Почему учитель?

«Я не пойду работать за 20 тысяч». Почему учитель не может вернуться в школу

Преподаватель истории и обществознания из Перми Александр Чернышев уже писал, почему он был вынужден уйти из школы и стать репетитором. Потом он попробовал вернуться, но низкая зарплата снова не оставила выбора. Сейчас Александр зарабатывает частными уроками и всё ещё скучает по своим школьникам.

Испортилось настроение. Не только потому, что 1 июня на улице снегопад. Позавчера потратил вечер, рассылая на электронные адреса школ своё резюме. Три десятка писем отправил. Уже позвонили из четырёх школ, как сейчас говорят, статусных, почему-то сразу из них. Гимназия и лицей вообще в шаговой доступности. Перевести бы туда своих детей, работать самому и успокоиться.

Я решил ещё раз попробовать вернуться в школу. Зачем? Ведь в 2017-м я уже поработал в двух, пусть и на часах. Даже успел аттестоваться на первую категорию. Пять лет я брожу около школ, занимаясь частной практикой. Каждый день любуюсь свежевыкрашенными фасадами, удерживая себя от соблазна схватить мяч и помчаться с мальчишками на чудесный школьный стадион. Прохожу мимо, чтобы встретиться с учениками у них дома или в арендуемой аудитории. Увы… Я без малого 25 лет в образовании, но никак не нахожу себе места в нём.

Думаю, на собеседовании с директорами скажу:

— Мне уже не интересна временная и неполная занятость. Я хочу наконец обрести свою школу. Я возьму только ставку, ибо с нагрузкой более 18 уроков в неделю невозможно работать творчески. Я возьму классное руководство, так как хочу быть для своих учеников больше, чем просто учителем-предметником. Обеспечьте мне и более 500 часов различных программ профессионального развития, потому что в последние годы я много учусь, но самостоятельно. За всё это я хочу получать всего-навсего «среднюю по экономике». Ни много ни мало — в соответствии с указами президента. Специально узнавал: 34 479 рублей составила среднемесячная номинальная зарплата в Пермском Крае в марте. Я должен зарабатывать эти деньги кровь из носу, чтобы избавиться от необходимости во вторичной занятости. Школа, в которой я хочу работать, должна стать настоящей альтернативой тому, чем я сейчас занимаюсь.

Вот что я думал сказать на собеседовании. Конечно, главный вопрос о зарплате. Передо мной пример жены, участкового педиатра, зарабатывавшей 18-22 тысячи. В феврале перед президентскими выборами ей дали почти в два раза больше. Мы опешили, не поверили! Мы решили, что это подкуп избирателей. Предположили, что это на один месяц. Потом выяснилось, что это исполнение президентских указов 2012 года. Через шесть лет! Шесть лет нам морочили голову.

Наверно, учителям тоже начали платить, предположил я, но опять был обманут в своих ожиданиях.

До 20 тысяч зарплаты — это всё, на что я могу рассчитывать при работе на ставку. Даже в статусной школе

В школах, которые в печати и с высоких трибун без устали называют брендами Перми.

«Но вы же будете работать не в обычной школе». «Берите не 20, а 29 часов или оказывайте платные услуги в школе». «Предложите дополнительный функционал, за который школа сможет заплатить». «В школе сегодня можно зарабатывать и пятнадцать тысяч, и шестьдесят». «В школу, в конце концов, идут не за деньгами…»

А я сижу и думаю: почему в образовании платить начинают за дополнительную единицу некоего «нового функционала», но не платят за основную работу? Не по-ни-маю!

В моем понимании дополнительная работа — это вспомогательная, сопутствующая основной, деятельность. Она не может оплачиваться выше основной. Ни у кого же не повернется язык назвать дополнительные платные образовательные услуги основной работой учителя в школе. Проведение мероприятий, участие конкурсах — это неотъемлемая часть моей профессии, но не каждодневная. Методическая работа… какая она дополнительная? Самая настоящая основная. Повышение квалификации? Это естественная потребность каждого, кто учит. Учитель учится каждый день. А значит все это должно быть заложено в основную ставку.

Как же надоело выслушивать это обречённо-жертвенное и в то же время пафосное оправдание бедности, когда речь заходит о зарплате учителя. Почему, когда я говорю об абсолютно здравых вещах, что школа не может быть ни уникальной, ни рейтинговой, если учитель в ней зарабатывает меньше грузчика в «Магните», то на меня смотрят так, как будто я живу не в России? Почему российские учителя, работая на две ставки, соглашаются на только изматывающий демпинг?

Вспомнилось, как в прошлом учебном году после аттестации на первую категориию за мои 10 часов в неделю в одном статусном лицее мне стали платить аж… 4 681 рубль 05 копеек, на пять сотен больше. На что я надеюсь?

Не надейтесь, — сказала коллега, узнавшая о моих планах. — Плетью обуха не перешибёшь! Помните, что сказал пару лет назад наш премьер на вопрос педагогов, почему такие малые зарплаты? Напомню: «Не нравится — уходите в бизнес». Команда ясна — мы уходим! Благодарные ученики-то у вас есть? Есть! Поймите, вам не дадут заработать в школе больше 18 000 и не начислят пенсию больше 7,5 тысяч.

Я ухожу затихшими школьными коридорами. На стенах много сертификатов, даже на иностранных языках. Фотографии со встреч с официальными лицами. Красиво в школах, ничего не скажешь. На выходе за турникетом с охранником бросается в глаза ещё и раздвижная решётчатая дверь.

На что тратятся деньги… — желчно подумал я. При этом здесь работают нищие учителя

Впрочем, они так не считают. Позвонили из языковой школы. Пригласили в понедельник на собеседование. Озвучили те же 20 тысяч. Прямо магическое число. Почему-то я сразу не сказал «нет». Просто из этой школы ко мне уже приходили на репетиторство почти два десятка выпускников. Это любимые мои ученики, сегодня я слежу за их учёбой в вузах. Мы до сих пор списываемся во ВКонтакте, о них я пишу в своих блогах. Я всё время думаю: «Как здорово иметь таких учеников. Но в школе».

Я не пойду работать за 20 тысяч, не буду гнаться за «дополнительным функционалом», чтобы заработать ещё. Я буду просто продолжать учить. Каждого, кто придёт ко мне сам. Буду стремиться зарабатывать столько, сколько реально стоит моя работа.

PS. Тем временем Александр Сергеев, глава Российской академии наук (РАН), в ходе встречи со стобалльниками ЕГЭ в минувший вторник предложил создать специальный фонд, который выплачивал бы студентам первых курсов стипендию размером в 20-30 тысяч рублей. Такое увеличение стипендиальных выплат, по его мнению, необходимо, чтобы обучающиеся не отвлекались от учёбы на подработку. Как говорится, без комментариев.

Зачем учителю учиться?

Известный в Арсеньеве педагог за два года успела закончить магистратуру на «отлично», поступить в аспирантуру, получить приглашение от кафедры философии на преподавательскую работу в школе педагогики ДВФУ, открыть свою школу и сбросить 35 кг. Да, ещё отучиться в автошколе… Теперь некоторые путают педагогический стаж Елены Лубенской с её возрастом. Ну а сама учитель ищет и практикует инновационные подходы не только в своей работе, но и в повседневной жизни.
Специально для портала https://akula-media.ru Елена Николаевна не побоялась открыть некоторые секреты и поделилась мотивирующими моментам, как, по сути, начать новую жизнь.

Стаж моей работы 31 год. И все эти годы я не до конца удовлетворена тем, что у меня получается. И, может быть, магистратура случилась именно из-за этой неудовлетворённости.

Философия показалась мне наиболее интересным направлением из предложенных. В августе 2017 года я поехала в Уссурийск, в школу педагогики ДВФУ, сдавать экзамены на философский факультет. И эти два года в магистратуре я училась просто в кайф. Просто получала наслаждение! Причём поступила очно, на бюджет. Получала повышенную стипендию, так как я — отличница. Участвовала во всех научных конференциях, в которых только предлагал ДВФУ. Публиковала свои статьи в научных журналах.

«Пути повышения качества образования в средней школе» — тема моей магистерской диссертации. Конечно, пришлось переработать массу литературы, прочитать много книг, познакомится с зарубежным и отечественным опытом. И главное, что я поняла и сделала выводом моей диссертационной работы — качество обучения детей зависит от профессионализма учителя.

Ни повышение зарплаты учителям, ни количество детей в классах кардинально на качество образования не влияет. Это подтверждено экспериментами.

Мы сейчас живём в 7-м технологическом укладе, где превалируют роботостроение, биокомпьютерные системы, биомедицина, искусственные органические живые системы… И мы близки уже к технологической сингулярности, то есть к точке, когда человеческий разум уже не сможет охватить всё, что происходит в научном мире. Поэтому для любого человека, и для учителя в том числе, важна способность быстро и адекватно реагировать на меняющиеся вызовы времени.

У современных детей другое мышление — клиповое. И зная это восприятие, им и преподавать надо в таком формате: подавать материал в схемах, таблицах.. Может быть, не весь, но какие-то вещи преподносить именно так. И ещё учителю очень важно знать психофизиологические особенности детей, с кем ты работаешь. И адаптировать материал под эти психофизиологические возможности.

Инновационные проекты Министерством просвещения и ВШЭ предлагаются постоянно. Это «Экспериментальная площадка — образ жизни», «Школа цифрового творчества «Кодабра», «Учитель для России», «Образование будущего», «Современная школа», «Успех каждого ребёнка», «Современные родители», «Цифровая образовательная среда», «Учитель будущего», «Молодые профессионалы», «Новые возможности для каждого»… Причём, практически все они вошли в национальный проект «Образование». Дело в том, что я всё это знаю. А когда знаешь, начинаешь применять на практике.

«Образование — это величайшее из земных благ, если оно наивысшего качества». Одна из моих любимых цитат Р. Киплинга. Образование является неотъемлемой частью культурного капитала, который при определённых условиях конвертируется в экономический капитал. И может быть институциирован (простите за сложное слово) в форме образовательных квалификаций. То есть, чем больше ты накапливаешь образовательных квалификаций, тем больше ты их сможешь применить в жизни.

Современный учитель не просто должен иметь знания и умения, и постоянно повышать своё педагогическое мастерство, исследовать новые горизонты, овладевать современными направлениями и активно вводить в свою работу передовые технологии. Чтобы качество образования было высоким, должно быть высоким качество преподавания.

Принципы развивающего обучения я пронесла через все годы своей работы. Кстати, нынешние ФГОСы построены именно на них. В этих стандартах также заложены универсальные учебные действия работы с учебным материалом. Если эти действия правильно сформированы, ребёнок сможет потом самостоятельно адаптироваться в жизни.

Решением проектных задач в нашей школе №1 мы занимаемся регулярно, чтобы увидеть уровень сформированности универсальных учебных действий у детей, посмотреть, как на практике реализуются предметные знания. Проекты — это всё: умение работать с предметной составляющей, надпредметные знания, работа в команде, проявление своих лидерских способностей, творческого начала, умение работать в разновозрастных группах, умение брать ответственность на себя.

Родители помогают детям быть самостоятельными. И если они этой цели достигли, то, значит, состоялись как родители.

Прекрасно, когда родители выступают социальными партнёрами. То есть, помогают не вложением деньгами, а готовностью работать в треугольнике: учитель, родитель и ребёнок, и брать на себя ответственность за происходящее. Социальное партнёрство — это когда мы вместе прорабатываем траекторию движения ребёнка: где его сильные стороны, где слабые. Что касается моих классов — то оно всегда было, со всеми родителями. И я благодарна каждому родителю своих учеников за то что все эти годы мы были партнёрами, которые понимали и принимали друг друга.

Всё, что мы вложили в себя как родители, мы по умолчанию отдаём своим детям. Дети не слушают. Они смотрят на нас.

Мы творцы своей жизни. У Стивена Кови есть концепция кругов. Круг забот — это то, на что мы не можем повлиять. А круг влияния — это то, что подчиняется нашему контролю. Если человек находится в круге забот, то мало что будет меняться в его жизни. Если же принимает на себя ответственность за происходящее, он оказывается в круге влияния. И своими ежедневными действиями меняет ситуацию в лучшую сторону.

Всё это время я жила на два города. Мне приходилось ездить в Уссурийск каждую неделю. Занятия в магистратуре были по пятницам и субботам. А в воскресенье вечером — обратно в Арсеньев. И я благодарна не только своей семье, что дали мне возможность учиться (это ведь достаточно большие финансовые вложения), но я благодарна и родителям учащихся — это 5 «А» и 1 «А» классы — за понимание и поддержку. Благодарна администрации школы №1 и лично директору Марине Вимовне Захарьящевой за организацию режима работы так, что программа у учащихся реализуется в полном объёме.

Девиз моей жизни: «Здесь и сейчас». За два года я научилась жить в таком режиме.

Спорт — источник моей энергии. Без него выдержать набранный мной жизненный ритм было бы невозможно. Понимая это, пошла в спортивный зал. Могу даже точную дату назвать — 10 января 2018 года. Постепенно для меня это стало потребностью — проводить в спортивном зале два часа в день. И вот уже почти два года занимаюсь в фитнес-парках Арсеньева и Уссурийска.

…Хочу, чтобы люди понимали, в работе над собой нет волшебной таблетки — это каждодневный труд. Благодарна своему первому тренеру Михаилу Метёлкину, который поначалу предложил мне исключительно кардиотренировки. И я просто вставала на дорожку, и проходила 8 км в день. Потом ко мне подключился тренер Руслан Парманов. Теперь мы идём рука об руку с ним. Он молодец, умеет найти подход, правильные слова. И те результаты, которые я добилась под его руководством — очень хорошие. Теперь три раза в неделю у меня силовая тренировка, три раза в неделю — сайкл (высокоскоростные кардиотренировки на велотренажёрах).
Из своего рациона я убрала всё мучное и тестосодержащее — хлеб, пельмени, вареники. Зато теперь у меня в меню появились каши, овощи, фрукты, обязательно белок.

Я с удовольствием провожу экскурсии по фитнес-парку, привожу родителей, детей, людей, которые стесняются пойти туда. Понимаете, в спортзал нужно просто зайти ОДИН раз…

Есть дорога — пути найдутся. 7 часов вечера 8 июля 2019 года. Я получаю диплом (с отличием) об окончании магистратуры. Наша группа идёт праздновать. Я же в 19.40 сажусь в поезд и еду в Хабаровск. А 9 июля в 9 утра сдаю экзамен на поступление в аспирантуру. И уже знаю, что темой моей диссертации будет «Философия образования».

За эти годы я настолько грамотно научилась распределять своё время, настолько ценить каждую минуту!.. Хотя у меня, как и у всех, — в сутках 24 часа. Но как ни странно время находится для всего. И для общения с друзьями, и для работы, и для спорта, и чтобы побыть в уединении, в тишине (это тоже очень нужно).

Этот образ жизни дал мне возможность подойти к осуществлению своей мечты — открытию «Клуба детского развития «ШмЕль», по сути, своей школы. У меня хорошая команда: Елена Дроботенко, Оксана Хомякова, Елена Якунина, Таисия Мирошниченко, Елена Паска. Это все учителя с высшей категорией, все победители национального проекта «Лучший учитель России».
В нашем клубе мы предложим родителям и детям целый веер направлений. Погружение в предмет. Индивидуальный подход. Инновационные проекты. Позитивное настроение. То, чем мы можем поделиться. То есть, реализовать те интересные инновационные программы, планы, которые позволят повысить качество образования. К успеху — ВМЕСТЕ!

Автор фото Владимир ЯКИМОВ.

— Реклама —

Кто главный в школе: родитель, учитель или ребенок?

Когда ребенок идет в школу, то он невольно сталкивается с тем, что помимо родителей на его жизнь может влиять незнакомый человек – учитель. На этой почве могут случаться и конфликты между учеником и учителем. А родители могут испытывать чувство ревности по отношению к учителю, ведь теперь появился еще один человек, который имеет авторитет у ребенка. Как же родителям разобраться в такой ситуации?

На протяжении 6-7 лет родители для ребенка являлись практически единственным авторитетом. Именно родители учили ребенка ходить, говорить, правильно общаться с другими детьми и взрослыми, вводили в его жизнь различные правила и ограничения, объясняли, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Но в один миг в жизнь ребенка врывается новый этап – школа. Конечно, малыш должен быть подготовлен к тому, что в школе будет хороший, добрый и справедливый учитель и он всегда прав.

Прекрасно, когда ребенок достаточно подготовлен к школе, он быстрее проходит период адаптации и ему нравиться учиться. Соответственно, это не может не радовать родителей. Но, однажды ребенок может прийти из школы и пожаловаться на учительницу, что, мол, она что-то сделал или сказала не так, как малыша учили родители. И что он сделал ей замечание. Вот тут-то и возникает вопрос, кто главнее учитель или родители? С одной стороны – мама и папа, которым ребенок привык доверять с рождения. С другой – учитель, доверять которому учили малыша сами родители.

Для ребенка такая ситуация становиться неоднозначной, что может испортить его отношение к учителю и учебы в целом. Поэтому возникшую проблему, нужно решать незамедлительно. Но сделать это нужно так, чтобы родители и учитель в итоге все-таки сохранили перед учеником прежние отношения.

Ведь именно ребенок в такой ситуации должен быть главным, как для учителя, так и для родителей.

Кто главный в школе?

Не директор, не техничка,
Не завхоз, не медсестричка,
Не учитель и не охранник,
(Что директора племянник),
Не спортзал и раздевалка,
Не бревно и не скакалка,
Не столовая, буфет,
Не врачебный кабинет,
Не компьютеры и парты,
Не учебные стандарты,
Не уроки, элективы,
Не кружки, факультативы,
Не концепции и планы,
Не учебные программы,
Не Wi-Fi, не Интернет,
Не отличный туалет,
Не родитель-депутат,
Не пособий целый склад,
Знают это все с пеленок,
В школе главное – РЕБЕНОК!
Не учебники и книжки,
А ДЕВЧОНКИ и МАЛЬЧИШКИ!

Чтобы расставить все точки над «і» и не усугубить конфликт, нужно:

1. Выяснить у ребенка все подробности произошедшего. Случился ли конфликт во время урока или на перемене? Как ребенок сделал замечание при всех или тихонько после урока? Что именно сказал, какими словами? Если, же выясниться, что подобный разговор происходил в присутствии других учеников, то ребенок несколько переусердствовал в своих поисках правды. Ему обязательно нужно разъяснить этот нюанс.

2. Не лишним будет сказать, что учитель – это тоже человек, а любому человеку свойственно иногда ошибаться. Особенно если он устал или плохо себя чувствует. Одним словом, ребенок должен понять, что ничего катастрофического не произошло. И авторитет учителя остается прежним.

3. Также важно родителям поговорить с учителем с глазу на глаз. Только тон у такой беседы должен быть спокойным, ни в коем случае не обвиняющим. Можно попросить кого-то из администрации школы присутствовать на этой встрече, выступить в качестве третейского судьи.

4. Решать кто главный, а кто нет, вообще нет смысла. Ведь родителям стоит помнить, что они вместе с учителями делают одно общее дело. Но учителям в каких-то моментах приходится гораздо тяжелее. Недочеты и упущения иногда случаются у всех, и это еще не повод ставить на учителе крест. Вежливость, доброжелательность и конструктивный подход наверняка помогут найти компромисс, который удовлетворит и взрослых, и ребенка.

Читай также: Родители и дети: строим партнерские отношения

Зачем школе директор. Говорят учителя

Несколько российских учителей (все – на условиях анонимности) рассказали Педсовету, зачем, по их мнению, школе директор.

Директор – это щит

Римма Николаевна: «Я за свою долгую педагогическую деятельность близко контактировала с тремя школьными директорами. С первым – совсем недолго, только придя работать в школу после института. И тогда я его очень боялась. Он был суровым мужчиной, всегда предельно серьезным, говорил густым таким басом. На педсоветах я забивалась на последний ряд, чтобы не попадаться ему на глаза. А когда узнавала, что он меня вызывает в свой кабинет, чувствовала, что у меня ноги трясутся. Про то, чем он занимался в школе и зачем там был нужен, я не задумывалась и сейчас ответить не могу.

Спустя три года я ушла в другую школу, в которой и работаю до сих пор. С директором тогда мне повезло. Она сама учитель, школой руководила много лет. Помимо того, что прекрасно разбиралась во всех учебных вопросах, еще служила для нас, учителей, щитом, который защищал нас, насколько мог, от всего, что мешало работать: от контрольно-надзорных органов, от идиотских инициатив всяких управ, префектур и т.д., от неадекватных родителей. Она всегда принимала удар на себя, стараясь создать нам спокойную обстановку для работы. При этом она и сама по себе человек хороший. Можно было прийти к ней за советом в сложной ситуации, даже помощи попросить. Она для школа была ангелом-хранителем. Ее уважали и любили учителя и дети. Кстати, дверь в ее кабинет закрывалась крайне редко, только тогда, когда в кабинете происходил какой-то приватный разговор. Обычно же дверь нараспашку и любой мог зайти с вопросом, криком души, просьбой. В любой момент. И она всегда откладывала свои дела, слушала и вместе с тобой искала ответ или решение проблемы. И я до сих пор уверена, что директор школы и должен быть таким: человечным, понимающим и создающим условия для работы всех сотрудников.

А потом нас объединили и прислали нового директора. И вот тут мы узнали, почем фунт лиха. У нового директора всегда и во всем виноват учитель. Крики: «Уволю!» из ее кабинета слышны регулярно. Основные цели – не прогневать свое начальство, выполнить все, даже самые абсурдные распоряжения, выжать из коллектива все соки ради баллов рейтинга. Мы работаем с ней уже несколько лет, она до сих пор не знает нас по именам-отчествам, только по фамилии. История, традиции, атмосфера школы для нее не значат ничего. Коллектив – тоже: она регулярно нам напоминает, что никого из нас держать не будет и быстро найдет замену любому. Наверное, в департаменте ее ценят существенно больше, чем нашего старого директора. Но ни это, ни запись в ее трудовой книжке, ни табличка на двери кабинета не делают ее настоящим директором школы».

Директор – это администратор

Олеся Петровна: «Наверное, в школе основная задача директора – решать административные, финансовые и хозяйственные вопросы. Не думаю, что ему нужно вмешиваться в вопросы обучения и воспитания. Каждый должен заниматься своим делом. Уволить, наказать, взять на работу, рассчитать бюджет, решить вопрос с ремонтом, подписать приказ о каникулах – это к директору. А вот за образовательный процесс отвечает завуч, за воспитание – зам. по ВР, за права учителей – профсоюз, за права учеников – омбудсмен. Замечательно, когда директор на хорошем счету в Минобре, тогда он сможет какие-то преференции для школы добыть. Хорошо, когда директор молод, тогда у него много сил и здоровья. Да и в ногу со временем идет».

Директор – это расстрельная должность

Кирилл Игоревич: «Директор нужен школе, чтобы осуществлять взаимодействие школы с внешним миром. Раньше, в советские времена, директор школы был ее матерью и отцом одновременно. Был в курсе всего, во все вникал, за своих учителей и учеников стоял горой, вдохновлял, учил, защищал. Сейчас директор – это расстрельная должность. За все отвечает, прав ни на что не имеет, во всем всегда виноват и может быть уволен в один момент, о чем знает, поэтому ведет себя так, чтобы не вызвать гнев своего начальства. Свободных директоров, в глазах которых нет страха и загнанности, — по пальцам можно пересчитать».

Директор – проводник политики государства

Светлана Артемиевна: «Директор – это, в первую очередь, государственный человек. От него зависит, в каком ключе идет воспитание подрастающего поколения в его школе, он проводит политику государства, он отвечает за то, чтобы выпускники его школы были достойными гражданами страны, разделяли общераспространенные ценности, были высокоморальными и высоконравственными, патриотично настроенными людьми. А наша, учительская, обязанность — помогать всеми средствами директору в решении этой ответственной и сложной задачи».

Директор – это пугало

Ольга Сергеевна: «Основная функция директора – контроль и устрашение. Школа – живой организм, в его функционировании участвует много разных людей. И чтобы деятельность школы была эффективной, нужен директор, который держит под контролем все происходящее, наказывает за проступки, поддерживает дисциплину. Недаром многие годы в школах самая страшная угроза для ученика: «Сейчас к директору отведу!» И это правильно. В школе нужен человек, который способен привести в чувство хулигана и прогульщика, пресечь сплетни и интриги в коллективе, направить энергию школы в конструктивное русло. Директора должны уважать и бояться и дети, и учителя. Можно сказать, что директор – это такое пугало, а мы все –вороны. В хорошем смысле, конечно».

Директор – это хозяин

Андрей Андреевич: «Я сам скоро стану директором. С сентября мне дают школу. Не знаю, справлюсь ли, но буду стараться. Возможно, получив опыт директорства, я буду думать иначе, но сейчас мне кажется, что быть директором – это быть хозяином. Считаю важным быть в курсе всего, влиять на принятие решений педагогическим коллективом, уживаться в мире с коллективом, родителями, начальством, всякими службами, создавать в школе здоровую рабочую атмосферу. Школа очень консервативна, поэтому хозяину нужно быть очень аккуратным, перед каждым нововведением семь раз отмерить, четко понимать цель и задачи и, не торопясь, обдуманно, взвешенно двигаться к цели и решать задачи».