Просит милостыню

Шел я вчера по городу и набрел на шикарную картонку — с такими обычно побираются. Картонка, если кто не знает – обязательный атрибут просящего милостыню в Нерезиновой. Ибо если написать «поможите люди добрые ребенку на операцию» на дорогом листе ватмана, то ни копейки не дадут. А картонка сразу демонстрирует реально низкий уровень дохода побирающегося. Так что не забудьте – только картон, желательно художественно оторванный с одной стороны.
Немного отвлекаясь в сторону. Лучше всего побираться вместе с животными – кошечками, песиками, всякое такое. Так больше дают. Но и тут неплохо проявлять креативность. Одно дело вы такой здоровый стоите в переходе с котенком с забинтованной лапкой и орете громовым голосом – дэньги давай! А совсем другое дело – вы такой понурый скромно притулились в оживленном месте, но у вас не тривиальная котейка, а, скажем, собака, которая держит в зубах ведро для денег (можно наблюдать на переходе с кольца на радиальную на станции Отктябрьская). Примерно такая:

Но и дрессированная собака меркнет на фоне, например, козы обыкновенной! У нас такой гражданин на площади Гагарина есть. У него раньше была небольшая белая козочка, он ее в сумке приносил, ставил около Дома Тканей – подавали вполне некисло. А третьего дня смотрю — о, старый друг! Только у него теперь не коза, а меленький такой козленочек (что немаловажно — беленький и гламурный), видать прежняя козлина ощенилась. И не надо смеяться – граждане прямо в очередь выстраивались, чтобы сотки в ящик кидать, особенно иностранцы. Я даже остановился в сторонке, закурил самокрутку и за пять минут гражданин заработал стока, что скупая мужская слеза привычно скатилась по щеке… А я тут слепну и дурею над всякими статьями-экспертизами… Эх. Пора, пора подтягивать к делу Игуаныча.
Но я отвлекся. И вот иду, значит, вчера – и вижу картонку. Там на редкость удачное место для побирания – рядом дорогой магазин с элитным алкоголем, а напротив него церква. По церковным праздникам, понятно, граждане побираются у входа в церкву – и поди не подай, черти тебя в аду-то припекут! А по будням побираются у выхода из магазина. Насколько я понял, у них там таймтейбл есть – то есть вот по понедельникам побираюсь я, а ты по вторникам – потому как иначе возникает конкуренция и ненужный ажиотаж, покупатели элитного алкоголя не любят толпу нищебродов, боятся и не подают ничего. А когда по одному работают – то тогда неплохой гешефт получается.
И вот, сталбыть, смена кончилась и гражданин бросил свою рабочую картонку – видать, столько денежек набрал, что и поднять тяжело было. А может, конкуренты отметелили, не знаю. Но я остановился и не смог не сфотографировать:

Картонный вопрос прямо таки просился на прошедшую прямую линию с Отцом Отечества. Разумеется, Отец Нации, буде такой вопрос просочился через фильтры, ловко отбрил бы вопрошающего получасовым монологом ниочем, но не в этом дело. Мне понравилось. Учитесь, люди, выбирайте нетривиальные ходы и рвите шаблоны нестандартным дискурсом.
ГЗВ. А, ладно, не смог все же удержаться и не дополнить постик поучительной фотографией оригинальной и веселой скульптурки на заявленную тему. Скульптурку я люблю и даже тэг у меня есть соотвествующий. Образец московского профессионального нищего, ага. Но такой облик достигается только серьезной тренировкой и многолетними упражнениями. Не пытайтесь потвторить такое сами (убьют).

Tags: А из нашего окна, В мире животных, Жратва, Нерезиновая, По жизни, Скульптурка

«Нужно ли подавать милостыню на улице?» Этот вопрос остается актуальным для многих людей в разных ситуациях. Приверженцы и противники уличных подаяний приводят вполне убедительные аргументы, подтверждающие именно их точку зрения. Но для православного христианина есть единственно правильное отношение к жизни и любому ее явлению – евангельское.

Фото: newsps.ru

«Я не спрашиваю – просто даю»

Протоиерей Николай Могильный:
– Люди нуждающиеся были всегда, есть и будут. Таковы реалии земной жизни. Как отличить действительно нуждающихся от профессиональных попрошаек?

Христа можно встретить везде – и на улице просящим, и в темнице заключенным… Я заметил, что по-настоящему нуждающиеся люди стыдятся просить. Если на улице мы видим человека, который в мусорнике роется или как-то по-другому явно нуждается, то, думаю, будет правильно, если мы поделимся с ним денежкой или куском хлеба – тем, что у нас есть. Даже без его просьбы.
Потому что как раз такие люди больше всего страдают. Те, кто наглее или более в отчаянном положении, бывают активнее. А эти стыдятся и молчат. И если мы этих людей утешим, мы утешим самого Христа.

– Однако многих смущает, что дашь человеку деньги, а он предастся пьянству или потратит их на непотребство.

– Как-то зимой у меня сломалась машина, пришлось возвращаться домой на маршрутке. Я не был одет должным образом, поскольку рассчитывал на автомобиль, в котором тепло. Маршрутку прождал очень долго, шел снег и ветер был сумасшедший – промерз до мозга костей. Когда добрался домой, первым делом выпил рюмку водки, покушал, лег в теплую постель и блаженно уснул. С тех пор, когда вижу человека, которому «негде главы приклонити», я не делаю допрос, на водку он потратит милостыню, на хлеб или на жвачки, а просто даю. Потому что в его положении, может, эти сто грамм спасут ему жизнь.
Есть еще такое мерило: если наше сердце смущается, то не нужно делать что-либо. Подавайте милостыню без смущения, тогда она будет приятна Богу и пойдет на пользу ближнему. Мы всегда можем найти человека, от которого не пахнет перегаром. Стоит зайти в любую аптеку – там в очереди стоит старушка и считает копеечки. Купите ей лекарства! Помогите бедняжке. Или на базаре у мясного отдела, вернее, у той части, где продают обрезки или косточки, вы тоже обязательно встретите бабушку в печальном раздумье. Купите ей кусочек мяса и идите с миром…
Добро можно делать всегда. Независимо от того, есть у нас деньги в кармане или нет. Всегда можно поддержать человека, согреть его теплым словом.
Зачем нужна милостыня? Не просто чтобы накормить-напоить, а чтобы изменить свое злое сердце, побороть эгоизм и равнодушие, стать человеком.
Очень часто мы оправдываем свое жестокосердие недостатками других людей. А недостатки есть у каждого. У кого-то из святых отцов написано, что если даже к тебе подъедет человек на коне и в царской одежде и попросит милостыню – дай ему. Может, он действительно нуждается. Но если он бессовестный, то ты все равно даешь Христу – какое тебе в том дело?! «Просящему – дай».

– Тем не менее многие люди не хотят отдавать свои деньги т. н. профессиональным нищим – поддельным калекам, женщинам, имитирующим беременность, и детям, выпрашивающим копеечку для чужого дяди.
– Если сердце смущается – проходите дальше. Бог дал нам свободу выбора. Оглянитесь вокруг: сколько по-настоящему нуждающихся людей. Однажды я посмотрел документальный фильм, который называется, кажется, «Профессиональная нищая». Смотрел и не мог оторваться. Фильм о женщине из Сум, которая всю свою сознательную жизнь стоит на паперти и просит милостыню. И люди подают только ей, обходя других просящих, потому, что за эти деньги она на рынке закупает продукты и развозит их всем нуждающимся в округе. Она оплачивает им коммунальные услуги, покупает лекарства и т. д.
Поэтому нужно все делать с рассудительностью. Смущается сердце – поинтересуйтесь о судьбе ваших денег. Протяните руку помощи адресно – пойдите что-то сами сделайте или купите. Или найдите волонтеров, и тогда вопросов не будет никаких. Мне кажется, это проблема больше надуманная, чем существующая на самом деле.

– Но бывают ситуации, когда нет денег на подаяние. Вот стоит у храма женщина, просит помочь на операцию ребенку, а у тебя самого «три гривны» до зарплаты.

– Это ваше личное дело, сколько, когда и как вы подаете. Христос знает, что у вас в кошельке, и видит ваше сердце! Но если нет возможности дать милостыню, а есть стыд, что этого не делаешь, то нужно внимательно рассмотреть свою совесть христианскую. Ты не даешь потому, что тебе нечего дать, или потому, что тебе жалко и тебя обличает совесть? Или, может, это наша гордыня и тщеславие: «Что люди скажут: прошла мимо храма и не дала»?!
Милостыню нужно давать тайно, для того, чтобы не гордиться. Чтобы левая рука не знала, что делает правая. Все в Евангелии написано. Поэтому пусть каждый разберется в себе. Гордыню прижмите немножко. Да, нет возможности – стыдно. А что делать?! Не можете дать, просто помолитесь: «Господи, пошли ему человека, у которого есть копеечка!»
У меня восемь детей, и бывает, что ни копейки в доме, тогда я тоже отношусь к категории нуждающихся. Есть возможность – дал, нет – не даю, потому что нет денег.
«Блаженнее давать, нежели принимать» – это уж точно. И если подаете – делайте это без презрения, от чистого сердца, чтобы не смущать просящего. Как он реагирует на пожертвование и распорядится им – его личное дело. Будьте вы честными перед Богом и перед собой.

«Подавать нужно с головой»

Ольга Юркова, журналист:
– Думаю, стоит слушать свое сердце, но все же внимательно читать документы. Редко даю милостыню на улице, потому что сейчас очень много мошенников. Когда я жила в районе конечной станции метро, некоторых из них знала в лицо – они меняли «легенды» как перчатки. Стараюсь найти людей, которые нуждаются в помощи, но не просят о ней по разным причинам.

Наталья Пасечник, менеджер:
– Не знаю, нужно ли подавать или нет, но если просящий человек вызывает у меня жалость и желание помочь, то всегда стараюсь дать ему немного денег. Знаю, правда, что вроде бы в свой день ангела необходимо пойти в церковь и раздать милостыню. Еще люди говорят, что нельзя подавать просящим просто на улицах, не возле церкви. Но я на это не обращаю внимания, есть желание помочь – значит, помогаю.

Анатолий Ульянов, специалист по рекламе:
– Не могу ничего сказать. Лично я не помню, когда подавал. Обычно на водку собирают и прочее.

Инна Маламура, менеджер:
– Моя позиція така – давати (якщо є можливість), особливо інвалідам (вони навіть на роботу влаштуватись не можуть). З молодими і здоровими – інше питання: інколи даю, інколи ні. А якщо хтось користується довірою людей, то сам буде за все відповідати. А ще хочу відзначити категорію тих, які не просто милостиню просять, а щось роблять (поповнюють рахунок, щось продають, співають, грають на різних інструментах). Таким стараюсь теж щось кинути, якщо можливо.

Олег Островский, специалист по логистике:
– Цыганам и их отпрыскам – ни в коем случае. Также нужно присмотреться к просящему: часто сбоку за ним присматривает цыган недалеко. А жалость вызывается гримом. Если это бабушка божий одуванчик, то чаще всего нужно помочь, что иногда и делаю.

Елена Сердюк, спортсменка:
– Милостыню подавать, как говорят умные люди, нужно с головой. Если явно видно, что человек врет – не подавать, а если 50/50, то лучше подать. Я вот принципиально не подаю цыганам и лицам, явно любящим выпить… Но тут есть вопрос, а не пойдет ли этот «любящий выпить» зарабатывать деньги, скажем так, насильственным путем? Так что руководствуюсь своей интуицией сразу на месте.

Должно ли быть рассуждение в милостыне?

Милосердие – одна из важнейших христианских добродетелей, и творить милостыню заповедал нам Господь. Но как быть, если с протянутой рукой стоит явный пьяница, собирая деньги не на еду, а на бутылку «огненного зелья», и, следовательно, наша милостыня пойдет на дело греховное? И надо ли подавать «нищим», для которых попрошайничество стало профессией? Должно ли быть рассуждение в милостыне, или творить ее надо не раздумывая, во исполнение слов Спасителя: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5: 42)? И вообще есть ли какие-то «правила», кому и как благотворить? Отвечают пастыри Русской Церкви.

Святитель Василий Великий: «Кто ссужает всякого мимоходящего,
тот бросает псу»

Игумен Лука (Степанов) Игумен Лука (Степанов):

– Подаяние милостыни – не то же самое, что безрассудная расточительность. «Расточи, даде убогим, правда его пребывает во век века» (Пс. 111: 9), – взывает Псалмопевец. Значит, та милостыня вечно ценна, которая сотворена для убогих. Убогими же разумеем тех, для кого Бог по жизни есть и упование, и цель. Это те, кто крайне нуждается в необходимом для поддержания жизни, а потому далек от земных утешений. И еще – слуги Божии, самозабвенно творящие Его святое дело на земле. И тех, и других сегодня надо еще поискать…

Иеромонах Иларион (Резниченко):

Иеромонах Иларион (Резниченко): – Рассуждение должно быть во всем. На то оно и рассуждение, чтобы его почаще использовать. Мы все понимаем, что милостыня бывает разной. Уже в раннее время есть предостережение, что милостыня должна быть после того, как ты крепко подумал о ее необходимости и правильности в данный момент. Ранний христианский памятник «Дидахе» говорит: «… да запотеет в руке твоей, пока узнаешь, кому дать». Также известны слова святителя Василия Великого: «Нужна опытность, чтобы различить истинно нуждающегося и просящего по любостяжательности. И кто дает угнетенному бедностию, тот дает Господу… а кто ссужает всякого мимоходящего, тот бросает псу, который докучает своею безотвязностию, но не возбуждает жалости своею нищетою». Святитель Филарет Московский говорит еще более конкретно: «Дело благотворения, сделанное без рассудительного и сердечного участия в бедствующем, есть тело без души». Поэтому благотворить – хорошее дело, если с умом.

Не надо забывать и то, что благотворительность – это не только деньги, это может быть и одежда, продукты, даже личное время. И порой видно, что псевдонуждающиеся хотят именно денежной помощи, и если им предложить иное – они от этого радости не испытывают.

Купи нищему хлеба – и так исполни заповедь, но исполни!

Протоиерей Сергий Правдолюбов:

Не осуждай просящего! Вспомни: когда Господь подает тебе просимое, ты тоже не всегда употребляешь это только на полезное

– Есть евангельское слово, которое без всяких условий гласит: «Просящему у тебя дай». Не сказано, сколько дай, но – «просящему у тебя дай». Если ты видишь человека, который около храма стоит и собирает деньги на то, чтобы выпить, потом подраться и всякие бесчинства творить, ты можешь сказать ему: «Я могу дать тебе на хлеб, на еду, но не на выпивку». И бывало, батюшки доходили с таким человеком до магазина и покупали молоко, хлеб и то, что необходимо было действительно голодному человеку. А в 1990-х годах, помню, в воротах Троице-Сергиевой Лавры стояли такие нищие, которые, глядя на тебя наглыми глазами, говорили: «Меньше 100 рублей не принимаю».

Протоиерей Сергий Правдолюбов Но, опять-таки, кто мы, чтобы различать, кому нужно давать, а кому нельзя? Есть такой выход: дать этому нищему небольшую денежку, совсем небольшую, чтобы он действительно мог каким-то образом просуществовать на эту денежку, а не напиваться до бесчувствия. В «Учении двенадцати апостолов» говорится: нужно, чтобы монета твоя запотела в твоей руке, чтобы понять, кому ее можно давать. Но все равно можно допустить ошибку. Праведный Иоанн Кронштадтский, глядя на хорошо одетого господина, в хорошей одежде, чуть ли не с цилиндром на голове, давал ему много денег, ибо он ощущал и знал, что человек на краю гибели и, может быть, даже самоубийства. Мы не имеем такой благодати. Поэтому все-таки нужно выполнять основное правило Священного Писания: «Просящему у тебя дай». И помнить всегда, что, когда ты просишь, Господь тебе подает, и ты не всегда употребляешь это на только полезное, но бывает так, что и не на полезное. Поэтому нечего тебе осуждать и другого человека, своего ближнего. Подай денежку и успокойся – выполни евангельское слово.

Заповедь о миловании, а не о кормлении нищих-профессионалов

Протоиерей Максим Козлов:

Старец Амвросий Оптинский: если стоит выбор – помочь конкретному нищему или приюту, помоги приюту: там поддержат многих, а не одного

– Должно ли быть рассуждение в милостыне? – Да, конечно, должно. Но сама заповедь милования говорит именно о миловании, а не о кормлении нищих-профессионалов. Люди, которые на протяжении года-трех-пяти на одном и том же месте собирают на «билеты в Архангельск», или те, кто с несчастными одурманенными детьми ходят по вагонам метро, рассказывая о «тяжелых онкологических заболеваниях» этих детей и о деньгах на их дорогое лечение (сейчас, правда, такого стало поменьше, а несколько лет назад было очень распространенным явлением), – это как раз «профессионалы».

Протоиерей Максим Козлов Но по пути домой или в городе мы часто видим людей, которые действительно нуждаются в помощи. Бабушка с веточками укропа стоит, торгуя этим укропом, не от хорошей жизни. И даже если предположить, что этот район вокруг метро контролируется мафией и самой бабушке останется от того, что вы ей заплатите, 10 или 15 процентов, можно ей пожертвовать, даже понимая, сколь малая сумма достанется именной ей. Я уже не говорю обо всех тех ситуациях, когда речь идет о людях, которые вам знакомы.

С другой стороны, можно вспомнить и ответ преподобного Амвросия Оптинского на вопрос: что лучше – помочь конкретному нищему или помочь приюту для девиц, оказавшихся в трудной ситуации? Старец отвечал так: лучше помочь приюту для девиц, потому что это учреждение поддержит не одного человека, а многих. Поэтому если стоит выбор: по чуть-чуть разным лицам или какую-то более весомую сумму систематически работающим благотворительным фонду или организации или даже отдельному человеку, который, как мы знаем, занимается помощью нуждающимся, то лучше перечислить средства им.

Помню, когда я был настоятелем храма великомученицы Татианы, к нам часто обращались люди за билетами в разные концы нашей родины. И тогда мы, рассудив и набравшись некоторого опыта, стали делать так: говорили, что купим билет (потом стало понятно, что это лучше всего делать электронным способом), наш сотрудник отдаст его проводнику, и таким образом мы человека отправим туда, куда он хочет поехать. И выяснилось, что примерно 5% обращавшихся действительно имели нужду в такой помощи: они оказались в трудной ситуации, и это их выручало. А 90–95% по получении информации о том, как им эта помощь будет оказана, отказывались от нее. Но ради этих 5–10% стоило это дело затевать.

Важно понимать, кому надо помочь в первую очередь

Протоиерей Олег Стеняев Протоиерей Олег Стеняев:

– Отцы заповедали нам, что милостыня должна запотеть в руке. Нельзя заниматься благотворением бездумно. При этом очень важно, чтобы мы выстраивали правильную иерархию ценностей: кому мы помогаем в первую очередь, кому во вторую, кому в третью. Сказано в Писании: «Будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал. 6: 10), то есть прежде всего – своим по вере. С другой стороны, каждый человек имеет границы ответственности, очерченные рукою Бога. Они тоже подсказывают нам правильную иерархию: кому мы помогаем в первую очередь, кому во вторую, кому в третью. Граница ответственности, очерченная рукой Бога для каждого человека, – это, прежде всего, его семья. Сказано: «Кто… о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8). Это – его народ. Сказано: «И разделил Господь языки». Это – те люди, которые принадлежат к его религиозной традиции, то есть наши братья и сестры по вере. И когда мы выстраиваем отношения с людьми в благотворении, исходя из правильной иерархии предпочтений, это очень разумно.

Если человек хочет денег и не хочет трудиться,
то деньги ему на пользу не пойдут

Священник Валерий Духанин Священник Валерий Духанин:

– Как хотелось бы просто подать милостыню и спокойно, с мирным сердцем идти дальше. Но, к сожалению, в жизни не всё бывает так просто. Иногда веришь тому, что тебе на улице говорят, даешь деньги, а потом вдруг оказывается, что тебя просто-напросто обманули. Иногда замечаешь, что у встречающихся на улице нищих, сколько им ни подают, всё уходит словно в трубу. Ряд жизненных опытов невольно приводит к мысли, что в милостыне должно быть рассуждение.

Вот, например, святой Иоанн Кронштадтский, который сам ничего не жалел для нищих людей, пришел к выводу, что подаяние деньгами зачастую лишает людей стимула трудиться, способствует порокам, в частности винопитию. Поэтому он нашел один очень практичный выход – организовал дом трудолюбия, где опустившиеся на дно люди учились зарабатывать себе на жизнь. Кстати, в наше время в Москве есть подобная сеть домов под названием «Ной». И вот тут вдруг оказалось, что многие нищие предпочитают попрошайничать, нежели выполнять посильный труд, получать средства к жизни и иметь крышу над головой.

Отец Иоанн Кронштадтский нашел очень практичный выход – организовал дом трудолюбия для несчастных

Если человек хочет денег и не хочет трудиться, то деньги ему точно на пользу не пойдут. Это своеобразный эгоизм: «Дайте мне денег, потому что вы обязаны их дать», но, как правило, такой человек сам очень бесчувствен к окружающим. Мне вспоминается из Пролога история о каменосечце Евлогии, простом работяге, трудившемся на каменоломне. Пока он пребывал в непосильных трудах, то отличался чуткой душой, делил свой заработок с бедными. И вот как-то о нем узнал некий старец, который подумал: «Если бы Евлогий был богат, сколько бы он сделал добра!» Старец умолил Бога, и на следующий уже день Евлогий нашел в скале пещеру, наполненную золотом. Каково же было удивление старца, когда он увидел теперь перед собой необычайно скупого, бессердечного и жестокого человека, думающего лишь о себе. Только после долгого времени, потеряв в перипетиях судьбы всё богатство, Евлогий вновь стал милостивым к ближним.

Человеку нужен труд, а не обилие денег, иначе он станет хуже животного. Другое дело, что, действительно, есть люди, оставшиеся совершенно одни, потерявшие трудоспособность, – инвалиды или очень пожилые люди. Им, конечно же, надо помочь всем, чем возможно.

Пожертвовали деньги – слава Богу! И забудьте об этом, предайте всё в руки Божии

Общий вывод, наверное, будет таким. Если человек просит денег, то подать можно столько, чтобы это позволило ему не умереть от голода в данный момент. Очень хорошо подавать не деньгами, которые неизвестно куда пойдут, а продуктами, потому что кушать надо всем, и обманщикам тоже. Лучше всего постараться заметить людей, которые действительно очень нуждаются; как правило, такие люди всегда есть где-то рядом, но стесняются просить. Вот им надо помогать обязательно. Доверять же на улице рассказам об украденном кошельке или умирающем родственнике, которому не хватает вот именно ваших денег на операцию, вряд ли возможно, хотя, конечно, бывает всякое.

Но если вы дали денег, не жалейте об этом, не пережевывайте в мыслях, что там и как с вашими деньгами будет. Пожертвовали деньги – слава Богу! И забудьте об этом, предайте всё в руки Божии. Господь принимает вашу милостыню, и это самое главное.

Простые позиции: «подаю всем» или «не подаю никому» –
провал в духовной жизни

Священник Александр Сатомский Священник Александр Сатомский:

– Да, однозначно: рассуждение в милостыне должно быть. Простые позиции: «подаю всем» или «не подаю никому» – провал в духовной жизни. На это могут возразить, что Христос сказал: «Просящему у тебя дай». Но ведь Бог не лишил нас разума! Он не требует, чтобы мы дали просящему убийце нож или наркоману дозу! Точно так же Он не требует, чтобы мы неправильной или неосторожной милостыней ввели человека в грех (дали алкоголику на бутылку) или закабалили человека (об эксплуатации преступными синдикатами людей, выдаваемых за нищих или калек, почитайте статьи в прессе). И святые отцы учат нас духовному рассуждению. Святитель Иоанн Златоуст в своих письмах к диакониссе Олимпиаде напоминает ей: богатство вручено ей в руки Богом, и она не имеет права раздавать Божие бездумно. Поэтому, если вы сомневаетесь, дать ли просящему, – не давайте ему денег. Если он нищий – купите ему еды или лекарство. Даже если он откажется от них – вы сделали, что могли; если же примет – благодарение Богу!

Дающий не судится – горе берущему, если он берет не на дело

Диакон Владимир Василик Диакон Владимир Василик:

– Очень хороший вопрос. В «Учении двенадцати апостолов» представлены диаметрально противоположные подходы к милостыне – в то же время вполне христианские. В нем говорится следующее. Дающий не судится – горе берущему, если он берет не на дело. Тот, кто дает щедро и с любовью, причем, может быть, в руки недостойные, не только не судится, но и получает награду. С другой стороны, «да запотеет милостыня твоя в руке твоей, прежде чем ты узнаешь, на что даешь». И действительно, необходимо рассуждение.

Мне часто приходилось сталкиваться со случаями, когда просили на какие-то мифические операции, говорили о чудовищных заболеваниях. Но как только я сообщал, что у меня есть связи в медицинских кругах и я могу вывести на врачей, которые это сделают бесплатно (а у меня кое-какие связи действительно есть), немедленно у просящих не оказывалось телефона, тут же рвались все контакты и эти люди тихо исчезали с горизонта. Стоит ли осуждать таких людей? Нет, ни в коем случае. Мне вспоминается пронзительное стихотворение, автора которого, к сожалению, я не знаю, но автор, я считаю, гениальный и это настоящий христианин:

Вот женщина, шатаяся, идет.
Толпа во след: «Шалава, что застыла?»
Никто ее страданий не поймет:
Она вчера ребенка схоронила.
Вот бомж застыл в лохмотьях старых.
Толпа свое: «Давай иди работай!»
Им не понять: в глазах его усталых
Слепая и тягчайшая дремота.
Вот девушка, что вечно с телефоном.
Толпа свое: «Очнись! Ума ни грамма».
И всем плевать, что год с сердечным стоном
Она всё ждет звонка пропавшей мамы.
Что б подлостей подобных избежать,
Не зная ситуаций, промолчите
И прежде, чем кого-то осуждать,
Возьмите его жизнью проживите.

Я бы не стал осуждать тех людей, которые лукавят. Я бы просто не стал подавать, потому что часто милостыня пойдет не на дело. Гораздо охотнее я подам тому, кто честно скажет: «Помогите на выживание».

Подавать милостыню инвалидам и детям, которых явно эксплуатируют их «хозяева», надо – для того, чтобы избавить их от побоев

Коснусь еще одной очень страшной стороны вопроса. Попрошайничество у нас только на первый взгляд выглядит стихийным. Оно великолепно организовано. Его контролирует цыганская мафия. У одного цыганского барона как-то взяли интервью. Он сидел за решеткой и охотно согласился поделиться информацией. Есть несколько разрядов нищих. Первый – это так называемые «мадонны», да простит меня Господь. Это женщины с детьми, дети не их, часто малыши напичканы транквилизаторами, чтобы не кричали и не беспокоили. Отцы этих детей бросили, денег на нормальную жизнь, да даже на выживание – не дают. Бывали жуткие случаи, когда эти дети просто умирали от голода. Второй разряд – инвалиды. Инвалиды не из РФ – у нас в стране ситуация под контролем, – а из Украины и Молдавии. Людей заманивают обещаниями, привозят сюда, отбирают документы, держат на каких-то квартирах, как скот в хлеву… Катают их с утра до вечера в их колясках, чтобы они собирали милостыню. Практически всё им поданное они отдают хозяевам, а сами существуют за прокорм, некоторые за дозу наркотиков или за алкоголь. А если они мало приносят, то их еще и бьют, чтобы они жалостливей выглядели. Поэтому смысл подавать им всё же есть – для того, чтобы избавить их от побоев. Но если вы имеете серьезную легальную возможность через связи с некоррумпированными соответствующими органами разрулить эту ситуацию, чтобы арестовать тех, кто «пасет» этих несчастных, и поместить просящих милостыню в нормальные условия, то надо совершить именно это, а не питать преступность. Но в наших условиях такое остается мечтой, потому что у нас, как в пограничной полосе, неписаный закон: «Мы знаем все, мы знаем все: кто ты, кто я, кто он…» Всем всё известно, все всё знают, все в курсе и ничего не делают, потому что с этого живут. Так что в таких ситуациях пусть каждый полагается на свою совесть и понимание того положения, в котором находится каждый конкретный человек. Можно подавать продуктами. Вряд ли мафиози польстятся на ваш банан или булку.

По поводу афганцев-ветеранов, которые якобы просят. Понятно, что это все «липа», потому что афганцы имеют немалые льготы – это во-первых, а во-вторых – это настоящее боевое братство, люди, которые друг друга не бросают. Вы в данном случае имеете дело с маскарадом, который не стоит осуждать, но и не стоит в нем участвовать.

На мой взгляд, надо подавать тем, кто не просит у вас: вашим соседям, бедным старушкам и друзьям, нищим студентам, многодетным мамам… – и подавать щедро. Подавать тем, кто никогда не встанет на паперть – из чувства достоинства, из воли к жизни и из элементарного трудолюбия. Подавайте, повторюсь, щедро – не копеечкой, не рублем, а сотнями и тысячами, если, конечно, они у вас есть. Если вы ситуацию знаете досконально и знаете, что этот человек нуждается в помощи. Можете это делать анонимно через почтовые переводы, если не хотите славы. Если же хотите это сделать гарантированно, то подавайте из рук в руки, а потом забывайте об этом.

Давайте тем, кто об этом не просит, – и давайте щедро!

Давайте щедро! На собственном опыте убеждался, что Господь за доброхотную и серьезную милостыню вознаграждает пятикратно и десятикратно. И еще раз скажу: подавайте тем, кто об этом не просит.

И еще один момент. Понятно, что мы любим благолепие храмов, что это вещи хорошие, благие. Но ресурсы всё-таки у нас ограничены. Если перед вами стоит выбор: отдать деньги в богатый столичный храм или послать деревенскому батюшке – не поленитесь, пошлите батюшке. Если перед вами выбор: подать на ту церковь, на которую так или иначе всё равно подадут и без доходов она не останется, или помочь конкретному человеку – помогите конкретному человеку, потому что в очах Господа это не менее ценно, ибо все мы являемся храмами Божиими и образом Божием на земле.