Рябов Андрей Борисович онколог

Отделение лазерной онкологии и фотодинамической терапии

Руководитель отделения: Доктор медицинских наук, профессор, академик ЛАН РФ, лауреат Премии Правительства Российской Федерации по науке и технике Странадко Евгений Филиппович

Отделение создано по инициативе основателя Центра О.К. Скобелкина в 1991 г., с момента основания возглавляет отделение профессор, д.м.н., Странадко Е.Ф. В отделении впервые в российской практике начато клиническое применение ФДТ для лечения злокачественных новообразований. За 27 лет работы сотрудниками отделения разработаны и внедрены в отечественную клиническую практику уникальные методики ФДТ рака различных локализаций, а также ряда неопухолевых заболеваний. В отделении ведется активная практическая деятельность; лечение методом ФДТ получили тысячи больных, широко применяются и другие современные методы лечения злокачественных новообразований.

Странадко Евгений Филиппович Руководитель отделения – доктор медицинских наук, профессор, академик ЛАН РФ, лауреат Премии Правительства Российской Федерации по науке и технике

Рябов Михаил Владимирович Старший научный сотрудник, кандидат мед. наук

Андрейченко Антон Михайлович Научный сотрудник, кандидат мед. наук

В настоящее время в нашей клинике применяется метод ФДТ для лечения злокачественных опухолей различных локализаций с использованием нового фотосенсибилизатора российского производства из группы хлориновых производных второго поколения – фотодитазин. Фотодитазин возбуждается светом большей длиной волны, чем фотогем (аналог американского фотофрина II) , что позволяет разрушать большие по размеру и глубине инфильтрации опухоли.

Основные направления научных исследований отделения и применяемые методы лечения:

  1. ФДТ рака и меланомы кожи;
  2. ФДТ плоскоклеточного рака языка и слизистой оболочки дна полости рта;
  3. ФДТ рака легкого и пищевода (позволяет без операции излечивать эту тяжелую категорию больных, в том числе с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, которым операция противопоказана);
  4. ФДТ рака Фатерова соска и внепеченочных желчевыводящих путей у неоперабельных больных (позволяет существенно увеличить продолжительность жизни больных)
  5. ФДТ рака гортани как эффективный органосохраняющий метод лечения;
  6. ФДТ рака шейки и тела матки;
  7. ФДТ внутрикожных метастазов меланомы и рака молочной железы
  8. ФДТ интраэпителиальной неоплазии шейки матки (СIN 1-3) и вульвы (Vin 1-3);
  9. ФДТ длительно незаживающих гнойных ран с антибиотикорезистентной флорой и трофических язв сосудистой этиологии;
  10. ФДТ рака молочной железы и сарком мягких тканей с внутриопухолевым подведением света как щадящий органосохраняющий метод лечения.

Для проведения столь обширной работы отделение ФДТ широко комплексируется со специализированными отделениями ряда Московских НИИ и практических лечебных учреждений.

РЕГИОНАРНАЯ ВНУТРИАРТЕРИАЛЬНАЯ ПЕРФУЗИЯ КАК ЭЛЕМЕНТ КОМПЛЕКСНОГО ЛЕЧЕНИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНОЙ ТРАВМЫ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ, ОСЛОЖНЕННОЙ РАНЕВОЙ ИНФЕКЦИЕЙ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.17, кандидат медицинских наук Рябов, Андрей Львович

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Рябов, Андрей Львович, 2010 год

1. Аверкиев В А. Огнестрельные ранения суставов: Дис. . д-ра мед. наук. — Л., 1988.-484 л.

4. Алексеев A.B., Озерецковский A.B.1, Тюрин М:В1 Огнестрельные ранения-пулями 5.56 мм // Воен.-мед.журн. 1989. -N. 8.- С.73-75.

6. Артемьев A.A. Реализация принципа демпферирования в аппаратах чрескостного остеосинтеза при лечении раненых с огнестрельными переломами костей голени в условиях военного конфликта: Дис. канд. мед. наук. СПб., 1992. — 325 л.

11. Белоусов А.Е. Особенности огнестрельных диафизарных переломов голени, нанесенных высокоскоростными ранящими снарядами, и способы фиксации костных отломков: Дис. . канд. мед. наук. Л., 1976. — 232 л.

12. Бецишор В.К. Множественные переломы костей конечностей и их последствия. — Кишинев: Штиинца, 1985. — 207 с.

13. Бисенков Л.Н., Ищенко Б.И. Общие принципы диагностики минно-взрывной травмы // Вест, хирургии. 1990. — Т.145, № 9. — С.87-91.

15. Богомолов Б.Н. Оптимизация системы реаниматологической и анестезиологической помощи раненым и больным в Вооруженных Силах Российской Федерации в мирное и военное время: Дис. .д-ра мед. наук. — СПб., 1999. — 434 л.

20. Брюсов П.Г., Шаповалов В.М., Артемьев A.A. Боевые повреждения конечностей. «ГЭОТАР» М., 1996. С. 128.

21. Булгаков В.В. Вооруженный конфликт: формы и способы действия войск // Воен. мысль. 2002. — N 1. — С.39 — 43.

23. Войно-Ясенецкий В.Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. // М. — ЗАО «Издательство БИНОМ», 2006 720 е., ил.

25. Вишневский A.A., Шрайбер М.И. Военно-полевая хирургия. — 3-е изд., доп. и испр. -М.: Медицина, 1975. 319 с.

28. Гайдуков В.М. Лечение ложных суставов и дефектов костей голени: Дис. . канд. мед. наук. Л, 1967.- 380 л.

30. Годовой медицинский отчет 40 общевойсковой армии за 1987 г. / в/ч пп 84641. — Ташкент: Б.и., 1988. 228 с.

31. Годовой медицинский отчет 40 общевойсковой армии за 1988 г. / в/ч пп 84641. — Ташкент: Б.и., 1989. 157 с.

32. Гостищев B:JL, Общая хирургия.- Москва.- 2006 -836 с.

36. Грицанов А.И., Мусса М., Миннулин И.П. и др. Взрывная травма. — Кабул: из-во МОРА, 1987.- 165 с.

37. Губарь JI.H. Основные причины летальных исходов при тяжелых травмах, осложненных шоком // Патогенез, лечение и профилактика травматического шока. — JL, 1979. — С.27-28.

39. Гуманенко Е.К. Сочетанные травмы с позиции объективной оценки тяжести травм: Дис. .д-рамед. наук.-Л., 1992.— 312 л.

41. Гуманенко Е.К., Бояринцев В.В., Супрун Т.Ю: и др. Объективная оценка тяжести травм: Учебное пособие. СПб.: ВМедА, 1999. -111 с.

45. Данильченко В.В. Инфузионно-трансфузионная терапия на этапах медицинской эвакуации // Воен.-мед. журн. 1997. — N 1. — С.53-56.

54. Ерохов А.Н. Об особенностях начальной фазы раневого процесса на конечностях // Амб. хир. -2001. -N 3. — С.17-21.

56. Ерюхин И.А. Особенности диагностики и лечения пораженных с сочетанными огнестрельными ранениями на этапах медицинской эвакуации: Отчет о НИР по теме 23-93-в5. СПб., 1993. -148 л.

57. Ерюхин И.А. Тяжелая сочетанная механическая травма как форма экстремального состояния организма человека // Тез. Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы современной тяжелой травмы», СПб, 2001. — С.44-45.

64. Зубрицкий В.Ф., Шебряков В.В. Регионарная-внутриартериальная инфузионная терапия при лечении окклюзионно-стенотических поражений нижних конечностей //Тез. док. VI Всероссийского съезда сердечно сосудистых хирургов: Москва, 1998.- С. 201.

69. Косачев И.Д., Ткаченко С.С., Дедушкин B.C. Взрывные повреждения (обзор литературы) // Воен.-мед. журн. 1991. -N. 8. — С.12-18.

70. Корж A.A. Справочник по травматологии и ортопедии. — Киев, 1980. — 210 с.

73. Кузин М. П., Костюченок Б. М. Раны и раневая инфекция// М.,1990. 591 с.

75. Лыткин М.И., Шихвердиев H.H. Ангиогенный сепсис // Вестн.хирургии. 1983. Т. 130, №4. С. 135-139.

77. Марчук В.Г. Особенности оказания квалифицированной и специализированной хирургической помощи раненым и пострадавшим с тяжелыми сочетанными ранениями и травмами в условиях многоэтапного лечения: Дис. канд. мед. наук. СПб, 2000 . —145 л.

78. Математико-статистические методы в клинической практике: Учебное пособие. / Под ред. В.И. Кувакина. СПб., 1993. — 200 с.

81. Миронов Г.М., Попова М.М. Медицинская помощь при политравме // Ортопедия, травматология и протезирование. — 1990. №7. — С.63-67.

82. Нечаев Э.А. Проблемы медицинского обеспечения в экстремальных ситуациях. // Воен.-мед. журн. 1990. -N 6.- С. 10 — 15.

84. Никитин Г.Д., Грязнухин Э.Г. Множественные переломы и сочетанные повреждения. 2-е изд., перераб. и доп. — Л.: Медицина, 1983. — 296 с.

85. Никитин Г.Д., Митюнин Н.К., Грязнухин Э.Г. Множественные и сочетанные переломы костей. — JL: Медицина, 1976. — 264 с.

90. Овденко А.Г. Особенности огнестрельных диафизарных переломов» костей предплечья, нанесенных современными ранящими снарядами, и способы фиксации отломков Дис. канд. мед. наук. СПб., 1998. — 187 л.

91. Опыт военно-полевой хирургии армии США во Вьетнаме: Монография / Генеральный Штаб ВС СССР. М., 1976. — 618 с.

95. Остеосинтез: Руководство для врачей / Под ред. чл.- кор. АМН СССР С.С. Ткаченко. Л.: Медицина, 1979.- 272 с.

101. Полярографический метод исследования в травматологии и ортопедии // Методические рекомендации. М., 1986. — 45 с.

104. Рахман С. Особенности применения чрескостного остеосинтеза аппаратами внешней фиксации при лечении ложных суставов костей конечностей огнестрельного происхождения: Дис. канд. мед. наук. СПб., 1992. — 203 л.

106. Романенко Ю.Г. Военные угрозы: политологический аспект // Воен. мысль. — 2001. N 5. — С.55 — 60.

108. Сафин Ф.Ф., Акбердина Д.Л. Реабилитация. инвалидов с последствиями и поздними осложнениями ¡огнестрельных повреждений опорно-двигательной системы // Ортопедия, травматология и протезирование, 1990. —N. 1. 16-19с.

113. Ткаченко С.С. Военная травматология и ортопедия. Л.: ВМедА., 1985. — 5991. С.

114. Ткаченко С.С. Огнестрельные диафизарные переломы костей // Ортопедия, травматология и протезирование. — 1981. № 3. — С.5-10.

116. Ткаченко С.С. Хирургическая обработка ран при огнестрельных переломах костей конечностей как проблема целостного организма // Опыт советской медицины в Афганистане. М., 1992. — С.83-84.

117. Ткаченко С.С. Чрескостный остеосинтез / Воен.-мед. акад. — JL: Б.и., 1983.122 с.

121. Травматическая болезнь /Под. ред. И.И. Дерябина, О.С. Насонкина. — JL: Медицина, 1987. 304 с.

124. Тюрин Ю.Н., Макаров A.A. Анализ данных на компьютере / Под ред. В.Э. Фигурнова.- М.: ИНФРА-М, Финансы и статистика, 1995. 384 с.

126. Указания по военно-полевой хирургии / МО РФ, ГВМУ МО. — М., 2000. —418 с.

128. Фаршатов М.Н. Стратегия и тактика перестройки медицинского обеспечения населения в экстремальных ситуациях // Актуальные вопросы медицинского обеспечения пораженных на этапах медицинской эвакуации. Казань, 1989.- 4.2. С.ЗЗ — 36.

130. Цыбуляк Г.Н. Организация и содержание помощи»при катастрофах мирного времени. // Вестн. Хирургии. 1990: — Т. 45. N 7 — С. 132-135:

132. Чиж И.М. О первоочередных задачах медицинской службы // Воен.-мед. журн.-1997.-N7.- С.4-11.

134. Чиж И.М. Организационные принципы военного здравоохранения Российской Федерации // Воен.-мед. журн. 2001. —N 12. — С.4-13.

135. Шаповалов В.М. Взрывные повреждения конечностей и их профилактика. Обоснование и внедрение индивидуальных средств защиты ног военнослужащих: Дис. . д-ра мед. наук. JL, 1989. — 325 л.

144. Шаповалов В.М., Овденко А.Г. Огнестрельный остеомиелит. СПб: МОРСАР, 2000 .-143 с.

148. Шевченко Ю.Л., Шихвердиев Н.Н., Ангиогенный сепсис// С.П., «Наука», 1996. С. -125.

149. Шумило А.В. . Профилактика послеоперационных местных осложнений при лечении больных с остеомиелитом и дефектами болыпеберцовой кости методом чрескостного остеосинтеза: Дис. канд. мед. наук. — СПб;, 1997.- 218 л.

150. Юнкеров В:И. Основы математико-статистического моделирования и применения вычислительной техники в научных исследованиях: Лекции для адъюнктов и аспирантов / Под ред. В.И. Кувакина. СПб., 2000. — 140 с.

151. Юркевич В.В. Микрохирургические технологии; в лечении боевой .травмы конечностей и ее последствий. Томск, 1999;—187 с.

152. Albrccht М. Iskustva americkratue niruske sluzbe u Vietnameu // Vojnosanit. Pregl. 1970. — T. 27, N 4. — S. 167 — 174.

158. Brannon J.K., Woods C., Chandran R.E. et. al. Gunshot wounds to the elbow // Orthop. Clin. North. Am. 1995. — Vol. 26, N 1. — P. 75-84.

159. Brien E.W., Long W.T., Serocki J.H. Management of gunshot wounds to the tibia // Orthop. Clin. North. Am. 1995. — Vol. 26, N 1. — P. 165-180.

162. Coupland R. The management’of fractures from missiles // Injury. 1995. — Vol: 26, N10.—P. 707-708.

163. Das Polytrauma / Hrsg. von E.Ungeheuer. — München etc.: Urban und Schwarzenberg, 1985. -98 S.

166. Ferraro S.P., Zinar D.M. Management of gunshot fractures of the tibia// Orthop. Clin. North. Am. 1995.-Vol. 26, N1.-P. 181-189.

167. Field surgery pocket book. London: HMSO, 1983. — 321 p.

168. Fisher H. Bisherige artzliche Erfahrungen bei, den Kämpfen in Vietnam // Wehrmed. Monatsschr. 1968. — Jg.12, H.11. — S. 463-467.

169. Frei E. Schluss-und Splitterverletzungen Wundballistisches Einmaiens // Schweiz. Ztschr. Militarmed.- 1986.-N1.- P. 5-14.

175. Haertsch P.A. The blood supply to the skin of the leg: a post-morten investigation // Brit. J. Plast. Surg.-1981:- Vol.34 N 4. P.470-477.

176. Hahn M., Strauss E., Yang E.C. Gunshot wounds to the forearm // Orthop. Clin. North. Am. 1995. — Vol. 26, N1. — P: 85-93.

177. Hamdan T.A. Missed ^juries in casualties from the Iraqi-Iranian war: a study of 35 cases // Injury. — 1987. Vol. 18, N 1. — P. 15-17.

178. Hardaway R.M. Vietnam wound analysis // J: Trauma; — 1978! Vol.18, N-9.-P.635 — 643.

179. Hardaway R.M: Wartime treatment of shock // Milit. Med: 1982. — Vol.147, N 2. -P. 1011-1017.

181. Hewitt R.L., Collins D.J., Hamit H.F. Arterial injuries at a surgical hospital in Vietnam//Arch. Surg. 1969- Vol. 98,N3. -P. 313-315.

184. Janos J. Initial surgery of missile-caused wounds //Rev. Intern. Serv. Sante Armees. 1970. — T. 43, N12. -1849-857.

185. Jevtic M., Petrovic M., Ignjatovic D. et. al. Treatment of wounded in the combat zone // J. Trauma. 1996. — Vol. 40, N3 Suppl. — P. S173-S176.

186. Jin Bing. Management of shock of the front // Chienese Med. J. 1983. — Vol. 96, N l.-P. 27-28.

188. Janos G. Chirurgie initiale des plaies causees par projectiles // Rev. Intern. Serv. Sante.- 1970.- Ann. 43, N12.- P.849- 857.

189. Jones E.L., Peters A.F., Gasior R.M. Early management of battle casualties in Vietnam // Arch. Surg. 1968. -Vol. 97, N 1. — P. 1-16.

191. Kaufman L.W. Staying alive, knowing what to do until the medic arrives // Milit. rev. -1984. Vol. 64, N 1. — P. 38-33.

192. Keller A. The management of gunshot fractures of the humerus // Injury. 1995. -Vol. 26,N2.-P. 93-96.

195. King K.F. Orthopaedic aspects of war wounds In South Vietnam // J. Bone. Joint. Surg. 1969.-Vol. 51-B,N1.-P: 112-118.

196. Kirby N.G., Blackburn G. Ministry of defense: field surgery pocket book. -London: HMSO, 1981.-213 p.

198. Korzinek K., Delimar D., Tripkovic B. External fixator for war purposes: the CMC fixator// Mil. Med. 1999. — Vol. 164, N5. — P. 358-360.

200. Kozlowski B. Zlamanie posrzalowe kosci // Biul. Wojsk. Akad. Med. 1979. T. 22, z. 1. — S. 1629.

203. London P.S. Fractures in their present setting // Postgrad. Med. J. 1983. — Vol.39,N5.-P. 688-694.

207. Matheson J.M. Missile wounds since the Second Word War // J. Roy Army Med. Corps.-1968.-Vol. 48, N 1.-P. 11-23.

210. Michaeli D. Medicine on the-battlefield: a review // J. Roy. Soc. Med. 1979. -Vol.72,N5.-P. 370-373.

211. Mohrl F. Lehrbuch der Unfallchirurgie. — 2. Aufl. Berlin: Volk und Gesundheit, 1968.-203 S.

212. Monlay W.P., Alitz C. Military blood bank support for triage // Milit. Med. -1983. Vol.148, N 8. — P. 660-662.

215. Owen-Smith M.S. High velocity missile wound. Baitimor: Arnold, 1981. — 2861. P

216. Pagni E., Buoncristiano U. Nuovi problemi clinici degli stati shok // Acta Anaeth. Ital. 1984. — Vol.35, N l.-P. 80-101.

218. Perry D.J., Sanders D.P., Nyirenda C.D., Lezine-Hanna J.T Gunshot wounds to the knee // Orthop. Clin. North. Am. 1995. — Vol. 26, N1. — P. 155-163.

220. Ragsdale B.D. Gunshort wounds: a historical retrospective // Milit. Med: 1984. -Vol. 149.N6.-P. 301-315.

222. Remensnyder J.P., Majno G. Oxygen gradients in healing wounds // Am. J. Path.-1968.- Vol. 52, N3.- P. 301-323.

224. Rich N:Mi Vietnam : missile : wounds? evaluated^ in¡ 750 patients II Milit. Medl-1968.- Vol. 133, N1,- P. 9-22.

226. Rowley Dil. The management of war wounds involving bone // J:Bone Joint Surg. Br. 1996. — Vol: 78, N5. — P. 706-709.

227. Shaw R.K. Modifications: in the treatment of the: multiple injury patients // J. Trauma. 1977. — Vol. 17, N 8. — P. 630-633:

228. Taccann Chir. Scand.- 1979,- Suppl. 489.- P. 13-27.

230. Thetter O., Kutscha-Lissberg E. Therapeutisches Konzept bei Schussverletzungen // Zentr.-Bl. Chir. 1980. — Bd 105, H.5. — S. 291-296.

234. Vade P.A. The value of early mobilization in the treatment of fractures // Indust. Med. Surg. 1952. — Vol.21, N 10. — P. 469-472.

236. Vykouril L. Valecny traumaticky sok // Vojen. Zdravot. Listy. 1982. — R.51, c. 1. — S. 7—11.

238. Winkler W.P. Medicine and battlefield // Med. Corps Intern. 1986. — Vol. 1. — P. 13-16.

240. Witschl T.H., Omer G.E. The treatment of open tibial shaft fractures from Vietnam war // J. Trauma. 1970. — Vol. 10, N2. — P. 105-111.

«…и вечно совершает благо»

А что в анамнезе?

«Хирургическая работа складывается из двух элементов: искусства рукодействия и научного мышления, которые одно без другого являются бесплодными».

С.С. Юдин

– Андрей Борисович, клиническую ординатуру вы окончили (1998 г.) по специальности «сердечно-сосудистая хирургия» в НЦХ РАМН. Что вас привело в онкологию, тем более детскую? Ваши биографические справки об этом умалчивают.

– Детская онкология – это только часть моей деятельности, одно из направлений. Действительно, моей детской мечтой была кардиохирургия. Как и многие студенты медвузов, я находился под влиянием наших выдающихся соотечественников. Тогда Н.M. Амосов, Л.А. Бокерия были частыми героями телевизионных передач. Они эмоционально и невероятно интересно рассказывали о своей профессии, о том, насколько совершенствуется медицина, о почти фантастическом (разумеется, по тем временам) техническом оснащении операционных, об аппаратах искусственного кровообращения, спасающих тысячи жизней, о первых операциях по пересадке сердца…

Мне повезло, мой выбор формировался во время большого взлета медицины, когда существовали мощные хирургические школы – на Большой Пироговке, в институте Вишневского, в Бакулевском. Выполнялись уникальные операции, масштабно развивалось международное сотрудничество. Государство вкладывало в эту область колоссальные ресурсы – и финансовые, и людские. Хирурги для меня были людьми большого человеческого подвига, а кардиохирургия казалась мне чисто мужской специальностью – самой сложной, самой востребованной обществом, самой-самой…

И я шел к своей цели: со 2-го курса начал ходить в Научный центр хирургии, писал там дипломную работу («Синдром Марфана»), много практиковался в больницах – 67-й, 20-й. И даже когда пришло осознание, что переходить к тонким операциям может только хирург, досконально освоивший манипуляции на макроуровне, я с 6-го курса пошел в субординатуру (позже – интернатуру) по общей хирургии, но обучение в НЦХ не прекратил.

У меня были замечательные учителя – профессора А.В. Пугаев, В.В. Багдасаров и конечно же мой первый наставник В.C. Хачатурян, с которым мы дружим и по сей день.

А потом были 90-е годы. Медицина как высокозатратная область переживала страшнейшую депрессию, теряя прежде всего молодых способных ребят, не имеющих возможности продвигаться в своем профессиональном росте, особенно в специализированной хирургии. В общей хирургии у меня было больше возможностей оперировать. И пусть это были не выдающиеся, а чаще рутинные операции, но это были мои операции. Я отвечал за своих пациентов, вел их… Знаете, и у молодого врача, и у опытного профессора – ответственность перед пациентом равная. Такая вот честная история, способствующая профессиональному взрослению.

Ну, а к тридцати годам передо мною вновь встал вопрос выбора вектора движения для качественного шага в своем развитии. Им стала аспирантура у академика М.И. Давыдова. Без какого-либо административного ресурса, лишь на основании профессиональных рекомендаций, я поступил. И хотя в общей хирургии приходилось сталкиваться с ургентными онкологическими случаями, именно с аспирантуры я начинаю отсчет моего роста как онколога. Здесь я понял, насколько эта специализация обогащает меня как общего хирурга – и техникой, и новыми знаниями. Скажу больше: для меня это был определенный скачок даже в становлении мировоззрения. По окончании я остался работать в РОНЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

Сначала научный сотрудник, затем старший… Потом, так случилось, стал руководителем торако-абдоминальной хирургии в детском институте. И это было для меня своеобразным вызовом. В первую очередь смущало, что я не педиатр, и даже не детский хирург…

После нескольких стажировок, в том числе зарубежных, я уже в полной мере оценил деликатность этого очень специфичного направления. За короткое время удалось структурировать все, чего здесь достигли мои предшественники (Л.А. Дурнов, В.И. Лебедев, В.Г. Поляков и др.) с импликацией, перенесением опыта «взрослых» технологий торако-абдоминальной онкохирургии сюда. Нас поддержала администрация института. И в развитии перспективных малоинвазивных технологий при оперативных вмешательствах у детей – мы даже стали мировыми лидерами.

Но сказать, что этот путь был нелегким – не сказать ничего. Мы же искали концептуальные подходы. Как готовить специалиста по детской онкохирургии? С одной стороны, здесь операции должны выполнять специализированные хирурги. С другой – операций, например на печени, у маленьких пациентов не так уж много. Может быть, проще хирурга, работающего со взрослыми пациентами, научить оперировать этот орган и у детей? Я считал, что «детскую» хирургию не следует отрывать от «взрослой», откуда приходят новые технологии. Эта позиция вызвала немало дискуссий.

Но при всем моем скептицизме по отношению к возрастному разделению в онкохирургии (на мой взгляд, оно несколько условно и существует скорее для определенного удобства налаживания инфраструктур), специфику работы с детьми я не мог не отметить. Здесь особая среда – сами дети, с их непосредственностью, искренними реакциями, с недетским страданием и взрослым мужеством… Все это переносится на врачей. Сама атмосфера делает людей добрее и, если хотите, даже более дипломатичными, а их отношение не просто бережным – трепетным. И приходящих для консультаций коллег из «взрослых» отделений, я всегда предупреждал: «Вы здесь потише, пожалуйста, без кирзовых сапог». Здесь души настроены совершенно на другие тональности.

А потом мне стало интересно, как решают возникшие у меня вопросы в других хирургических школах. И после защиты докторской диссертации я перешел на работу в Московский исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена, старейшее онкологическое учреждение нашей страны с замечательнейшей историей. Было интересно сравнить две школы, по возможности связать и обогатить опыт…

Это было возвращение во взрослую хирургию, но и из детства я не смог совсем уйти. Так и появилась вторая «площадка» – на базе Морозовской больницы.

И вот я вновь в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

– Блестящий хирург (по определению коллег), знающий и отзывчивый доктор (по определению пациентов), после назначения на пост директора НИИ детской онкологии и гематологии вы стали уже администратором, управленцем. Как вам этот крутой карьерный вираж?

– Скорее логичный, последовательный шаг… Понимаете, человек, постигающий медицинскую профессию, сравним с музыкантом, осваивающем инструмент, – он растет в мастерстве, стремится получить доступ к площадке, чтобы свое искусство, свой талант дарить людям. Так же в хирургии. Сначала, когда идет становление в профессии, вас волнует возможность оперирования, учебы у авторитетов. Административные моменты не столь интересны… В процессе профессионального возмужания многих уже начинают волновать и иные позиции – развитие направления, которым занимаешься всю свою жизнь, ученики, которым можно передать знания и опыт, идеи совершенствования самой отрасли… На этом этапе, как дирижеру оркестра, нужна команда, настроенная на вас и ваши цели. А административная должность позволяет создать зонтик безопасности, обеспечивающий комфортные условия для ее эффективного функционирования и развития.

Отсюда и мои управленческие амбиции, а точнее, административное направление деятельности… Решив участвовать в преобразовании своей профессиональной среды, я понимал и необходимость получения образования в области менеджмента, управления людьми. Сейчас я заканчиваю курс MBA (master of business administration) в РАНХиГС. Он, возможно, и не делает меня блестящим руководителем, но точно помогает приобрести дополнительные знания по структурированию работы, стратегическому планированию, целеполаганию и др.

Умное и деликатное направление

«Труд доктора – действительно самый производительный труд: предохраняя или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот».

Н.Г. Чернышевский

– Несколько лет назад появились данные исследования американских экономистов, показывающие, что финансовые вложения в детскую онкологию (отличающуюся высокой затратностью) очень перспективны. Речь шла прежде всего о том, что эти ресурсы помогают вернуть в общество социально активных членов. Интересно, что этот вопрос поднимался на нынешнем Петербургском международном экономическом форуме. Оказывается, сегодня в Европе и США из 600 работающих граждан 1 человек в детстве перенес рак. А это говорит не только о распространенности злокачественных новообразований у детей (в России 3,5–4 тыс. в год), но и об успехах детской онкологии. Как обстоят дела сегодня в вашей области?

– Ну, если сравнивать с 1960-ми годами, когда во многом благодаря усилиям Л.А. Дурнова (ему тогда не было еще и 30 лет!) становилась отечественная детская онкология, наши успехи огромны – 80% пациентов и более мы излечиваем сегодня против 30–40% того периода. Возврат в активную общественную деятельность (и с сохранением репродуктивной функции) людей после таких серьезных заболеваний высок. А произошел этот прорыв во многом благодаря приходу из взрослой онкологии в детскую цитостатиков, иммунотерапии, таргетных препаратов.

Я не возьмусь сравнивать наши успехи и проблемы с западными. Здесь нужен серьезный, многоплановый анализ. Это сложно еще и потому, что в России показатели роста заболеваемости ниже тех, что в США или во многих европейских странах.

Но скажу, что с точки зрения организации и результатов лечения наша служба развивается, пожалуй, даже лучше «взрослого» сегмента. И это потому, что наше общество сохранило социальные гарантии государства (бесплатное оказание медицинской помощи). Для справки: каждый 6-й американец не имеет медстраховки. Да и правительство нашему направлению уделяет серьезное внимание – строятся высокотехнологические центры, увеличивается количество коек; есть контроль, финансирование, неплохое обеспечение лекарственными препаратами. Мы стали применять современные протоколы, которые используются у западных коллег, лучше диагностировать и выявлять опухоли на ранних стадиях.

Думаю, с учетом всего этого наши показатели не должны сильно отличаться от западных. Хотя, без сомнения, есть и свои сложности, связанные с нашими огромными территориями, с неравномерностью качества оказания медицинской помощи, информированностью людей о наших возможностях. Так что есть к чему стремиться… Выздоровление 80% наших пациентов – хороший результат, но, увы, мы застыли на этой точке и дальше не движемся. Нас это не устраивает. Нужен новый рывок.

Money, money…

«Диагноз может быть экономичным: хорош только тот диагноз, который получает максимум сведений при минимуме исследований».

С.А. Рейнберг

– Где он может произойти?

– В последние годы многие эксперты возлагают большие надежды на развитие персонифицированной медицины (англ. personalized medicine, также называемой персонализированной, прецизионной, индивидуализированной). На мой взгляд, это – будущее медицины. Но оно касается только высокоразвитых государств, где цена человеческой жизни очень высока. Во всяком случае, в обозримой перспективе…

– Пресловутый «золотой миллиард»…

– Именно. Вы ссылались на данные исследования американских специалистов, оценивающих экономическую сторону вложения в детскую онкологию. США – это страна, где все считают, в том числе и экономическую эффективность методов лечения. Я недавно читал анализ cost effectiveness (эффективности затрат) современных технологий в онкологии. Чрезвычайно интересно. Авторы безжалостно и скрупулезно изучали и считали, насколько современные технологии повышают стоимость лечения и насколько улучшают его результат. Оказалось, что обе кривые (затратная и лечебная) идут параллельно вверх. Вот только та, что связана с эффективностью лечения, заметно отстает от той, что показывает финансовые вложения. Причем затраты на одну и ту же нозологию с каждым годом становятся выше, но не результаты лечения, то есть цена лечения растет значительно быстрее его эффективности. Современная медицина – это своеобразная «гонка вооружений», требующая вложений все больших ресурсов. Для изменения этой тенденции должны произойти поистине революционные изменения в понимании самой причины заболевания, с которой и надо бороться.

С переходом к модели персонифицированной медицины у каждого человека будет индивидуальная карта генотипа. Врач сможет обнаруживать мишени, представляющие интерес с точки зрения болезни, мониторировать их и воздействовать, скажем, новыми таргетными препаратами или, как Анжелина Джоли, убирать потенциальную проблему хирургическим путем. Фантастика? Отнюдь. С точки зрения эволюции человеческих знаний и научно-технико-технологического прогресса это вполне реально и перспективно. Особенно актуален такой подход в нашей области. Любой онколог понимает: у каждого человека своя опухоль.

Вот только ресурсов новая модель требует просто фантастически колоссальных… Так что масштабы проблемы перехода на новую модель медицины для подавляющего большинства людей на долгие-долгие годы останутся лишь красивой мечтой. Впрочем, со временем новые технологии дешевеют. Как это было с трансплантацией. Первые операции требовали вложения огромных средств и мало кому были доступны… А сегодня пересадка почки или печени поставлена на поток.

Будем надеяться… Но, чтобы не отстать безнадежно, надо уже сегодня считать, готова ли Россия выбрать именно это направление, насколько располагает ресурсами, базами для подготовки соответствующих специалистов, искать какие-либо варианты софинансирования, возможно, в рамках международной кооперации (как с коллайдером).

Но пока для нашей страны, как мне кажется, более реальным будет развивать профилактическую медицину. Многие заболевания, которым подвержены россияне, носят социальный характер, связаны с образом жизни. Человеку прежде всего нужны позитив и мотивация, чтобы он сам хотел жить. Экономическое развитие, создание новых рабочих мест и морально-нравственного климата в стране могут сегодня нам дать, пожалуй, больше, чем персонифицированная медицина, находящаяся пока в стадии разработки. Я считаю, что лучше хорошо обеспечить полноценный средний стандарт, чем плохо – высочайший. Мы не волшебники, и госресурсы не бесконечны.

Элитарная профессия

«Нужно, конечно, стремиться к техническому прогрессу в медицине, но так, чтобы не растерять драгоценные качества врача – сердечность, любовь к людям, человечность. Несмотря на техническое вооружение, медицина не перестает быть медицинской личностью».

А.Ф. Билибин

– Андрей Борисович, вы несколько раз так или иначе касались темы подготовки медицинских кадров. Давайте на этом остановимся подробнее. Какова ситуация с высококвалифицированными клиницистами, способными работать не только с инновационной техникой и технологиями, но и, что не менее важно, с пациентами, очень сложными и требующими особых подходов, в онкологии?

– Наверное, это самая больная тема для любого врача. Медицина – это не суперсложные роботы, не суперавтоматизированные клиники, а люди, которые здесь работают. Вот в них и надо вкладываться, если мы хотим иметь будущее.

С моей, сугубо личной точки зрения (а она не изменилась с той поры, как я сделал профессиональный выбор), профессия врача – элитарная. Так считалось тысячелетиями и у всех народов. Возможно, она легче, чем профессия шахтера или, скажем, космонавта… допускаю. Но только к доктору приходит и шахтер, и космонавт, и абсолютно любой человек, когда ему плохо. Только перед врачом человек полностью открывается, фактически как перед Богом. От кого еще ждут понимания страдания и слабости человека? Производительность труда врача невозможно измерить никакой валютой, как и человеческую жизнь, которая от него зависит.

Поэтому медицинские профессии в обществе должны находиться на самом высоком счету по всем позициям, а принимать в наше сообщество надо самых достойных. Это если общество думает о собственном благополучии. В определенном смысле, это социальный договор. Общество справедливо уважает заслуги медиков. А со стороны врачей – личностная, профессиональная зрелость и высокая социальная ответственность. Врач должен отвечать тем требованиям, которые общество возлагает на него. Чтобы именно такие врачи приходили к людям, нужна здоровая конкурентная среда. Но она формируется только там, где есть ресурсы…

Так по логике и здравому смыслу должно быть. А реальность у нас искаженная. Взять хотя бы такую позицию, как формирование врача. Начинается оно задолго до института – в семье, в школе, окружающей информационной среде. Знаете, я не уверен, выбрал бы я свою профессию, если бы в детстве смотрел телевизионные передачи с Малышевой, а не с Белянчиковой.

Далее вуз. Не последнее место в списке причин, роняющих престиж профессии, – неразборчивость при приеме молодых людей и большое число платных мест. А здесь нужен скрупулезный отбор. Ну, есть же такой у летчиков – по определенным физическим, психическим, интеллектуальным параметрам… Врачам доверяют свои жизни гораздо больше людей, чем пилотам… У нас же в медах – переполненные аудитории, огромные группы… Профессора жалуются, что не водят студентов к больным – как можно 30 человек привести в палату? Это вал. Безусловно, сама жизнь многих отсеет… Но эти «отсеенные» занимают чужие места не только в студенческих аудиториях, но и в нашей жизни. К слову, в Германии проходной балл на медицинские факультеты выше, чем на юридические.

Мы копировали Болонскую систему, к тому времени уже устаревшую и никому не нужную, мы отказались от субординатуры, нарушив четкую и плодотворную систему клинической традиции. Наша старая высшая школа давала методологию и специальные знания, которые потом совершенствовались. Сегодня эта цепочка сильно деформирована…

Честно сказать, мне даже жаль нынешних молодых людей, которые выбирают серьезную медицинскую профессию, а не бизнес-ориентированную. Я понимаю, как тяжело им будет преодолевать все тернии к своему месту в жизни (да и в семье). Сначала нищенская стипендия, потом – нищенская зарплата, а точнее «совокупный доход» (1,5 ставки). Мне известны тяготы, с которыми сталкиваются коллеги во многих регионах… Не удивительно, что процент «профессионального выгорания» в нашей отрасли столь высок.

Как-то на совещании в министерстве обсуждали проблемы кадров в детской онкологии – не идут сюда молодые врачи. Я спросил: а сколько таких специалистов было направлено на стажировки? Ни одного. А модернизируя наше здравоохранение, надо вкладываться прежде всего в молодежь, в их образование, стажировки в лучших зарубежных клиниках. И пусть кто-то там останется. Большинство все же вернется.

Вот примерно так. Общество не желает признавать элитарность нашей профессии, сделав ее рядовой в сфере услуг, и взамен получает услугу, а не полноценную медицинскую помощь.

Но, говорят, пока ты дышишь, есть надежда. Бывает, на поправку идет и пациент с самым безнадежным прогнозом. Знаете, позиция хорошего онколога – настроить пациента на мысль, что его ситуация не столь уж безнадежна, что мы боремся с ним вместе. У нашей медицины прогноз остаточно благоприятный. Будем надеяться и работать!

– И здесь нечего добавить. Спасибо!

Смирнов Андрей Борисович

Россия, 2011

…Елена Россия, 2011 Режиссер: Андрей Звягинцев Жанр: Драма В ролях: Андрей Смирнов, Надежда Маркина, Василий Мичков, Игорь Огурцов, Юрий Борисов, Рустам Ахмадеев, Оксана Семенова, Евгения Шевченко, Анна Гуляренко, Елена Лядова История пожилой семейной пары Елены и Владимира….

Рошен в Липецке последние новости. Свежая информация.

…На сегодня липецкие онкологи могут проводить почти сто, а если быть до конца точными — 99 процентов всех существующих противораковых вмешательств….

На каждом человеке должен застегиваться ремень!

…На официальном открытии форума выступили глава администрации Индустриального района города Ижевска Любовь Зайцева, член постоянной комиссии Государственного Совета Удмуртской Республики по здравоохранению, демографической и семейной политике Андрей Смирнов, член постоянной комиссии Государственного Совета Удмуртской Республики по науке, образованию, культуре и молодежной политике Галина Мерзлякова….

Консультирует онколог

…Андрей Смирнов Ведущий программ «Окно в кино», «Беседка», «Полезная консультация»…

Ухо, горло, нос: шум в ушах, заложенность носа, некомфортные ощущения при глотании. При каких симптомах следует обратиться к врачу? Консультация оториноларинголога

…Гость в студии : Александр Калашников, врач-оториноларинголог, онколог…

Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями. Консультация онколога

…Андрей Смирнов Ведущий программ «Окно в кино», «Беседка», «Полезная консультация»…

Как предупредить появление злокачественных образований? Консультация онколога

…Андрей Смирнов Ведущий программ «Окно в кино», «Беседка», «Полезная консультация»…

В частной клинике Москвы бесплатно обследуют на рак груди