов все негосударственные средства массовой информации, типографии и издательства перешли под контроль Коммунистической партии и государства, независимость суждений и мысли в журналистике была искоренена, а вся издательская деятельность была поставлена под жёсткое давление цензуры.

В СССР самиздат как явление появился после начала хрущёвской оттепели и состоявшегося в 1956 году XX съезда партии. Интересно, что одним из первых образцов советского самиздата был знаменитый доклад Хрущёва «О культе личности Сталина». Доклад этот был закрытым и в официальной советской прессе в полном объёме опубликован только после начала перестройки, однако по стране ходило достаточно большое количество машинописных копий. И всё же расцвет самиздатовской культуры в стране связан не с политикой, а с поэзией. Интеллигенция, да и вся страна, буквально не могла надышаться воздухом свободы, который, казалось, нахлынул всерьёз и надолго, и с восторгом читала творения поэтов, за одно упоминание которых несколько лет назад можно было лишиться свободы.

Интерес к поэзии спровоцировал и первые в истории СССР несанкционированные и не планируемые сверху литературные собрания. 28 июня 1958 года в Москве был открыт памятник Маяковскому. Состоялась, как и положено, торжественная церемония, на которой официальные поэты читали свои стихи. Церемония закончилась, «государственные» поэты ушли, а их место заняли те, кто членом Союза писателей СССР не значился. Читали как свои стихи, так и стихи запрещённых и репрессированных поэтов. Поэтический вечер продолжался допоздна, публике и самим поэтам это действо так понравилось, что идея сделать встречи регулярными, здесь же, у вновь открытого памятника Маяковскому, возникла сама собой. Власть поначалу отнеслась к этому вполне лояльно, в газете «Московский комсомолец», одной из самых либеральных газет того времени, появилась даже заметка, одобряющая поэтические собрания возле памятника Маяковскому. Однако либерализм был недолгим, вместо понятия «литературное собрание» в отчётах и газетных публикациях всё чаще начали появляться выражения «сходки антисоветских элементов» и «сборища безыдейных псевдопоэтов». Милиционеры и дружинники стали задерживать чтецов, отбирать у них листки с машинописными текстами. Фамилии задержанных сообщались на место работы или учёбы, и обычно за этим следовало изгнание с соответствующей характеристикой (именуемой в народе «волчьим билетом»), устроиться с которой на нормальную работу было невозможно.

Примерно по той же схеме развивалась ситуация и с самиздатом. В «буйных» головах студентов и молодых интеллигентов возникала идея издавать что-то своё, новое, ещё не открытое и неизвестное читателю, причём о возможных последствиях они не задумывались. Один из родоначальников самиздата, поэт и диссидент Александр Ильич Гинзбург, в середине 50-х работавший журналистом в «Московском комсомольце», вспоминал о том, как у него родилась мысль издавать свой журнал «Синтаксис»: «Пришла идея, которую мои друзья назвали сумасшедшей, — выпускать свой собственный журнал без всякой цензуры. Выпускать подручными средствами, то есть на пишущих машинках. Это единственный множительный аппарат, который был у нас в руках. Тогда мы не думали — посадят или не посадят, — в то время мы думали о том, что печатать». Одновременно с «Синтаксисом» в Ленинграде появляются литературная газета «Культура», журнал «Голубой бутон», а также один из первых публицистических самиздатовских бюллетеней «Информация».

Власть некоторое время не реагировала на эти «шалости», но быстро спохватилась и не ограничивалась только лишь одним «волчьим билетом». Начались первые процессы против самиздатовцев. Обычно они успевали выпустить два-три номера своих газет и журналов, в самом лучшем случае — до десятка, после чего следовал арест и суд. Александр Гинзбург, например, успел выпустить всего три номера (в них были опубликованы стихи таких гениев поэзии, как Булат Окуджава, Иосиф Бродский и Белла Ахмадулина), после чего получил два года лагерей. Но процесс уже пошёл. «Мой арест никого не напугал, — вспоминал Александр Ильич в интервью „Радио Свобода“. — Появилось ещё несколько, до десятка, разных самиздатских журналов. Появилось само слово „самиздат“, которого в „синтаксисовские“ времена ещё не было».

Самым же известным и громким процессом в истории самиздата стал суд над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем, опубликовавшими за рубежом свои произведения. Синявский и Даниэль не были первыми, кто пошёл таким путём. В 1957 году в Италии, а затем и в других странах, был опубликован знаменитый роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго». В 1958 году писателю была присуждена Нобелевская премия, однако на родине этот символ наивысшего признания гения слова вызвал дикое раздражение властей. Факт присуждения Нобелевской премии был назван «идеологической акцией», после чего в советской прессе была развёрнута кампания жестокой травли Пастернака. Бориса Леонидовича исключили из Союза писателей СССР и завели уголовное дело. В конце концов писатель был вынужден покаянно отказаться от премии.

Синявский и Даниэль, учтя горький опыт автора «Доктора Живаго», были осторожнее: свои произведения они опубликовали под псевдонимами Абрам Терц и Николай Аржак. Однако конспирация не помогла — КГБ «вычислил» Синявского и Даниэля, и осенью 1965 года они были арестованы. Власть, естественно, широкой огласки этого дела явно не желала, намереваясь посадить неугодных писателей без лишнего шума, но это был первый арест, о котором сообщили все вещавшие на СССР западные радиостанции. «Дело» Синявского и Даниэля стало началом правозащитного движения в СССР, 5 декабря 1965 года в Москве на Пушкинской площади прошла первая в СССР демонстрация правозащитников под лозунгами «Требуем гласности суда над Синявским и Даниэлем!» и «Уважайте советскую конституцию!».

«Видимо, этим арестом новое советское руководство объявляло войну самиздату — его авторам, распространителям и читателям, — писала в своей книге „История инакомыслия в СССР“ известная правозащитница Людмила Алексеева. — Не только друзья и знакомые арестованных, но и вовсе незнакомые люди горячо обсуждали, во что это выльется. Расправятся ли с арестованными втихую или устроят „показательный“ процесс по образцу сталинских?». Да, война самиздату была объявлена — Синявский и Даниэль были осуждены на 7 лет строгого режима и 5 лет ссылки. Однако, несмотря на обвинительный приговор, писатели и поддерживавшие их на протяжении всего процесса правозащитники в определённой степени чувствовали себя победителями. Они не каялись, как это было раньше, не просили суд, как в сталинские времена, «судить без всякого снисхождения», а открыто отстаивали своё право на свободу слова (которая, кстати, была гарантирована соответствующей статьёй советской конституции). Кроме того, получивший широкую огласку процесс Синявского и Даниэля сыграл объединяющую роль в правозащитном движении СССР. Да и цели своей власть не достигла: «акция устрашения» самиздатовцев не удалась — распространение самиздата и изданных за рубежом книг не только не прекратилось, но и наоборот, возросло во много раз.

Важной вехой в истории самиздата стало появление в 1968 году «Хроники текущих событий» — машинописного правозащитного бюллетеня, выходившего с 1968 по 1983 год. Всего за этот период вышло 63 выпуска «Хроники». С первых номеров определился характерный стиль бюллетеня — только факты, и никаких оценок. И этот стиль некоторое время позволял издавать «Хронику» практически открыто. Хоть авторы и не указывали своих имён, однако хорошо было известно (и читателям «Хроники», и КГБ), что своеобразным «главным редактором» бюллетеня являлась правозащитница Наталья Горбаневская. С точки зрения законов, в «Хрониках» не было ничего запрещённого. И КГБ некоторое время проявляло юридическую щепетильность — нельзя же арестовывать людей, языком фактов рассказывающих о жизни СССР без каких-либо призывов к смене власти. Правда, слишком уж долго органы не церемонились: через полтора года после выхода первого номера Наталья Горбаневская была арестована, позже такая же участь постигла многих людей, связанных с изданием и распространением «Хроники».

Особенностью «Хроники текущих событий» был способ сбора информации, которую издатели получали, пользуясь традиционной самиздатовской схемой, только работавшей в обратном порядке. «„Хроника“ не может, как всякий другой журнал, указать на последней странице свой почтовый адрес, — было указано в общении к читателям. — Тем не менее, каждый, кто заинтересован в том, чтобы советская общественность была информирована о происходящих в стране событиях, легко может передать известную ему информацию в распоряжение „Хроники“. Расскажите её тому, у кого вы взяли „Хронику“, а он расскажет тому, у кого он взял „Хронику“ и т. д. Только не пытайтесь единолично пройти всю цепочку, чтобы вас не приняли за стукача».

1970-е гады стали десятилетием «самиздатовского бума». Один за другим появлялись всё новые журналы и бюллетени различных направлений: литературные, правозащитные, религиозные, национальные. Существенно расширился и контингент читателей и распространителей подпольной литературы. В процесс были вовлечены едва ли не все слои городского населения всех возрастов, от старшеклассников до почтенных старушек, по ночам перепечатывавших на допотопной машинке Булгакова или Солженицына.

В это же время сложилась и устоявшаяся схема распространения самиздата. Простому советскому человеку был доступен только один вид множительной техники — печатная машинка (лишь небольшая часть самиздатовских книг размножалась фотоспособом, на допотопных электрографических машинах «Эра»). На Западе уже давно чуть ли не в каждой булочной стояли копировальные аппараты, в СССР же подобная техника была большой редкостью. И дело здесь не в технической отсталости. Власти понимали: если разрешить населению бесконтрольно пользоваться множительной техникой, то впору будет закрывать все государственные издательства, поскольку самиздатовская литература будет распространяться с невероятной скоростью. Если к какому-нибудь энтузиасту попадало интересное, на его взгляд, произведение, он отпечатывал несколько копий, которые раздавал своим знакомым. А дальше начиналась цепная реакция — знакомые размножали копии, отдавали своим знакомым и так далее. «По ком звонит колокол» Хемингуэя, «Мрак в полдень» Кестлера, «1984» Оруэлла, «Доктор Живаго» Пастернака, «Собачье сердце» Булгакова, творения Набокова и Солженицына — по стране ходили тысячи отпечатанных копий этих и многих других произведений. Едва ли можно говорить обо всём советском обществе, но интеллигенция «вирусом» самиздата была поражена практически поголовно.

Интересно, что для многих людей, которые «благодаря» власти были лишены из-за своих убеждений средств к существованию, самиздат был способом заработка. Способом, надо сказать, опасным, но другого выбора у них не было. «Нас с мужем обоих выгнали с работы, и муж устроился на очень низкооплачиваемую работу, а у меня вообще не было работы, — вспоминала Людмила Алексеева. — И в это время как раз мой младший сын окончил школу. Ему надо в университет идти, а у него уже в 9–10-м классе школьная форма — вот так вот рукава, вот так вот брюки и залатанные колени — ну, в общем, надо одеть. И выяснилось, что покупать надо всё: костюм, пальто, ботинки, ну всё-всё-всё. Ну откуда деньги взять? И я подумала-подумала, и в то лето, когда он сдавал экзамены в университет, напечатала несколько самиздатских книг. И тем же математикам продала потом, и в самиздат одела своего сына — то есть не дорого, но во всё новое!».

Конечно, с точки зрения тиражей самиздат не мог соперничать с государственными издательствами. Но по степени влияния на культурную жизнь советского социума самиздатовская литература составляла серьёзную конкуренцию литературе официально разрешённой. «Вторая литература» — так определял самиздат Андрей Синявский, и это определение очень точно характеризует значение самиздата. Понимала значение самиздата и власть, недаром слово «самиздат» в середине 1960-х гадов появилось и в лексиконе работников КГБ. Особенно органы пугала постепенная трансформация направленности самиздатовских публикаций от литературно-поэтической к политической. «Самиздат претерпел за последние годы качественные изменения, — говорилось в одной из докладных записок КГБ. — Если пять лет назад отмечалось хождение по рукам главным образом идейно-порочных художественных произведений, то в настоящее время всё большее распространение получают документы программно-политического характера» (этот и многие другие документы из архивов КГБ стали известны благодаря титанической работе корреспондента «Радио Свобода» Владимира Тольца).

После начала перестройки, когда были отменены практически все ограничения, касающиеся свободы слова и информации, страну охватил газетный и издательский бум, и необходимость тратить огромные усилия на перепечатывание самиздатовских копий попросту отпала сама собой. Одной из последних значительных самиздатовских публикаций стал доклад Бориса Ельцина на октябрьском 1987 года Пленуме ЦК КПСС, в котором будущий первый президент России подверг резкой критике действия руководства страны и лично М. Горбачёва. А после августовских событий 1991 года самиздат практически исчез как явление.

В заключение темы самиздата вспомним один исторический курьёз, совершенно парадоксальный с точки зрения нормальной логики, но вполне закономерный с точки зрения логики советской. Никита Сергеевич Хрущёв, по сути дела, «спровоцировал» появление самиздата, и с его же ведома в СССР начались гонения на самиздатовцев. В 1964 году Никиту Сергеевича сместили и отправили в ссылку на дачу, практически изолировав от внешнего мира. И вот она, ирония судьбы бывшего партийного лидера: человек, который стремился искоренить самиздат, сам в итоге был вынужден стать самиздатовцем. Хрущёв писал мемуары и, прекрасно понимая, что в СССР они напечатаны не будут, целенаправленно готовил их к изданию на Западе. Каким-то образом о мемуарах Хрущёва стало известно высшему партийному руководству. Бывшего генсека по этому поводу вызвали на заседание Комитета партийного контроля, но Никита Сергеевич, как истинный самиздатчик, всё отрицал. В 1982 году, спустя десятилетие после смерти Хрущёва, его воспоминания были изданы в Нью-Йорке, попали в СССР и стали одним из «самиздатовских бестселлеров»…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Проверить на соответствие критериям энциклопедичности. Возможно, содержание этой статьи или раздела представляет собой произвольный набор слабо связанных фактов, инструкцию, каталог или малозначимую информацию новостного характера. Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей. На странице обсуждения могут быть подробности.

Самизда́т (произносится: ) — способы неофициального и потому неподцензурного производства и распространения литературных произведений, религиозных и публицистических текстов в СССР. Копии текстов изготавливались автором или читателями без ведома и разрешения официальных органов власти, как правило машинописным, фотографическим или рукописным способами, а к концу эпохи СССР — также и при помощи ЭВМ. Слово «самиздат» вошло в английский язык (англ. samizdat) как название неподконтрольной властям литературы в тоталитарных и авторитарных странах.

«Самиздатом» распространялись также магнитофонные записи:

  • песен В. Высоцкого, А. Галича, Ю. Визбора, Булата Окуджавы, А. Розенбаума, А.Вертинского, М. Ножкина, Леонида Утёсова, А. Новикова, Юлия Кима, Арк. Северного; К. Беляева;
  • инструментального ансамбля «Братья Жемчужные»;
  • исполнителей-эмигрантов (Вилли Токарева, М. Шуфутинского, Дины Верни, Петра Лещенко);
  • большинства исполнителей музыки жанров рок, метал, панк, не прошедших проверку на цензуру;
  • неофициальных выступлений музыкантов, писателей-сатириков, лекторов (записи квартирников и т.п.);
  • записи передач иностранных радиостанций, глушившихся в СССР;
  • различных неизвестных исполнителей многочисленных «блатных», уголовных, «уличных», «дворовых» песен, городского фольклора, пародий, стилизаций, куплетов, частушек; и т. д. Например:
  • «Зачем же я Вас, родненький, узнала?…»;
  • «Тебя я встретил, когда ты была девочкой…»;
  • «На Дерибасовской открылася пивная…»;
  • «Каким меня ты ядом напоила?…»;
  • «На дальнем Юге, в городе Стамбуле…» («Али-Баба»);
  • «Не губите молодость, ребятушки…»;
  • «Попрошу я Вас, маэстро, что-нибудь сыграть…»;
  • «А на дворе — чудесная погода…»;

и другие.

Подобное явление часто носило отдельное название — «магнитиздат». Например, в 1980‑е годы были широко распространены и пользовались большой популярностью «подпольные» магнитоальбомы :

Внешние изображения

Обращение издательства «Христианин»

В связи с раскрытием печатной точки и арестом семи верующих на латышском хуторе Лигукалне в 1974 году. Стр.1

Внешние изображения

Обращение издательства «Христианин»

В связи с раскрытием печатной точки и арестом семи верующих на латышском хуторе Лигукалне в 1974 году. Стр.2

Хотя само слово «самиздат» появилось лишь в середине XX века, с древнейших времен запрещённые произведения передавались друг другу рукописным способом. В XVIII веке именно так по России распространялись сатиры А. П. Сумарокова.

В первой половине XIX века, когда Россия буквально кишела тайными обществами, — воззвания будущих декабристов, а позже — и «народников». На следующий же день после смерти А. С. Пушкина, настигшей его 28 января (9 февраля) 1837 года, весь Петербург (а вслед за ним и Москва) читал ходившие по рукам многократно переписываемые строчки стихотворения М. Ю. Лермонтова «Смерть поэта». В то время это называлось «хождением в списках»: слово «список» обозначало рукописную копию. Так, «в списках», ходила комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», запрещённая цензурой на долгое время. Лишь после смерти автора (1829), в 1831 году была разрешена постановка полного текста комедии, без купюр, сначала в Петербурге, потом в Москве (вне столиц пьеса официально была запрещена до 6 июля 1863; первая публикация комедии без искажений появилась в Москве только в 1875 году). Во второй половине XIX столетия всю Россию наводнили листочки с едкими поэмами вологодского опального священника Василия Сиротина (более всего известного как автора песни «Улица, улица, ты, брат, пьяна»). Также в рукописных «изданиях» ходили произведения Н. А. Некрасова, И. С. Баркова (по причине их якобы непристойности), а заодно и действительно похабные тексты, приписываемые Баркову, но не имеющие к нему отношения; и т. д.

XX столетие уже широко использовало для самиздата технические новшества: пишущие машинки, ксерокопировальные аппараты ранних образцов, магнитофоны и другие устройства.

В XXI веке слово «самиздат» иногда используется также в качестве названия зарегистрированных изданий; они печатаются или распространяются в Интернете открыто, доступны, и уже в силу этого не являются «самиздатом» в исходном значении слова.

Дискутируется вопрос, следует ли журналы, выходившие в последнее десятилетие XX века, да и любую не преследуемую издательскую деятельность, называть самиздатом.

Название «самиздат» появилось в народе как естественная пародия на названия советских государственных издательских организаций вроде «Госкомиздат», «Политиздат» и т. п. Вероятно, первым близкое по смыслу и форме слово «самсебяиздат» употребил поэт Николай Глазков, уже в 1940‑е годы ставивший это слово на изготовленных им раскрашенных и переплетённых машинописных сборниках своих стихов.

Также «самиздатом» в 1970—1980‑х годах назывались самодельные «книги», собранные из светокопий страниц журналов популярной литературы (из‑за малых тиражей не попадавших на прилавок), например :

  • «В августе 44-го»;
  • «Царь-рыба»;
  • «Белая Гвардия»;
  • отдельные романы Джеймса Хэдли Чейза :
  • «Сильнее денег»,
  • «Свидетелей не будет»,
  • «Западня»,
  • «Сувенир из ″Клуба мушкетёров»,
  • «Весь мир в кармане»,
  • «Мёртвые молчат»,
  • «Двойная сдача»,
  • «Венок из лотоса»,
  • «Каменные джунгли».

В виде «самиздата» был известен также знаменитый приключенческий роман Роберта Штильмарка «Наследник из Калькутты» (двусторонняя ксерокопия с единственного издания 1958‑го года).

Данный «самиздат» мог преследоваться не за содержание, а за «расхищение социалистической собственности», то есть бумаги, ресурса светокопира (были все только в госсобственности), материала переплёта (отсутствовал в свободной продаже).

Согласно Александру Даниэлю, самиздат — это специфический способ бытования общественно значимых неподцензурных текстов, состоящий в том, что их тиражирование происходит вне авторского контроля, в процессе их распространения в читательской среде.

Владимир Буковский в автобиографическом романе «И возвращается ветер…» дал следующее определение «самиздату»: «Самиздат: сам сочиняю, сам редактирую, сам цензурирую, сам издаю, сам распространяю, сам и отсиживаю за него».

В виде самиздатовских копий — «списков» — впервые получили хождение:

  • произведения В. Высоцкого —
    • тексты его песен и приписываемых ему,
    • небольшая прозаическая повесть «Дельфины и психи»,
    • неоконченный «Роман о девочках»;
  • неподцензурный альманах «МетрОполь» (конец 1978, машинопись в 12 экз.);
  • машинописная статья Яна Майзельса «Мы» (о поклонниках В. Высоцкого);
  • труды, книги и материалы по йоге — например:
    • Рамачарака. «Хатха-йога». Йогийская философия физического благосостояния человека» (ксерокопия машинописи);
  • многие знаменитые крупные прозаические произведения, в частности:
    • «Доктор Живаго» Бориса Пастернака;
    • «Архипелаг ГУЛАГ», «Раковый корпус» и «В круге первом» Александра Солженицына;
    • «Зияющие высоты», «Светлое будущее» и «Жёлтый дом» Александра Зиновьева;
    • «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимира Войновича;
    • «Опустелый дом» Лидии Чуковской;
  • стихи Иосифа Бродского, Осипа Мандельштама, А.Галича;
  • книги авторов, которые формально не были запрещены (или запрет формально был отменён), но издавались крайне мало и не могли попасть ко многим читателям, например:
    • стихи и проза Марины Цветаевой, Андрея Белого, Саши Чёрного, Анны Ахматовой, Bарлама Шаламова, Даниила Хармса;
    • некоторые произведения братьев Стругацких;
    • «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова; и другие;
  • иностранная литература (художественная, научная, социально-политическая):
    • переведённая анонимными переводчиками (например, Джилас);
    • анонимные переводы чуть ли не всех романов того же Д. Х. Чейза;
    • самодельные переводы отдельных произведений (такие «издания» в твёрдом переплёте даже сопровождались иллюстрациями):
      • фантастики — например, «Наследие звёзд» Клиффорда Саймака;
      • детектива — например, «Тварь» Микки Спиллейна (в 2‑х томах);
    • анонимные переводы 2‑го и 3‑го романов из знаменитой эпопеи Анн и Сержа Голон об Анжелике − «Путь в Версаль» и «Анжелика и король»;
  • распространяемые по Москве и Ленинграду:
    • записанные анекдоты Игоря Губермана;
    • эпиграммы на советских политиков и известных коммунистических литераторов − например:
      • эпиграммы Зиновия Паперного;
      • эпиграммы Вал. Гафта на различных кино- и театральных артистов.

Песню А. Галича «Мы не хуже Горация» можно считать «одой» самиздату.

Слово «тамиздат» часто встречалось рядом со словом «самиздат»; иногда как противопоставление. «Тамиздатом» назывались запрещённые книги и журналы, изданные «там», то есть за рубежом. В качестве примера можно привести :

  • 4 сборника текстов «Песни русских бардов» (Paris: YMCA-Press, 1977‑78);
  • издание в 2‑х томах «В. Высоцкий. Песни и стихи» (Нью-Йорк: Издательство «Литературное Зарубежье», 1981‑83).

Эти книги также копировались или переснимались, и «незаконно» распространялись.

Термины «самиздат» и «тамиздат» стали интернациональными, как и некоторые другие слова, пришедшие из СССР, например, «спутник», «КГБ», «перестройка», «гласность». В 1970‑х годах самиздат был столь широко распространён, что про него даже был сочинён анекдот: «Бабушка для внука перепечатывает на машинке „Войну и мир“ — внук ничего, кроме самиздата, не читает».

Евгений Попов пытался, наряду с «сам-» и «тамиздатом», говорить о «здесьиздате» — неофициально и нелегально опубликовал в СССР альманах «Метрополь».

Технологии

Самодельный магнитофон на базе узлов м/ф «Тембр» (МАГ-59М), принадлежавший М. В. Крыжановскому. Фото из Государственного музея политической истории России

Изначально самиздат возник как дешёвая и доступная альтернатива массовой типографской печати и распространялся в рукописном варианте и в виде машинописных копий. Для ускорения процесса размножения использовалась копировальная бумага. При переписке вручную (шариковой ручкой) на газетной бумаге (50 г/м²) отчётливо получалось три копии, при использовании пишущей машинки — пять. На папиросной бумаге копий получалось больше, но ввиду её полупрозрачности можно было использовать только одну сторону листа.

В 1970‑х годах для размножения самиздата работники крупных советских институтов стали использовать принтеры (это были первые алфавитно-цифровые печатающие устройства (АЦПУ) больших вычислительных машин) и плоттеры, а также бумагу больших форматов. Для размножения машинописного самиздата в тех же институтах стало использоваться ксерокопирование. Одной из мер борьбы с подобным явлением со стороны властей и начальства являлся строгий учёт и контроль использования спецтехники со стороны так называемого «Первого отдела». Иллюстрации перед размножением фотографировались, печатались на фотобумаге как обычные фотографии и вклеивались вручную в готовое издание. Иногда фотографировалось (на стандартную 35‑мм плёнку) всё издание целиком. Негативы использовались для передачи материалов за рубеж и для размножения.

Московский учёный-физик В. Н. Курдюмов составил следующее описание процесса:

Технология изготовления.

Всё необходимое для нижеописанного «производства» было в 1960—70‑х годах в свободной продаже. Фотосъёмка с машинописного текста проводилась зеркальным фотоаппаратом «Зенит». Аппарат с помощью простого самодельного приспособления крепился на штатив стандартного фотоувеличителя. Текст располагался на расстоянии около 40 см от объектива. Между объективом и корпусом аппарата помещалось вспомогательное кольцо толщиной 6 мм, которое позволяло фокусировать изображение. При съёмке использовалась фотоплёнка, позволяющая получить более высокое разрешение, но требующая дополнительного освещения. Четыре лампы по 500 Вт располагались на расстоянии 50 см от текста. Проявление плёнки (36 кадров размером 36×24 мм) проводилось в обычном фотобачке, используемом в любительской фотографии. Весь процесс съёмки и получения негативной плёнки с 36 кадрами занимает около 1,5 часов. Полное время получения 585 кадров — 25,5 часов работы (без учёта времени сушки каждой плёнки). Печать кадров проводилась на стандартную контрастную фотобумагу размером 10×15 см. Печать одного кадра требует около 3 минут; печать 585 кадров — около 30 часов (без учёта времени сушки каждого отпечатка). Фотоотпечатки приклеивались резиновым клеем с двух сторон к листу белой бумаги. Листы сброшюрованы в 5 пачек по 55—60 листов. Переплёт кустарный. Ледериновая заготовка приклеивалась к картонным прямоугольникам и высушивалась под прессом. Пресс самодельный, примитивный. Переплёт одного томика требует 4—5 часов работы (с учётом сушки).

Начиная с конца 1970‑х годов, в период распространения ЕС ЭВМ и СМ ЭВМ — началось распространение самиздата в виде компьютерных файлов, переносимых от одного ВЦ к другому на магнитных лентах или, реже, дисках.

Методом самиздата распространялись не только литературные произведения, публицистика и изображения, но и музыка. Аудиопроизведения либо нарезались иглой самодельного фонографа на старых рентгеновских снимках («на костях»; 1950—1960‑е годы), либо записывались на магнитофон и впоследствии копировались друг у друга. В 1970—1980-е годы это породило феномен магнитоальбомов.

В качестве примеров «записей на костях» можно привести:

  • песню Пола Маккартни и его ансамбля «Крылья» — «Mrs Vandebilt» (запись сопровождалась «вступлением» диктора);
  • песню «Can’t buy me love» в исполнении ансамбля «The Beatles»;
  • песню «Арлекино» в исполнении Аллы Пугачёвой;
  • песню «Старый гриф» («Птицы не люди. И не понять им…») в исполнении Валерия Ободзинского (из фильма «Золото Маккены»);
  • одно из исполнений известной инструментальной композиции «El Bimbo»;
  • куплеты под гитару «Открытое письмо другу Васе, с которым учился в одном классе» (автор М.Ножкин; исполняет Игорь Дивов).

Существует также магнитофонная запись концерта Альфреда Тальковского, сделанная в 1976 году.

Журналы

Проверить на соответствие критериям энциклопедичности. Возможно, содержание этой статьи или раздела представляет собой произвольный набор слабо связанных фактов, инструкцию, каталог или малозначимую информацию новостного характера. Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей. На странице обсуждения могут быть подробности.
  • «37»
  • «Грааль»
  • «Вече»
  • «Зеркало»
  • «Мария»
  • «Митин журнал»
  • «Обводный канал»
  • «Община»
  • «Рокси»
  • «Северная почта»
  • «РИО»
  • «Транспонанс»
  • «Третья модернизация»
  • «Часы»
  • «Урлайт»
  • «Ура Бум-Бум!»
  • «Ухо»
  • Сообщество «Zabej!Info»
  • Альманах «Женщина и Россия»

В культуре

  • Роман «Знаменитость» (2012)
  • «Samizdat: And Other Issues Regarding the ‘Source’ of Open Source Code» (англ.)
    1. «China’s ruling families: Riches exposed. Communist Party leaders struggle to manage a tense transition» The Economist Nov 3rd 2012
    2. Есть магнитофон системы «Яуза»… Сборник текстов магнитиздата / Сост. Алексей Уклеин. — Калуга: ПО «Полиграфист», 1991. — 254 с.
    3. Театральная энциклопедия
    4. Linda Mastalir. Is there a twenty-first century samizdat? Radio Praga, 03-10-2006
    5. Самсебяиздат
    6. Александр Даниэль. Истоки и смысл советского Самиздата. Антология самиздата
    7. Владимир Буковский «И возвращается ветер…». NY. Хроника. 1978. С. 126.
    8. Йосиф Зисельс. «Если я только для себя…» главы из книги, josifkniga, 13-Sep-2002
    9. Георгий Янс. «Сам- и тамиздат». Одинцовская неделя. 05.03.2007, 13:25.
    10. N. Cornwell. «Soviet Literature — Samisdat». Tamisdat and Gosizdat publishing. 1917‑1991. The Literaty encyclopedia.
    11. Linda Mastalir. «From Samizdat to Tamizdat: a Vienna meeting». Радио Прага, 19.09.2006.
    12. Согласно свидетельству современника, авторство принадлежит Н. Д. Вольпин. См.: Андреева О., Вишневецкая Ю., Идлис Ю., Мильчин К., Лейбин В, Тарасевич Г., Шпак В. Геном русской души // Журнал «Русский репортёр». — 7 февраля 2013. — № 5 (283).
    13. Александр Кабаков, Евгений Попов. «Аксёнов». Глава восьмая.
    14. С. В. Калистратова. Заступница. Составитель Е. Печуро. «Звенья», 2003.
    15. Доклад Андропова о самиздате в ЦК КПСС. Протокол от 21 декабря 1970 года.
    16. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана. — М.: Астрель, CORPUS, 2010. — С. 247.
    17. Е. Дёготь. «Русское искусство XX века». — М.: Трилистник, 2000. — С. 186.
    18. Игорь Халымбаджа. «Фантастический самиздат» // «Если». № 9, 1998
    19. Александр Никишин. Лекция 4. «Дешевые вина СССР и самогон».
    20. Цитирование по: Н. С. <Н. Солженицына.>. Роман «В круге первом». Самиздат // Александр Солженицын: Из-под глыб: Рукописи, документы, фотографии: К 95‑летию со дня рождения. — М.: Русский путь, 2013. — С. 253. — ISBN 978-5-85887-431-7.
    21. 1 2 Хорошевский А. Ю. 100 знаменитых символов советской эпохи. Харьков: ФОЛИО, 2006. С. 412‑418.
    22. Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Любая книга священника — это часть его дела, его пастырского послушания» // Интервью в Патриархия.ru.
    23. Samizdat russo

    • Алексеева Л. М. Рождение самиздата // История инакомыслия в СССР: Новейший период. — Вильнюс ; М.: Весть, 1992. — ISBN 5-89942-250-3.
    • Джузеппе Боффа. «От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964—1994». Глава I — «Брежнев, Косыгин и общество на распутье».
    • Самиздат и Радио Свобода.
    • Что такое самиздат?.
    • Леонард Терновский. «Воспоминания о самиздате».
    • Антология самиздата.
    • Антология самиздатской поэзии.
    • История иркутского самиздата.
    • Материалы самиздата в центре Андрея Белого.
    • Библиотека Вѣхи.
    • Рок-самиздат.
    • А. Кушнир, С. Гурьев. «Золотое подполье» и размышления на тему — статья о советском рок-самиздате.
    • Максим Мошков о Самиздате.
    • Околомузыкальный самиздат.
    • Русскоязычный сайт о самиздате.
    • Русская виртуальная библиотека. Неофициальная поэзия.
    • Самиздат в СССР.
    • Архив ныне выходящего самиздата.
    • Фонд нетрадиционной печати в Государственной публичной исторической библиотеке.
    • Музыкальный самиздат. Выпуск ток-шоу «Севалогия» от 28-05-2005.
    • Самиздат неподцензурная журналистика в СССР. Журнал «История». Проверено 13 сентября 2013.
    • ru_zines — сообщество «российское зин-коммьюнити» в «Живом Журнале»

    В истории

    В современном мире

    По отраслям

    По методам

    Критика и противодействие

    • Цензура по странам
    • Связанные темы: Свобода слова
    • Перлюстрация