Рассказы студенты

Краткое содержание рассказа «Студент» А. П. Чехова

Рассказ «Студент» Чехов написал в 1894 году. Он отличается от других произведений писателя глубоким философским смыслом, отсутствием сарказма. Для читательского дневника и подготовки к уроку литературы рекомендуем прочитать краткое содержание «Студент» Чехов. Произведение поражает мастерским сплетением библейских и повседневных мотивов, колоритными образами.

Чехов «Студент» очень кратко

А. П. Чехов «Студент» краткое содержание для читательского дневника:

В этом рассказе показан небольшой по времени и событийности, но огромный по значению урок для студента духовной семинарии – Ивана. Урок этот он получает по пути в непогоду, подойдя к двум бедным женщинам: старая Василиса и дочь ее Лукерья.

Он рассказывает им, как Иисус предсказал, что один из его учеников отречется от него. Василиса заплакала, а ее дочь смутилась… Реакция, которой Иван никак от них не ожидал, поражает его.

Он не приписывает себе способность так уж хорошо рассказывать, но понимает теперь связь времен, цикличность. Главное, что люди не теряют способность сочувствовать даже тем, кого они не знают, кого давно уже нет на свете, а, может быть, никогда и не было.

Главная мысль:

Этот рассказ Чехова тонко психологичен, он показывает способность даже простого народа к восприятию того, что было сотни лет назад, к человеческому сочувствию. Также важна здесь мысль о том, что всё в этом мире повторяется.

Читайте также: Рассказ «Крыжовник» Чехова был написан в 1898 году и считается одним из лучших произведений русской классической литературы XIX века. На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Крыжовника». Рассказ вошел в «Маленькую трилогию» автора, включающую также рассказы «Человек в футляре» и «О любви».

Сжатый пересказ «Студента» Чехова

Краткое содержание «Студент» Чехов:

Студент духовной академии рассказывает двум женщинам библейскую историю. Наблюдая за их реакцией, он постигает связь веков и поколений.

Иван Великопольский, студент духовной академии, сын дьячка, держит путь домой. Темнеет, погода ухудшается, становится мрачно и пустынно.

Студент подходит к вдовьим огородам, где старуха Василиса вместе с дочерью Лукерьей развели костёр. Иван рассказывает женщинам евангельскую историю о том, как Иисус предсказал, что один из его учеников, Пётр, отречётся от него. Слушая историю, Василиса плачет, а Лукерья, неизвестно отчего, смущается.

Простившись с женщинами, Великопольский держит свой путь дальше. Он размышляет о реакции Василисы и её дочери на библейскую историю. Ему думается, что старуха растрогалась не потому, что он умеет хорошо рассказывать, а потому что, Пётр и его душевные переживания имеют какое-то отношение к ней самой.

Студент приходит к выводу, что все события прошлого связаны с настоящим, они имеют смысл для его современников. Юноша постигает связь времён.

Это интересно: Рассказ «Ванька», который Чехов написал в 1886 году, – трогательное произведение о мальчике-сироте, который с ранних лет познал горе и лишения, живя у чужих людей. Рекомендуем прочитать краткое содержание «Ваньки» для читательского дневника и при подготовке к уроку литературы.

Сюжет рассказа «Студент»

«Студент» Чехов краткое содержание:

Студент семинарии (будущий церковный батюшка или настоятель монастыря) идёт в непогоду домой. Много внимания уделяет он этому холодному ветру, дождю, грязи. Молодой человек размышляет о том, что и сотни лет назад мог быть точно такой вечер, с такой промозглой погодой и ощущением одиночества.

Его одолевают грустные мысли о том, что и через сотни лет будет такая же тоска и грязь. Ему кажется, что самой природе жутко от её состояния. Надвигается зима, всем грустно.

Замерзший и усталый Иван не мог бы не подойти к костру, который развели две женщины в конце огородов. Они встречают его приветливо. Родственницы не очень похожи друг на друга: статная и бодрая Василиса степенна, улыбчива, привыкла к общению с господами, а Лукерья забита мужем, вечно испугана, напоминает глухонемую.

Грустные мысли напоминают студенту евангельскую историю о предателе Петре. Иван говорит, мол, вот в такой же промозглый вечер и Петр грелся у костра. Он напоминает женщинам историю того, как Христос был оставлен своим учеником. Женщины очень внимательно слушают. В финале его истории Василиса плачет, а Лукерья смущается.

Реакция крестьянок переворачивает мировоззрение юноши, дарит надежду, вдохновляет… Иван понимает, что всё в этом мире не зря. Не просто так жертвовали собой первые христиане, апостолы, не забыта жертва Иисуса. И не просто это остаётся фактом в людской памяти, а страшное событие через такие долгие годы может вызывать эмоциональный отклик даже у простых людей.

Пусть и в будущем будет иногда плохая погода – это не так уж страшно, если людские сердца сохраняют главное. Сердца людей открыты, сопереживание делает его ещё мягче – более живым и настоящим.

Студент получает один из самых важных уроков (о сочувствии, о продолжении жизни) не в духовной семинарии, хотя там, наверняка, много об этом рассказывается, а в жизни – у простых людей.

Представ в начале рассказа грустным и пессимистичным, после разговора с женщинами Иван снова обретает радость, веру в жизнь, надежду на всё хорошее. Студент будто бы, действительно, сдал важный экзамен, получил важнейший урок.

Сам рассказ очень короткий, поэтому изучив Чехова «Студент» краткое содержание,обязательно прочитайте произведение полностью.

Читайте также: Рассказ «Хирургия» Чехова был написан в 1884 году. Для читательского дневника и подготовке к уроку литературы в 5 классе рекомендуем прочитать краткое содержание «Хирургия». С присущим ему юмором и сарказмом писатель описал весьма распространенную ситуацию в медицине, когда обыватели вынуждены доверять свое здоровье коновалам.

Чеховский герой

Антон Павлович Чехов

Недавно был день рождения Антона Павловича Чехова, и я хотел было к этой дате что-нибудь написать, да не успел. Теперь вот наверстываю и собираюсь заступаться за… Чехова как за христианина, как бы ни странно это звучало. Дерзну предположить, что глубина его ответственности в отношении к православной вере так и не была понята и оценена вполне как его современниками, так и нами – нынешними христианами. Хоть глубина эта и была во многом трагична в силу сложного отношения Чехова к Церкви.

У того, что Чехов не был воцерковленным человеком в точном значении этого слова, есть свои объективные причины. Дело в том, что он в детстве своем столько «натерпелся» от строгой обрядности, что иным укорителям его и не снилось. Отец его был ригорист и начетчик в делах церковного благочестия и приучал детей с суровостью следовать всем уставным наказам и предписаниям. Они вставали в пять часов утра каждый день, чтобы петь в церковном хоре, прислуживать в алтаре и звонить в колокола, после этого идти в гимназию, а вечером опять участвовать в богослужении или в долгих и изнурительных спевках. Во многом именно это «принудительное обрядоверие» навсегда оттолкнуло Чехова от традиционной религиозности. Сам он впоследствии писал об этом так:

«Знаете, когда, бывало, я и два моих брата среди церкви пели трио “Да исправится” или же “Архангельский глас”, на нас все смотрели с умилением и завидовали моим родителям, мы же в это время чувствовали себя маленькими каторжниками».

В общем, детство Чехова было исполнено многих трудов и горестей, но и юность оказалась не легче. Когда отец его неожиданно разорился, а семья, спасаясь от долгов, вынуждена была бежать в Москву – в Таганроге остался «отдуваться за всех» именно Антоша, который буквально из кожи вон лез, чтобы свести концы с концами, отбиться от кредиторов и еще, если возможно, послать копейку нищенствующему семейству.

Нет более важного дела и призвания, чем помогать тем, кому хуже всех

Из детства и юности своей Чехов вынес главную, как я думаю, мысль своей жизни: что нет более важного дела и призвания у человека и христианина, чем помогать тем, кому хуже всех. И если это принять как жизненное кредо писателя, то многое становится понятнее в поведении Чехова, в его словах и поступках. Например, понятнее становится его «странная» поездка на Сахалин, когда он, уже зная, что болен туберкулезом, отправился на перекладных за тридевять земель в самые отдаленные и гиблые места, к каторжникам. Думается, именно желание хоть как-то приобщиться этой «иной жизни» и чем возможно облегчить страдания самых несчастных и понудило Чехова к этой поездке. Больше того, став известным литератором и публичным человеком, именно эту мысль – о необходимости облегчения участи страждущих – Чехов старался донести до общественного сознания как главную, на которой могла бы и должна строиться жизнь в России. Он доносил эту мысль всеми доступными средствами: и как литератор, и как общественный деятель, и как частное лицо, делая что можно доброго, причем не публично и не на показ, а в «рабочем режиме» и на постоянной основе. Кто-то подсчитал и изумился: сколько реально значительных и полезных дел успел сделать Чехов за свою в общем-то недолгую жизнь, притом что и здоровьем был слаб и должен был еще немалое время отдавать литературной и общественной работе. Его мучило повсеместное равнодушие и бесчувствие людей, относительно состоятельных, к окружающей их повседневной нищете и убожеству, тяготило бездействие людей, исполненных сил и энергии, но совершенно не способных распорядиться этим своим состоянием и силами во благо себе и ближним.

Эта главная мысль, идея Чехова о страшном отрыве дворянства от жизни простых людей, о непомерности страданий, о необходимости милосердия объясняет и одну из известных «странностей» Чехова. А именно: почему он многие свои драмы называл комедиями. Да именно потому, что все эти «экзистенциальные томления» дворянства, все эти пустопорожние разговоры и маниловские прожекты, всю эту «высокую демагогию» при очевидной окружающей повальной нужде, нищете, невежестве, голоде и болезнях он считал просто смешными в самом горьком, гоголевском смысле. Так что «ломать комедию» в его понимании вполне соотносилось со всей той картонной «драматичностью», которую мы видим в большинстве его пьес.

Больше того, я хочу сказать, что, если бы Чехов был услышан и понят в свое время правильно (и здесь, как ни странно, его голос звучит согласно с «набатными» голосами наших святых: Феофана Затворника, Игнатия (Брянчанинова), Иоанна Кронштадтского…), возможно, и история России пошла бы по другому пути и мы сумели бы обойтись без той «кровавой бани» революции, которая во многом стала следствием пренебрежения к страданиям и нуждам массы простых людей. Чехов был, конечно, услышан, но очень немногими в масштабах огромной страны. И он сделал действительно всё что мог, чтобы утвердить эту свою мысль о необходимости деятельного христианства, притом что его называют иногда атеистом. Нет, Чехов не был атеистом, несомненно; но он и не был последовательно-религиозным человеком. Увы, это надо тоже признать. Можно сказать, что по убеждениям своим, по мировоззрению Чехов был тем, о ком Господь говорит: «Кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9: 40). Человек, тоскующий по христианству. Может быть, даже христианин – в том смысле, что он во Христе видел идеал Человека. Но без веры во Христа как истинного Бога, конечно, подлинное христианство невозможно. Так что если и можно Чехова назвать христианином, то не духовным, а «душевным», и вот несколько его произведений, в которых наиболее ярко и очевидно выражена эта его «душевно-нравственная» идея христианского милосердия и сострадания, без которой, впрочем, не существует и действительного христианства:

Это рассказы: «Архиерей», «Кошмар», «Студент», «Святой ночью», «Казак»…

Почитайте, кто еще не читал, и вы, возможно, узнаете и откроете для себя иного Чехова.

Епископ Михаил (Грибановский) К слову, рассказ «Архиерей», как говорят, был написан Чеховым под влиянием знакомства с биографией нашего, крымского архиерея – епископа Михаила (Грибановского), который так же, как Чехов, вынашивал мысль о преображении русской жизни, много писал и говорил об этом. Вот типичный пример его размышлений на эту тему:

«России предстоит воспользоваться своим, уготованным Самим Богом положением в истории воинствующей Церкви на земле. Она должна создать у себя образование, воспитание и формы жизни в строго вселенском церковном духе, во всей высоте и широте христианских идеалов; она должна возделать из себя почву, где благодать Святого Духа нашла бы все удобства, чтобы произрастить роскошный цвет Христовой жизни, свободу святого вдохновения во Христе».

Разница между святителем и Чеховым, и разница разительная, состоит именно в том, что святитель Михаил, веря в возможность преображения русской жизни, главные надежды свои полагал на Бога, на Его помощь, которая, благословив и освятив человеческие труды, способна придать им должную полноту и смысл. Чехов же верил в чисто нравственное, воспитательное преобразование общества, но со временем, похоже, разочаровался в возможности такого преобразования.

К слову, относительно недавно мне довелось посмотреть старый советский фильм, снятый в 1966 году по рассказу А.П. Чехова «Ионыч». Роль Старцева исполнил замечательный актер Анатолий Папанов. И вот на протяжении всего фильма чеховский Ионыч ездит на пролетке к Туркиным и обратно мимо… нашего симферопольского Свято-Троицкого монастыря. Фильм называется «В городе С.», а город этот, стало быть, наш Симферополь. Забавно, но дело не в этом.

Первое, что меня тронуло, – это вид монастыря, каким он был во времена святителя Луки (он умер всего за пять лет до съемок фильма). Сейчас уже всего этого нет: ни мостовой, ни акаций, ни абрикосовых деревьев во дворе, нет черепичных крыш и милых провинциальных ставенок на окнах – всё поглотил турецко-китайский монстр под названием «евроремонт».

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) – земский, «мужицкий» доктор, человек долга и чести – истинно чеховский герой!

Но следующая мысль была вот какая: по странной иронии киношный деградирующий Ионыч со своими извечными жалобами на провинциально-захолустную жизнь ездит мимо ворот храма, в котором 15 лет подвизался… чеховский герой! Я не оговорился. Ведь если святитель Лука (Войно-Ясенецкий) – земский, «мужицкий» доктор, человек долга и чести, спасший не одну тысячу жизней и получивший «в награду» 11 лет тюрем и ссылок, человек, до конца оставшийся верным Богу и своему врачебному призванию, – если не он чеховский герой, то кто?! Причем у Чехова ведь этот герой нигде не осмыслен до конца. Он не ясен и везде как-то туманно-идеалистичен, а главное, в конечном итоге, – беспомощен и бессилен. Может быть, Антону Павловичу с его мечтой о переустройстве мира было трудно признать, что в этом мире всегда благородство и честь, трудолюбие и бескорыстность будут в гонении и притеснении? И добро только тогда ценно, когда оно сопряжено с благодатью?.. Не знаю… Но святитель Лука, несомненно, явил реальный образ чеховского героя в реальных исторических обстоятельствах. Притом он соединил в себе две главные заповеди Евангелия: о любви к Богу и о любви к человеку, – понимая, что без исполнения первой заповеди полное и верное исполнение второй невозможно.

И действительно, без веры – и именно веры церковной, – без сознательного труда приобщения Божественной жизни остается, при самых возвышенных и добрых порывах, в конце концов только горечь разочарования от осознания страшной неподъемной инерции греха и зла в этом мире. И тогда остается только выпить бокал шампанского, отвернуться к стенке и умереть. Это, вероятно, и есть главная трагедия Чехова – трагедия веры в возможность переустройства человеческого общества без покаянного (в церковном понимании) преображения человека, без ясного осознания, что плоды добра, творимого здесь, на земле, могут быть явлены во всей полноте лишь в вечности. Да и то еще при условии, что добро это творилось не иначе, как во славу Божию!

Потому что любовь к человеку, одухотворенная свыше, не только заботится о его житейском и душевном благосостоянии, но и возводит его на высоту вечной и неотъемлемой радости пребывания с Богом. И эту радость не могут отменить никакие трудности и горести этой земной жизни, о чем и говорил апостол Павел, когда восклицал: Я… преизобилую радостью при всей скорби нашей (2 Кор. 7: 4). Вот этой-то радости, как я думаю, не хватало Антону Павловичу, и этой-то радости, или иначе – блаженства, – во всей доступной полноте сподобился реальный герой всех чеховских устремлений, размышлений и чаяний – архиерей и хирург святитель Лука.

Анализ рассказа Чехова «Радость»

1. История создания произведения.
Рассказ был написан в 1883 году, в этом же году опубликован в журнале «Зритель», №3, за подписью А. Чехонте. Первоначальное название произведения — «Велика честь».
2. Жанр произведения. Признаки жанра (жанров).
«Радость» — рассказ, так как в произведении один центральный герой, описан один эпизод из его жизни, объём — небольшой. Рассказ носит юмористический характер, что подтверждается простотой и краткостью заглавия, коротким вступлением, дающим информацию о времени происходящего, сценичностью диалога, отсутствием портретных характеристик, которые заменены «говорящей» деталью. Кроме того, в основе рассказ лежит забавный случай из жизни.
3. Название произведения и его смысл.
Название «Радость» заключает в себе иронию. Быть может, радость, заявленная автором, вовсе и не радость. Это название заранее говорит читателю о чувстве героя и о том, что сюжет построен на радостном (или безрадостном) событии.
4. От чьего лица ведётся повествование? Почему?
Повествование от третьего лица даёт возможность автору занять стороннюю позицию, без явной оценки события и героя, предоставляя читателю самостоятельность в оценивании.
5. Тема и идея произведения. Проблематика.
Тема: Тщеславное желание стать известным и сомнительная радость.
Идея: Радоваться можно только достойным своим поступкам, не заботясь при этом о славе.
Известно, что «добрая слава лежит, а худая — впереди бежит». В рассказе именно «худая» слава снизошла на героя, чему он несказанно обрадовался.
Проблематика: Глупость и мелкое тщеславие человека.
Смеясь над героем, автор в то же время грустит. Чехову хочется, чтобы кто-то узнал себя, задумался и попытался стать другим человеком — умным, с чувством собственного достоинства.

6. Сюжет (сюжетные линии) произведения. Конфликт. Ключевые эпизоды.
Митя Кулдаров, молодой человек, среди ночи ворвался в родительский дом, всех перебудил воплями о своей великой радости, причина которой — напечатанный в газете курьёзный случай, происшедший с ним. Оказывается, будучи в сильном подпитии, он упал под копыта лошади, которая протащила через него сани с сидящим купцом. Захлёбываясь от восторга, Митя читает заметку остолбеневшим родителям, даже не замечая их реакции. Затем срывается с места и бежит оповестить соседей и родню о свалившейся на него «славе».
7. Система образов произведения.
Дмитрий Кулдаров — коллежский регистратор, то есть чиновник низкого ранга, фигура незначительная. Возможно, поэтому молодой человек тешится заметкой в газете, которая принесла ему известность. Его не смущает, что в напечатанной истории он выглядит не лучшим образом. Точнее, Митя просто оскандалился. Тем не менее герой охвачен восторгом от своей всероссийской известности. Поведение Мити выдаёт его глупость.
Родители Дмитрия, по-видимому, в курсе умственных достоинств сыны, так как при сообщении Мити, что про него «пропечатали», отец побледнел, а мать перекрестилась. Понятно, что ничего хорошего они не ожидали. Родителей он при этом полагает людьми дремучими, поскольку они газет не читают. Себя Митя считает образованнее, умнее родителей, однако слово «гласность», употребляет некстати, не понимая его значения (свобода печати), называет этим политическим термином напечатанную историю, в которой он предстал в некрасивом виде.
Герой рассказа смешон и достоин жалости.
8. Композиция произведения.
Рассказ сразу начинается с завязки, когда Митя влетел в квартиру родителей.
Развитие действия: сестра, братья, родители проснулись и вышли узнать о радости Мити. Герой, захваченный восторгом, говорит сумбурно, восклицает о своей известности. Все напряжены: в чём же дело? «Читайте! Читайте!».
Кульминационный момент: папаша стал читать. Все заинтригованы: что же произошло?!
Развязка: Митя, оказывается, обезумел от радости из-за того, что на всю Россию «пропечатали», как он пьяный свалился под копыта лошади.
9. Художественные средства, приёмы, раскрывающие идею произведения.
Главный приём в рассказе для создания комического эффекта — несоответствие. Великая радость героя не соответствует тому положению дел, которое вызвало эту радость. Ему бы следовало постыдиться. Автор использует и гиперболу (преувеличение). Неумеренный восторг Мити, его преувеличенная радость делают развязку более неожиданной и забавной.
10. Отзыв о произведении.
Рассказ «Радость» А.П. Чехова не теряет актуальности. Люди не меняются: тщеславие и глупость никуда не исчезли. В наше время более чем когда-либо люди стремятся к сомнительной известности. Благо, есть социальные сети, где можно выкладывать о себе всё, что может привлечь внимание других к своей персоне. А ещё есть ток-шоу, где можно легко попиариться. И самые постыдные моменты своей жизни человек выставляет напоказ. Зато после этого о нём знают все.

Понравилось сочинение? А вот еще:

  • Анализ рассказа Чехова «Размазня»
  • Анализ рассказа Чехова «Смерть чиновника»
  • Анализ рассказа Чехова «Спать хочется»
  • Анализ рассказа Чехова «Студент»
  • Вот шведский лев грызет русскую собаку-полудракона (она с крыльями)
    И немцы откомментировали события медалькой, про которую многие читали, но не видели ее
    Вот она, отчеканена в Гамбурге:
    А писали про нее вот что: «Была отчеканена и медаль в насмешку над Петром, в сюжете которой просматривались сходные моменты с историей апостола Петра. На одной стороне медали царь Петр греется при огне своих пушек, которых бомбы летят в Нарву и надпись:

    «Бе же Петр стоя и греяся».

    На другой стороне медали русские бегут от Нарвы во главе с Петром, царская шапка валится с головы царя, шпага брошена, он вытирает слезы платком, а надпись гласит:

    «Изшед вон, плакася горько».

    А вот медали Петра, отчеканенные в честь взятия Нарвы в 1704-ом.

    Отметим, что медаль с латинскими надписями продолжает медали Карла XII и оспаривает их. Предназначена она именно для Европы в ответ на ее насмешки. Играет эта медаль и роль информационную — на ней графическое описание взятия города. Все весьма серьезно — вот, господа европейцы, было дело…
    Бомбы на медали с русской надписью — да, они снова летят в Нарву, как и на медальке из Гамбурга. И картина Нарвы — почти копирует шведскую медаль. Так что это — действительно реплика в войне медалей. И реплика решающая.
    Реванш, понятно, был сладок.