Роман Олегович рязанский

Благоверный князь Роман Олегович, Рязанский

Крат­кое жи­тие му­че­ни­ка бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Рязанского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ро­ман Оле­го­вич Ря­зан­ский был из ро­да кня­зей, ко­то­рые во вре­мя та­тар­ско­го ига про­сла­ви­лись как за­щит­ни­ки хри­сти­ан­ской ве­ры и Оте­че­ства. Оба его де­да умер­ли за От­чиз­ну в бит­ве с Ба­ты­ем. Вос­пи­тан­ный в люб­ви к свя­той ве­ре (князь жил в сле­зах и мо­лит­вах) и сво­ей Ро­дине, князь все­ми си­ла­ми за­бо­тил­ся о ра­зо­рен­ных и угне­тен­ных под­дан­ных, за­ши­щал их от на­си­лий и гра­бе­жей хан­ских бас­ка­ков (сбор­щи­ков по­да­тей). Бас­ка­ки воз­не­на­ви­де­ли свя­то­го и окле­ве­та­ли его пе­ред та­тар­ским ха­ном Мен­гу-Ти­му­ром. Ро­ман Оле­го­вич был вы­зван в Ор­ду, где хан Мен­гу-Ти­мур объ­явил, что он дол­жен вы­брать од­но из двух: или му­че­ни­че­скую смерть, или та­тар­скую ве­ру. Бла­го­вер­ный князь от­ве­чал, что хри­сти­а­нин не мо­жет из­ме­нить ис­тин­ную ве­ру на лож­ную. За свою твер­дость в ис­по­ве­да­нии ве­ры он был под­верг­нут же­сто­ким ис­тя­за­ни­ям: ему от­ре­за­ли язык, вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли уши и гу­бы, от­сек­ли ру­ки и но­ги, со­дра­ли с го­ло­вы ко­жу и, от­ру­бив го­ло­ву, на­са­ди­ли ее на ко­пье. Это про­изо­шло в 1270 го­ду.

По­чи­та­ние кня­зя-му­че­ни­ка на­ча­лось сра­зу же по его смер­ти. Ле­то­пись го­во­рит о свя­том: «Ку­пи се­бе стра­стию Цар­ствие Небес­ное и ве­нец при­ят от ру­ки Гос­под­ней со срод­ни­ком сво­им, ве­ли­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским Ми­ха­и­лом Все­во­ло­до­ви­чем, по­стра­дав­ши по Хри­сте за пра­во­слав­ную хри­сти­ан­скую ве­ру».

С 1854 го­да со­вер­ша­ет­ся в Ря­за­ни крест­ный ход и мо­ле­бен в день па­мя­ти свя­то­го Ро­ма­на. В 1861 го­ду в Ря­за­ни освя­щен храм в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на.

Пол­ное жи­тие му­че­ни­ка бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Рязанского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ро­ман Оле­го­вич Ря­зан­ский (в ми­ру Яро­слав) ро­дил­ся неза­дол­го до на­ше­ствия та­тар на Рус­скую зем­лю, в 1237 го­ду. Он про­ис­хо­дил из доб­лест­но­го ро­да ря­зан­ских кня­зей, за­бо­тив­ших­ся о ве­ре и бла­го­че­стии. Ро­до­на­чаль­ник ро­да, пра­внук свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, князь Яро­слав-Кон­стан­тин и его де­ти кня­зья Ми­ха­ил и Фе­о­дор (па­мять 21 мая/3 июня) про­сла­ви­лись свя­то­стью жиз­ни. Внук Кон­стан­ти­на, Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич, был при­ме­ром бес­ко­ры­стия и са­мо­от­вер­же­ния, свя­той му­ром­ский чу­до­тво­рец Петр († 1228; па­мять 25 июня/8 июля) так­же был вну­ком Кон­стан­ти­на. Дед свя­то­го кня­зя Ро­ма­на князь Олег ос­но­вал Оль­гов Успен­ский мо­на­стырь неда­ле­ко от Ря­за­ни. Два де­да – кня­зья Юрий и Олег Иго­ре­ви­чи – по­гиб­ли в 1237 го­ду за ве­ру и оте­че­ство в бит­ве с Ба­ты­ем. Свя­той князь Ро­ман ум­но­жил доб­ро­де­те­ли сво­их пред­ков, про­сла­вив Ря­зан­скую зем­лю по­дви­гом ис­по­вед­ни­че­ства.

Дет­ство и юность свя­то­го кня­зя Ро­ма­на при­шлись на са­мый пер­вый пе­ри­од мон­го­ло-та­тар­ско­го ига и это ос­та­ви­ло от­пе­ча­ток на судь­бе свя­то­го кня­зя Ро­ма­на, как и ты­сяч его совре­мен­ни­ков. Он ли­шил­ся так­же и ро­ди­те­лей. Об от­це свя­то­го кня­зе Оле­ге Иго­ре­ви­че из­вест­но, что он был взят Ба­ты­ем в плен и вер­нул­ся на ро­ди­ну в 1252 го­ду. Неиз­вест­но, как уце­лел от та­тар юный князь Ро­ман. Су­ще­ству­ет пред­по­ло­же­ние, что он был уве­зен епи­ско­пом Ря­зан­ским и Му­ром­ским Ев­фро­си­ном Свя­то­гор­цем в Му­ром.

Ли­шен­ный род­ных и кро­ва, свя­той князь Ро­ман с юно­сти шел к ис­по­вед­ни­чес­ко­му по­дви­гу пу­тем скор­бей и стра­да­ний. Вос­пи­та­ние его бы­ло, по бла­го­че­сти­во­му рус­ско­му обы­чаю, цер­ков­ное. На­ча­ло пре­муд­ро­сти – страх Бо­жий – по­ла­га­лось в ос­но­ва­ние жиз­ни через чте­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Крот­кий князь с юно­сти пла­ме­нел лю­бо­вью ко Хри­сту и утвер­ждал­ся в пра­во­слав­ной ве­ре. Бла­го­че­стие и тер­пе­ние, лю­бовь к от­чизне и со­вер­шен­ная пре­дан­ность во­ле Бо­жи­ей от­ли­чи­ли бу­ду­ще­го стра­сто­терп­ца и ис­по­вед­ни­ка.

Ко­гда отец вер­нул­ся из та­тар­ско­го пле­на, бла­го­вер­ный князь был уже се­мей­ным че­ло­ве­ком. Его су­пру­га кня­ги­ня Ана­ста­сия про­ис­хо­ди­ла из ро­да ве­ли­ко­го кня­зя ки­ев­ско­го и от­ли­ча­лась ис­крен­ней ве­рой и бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Трое сы­но­вей – кня­жи­чи Фе­о­дор, Яро­слав и Кон­стан­тин – вос­пи­ты­ва­лись в бла­го­че­стии и стра­хе Бо­жи­ем.

20 мар­та 1258 го­да, по­сле кон­чи­ны от­ца кня­зя Оле­га, пе­ред смер­тью при­няв­ше­го мо­на­ше­ский по­стриг, бла­го­вер­ный князь Ро­ман всту­пил на пре­стол об­шир­но­го Ря­зан­ско­го кня­же­ства, ко­то­рое в то вре­мя мед­лен­но оправ­ля­лось от та­тар­ско­го по­гро­ма. Свя­той князь Ро­ман при­нял управ­ле­ние кня­же­ством с од­ной на­деж­дой на Про­мысл Бо­жий и в про­дол­же­ние две­на­дца­ти тя­же­лей­ших лет сво­е­го кня­же­ния су­мел со­хра­нить Ря­зан­ские зем­ли от но­вых ра­зо­ре­ний. Бла­го­вер­ный князь со сле­за­ми мо­лил­ся о сво­ей ро­дине и ста­рал­ся об­лег­чить участь ра­зо­рен­но­го на­ро­да. Сло­вом и при­ме­ром сво­ей жиз­ни он вну­шал окру­жав­шим лю­бовь к род­ной зем­ле и Свя­той Церк­ви. Та­тар­ские сбор­щи­ки да­ни (бас­ка­ки) зло­би­лись на свя­то­го кня­зя, так как он по­сто­ян­но удер­жи­вал их от на­си­лий и за­сту­пал­ся за оби­жен­ных. Од­на­жды один из бас­ка­ков до­нес ха­ну Мен­гу-Те­ми­ру, что бла­го­вер­ный князь Ро­ман ху­лит ха­на и по­но­сит его язы­че­скую ве­ру. На­шлись лю­ди, ко­то­рые под­твер­ди­ли кле­ве­ту, и хан вы­звал свя­то­го в Орд­у на суд.

Спо­кой­но вы­слу­шал пе­чаль­ную весть крот­кий князь и стал со­би­рать­ся в Ор­ду, к го­ре­сти се­мей­ства и всех жи­те­лей Ря­за­ни, ис­крен­но его лю­бив­ших.

От­прав­ля­ясь к ха­ну, бла­го­вер­ный князь Ро­ман рас­пре­де­лил меж­ду сы­но­вья­ми уде­лы сво­е­го кня­же­ства и при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. В Ор­де свя­той князь, по сло­ву ле­то­пис­ца, в кле­ве­те «оправ­дал­ся, но бас­как на­у­сти мно­ги от кня­зей та­тар­ских, и они на­ча­ша ну­ди­ти его к ве­ре их». И по по­ве­ле­нию ха­на бла­го­вер­ный князь дол­жен был для сво­е­го оправ­да­ния при­нять ве­ру их. В по­ры­ве бла­го­че­сти­во­го него­до­ва­ния и люб­ви к ве­ре Хри­сто­вой «он же гла­го­ла к ним: “Не до­сто­ит пра­во­слав­ным хри­сти­а­ном, оста­вя ве­ру свою пра­во­слав­ную, прии­ма­ти ве­ру ба­сур­ман­скую”. То­гда на­ча­ша его би­ти. Он же гла­го­ла­ша: “Хрис­ти­а­нин есть, и во­ис­ти­ну, хри­сти­ан­ская ве­ра свя­та, а ва­ша та­тар­ская ве­ра по­га­на есть”». Та­та­ры пы­ла­ли яро­стью и скре­же­та­ли зу­ба­ми на свя­то­го, но, ви­дя непре­клон­ность, устре­ми­лись на него и на­ча­ли бить неми­ло­сти­во. «Хрис­ти­а­нин есть, – вос­кли­цал князь, осы­па­е­мый уда­ра­ми, – и свя­та во­ис­ти­ну ве­ра хри­сти­ан­ская!» Он хо­тел еще го­во­рить, но ему за­ткну­ли рот и, за­ко­вав це­пя­ми, бро­си­ли в тем­ни­цу. В душ­ном под­зе­ме­лье, свя­зан­ный по ру­кам и но­гам, св. князь Ро­ман осла­бе­вал те­лом, но укреп­лял­ся ду­хом. По­кор­ность Про­мыс­лу Бо­жию, быв­шая од­ной из ос­нов­ных доб­ро­де­те­лей его жиз­ни, под­дер­жи­ва­ла стра­даль­ца и вли­ва­ла в него но­вые си­лы для пе­ре­не­се­ния на­сту­пив­ших му­че­ний. Князь пред­чув­ство­вал, что его ожи­да­ет, и толь­ко мо­лил­ся. Жре­бий его уже был ре­шен ха­ном: он дал та­та­рам по­ве­ле­ние умерт­вить бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. С же­сто­ки­ми ру­га­тель­ства­ми из­влек­ли му­че­ни­ка из тем­ни­цы и по­ве­ли на ме­сто каз­ни. Князь спо­кой­но шел на му­че­ние; на ли­це его от­ра­жа­лось чув­ство хри­сти­ан­ско­го сми­ре­ния и ду­шев­но­го спо­кой­ствия, ко­то­рые да­ют­ся в удел немно­гим, очи­стив­шим­ся в гор­ни­ле ис­ку­ше­ний. Ис­по­вед­ник Хри­стов не стра­шил­ся уме­реть за Него, но не знал, что ожи­да­ет его ужас­ней­шая из смер­тей – смерть мед­лен­ная. При­шед­ши на ме­сто каз­ни, свя­той в по­след­ний раз ре­шил ис­пы­тать си­лу сво­е­го сло­ва над вар­ва­ра­ми и на­чал уко­рять их в суе­ве­рии и же­сто­ко­сти, гро­зил им гне­вом Бо­жи­им. Ему от­ре­за­ли язык, а за­тем пре­да­ли страш­ным му­кам: вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли гу­бы. Бес­че­ло­ве­чие му­чи­те­лей не по­ща­ди­ло ни од­но­го чле­на стра­даль­ца, св. страс­то­терп­ца ру­би­ли по ча­стям: сна­ча­ла от­ня­ли пер­сты рук и ног, по­том от­сек­ли ру­ки и но­ги. «И яко оста­ся труп един, они же одра­ша ко­жу от гла­вы его и ко­пие во­з­о­ткну­ша».

Та­кие стра­да­ния пре­тер­пел в Ор­де доб­лест­ный князь Ря­зан­ский Ро­ман Оле­го­вич в 19-й день ме­ся­ца июля 1270 го­да. Пре­да­ние гла­сит, что свя­тые мо­щи му­че­ни­ка Ро­ма­на Ря­зан­ско­го бы­ли тай­но пе­ре­не­се­ны в Ря­зань и там с бла­го­го­ве­ни­ем пред­аны зем­ле. Ме­сто по­гре­бе­ния оста­лось неиз­вест­ным. Цер­ков­ное по­чи­та­ние бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на в ли­ке свя­тых на­ча­лось сра­зу же по­сле его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. Совре­мен­ни­ки на­зы­ва­ли его но­вым му­че­ни­ком и срав­ни­ва­ли с ве­ли­ко­му­че­ни­ком Иа­ко­вом Пер­ся­ни­ном († 421; па­мять 27 но­яб­ря/10 де­каб­ря). Ле­то­пись го­во­рит о свя­том: «Ку­пи се­бе стра­стию Цар­ствие Небес­ное и ве­нец при­ят от ру­ки Гос­под­ней со срод­ни­ком сво­им, ве­ли­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским Ми­ха­и­лом Все­во­ло­до­ви­чем, по­стра­дав­ши по Хри­сте за пра­во­слав­ную хри­сти­ан­скую ве­ру».

В 1812 го­ду, в день па­мя­ти бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на, рус­ские вой­ска одер­жа­ли первую по­бе­ду при Кля­сти­цах. В па­мять об этом на стене мос­ков­ско­го хра­ма в честь Хри­ста Спа­си­те­ля был на­пи­сан об­раз свя­то­го кня­зя Ро­ма­на. По пре­да­нию, на ико­нах бла­го­вер­ный князь изо­бра­жал­ся так: «Князь не ста­рых лет, с во­ло­са­ми ру­сы­ми, куд­ря­вы­ми, па­да­ю­щи­ми на пле­чи тон­кою вол­ною, в со­бо­льей шу­бе на пле­чах, в бар­хат­ной под­дев­ке; пра­вая ру­ка про­стер­та на мо­лит­ву, а ле­вая дер­жит го­род с цер­ко­вью».

С 1854 го­да со­вер­ша­ет­ся в Ря­за­ни крест­ный ход и мо­ле­бен в день па­мя­ти свя­то­го Ро­ма­на. В 1861 го­ду в Ря­за­ни освя­щен храм в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. В на­сто­я­щее вре­мя в глав­ном ал­та­ре ря­зан­ско­го ка­фед­раль­но­го Бо­ри­со­глеб­ско­го со­бо­ра есть пе­ре­нос­ной пре­стол, освя­щен­ный во имя свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Ря­зан­ско­го. Во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в этом со­бо­ре на­ря­ду с хра­мо­вым и ря­до­вы­ми тро­па­ря­ми по­ет­ся тро­парь стра­сто­терп­цу Ро­ма­ну, муд­ро­му устро­и­те­лю Ря­зан­ской зем­ли, мо­лит­вен­ни­ку, ис­по­вед­ни­ку, за­щит­ни­ку пра­во­слав­ной ве­ры.

Святой благоверный князь Роман Олегович Рязанский

День памяти: 19 июля
Мученик князь Роман Рязанский

Святой благоверный князь Роман Олегович Рязанский был из рода князей, которые во время татарского ига прославились как защитники христианской веры и Отечества. Оба его деда умерли за Отчизну в битве с Батыем. Воспитанный в любви к святой вере (князь жил в слезах и молитвах) и своей Родине, князь всеми силами заботился о разоренных и угнетенных подданных, защищал их от насилий и грабежей ханских баскаков (сборщиков податей). Баскаки возненавидели святого и оклеветали его перед татарским ханом Менгу-Тимуром. Роман Олегович был вызван в Орду, где хан Менгу-Тимур объявил, что он должен выбрать одно из двух: или мученическую смерть или татарскую веру. Благоверный князь отвечал, что христианин не может изменить истинную веру на ложную. За свою твердость в исповедании веры он был подвергнут жестоким истязаниям: ему отрезали язык, выкололи глаза, обрезали уши и губы, отсекли руки и ноги, содрали с головы кожу и, отрубив голову, насадили ее на копье. Это произошло в 1270 году.

Почитание князя-мученика началось сразу же по его смерти. Летопись говорит о святом: «Купи себе страстию Царствие Небесное и венец прият от руки Господней со сродником своим великим князем Черниговским Михаилом Всеволодовичем, пострадавши по Христе за Православную христианскую веру».

С 1854 года совершается в Рязани крестный ход и молебен в день памяти святого Романа. В 1861 году в Рязани освящен храм в честь благоверного князя Романа.

День памяти: Июль 19


Мученик князь Роман Рязанский

Князь Роман Рязанский.

Святой благоверный князь Роман Олегович Рязанский был из рода князей, которые во время татарского ига прославились как защитники христианской веры и Отечества. Оба его деда умерли за Отчизну в битве с Батыем. Воспитанный в любви к святой вере (князь жил в слезах и молитвах) и своей Родине, князь всеми силами заботился о разоренных и угнетенных подданных, зашищал их от насилий и грабежей ханских баскаков (сборщиков податей). Баскаки возненавидели святого и оклеветали его перед татарским ханом Менгу-Тимуром. Роман Олегович был вызван в Орду, где хан Менгу-Тимур объявил, что он должен выбрать одно из двух: или мученическую смерть или татарскую веру. Благоверный князь отвечал, что христианин не может изменить истинную веру на ложную. За свою твердость в исповедании веры он был подвергнут жестоким истязаниям: ему отрезали язык, выкололи глаза, обрезали уши и губы, отсекли руки и ноги, содрали с головы кожу и, отрубив голову, насадили ее на копье. Это произошло в 1270 году.

Почитание князя-мученика началось сразу же по его смерти. Летопись говорит о святом: «Купи себе страстию Царствие Небесное и венец прият от руки Господней со сродником своим великим князем Черниговским Михаилом Всеволодовичем, пострадавши по Христе за Православную христианскую веру».

С 1854 года совершается в Рязани крестный ход и молебен в день памяти святого Романа. В 1861 году в Рязани освящен храм в честь благоверного князя Романа.

святые покровители 

Житие святого благоверного князя Романа Рязанского

Икона Святого благоверного князя
Романа Рязанского

Святой благоверный князь Роман Олегович Рязанский, в миру Ярослав, род которого восходил к святому Владимиру Святославичу, крестившему Русь и положившему начало христианизации ее, родился в 1237 (по другим сведениям в 1236) году. Весь его род рязанских князей славился благочестием и преданностью своей земле, многие из них были причислены к лику святых благоверных князей и почитаются Православной Церковью, другие прожили славную жизнь, и память об их добродетельном и полезном для родных уделов и Руси княжении сохранилась и почитаема, особенно на Рязанской земле.
Его отец, Олег Игоревич Пронский, по прозванию Красный, в боях с Батыем был тяжко ранен и пленен. Как уцелел в детстве и отрочестве сам Роман-Ярослав – известно лишь приблизительно: существует версия, по которой он был вывезен в Муром епископом Рязанским и Муромским Евфросином Святогорцем. Первые годы жизни юного княжича были посвящены изучению Священного Писания, святоотеческой литературы, посещениям богослужений. Он не интересовался детскими забавами, был с малолетства доброжелателен к людям, но к себе строг и предан Богу, мечтая о благочестивой священнической жизни.
По возвращении из четырнадцатилетнего плена князь Олег Игоревич Пронский княжил еще шесть лет и перед кончиной принял схиму с именем Космы. А 20 марта 1258 года на престол большого Рязанского княжества взошел его сын Роман. Молодому князю исполнилось примерно 22 года, он был женат на княгине Анастасии, происходившей из рода великих князей киевских, благочестивой и добродетельной девице. Имена ее и отца князя Романа Олега Пронского почитаются на Рязани 10/23 июня. С княгиней у него родилось три сына: Феодор, Ярослав и Константин – они тоже воспитывались в христианском благочестии и чистоте помыслов.
На престоле он находился 12 лет, разумно оберегая вверенную ему Господом часть Русской земли от излишних поборов и прочих разорений со стороны Золотой Орды и следуя советам митрополита Кирилла и благоверного князя Александра Невского, имевших с молодости над ним заботу и попечение.
Все это время он горячо молился о своей земле, о ее освобождении от иноземцев, беспощадно обиравших Рязанское княжество и стремившихся ослабить веру, навязывая свои верования и обычаи. Сборщики дани – баскаки – ненавидели его за постоянное его заступничество за свой народ, в котором он препятствовал насилию над ним и не давал им чинить обиды крестьянам и горожанам его княжества.
В Золотой Орде дела на рязанских землях вел хан Менгу-Темир – один из самых жестоких и хитроумных. Баскакам надоело терпеть преграды, которые чинил им князь Роман, не позволявший обирать обложенный данью народ до нитки. К тому же в 1257 году татары приняли магометанство и начали попытки внедрения ислама на русских землях, чему князь Роман всячески препятствовал. Задумав избавиться от князя, баскаки сочинили на него донос, из которого следовало, что князь Роман бесчестит хана словесно и поносит магометанскую веру. Князя вызвали в Орду.

Собираясь на суд, кроткий князь понимал, что, скорее всего, он уже не вернется оттуда. Его семья, все рязанские жители, лишаясь главного их заступника, дружно горевали, поскольку все искренне любили его за добрый и справедливый нрав. Поэтому, уходя, князь заранее распределил между сыновьями свой княжеский удел, вручил им наказы и причастился Святых Христовых Тайн.
В Орде ему удалось оправдаться от клеветы о поношении ханского имени, но его начали склонять к признанию и принятию языческой веры. Вот тут уже кротость князя оказалась сродни кротости Христовой, с которой Господь принял Его пленение, пытки и Крестную смерть. Ни побои, ни пребывание в темнице в оковах, ни все последующие пыточные муки, поскольку вера была новой, а жестокие языческие представления об обращении с «неверными» – старыми, не остановили святого князя-страстотерпца в горячем утверждении им как единственной истинной веры – святой веры Христовой и открытом свидетельстве, что басурманская вера – «погана есть». Тело его слабело, но дух укреплялся. То, чего он не говорил ранее, стремясь уберечь Рязань и ее жителей от насилия, в том числе и нападок на Христову веру, он теперь сказал в лицо своим мучителям.
Гнев Менгу-Темира из-за отказов святого князя Романа от измены своей вере распалялся все более, застилал ему глаза, и он изобретал все новые мучения. Но дух святого, который сызмальства был предан Господу, был сильнее страданий телесных. Когда его повели на казнь, как известно из летописей, лицо его было спокойно и смиренно. Его казнили медленной смертью, но до последних минут жизни словом и горящим верою взглядом он обличал нечестивцев.
После казни истерзанные останки князя были тайно перенесены в Рязань и преданы земле, но место их упокоения осталось неизвестным. Церковное почитание его имени началось сразу же после этих трагических событий – его причислили к лику святых мучеников.
Какое чудо произошло

Икона Святого благоверного князя
Романа Рязанского

Многие счастливые и удивительные победы русских войск, подобно победе 19 июля 1812 года при Клястицах, случались именно в дату памяти святого благоверного князя Романа Рязанского. Во время Крымской войны 1853 – 1856 годов в году 1853-м архиепископ Рязанский и Зарайский Гавриил вручил Рязанскому ополчению освященные им 14 крестоносных знамен, а по прошествии года, день в день, защитники Рязанского ополчения вернулись на родину невредимыми: они были убеждены, что их оберегал под этими знаменами святой князь Роман.
Икона Святого князя Романа Рязанского, написанная в рост, была поставлена в церкви Владимирской семинарии в приделе Трех Святителей, а вторая, при благотворительном содействии купца Мокия Панова, пожертвована в церковь Спаса на Яру для крестных ходов и совершения молебнов. Ее написал художник Императорской Академии художеств Николай Шумов, и с ней была связана такая чудесная история.
В 1864 году у художника родилась дочь. Девочка от рождения была больна, и врачи считали недуг неизлечимым. Тогда художник от всего сердца обратился к святому князю Роману, говоря, что он украсил храм его – так может, святой исцелит дочь его. Моление было таким сердечным, что святой исполнил просьбу горевавшего отца. Это было также 19 июля. В тот же день художник узнал, что от этой болезни у доктора, лечившего его дочь, появилось лекарство, которого раньше у него не было, и с помощью него девочку поставили на ноги.
Если же и сегодня с верой и любовью просить святого благоверного князя Романа Рязанского, кроткого и смиренного защитника всех незаслуженно обиженных или терпящих недуг, о помощи, он непременно обратится с заступнической молитвой ко Господу и Богородице и будет усердно молить о нас, и все исполнится по вере нашей, ибо известно – «Дивен Бог во своих святых!»
Значение иконы
19 июля/1 августа 1812 года в день памяти святого благоверного князя Романа Олеговича Рязанского, принявшего мученический венец за Христову веру и родную землю, в сражении под деревней Клястицы русские войска одержали победу над численно превосходящими их французскими войсками и закрыли Наполеону путь на Санкт-Петербург.
В память об этой удивительной победе в Москве, на одной из стен храма Христа Спасителя был написан образ святого князя – молодого человека со светлыми волнистыми волосами, в собольей шубе – традиционном атрибуте одеяния, свидетельствовавшего о его принадлежности к княжескому роду. Правая рука была поднята в молитве, а на левой лежал город с возвышающимся над ним храмом как символом защиты им святой веры и родной земли. Эта икона и прочие списки напоминали и напоминают нам, на какие великие подвиги шли наши предки, самоотверженно, ценой жизни защищавшие не только земные уделы, но и все вместе – Небесный удел, данный им на сохранение Господом и Матушкой-Богородицей.
В память о подвиге святого князя Романа Рязанского в Рязани в день его памяти совершается крестный ход, традиция проведения которого началась в 1854 году. В 1861 году в столице Рязанской губернии был освящен храм в его честь. Ныне в главном алтаре рязанского кафедрального Борисоглебского собора, что стоит в Рязани на Соборной площади, находится переносной престол, который освящен во имя святого благоверного князя-мученика Романа Рязанского.
Он недолго, но разумно и благочестиво правил своим княжеским уделом, и за него сложил голову, не предав ни веры своей, ни своей земли. Тем он сохранил преемственность и верность благочестивому роду, идущему от святого великого князя Владимира Святославича, и подал достойный пример для подражания своим потомкам.