Православие ревность

Ревность

  • Ревность Сокровищница духовной мудрости
  • Ревность Библейский словарь
  • Ревность не по разуму преп. Оптинскик старцы
  • Ревность свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • О ревности и благочестии, и о слепорожденном свт. Иоанн Златоуст
  • Ревность свт. Феофан Затворник
  • Признаки истинной духовной ревности в отличие от ревности душевной свт. Феофан Затворник
  • Ревность по Богу Изречения Святых отцов и учителей Церкви
  • Ревность схиархим. Иоанн (Маслов)
  • Книга о ревности и зависти свщм. Киприан Карфагенский
  • Ревность П.А. Флоренский
  • Ревность неразумная игумен Марк (Лозинский)

Достигайте любви;
ревнуйте о дарах духовных… (1Кор. 14:1)

Ре́вность – 1) состояние верующего, выражаемое в пламенном, решительном стремлении к исполнению Божьей воли, к добру и обостренном негативном отношении ко злу (Чис.25:13); 2) усердие (пример: ревность к работе); 3) сомнение человека в верности, любви к нему со стороны другого человека; 4) обостренное чувство соперничества (пример: ревность к успехам других людей); 5) проявление Правды Божьей по отношению к человеку (Ис.9:7).

В учении Свв. Отцов, ревностное начало души также именуется гневом, рвением и энергией. В святоотеческой письменности эта сила обычно называется словом, происходящим от глагола зажигаю, горю, пламенею.

В своем первозданном состоянии (до человеческого грехопадения), ревность означала усердие к угождению Богу, имела возвышенный духовный смысл. В своем изначальном виде ревность – законная сердечная (чувствующая) сила души, повинующаяся разуму. Однако после грехопадения произошло повреждение человеческого ума. Человеческий ум стал стремиться не к вечному Богу, а к предметам видимого мира, порабощаясь им. Отсюда и ревность стала не ревностью о познании Бога, а ревностью о получении удовольствий в кратковременной жизни. Противоестественная ревность в сочетании с противоестественной направлением ума и воли стала греховной страстью, то есть неестественным движением человеческой души.

Исцеляя человеческую природу, христианство учит о необходимости изменить противоестественную ревность о временном и преходящем изначально присущей человеку ревностью к познанию Бога и соединению с Ним. Такая замена предполагает как желание человека, так и действие помогающей ему Божественной благодати.

Ревность в духовной жизни не должна исключать такую добродетель, как рассуждение. Ревность без рассуждения в патристике именуется ревностью не по разуму, неразумной ревностью (Рим. 10:2).

С ослаблением ревности приходит теплохладность.

***

архимандрит Рафаил (Карелин):
Ревность – это огонь, без которого не может ожить человеческое сердце. Ревность проявляется в том, что человек, услышав зов благодати, немедля приступает к делу спасения, а не обманывает себя тем, что он сначала закончит мирские дела, а затем примется за спасение своей души.

игумен Нектарий (Морозов):
Раз за разом убеждаешься: чем решительнее обращается, идет человек к Богу, тем легче ему преодолеть те препятствия, которые неизбежно возникают на его пути. И чем больше сомнений, колебаний, остановок, тем, напротив, труднее дается это преодоление. Порой — и вообще не дается. Сомнения, колебания, нерешительность — то же самое для врага рода человеческого, что кусок сырого мяса в воде для акулы…

См. СТРАСТЬ, ГРЕХ ПЕРВОРОДНЫЙ, БЛАГОДАТЬ

Люта, как преисподня, ревность

Наверное, закономерно, что в разговоре о супружеской жизни рано или поздно речь зайдет о ревности этой, как считают, непременной спутнице любви. Даже в Песни Песней Соломона два эти чувства поставлены рядом: «…крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные; она пламень весьма сильный» (Песн. 8, 6). О том, сколь часто соседствуют любовь и ревность, говорит и Евангелие: ведь святые апостолы ревновали друг друга ко Христу, желая быть как можно ближе к любимому Учителю. Как же современному христианину нужно оценивать это чувство, если оно возникает в его душе?

Прежде всего разграничим славянское слово «ревность» (в значении «ревность по Бозе»), подразумевающее действительно святое, возвышенное чувство, суть которого— стремление содействовать славе Божией, огненное желание угождать Богу, и одному Богу, и иное, душевное чувство — ревнование, ревность, которой не лишены были до времени и апостолы, покуда не возродились благодатью Духа Святого.

Если говорить о ревности, которая имеет место в отношениях супругов, то это конечно же тяжелое, страстное чувство, доставляющее мучения человеку. Равнодушие ужасно, но не менее ужасна и ревность, порой заглушающая совершенно голос разума и делающая человека своеобразным маньяком, лишающая его нравственной свободы. Эта ревность называется в Библии жестокой, как ад; эта ревность доводит иногда до умоисступления и убийства, зачинаясь и совершаясь в человеке не без участия демонов.

Отчего она возникает? Конечно же от недостатка доверия к любимому, от недостатка благородства в душе любящего. Возникает она, наверное, и потому, что мы не любим в Боге того, кого любим, — ведь благодать не насилует, любовь не подавляет. Любя, мы отдаем себя другому. Предмет любви для нас не вещь, и мы не простираем на него права собственности. Истинная любовь не порабощает человека, а стремится уважать в нем ту царственную свободу, которая является чертой образа Божия.

Все-таки каждый из нас соткан из плоти и крови, и поэтому христиане, ведущие семейную жизнь, должны быть очень деликатны, осмотрительны, осторожны, должны бояться и намеком подать своей половине малейшую пищу для ревнования.

Но это кажется почти невозможным, особенно в семьях, которые живут, что называется, «открытым домом», когда у супругов много друзей, каждый увлечен любимым делом…

Имея сам почти двадцатилетний стаж супружества, я размышляю об этом предмете и как священник, который исповедует людей семейных. Мне кажется, каждому из христианских супругов важно всегда следить за своим расположением, внутренним настроем, за своей мыслью и тотчас бить тревогу, когда сердце — а оно ведь у нас падшее— находится «на грани» и готово увлечься.

Знаю, что если я тотчас осекаю сам себя, мысленно каюсь, возвращаясь в положенные мне пределы, и не допускаю духу блуда даже оцарапать мою душу, то Господь в награду за верность не допустит ничего такого, что питало бы мою ревность. Если христианский супруг или супруга стараются быть беспорочными в отношении друг друга и даже мысленно не согрешать, то благодать венчания в полной мере царствует в их умах и сердцах, и темное облако греха даже не прикасается к ним. Но это непрестанный труд, а ведь каждый из нас подвержен искушениям… Часто приходится видеть, что супруги — по недостатку опыта совместной жизни или по некой простоте, увлекаясь каждый своим делом, — не умеют жить общим домом. А ведь недаром сложилась пословица: «Кто чем увлекается, тот тем и искушается».

Даже благородные, возвышенные занятия, относящиеся к богослужению или творчеству, не должны полагать между супругами никакого разделения. Как об этом прекрасно пишет в своих дневниках царица Александра Феодоровна, жена должна уметь жить делом мужа, а муж — проявлять заботу и не- поддельный интерес к кругу обязанностей жены, так чтобы у них действительно было все общее: одна душа, одно сердце- и они смотрели бы на мир единым образом и жили в полной мере душевными переживаниями друг друга. Тогда и помысел о ревности не сможет прорасти на сердечной почве.

К сожалению, в современных семьях часто случается, что ревность возникает не только в отношениях супругов, — есть ведь еще родители, дети, и порой все теснятся в одной квартире:… Для многих становится серьезной проблемой рождение ребенка, когда у мужа появляется множество поводов упрекнуть супругу в отсутствии былого внимания. А уж отношения свекрови и невестки стали просто «притчей во языцех», и одному Богу ведомо, сколько по этой причине было пролито слез молодыми женами и не очень молодыми мамами их мужей.

Если у свекрови достает ума и она знает жизнь, то совесть подскажет ей, сколь тактично она должна относиться к новой семье. Сама жизнь поможет ей отказаться от своего чада в пользу половины, которую то обрело, по библейскому слову: «…оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2, 24). Ревность к избраннику или избраннице чада в полной мере обнаруживает родительский эгоизм: слепую, животную родительскую любовь, которая не созидает, а разрушает. В самом деле, сколько семей распалось из-за того, что родители нарушили данный Богом чин, иерархию взаимоотношений, и вторглись туда, куда не должна ступать нога постороннего человека! Третий здесь — действительно лишний.

Относительно первой упомянутой Вами коллизии тоже требуется размышление и христианское понимание проблемы. Прекрасно говорит протоиерей Димитрий Смирнов об иерархии семейных отношений: сначала муж и жена, их попечение друг о друге, затем дети, а затем родители. Это не значит, что мы должны оставлять родителей без внимания. Но основа основ — мир и согласие между мужем и женой.

Молодые женщины, супруги-христианки, конечно же не должны совершать ошибку и с появлением ребенка переставать интересоваться мужем — в этом будет определенная нравственная аномалия. Один многоопытный духовник, которого мне посчастливилось знать, говорит, что если в семье муж пьет или бьет, то это верный признак недостатка мудрости и подлинной любви в сердце супруги. Современные люди очень слабы, эгоистичны, падки на всякие пороки… Едва лишь удельный вес супружеской женской любви будет перемещен в сторону детей или кого бы то ни было (чего бы то ни было) — муж, оставленный без попечения, начнет увядать, как растение без солнечного света. И напротив, прозорливая, умная, добродетельная женушка будет фокус своего внимания неослабно держать на сердце мужа, никогда не умалит попечения о нем, дабы он чувствовал себя удовлетворенным, насыщенным, радостным. И, конечно, платил тем же своей супруге, являясь подлинным духовным главой Богом данного союза. Поэтому нужно определенно сказать, что исключительное попечение о детях, при снисходительном «отмахивании» от супруга: дескать, то, что связано с мужем, меня не интересует, дети для меня главное, — такое расположение сердца жены-христианки неправильно, греховно.

Мне хотелось бы вернуться к началу нашего разговора. Ведь многие так или иначе судят о глубине любви по наличию или отсутствию ревности, руководствуясь расхожим утверждением, что «не ревнует — значит, не любит». Как быть, если ревность все же поселилась в душе одного из супругов, если для нее — намеренно или случайно — был дан повод?

— Безусловно, ничего не может быть отвратительней, чем «треугольник», созданный творческим воображением (а может быть, и жизненной практикой) Н. Г. Чернышевского в романе «Что делать»: Кирсанов, Лопухов, Вера Павловна; свободное мигрирование венчанной жены от мужа к соратнику по революционным делам… Это вырождение и смерть души. Другое дело, что ревность находит место в сердце человека, свивает там гнездо в случае, если он не обращен всеми силами своей души ко Христу. Плотская ревность свойственна человеку грубому. Чем духовнее личность супруга, тем полнее он вверяет судьбу своей семьи в руки Божии, а стало быть, тем глубже и сердечнее молится о ненарушимости мира и согласия в семье своей, и именно в молитве к Богу высказывает и выливает, выплакивает все то, что в языческих союзах обрушивается на голову легкомысленной половины. Внимательный христианский супруг не может не замечать малейших отклонений в сердце и мыслях любимой, не может не видеть тех опасностей и соблазнов, которые постоянно стучатся в двери семьи. Но как по-разному ведут себя мужья! Один накричит на свою жену, другой ударит, третий перестанет разговаривать, четвертый будет сидеть с мрачным лицом и односложно буркать что-то в ответ на слова супруги…

А иной не повысит голоса, как обычно, поздоровается, в осторожной форме спросит супругу или выразит свое беспокойство, не потеряв ни нежности, ни доверия, ни любви. И этот вопрос, эта тревога, идущая из чистого, добродетельного сердца, будут куда более действенны, чем внешняя поза или какая-то грубость, хотя бы и внушенная оскорбленной любовью.

Мне вспоминается в связи с этим прекрасный эпизод из книги «Отец Арсений», которую многие наши читатели знают и любят. В заключительной ее части речь идет о женщине, обретшей мир с Богом у ног духовника, отца Арсения. Долгое время она изменяла мужу, находясь под ослепляющим воздействием плотской любви, которая захватила все ее существо… Но муж в той семье был истинным христианином. Зная, чувствуя то недоброе, что вошло в семью, он ни слова не говорил супруге, но часами молился Богу, ведая, что лишь Врач Небесный может излечить эту смертельную, зияющую язву.

Другой бы на его месте поступил иначе: выгнал бы жену, выкинув вслед за ней и вещи, или ушел бы сам. Но муж, памятуя, как силен диавол и как трудно, мучительно избавиться от его плена, молился и молился, прося Господа и Богородицу вмешаться… И победил в этом бескровном сражении — жена отрешилась от своего ослепления: усовестившись безмолвного ангела, которым был не кто иной, как ее собственный муж, она пришла к покаянию, и мало-помалу семейная жизнь восстановилась.

Есть два рода любви, из коих одна святая, а другая нечистая… одна покорная Богу, а другая страстная; одна мирная, а другая мятежная; одна — предпочитающая истину похвалам заблуждающихся, а другая — жадная ко всеобщим похвалам; одна — желающая ближнему того же, что и себе, а другая — желающая подчинения ближнего себе самой… Эти два рода любви существовали еще в ангелах, один в добрых, а другой в злых, и положили различие между двумя градами, образовавшимися в человеческом роде… Из их временного смешения происходит настоящий век, пока на последнем Суде они будут разделены, и один, соединившись с добрыми ангелами, наследует со своим Царем вечную жизнь, а другой, соединившись со злыми ангелами, будет отослан со своим царем в огонь вечный.
Блаженный АВГУСТИН

прот. Артемий Владимиров. «Любовь и вера». М., 2003.

Добрый день, Мария. Поймите, все люди ошибаются и грешат. И Ваш бывший близкий человек согрешил против Вас. Но это его грех, не Ваш. Почему же он Вас мучает?

И чтобы решить Вашу проблему, Вам, наверное, стоит разобраться до конца в этой ситуации. Поймите, человек сделал свой выбор. И Вам, даже из уважения к самой себе, стоит принять данное его решение. Насильно мил не будешь. Своим поступком он показал, что просто Вас недостоин. И вне зависимости от того, придет ли он к Вам с повинной или нет, Вы в первую очередь должны смотреть не назад, а вперед.

Да, Вам, как пережившей такое предательство, очень сложно найти в себе силы оставить все позади и простить и снова радоваться жизни, но дело в том, что чем больше Вы страдаете и мучаетесь от ревности и обиды, то тем больше Вы отравляете свою душу этими грехами и сами себя мучаете. И вне зависимости от того, хотите Вы вернуть себе того, кого любите, или нет, Вы должны знать, что когда человек пребывает в скорби и унынии, его, конечно, жалко, но рядом с ним быть совсем не хочется. И когда женщина пребывает в печали и тоске, она, как правило, совсем не привлекательна. И Вам, быть может, стоит показать как ему, так и всем остальным, что Вы достойны любви и восхищения, и тогда они к Вам придут.

И не стоит молиться, чтобы разлюбить, ведь любовь нам дана Богом. Но надо молиться, чтобы Бог показал Вам Ваши возможности и дальнейший путь в Вашей жизни. А что касается ревности — это не христианское чувство. Ревность складывается из обид, гнева, страха и чувства собственничества и обладания другим человеком. И примером Вам должно стать, что и Господь не удерживает нас в своей Церкви силой. И даже если человек уходит из Церкви, Бог не перестанет от этого любить его и ждать его покаяния. И если мы любим кого-то, то должны принимать его волю и решения и стараться, чтобы и его любовь к нам не угасла, ведь в том, что он хочет уйти, может отчасти быть и наша вина.

И еще — вы христианка. У Вас есть возможность молиться. И молиться стоит не для того, чтобы разлюбить или не ревновать. Надо просто попросить у Бога помощи и защиты, попросить, чтобы Бог Вас укрепил и помог принять верное решение. И Вы ведь знаете, что когда христианин молится — он уже не один, вместе с нами Господь и его святые.