Почему люди идут в секту?

Кто такие сектанты и чем они опасны

Сектанты – кто это, чем они занимаются?

Многие слышали об опасности, которую представляют секты, их руководители и сами сектанты для окружающих людей. Однако, далеко не все знакомы с методикой их воздействия, целями, и используемыми для достижения этих целей средствами.

Между тем говорится: «предупреждён, значит вооружён». Постараемся подробнее разобраться, что такое секта, какие цели преследуют их создатели, и какую опасность они таят в себе.

Что такое секта?

В переводе с латыни понятие «секта» имеет весьма нейтральное значение, которое дословно означает «учение». Во времена Римской империи этим термином обозначались все религиозные направления и течения, отличные от официальной религии Рима с его пантеоном божеств во главе с Юпитером. В частности, в те годы сектантами именовались и христиане, преследуемые римской юстицией.

С точки зрения господствующей религии, секта – это некая группировка, отколовшаяся от традиционной религии, и противопоставляющая себя ей. Секты имеются во всех основных вероисповеданиях – христианстве, буддизме, мусульманстве.

Современная отечественная юриспруденция определяет секту как некое объединение людей по религиозному, или же псевдорелигиозному признаку, оказывающее негативное влияние на своих адептов, либо на общество в целом.

Российское законодательство прямо не даёт определения секты. Каждое религиозное объединение может признаваться сектой исключительно по совокупности дополнительных признаков и деяний.

С этой точки зрения, секта – это некое неофициальное объединение верующих, своеобразные «религиозные неформалы». В то же время, закон «О свободе совести в РФ» не воспрещает любому религиозному объединению получить официальную регистрацию, тем самым превратившись из секты в новую религию.

Поскольку грань между сектой и религией довольно тонка, а для многих людей фактически неуловима, создатели сект продолжают с лёгкостью находить новых адептов. Рассмотрим основные признаки, позволяющие более или менее уверенно дифференцировать секту и официальную религию:

  1. Практически все сектантские течения достаточно молоды по сравнению с основными религиями. К примеру, буддизм насчитывает свыше 2,5 тыс. лет, христианство – 2 тысячи, а ислам – около 1,5 тысячи. Секты же редко переживают своих основателей, а если и переживают, то не более чем на несколько десятилетий. Конечно, во всех правилах бывают исключения, но в данном случае продолжительность жизни секты зависит исключительно от управленческого таланта и харизматичности лиц, принявших руководство организацией из рук её основателя.
  2. Другим важным отличительным фактором является существующий в сектах культ личности. Если в религии основным объектом поклонения выступает некое божество или обожествлённый пророк (Христос, Будда, Мухаммед), то в сектах на передний план всегда выдвигается реально существующая личность, выдающая себя перед адептами за мессию.
  3. Религии, в отличие от сект, не оказывают морального давления на личность человека. Любая религия всегда оставляет место для личностного роста своего адепта, а также позволяет ему по своему усмотрению менять религиозные убеждения. Секта же устанавливает для человека жёсткие рамки поведения, сковывает его некими обязательствами перед руководителями организации. Нарушение этих внутренних правил становится поводом для обструкции, морального и физического унижения «отступника», порой приводящее к его смерти.
  4. В большинстве случаев создатели секты преследуют некие корыстные планы. Это может быть финансовая выгода, когда религиозная организация, по сути, является своеобразным коммерческим предприятием, обогащающимся за счёт своих адептов. Иногда же лидеры секты ставят целью завоевание власти над личностями последователей, моральное самоутверждение, удовлетворение своих сексуальных девиаций и так далее.

Структура секты

Структура подобного религиозного объединения всегда выстраивается по строгому иерархическому принципу, напоминающему пирамиду. На вершине этой пирамиды всегда стоит некий руководитель.

В зависимости от размера секты, этот руководитель может быть единоличным (харизматичная секта), либо представлять собой некий конгломерат руководителей, наподобие совета директоров неких компаний (иерархическая секта). К первому типу можно отнести такие одиозные организации, как секта бога Кузи, Белое братство, Аум-Синрикё.

К «корпоративному», или иерархическому типу относятся более «продвинутые» секты, имеющие разветвленную структуру – иеговисты, пятидесятники, саентологи. Но в каждой секте существует определённый свод внутренних правил, охватывающий большую часть жизни адептов.

Эти правила регламентируют поведение и внутри сообщества, и вне его, прочно опутывая своими установками личную жизнь человека. Данные установки могут меняться лидерами сект в зависимости от обстоятельств, в то время, как догмы официальных религий являются незыблемыми, являясь одним из столпов веры.

Среднее звено руководителей секты составляют пастыри и жрецы, обычно выдвигаемые из наиболее способных адептов низшего звена. В сферу их деятельности входит надзор над духовной и личной жизнью рядовых последователей.

Низшее же звено адептов сект является, по сути, основой финансового благополучия организации, которое в обмен на «духовное просвещение» обязано выполнять ряд повинностей в пользу руководителей – финансовых, трудовых либо сексуальных.

Этапы порабощения

Согласно неофициальной классификации, все секты подразделяются на тоталитарные и свободные. В этом случае понятие «свободные» весьма относительное.Целью любой из них является установление контроля над личностью адепта, и «свобода» характеризуется лишь длиной контролирующего «поводка». Наиболее короток этот «поводок» у тоталитарных сект, деятельность которых запрещена действующим законодательством.

Процесс порабощения личности происходит в несколько этапов:

  1. Агитационная проповедь. Началом вовлечения в секту всегда служит доброжелательная агитация, предлагающая человеку приобщиться к некому знанию, способствующему спасению души, обретения покоя и благополучия.
  2. «Дымовая завеса». Как только потенциальный адепт попадает в лоно секты, служители культа начинают его психологическую обработку, ненавязчиво рассказывая о «счастье» и «просветлении», которое обрели адепты данного учения. В результате у человека складывается позитивное впечатление об организации.
  3. Приобщение. Как только человек становится полноправным членом секты, перед ним ставится ряд условий, необходимых для выполнения в данной организации. Делается это постепенно и ненавязчиво, а все запреты и установки сдабриваются демагогией о светлом будущем, которое ждёт всех, кто исполняет предлагаемые установки.
  4. Полное порабощение. Со временем круг общения человека сводится к кругу «избранных» – других членов секты. Любые отступления от установленных в ней правил становятся недопустимыми. Причём сам человек уже не представляет свою жизнь вне секты, становясь послушным орудием в руках её руководителей.

Примеры деятельности сект

В качестве живой иллюстрации следует привести ряд примеров из истории. Рассмотрим итоги деятельности наиболее одиозных сект:

  1. «Ветвь Давидова». Одно из подразделений Адвентистов, действовавшая в Техасе с 1955 г. В 1993 г. для прекращения деятельности данной тоталитарной секты властям США пришлось применить десяток танков и боевую авиацию. Во время штурма цитадели сектантов погибли 4 спецназовца и 132 сектанта, из них 20 детей. В отместку за разгром гнезда сектантов, во вторую годовщину штурма последователи «Ветви Давидовой» устроили теракт в г. Оклахома-Сити, жертвами которого стали порядка 170 мирных жителей.
  2. «Храм народов» (1976-79 гг.). Последователи данной секты из США построили в Гайане (Южная Америка) изолированное поселение Джонстаун. По свидетельствам бывших адептов секты, в городе широко практиковались телесные наказания и пытки. При попытке местных властей и американского конгресса прекратить деятельность организации, сектанты совершили массовое самоубийство, жертвами которого стали более 900 человек, в том числе порядка 270 детей.
  3. «Аум-Синрикё». Буддийская тоталитарная секта, существовавшая в Японии в 1984-2000 гг. Секта широко практиковала использование боевых газов в своей террористической деятельности. Первым актом использования газов стала атака в г. Мацумото в 1994 г., жертвами которой стали 7 граждан, а ещё 200 пострадали. В следующем, 1995г. адепты «Аум-Сенрикё» совершили газовую атаку в метро Токио, в результате которой погибли 12 человек, ещё 15 скончались позднее, а около полусотни человек получили отравление. По итогам расследования, 13 руководителей секты были приговорены к смертной казни, которая была приведена в исполнение в июле 2018 г.

Российским правосудием запрещена деятельность десятков религиозных сообществ, признанных тоталитарными или деструктивными сектами. Среди них наибольшую известность получили «Белое братство», иеговисты, саентологи, секта бога Кузи и прочие.

Домашнее образование детей: преимущества и проблемы

О домашнем образовании и обучении детей в семье, а не в школе сейчас много пишут и спорят. Мы решили поговорить не только о плюсах домашнего образования, но и о разных связанных с ним вопросах с представителем Всемирного конгресса семей в России, послом ВКС в ООН, директором международного отдела Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, руководителем программы поддержки семейного образования «Классические беседы» Алексеем Комовым, который давно занимается этой проблематикой.

«Православные родители, в отличие от школ, не учат детей дарвинизму»

– Алексей Юрьевич, в чем, на ваш взгляд, преимущества домашнего образования, когда ребенок не ходит в обычную школу, а учится в семье?

– Здесь сразу несколько факторов. Во-первых, если мы верим в Бога, хотим следовать тому, что заповедано Священным Писанием и Священным Преданием, то нам следует усвоить, что дети даются человеку Богом. Дает детей не государство и не соцработники, а Бог! И в Библии очень четко говорится, что человек отвечает за то, как он воспитывает своих детей. Поэтому наша христианская совесть будет более спокойна, если мы серьезно подойдем к этому вопросу, а не просто передадим воспитание своих детей каким-то другим людям. А в сегодняшней школе учителя – это в подавляющем большинстве женщины, причем часто с не сложившейся личной жизнью; мужчин-учителей в школах традиционно очень мало. Работа в школах сегодня, будем говорить честно, нервная и дерганая.

– За последнее время мужчин в школах стало все-таки побольше…

– Дай Бог, чтобы это было так. Мы всецело ратуем за то, чтобы образование было хорошим, в том числе школьное, – это благо для всех в обществе. И мы понимаем, что семейное образование не для всех, но лишь для тех, кто готов на большой труд, чтобы вкладывать свои силы в воспитание и образование собственных детей.

Во-вторых, обучение в семье дает положительные результаты. Данные статистики совершенно четко говорят об этом. У нас в России пока такую статистику собрать очень сложно, но вот в Америке по тесту, аналогичному нашему ЕГЭ, дети в общеобразовательных школах набирают в среднем 50 баллов, а дети, которые были на семейном обучении, набирают около 86 баллов.

Между прочим, на этот показатель не оказывает большого влияния то, имеют ли высшее образование родители этих детей. И даже если оба родителя без высшего образования, то их дети, прошедшие домашнее обучение, все равно набирают, как правило, не менее 80 баллов.

Родитель выступает как модератор: он должен правильно построить процесс образования, создать ребенку условия для обучения

– Но как родители без высшего образования могут успешно учить своих детей?

– Потому что здесь родитель выступает скорее как модератор. Он должен правильным образом построить процесс образования, выработать индивидуальный план и создать наиболее благоприятные условия для ребенка. Предоставить ему возможность читать нужные книги, смотреть видеоматериалы, посещать с экскурсиями музеи, пробуждать в нем независимое критическое мышление и т.д. Для приобретения же специфических знаний есть уйма специализированных материалов, поэтому родителю самому не нужно быть, например, химиком или физиком.

– Но ведь у людей с высшим образованием, наверное, лучше развиты навыки усвоения и передачи информации, в том числе и модерирования процесса обучения.

– Есть специальные программы для домашнего образования, где разработаны образовательные маршруты по разным предметам, которые эффективно работают при обучении в семье. В качестве примера могу привести наше руководство для начального семейного обучения «Основы» программы «Классические беседы». Это очень простой и понятный для родителей инструмент, который содержит план на каждую неделю по разным предметам: истории, географии, математике и т.д. Так что вопрос с программой обучения не стоит, он уже решен. По нашему руководству на сегодняшний день учатся почти 400 детей в 27 городах: это Владивосток, Сибирь, Урал, Поволжье, Москва, Петербурге и даже на Украине в Киеве, где, как вы знаете, недавно фактически запретили даже школьное образование на русском языке. Также у нас есть дети и в Белоруссии. Всего получается три страны – Россия, Белоруссия, Украина, 27 городов, 400 детей от 4 до 12 лет.

– А дети постарше?

– Мы сейчас разрабатываем программы обучения и для старших детей, планируем охватить 6 лет вплоть до окончания школы. То есть, я не побоюсь этого сказать, у нас будет первая системная альтернатива школьным курсам на русском языке, которая при этом не противоречит, в отличие от школьной программы, православному мировоззрению. «Классические беседы» – не катехизаторская, а академическая программа, но в наших материалах, например, нет постулата о том, что человек произошел от обезьяны и что это якобы доказано наукой. Это клише, которое носит псевдорелигиозный характер и на самом деле уже многократно опровергнуто наукой. Есть множество научных данных, которые противоречат этой теории. Также у нас хронология мировой истории начинается с Сотворения мира.

– А обучающийся по вашей программе ученик сможет потом поступить, например, на биологический факультет университета?

– Дети наших семей-участниц проходят ежегодную аттестацию по ФГОС при содействии Центра поддержки семейного образования. Вообще в России сегодня около 100 000 детей находится на домашнем обучении. 273-й федеральный закон разрешает выбирать семейную форму образования с правом прикрепления к школе, имеющей государственную аккредитацию, для прохождения аттестации. Там дети готовятся к сдаче ЕГЭ и сдают его. Увы, на экзаменах, правда, детям придется излагать точку зрения составителей учебников биологии, считающих, что человек произошел от обезьяны, ведь именно это сегодня требуется государственными образовательными стандартами.

Наши дети должны иметь возможность изучать школьные предметы не на принципах материализма и дарвинизма

На мой взгляд, это плохая ситуация, и недавно в Общественной палате, где я выступал, я предлагал Министерству образования и науки озаботиться тем, чтобы была возможность для верующих, которые не относят себя к материалистам и атеистам, изучать школьные предметы не на принципах материалистического дарвинизма. Но сегодня дарвинизм, к сожалению, навязывается безальтернативно. Однако, мне кажется, это вполне возможно изменить. Иначе получается некая «шизофрения»: даже в лучших частных православных гимназиях ребенка на уроках по естественным дисциплинам ведь учат по ФГОС-учебникам, где говорится, что Бога нет, все произошло само собой из Большого взрыва, а человек возник из обезьяны. А потом он приходит на уроки Закона Божиего, и ему говорится ровно обратное. При этом у нас по разным соцопросам около 80% населения России говорят, что верят в Бога, а 70% относят себя к православным.

– Но являются ли они сознательными верующими, воцерковленными людьми? Ведь есть даже такое понятие – «православный атеист».

– Ну да, наверное, большинство из них ходит в храм один раз в год – на Пасху. Но даже если иметь в виду 5–8% действительно воцерковленных людей, хотя бы для них должна быть альтернатива, выбор обучения в рамках такого мировоззрения, которое соответствует их взглядам.

– Вы в своей работе опираетесь на уже какие-то наработанные методики, на чей-то опыт?

– Да, вместо того чтобы изобретать велосипед, мы изучили разные методы семейного образования, потратив на это много времени и сил. Я и моя жена Ирина Шамолина перечитали десятки книг, все значимое, что вообще написано на тему семейного образования. И мы выбрали программу поддержки родителей, решивших обучать своих детей самостоятельно. Это очень успешная программа – «Классические беседы». В этой международной программе обучаются сегодня около 115 000 детей. Ей уже 20 лет, она хорошо продумана и дает прекрасные гарантированные результаты. Нам особенно понравились «Классические беседы» тем, что главное в этой программе – не содержание, а инструменты учебы. То есть «Классические беседы» – это по сути технология, которую можно наполнить любым содержимым. Но при этом руководители программы не разрешают пользоваться их разработками тем, кто не относит себя к христианскому вероисповеданию, они не хотят, чтобы такой превосходный образовательный инструмент использовался за пределами христианской культуры.

Мы встретились с руководителями «Классических бесед». И, к нашему счастью, они оказались людьми, с большой симпатией относящимися к России, и очень хорошо восприняли идею поделиться с нами своими разработками. Мы согласовали с ними наполнение программы материалом, отражающим русской культуру и православную традицию. В этом году исторический фокус программы – на отечественной истории, мы также заучиваем расположение административно-территориальных единиц России, самых важных рек и гор.

Большинство семейных групп, пользующихся нашей программой, занимаются в зданиях воскресных школ. Эти группы начинают занятия с «Царю Небесный», на еженедельных занятиях поем гимн России, заканчиваем «Достойно есть».

– У вас платное или бесплатное обучение?

– Оно платное, но очень доступное, стоит всего 20 000 рублей в год за 24 занятия (то есть менее чем 830 рублей за занятие) в регионах и 28 000 рублей в год в Москве и Петербурге. Это небольшая сумма, сопоставимая с теми же поборами в наших якобы бесплатных школах или с одним месяцем обучения в частной школе средней руки. Причем из этой суммы мы себе берем только 5000 рублей за первого и 3500 рублей за второго ученика в семье. Все остальные деньги остаются у местных родителей – инструкторов, обучающих детей в группах. Мы их специально учим модерировать занятия и вести их. Часть денег идет директору, который координирует работу местного сообщества. У нас децентрализованная структура, которая образована из сети директоров. Группы инициируют люди на местах и приходят к нам за лицензией на пользование нашей академической поддержкой. У нас есть директора в Москве, в Подмосковье (Мытищи, Балашиха, Красногорск), в других российских регионах и даже в других странах (помимо России, Украины и Белоруссии у нас также планируются группы в Испании и Молдавии).

Раз в неделю семьи встречаются в группах числом не более 8 человек (8 детей и 8 родителей, всегда присутствующих на занятиях). Как правило, место встреч выбирается недалеко от дома. Между детьми устанавливается дружба, хорошие отношения. Такие семейные группы становятся очень дружными, они регулярно ходят вместе на разные экскурсии, в музеи и т.д. Например, многие наши московские и подмосковные дети уже наизусть знают Пушкинский и Исторический музеи, Третьяковскую галерею и т.д. Также почти каждый месяц мы ходим в парк «Россия: моя история» – практически как уже к себе домой.

«При семейном обучении КПД гораздо выше»

– Хотелось бы задать вам несколько проблемных вопросов. Я попробую озвучить некие сомнения по поводу домашнего образования, которые возникают у обычных людей.

Это, прежде всего, проблема родительского времени. Во-первых, скорее всего, минимум один из родителей должен быть неработающим, чтобы курировать домашнее образование своих детей и контролировать их.

– Я вас понимаю, но должен сказать, что ритм жизни при семейном образовании на самом деле дает гораздо больше свободы. Дети ходят на наши встречи только раз в неделю, где они вместе осваивают новый материал и имеют возможность продемонстрировать свои знания. Еженедельные занятия для детей до 9 лет проходят с 9:30 до 12:00, то есть длятся всего 2,5 часа, а для детей с 9 до 11 лет – до 15:00.

– А сколько времени дети тратят на обучение дома, и кто у них проверяет уроки?

При домашнем обучении не получится схитрить, как в школе: незнание предмета сразу обнаружится

– Наша программа – это не образовательная программа для детей, это программа поддержки родителей, выбравших учить своих детей самостоятельно. Родители для нас – главные учителя своих детей. На наших еженедельных встречах дети имеют возможность продемонстрировать выученный материал. Оценок никто не ставит – это прерогатива родителей, но сама обстановка в группе мотивирует ребенка учить хорошо, потому что иначе ему трудно принимать участие в интересных занятиях, направленных на повтор пройденного. Родители всегда присутствуют на этих занятиях, ведь раз в неделю – на это нужно не так много времени, и они видят сами, усвоили их дети задания или нет. Тут не получится обмануть или схитрить, как в школе; во время занятий в наших маленьких группах незнание становится очевидным. Кстати, очень часто родители, забравшие детей из школы, сильно удивляются тому, как мало их ребенок, оказывается, знает. У него вроде в школе были одни пятерки, а он почти ничего не знает ни по географии, ни по истории, ни по другим предметам – только какие-то обрывки информации. И когда родители приезжают вместе с ребенком на занятия, они видят его реакции, его взаимодействие со сверстниками и могут сразу корректировать его поведение и вообще лучше его чувствуют, чем когда отдают его в школу, а потом получают неожиданные «сюрпризы».

– Как у вас в целом построен учебный процесс? Обязаны ли дети дома отсидеть нечто вроде уроков, пусть и самостоятельно?

– Количество уроков дома определяют родители. У нас есть рекомендованная программа-минимум – то, что дети обязательно должны знать наизусть и помнить. Например, по истории они должны знать хронологию основных событий от Сотворения мира, через древность и средние века вплоть до современности. Мы для них отбираем и создаем «скелет», на который потом нанизываются более глубокие знания.

– А занятия русским языком и математикой? Это же своего рода тренинг. Ребенка нужно регулярно тренировать, чтобы он мог правильно писать и считать.

– Конечно, математикой и русским дети должны заниматься каждый день. Это контролируют родители. В этом деле очень помогают еженедельные встречи семей: родители делятся опытом друг с другом, получаются как бы мини-конференции. Хочу упомянуть, что для детей 9–11 лет у нас предусмотрена очень сильная программа «Ключи» по грамматике русского языка, а также аналитическому и художественному письму – дети еженедельно пишут сочинения, у них есть задания.

– Сколько в среднем времени каждый день занимает процесс обучения у ваших детей?

– Это зависит от индивидуальных способностей и возраста. Для начальной школы, детей до 9 лет, – 2–3 часа в день более чем достаточно; для детей 9 лет и старше мы рекомендуем 4 часа занятий в день. Причем ребенок на домашнем обучении знает материал намного лучше, чем в школе, потому что у него выше КПД. В школе задача какая? С наименьшими потерями пройти материал, ответить, чтобы от тебя отстали, получить отметку и забыть. Задача не стоит выучить что-то по-настоящему или как-то углубиться в предмет. «Мы что, дураки, что ли? Ура, завтра не учимся!».

Здесь же ребенок учится во взаимодействии с родителем, он проходит путь познания вместе с тем, кого он очень любит и уважает; на него нет дурного влияния сверстников; родители создают развивающую среду, он обложен интересными книгами, которые дают ему родители, и т.д. Я это знаю по своим детям: у нас с женой дома учатся трое детей (4,5 года, 6,5 лет и 10,5 лет), и они обожают книги, потому что мы с Ириной очень любим читать и наш дом полон книг. Дети растут в этом и считают это нормальным. Старший сын «проглатывает» книги легко и без принуждения, видеоигр в его жизни нет вообще, телевизор тоже отсутствует.

Дети на домашнем обучении знают, как правило, на порядок больше, чем обычные школьники, им все интересно, у них не загублена эта живая жилка познания. И когда они встречаются со сверстниками, им хочется поделиться тем, что они прочитали и куда сходили, что там удалось узнать. И так получается позитивная социализация, а не негативная.

«Секта – это то, что отделяет себя от мира»

– Следующий вопрос я как раз хотел задать о социализации. Не буду от вас скрывать, да вы, наверное, и сами знаете, что многие родители не хотят переводить своих детей на семейное обучение, потому что боятся маленького круга общения. Считают, что это отдает неким сектантством и что у детей после семейного образования будут большие проблемы с социализацией. Да и зачем нужно забирать детей из наших школ? Ведь прессинга, как на Западе, с уроками «секспросвета» у нас пока еще, слава Богу, нет.

– По всем параметрам социализация детей, находящихся на семейном обучении, на порядок лучше социализации детей в школе. Школьная социализация носит очень специфический однобокий характер: ребенок на 11 лет изолируется от реального общества и помещается в отдельно стоящее здание без права покидать территорию, где он отвечает по команде, встает и садится по звонку. При этом он все эти годы взаимодействует с ограниченным количеством одних и тех же детей одного с ним возраста, находясь в одной и той же социальной позиции по отношению к школьным работникам. Это что? Это нормальная социализация? Это реальная жизнь? Я уж не говорю про то, что в детских коллективах без активного участия взрослых (а это невозможно при 30 детях на одного взрослого), как правило, формируются отношения по принципу волчьей стаи: наглые забивают скромных, подлые берут верх над честными, да и матерщина сплошь и рядом, а то и непристойные видео в гаджетах. Но нормальная социализация – это когда человек, во-первых, общается в реальном обществе, а не в изолированной группе по возрастному признаку, а во-вторых, сам может определять свой круг общения. Ведь мы, взрослые, поступаем именно так.

Дети, обучающиеся в семье, постоянно общаются с людьми разного возраста, разного социального уровня, разных профессий – они видят социум во всем его многообразии. Как раз в ходе нашего семейного образования мы всей семьей, например, идем на какую-нибудь конференцию, где дети видят своих родителей в естественном жизненном деле. Мы встречаемся с интересными людьми, представителями разных профессий, ведем дискуссии, на которых присутствуют люди разных возрастов. И при такой позитивной социализации ребенок гораздо лучше приспособлен к жизни, чем школьный ребенок, который сидит в изоляции, реальную жизнь и работу ему показывают на картинках, учат молчать, пока не вызовет учитель, и вставать/садиться по команде.

Дети, прошедшие через семейное образование, более ответственные граждане, они чаще ходят на выборы, более довольны своей работой, независимы от социальных пособий, более склонны к критическому и творческому мышлению. В тех странах, где давно восстановлена традиция обучения в семье, данные свидетельствуют, что прошедшие через него дети достигают больших успехов во взрослой жизни. В системе школьного образования очень часто происходит деформация нормального развития ребенка в результате неестественной социальной и образовательной среды. Собственно само понятие «переходный возраст» возникло в результате внедрения всеобщего школьного образования, 150 лет назад дети взрослели гораздо раньше и никакой «ломки» у них не было. Современные дети на семейном обучении, как правило, тоже минуют «подростковый возраст».

За учебный день в школе ребенок получает порядка 8 минут (!) индивидуального внимания учителя

– И все же каких трудозатрат требует от родителей семейное обучение? Например, наша семейная ситуация: я с утра до позднего вечера на работе, а на жене – домашнее хозяйство и дети, их обычная школа, школа музыкальная, разные кружки…

– Как правило, школьные родители тратят силы и время на домашние задания детей, а также время на дорогу в школу и обратно. По факту на домашнее обучение временных затрат уходит ненамного больше, если родители пользуются программами для семейного образования. Не говоря уже о том, сколько сохраняется родительских нервов! А сколько в школе времени тратится ребенком напрасно?! Это же просто расточительство какое-то. Согласно исследованиям, за учебный день в школе ребенок получает порядка 8 минут (!) индивидуального внимания учителя. Любой родитель подтвердит, что объем усвоенных знаний ну совсем не коррелирует с объемом времени, проведенным ребенком в школе.

Если ваша супруга не работает вне дома, а занимается домашним хозяйством и детьми, то она может успешно все это совмещать с обучением детей уже в семье. Более того, материнство раскроется для нее с совершенно новой стороны. Ведь отдавая детей в школу, мы во многом передаем их воспитание в чужие руки. Возвращая детей домой, мы снова становимся полноценными воспитателями для них, мы по-настоящему узнаем своих детей!

– Тем не менее в школе есть контроль за усвоением материала со стороны учителей.

– Ну вы же знаете, как в школе легко имитировать усвоение материала. Дети осваивают это искусство в совершенстве и выходят из школы, путаясь в том, когда правил Ленин, а когда – Сталин, не могут двух слов сказать по-английски, хотя порой получают пятерки по всем предметам. По опросам общественного мнения, за последние несколько лет в два раза упал процент тех, кто удовлетворен школьным образованием. Дома родитель видит свое дитя «как облупленного», и смухлевать перед родителем никак не выйдет. Поэтому с контролем тут все гораздо лучше: родитель точно знает, что ребенок выучил, а что – нет.

– Тут есть некая тонкость, как мне кажется. Дети на домашнем обучении в принципе более мотивированы, и их родители тоже в среднем более ответственно относятся к обучению своих детей. Эти ребята поэтому и в обычной школе скорее всего делали бы неплохие успехи.

– Разумеется. И у нас есть этому примеры: дети из хороших семей, которые опробовали несколько школ, включая лучшие православные гимназии; но родители забрали оттуда детей и теперь пользуются нашими разработками для семейного обучения, чему в итоге очень рады.

– Поясните, пожалуйста, как именно у вас организован процесс контроля. Разве можно проверить за два часа то, что ребенок усвоил за неделю?

– Контролем занимаются в первую очередь, конечно, родители. Философия семейного образования в том и заключается, что именно родитель – во главе образовательного процесса. Наши занятия направлены в первую очередь на помощь родителям, они помогают родителям увидеть своего ребенка «со стороны» и более объективно оценить его успехи. Наше руководство для начального домашнего обучения «Основы» дает возможность легко проверить успеваемость.

– По нескольким предметам?

– По всем предметам. У нас есть план, его можно проверить. Это тот минимум, который надо знать. Ты либо знаешь, либо нет. При этом программа имеет цикличность: многие вещи проходятся каждый год, но на более глубокой основе, поэтому в итоге дети получают целостную картину по каждому предмету, а не обрывки сведений, как это часто бывает после современной школы.

Наша программа основана на классическом подходе: акцент в ней сделан на инструментах учебы – это технологии, которые позволяют учиться эффективно, обучать дома одновременно несколько детей разного возраста.

В основе этого образовательного подхода – система «семи свободных искусств», по которой учились в античности, в Византии и Древней Руси при Ярославе Мудром, в дореволюционной России. Этот подход основан на том, что вначале мы, перед тем как изучать конкретный предмет, учим детей инструментам познания. Эти инструменты – грамматика всех предметов, диалектика и риторика. Мы учимся запоминать информацию (грамматика), логически анализировать ее (диалектика) и воспроизводить ее устно и письменно (риторика).

Семьи, пользующиеся нашей программой, объединены любовью к знаниям и хотят, чтобы их дети росли среди единомышленников. Почти все участники программы – православные воцерковленные семьи, которые серьезно относятся к своим детям и их образованию, готовы вкладывать в это свои силы. Складывается очень приятный и безопасный круг общения. Есть семьи священнослужителей Русской Православной Церкви. Я сам изучал богословие 3,5 года в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, работал в отделе внешних церковных связей нашей Патриархии. Также уже много лет подвизаюсь у отца Димитрия Смирнова в Патриаршей комиссии по семье.

При этом у наших семей нет задачи самоизолироваться от мира по типу секты, просто православным известно, что для нас сказано: «Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор. 15: 33). Вот наши семьи-участники и хотят, чтобы нравы их детей были в безопасности.

– Говоря о сектантстве, имеют в виду широкий смысл: некий маленький кружок общения единомышленников, в котором человек варится и больше ни с кем не общается.

– Наши семьи не замкнуты на программу, ведь мы встречаемся всего раз в неделю. Но и в рамках наших групп круг общения семей довольно широкий. Например, в подмосковных Мытищах в нашей программе участвуют порядка 25 семей, это 45 детей; в Новокосино примерно столько же. Наши группы почти заполнены, у нас мало свободных мест. В некоторые группы уже очередь, потому что наша программа помогает родителям обеспечить другое качество учебы.

Мы даем семьям инструменты учебы и создаем позитивную социальную среду, которая вдохновляет родителей и детей. Семьи часто работают с первоисточниками, исходя из живого интереса, глубоко проникают в какие-то совершенно новые сферы вне традиционной школьной программы. Пробудить этот интерес, как-то его стимулировать – вот наша задача. На начальном уровне программы даем некий скелет знаний, а на более старших уровнях учим семьи углублять знания, анализировать и пользоваться ими.

Родитель учится вместе с ребенком

– Я могу понять, как дома учиться географии или истории. Но вот математика… В старших классах будут сложные вещи, которые родители, как правило, не знают. Например, дифференциальное исчисление.

– У нас есть прекрасные советские учебники по математике, к ним уже выпущены все «решебники». Родитель может легко проконтролировать успехи и понимание темы.

– Но родителю все равно надо учиться вместе с ребенком?

– Родитель тоже растет вместе с ребенком и узнаёт много нового. Родители участвуют в процессе обучения, но с детьми старше 12 лет им на еженедельные встречи ходить уже необязательно. Они уже в значительной степени научили ребенка самому овладевать знаниями. И он сам умеет работать с материалами и информацией. На уровне старшей школы родитель занимается скорее общим руководством. Дети, пришедшие в старшие классы путем семейного образования, учатся уже сами, они умеют это делать. Да и вспомните себя в школе: разве в старших классах вы сами не могли разобрать тему по учебнику? Сколько было тупиковых ситуаций, где без обращения к учителю вы не могли понять тему? Наверняка, очень мало. Когда такая ситуация возникает дома, то родитель может за пять минут найти онлайн-преподавателя, который всё разъяснит в случае, если даже бесплатные онлайн-видеоуроки оказались бесполезны.

Наша программа для России совершенно уникальна. Мы используем лучшие мировые наработки, при этом наша академическая программа подходит православным. В мире по статистике всего 3 млн. детей находятся на семейном образовании. Однако, кстати, в нашей стране из 100 тысяч российских детей, находящихся на домашнем обучении, около 70 тысяч – это дети-инвалиды, которые просто не могут ходить в школу. Еще большое число спортсменов и музыкантов, то есть детей, которые почти все время должны посвящать развитию своего таланта. «Чистых семейников» не так много. Мы, пожалуй, первые, кто запустил в России цельную программу, разработанную специально для семейного обучения. Пока у нас почти нет детей старше 12 лет, но мы обязательно доведем ее до последнего – 11-го – класса. Мы также не исключаем возможности в будущем создать специальный вуз для детей, которые прошли семейное обучение. Там не будут безальтернативно учить материализму и атеизму, и обучение в нем будет построено по классической модели, опробованной тысячелетиями, по которой выучились тысячи умнейших людей в истории человечества.

22 января в рамках Рождественских чтений будет работать секция «Православное семейное образование»

– Как можно записаться к вам на собеседование, чтобы уже на месте выяснить информацию?

– Есть сайт «Классические беседы». Заходите в раздел «Начать обучение», там будут контакты наших директоров из разных регионов с фотографиями и адресом электронной почты. Связываетесь с директором подходящего вам региона, и он пригласит вас на информационную встречу, где расскажет о программе подробно. Можно также прийти на занятия и все посмотреть воочию.

22 января в храме Христа Спасителя в рамках Рождественских чтений мы будем вести отдельную секцию: «Православное семейное образование: преимущества и перспективы» – приглашаем всех желающих.

Алексей Комов

– В какие вузы смогут поступать ваши выпускники, как вы думаете?

– Я думаю, что во все вузы, в том числе ведущие. Мы для наших детей будем организовывать личные встречи с ведущими профессорами. Я лично хорошо знаком с профессором МГИМО Валентином Юрьевичем Катасоновым и другими людьми, которые добились больших успехов в своей деятельности.

Также я являюсь помощником депутата Государственной Думы РФ, мы обязательно будем приводить наших детей в Госдуму, где их будут учить дебатам, тому, как их правильно вести. Депутаты, которых мы хорошо знаем как православных и патриотично настроенных людей, будут им рассказывать, как устроен политический процесс, может быть, возьмут их на практику в Госдуму, в МГУ, в другие какие-то вузы.

– В заключение расскажите, пожалуйста, и о себе. Сколько у вас детей, и где они учатся – дома или в школе?

– У меня пятеро детей, двое старших уже закончили школу, а трое младших – школьного возраста. Двое старших детей ходили в детский сад и учились в школе, а трое малышей с рождения – на семейном обучении. Мне есть что сравнивать, и разница для меня очевидна. Трое маленьких детей учатся дома по программе «Классически беседы»: Максиму 4,5 года, Диме 6,5 лет и Мише 10,5; старший из них, Миша, никогда не ходил в школу. А наш 4-летний Максим уже знает о 52 правителях России от Рюрика до В.В. Путина и рвется на занятия, потому что мы учим семьи интересно и живо, для детей такая учеба – в радость. Приходите и посмотрите сами!

В сознании большинства людей секта связана с чем-то негативным, опасным, асоциальным. С сектами ассоциируются зомбирование, потеря материальных, духовных благ и даже смерть. Но с точки зрения науки все не так просто. Изучением сект занимаются социологи, историки, религиоведы, культурологи, психологи, но до сих пор нет единого и четкого определения секты. Давайте и мы попробуем в этом разобраться.

Что такое секта

Слово «секта» произошло от латинского sequor — «следовать за кем-то, повиноваться». Изначально так называли все отделившиеся философские, политические и религиозные группы. Когда-то и христианская церковь была сектой, противопоставляющей себя языческому обществу.

В широком смысле секта – это группа людей, пропагандирующих идеи, учение и практику, отличающиеся от общепринятых норм общества. В узком смысле секта – это религиозная группа, отделившаяся от основного направления или противопоставляющая свои идеи основной религии общества. Секта имеет своего основателя и свое учение.

На основе рассмотренного определения мы можем сделать вывод, что не все секты носят деструктивный характер. Это общественный стереотип, который выгоден, прежде всего, официальным религиозным направлениям. Когда-то сектантами считали тех, кто вместо церкви выбрал науку. Их называли еретиками и казнили за неповиновение. К счастью, в наше время церковь и наука научились жить более или менее мирно.

Согласно законодательству, любой человек вправе создать свою религиозную организацию или религиозную группу, если ее учение не угрожает жизни и здоровью людей, не посягает на их свободу и не призывает отказаться от исполнения гражданских обязанностей. На практике большинство сект нарушают эти условия, из-за чего и сформировалось убеждение о том, что все секты опасны и вредны.

Любая секта потенциально может стать религиозным направлением, добиться официального признания. Собственно, за это и борются представители. Каждая секта замкнута и обособлена, убеждена в своей исключительности и претендует на роль ведущей церкви.

Секта – это общество отделившихся людей, объединившихся с целью построения иного уклада жизни, отрешения и спасения от не устраивающего их внешнего мира. Тут-то и встает вопрос о том, что предлагает участникам секта. Спасение ли? Давайте дальше поговорим об опасных, деструктивных сектах.

Интересный факт: в обществе так прочно закрепилась ассоциация секты с чем-то опасным, что религиоведы и юристы не рекомендуют использовать этот термин в его оригинальном значении. В отношении неопасных сект лучше говорить «религиозные группы», «религиозные объединения», так как «секта» в их отношении может прозвучать как оскорбление чувств верующих.

Признаки секты

Давайте подробнее поговорим о деструктивных, или тоталитарных сектах. Они опасны для жизни и здоровья участников, основаны на авторитарном стиле управления, принимают форму религиозной, общественной, коммерческой, образовательной или оздоровительной организации. Пик наших дней – секты под видом курсов личностного роста, но они далеко не единственные деструктивные объединения.

Признаки тоталитарной секты:

  1. Активная реклама и пропаганда: назойливые звонки, приглашения на бесплатные семинары, тренинги роста. Лидеры сект – злые, но хорошие психологи. Они используют специальный метод вербовки: двое представителей группы постоянно находятся рядом с потенциальным участником, не давая ему допустить ни одной критической мысли относительно идей секты.
  2. Иерархия, посвященность. Разделение концепции на уровни доступности – прямой признак секты. Иерархия стимулирует участников к активности, ведь на новом уровне им откроются более тайные и глубокие знания.
  3. Взносы, пожертвования. Некоторые секты сразу заявляют о платности участия, другие оставляют это на потом. Притом чаще прямого требования не поступает, но на человека воздействуют гипнозом, подавлением сознания.
  4. Лидер, пророк, избранник. У каждой секты есть один главный человек, просветленный больше других, избранный самими высшими силами. Его приказы и слова не обсуждаются. И хоть при первом знакомстве может показаться, что участие в секте добровольное, а все приверженцы равны, позже станет видна иерархия, бесспорный лидер.
  5. Подавление сознания, разума, умения рационально мыслить. Идет максимум воздействия на эмоции, чтобы разум не успевал обдумать все происходящее. Для лучшего подавления сектанты контролируют жизнь жертвы, стараются постоянно, полностью держать человека в пределах видимости. Представители секты внушают выгодные им установки и убеждения. Некоторые организации упрощают себе задачу, изменяя сознание людей за счет ритуального приема наркотиков под видом традиционного снадобья.
  6. Контроль информации. Представители учения заваливают жертву дисками, книгами, буклетами, фильмами, прочими материалами. Обязательный элемент – собрания, встречи, на которых демонстрируется не только ценность знаний, но и разного рода исцеления, исправления, «чудеса». Встречи бывают массовыми и индивидуальными.
  7. Оппозиция миру. Пропагандируется идея уникальности над остальным миром, например, что только участники этой группы смогут достичь просветления, спастись или спасти другую заблудшую душу. Новичка обязательно заставляют делать что-то противоречащее обществу, чтобы тот еще больше отделился от него. Сектанты заставляют проявлять к другим людям жалость, так как те еще не обрели смысл жизни.
  8. Общая цель. Секта всегда имеет цель и план ее достижения. Кто-то верит в просветление, кто-то ждет апокалипсиса, смерти, кто-то грезит всемирной властью. Учение любой секты гласит о том, что после достижения этой точки все земные проблемы решатся сами собой.
  9. Атрибутика. Любые опознавательные знаки, разделяющие на своих и чужих. Все, на что хватит фантазии: татуировки, клеймо, амулеты, прическа, одежда, вербальные знаки. Это нужно для того, чтобы в каждой точке мира и времени человек помнил о секте, чувствовал свою причастность к ней.

Секта не терпит нерегулярного посещения собраний, ведь тогда контроль над человеком не будет постоянным. Она заполняет все время жертвы, отрывая его от привычного образа жизни, семьи, друзей. Сам того не замечая, человек тратит все физические, психологические силы, время, средства на развитие секты, а не на собственное развитие.

Опасности участия в секте

Любая секта, даже положительная, изолирует человека от привычной жизни, социума. Представители секты зациклены на своих идеях, идеалах, интересах. Они мыслят и живут только в рамках своей группы. Очевидно, что расти и развиваться вне социума человек не может. Каждому участнику общества нужно где-то работать, общаться с другими людьми. Участник секты оказывается оторван от реальности. И даже если секта имеет положительный характер, то назвать ее влияние положительным сложно.

Например, можно создать секту поклонения свободному графику работы или бартерным отношениям. Но какова вероятность, что эта секта станет политической философией всего государства, мира? Вероятнее, что люди, пропагандирующие это, окажутся выброшенными за борт ежедневных трудовых и социальных взаимоотношений.

Вторая опасность участия – фанатизм. Любое дело, идея лишается своей ценности, если превращается в фанатическое отношение.

Ну, и третья опасность сект заключается в том, что человек начинает жить ради секты, отдавать ей свои силы и средства. Во многих закрытых тоталитарных сектах процветают идеи экстремизма. В некоторых сектах над участниками издеваются, избивают их, насилуют. Нередко опасности подвергаются и их близкие люди.

Участие в секте приводит к психофизиологическому, интеллектуальному истощению человека:

  • утрата способности критически мыслить;
  • недоедание, дефицит сна;
  • сужение кругозора, обеднение базы знаний в темах и областях, не относящихся к сектантскому учению;
  • враждебное отношение к обществу;
  • потеря коммуникативных навыков, способности к социальному взаимодействию.

Цель секты – подавить волю человека, обрести контроль над его мыслями, чувствами и поведением. Участник становится рабом секты, теряет психологические, материальные, социальные возможности выхода из нее.

Послесловие

Вера важна для каждого человека. Но самый полезный вариант веры с точки зрения психологии – это вера в себя, собственные силы. Рациональное объяснение окружающих явлений, умение устанавливать причинно-следственные связи, познание и принятие себя, работа над собой полезнее для психологического здоровья и самореализации, чем вера в высшие силы или надежда на других людей. Человек – автор и управленец всего, что с ним происходит.

О том, как помочь жертве сектантства, читайте в статье «Почему попадают в секту. Как не стать жертвой и не попасть в секту. Помощь попавшему в секту».

Дело «Ашрама Шамбалы»: «молчание ягнят»

Автор Артур Приймак Обновлено: 11.08.2011 11:53 Опубликовано: 11.08.2011 10:00 Религия » Другие » Новые

История судебных дел против Константина Руднева и его секты «Ашрам Шамбалы» тянется с 1999 года. Каждый раз уголовное дело обещало быть «процессом года». И каждый раз следовательская работа заканчивалась ничем. Дела разваливались, Руднев оказывался на свободе, а «Ашрам Шамбалы» получала ореол «секты-мученицы».

Фото: AP

Оккультной секте инкриминировались изнасилования, побои и распространение наркотиков. Уголовное дело по таким статьям, если оно не подкреплено показаниями потерпевших, развалится, даже если у следствия будут неопровержимые доказательства вины подозреваемого. Адепты «Ашрама Шамбалы» на контакт со следствием не шли. Более того, они давали показания в защиту своего гуру.

«Духовность» на скамье подсудимых

В деле Константина Руднева фигурируют ряд видеозаписей, снятых в разное время подручными оккультного гуру. На этих записях сектанты подвергаются всевозможным мучениям и издевательствам. Например, адептов окунают головой в унитаз с испражнениями, прижигают кожу сигаретами, надрезают тело. Для особо провинившихся существовали пытки в виде сексуального унижения: групповые изнасилования, прилюдная мастурбация, гомосексуальные и лесбийские половые акты. Адептов заставляли совокупляться и с животными, например, с собаками. Весь этот ужас назывался «тантрическими ритуалами для посвященных». Доказательства приложены к делу, но сам Руднев отрицает, что в «Ашраме Шамбалы» это было.

Уголовное дело, заведенное против «Ашрама» осенью 2011 года, не стало исключением из правил. Руднев сидел на скамье подсудимых, обвинение зачитывало многотомное дело, но не было самого главного — показаний потерпевших и свидетелей. Никто из них на заседание не явился. «Без их показаний рассмотрение дела никуда не двинется», — сказал журналистам Александр Нижинский, адвокат обвиняемого. Заговор молчания, который адепты «Ашрама» хранили десятилетиями, мог снова свести на нет всю кропотливую работу следствия.

Проповедник из США довел до петли

8 августа следствию удалось сдвинуть дело с мертвой точки. По словам Александра Нижинского, суд начал допрашивать одну из потерпевших.

«Начался допрос основной потерпевшей по делу, на показаниях которой, данных на предварительном следствии, во многом основаны обвинения против Руднева», — сказал адвокат «Интерфаксу». «Пока что эти показания не расходятся с теми, что потерпевшая дала раньше».

Разговор с потерпевшей обещает быть долгим. «Она рассказывает достаточно подробно, но к ней очень много вопросов, и мы планируем продолжить ее допрос в октябре», — цитирует адвоката тот же источник. На заседании суда, которое назначено на 22 августа, суд планирует допросить других потерпевших.

Потерпевшими по делу «Ашрама» признано 15 человек из разных регионов страны. Рудневской секте предъявлены иски на сумму более 18 миллионов рублей.

Следствие надеется, что на этот раз Руднев понесет заслуженное наказание. Если адепты «Ашрама» будут продолжать хранить молчание, дело в очередной раз развалится, а гуру снова окажется на свободе.

Почему жертвы тоталитарных сект защищают своих гуру и игнорируют общение со правоохранительными органами? Об этом «Правде.Ру» рассказали эксперты.

Александр Дворкин, президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), руководитель Информационно-консультационного центра святого Иринея Лионского, профессор Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета: «Адепты»Ашрама Шамбалы»недавали показаний против Руднева, потому что находились под сильнейшим психологическим влиянием своего гуру. Их сознание было подавлено, расколото и замещено другим, внушенным сознанием. Факты самых очевидных издевательств в это сознание не включены. Жертвы Руднева не могли осознать и понять то, что их унижают. Эта ситуация типична для тоталитарного сектантства. Сознанием адептов манипулируют, поэтому адепты не в состоянии заметить то, что очевидно.

Механизм ломки и подавления сознания очень сложен. В двух словах этого не объяснить. Я своим студентам объясняю это за пять-шесть лекций. В основе лежит постепенное управление волей жертвы секты за счет определенных психологических механизмов. Я не хочу называть это нейролингвистическим программированием, я против ярлыков. Это психологическая методика управления сознанием. Постепенно разделяются воля и сознание человека, разум отключается, а воля направляется в ту сторону, которая нужна секте. Человек начинает действовать и жить так, как это нужно секте.

Для того, чтобы жертвы «Ашрама Шамбалы» стали давать показания против Руднева, нужно время. Нужно длительное отлучение адептов от Руднева и его подручных, изъятие их из секты и оккультного контекста вообще. Со временем психика жертв оккультного «Ашрама» может восстановиться. К сожалению, у большинства адептов подобных сект психика разрушена окончательно. Чтобы ее хоть как-то восстановить, нужно время. Только с течением времени критические способности адептов, их сознание начинают возвращаться на место. Каждый случай зависит от секты, от психологического состояния человека, который туда попал. Процесс восстановления может занять много лет».

Иеромонах Анатолий (Берестов), доктор медицинских наук, руководитель Душепопечительского центра Иоанна Кронштадтского говорит, что жертва тоталитарной секты практически никогда не свидетельствует против своего «учителя». «Жертвы сект сильно запуганы. Запуганы всякими мистическими явлениями. Такое часто бывает в оккультных сектах. Лично я не помню, чтобы жертвы сект давали показания против гуру. Всегда свидетельствуют родственники жертв сект. Это обычное явление. Их запугивают, когда они бывают в секте, полностью подчиняют воле гуру, превращают в рабов.

Возможно, что Руднев практиковал НЛП. Многие основатели тоталитарных сект умело владеют НЛП. Не надо забывать еще об одной вещи. Кроме НЛП, в этих сектах присутствует мистика, не имеющая никакого отношения к знанию, разуму. Благодаря этой оккультной мистике, возникает сильнейшая тяжелейшая зависимость от гуру, от вероучения секты. Поэтому жертвы сект боятся выступать против гуру и не хотят этого. Еще раз подчеркну, на моем опыте против сект выступали чаще всего родственники сектантов. Конечно, когда начинаешь длительно работать с бывшим сектантом, он признается в чем-то, но открыто не выступает. На психику адептов «Ашрама» могли повлиять и наркотики, и сексуальные оргии, которые практиковались в секте. Но человек боится об этом говорить. С одной стороны, он страшно запуган, с другой, ему очень стыдно признаться, что он участвовал в этом».

Судебные органы к утверждениям о мистическом влиянии секты и самого гуру относятся скептически. Следователи полагают, что Руднев запугал своих адептов и подчинил их своей воле как раз с помощью методов НЛП.