Подставь щеку

Искажения. Ударили по правой щеке, подставь левую

Ударили по одной щеке – подставь другую, но не позволь себя ударить.
Пословица, безусловно, имеет христианское происхождение. Считается, что её в современном, НЕДОГОВОРЁННОМ виде дал Иисус Христос как заповедь для устранения зла. Но если братьеё первую часть в евангельском прочтении, то она будет пресекать зло лишь в том случае, когда жестокость проявит погорячившийся приличный человек, у которого проснётся совесть, и он одумается при виде незащищающейся жертвы. Но если нападающий – садист, то зло будет только увеличиваться, так как он будет с большим удовольствием ломать подставленные челюсти, и, уверившись в своей безнаказанности, нагрешит ещё больше. Ответственность за возросшее при этом зло ляжет не только на напавшего, но и на того, кто подтолкнул его на дальнейшее злодеяние. Ибо обиженный имел возможность остановить это зло, подставив, в соответствии с первой частью пословицы, другую щёку, то есть дав нападавшему возможность покаяться и, убедившись в недейственности евангельской части заповеди, перейти к её второй, недоговариваемой части, чтобы дать негодяю достойный отпор. Тем самым пресекая дальнейшее увеличение зла и чтобы ему впредь неповадно было.
НЕНАКАЗАННОЕ ЗЛО УВЕЛИЧИВАЕТСЯ.

Подставить другую щеку?

Роман Маханьков

По количеству изданий Библия не может сравниться ни с одной книгой. Она переведена более чем на 240 языков и более чем на 700 диалектов. Но нет другой такой книги, которая содержит столько “непонятных” и “противоречащих” здравому смыслу мест.

Вот, к примеру, одно из писем, пришедших в редакцию «Фомы»:
«Здравствуйте. Меня зовут Павел. Я с ранней юности занимаюсь боксом, хотя сам по себе я очень мирный человек. Однажды в какой-то телевизионной передаче я услышал, что в Библии есть заповедь «подставлять другую щеку, если тебя ударили по одной» (извините, если не точно сказал). Сам я никогда не полезу в драку первым, но если ко мне пристанет вдруг на улице хулиган, неужели я (по христианскому долгу) должен буду вытерпеть все его удары, а потом попросить повторить это еще раз?! Неужели все христиане должны так поступать? Как понимать такую заповедь (если она, конечно, существует)?»

Если открыть любую незнакомую книгу на середине и прочитать один абзац, то он может вызвать не меньше недоумения. И для понимания его смысла придется прочесть, по меньшей мере, целую главу, а лучше – всю книгу. Так же и с Библией. Для того, чтобы понять или определить свое отношение к каким-либо словам Священного Писания, нужно представлять себе контекст, в котором они находятся: непосредственный, общебиблейский и даже культурно-исторический контекст той эпохи, когда эти слова были произнесены.

Заповеди «подставлять другую щеку» в Библии не существует, но такие слова действительно есть. Их произнес Иисус Христос в Нагорной проповеди. Полностью это место звучит так: «Вы слышали, что сказано: «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два» (Мф. 5:38-41).

Из непосредственного контекста ясно, что главное здесь не призыв Христа «подставлять другую щеку», а установление Им некой новой заповеди («не противься злому») взамен старой («око за око»). Образы же удара по щеке, суда и принуждения служат лишь для ее разъяснения. Они олицетворяли конкретные формы проявления зла в отношениях между жителями Палестины того периода. А отвлеченно-философский образ «мирового зла» слушателям Христа был незнаком. Даже большинство религиозных учителей Израиля были далеки от греческой философии, а уж тем более простой народ, к которому Христос и обращался в Нагорной проповеди.

В библейской традиции удар по щеке – это метафорический образ тяжкого оскорбления или поражения человека. Кроме того, Христос не случайно сказал об ударе именно по правой щеке. Если такой удар наносил не левша, то он мог это сделать лишь тыльной стороной ладони. Именно такая пощечина расценивалась древними израильтянами как самый сильный способ нанесения оскорбления и бесчестия человеку. То есть, во-первых, речь здесь идет о непротивлении конкретному злу – личному оскорблению, а не злу вообще. И, во-вторых, совсем не обязательно это оскорбление может носить характер физического насилия.

Однако вопрос все же остается: как понимать слово «непротивление», тем более что оскорбление человека очень часто носит характер именно физического насилия? Получается, христианину надо быть пацифистом, нельзя сопротивляться побоям и принуждению, нельзя защищать себя и других людей?

Такое понимание заповеди о «непротивлении злому» не имеет никакого основания ни в Библии, ни в истории Церкви. У такого понимания «непротивления» нет ничего общего с любовью, о которой говорится в Библии буквально на каждой странице. Кроме того, в Священном Писании любовь всегда означает не столько эмоции, сколько дела. Тот, кто любит, проявляет свою любовь, делая человеку добро, относясь к нему с уважением. Поэтому нельзя видеть одну заповедь Христа и не замечать другую: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). То есть пожертвовать своей жизнью, защищая другого человека, – это высшее выражение любви. Когда Самого Спасителя ударили по щеке во время допроса в доме иудейского первосвященника, то Его ответ тоже никак нельзя назвать непротивлением: «Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин. 18:23). А евангельский эпизод, когда Христос берет в руки бич и выгоняет из храма торговцев, говорит сам за себя: при пацифистском понимании заповеди непротивления надо «вычеркивать» из Евангелия либо эпизод с разгоном храмовых торгашей, либо саму заповедь.

Но интересно, что на протяжении почти 1900 лет (до Л. Н. Толстого) все эти противоположности уживались в сознании христиан, и слова Спасителя «подставь другую щеку» не являлись предметом споров и недоумения. Это доказывает отнюдь не «отступничество» Церкви от Христа (как считал тот же Толстой), а то, что вопрос о физическом сопротивлении насилию не входит, и никогда не входил, в круг догматических основ христианства, то есть он не имеет принципиального значения для спасения, для преображения внутреннего мира человека и поэтому может решаться по-разному. Вообще, догматов в христианстве крайне мало, так же, как и собственно евангельских заповедей. И ни те, ни другие не регламентируют внешнее поведение человека.

Христианство говорит, что заповеди Христа – это лекарства, принимая которые человек может победить зло в самом себе. Потому что зло в библейском понимании – это не просто нарушение некоего Божьего декрета, а, прежде всего, болезнь и повреждение человеческой души. И любые проявления этой болезни: мстительность, злоба, агрессия между людьми есть всего лишь следствия этого внутреннего повреждения духовного мира человека. Поэтому основная цель христианства – спасение и обновление личности – предполагает борьбу с причиной всех зол (болезнью, повреждением души), а не с симптомами зла (внешней агрессией).

Ветхозаветные заповеди лечили только симптомы. Например, заповедь «око за око и зуб за зуб» на первый взгляд выглядит, как «закон кровной мести». Но это не так. Напротив, ее цель была ограничить возможность мщения. Если, например, человеку выбили зуб, то он в своем гневе не мог убить обидчика, а имел право только на адекватное возмездие. То есть проявление зла в отношениях между людьми останавливал закон извне – страх быть подвергнутым тому же. Чувство мести при этом не исчезало, а скрывалось до времени в глубинах сердца. Внутренний мир человека не менялся.

Заповедь Христа – «не противься злому» – предполагает борьбу с причиной болезни, потому что не противиться злому можно только одним способом – противопоставив ему добро, наполнив им свое сердце. Апостол Павел именно так и разъясняет слова своего Учителя: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:21). А третьего не дано, потому что равнодушием победить зло невозможно.

Принципиальная позиция христианства состоит в том, что духовный мир не терпит пустоты. Душа человека не может находиться в «нирване», не может быть нейтральной (вспомните пословицу: «свято место пусто не бывает»). Если там нет добра, то царствует зло. Например, можно молча, стиснув зубы, вытерпеть оскорбление, но при этом, если искренне не простить обидчика, если не победить в себе чувство злобы на него, то внешнее спокойствие не будет стоить пред Богом и ломаного гроша, потому что духовное состояние, когда делаешь одно, а думаешь другое, называется лицемерием, а совсем не «непротивлением злому». Евангельские заповеди помогают человеку заглянуть внутрь себя и именно там, в глубинах собственного сердца вести самую настоящую борьбу со злом, в результате которой человек и становится христианином.

А внешние события часто разворачиваются так, что выбирать приходится не между добром и злом, а между «двух зол». И здесь, в этом внешнем выборе христианин поступит так же, как и всякий человек – постарается выбрать меньшее зло. Поэтому, сам по себе, силовой ответ обидчику не приближает и не удаляет от Бога. И, например, нос, сломанный в результате буквального исполнения заповеди “непротивления злому”, еще никого автоматически не сделал христианином, равно как и кулачная защита своего оскорбленного религиозного чувства не приближает к святости.

Статья опубликована в 1(18) номере «Фомы» за 2004 г.

Вопрос:

Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

Слова Иисуса Христа «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5: 39) в образной форме выражают заповедь: на зло отвечать не злом, а добром. Суд же и наказание над сделавшим зло должно предоставить Господу. В основе этой заповеди находится непреложная вера во всеведение и всесилие Божие. Один Господь знает меру то, что надо нам претерпеть. «Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12: 6 – 7). Если мы исполняем эту заповедь, то умножаем в мире добро. «Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей» (1 Пет. 2: 15).

Достижима ли эта заповедь? Да. Прежде всего Сам Спаситель дал нам величайший образец исполнения ее. Своим искупительным подвигом. «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его. Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному. Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Пет.2: 21 – 24). Многие последователи Христа стремились исполнить данную заповеь и побеждали зло. Благоверные князья Борис и Глеб, когда брат их Святополк начал против них борьбу, имели свои дружины и могли ценой кровопролития попытаться взять вверх над ним. Но, как истинные ученики Христовы, они пошли путем жертвенного смирения и стали святыми, а зло вскоре пало. Нельзя думать, что исполнение этой заповеди всегда сопряжено с пролитием крови. Дня не проходит, чтобы от нас не потребовалось явить себя истинными учениками Спасителя и на малые или большие неприятности, причиняемые нам, ответить незлобием и любовью. Как часто обнаруживается наша духовная немощь!

Всякая ли власть от Бога? На этот вопрос отвечает Писание. Через все священные библейские книги проходит мысль об абсолютном всемогуществе Бога. Господь является единственным Владыкой неба, земли и преисподней «Ты владычествуешь над всеми царствами народов, и в Твоей руке сила и крепость, и никто не устоит против Тебя!» (2 Пар. 20: 6). Если ни един волос с головы не может пасть без воли Божией («Лк. 21: 19), то кто же самочинно может утвердить свою власть над каким-либо народом. «Господне есть царство, и Он — Владыка над народами» (Пс. 21:29). Приэтом нужно различать. Одни правители богоугодны Ему. Их Господь венчает и помазывает их на царство: пророк Давид, св. Константин Великий, Юстиниан, св.царица Пульхерия, св. великий князь Владимир и многие правоверные цари, благоверные князья и другие честные и достойные мужи. Других Он избирает для вразумления народов, впавших в тяжелые грехи. Такими бичами в руках Божиих были многие правители: Саргон II, Навуходоносор, Аттила, Чингисхан и многие жившие после них. О назначении такой власти говорит Сам Господь: «О, Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его — Мое негодование!» (Ис. 10: 5). Божественный Промысел попускает утвердиться такой власти и использует ее в Своих целях, однако личная вина за преступления правителей остается. Бог точно знает меру ответственности каждого и на Суде всем воздаст. Когда Понтий Пилат сказал Иисусу, что он имеет власть распять и власть отпустить Его, «Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе» (Ин.19: 10 – 11). В конце времен для испытания веры людей пред предстоящим Судом антихристу будет попущено временно установить господство на земле: «дана ему власть действовать сорок два месяца» (Отк. 13: 5). Затем Господь не только лишит его власти, но и «убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2: 8).

Известная истина, что каждый народ имеет таких правителей, каких заслуживает, вполне согласуется с библейским учением о земной власти.