Про освенцим

«В лагере был дом терпимости». Как 75 лет назад был освобожден Освенцим

В канун празднования 75-й годовщины освобождения Красной армией концлагеря Освенцим (Аушвиц – Биркенау) и Дня памяти жертв Холокоста президент Владимир Путин посетил Израиль.

В своем выступлении на международном форуме памяти жертв Холокоста российский лидер напомнил о решающем вкладе СССР в победу над нацизмом и о том, что именно советские войска освободили Освенцим 27 января 1945 г.

Считается, что в Аушвице было уничтожено более миллиона человек. Девять десятых из них – евреи. В боях за этот лагерь и город Освенцим погиб 231 солдат и офицер Красной Армии. К 75-летию освобождения Министерство обороны России напомнило о ряде ключевых документов, хранящихся в его архивах.

Сгорали за 8 минут

Из докладной записки военного корреспондента газеты «Правда» подполковника Бориса Полевого — того самого, автора «Повести о настоящем человеке» — начальнику политуправления 1-го Украинского фронта от 29 января 1945 г. (Полевой одним из первых успел составить о лагере Освенцим своё впечатление, поговорив с некоторыми выжившими заключёнными):

«В первые два года людей умерщвляли обычным способом, расстреливали и зарывали в больших могилах емкостью на 200-250 чел. Сотни таких могил находятся в восточной части лагеря, которые лагерники стали называть «аллеей Гитлера». В 1942 году немцы построили два крематория, первый, в котором трупы сжигались, так же, как в Майданеке, напоминает собой внешне большой завод для выжигания извести, второй, так называемый «конвейер смерти». Это было длинное здание, почти в полкилометра длиной, в конце которого находились шахтерские печи, отопляющиеся горячим угольным газом, температура в печи доходила до 800 градусов, так что трупы сгорали в них за 8 минут»

Освенцим тогда и сегодня в 15 фотографиях

Первый концлагерь в захваченном немецкими войсками Освенциме стал «Аушвиц 1» — Аушвицем фашисты назвали польский город вместе его прежнего имени. © АиФ / Наталья ЛосеваОснование первого блока состоялось 20 мая 1940 года. Он представлял собой ряд одноэтажных и двухэтажных кирпичных строений, ранее использовавшихся в качестве польских и австрийских казарм. © www.globallookpress.comВ общей сложности Аушвиц 1 состоял из 24 зданий. Позже к нему были присоединены ещё несколько бараков, выведенные впоследствии в блок Аушвиц 2. © АиФ / Наталья ЛосеваК маю 1942 года комплекс насчитывал уже три блока. Нацисты свозили сюда на поездах пленных со всей Европы. © www.globallookpress.comПервое испытание отравления людей газом «Циклон Б» было проведено 3 сентября 1941 года по приказу заместителя коменданта лагеря оберштурмфюрера СС Карла Фрицша. Тогда погибло 600 советских военнопленных и 250 страдающих болезнями польских узников. © АиФ / Наталья ЛосеваПозже камера и крематорий концлагеря были воссозданы из оригинальных деталей. В таком виде они представлены и сегодня в качестве памятника жестокости фашистов. © АиФ / Наталья ЛосеваОсновным корпусом концлагеря был Аушвиц 2 (также известен как Биркенау, или Бжезинка). Именно в его стенах погибла большая часть узников Освенцима – более миллиона человек. © АиФ / Наталья Лосева

Строительство лагеря Аушвиц 2 началось в октябре 1941 года, а в эксплуатацию он был сдан в 1942-м. Здесь были сосредоточены цыганский лагерь, мужской карантинный и мужской больничный лагеря, а также семейные еврейские лагеря. © АиФ / Наталья Лосева В Освенциме несколько раз формировались группы сопротивления, устраивавшие беспорядки и побеги. Однажды при поддержке заключённых из «зондеркоманды» пленникам удалось разрушить один из крематориев. © АиФ / Наталья Лосева К 1945 году к этому месту начали подступать советские солдаты. Нацисты перед этим подготовили эвакуацию Освенцима. Они увезли пленников и подожгли 35 бараков. © www.globallookpress.com Также было обнаружено множество посланий заключенных из числа «зондеркоманд», спрятанных в ямах на местах захоронения праха из крематориев. © www.globallookpress.com В общей сложности в Освенциме погибли почти полтора миллиона человек. Эта трагедия остаётся самым жутким напоминанием о Холокосте и военных преступлениях фашистов во времена Второй Мировой войны. © www.globallookpress.com Сейчас польские власти поддерживают это место в качестве памятника, а 27 января, день освобождения Освенцима, является официальным днём памяти жертв Холокоста. © www.globallookpress.com 27 января 1945 года в Освенцим вступили советские солдаты, обнаружившие семь с половиной тысяч узников, а также более миллиона частично уцелевших мужских и женских комплектов одежды, а также множество предметов бытовой утвари. © Commons.wikimedia.org / Федеральный архив Германии За время существования концлагеря Освенцим было совершено около 700 попыток побега, 300 из которых увенчались успехом. © www.globallookpress.com

«Моя совесть – это Адольф Гитлер»

Гораздо более полный перечень преступлений нацистов в Аушвице содержит в себе Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта. Полный машинописный текст можно прочитать здесь «

Многие цитаты из этого документа позднее вошли в доказательную часть обвинений советской стороны по отношению к гитлеровскому режиму.

Из свидетельств бывшей заключённой Тины Левиной, уроженки Варшавы: «Женщинам в суп примешивали бром и еще какой-то порошок, вследствие чего ни у одной женщины не было менструаций. В каждом блоке была женщина из уголовных, которая отличалась такой же зверской жестокостью, как «капо» (лагерная полиция из заключённых. – Ред.)…

В лагере был дом терпимости. Там находилось много женщин из числа заключенных. Пользоваться ими могли только заключенные – арийцы. Право посещения дома терпимости заключенные получали за деньги (2 марки за 15 минут) или в качестве «премии» за усердную работу… Для персонала СС был особый дом терпимости с немками».

Про обслуживание печей, о которых докладывал Борис Полевой, в документе сказано следующее: «Существовала еще «зондеркомандо», т. е. специальная команда из заключенных, в количестве 400 человек, которая обслуживала крематорий. Задача этой команды состояла в том, что она разбирала после умерщвления газом трупы, доставляла их к печам и там сжигала. Членов этой команды немцы убивали и сжигали каждые два месяца, так как они очень много знали. Сперва сжигали 200 человек, на место которых набирали новых. Этих новых обучали оставшиеся 200 человек, после чего и их убивали…

Был случай, когда группа заключенных из «зондеркомандо» организовала восстание. Они достали где-то несколько револьверов, застрелили несколько эсэсовцев и бежали. Их догнала группа эсэсовцев. Во время перестрелки были убиты 13 заключенных, двум удалось бежать. Перед побегом заключенные частично разрушили один крематорий».

Или вот ещё о «капо». Поляк из Радома рассказывает: «Гитлеровцы издевались над заключенными, как хотели. «Капо» вырывали у заключенных золотые коронки и зубы, меняли их на водку».

Из показаний доктора Зигмунда Блоха: «В Биркенау работал палач врач д-р Менгерле (так в тексте. – Ред.) , которого заключенные особенно боялись. Он при осмотрах отбирал жертв для крематория. Когда кто-то у него спросил, как совесть позволяет ему уничтожать столько молодых людей, Менгерле ответил: «Что? Совесть? Моя совесть – это Адольф Гитлер». Пожалуй, это первое упоминание о нацистском преступнике Йозефе Менгеле, «ангеле смерти из Освенцима», не в немецких источниках.

Об экспериментах над людьми говорят и другие источники. «Бывший заключенный лагеря, инженер-химик Неткачев Виктор Иванович, русский, работавший на заводе «И. (Г. – Ред.) Фарбениндустри» в г. Освенцим, рассказал, что среди рабочих-заключенных этого завода были мальчики от 9 до 14 лет, подвергнутые кастрации. Над этими мальчиками велось наблюдение.

«Я, за краткостью срока – говорит Неткачев, — не мог видеть всех последствий этой чудовищной операции. Но я не мог без боли смотреть в глаза этих мальчиков. В них была безжизненность, а сами они были апатичны и медлительны».

В 1942 г. лагерь «Аушвиц – Биркенау» посетил шеф «чёрного ордена» СС Генрих Гиммлер, который распорядился усовершенствовать технику массового уничтожения людей. Тогда же лагерь стал профильным учреждением для «окончательного решения еврейского вопроса».

Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Из информационной справки Политического управления 1-го Украинского фронта об отношении польского населения к красной армии в районах Польши, освобожденных войсками фронта с 12 января 1945 года. Подлинник. Машинописный текст. © Минобороны РФ Донесение начальника политуправления 1-го Украинского фронта начальнику Главного политического управления Красной армии об освобождении г.Освенцим от 28 января 1945 года. Подлинник, Машинописный текст с телеграфной ленты. © Минобороны РФ Донесение Члена Военного совета 1-го Украинского фронта Секретарю ЦК КПСС Маленкову Г.М. о лагере Освенцим от 29 января 1945 г.Подлинник. Машинописный текст. © Минобороны РФ Политдонесение начальника политотдела 1-го Украинского фронта начальнику главного политического управления Красной армии об освобождении советских граждан, насильственно угнанных в Германию от 20 февраля 1945 года. Подлинник. Машинописный текст © Минобороны РФ Из журнала боевых действий 472 стрелкового полка 100 стрелковой дивизии с 26 по 28 января 1945 года. Подлинник. Рукописный текст. © Минобороны РФ Донесение начальника отдела по делам репатриации при 1-ом Украинском фронте Члену Военного Совета 1-го Украинского фронта о количестве освобожденных граждан и военнопленных за период январского наступления 1945 года. Подлинник. Рукописный текст. © Минобороны РФ

Рассекреченные документы об освобождении Красной Армией узников Освенцима

Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Информационный бюллетень политического управления 1-го Украинского фронта о немецком лагере смерти Освенцим (Аушвиц) Подлинник. Машинописный текст. © Коллаж АиФ Из информационной справки Политического управления 1-го Украинского фронта об отношении польского населения к красной армии в районах Польши, освобожденных войсками фронта с 12 января 1945 года. Подлинник. Машинописный текст. © Минобороны РФ Донесение начальника политуправления 1-го Украинского фронта начальнику Главного политического управления Красной армии об освобождении г.Освенцим от 28 января 1945 года. Подлинник, Машинописный текст с телеграфной ленты. © Минобороны РФ Донесение Члена Военного совета 1-го Украинского фронта Секретарю ЦК КПСС Маленкову Г.М. о лагере Освенцим от 29 января 1945 г.Подлинник. Машинописный текст. © Минобороны РФ Политдонесение начальника политотдела 1-го Украинского фронта начальнику главного политического управления Красной армии об освобождении советских граждан, насильственно угнанных в Германию от 20 февраля 1945 года. Подлинник. Машинописный текст © Минобороны РФ Из журнала боевых действий 472 стрелкового полка 100 стрелковой дивизии с 26 по 28 января 1945 года. Подлинник. Рукописный текст. © Минобороны РФ Донесение начальника отдела по делам репатриации при 1-ом Украинском фронте Члену Военного Совета 1-го Украинского фронта о количестве освобожденных граждан и военнопленных за период январского наступления 1945 года. Подлинник. Рукописный текст. © Минобороны РФ

«С пуском первого крематория, — говорится в документе 1-го Украинского фронта, — началось массовое отравление и кремация граждан не только Польши, но и всех стран Европы. В июне 1942 года было сожжено много семей из Чехословакии. В 1943 году эшелонами доставлялись граждане Франции, Бельгии, Голландии, Греции, Болгарии и других стран. В июне-июле 1944 года после окончательной оккупации Венгрии, немцами за два месяца было привезено и уничтожено более 600.000 венгерских евреев… Летом 1944 года за один день было сожжено около 17.000 цыган. Избежал гибели лишь один цыган – Бернарт Фердинанд из Судетской области. После их сожжения были уничтожены все приставленные к ним заключенные врачи, якобы, за то, что «плохо лечили пациентов, почему и пришлось предать последних кремации».

Не только немцы

Немалую часть грязной работы по уничтожению советских евреев взяли на себя поднявшие голову после 22 июня 1941 г. националисты. Значительная часть еврейского населения Украины и Прибалтики была убита их же соседями. Иногда – ещё до прихода частей вермахта и СС. В Каунасе в конце Июня литовскими националистами было зверски убито около 4 тыс. евреев. Аналогичный погром с многочисленными жертвами прошёл в июле во Львове. Убийства евреев зафиксированы как в крупных городах – Тернополь, Вильнюс, Рига, так и в небольших.

Антисемитские погромы, организованные местными националистами, не могли не заинтересовать немцев. Оперативные подразделения СС на оккупированных территориях тщательно анализировали эти проявления. Отмечалось, например, что погромные настроения не удалось вызвать на территории РСФСР и Белоруссии. С точки зрения нацистов, эти погромы не носили характер тотального уничтожения и поэтому не вполне вписывались в схему «окончательного решения еврейского вопроса». Кроме того, действия погромщиков лишали оккупантов значительной части еврейской собственности. Поэтому с осени 1941 г. нацисты привлекали местных националистов Прибалтики и Украины только для решения локальных задач и только под своим контролем.

Не следует думать, что коллаборационисты действовали только в Прибалтике и на Украине. Общая численность русской вспомогательной полиции на оккупированных территориях (по самым минимальным оценкам) превышала 100 тыс. человек. Некоторые из них тоже повинны в Холокосте. На оккупированной территории РСФСР еврейские гетто находились в Калинине (Тверь), Калуге, Ильине (Тверская обл.), Ростове-на-Дону…

Считается, что в России нацистами и их пособниками было уничтожено не менее 120 тыс. евреев из 2,6 млн., убитых на территории СССР. Только на Украине погибли 1,4 млн. Всего же в ходе катастрофы, постигшей европейское еврейство, погибли от 4 до 7 млн. человек.

Изощренная садистка — надзирательница гитлеровских концлагерей, лишившая жизни тысячи людей (7 фото)


Во время судебного процесса над нацистскими преступниками 1945 года среди обвиняемых выделялась одна девушка. Она была довольно миловидной, но сидела с непроницаемым лицом. Это была Ирма Грезе – садистка, каких еще поискать. В ней странным образом сочетались красота и необыкновенная жестокость. Приносить мучения людям доставляло ей особое удовольствие, за что надзирательница концлагеря получила прозвище «белокурый дьявол».

Женские вспомогательные подразделения СС. Ирма Грезе в центре.
Ирма Грезе (Irma Grese) появилась на свет в 1923 году. Она была одной из пяти детей в семье. Когда Ирме исполнилось 13 лет, мать покончила с собой, выпив кислоту. Она не могла выдерживать побои мужа.
Через два года после смерти матери Ирма бросила школу. Она стала вести активную деятельность в Союзе немецких девушек, перепробовала несколько профессий, а в 19 лет, несмотря на протесты отца, записалась в состав вспомогательных подразделений СС.
После войны надзирательница собиралась стать актрисой.
Свою деятельность Ирма Грезе начала с лагеря Равенсбрюк, затем по собственному желанию ее перевели в Аушвиц. Грезе настолько рьяно исполняла свои обязанности, что уже через полгода стала старшей надзирательницей, вторым человеком после коменданта лагеря. Сегодня это звучит довольно забавно, но Ирма Грезе говорила, что не собиралась оставаться надзирательницей всю жизнь, а хотела потом играть в кино.
Ирма Грезе — самая жестокая надзирательница лагерей смерти во время Второй мировой войны.
За свою красоту и ужасную жестокость Грезе получила прозвища «Светловолосый дьявол», «Ангел смерти», «Прекрасное чудовище». Надзирательница с прекрасной прической, ароматом дорогих духов, исходивших от нее, вполне оправдывала свои прозвища. Она с особым садизмом расправлялась с заключенными.
Помимо оружия, у Ирмы всегда при себе имелся хлыст. Она лично забивала до смерти женщин-заключенных, устраивала отстрелы во время построения, отбирала тех, кто отправится в газовую камеру. Но больше всего удовольствия ей доставляли «забавы» с собаками. Грезе специально морила их голодом, а затем натравливала на заключенных. У нее даже имелся абажур, сделанный из кожи убитых женщин.
Надзирательница Ирма Грезе и комендант концлагеря Йозеф Крамер.
Зверства нацистов в концлагерях.
В марте 1945 года по личной просьбе Ирмы Грезе ее перевели в концлагерь Берген-Бельзен. Через месяц ее взяли в плен британские войска. Бывшая надзирательница вместе с другими работниками концлагеря предстала перед судом, который получил название «Бельзенский процесс». Ее приговорили к смертной казни через повешение. Приговор привели в исполнение 13 декабря 1945 года.
Ирма Грезе во время Бельзенского процесса.
По словам очевидцев, в ночь перед казнью Ирма Грезе вместе с еще одной приговоренной Элизабет Фолькенрат распевала песни и смеялась. На следующий день, когда ей накидывали петлю на шею, Ирма с непроницаемым лицом бросила палачу: «Schneller» (нем. «быстрее»). «Ангелу смерти» на тот момент было всего лишь 22 года. За свое недолгое существование она лишила жизни тысячи людей.

Надпись на воротах Освенцима, ее смысл, исчезновение и обретение

История Освенцима, небольшого города, расположенного в шестидесяти километрах западнее Кракова, ничем особенным не выделялась среди летописей других населенных пунктов Польши до января 1945 года. В ходе Висло-Одерской операции советские войска вышли на заданные приказом рубежи, заняв район Аушвица и Биркенау (названия, принятые немцами после захвата территории в 1939 году). То, что увидели солдаты, потрясло их.

Что увидели советские солдаты

Нет, не сам факт наличия лагеря смерти вызвал смятение советских солдат и офицеров. Некоторым нашим военным было известно, иногда из собственного жизненного опыта, что учреждения подобного профиля есть и в СССР, и не только на Колыме. Потрясение вызывала педантичность и системность процесса массового лишения жизни. Циничная надпись на воротах Освенцима гласила: «Труд делает свободным». Все было поставлено на широкую промышленную ногу, вещи убитых заключенных складывались систематично. Зубные щетки, обувь, чемоданы, состриженные волосы (их использовали для утепления прочных корпусов субмарин), костюмы, платья и много другое было рассортировано и загружено в отдельные хранилища. За крематорием советские военные обнаружили целое озеро, но вместо воды его заполнял человеческий жир. Пепел служил удобрением для сельскохозяйственных угодий. Как позже выяснилось, подобных лагерей в фашистской Германии было несколько, и каждый из них имел свой «девиз». Например, над воротами Бухенвальда было начертано: «Каждому свое».

Общие сведения об организации

Лагерь был устроен по-немецки толково. Часть его после освобождения даже использовал Народный комиссариат внутренних дел около двух лет по прямому назначению. Началась история этого места массового уничтожения «недочеловеков» в 1939 году, после того как часть польской территории вошла в состав рейха. Остальные захваченные земли в своем большинстве на протяжении всей войны сохраняли статус оккупированных. В мае 1940-го здесь начались работы с целью перестроить старые казармы польской (а ранее австро-венгерской) армии для изоляции «нежелательных элементов», таких как евреи, цыгане, коммунисты, гомосексуалисты, участники сопротивления и пр. Надстраивались вторые этажи, выселялись местные жители, появлялись здания особого назначения. С февраля 1942 года в лагере появились новые узники — советские военнопленные, в основном политработники. Была возведена надежная ограда из колючей проволоки, к которой подвели высокое напряжение, тогда же появилась и надпись на воротах Освенцима. Собственно, лагерь здесь был не один, а целая сеть, в которую входили три основных лагпункта, разделенных, в свою очередь, на подразделения. Каждая категория заключенных содержалась отдельно, за исключением тех, чей труд нельзя было с выгодой использовать. Таких уничтожали сразу.

Так, постоянно расширяясь и совершенствуя технологии, увеличивал производительность самый большой в Третьем рейхе концлагерь Освенцим. Фабрика смерти работала на полную мощь, ее крематории не всегда справлялась с нагрузкой, и тогда трупы сжигали во рвах. Ежедневно в ворота въезжало несколько эшелонов с «человеческим материалом», сразу же производилась фильтрация, и тех, кто не представлял ценности, ждали газовые камеры, сданные в эксплуатацию в 1943 году.

Производительность

Надпись на воротах Освенцима вполне соответствовала его убийственно-хлопотливой сущности. Трудиться действительно следовало много. Всю тяжелую и грязную работу выполняли сами заключенные, а шесть тысяч охранников из дивизии СС «Мертвая голова» лишь охраняли и следили за порядком. Печи прерывали свою работу на три часа в день — в это время из них выгружали пепел. Всего их было 46, 30 в двух первых крематориях и еще 16 во «второй очереди». Общая средняя производительность составляла восемь тысяч сожженных трупов за сутки.

Оценить число жертв этой фабрики смерти оказалось непросто, нацисты пытались скрыть масштабы преступления. Даже комендант лагеря не имел понятия о количестве уничтоженных им людей, называя во время Нюрнбергского процесса приблизительную цифру в два с половиной миллиона. По данным историка Ж. Веллера, в ворота Аушвица вошли и не вернулись более 1,6 млн узников, из которых 1,1 млн составляли евреи.

Медицинские эксперименты

Именно здесь проводил свои исследования зловещий доктор Менгеле. Под его руководством другие медики, которых без всякой натяжки можно назвать врачами-убийцами, делали с узниками немыслимые вещи. Они заражали заключенных смертельными вирусами, проводили ампутации и полостные операции без наркоза, просто для тренировки. Ставились опыты по массовому лишению детородных функций путем облучения, стерилизации и кастрации. Изучались воздействие химикатов на организм, последствия замораживания, ставились многие другие античеловеческие эксперименты. Большинство изуверов понесло заслуженную кару. Первый комендант лагеря Р. Хесс надеялся уйти от возмездия, сдавшись союзникам, но был передан англичанами полякам. Его повесили недалеко от крематория № 1 в 1947 году. Что же, каждому свое.

История с надписью

Коллекционеры – народ странный, в своей страсти они порой нарушают границы разумного. Кто мог предположить, что кому-то из них не дает покоя надпись на воротах Освенцима, ставшего музеем под открытым небом? Тем не менее в конце 2009 года она исчезла. В краже принимали участие пять человек: они срезали фрагмент ограды и распилили его на части. Заказчиком преступления выступал некий шведский гражданин, которому пока удалось избежать ответственности. Сколько он обещал заплатить исполнителям — и поныне остается тайной.

После реставрации знаменитая зловещая надпись займет место в музейной экспозиции Аушвица, на место ее водружать не станут.

annataliya

Признаюсь честно, меня сильно зацепило уже предисловие к этой книге (не говоря о ней самой), написанное одним из знакомых Кристины. «Под Варшавой в доме отдыха Союза писателей Польши, расположенном во дворце, который был построен когда-то одним из польских королей для своей возлюбленной, звонкий женский смех разбудил меня от послеобеденного сна. Я раскрыл окно и вместе с солнечной зеленью парка и стрекотаньем кузнечиков в лицо мне ударил жизнерадостный смех незнакомой женщины. Она разговаривала с моим другом польским поэтом. Она заметила, что я смотрю на них, и, еле сдерживая смех, обратилась ко мне:
— Простите, мы, кажется, вас разбудили? — и протянула руку.
Так я познакомился с Кристиной Живульской. На ее руке чуть выше запястья я увидел клеймо — цифру из пяти знаков…
Мы очень быстро подружились. Не подружиться с ней невозможно. Она любит смеяться и смешить других. Смех для нее — все равно, что холодное освежающее вино в жаркий день. А ее потребность смешить похожа на гостеприимство хозяйки, угощающей гостей теплом и дружбой своего дома в морозный зимний день.
Кристина Живульская — писатель-юморист, носящий на своей руке знак Освенцима, даже гитлеровцы не могли отучить ее смеяться…»
Раньше я думала, что те, кто прошел через концлагеря, через голод, когда между узниками идет война не на жизнь, а на смерть за кусочек мороженной брюквы, через ежедневный страх быть удушенным газом и сожженным в лагерном крематории, через болезни и ревир — лагерный изолятор, откуда почти не возвращаются, через каторжные работы, которые длятся годами, через ежедневные многочасовые апели — переклички, во время которых в любую погоду нужно по несколько часов стоять на плацу, я думала, что человек уже не сможет смеяться. Ведь у него перед глазами прошло столько ужасов, он испытал столько, что кажется невозможным даже выжить после этого, остаться нормальным человеком…
Кристина, попавшая в Освенцим в августе 1943 года, сначала тоже так думала. Но потом она поняла и другое: мы, никогда не бывавшие за колючей проволокой, абсолютно не ценим то, что имеем. Голубое небо над головой, кусок хлеба, свободу, походы в кино и театр, рабочий день с 9 до 18 и премии к новому году, сам новый год с елкой, запах хвои и мандарины… Поэтому она, выйдя из Освенцима, поняла одно: надо ценить то и радоваться всему тому, что имеешь, ведь это всё так легко потерять!
«Я пережила Освенцим» — книга документальная, наверное, логичнее всего, ее было бы отнести к жанру мемуаров. Но как-то не вяжется с изложенным в ней это рафинированное слово…
Кристина Живульская — полячка. В отличие от евреев, которых пригоняли в Освенцим и истребляли сотнями тысяч, поляков нацисты причисляли к «арийцам», в концлагерях они могли получать посылки, без которых было бы вообще непонятно, как выжить. Но даже несмотря на это, из всего транспорта, в котором сюда привезли Кристину (а это не меньше 500 человек), выжила лишь она одна. Остальные погибли, все ее подруги, у нее на глазах: от каторжных работ, от тифа, от избиений… После того, как она сама перенесла тиф, ей удалось попасть на работу в эффектенкамер — в канцелярию, где велся учет заключенных и их имущества. Эффектенкамер работала в Биркенау — именно там, где находились крематории, и где сжигали евреев. Кристина с другими девушками были первыми, кто видел их. Их транспорты прибывали на вокзал, а потом они пешком тысячами, десятками тысяч, сотнями, мужчины, женщины, старики, дети шли в лагерь, думая, что их ждут работа, еда и медпомощь. Сначала еще была «селекция». «В газ» отправляли только детей и стариков, а взрослых на работы. Потом взрослые тоже погибали (я задаю себе вопрос: вообще, выжил ли хотя бы один еврей, попавший в Освенцим в первые годы его существования? — наверное, нет), но это было потом. А когда эсэсовцы поняли, что Рейху придет конец, для евреев и цыган уже не было даже «селекции». Зато был план: уничтожить 20 тысяч в день, и всех их сразу же с железнодорожного вокзала отправляли «в газ».
Как было не спятить от такого? От всех этих лиц, обреченных, но еще не знающих об этом? От их вопросов: «Донна, вы не знаете, куда нас ведут?» (евреи были не только из Польши, в Биркенау прибывали евреи из Италии, Испании, Греции, Венгрии, Франции и т.д.) От элегантных, загорелых, красивых девушек — «в газ»? От милых и жизнерадостных детей, срывающих цветы на обочине, прыгающих через скакалку — «в газ»?.. Я не знаю…
Сейчас на Украине и, говорят, что в Прибалтике тоже, растет число тех, кто поддерживает идеи фашизма и нацизма. У нас такие, к сожалению, тоже есть. Рекомендую всем этим людям обязательно прочитать эту книгу. В Освенциме гибли не только евреи, не только поляки, туда пригоняли и украинцев (несколько украинских девушек даже работали вместе с Кристиной — Валя, Таня…), и эстонцев, и латвийцев, и русских тоже пригоняли — много, тех, которые поверили фашистам и по собственной воле ехали «на работу в Германию», а потом тоже оказались здесь.
Поэтому, как бы больно не было, как бы не щемило сердце, я рекомендую абсолютно всем прочитать эту документальную книгу. Это нужно знать! Об этом нужно помнить! Об этом нужно всегда себе напоминать! Чтобы не повторилось! Чтобы не дать это повторить! Никогда!
Ну, а в заключении о том, как вели себя советские офицеры, попавшие в Биркенау. Тоже, чтобы знали, помнили и не забывали…
Цитата: «Прибывает группа советских офицеров. Один из них — с бородкой — сразу привлекает наше внимание. Офицеры проходят мимо наших окон без знаков отличия, без ремней, но с высоко поднятой головой, как на параде. У всех лица сознательных солдат. Военнопленных привезли в концлагерь вопреки всем международным законам. Русские женщины беспокойно следят за тем, куда ведут этот транспорт, так же, как мы перед тем следили — куда отправят жителей Варшавы. Что сделают с этими офицерами? В газ? На расстрел?
Наташа, Таня украдкой идут в отдалении за ними. У зауны минута наивысшего напряжения: если не повернут, пойдут прямо, — значит, идут на гибель. В последнюю минуту группа поворачивает и входит в зауну. Мы с облегчением вздыхаем.
В зауне разыгрывается эпизод, невероятный в истории лагеря. Один из офицеров не позволяет сбрить себе бороду. Вызывают эсэсовца, который приказывает немедленно выполнить обязательное распоряжение. Ведет он себя при этом, как обычно, вызывающе и нагло.
— Не дам! — заявляет русский. — А кроме того, как ты смеешь говорить мне «ты». Стать «смирно», гитлеровский щенок, перед советским генералом!
Эсэсовец, как загипнотизированный, берет под козырек и убегает из зауны.»
Только так!Tags: Евреи, Польша

Людмилина мама — Наташа — в первый же день оккупации была увезена немцами в Кретингу в концлагерь под открытым небом. Через несколько дней всех жен офицеров с детьми, и ее в том числе, перевели в стационарный концлагерь, в местечко Димитравас. Страшное это было место — ежедневные казни да расстрелы. Наталью спасло то, что она немного говорила по-литовски, к литовцам немцы были более лояльны.

Когда у Наташи начались роды, женщины уговорили старшего охранника, чтобы разрешил принести и нагреть воды для роженицы. Узелок с пеленками Наталья при­хватила из дому, на счастье его не отобрали. 21 августа появилась на свет маленькая дочка Людочка. На другой же день Наташу вместе со всеми женщинами угнали на работу, а новорожденная малышка осталась в лагере с другими детьми. Малыши от голода целый день кричали, а дети постарше, плача от жалости, нянчили их, как могли.

Через много лет Майя Авершина, которой было тогда около 10 лет, расскажет, как она нянчила маленькую Людочку Уютову, плача вместе с ней. Вскоре дети, ро­дившиеся в лагере, начали умирать от голода. Тогда женщины отказались выходить на работу. Их загнали вместе с детьми в карцер-бункер, где по колено была вода, и плавали крысы. Через сутки их выпустили и разрешили кормящим матерям по очереди оставаться в бараках, чтобы кормить детей, и каждая кормила двоих ребятишек — своего и еще одного ребенка, иначе было нельзя.

Зимой 1941 года, когда закончились полевые работы, немцы стали продавать узниц с детьми хуторянам, чтобы даром не кормить. Людочкину маму купил богатый хозяин, но она убежала от него ночью раздетая, прихватив только пеленки. Убежала к знакомому простому крестьянину из Пришмончая Игнасу Каунасу. Когда она появилась глубокой ночью с кричащим свертком в руках на пороге его бедного дома, Игнас, выслушав, просто сказал: «Ложись спать, дочка. Что-нибудь придумаем. Слава Богу, что говоришь по-литовски». У самого Игнаса в то время было семеро детей, в этот момент они крепко спали. Утром Игнас за пять марок и кусок сала «перекупил» Наталью вместе с дочкой.

Через два месяца немцы снова собрали всех проданных узниц в лагерь, начались полевые работы.
К зиме 1942 года Игнас снова выкупил Наталью с малышкой. Состояние Людочки было ужасным, даже Игнас не выдержал, заплакал. У девочки не росли ногти, не было волос, на голове были страшные гнойники, и она едва держалась на тоненькой шейке. Все было от того, что у малышей брали кровь для немецких летчиков, которые находились в госпитале в Паланге. Чем меньше ребенок, тем ценнее была кровь. Иногда у маленьких доноров брали всю кровь до капли, а самого ребенка выбра­сывали в ров вместе с казненными. И если бы не помощь простых литовцев, то не выжили бы Людочка — Люсите, как называл ее Игнас Каунас, с мамой. Тайком по ночам перекидывали литовцы узникам узелки со снедью, рискуя собственной жизнью. Многие дети-узники через тайный лаз уходили по ночам из лагеря просить еду у хуторян и тем же путем возвращались в лагерь, где их ждали голодные братишки и сестренки.

Весной 1943 года Игнас, узнав, что узников собираются вывозить в Германию, попытался спасти от угона маленькую Людочку-Люсите с мамой, но не удалось. Смог лишь передать в дорогу маленький узелок с сухарями и салом. Везли их в товарных вагонах без окон. Из-за тесноты женщины ехали стоя, держа детей на руках. Все оцепенели от голода и усталости, дети уже не кричали. Когда состав остановился, Наталья не могла сдвинуться с места, руки и ноги судорожно онемели. Охранник залез в вагон и стал выталкивать женщин — они падали, не выпуская из рук детей. Когда им стали расцеплять руки, оказалось, что многие дети умерли в дороге. Всех подняли и отправили на открытых платформах в Люблин, в большой концлагерь Майданек. И там чудом уцелели. Каждое утро из строя выводили то каждого второго, то каждого десятого. День и ночь чадили трубы крематория над Майданеком.

И снова — погрузка в вагоны. Отправили в Краков, в Бзежинку. Здесь их снова обрили, облили едкой жидкостью и после душа с холодной водой отправили в длин­ный деревянный барак, огороженный колючей проволокой. На детей еду не давали, но брали у этих изможденных, почти скелетиков, кровь. Дети были на грани смерти.

Осенью 1943 года весь барак срочно вывезли в Германию, в лагерь на берегу Одера, недалеко от Берлина. Снова — голод, расстрелы. Даже самые маленькие дети не смели шуметь, смеяться, просить есть. Малыши старались спрятаться подальше от глаз надзирательницы-немки, которая, издеваясь, ела у них на глазах пирожные. Праздником были дежурства француженок или бельгиек: они не выгоняли малышей, когда старшие дети мыли бараки, не раздавали подзатыльники и не разрешали старшим детям отби­рать еду у младших, что поощрялось немками. Комендант лагеря требовал чистоты (за нарушение расстрел!), и это спасало узников от заразных болезней. Еда была скудной, но чистой, воду пили только кипяченую.

В лагере не было крематория, но был «ревир», откуда уже не возвращались. Французам и бельгийцам присылали посылки и почти все съедобное из них ночью, тайно перебрасывалось через проволоку детям, которые и здесь были донорами. Врачи из «ревира» помимо того на маленьких узниках испытывали лекарства, которые были заделаны в шоколадные конфеты. Маленькая Людочка осталась жива, потому что почти всегда ухитрялась спрятать конфету за щекой, чтобы потом выплюнуть. Малышка знала, что такое боль в животе после таких конфет. Многие дети погибли в результате проведенных над ними опытов. Если ре­бенок заболевал — его отправляли в «ревир», откуда он уже не возвращался. И дети это знали. Был случай, когда Людочке повредили глаз, и трехлетняя девчушка боялась даже плакать, чтобы никто не узнал и не отправил в «ревир». На счастье, дежурила бельгийка, она то и оказала малышке помощь. Когда мать пригнали с работы, девочка, лежащая на нарах с окровавленной повязкой, приложила пальчик к синим губкам: «Тихо, молчи!» Сколько слез пролила Наталья по ночам, глядя на дочь!

Так шли дни за днями — матери от зари до зари на тяжелых работах, дети — под окрики и подзатыльники «гуляли» по плацу в любую погоду в деревянных башмаках и рваной одежонке. Когда начинали совсем замерзать, надзирательница «жалела», заставляя топать больными ножонками по слякотному снегу.

Молча шли к баракам, когда разрешалось идти. Дети не знали ни игрушек, ни игр. Единственным развлечением была игра в «КАПО», где дети постарше командовали по-немецки, а малыши выполняли эти команды, получая подзатыльники еще и от них. У детей была полностью расшатана нервная система. Им приходилось присутствовать и на публичных казнях. Однажды женщины осенью 1944 года нашли в поле, в канаве молоденького раненого русского радиста, почти мальчика. Ухитрились в толпе плен­ных провести его в лагерь, оказали посильную помощь. Но кто-то выдал паренька и его наутро уволокли в комендатуру. На следующий день на плацу выстроили помост, согнали всех, даже детей. Окровавленного парнишку выволокли из карцера и четвер­товали на глазах у узников. По словам Людмилиной мамы, он не кричал, не стонал, только успел выкрикнуть: «Женщины! Крепитесь! Наши скоро будут здесь!» И все… У маленькой Людочки волосенки на голове встали дыбом. Здесь даже от страха нельзя было кричать. А ей было всего три годика с небольшим.

Но были и маленькие радости. На Новый год французы, тайком разумеется, из веток какого-то кустарника устроили детям елку, украшенную бумажными цепочками. Детишки в качестве подарков получили по горсточке тыквенных семечек.

Весной матери, приходя с поля, приносили за пазухой то крапивы, то щавеля и чуть не плакали, глядя, как жадно и торопливо, изголодавшиеся за зиму дети поедают это «лакомство». Был еще случай. В весенний день была уборка территории лагеря. Дети грелись на солнышке. Вдруг внимание Людочки привлек яркий цветок — одуван­чик, который рос между рядами колючей проволоки — в «мертвой зоне». Девочка потянулась худенькой ручонкой к цветку через проволоку. Все так и ахнули! Вдоль изгороди ходил злой часовой. Вот он уже совсем близко… Тишина стояла гробовая, узники боялись даже вздохнуть. Неожиданно часовой остановился, сорвал цветок сунул его в ручонку и, захохотав, пошел дальше. У матери от страха на миг даже помутилось сознание. А дочка долго любовалась солнечным цветком, чуть было не стоившим ей жизни.

Апрель 1945 года заявил о себе гулом наших «катюш», палившим через Одер по противнику. Французы по своим каналам передали, что советские войска скоро будут форсировать Одер. Когда действовали «катюши», охрана пряталась в убежище.

Свобода пришла со стороны шоссе: к лагерю двигалась колонна советских танков. Сбиты ворота, танкисты вылезли из боевых машин. Их целовали, обливая слезами радости. Танкисты, увидев обессиленных детей, взялись кормить их. И не подоспей вовремя военврач, могла бы случиться беда — ребята могли умереть от обильной сол­датской еды. Их стали постепенно отпаивать бульоном и сладким чаем. В лагере оставили медсестру, а сами отправились дальше — на Берлин. Еще две недели узники находились в лагере. Потом всех перевезли в Берлин, а оттуда своим ходом, через Чехословакию и Польшу — домой.

Крестьяне дали подводы от села до села, так как ослабленные дети не могли идти. И вот — Брест! Женщины, плача от радости, целовали родную землю. Потом, после «фильтрации», женщин с детьми посадили в санитарные вагоны и покатили по родной сторонушке.

В середине июля 1945 года вышли Людочка с мамой на станции Обшаронка. До родного села Березовка нужно было добираться 25 километров. Выручили мальчишки — они сообщили сестре Натальи о возвращении родных с чужбины. Быстро разнес­лась весть. Сестра чуть не загнала лошадку, спеша на станцию. Навстречу им шла гурьба стариков-сельчан и детей. Людочка, увидев их, сказала матери по-литовски: «Или до ревиру или до газу повели… Давай скажем, что мы бельгийки. Нас здесь не знают, только не разговаривай по-русски». И не поняла, почему заплакала тетя, когда мать пояснила той слово «до газу».

Два села сбежались поглядеть на них, вернувшихся, можно сказать, с того света. Мать Натальи — Людочкина бабушка, четыре года опла­кивала дочку, считая, что уже никогда не увидит ее живой. А Людочка ходила и потихоньку спрашивала своих двоюродных братьев: «Ты поляк или русский?» И на всю жизнь ей запомнилась горсть спелых вишен, протянутая ей ручкой пятилетнего дво­юродного братца. Долго еще ей пришлось привыкать к мирной жизни. Быстро выучила русский язык, забыв литовский, немецкий и другие. Только еще очень долго, многие годы кричала во сне и долго еще вздрагивала, услышав в кино или по радио гортанную немецкую речь.

Радость возвращения была омрачена новой бедой, не зря горестно причитала свек­ровь Натальи. Муж Натальи, Михаил Уютов, тяжело раненный в первые минуты боя на погранзаставе и спасенный в дальнейшем, при освобождении Литвы, на запрос о судьбе жены получил официальный ответ, что она с новорожденной дочкой расстре­ляна летом 1941 года. Он женился во второй раз и ждал рождения ребенка. «Органы» не ошиблись. Наталья действительно считалась расстрелянной. Когда ее — жену полит­рука разыскивала полиция, литовец Игаас Каунас сумел убедить немцев из коменда­туры, что «она расстреляна еще на той неделе вместе с дочкой». Таким образом «исчезла» Наталья — жена политрука. Велико было горе Михаила Уютова, когда узнал о возвращении своей первой семьи, за одну ночь он поседел от такого поворота судьбы. Но не перешла дорогу Людочкина мама его второй семье. Стала одна подни­мать дочку на ноги. Ей помогали сестры, а особенно свекровь. Она-то и выхаживала больную внучку.

Прошли годы. Людмила блестяще окончила школу. Но, когда подала документы для поступления в Московский университет на факультет журналистики, их ей верну­ли. Война ее «догнала» и годы спустя. Место рождения изменить было нельзя – двери вузов для нее были закрыты. От своей мамы она скрыла, что ее вызывали в «органы» для беседы и велели говорить, что не может учиться по состоянию здоровья.

Пошла Людмила работать цветочным мастером на Куйбышевскую галантерейную фабрику, а потом, в 1961 году перешла на работу на завод им. Масленникова.