Поливанов Евгений Дмитриевич

Помещик поливанов в поэме кому на руси жить хорошо характеристика?

Помещики у Некрасова в поэме «Кому на Руси жить хорошо» — образы собирательные. Очень отрицательные и малоприятные. И вот в этих чертах характера Н.А. Некрасова мы видим общие характеры целого социального слоя России именно того времени.

Помещик Поливанов очень жесток и жаден. Деревню он купил за взятки. Называет её по-хамски: «Это деревнишка». Получается, что даже названия у этой деревни нет. Так вот, купив эту деревню, он там «вольничает» и делает в ней все, что угодно. По своему, по-барски, с великой страшной силой.

Поливанов жесток не только со своими крестьянами, но и со своими близкими и родными ему людьми. Много плохого он сделал самым близким своим людям. Ему ещё очень нравится унижать своего верного слугу Якова. Каблуком может бить его по зубам. Не спеша, ради забавы, получая от этого огромное удовольствие. А ведь он его так любил. И ничего сделать этот слуга и придумать не смог, как только повеситься у него на глазах. Не было и нет у барина чувства благодарности и сострадания. А лишь желание только иметь все то, что ему приглянулось. Несмотря ни на что.

Вот она — Русь помещичья.

Поливанов, Евгений Дмитриевич

Родился 12 марта 1891 г. (по старому стилю 28 февраля 1891 г.) в Смоленске в небогатой дворянской семье. Отец был железнодорожным служащим, мать работала переводчиком и журналистом.

В 1908 г. окончил Александровскую гимназию в Риге, в 1911 г. — Практическую восточную академию Императорского общества востоковедения (Санкт-Петербург) по японскому разряду, в 1912 г. — историко-филологический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета (ныне — Санкт-Петербургский государственный университет), где его учителями были крупные российские лингвисты Иван Бодуэн де Куртенэ и Лев Щерба.

В юношестве в результате несчастного случая потерял кисть левой руки.
С 1911 г. в Петербурге преподавал русский, латинский, французский языки и общую фонетику в частной гимназии и на женских педагогических курсах.
В 1914-1916 гг. стажировался в Японии, изучал диалекты и собирал лексикографический материал. По неподтвержденным данным, в ходе третьей поездки в 1916 г. сотрудничал с российской военной разведкой.
В 1914 г. выступил одним из основателей петроградского кружка филологов-формалистов, который к 1916 г. получил название ОПОЯЗ («Общество изучения поэтического языка»).
С 1915 г. — приват-доцент кафедры японской словесности Восточного факультета Петроградского университета. Тема магистерской диссертации — «Психофонетические наблюдения над японским диалектами».
После Февральской революции 1917 г. работал в газете «Новая жизнь», примкнул к левым меньшевикам и возглавлял отдел военной печати при министерстве иностранных дел Временного правительства.
В дни Октябрьской революции перешел на сторону большевиков и с ноября 1917 г. по январь 1918 г. исполнял обязанности одного из двух заместителей наркома иностранных дел Льва Троцкого. Уволился после выдвинутого Троцким обвинения в растрате, был оправдан. Далее совмещал работу в Петроградском университете и Восточном отделе информбюро Союза коммун Северной обл. (областное объединение в РСФСР в 1918-1919 гг.), организовал китайскую коммунистическую секцию при Петроградском комитете Российской коммунистической партии (большевиков)​.
В 1919 г. вступил во РКП(б), в 1926 г. выбыл из ее рядов «как пассивный и увлекавшийся наркоманией».
В 1920-х гг. работал и преподавал в различных университетах в Москве, Ташкенте, Самарканде и Владивостоке.
В 1926-1931 гг. — сотрудник Узбекского государственного научно-исследовательского института культурного строительства (Самарканд). В 1931-1934 г. жил и работал в Ташкенте, с 1934 г. — профессор Киргизского научно-исследовательского института языка и письменности (г. Фрунзе, ныне — Бишкек).
1 августа 1937 г. арестован, обвинен в измене родине путем шпионажа. В ходе допросов в Москве признался, что якобы являлся японским шпионом с 1916 г., позднее отказался от этих показаний. 25 января 1938 г. на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР приговорен к высшей мере наказания, расстрелян и захоронен на полигоне НКВД «Коммунарка» (ныне — кладбище пос. Коммунарка в составе Москвы).
3 апреля 1963 г. реабилитирован Верховным Советом СССР по ходатайству Института языкознания Академии наук СССР.
Евгений Поливанов — автор не менее 140 публикаций по фонетике, морфологии, лексике разных языков и их диалектов; более 20 книг и брошюр, в т.ч. грамматик узбекского, дунганского, японского, китайского, азербайджанского и др. языков. Является автором самой распространенной системы транскрипции японских слов кириллицей (система Поливанова). Был в числе критиков «нового учения о языке» академика Николая Марра. Был автором латинизации письменностей народов Советского Востока (в конце 1930-х гг. в СССР от нее отказались в пользу кириллизации).
Также увлекался поэзией и переводил с разных языков (в частности, перевел на русский язык многие главы киргизского героического эпоса «Манас»). Современники отзывались о Евгении Поливанове как о необычайно яркой и противоречивой личности. Он послужил прототипом эксцентричного профессора Драгоманова в романе Вениамина Каверина «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове» (1930).

Владел русским, французским, немецким, английским, латинским, греческим, испанским, сербским, польским, китайским, японским, татарским, узбекским, туркменским, казахским, киргизским, таджикским и эстонским языками.

Евгений Поливанов был женат на Бригитте Альфредовне Поливановой-Нирк (1899-1946). В 1938 г. супруга лингвиста была арестована и осуждена на 10 лет лагерей как «агент польской разведки», умерла в Каргопольлаге (Архангельская обл.), реабилитирована в 1989 г.

Поливанов Алексей Андреевич

  • Даты жизни: 04.03.1855-25.09.1920
  • Биография:

Похоронен на Никольском кладбище в Санкт-Петербурге.

Сын — Поливанов Александр Алексеевич.

  • Чины:

на 1 января 1909г.— Военное министерство, генерал-лейтенант, Помощник военного Министра.

  • Награды:

Св. Анны 4-й ст. (1877) Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (1878) Св. Анны 3-й ст. (1882) Св. Станислава 2-й ст. (1885) Св. Анны 2-й ст. (1893) Св. Владимира 4-й ст. (1895) Св. Владимира 3-й ст. (1898) Св. Станислава 1-й ст. (1902) Св. Анны 1-й ст. (1905) Св. Владимира 2-й ст. (06.12.1909) Белого Орла (25.03.1912) Перстень из Кабинета Его Вел-ва (1890); Монаршее благоволение (ВП 14.08.1895); Высочайшее благоволение (1902) Знаки: юбилейный знак Лейб-Гвардии Гренадерского полка; знак Красного Креста и др Медали: в память русско-турецкой войны 1877-78; в память Коронаций 1883 и 1896; в память царствования Имп. Александра ІІІ; за труды по 1-й Всеобщей переписи населения 1897; в память обороны СевастополяИностранные ордена: Румынский Железный крест; Французский Почетного Легиона офицерского креста (1894); Бухарский Восходящей Звезды (1896); Австрийский Железной Короны 2-го кл. (1897); Прусские Красного Орла 2-го кл. (1897) и 2-го кл. со звездой; Румынский Звезды командорского креста (1899); Черногорский Князя Даниила І-го 1-й ст.; Бухарские Золотой Звезды, Тадж и Искандер-Салис с бриллиантами.

  • Дополнительная информация:

-Поиск ФИО по «Картотеке Бюро по учету потерь на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.» в РГВИА — (информация с сайта www.grwar.ru)

  • Совет министров, Царская ставка. Станция Барановичи, 14 июня 1915 г.

Е.Д. Поливанов

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО КубГУ)

Кафедра общего и славяно-русского языкознания

Евгений Дмитриевич Поливанов

Выполнила: Грищенко Е.Н. ,

Студентка филологического факультета,

4 курса, гр. А.

Краснодар, 2013 год

ПОЛИВАНОВ

ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВИЧ

(1891–1938)

Поливанов Евгений Дмитриевич – русский языковед. Родился 28 февраля в 1891 году в Смоленске. В 1912 году окончил Петербургский университет и Практическую восточную академию. В 1913–1921 г.г. преподавал на восточном факультете, затем на факультете общественных наук Петербургского университета, с 1919 г. – профессор. В 1914–1916 г.г. был в научных командировках в Японии. С 1917г. активно участвовал в революционной деятельности, в конце 1917 – начале 1918 годов возглавлял Восточный отдел Наркомата иностранных дел. Будучи выдающимся полиглотом, успешно выполнил правительственное задание по переводу и публикации секретных договоров царского правительства с другими государствами. В 1926–1929 г.г. заведовал лингвистическим отделом Российской ассоциации научных институтов общественных наук в Москве. Вел научно-педагогическую работу в Самарканде (1929–1931), Ташкенте (1931–1934), Фрунзе (ныне Бишкек) (1934–1937).

Е. Д. Поливанов принадлежит к блестящей плеяде русских советских лингвистов. Он сформировался как ученый в первой четверти XX в., сочетал в себе яркий талант исследователя, необыкновенные способности полиглота и глубокие познания в области теории языка. Поливанов – ученик И. А. Бодуэна де Куртенэ, сохранил его понимание фонологии как «психофонетики». Также ему принадлежат работы, не потерявшие своей актуальности и в наши дни, по теории языка и его эволюции, сравнительной индоевропеистике, фонетике, фонологии, акцентологии, теории графики и орфографии, грамматики и фонетики японского, китайского, дунганского, грузинского, узбекского, турецкого и других языков.

Согласно Поливанову, целью лингвистики является не только описание языков и их истории, но и исследование процессов языковых изменений, их истоков и следствий. Благодарный материал для такого рода исследований представляет язык переходной эпохи, периодов общественных сдвигов, перемен. По мнению Поливанова, эти сдвиги отражаются более или менее непосредственно только в лексике и фразеологии, которые составляют самую «чувствительную» к общественным переменам часть языка.

Говоря о различии между синтаксисом, морфологией и лексикой, он впервые поставил вопрос о фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплине. Ещё в 1928 году он высказал мысль о том, что фразеология займёт «обособленную и устойчивую позицию в лингвистической литературе будущего».

Этот научный прогноз Поливанова полностью подтвердился. В советском языкознании фразеология как самостоятельная лингвистическая дисциплина возникла в 40-х годах ХХ века. Изучение фразеологии стимулировалось, с одной стороны, лексикографической практикой, а с другой — трудами академика В.В.Виноградова, в которых впервые были поставлены вопросы об основных понятиях фразеологии, её объёме и задачах, а главное – была разработана классификация фразеологических оборотов.

Своими работами Е.Д. Поливанов заложил основы советской социолингвистики, а также такого направления современного языкознания, как полевая лингвистика (Полевая лингвистика начала формироваться в 19 в., когда лингвисты обратились к не изученным ранее языкам различных районов мира. Это лингвистическая дисциплина, разрабатывающая и практикующая методы получения информации о неизвестном исследователю языке на основании работы с его носителями).

Параллельно теоретическим изысканиям он вел большую практическую работу по созданию алфавитов и первых языковых учебников для бесписьменных народов СССР.

Е.Д. Поливанов как основоположник советской социолингвистики обосновал необходимость социальной диалектологии наряду с территориальной.

Поливанову принадлежит первая сопоставительная грамматика — «Русская грамматика в сопоставлении с узбекским языком» (1933). Основные положения своей лингвистической концепции он изложил в «Лекциях по введению в языкознание и общей фонетике» (1923), «Введении в языкознание для востоковедных вузов» (1928). Идеи Поливанова продолжают плодотворно разрабатываться и в современном языкознании.

Много занимался проблемами ударения, в частности, еще в 1910-е годы впервые в мировой науке определил характер японского ударения. Общий очерк фонологии и ударения в языках мира содержится в книге Поливанова «Введение в языкознание для востоковедных вузов» (1928; второй том Введения остался неизданным и был утерян). Им впервые описан ряд японских диалектов.

Активно изучая современные языки, Поливанов стремился выявить и закономерности исторических изменений в языке, развивая идеи И.А.Бодуэна де Куртенэ и (косвенно) Н.В.Крушевского и выдвинув, в частности, принцип экономии звуковых усилий, в дальнейшем развитый Р.Якобсоном и А.Мартине. Стремился создать общую теорию языкового развития, которую называл лингвистической историологией, и разработал ее фрагмент – теорию фонологических конвергенций и дивергенций. Одновременно он ставил и проблему (поныне остающуюся в основном нерешенной) лингвистического прогнозирования, предсказания будущего развития языков.

Открыто выступив против Марра, Поливанов предпринимал свои собственные попытки построить марксистское учение о языке (За марксистское языкознание, 1931) и в связи с этим одним из первых занялся вопросами социолингвистики, соотношения внутриязыковых и социальных факторов в развитии языка, отношений между литературным языком и диалектами, изучал изменения в русском языке после революции. Участвовал в создании письменностей и литературных норм для языков народов СССР, особенно языков Средней Азии; последним его делом стала разработка дунганского алфавита, принятого незадолго до ареста и гибели ученого.

Евгений Дмитриевич Поливанов был лингвистом-полиглотом широкого профиля и внёс большой вклад во многие области языкознания. Он занимался многими языками, прежде всего русским, японским, узбекским и др. и самыми разнообразными проблемами лингвистики. Создатель транскрипции для японского языка, один из основоположников советской социолингвистики, создатель теории языковой эволюции, один из основателей ОПОЯЗА (Общество изучения теории поэтического язык), разработчик методик обучения русскому языку нерусских.

Поливанов занимался также поэтикой, был близок к литературоведам русской формальной школы. Переписывался с Р.Якобсоном, печатался в изданиях Пражского лингвистического кружка. В конце жизни составил второй в СССР после словаря Н.Н.Дурново «Словарь лингвистических терминов», изданный лишь в 1991. Многие труды Поливанова не были изданы и не сохранились.

Кандзи • 漢字

Кана • 仮名

  • Катакана • 片仮名
  • Хирагана • 平仮名

Использование

  • Фуригана • 振り仮名
  • Окуригана • 送り仮名

Исторические

  • Манъёгана • 万葉仮名
  • Хэнтайгана • 変体仮名

Транскрипции

  • Ромадзи • ローマ字
    • Кунрэй-сики • 訓令式
    • Ниппон-сики • 日本式
    • Хэпбёрн
  • Кириллические
    • Поливанов • キリル文字

Фонология • 日本語の音韻

Систе́ма Полива́нова — транскрипционная система записи японских слов кириллицей, разработанная российским востоковедом Евгением Дмитриевичем Поливановым в 1917 году. Опубликована была в 1930 году. Система Поливанова — самый распространённый вариант записи японских слов кириллицей, однако помимо неё иногда используются альтернативные способы записи. Иногда систему Поливанова называют «росия́дзи», «россия́дзи» или (среди нелингвистов) «кири́дзи», по аналогии с ромадзи — системой латинской транслитерации японских слов.

Правила системы Поливанова Править

При передаче с помощью системы Поливанова исконно японских слов, записываемых в японском кандзи и хираганой, транслитерированный текст пишется строчными буквами, при передаче же заимствованных слов, записываемых в японском катаканой, — прописными.

В данной таблице сначала идёт знак хираганы, потом правее стоит соответствующий знак катаканы, оба имеющие одинаковую запись в системе Поливанова, и, для справки, в скобках приведена латинская транслитерация по системе Хэпбёрна.

Особенности записи Править

Ниже для краткости употребляются только знаки хираганы.

Грамматические частицы Править

Чтение знаков каны иногда изменяется, когда они используются в качестве частиц или падежных показателей. Система Поливанова отражает изменение в произношении:

  • へ хэ, когда используется как грамматический показатель, записывается как э;
  • は ха, когда используется как частица, записывается как ва.

Слоговая н Править

  • ん («н») перед гласными пишется как «нъ» во избежание путаницы со слогами ряда «на» (например, てんいん тэнъин — «продавец»);
  • ん («н») перед «б» «п» и «м» записывается как «м», в соответствии с произношением (например, ぶんぽう бумпо: — «грамматика»).

Гласные после гласных Править

  • い («и») после гласных записывается как «й» (например, におい ниой — «за́пах»);
  • う («у») после «о» или «ё» или слога, оканчивающегося на «-о», «-ё», «-у» и «-ю» часто означает удлинение соответствующего гласного, и в русской системе в обычных текстах не обозначается. В учебных и профессиональных текстах долгота гласных звуков обозначается двоеточием (например, きょうしつ кё: сицу — «аудитория»).

В некоторых случаях い («и») и う («у») после гласных являются началом следующего корня слова и должны записываться как обычно. К примеру слово しおいれ («солонка») следует писать как сиоирэ, а не сиойрэ, так как оно состоит из двух корней: しお сио («соль») и いれ ирэ («вкладывать, вставлять»).

  • い («и») после звука «э» часто обозначает удлинение этого гласного. Чаще всего записывается как эй (сэнсэй), но в учебных текстах может писаться как э: (сэнсэ:).

Удвоение согласных Править

Маленький знак っ означает удвоение согласного звука следующего за ним слога и при транслитерации передаётся удвоением соответствующей согласной буквы (например, いっぱい иппай — «полный»). Исключение составляет удвоение согласного звука в слоге つ — оно записывается как тцу (например, よっつ ётцу — «четыре (предмета)»).

Ударение при произношении Править

Ударение при произношении по-русски обычно ставится на слог с долгой гласной. Если такого слога нет — ставится произвольно, но и после глухих согласных ударными не бывают, так как в японском произношении нередко редуцируются. Борис Иванов, основываясь на анализе сложившегося произношения, предлагает следующие правила:

Обычно японские слова, названия и имена в русском языке произносятся с ударением на предпоследний слог, и такое ударение вообще предпочтительно в сомнительных случаях. Тем не менее, есть целый ряд исключений, в частности:

  • Слова, оканчивающиеся на «он», «ан», «моно» и «ко» (в трёхсложных словах), произносятся с ударением на последний слог.
  • Слова, оканчивающиеся на дифтонги «ай/эй/уй/ой», произносятся с ударением на последний слог.
  • Ударение не может падать на «у» и «и», стоящие между двумя глухими согласными. В этом случае оно переносится на второй от конца слог (если он есть), либо на последний слог.
  • Если в японском слове последний слог долгий, то ударение падает на него, даже если долгота слога не передаётся в написании.
  • Слова, содержащие один слог с «ё», допустимо произносить с ударением на этот слог (по общему правилу русского ударения).

Исключения и отклонения Править

В обычных текстах (например, публицистических) вполне допустимо заменять при записи букву «э» на букву «е» — так слова выглядят более привычно. Однако после гласных, а также в начале слов нужно в любом случае писать «э», так как иначе при произношении получается звук , отсутствующий в японском языке. Кроме того, необходимо внимательнейшим образом следить за расстановкой точек над «ё» во избежание путаницы с буквой «е».

Многие учебники традиционно показывают редукцию некоторых слогов японского языка, в основном это форма глаголов на -масу (ます), которая записывается как «мас» (например, 見ます мимасу «видеть» — как «мимас») и глагол-связка дэсу (です, записывается как «дэс»). Вероятно, это помогает правильнее произносить слова на начальных стадиях изучения языка.

В некоторых учебниках японского языка и других публикациях применяется необычный принцип при отображении длины гласных: удлинения «о» через «у» (おう) отображаются двоеточием (о:, например, 当然 то: дзэн «естественно, разумеется»), а удлинения через повторную «о» (おお) так и записываются (оо, например, 遠い то: й «далёкий» записывается как «тоой»). Возможно, это позволяет отличить некоторые похожие слова и проще перейти на кану в процессе обучения.

Иногда «и» в начале слов перед гласными отображается как «й», в основном в глаголе иу (言う «говорить»), форма на «у» записываются через «й» — «йу», однако же другие формы уже не используют такую запись — «иимас» (言います глагол иу в вежливой форме), «иванай» (言わない отрицательная форма глагола иу). Вероятно, такая запись используется для более точного отображения произношения (глагол иу произносится практически как ю:).

В учебнике Л. Нечаевой и словаре С. В. Неверова редуцированные гласные и и у записываются с помощью букв й и ў (сўки, дэсйта).

Некоторые слова японского происхождения, — например, «иена», «гейша», «тамагочи», такие географические названия, как Токио, Киото, слово «Тойота», имя Йоко — пишутся именно так в соответствии со сложившейся и закреплённой в словарях языковой нормой, несмотря на то, что такое написание не соответствует правилам системы Поливанова. Во всех японских географических названиях, отражённых в «Малом атласе мира» ГУГК, после согласных пишется «е» вместо «э» (§ 9 п. 3 правил 1956 года), а в начале слова — «йо» вместо «ё» (§ 10, примечание): Йокосука, Йонедзава, Йоккаити, Йорок, Йосино, Йокоате, Йокоте, Йонаго, Йонагуни (но Иокогама). Некоторые названия, как, например, Шикотан, пришли в русский язык из айнского, поэтому не подчиняются правилам передачи японских слов.

Альтернативные способы записи Править

См. также статью: Русские транскрипции для японского языка

До введения системы Поливанова использовалась другие способы записи, например, система транскрипции Е. Г. Спальвина. В настоящее время, несмотря на широкое распространение системы Поливанова, встречаются также иные варианты записи японских слогов при помощи русских букв. Появление их обусловлено двумя причинами. Во-первых, некоторые авторы переводов с третьих языков незнакомы с системой Поливанова, и поэтому просто транслитерируют на русский английскую систему Хэпбёрна, переводя тексты с других языков. Во-вторых, некоторые специалисты сознательно отказываются от системы Поливанова, которая, по их мнению, неточно передаёт звучание японских слогов.

Предлагаемые альтернативные системы Править

Авторы, знакомые с системой Поливанова, но предлагающие альтернативные ей системы, как правило, признают, что и прямая кириллизация системы Хэпбёрна также неверна. Например, лингвист и переводчик Сергей Грис предлагает применительно к разговорникам, учебникам и авторской речи внести в существующие правила следующие изменения:

Прежде всего, шипящие согласные записывать так, как они есть, мягкость их дополнительно подчёркивая так, как принято в русском языке — через последующие гласные «я», «и», «ю», «е», «ё», то есть вместо использовавшихся до этого в Поливановской таблице «ся», «тя» и «дзя» писать, соответственно, «щя», «чя» и «джя», оговаривая, при этом, что «дж» должно звучать как можно мягче и слитнее, например, как в английском слове junior , а «щ» — не акцентируя и не удлиняя — например, как в бегло произнесённом слове «мощнейший», или как мягкое в английском слове ship. Тем не менее с момента публикации в онлайн-журнале Japon.ru процитированной статьи, этот журнал полностью перешёл на использование системы Поливанова, о чём сказано в редакторском послесловии к статье.

Дискуссия Править

Сторонники системы Поливанова утверждают, что альтернативные формы записи точно так же не передают звучания японских слогов, а всего лишь переводят неизбежную неточность в произношении в другую крайность, поскольку точная передача русскими буквами правильного японского произношения невозможна. Однако японист Вадим Смоленский считает, что при произношении поливановской записи в соответствии с русской фонетикой получившаяся фраза ближе к японскому произношению, чем в прочих формах записи без особых оговорок.

Например, согласная в слоге し си звучит похоже на русскую , только в отличие от неё произносится кратко (русский слог фонетически одинаков с японским сочетанием «っし»), поэтому написание ши, в котором «ши» читается как , слово искажается — так как теряется мягкость согласного, а звук скорее напоминает японский う у. На какой из русских звуков похожи согласные в слогах し си, じゅ дзю и ち ти зависит от особенностей произношения каждого конкретного японца.

Система Поливанова сейчас является стандартом де-факто, она используется уже многие годы. В частности, японские слова, записанные этим методом, присутствуют практически во всех советских и российских учебниках, энциклопедиях (включая русскую Википедию), словарях (например, в Японско-русском словаре под редакцией Н. И. Фельдман или в японско-русских словарях серии «Concise» издательства «Сансэйдо») и географических атласах (для географических названий имеются исключения). Доля альтернативных транслитераций сравнительно мала и встречается в основном в блогах, форумах и публицистических материалах начинающих авторов, проживающих в Японии. Посольство Японии в России придерживается транслитерации по Поливанову.

Написания под влиянием системы Хэпбёрна Править

Фотография императора Мэйдзи с подписью из журнала «Нива» за 1904 год (до создание системы Поливанова). Имя императора Муцухито, правившего тогда, было калькировано с английской транскрипции Mutsuhito как Мутсухито

При заимствовании японских имен и названий из англоязычных источников (где чаще всего используется система Хэпбёрна) в русском тексте часто могут встречаться имена, калькированные через латинские системы. Обычно подобные написания являются следствием незнания русскоязычными авторами традиций транскрипции японских имен и не допускаются профессиональными лингвистами. Однако многие непрофессиональные переводчики сознательно могут использовать этот подход, считая систему Хэпбёрна более соответствующей правилам, чем система Поливанова.

Часто это проблема осложняется тем, что при выговаривании носителем языка слогов し, じ, ち произносится нечто среднее между «с» и «ш», «т» и «ч» и так далее, что вызывает споры, к каким русским аналогам эти звуки ближе. В вопросе с «с» и «ш» в системе Поливанова правильным был выбран вариант с буквой «с», а в системе Хэпбёрна — с «sh». В 1938 году по заказу японского правительства было проведено всесторонние исследование системы Хэпбёрна, и было решено отказаться от неё из-за слишком сильного использования в ней английской фонетики вместо японской. В итоге система Хэпбёрна была заменена на собственноручно созданную японцами систему Кунрэй, где спорный звук записывался как si. Кунрэй был официальной системой и использовался повсеместно до 1945 года, когда оккупационный штаб сделал своим указом единственно правильной систему Хэпбёрна. С этого времени кунрэй используется только в японском парламенте и государственных структурах. Этот факт часто используется как контраргумент к утверждению что японцы произносят し именно как ши.

Существенным фактором также является неприспособленность системы Хэпбёрна к русскому языку. Японист и создатель сайта susi.ru В. Смоленский ставит эту проблему одной из главной в этом вопросе, отмечая, что при переводе какого-либо японского текста на русский язык зачастую используются англоязычные материалы, что, при незнании спорной фонетики японского языка, ведёт к прямой кальке с английского варианта, в результате чего не используются те русские буквы, аналогов которым нет в английском алфавите — такие как «ё», «ю», «ц» и так далее. В качестве аргументации он приводит тот факт, что система Хэпбёрна отталкивается от английской фонетики, а не русской, и к тому же является системой, от которой сами японцы изначально отказались в силу искажения ею исходной японской фонетики.

Примеры Править

Прежде всего это касается японских мягких свистящих звуков, которые передаются не как мягкие согласные (по Поливанову), а как шипящие:

  • し си может записываться как ши или щи;
  • じ дзи — как джи;
  • ち ти — как чи.

Кроме того, могут наблюдаться орфографические отклонения:

  • つ цу может записываться прямой калькой с английского tsu как тсу, хотя сочетание ts как раз и используется в английском для передачи звука , отдельной буквы для которого в этом языке нет, и фонетически тождественно русскому цу;
  • по той же причине вместо гласных や я, よ ё, ゆ ю могут использоваться сочетания йо и несколько реже йа и йу (обычно в начале слов и после гласных). Такая ситуация вызвана большим распространением звуков «я» и «ю» в русском языке и частотой распространения звука «йо» в западных языках, а также проблематичности кальки в виде Бйо или Камийа;
  • долгота гласных может показываться дополнительными буквами: ほんとう хонто: записывается как хонтоу (то есть русский текст буквально следует транскрипции текста каной, что отражает принципы вапуро-ромадзи);
  • иногда между согласными и йотированными гласными добавляется мягкий или твёрдый знак: きょ кё записывается как кьё или кьо: таким образом транскрибируется используемая в англоязычной записи буква «y»: «kyo».
  • после согласных, а иногда и в любых других позициях вместо буквы э используется буква е. Данное расхождение считается самым мягким, так оно часто употребляется на картах и в простой речи. Примером может служить слово камикадзе;
  • й в составе дифтонгов может записываться как и: えいが эйга записывается как еига — это вызвано буквальном прочтением английского i.
  • Y передающая звук й в ё (англ. yo), может переноситься как и, например Tokyo и Kyoto исторически передаётся как Токио и Киото, вместо Токё и Кёто — это вызвано применением к японским словам правил английской грамматики. Подобная ошибка также нашла отражение в боевых искусствах, что привело к разным вариантам передачи названия стиля Кёкусинкай.
  • буквосочетания nm, np и nb могут записываться прямой калькой как нм, нп и нб соответственно, в то время как система Поливанова предписывает записывать их как мм, мп и мб, что точнее отражает японское произношение. Например, встречается запись сенпай вместо сэмпай.

Система Поливанова в странах СНГ Править

Украина Править

На данный момент УАН по советской традиции использует систему Поливанова (также де факто в Украинской Википедии и для перевода японских географических наименований), но более популярной вне научного сообщества является система Хэпбёрна (также в украинской вариации). При этом ни одна система не является официальной в стране и дискуссия об идеальной официальной системе вызывает ожесточённые споры. Это было вызвано слабым контактом украинцев и японцев, поэтому в большинстве случаев просто калькировалась система Поливанова или Хэпбёрна, в зависимости от языка источника. В то же время для русскоязычного населения Украины ситуация не отличается от российской. Наиболее известными украинскими японистами которые используют украинизированный вариант системы Поливанова, являются: заведующий кафедрой восточноазиатских языков, профессор Иван Бондаренко и Мирон Федоришин. Также известна «смешанная система» за авторством японского слависта Хидэхико Накадзавы.

Источники Править

  1. Алпатов В. М., Аркадьев П. М., Подлесская В. И. Теоретическая грамматика японского языка. — М.: Наталис, 2008. — Т. 1. — С. 37. — 559 с. — 1000 экз. — ISBN 9785806202919. (см. ISBN )
  2. Н. Дупленский, Союз переводчиков России. Письменный перевод — Рекомендации переводчику и заказчику. Приложение 5 Написание китайских и японских имен и географических названий по-русски — 14 мая 2004 года
  3. Аминева С. М. и др. Практическая транскрипция фамильно-именных групп, 2-е изд., доп. М.: Наука, 2006. ISBN 5-02-033718-8
  4. 4,0 4,1 Иванов, Борис Андреевич Киридзи и ромадзи: как писать по-японски кириллицей. Аниме и манга в России. Проверено 28 декабря 2006. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  5. Для точного соответствия букве правил русского языка. «После согласных пишется е» Gramota.ru правила русского языка, буква э
  6. Van Система транскрипции Спальвина. Orientalica-Forum (2 марта 2009). Проверено 20 сентября 2009. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  7. Спальвин Е.Г. Практические японские разговоры: Пособие для изучения простейших форм японского языка и для введения в японскую письменность. — Владивосток: Типо-литогр. Вост. ин-та, 1909. (см. ISBN )
  8. «Хиросима и Цусима мигом превращаются в Хирошиму и Цушиму, едва наш соотечественник узрит их английские написания. По первости этой метаморфозе даже сопутствует некоторое удивление: вон, оказывается, как правильно-то — а мы всю дорогу неправильно говорили».
    Смоленский, Вадим СУСИ или СУШИ? Отповедь шепелявящим. Виртуальные суси (1998). Проверено 28 декабря 2006. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  9. Грис, Сергей Таблица Поливанова как эхо прошедшей войны, или вся правда о «ши-жи». Японский журнал — Japon.ru (2005). Проверено 25 июня 2011. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  10. «…отныне в целях унификации и избежания путаницы при записи японских слов и терминов „Японский журнал — Japon.ru“ переходит на официально принятую у нас в стране (напомним — мы живем и издаемся в России) таблицу Поливанова».
    Грис, Сергей Таблица Поливанова как эхо прошедшей войны, или вся правда о «ши-жи». Японский журнал — Japon.ru (2005). Проверено 25 июня 2011. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  11. Не «суси» и не «суши», а «суЩИ»?
  12. «Ведя русский разговор, используйте русскую фонетику! <…> Все японские слова <…> прекрасно записываются русскими буквами и, будучи произнесены в русской фонетике, звучат вполне адекватно».
    Смоленский, Вадим Как гайдзин гайджынам. Последний раз о дилемме «СИ» и «ШИ». Виртуальные суси (1999). Проверено 28 декабря 2006. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  13. «Что же касается „ши“, то звучание этого русского слога и вовсе имеет крайне мало общего с японским произношением. Вплоть до того, что японец может просто не понять слова, произнесенного через твердое русское „ш“».
    Смоленский, Вадим Так все-таки: «СИ» или «ШИ»?. Виртуальные суси (1998). Проверено 28 декабря 2006. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  14. «…японское U (у) напоминает нечто среднее между русскими звуками у и ы».
    Посольство Японии в России. Язык. Официальный сайт (2006). Проверено 28 декабря 2006. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  15. «В японском языке различие между, скажем, „си“ и „shi“ не имеет смыслоразличительного значения, эти два слога в произношении свободно заменяют друг друга в зависимости от особенностей речи данного человека».
    Иванов, Борис Андреевич Киридзи и ромадзи: как писать по-японски кириллицей. Аниме и манга в России. Проверено 28 декабря 2006. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  16. см. Википедия:Статьи о Японии и Википедия:Японский язык
  17. Н. И. Фельдман и др. Японско-русский словарь. — М.: Русский язык, 1960. — С. 883. (см. ISBN )
  18. Садаёси Игэта. Серия словарей Concise Сансэйдо Японско-русский словарь = コンサイス和露辞典. — Токио: Сансэйдо, 2005. (см. ISBN )
  19. Посольство Японии в России. Официальный сайт. Официальный сайт (2008). Проверено 28 января 2008. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  20. 20,0 20,1 20,2 20,3 20,4 Смоленский, Вадим Как гайдзин гайджынам. Последний раз о дилемме «СИ» и «ШИ». Виртуальные суси (21 апреля 1999). Проверено 13 марта 2011. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  21. Такэбэ Ё. Запись японского языка = 日本語の表記. — Токио: Кадокава, 1972. — 574 с. — ISBN 4-04-062900-0. (см. ISBN )
  22. 22,0 22,1 Бондаренко І.П.Українсько-японський словник. — Київ: Альтернативи. — 1997.; Бондаренко І. П. Транскрипція японської лексики літерами українського алфавіту // Записки з українського мовознавства. — Випуск 7. — Одеса: ОДУ, 1999. — С.77-88.
  23. Федоришин М. С. Українська транскрипція японської мови. — Львів: Львівська політехніка, 1994.; Федоришин М. С. Особливості викладання основ японського письма у Львівській політехніці // Вісник національного університету «Львівська політехніка». — Львів: Львівська політехніка, 2007. — № 586. — С.39—42.
  24. 中澤英彦. ニューエクスプレス ウクライナ語 . — 東京: 白水社, 2009. — 頁18—19.

Ссылки Править

  • Словарь YakuRu — Русско-японский словарь с транскрипцией.
  • Виртуальные суси — сайт известных переводчиков Дмитрия Коваленина и Вадима Смоленского, где можно найти весьма обширную информацию о японском языке и системах транслитерации в частности.
  • Перевод с/на японский в Google translite с возможностью прослушивания звучания слов
  • Проект согласованной системы транскрипции японских слов для нескольких славянских языков