Повседневные грехи

В Священных Писаниях говорится о важности ежедневного покаяния верующего человека в своих грехах. Осознание совершенных грехов и приходящее после этого раскаяние, является необходимой частью очищения души христианина. Но за раскаянием, должно следовать покаяние перед Господом в совершенных грехах, которое должно совершаться в молитвенном обращении «Исповедание грехов повседневное».

Очень важно проводить молитву не только по великим праздникам, но именно в каждодневном душевном труде стараться осмыслить содеянное, чтобы сделать правильные выводы и выносить поучительные уроки, дабы и впредь, не совершать греховных поступков. И потом, когда Господь соблаговолит простить согрешившего, необходимо оставить память в своей душе о содеянном, дабы впредь не совершить опять, тот уже прощенный грех.

Особенности молитвы

Совершая в молитве ежедневное исповедание грехов перед Господом своим, как на исповеди, верующий человек просматривает свою жизнь, дела и поступки, помыслы и чувства. При этом, человек должен рассматривать каждое сомнительное действие со словами: «А что бы сказал на это Господь? Чтобы он мне посоветовал?» Тем самым, человек приучает себя к тому, что Господь является его совестью и Всеблагим Учителем, от всевидящего ока которого не ускользнет ни какая мелочь. И еще к тому же, в молитвенном повседневном исповедальном обращении, верующий человек обретает в Господе мудрого советчика, приучая себя думать и жить через призму Божьих Заповедей.

В то же время, человеку важно не зацикливаться на содеянных грехах. Исповедь и покаяние не должны перерастать в самобичевание и истязание.

Грехи должны оставаться в памяти, чтобы помогать смирению и раскаянию, но не как пытка, за содеянное.

Здесь важно соблюсти «золотую середину»: верующий человек должен раскаяться и покаяться через молитву исповедание грехов, искренне и истово молясь перед Господом, но после того как он почувствует в душе своей, что прощен, обрести покой в душе, как человека, исповедовавшегося и прощенного Господом. Именно поэтому ежедневное исповедание грехов в молитве, когда человек каждый день в течение многих лет молится, позволяют ему обрести тот баланс, душевную мудрость и гармонию, которую невозможно обрести, только чтением книг и слушанием проповедей.

Молитва на старославянском

Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу, во Святей Троице Единому, славимому и покланяемому, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, вся моя грехи, яже содеях во вся дни живота моего, и на всякий час, и в настоящее время, и в прешедшия дни и нощи, делом, словом, помышлением, объядением, пиянством, тайноядением, празднословием, унынием, леностию, прекословием, непослушанием, оклеветанием, осуждением, небрежением, самолюбием, многостяжанием, хищением, неправдоглаголанием, скверноприбытчеством, мшелоимством, ревнованием, завистию, гневом, памятозлобием, ненавистию, осязанием и прочими моими грехи, душевными вкупе лихоимством и всеми моими чувствы: зрением, слухом, обонянием, вкусом, и телесными, ими же Тебе Бога моего и Творца прогневах, и ближняго моего о неправдовах: о сих жалея, винна себе Тебе Богу моему представляю, и имею волю каятися: точию, Господи Боже мой, помози ми, со слезами смиренно молю Тя: прешедшая же согрешения моя милосердием Твоим прости ми, и разреши от всех сих, я же из глаголах пред Тобою, яко Благ и Человеколюбец.

Молитва «Исповедание грехов повседневное» на русском

Исповедую Тебе, Господу Богу моему и Творцу, Единому во Святой Троице, прославляемому и покланяемому Отцу и Сыну и Святому Духу, все мои грехи, которые я совершил во все дни жизни моей, и во всякий час, и в настоящее время словом, делом, помышлением, объядением, пьянством, тайным вкушением пищи, празднословием, унынием, леностью, пререканием, непослушанием, клеветой, осуждением, небрежностью, самолюбием, жадностью, воровством, ложью, обиранием, корыстолюбием, ревностью, завистью, гневом, злопамятством, ненавистью, сребролюбием и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием и прочии мои грехи, как душевные, так и телесные, которыми я Тебя, Бога моего и Творца, прогневал и ближнего моего обидел. О них сожалея, виновным предстою пред Тобою, Богом моим, и имею желание покаяться: но только помоги мне, Господи Боже мой, смиренно со слезами молю Тебя, совершенные же согрешения мои прости по милосердию Твоему и разреши от всех, которые я перечислил пред Тобою, как Благой и Человеколюбивый.

НАЗАД (На предыдущую страницу)

Следующая молитва

Предыдущая молитва

Исповедание грехов повседневное

Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу, во Святей Троице Единому, славимому и покланяемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу, вся моя грехи, яже содеях во вся дни живота моего, и на всякий час, и в настоящее время, и в прошедшия дни и нощи, делом, словом, помышлением, объядением, пиянством, тайноядением, празднословием, унынием, леностию, прекословием, непослушанием, оклеветанием, осуждением, небрежением, самолюбием, многостяжанием, хищением, неправдоглаголанием, скверноприбытчеством, мшелоимством, ревнованием, завистию, гневом, памятозлобием, ненавистию, лихоимством и всеми моими чувствы: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, и прочими моими грехи, душевными вкупе и телесными, имиже Тебе Бога моего и Творца прогневах, и ближняго моего онеправдовах; о сих жалея, винна себе Тебе Богу моему представляю, и имею волю каятися; точию, Господи Боже мой, помози ми, со слезами смиренно молю Тя: прешедшая же согрешения моя милосердием Твоим прости ми, и разреши от всех сих, яже изглаголах пред Тобою, яко Благ и Человеколюбец.

Живота моего – жизни моей. Скверноприбытчеством – преступной наживой (прибылью). Мшелоимством – мздоимством, корыстолюбием (мшел – корысть). Лихоимством – жадностью, сребролюбием. В нашей традиции, закрепленной в катихизисе, утвердилось именование этим словом всяческого неправедного обирания ближних: взяток, вымогательства и т. д. Онеправдовах – я оклеветал; причинил всякое зло, неправду. Точию – только. От всех сих, яже изглаголах – от всего этого, что я высказал.

+ «Каждодневные дела наши надо ежечасно взвешивать, внимая им, а вечером необходимо облегчать бремя их покаянием, сколько сил есть, если желаем, с помощью Христовою, препобедить в себе зло. Надобно также смотреть, по Богу ли, пред лицеем ли Бога и для единого ли Бога совершаем мы все свои чувственные и видимые дела, чтобы по неразумию не быть окраденными при сем какими-либо недобрыми чувствами».

Преподобный Исихий Иерусалимский

Необходимость ежедневного покаяния в грехах, содеянных во всю жизнь, поясняют слова преподобного Антония Великого: «Говорите, что вы грешники, и оплакивайте все, в состоянии нерадения вами наделанное. За это благоволение Господа будет с вами и будет действовать в вас: ибо Он благ и отпускает грехи всех, обращающихся к Нему, кто бы они ни были, так что не помянет о них более. Однако же Он хочет, чтобы помилованные сами помнили о прощении грехов своих, доселе соделанных, чтобы, забыв о том, не допустить чего в поведении своем такого, из-за чего принуждены будут дать отчет и в тех грехах, которые уже были им прощены… Давид, получив отпущение грехов, не забывал о них и память о них передал потомству. Это сделано в память всем родам, из рода в род. Научу беззаконныя путем Твоим (Пс. 50, 15), говорит он, чтобы все грешники научились от примера его подобно ему каяться в грехах своих и, когда они будут прощены, не забывать о них, но всегда помнить. Подобное сказал Сам Бог через пророка Исаию: Аз есмь заглаждаяй грехи твоя, и не помяну. Ты же помни… (Ис. 43, 25-26). Таким образом, когда Господь отпускает нам грехи наши, мы должны не отпускать их себе сами, но всегда помнить о них, через возобновление раскаяния о них».

Тот же святой предупреждает: «Не обращай в уме твоем грехов, некогда совершенных тобою, чтоб они опять не возобновились. Будь уверен, что они прощены тебе в то время, как ты предал себя Богу и покаянию, и нимало в том не сомневайся».

Итак, сохраняя и постоянно возобновляя раскаяние в грехах нашей жизни, не забывая о них – мы не должны в то же время «обращать их в уме», заново переживать, прилепляться к ним памятью. В этом – одно из проявлений искусства «невидимой брани», срединного «царского» пути, каким должен идти христианин.

Молитва эта помогает рассмотрению дневных прегрешений и поддерживает память о совершенных ранее – во все дни жизни, Напомним, что искренне исповеданные в Таинстве Покаяния грехи полностью прощаются Господом, но это не означает, что мы должны забывать о них. Грехи остаются в памяти для смирения и сокрушения о содеянном.

«Должно внимать себе, не престала ли совесть наша обличать нас, не ради чистоты нашей, но как бы утомившись. Признак разрешения от грехов состоит в том, что человек всегда почитает себя должником перед Богом».

Преподобный Иоанн Лествичник

Как на исповеди в Таинстве Покаяния, так и на ежедневной исповеди Богу грехи свои надо исповедовать раздельно, сознательно. Поэтому остановимся на названных в молитве грехах и укажем, какие под ними могут подразумеваться дела, поступки, слова и мысли. При этом мы руководствуемся Православным катихизисом и наставлениями подвижников Православной Церкви.

Объядение, пиянство, тайноядение – грехи, связанные со страстью чревоугодия, входящей в восьмерку главных страстей. Тайноядение – употребление пищи тайком (из жадности, стыда или нежелания делиться, при нарушении поста, при употреблении недозволенной еды и т. д.). К грехам чревоугодия относятся также многоядение и гортанобесие – страсть к наслаждению вкусовыми ощущениями, то есть гурманство, так насаждаемое в наши дни. Употребление наркотиков и курение также относятся к области пьянства; если вы страдали или страдаете этими греховными пристрастиями, включите их в перечень грехов.

Празднословие. Напомним грозное слово Самого Господа: Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься (Мф. 12, 36-37).

А вот святоотеческий рецепт, как вести себя, если обстановка и разговоры в компании располагают к празднословию: «Если не имеешь особенной нужды остаться, то уйди; а когда будет надобность остаться, то обратись умом к молитве, не осуждая празднословящих, но познавая свою немощь».

Преподобный Иоанн Пророк

Расширяет понятия празднословия преподобный Ефрем Сирин: «А что такое праздное слово? Обещание веры, не исполненное на деле. Человек верует и исповедует Христа, но остается праздным, не делает того, что повелел Христос. И в другом случае бывает слово праздным – именно, когда человек исповедуется и не исправляется, когда говорит, что кается, и снова грешит. И худой отзыв о другом есть праздное слово, потому что пересказывает, что не было сделано и чего не видит».

Уныние. Этот грех нередко впрямую связан с празднословием:

«Уныние часто бывает одною из отраслей, одним из первых исчадий многословия… Уныние есть расслабление души, изнеможение ума… оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив; в псалмопении оно слабо, в молитве немощно… в послушании лицемерно».

Преподобный Иоанн Лествичник

Леность, как видим, теснейшим образом связана со страстью уныния. Православный катихизис называет «леность по отношению к учению благочестия, молитве и общественному богослужению» в числе грехов против 1-й заповеди Закона Божия.

А вот святоотеческое наблюдение из монашеской жизни, действительное для мира: «Ленивые, когда видят, что им назначают тяжкие дела, тогда покушаются предпочитать им молитву; а если дела служения легки, то отбегают от молитвы как от огня».

Преподобный Иоанн Лествичник

Прекословие. «Связывай язык твой, неистово стремящийся на прекословия, и семьдесят крат седмерицею в день сражайся с сим мучителем», — учат святые отцы словами Иоанна Лествичника. «Кто в беседе упорно желает настоять на своем мнении, хотя бы оно было и справедливо, тот да знает, что он одержим диавольским недугом; и если он так поступает в беседе с равными, то может быть, обличение старших и исцелит его; если же обращается так с большими себя и мудрейшими, то этот недуг от людей не исцелим».

Непослушание. «Неповинующийся словом без сомнения не повинуется и делом, ибо кто в слове неверен, тот непреклонен и в деле», — так связывает непослушание с прекословием преподобный Иоанн Лествичник. В Церкви все строится на послушании; слушаться мы должны всех и каждого, кого Господь над нами поставил. Полное послушание в вопросах духовной жизни необходимо по отношению к духовному отцу, вообще к пастырям и духовным учителям: Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать ответ; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно (Евр. 13, 17). Но полное и беспрекословное послушание (во всем, что не противоречит вере и Закону Божию: Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам – Деян. 5, 29) должна оказывать жена мужу, еще не создавшие своей семьи дети – родителям. О повиновении начальствующим говорит апостол Павел: Начальник есть Божий слуга, тебе на добро… И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести (Рим. 13, 4-5). Митрополит Антоний Сурожский рассказывает, что был призван в армию, уже дав монашеские обеты, но не приняв пострига. На вопрос, как же ему в армии осуществлять послушание, духовник ответил: «Очень просто: считай, что каждый, кто дает тебе приказ, говорит именем Божиим, и твори его не только внешне, но и всем твоим нутром; считай, что каждый больной, который потребует помощи, позовет – твой хозяин; служи ему, как купленный раб».

Оклеветание – прямое нарушение 9-й заповеди Закона Божия (Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего – Исх. 20, 16). Всякая клевета, любые пересуды и сплетни, любое несправедливое порицание – это оклеветание. Почти непременно приводит к оклеветанию осуждение ближнего, прямо запрещенное Господом: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же (Рим. 2, 1).

«Как огонь противен воде, так и кающемуся несродно судить. Если бы ты увидел кого-нибудь согрешающего даже при самом исходе души из тела, то и тогда не осуждай его, ибо суд Божий неизвестен людям. Некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали в тайне; и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца». «Опытом доказано, что за какие грехи, телесные или душевные, осудим ближнего, — в те сами впадаем».

Преподобный Иоанн Лествичник

Небрежение – небрежное исполнение возложенных на нас Богом обязанностей или и вовсе пренебрежение ими. Небрежение на работе, небрежение своими домашними и семейными обязанностями, небрежение молитвой…

Самолюбие авва Дорофей называет корнем всех страстей, а преподобный Ефрем Сирин – матерь всего худого.

«Самолюбие есть страстное безрассудное любление тела. Противоположны ему любовь и воздержание. Очевидно, что имеющий самолюбие имеет все страсти».

Святой Максим Исповедник

Многостяжание. Любостяжание… есть идолослужение, — говорит апостол Павел (Кол. 3,5). В другом послании он пишет: Корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям (Тим. 6, 10). Многостяжание – это страсть сребролюбия, входящая в восьмерку главных страстей, в действии: любое накопительство, пристрастие к различным предметам, скупость и, наоборот, расточительность.

«Любящий земное более небесного лишится и небесного и земного».

Авва Евгений (Скитский патерик)

«Многостяжательный опутан попечениями и как пес привязан цепью».

Преподобный Нил Синайский

Многостяжание – это ненадеяние на Бога. И так не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 31-33).

«Почему не свергаем с себя всякой бесполезной заботы и не облегчаем себя от бремени земных вещей? Не знаете разве что дверь узка и тесна и что любостяжательный не может войти в нее? Будем искать лишь того, что удовлетворяет потребности; ибо излишнее только развлекает, а пользы не приносит».

Преподобный Ефрем Сирин

Хищение. В это понятие входит не только всякая кража, но и всякое пользование тем, что «плохо лежит»: например, «зачитать книгу в библиотеке или у друзей. Особо тяжелый вид хищения – святотатство – «присвоение того, что посвящено Богу и что принадлежит Церкви» (см. «Православный катихизис»), то есть не только прямая кража священных предметов, но и: взять, не испросив благословения священника, пожертвованное на канон или принесенное в храм благотворителями для раздачи, и т. д.

Неправдоглоголание – любая ложь словом. Мерзость пред Господом – уста лживые, а говорящие истину благоугодны Ему (Притч. 12, 22). Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу (Еф. 4, 25).

Надо помнить, что нет «невинной» лжи, всякая ложь не от Бога. «Ложь, при которой нет намерения вредить ближнему, непозволительна, потому что она не согласна с любовью и уважением к ближнему и не достойна человека, и особенно христианина, созданного для истины и любви», — говорит святитель Филарет в своем «Православном катихизисе».

Скверноприбытчество – получение прибыли, прибытка скверным, неправедным путем. Понятие может включать в себя всякий обвес, обмер, обман, но также и любой заработок, приносящий людям зло, — например, основанный на удовлетворении или разжигании греховных страстей. Подделка любых документов и использование поддельных документов (например, проездных билетов), покупка по дешевке краденого – тоже скверноприбытчество. Сюда же относится и тунеядство, «когда получают жалование за должность или плату за дело, но должности и дела не исполняют и, таким образом, крадут и жалование или плату, и пользу, которую могли бы трудом принести обществу или тому, для кого следовало работать» (см. «Православный катихизис»).

Мшелоимство – корыстолюбие, взимание мшела – корысти. Сюда относятся все виды вымогательства и взяточничество. И, раз уж этот грех внесен в молитву-покаяние для всех православных христиан, следует внимательно рассмотреть свою жизнь и обнаружить его проявления в ней.

Ревнование – ревность всех родов.

Зависть. «Кто завидует ближнему, тот восстает против Бога – раздаятеля даров».

Святитель Иоанн Златоуст

«Кто уязвляется завистью и соперничеством, тот жалок, потому что он соучастник диавола, завистию которого вошла в мир смерть (Прем. 2, 24)… зависть и соперничество – страшная отрава: от них рождается оклеветание, ненависть и убийство».

Преподобный Ефрем Сирин

Гнев – одна из восьми главных страстей.

«От какой бы причины ни возгоралось движения гнева, оно ослепляет очи сердца и, налагая покров на остроту мысленного зрения, не дает видеть Солнца правды. Все равно, золотой ли лист, или свинцовый, или из другого какого металла наложен будет на глаза – ценность металлов не делает разницы в ослеплении».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

«Как с появлением света удаляется тьма, так от благоухания смирения исчезает всякое огорчение и гнев».

Преподобный Иоанн Лествичник

Памятозлобие «есть последний предел гнева, хранение в памяти грехов против нас ближнего, отвращение образа оправдания (Богом определенного: »прости и прощено будет» – ср.: Лк. 6, 37), сгубление всех прежних добродетелей, яд душегубный, грызущий сердце червь, стыд молиться (как скажешь: »остави, якоже и мы…»?), вонзенный в душу гвоздь, непрестанный грех, неусыпное беззаконие, ежечасное зло».

Преподобный Иоанн Лествичник

«Как дым от тлеющей соломы ест глаза, так и памятозлобие – ум во время молитвы».

Преподобный Нил Синайский

«Если злопамятствуешь на кого, молись о нем; и, молитвою отделяя печаль от воспоминания о зле, какое он причинил тебе, остановишь движение страсти; став же дружелюбным и человеколюбивым, совершенно изгонишь страсть из души».

Святой Максим Исповедник

«Укротивший гнев пресек зарождение и памятозлобия; ибо чадородие бывает только от живого отца».

Преподобный Иоанн Лествичник

Ненависть. Кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза (Ин. 2, 11). Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающий (1 Ин. 3, 15). Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин. 4, 20).

Лихоимство – «когда под видом некоторого права, а на самом деле с нарушением справедливости и человеколюбия, обращают в свою пользу чужую собственность или чужой труд, или даже самые бедствия ближних, например, когда заимодавцы обременяют должников ростом (процентами займа), когда владельцы изнуряют зависящих от них излишними налогами или работой, если во время голода продают хлеб по слишком высокой цене» (см. «Православный катихизис»). В широком смысле слово лихоимство означает вообще любостяжание, жадность (страсть сребролюбия); в этом значении слово употребляется в Новом Завете (Рим. 1, 29; 2 Кор. 9, 5; Еф. 4, 19 и 5, 3; Кол. 3, 5).

Тяжкие согрешения, соделанные в течение жизни, из числа таких, которые прямо не названы в этой молитве, следует включить в нее, а не «подводить» под один из пунктов (например, богохульство, ропот на Бога, или попытка самоубийства, или убийство нерожденных детей – аборт, и т. д.). В частности, в этом перечне нет грехов, относящихся к страсти блуда (а среди них такие, как прелюбодейство и всякое внебрачное сожительство, и все нарушения чистоты и целомудрия), и к страсти гордости, которая по праву считается ужаснейшей из страстей.

Повседневное исповедание грехов

Даже самое маленькое пятнышко на белоснежном листе бумаги будет заметно невооруженным глазом. Точно так же происходит и с нашей душой. Любое, даже самое незначительное, с нашей точки зрения, «нарушение» остается на ней, пока не будет омыто слезами покаяния. И чем больше таких пятнышек собирается, тем темнее становится душа, воспринятая от колыбели Крещения чистой и непорочной.

В одной известной притче говорится о монахе, которому лукавый предложил на выбор три греха: блуд, убийство и пьянство. Если инок добровольно согласится совершить один из них, то диавол не будет его больше никогда искушать. Монах принял это условие, но перед тем как выбрать грех, который совершит, попытался оценить вред каждого из них, чтобы выбрать наименьшее зло.

Монах подумал про себя так:

– Человека убить — страшно, ибо это есть и само по себе большое зло, и заслуживает смертной казни как по Божьему суду, так и по гражданскому.

– Совершить блуд, стыд, погубить хранимую до того чистоту тела — жаль, и гнусно оскверниться не познавшему еще этой скверны.

– Упиться же один раз, кажется, небольшой грех, ибо человек скоро протрезвляется сном. Итак, пойду я, упьюсь, чтобы бес больше не угнетал меня, и мирно я буду жить в пустыне.

И вот, взяв свое рукоделие, он пошел в город и, продав его, вошел в корчму и упился.

По сатанинскому действию случилось ему беседовать с некоей бесстыдной и прелюбодейной женщиной. Будучи прельщен, он пал с нею. Когда он совершал с ней грех, пришел муж той женщины и, застав грешащего с женой, начал его бить, а он, оправившись, начал драться с тем мужем и, одолев его, убил.

Таким образом, пустынник совершил все три греха: блуд и убийство, начав с пьянства. Каких грехов он трезвый боялся и гнушался, те он смело совершил пьяный и через это погубил свои многолетние труды.

В духовной жизни нет мелочей. Каждый наш поступок, каждый наш помысел, влекут за собой того или иного рода последствия. Каждое утро, когда мы встаем с постели, мы вступаем на поле невидимой брани, в которой против нас используются наши же слабости. Начиная с утренней молитвы, очень часто сводящейся к рассеянному вычитыванию молитвенного правила, и на протяжении всего дня, проводимого так же рассеянно и невнимательно, мы раз за разом совершаем одни и те же ошибки. Недобрый взгляд на случайно задевшего нас в транспорте человека, грубое слово, невольно сорвавшееся в этот момент с нашего языка – всё это и многое другое мы подчас даже и не замечаем, так как всё это давно уже стало нормой жизни.

Жил–был голубь, который постоянно менял гнезда. Ему был невыносим неприятный, острый запах, исходивший от этих гнезд. Как–то он горько пожаловался на это старому, опытному голубю.

Тот всё выслушал и сказал: «Обрати внимание: оттого, что ты постоянно перелетаешь из гнезда в гнездо, ничего не меняется: запах, который тебе так мешает, идёт не от гнезд, а от тебя самого».

«Молитва должна служить нам ежевечерним напоминанием о том, что нам не удалось изменить в себе минувшим днём»

В вечернем правиле есть молитва повседневного исповедания грехов. В ней перечисляются те грехи, которые мы совершаем постоянно. Так длится изо дня в день, из года в год. Является ли это оправданием для наших поступков? Думаю, что нет. Данная молитва скорее должна служить нам ежевечерним напоминанием о том, что нам не удалось изменить в себе минувшим днём.

Внимательная молитва не может не сопровождаться сердечным сокрушением о каждом грехе, упомянутом в ней. Только такое рассудительное отношение к себе, а не попытки самооправдаться, могут позволить нам потихонечку, шаг за шагом, сократить свой личный список «малозначимых проступков». В этой статье я хотел бы остановиться лишь на некоторых из них, так прочно укоренившихся в нашем сознании.

Рассеянная молитва

Один монах, побеждаемый рассеянной молитвой, с горечью произнес:

– Господи, если Ты повсюду, то как так получается, что я постоянно оказываюсь еще где–то?

Говорят, что нерассеянная молитва – удел святых. Означает ли это, что мы, приступая к общению с Богом, не должны стараться делать это со вниманием и благоговением? Только постоянное упражнение в молитвенном делании может дать навык к сосредоточенной молитве, отражающей в нашем отношении к ней наше реальное духовное состояние. Ведь, как правило, рассеянная молитва является признаком рассеянной жизни, в которой нет точно намеченных задач и ориентиров.

Встал человек на вечернее правило. Начал читать молитвы, но так как за день устал, то сел на стул. Молитва всё равно не шла. Неожиданно раздался звонок в дверь – это сосед, вернулся с рыбалки. Стояли они и часа два беседовали о том, на что тот ловил и как у него клевало.

Когда разговор закончили, человек опять вернулся к молитве. Сначала он читал правило стоя, а потом – снова сидя. Сил–то ведь стоять на молитве у него опять не было!

«Если мы просим у Бога смирения, то значит, просим и возникновения тех ситуаций, в которых нам представится возможность проявить его»

Господь призывает нас постоянно молиться. Сделать это в мирской жизни сложно, но можно. Ведь молитва не ограничивается только установленным Церковью правилом. Она может выражаться не только определенными правильными словами и прошениями, но и их ежеминутным воплощением в жизнь. Добиться такой молитвы, проявляемой в конкретных делах, можно тщательно наблюдая за собой. Если мы просим в молитве у Бога смирения, то значит, просим и возникновения тех ситуаций, в которых нам представится возможность проявить его.

Некий человек спросил монаха:

– Кто тебя научил молиться?

Тот ответил:

– Бесы.

– Как бесы?!..

– Да так! Они меня бороли разными помыслами, а я от них отбивался молитвой.

Жестокосердие

Признать себя жестокосердным человеком тяжело.

– Как так, я работаю с утра до ночи ради своей семьи, помогаю друзьям, подаю милостыню. Разве у меня грубое и черствое сердце? Примерно так я рассуждаю, когда произношу в молитве этот грех. Но, когда начинаю копать глубже, то вспоминаю, что не помог женщине с коляской сесть в троллейбус, не помог старушке, идущей с базара, донести до остановки ее сумки. Таких простых ситуаций возникает множество, и они могут быть связаны не только с оказанием банальной физической или материальной помощи, а обычного доброго слова, согревающей душу улыбки.

Как часто нам приходится роптать на несправедливость, господствующую в этом мире, и как мало нужно порой, чтобы ее стало хоть чуть-чуть меньше.

На улице зимой человек увидел раздетого и голодного ребенка.

Человек разозлился и с негодованием обратился к Богу:

– Почему ты позволяешь это? Почему Ты ничего не делаешь для этого несчастного малыша?

В ответ он услышал:

– Я кое–что предпринял: Я послал ему тебя…

У архимандрита Иоанна (Крестьянкина) есть «Слово о малом доброделании». В нем идет речь о важности именно таких «малых» хороших поступков. «Окружайте, люди, себя, опоясывайтесь малыми делами добра – цепью малых, простых, легких, ничего вам не стоящих добрых чувств, мыслей, слов и дел. Оставим большое и трудное, оно для тех, кто любит его, а для нас, еще не полюбивших большого, Господь милостью Своею приготовил, разлил всюду, как воду и воздух, малую любовь».

Менять мир необходимо с себя. Если нет в нас пока еще любви к ближнему, мы можем делать дела этой самой любви, а не задавать риторические вопросы о происхождении зла и несправедливости.

– Господи! Ну почему так много лжи, насилия, войн, смертей, разврата?! – спросили люди Бога.

– Вам не нравится всё это?

– Конечно, нет!!!

Бог ответил:

– Тогда не делайте этого!

Осуждение

Однажды послушник спросил авву Дорофея, как не впасть в осуждение. В ответ он услышал:

– Если ты скажешь «мой брат солгал» – ты скажешь правду. Но если ты скажешь «мой брат лжец» – ты осудил его.

Чтобы почувствовать ту грань, которая отделяет рассуждение о грехе от осуждения, нужно обладать духовным опытом и духовным ведением. Мы, живя в миру, вряд ли можем считать себя достигшими подобного состояния. Осудить ближнего, даже не заметив того, бывает слишком просто. Причем нам для этого не надо какой-то серьезной причины – был бы человек, а повод найдется.

Одна семейная пара переехала жить в новую квартиру.

Утром, едва проснувшись, жена выглянула в окно и увидела соседку, которая развешивала на просушку выстиранное бельё.

— Посмотри, какое грязное у неё бельё, — сказала она своему мужу.

Но тот читал газету и не обратил на это никакого внимания.

— Наверное, у неё плохое мыло, или она совсем не умеет стирать. Надо бы её поучить.

И так всякий раз, когда соседка развешивала бельё, жена удивлялась тому, какое оно грязное.

В одно прекрасное утро, посмотрев в окно, она вскрикнула:

— О, неужели! Сегодня бельё чистое! Наверное, научилась стирать!

— Да нет, – сказал муж, – просто я сегодня встал пораньше и вымыл окно.

Заметить грязь в окне собственной души бывает намного тяжелее, но это самое верное средство не впасть в грех осуждения. Научиться видеть в каждом человеке лучик света, а не беспросветную тьму – очень важно. Важно в первую очередь для нас самих.

– Отец, почему ты печален? – спросил ученик у старца.

– Люди разучились видеть истину. Трижды я показывал трем из вас белую одежду с грязным пятном. И спрашивал: что вы видите? Грязное пятно, – говорил каждый из вас. И ни один не догадался ответить: белую ткань.

Многословие

Многословие, пустословие, сквернословие – всё это разные стороны одного греха, связанного с неумением (нежеланием) обуздать свой язык. Данный грех присущ нам всем. Даже когда мы молчим, мысленно порой мы произносим такие речи и употребляем такие словообороты, что диву даешься. О том, что молчание – золото, знаем мы все. Но как трудно сдержаться, когда рядом с тобой что-то или кого-то обсуждают.

Слово – очень опасный инструмент, способный не только ободрить и придать сил, но также ранить или разрушить чужую жизнь. Избежать бесполезного многословия можно только при внимательном и бережном отношении ко всему произносимому, неразрывно связывая его с душеполезной рассудительностью.

Один человек спросил Сократа:

– Знаешь, что мне сказал о тебе твой друг?

– Постой, – остановил его Сократ. – Перед тем как сказать мне что–то, просей свои слова через три сита. Первое сито – сито правды. Ты уверен, что то, что ты слышал, правда?

– Нет, я просто слышал это.

– Второе сито – сито доброты. Ты хочешь сказать мне о моем друге что–то хорошее?

– Нет, напротив.

– Третье сито – сито пользы. Мне действительно полезно услышать то, что ты хочешь мне сказать?

– Думаю, что нет.

– Значит, в том, что ты хочешь мне сказать, нет ни правды, ни доброты, ни пользы? Зачем тогда это говорить?

Перечень таких грехов, непроизвольно совершаемых нами, достаточно велик. Он включает в себя не только рассеянность, жестокосердие, пустословие, праздность, непослушание, ревность, объедение, злопамятство, но и такие малопонятные, как мшелоимство, скверноприбытчество и любостяжание.

Мшелоимство

Мшелоимство означает страсть к вещам. В одном из монашеских уставов говорится о том, что иноки не должны иметь у себя в келье никаких лишних вещей, так как эта страсть является разновидностью сребролюбия. В наши дни этот грех особо ярко проявляется в таком явлении, как шопоголизм.

Господь, обращаясь к Своим ученикам, сказал: «У кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же» (Лк. 3, 11). Вещи сами по себе не являются чем-то греховным, греховной является страстное отношение к ним.

Однажды воры сказали некоему старцу:

— Мы пришли забрать всё, что находится в твоей келье.

Тот ответил:

— Дети мои, берите всё, что пожелаете.

Тогда они взяли в келье всё, что можно, кроме спрятанного мешочка, и ушли. Но старец побежал за ними, крича:

— Дети мои, вы забыли мешочек, возьмите его!

Скверноприбытчество

Скверноприбытчество также связано со страстью обогащения, совершаемого неправедным путем. Сребролюбие – болезнь, ищущая для своего удовлетворения любые способы, включая использование служебного положения, авторитета, родственных и дружеских связей.

Пришёл однажды в монастырь один очень влиятельный человек. Он принёс с собой много золота и попросил настоятеля раздать золото братьям.

Настоятель ему ответил:

— Братья не нуждаются в этом.

Но поскольку принёсший был очень важной особой и убедительно просил об исполнении его желания, то пресвитер предложил ему поставить ящик с золотыми монетами при входе в церковь, а братьям сказал, что тот, кому они нужны, пусть возьмёт деньги из ящика. Однако никто из братьев не только не прикоснулся к монетам, но даже не взглянул на них.

Тогда старец сказал вельможе:

— Бог принял твоё приношение — поди, раздай золото нищим.

Любостяжание

Любостяжание выражается в страстном попечении о приобретении имущества, превышающего требуемую для жизни меру. Апостол Павел причисляет этот грех к идолослужению: «… никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Кол. 3, 5).

Иисус, проповедуя народу, сказал: «Смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения. И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле, и он рассуждал сам с собою: „Что мне делать? Некуда мне собрать плодов моих“. И сказал: „Вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: Душа! Много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись!“ Но Бог сказал ему: „Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?“ Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк. 12, 15-21).

Господь не ждет от нас каких-то невероятных подвигов, связанных с восхождением на крест или преданием себя за веру на пытки и смерть. Всё, что от нас требуется, – это внимательное отношение к своей жизни и к тем мелочам, из которых складывается наше христианское устроение. Именно эта повседневная работа над собой, проявляющаяся в каждом конкретном поступке, является залогом нашего духовного роста, залогом нашего спасения.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)36

Польза частой Исповеди

Старец архимандрит Клеопа (Илие, 1912–1998) широко известен как великий духовник румынского монашества и наставник многих мирян, которые тысячами приходили к нему за духовной помощью. Предлагаем читателю фрагменты русской публикации его книги «Ценность души», вышедшей в Издательстве Сретенского монастыря.

Преблагий Бог установил в мире таинство Исповеди, ибо если бы ее не было после крещения, то никто не смог бы спастись. Кому удастся принести чистую исповедь, тому удастся совершить второе крещение, как вы слышали, что священник говорит в молитве: «О сих всех отныне должен еси блюстися, понеже вторым крещением крещаешися, по таинству христианскому…»1

Таинство Исповеди, или Покаяния, является одним из семи таинств Церкви и включает четыре части:

Первая — это сердечная боль о грехах. Пусть исповедующийся сожалеет и плачет о грехе, которым он огорчил Бога.

Вторая — это исповедание грехов вслух перед духовником.

Третья — выполнение епитимии и принятие перед священником твердого решения, что выполнит ее.

Четвертая часть — это ключ Исповеди, то есть отпущение грехов через возложение рук священника на голову верующего. Это называется эпиклезой духовничества2, то есть схождением Духа Святого на голову исповедавшегося чисто. Ибо таинство святой Исповеди не может завершиться иначе, как только тогда, когда священник возложит руку свою на голову исповедующегося, как архиерей возлагает руку на голову диакона или священника, когда рукополагает его, и сходит Дух Святой по апостольскому преемству. Итак, и здесь также Дух Святой сходит через руку священника, чтобы разрешить душу исповедавшуюся.

Исповедь, будучи омытием или духовным крещением души после первого крещения, есть таинство, в котором человеку прощаются грехи через разрешение, получаемое от духовника, и хорошо, чтобы она совершалась как можно чаще.

Потому что нет такого мгновения или минуты, когда мы не согрешали бы перед Богом

Божественный отец Иоанн Златоуст так говорит в своей книге, которая называется «Кладезь», то есть «Колодец»3: «Если возможно будет, о христианин, то и на каждый час исповедуйся у духовника».

Почему? Потому что нет такого мгновения или минуты, когда мы не согрешали бы перед Богом. А поскольку мы каждое мгновение согрешаем перед Богом, то крайне нужно приносить частую исповедь, омывать душу путем чистого исповедания с раскаянием и епитимией, потому что одежда души нашей, очищенная в крещении, оскверняется всевозможными грехами час от часу и с минуты на минуту.

В ранние века святоотеческого христианства христиане исповедовались духовнику каждый день. Но в те времена они и причащались каждый день, как это явствует из Деяний: «и каждый день все единодушно пребывали в храме», когда была основана Церковь, и «постоянно пребывали в учении Апостолов», в причащении и преломлении хлеба и в молитвах… «Все же верующие были вместе и имели всё общее» (Деян. 2, 44, 42, 46). Так появилась первая апостольская община.

Они всё отдавали Церкви и самих себя предавали Христу. В те времена по окончании богослужения стол накрывали тут же, в храме, эти трапезы назывались агапами. Позднее их перенесли на паперть храма, а затем в дома христиан, и они были благословлены святыми апостолами.

Исповедь совершалась с началом каждого дня. Впоследствии, когда люди стали реже причащаться Святых Таин, и исповедоваться тоже стали реже. А теперь видите, и в посты не каждый исповедуется. Так охладели вера и благоговение, особенно по отношению к исповеди и причащению Святых Таин, а ведь они приносят самую большую пользу и дают силу для духовного возрастания душ наших благодаря благодати Духа Святого, сходящей на нас в этих святых таинствах.

Однако скажем здесь не только об исповеди, но и о пользе частого исповедания.

Польза от частой исповеди пятикратна:

Первая польза от частой исповеди заключается в том, что грех не успевает пустить корней в нас, и гнездо сатаны, свитое в душе, разоряется.

Диавол, видя, что ты часто исповедуешься, каешься, молишься и без конца ябедничаешь на него, говорит так: «Я зря тут стараюсь, он же все время ходит к священнику, исповедуется, и тот разрешает его, а я остаюсь с носом. Пойду-ка лучше к тем, кто и в ус не дует, кому и дела нет до спасения, кто годами не исповедуется, эти-то мне не станут противиться!»

Кто часто исповедуется, тот знает, в чем он согрешил, ибо помнит это. Если он не исповедовался пару дней, то скажет: «А ну-ка, что же я натворил?» — и сразу же всё вспоминает, а если промедлит месяц, два или даже год, то где же ему тут всё упомнить?

Ибо если бы ты разок испытал себя, сел бы где-нибудь дома в уголочке и последил бы за своими помыслами только пару часов, то увидел бы, что ум твой чего только ни вытворяет. И к какому количеству грехов он устремляется, если не приструниваешь его молитвой и страхом Божиим. А за день или два? А когда мы находимся в обществе, говорим с людьми, видим всякое и слышим, то как же тогда обременяется душа наша и совесть каждый час?

Итак, вот какова первая польза от частой исповеди. И запомните, что благодаря частой исповеди грехи не могут пустить глубоких корней в сердце того, кто исповедуется.

Вторая польза от частой исповеди та, что человеку легко упомнить прегрешения, совершенные после последней исповеди, тогда как тому, кто исповедуется редко, невозможно вспомнить всего, что он совершил. Таким образом, многие грехи остаются неисповеданными, а следовательно, непрощенными. Поэтому диавол приводит их ему на память в час смерти, но тогда уже нет никакой пользы от этого, ибо язык у него отнимается, и он не может их исповедать.

Горе тому, кто идет на исповедь и открывает какую-то часть грехов, а другую не открывает; или если и называет их, то не чистосердечно, не так, как он их совершил. Подыскивает слова, как бы их замазать — и так и эдак. Он думает, что надо назвать духовнику несколько грехов, и если тот его разрешит, то всё, он уже полностью прощен. Но неужели он думает, что можно обмануть Бога, как будто Бог не знает, как именно произошел грех и каким образом он был совершен?

Духовник разрешает только то, что слышит; остальные грехи остаются связанными, ибо кающийся не был искренен и так и не решился облегчиться. Поэтому второе условие того, чтобы исповедь стала хорошей, — она должна быть искренней и чистой. Всё, что человек помнит, всё нужно сказать, ведь он говорит не священнику, а Богу. Священник такой же перстный человек, как и мы. Он только получил власть вязать и решить грехи, по действию Духа Святого.

Третья польза, которую получает тот, кто исповедуется часто, заключается в том, что даже если бы ему случилось пасть в смертный грех, он тотчас же бежит и исповедуется, входит в благодать Божию и не страдает от того, что его совесть гнетет бремя греха, поскольку он привык очищать себя исповедью.

Четвертая польза, которую получает часто исповедующийся, заключается в том, что смерть застает его очищенным и пребывающим в благодати Божией, питающим великую надежду на спасение.

По свидетельству святого Василия Великого, диавол всегда является при кончине праведников и грешников, надеясь увидеть человека в грехах, чтобы забрать его душу4. Но у тех, кто исповедуется часто и чисто, он не может найти ничего, потому что они исповедались и получили разрешение грехов.

Пятая польза от частой исповеди заключается в том, что человек удерживает себя от грехов при одной только мысли, что через несколько дней он будет исповедоваться опять и получит епитимию от духовника в укор за соделанное. Кто исповедуется часто, тот, как только подумает о том стыде, который его охватит перед духовником, об епитимии, которую получит, — удерживает себя от греха.

Человек обладает такой силой против греха, что если бы явились сразу все бесы из преисподней, то и они ничего не смогут сделать с ним, если он настроен не совершать греха; ибо Бог дал ему великую силу в крещении — побеждать искушения бесов.

А если бы у него не было этой силы, тогда не было бы ни ада, ни наказания за грех. Вы не слышали, что говорит в Псалтири Дух Святой? «Господи: яко оружием благоволения венчал еси нас» (Пс. 5, 13). И еще говорит: Бог «от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его» (Сир. 15, 14).

Если хочет совершить грех — совершает, а если нет — нет. Диавол только наводит его на мысль, а он, если он глуп и прельщается, совершает этот грех на деле. Сможешь ли ты сказать в Судный день:

— Господи, диавол привел меня в пивную; диавол привел меня к этой бабе; диавол привел меня на кражу; диавол привел меня на пьянку, на аборт, на всё ?

Ведь диавол ответит тогда:

— Господи, да пусть приведет свидетелей, которые бы видели, как я его веду в пивную, на блуд или аборт! — А потом скажет человеку: — Ну вот видишь, какой ты дурак? Я подал тебе мысль совершить грех. А ты, дурак, взял и пошел туда сам! Я тебя не тянул за руку! А если уж ты меня послушал, ты мой!

Итак, частым исповеданием разоряется гнездо сатаны

Итак, частым исповеданием разоряется гнездо сатаны. Ты видел когда-нибудь аиста? Он вьет гнездо на крыше дома. И птица эта очень деликатная. Если ты разоришь гнездо ее раз, другой, она больше не прилетит к тебе. Знает, что ты ее враг. Так и мы, если разорим гнездо сатаны, он к нам не пожалует вскоре.

И таков человек, который блюдет душу свою чистой, ибо он терпеть не может грехов.

Посему пятая польза от частой исповеди двояка. Прежде всего та, что мы разрушаем гнездо сатаны в душе, а вторая — что смерть не застигнет нас неисповеданными.

У кого есть обыкновение исповедоваться часто, тот не дает ржавчине греха распространиться в его уме и сердце; кто часто осматривает свою ниву, тот замечает, когда прорастает грех, и тотчас выпалывает его из души исповедью. Такого смерть не застанет неподготовленным.

Вот посмотри, умер сейчас у нас один монах, духовник Нафанаил. Пришел он ко мне в пятницу, исповедался по чину исповеди духовников, причастился Пречистых Таин, а через несколько дней отошел ко Господу с молитвой на губах.

Эта душа хоть и отошла быстро, но была подготовлена. А мы что скажем? «Да ладно, исповедуюсь в следующем году»? Нет! Не будем откладывать, мы ведь не знаем, когда призовет нас Христос!

Не думайте, что мелкие грехи не тяжелы!

Отец Нафанаил не знал, что умрет. Но Ангел Божий помог ему, ибо у него было обыкновение каждую неделю приходить на исповедь. Тут некогда было накопиться злу, ибо на исповеди ему были разрешены все грехи, вплоть до самых мелких.

Не думайте, что мелкие грехи не тяжелы! И их тоже нужно исповедовать, ибо слышишь, что говорит Евангелие? «Ничто нечистое не войдет в Царство Небесное» (Откр. 21, 27).