Патриарх пимен 1971 1990

Среди выдающихся церковных деятелей ХХ века особое место занимает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков; † 3 мая 1990). Родился будущий Всероссийский Патриарх в городе Богородске Московской губернии 23 июля 1910 года в семье служащего. Его жизнь большей частью пришлась на период ожесточенной борьбы безбожной власти с Церковью Христовой, а его патриаршество (1971–1990 гг.) для Русской Православной Церкви знаменовало постепенное ослабление влияния атеизма и начало возрождения Православия в России.

В жизни Патриарха Пимена были события, вполне достойные жития святого. В семье Извековых (жили они в городе Богородске, ныне Ногинске) после рождения первого ребенка – дочери Марии, все последующие дети умирали в младенчестве. Когда родился сын Сережа, мать дала обет посвятить дитя Богу, и с таким благодатным напутствием ребенок благополучно вырос. С матерью мальчик совершал паломничества по святым местам, особенно часто они бывали в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре – Лавра вообще производила на будущего Патриарха Пимена совершенно особое впечатление, здесь он нашел и свое последнее упокоение.

Уже в пятнадцать лет Сергей Извеков стал иноком, в семнадцать лет он принял монашеский постриг с именем в честь преподобного Пимена Великого. Столь раннее посвящение себя монашеству соответствовало стремлениям сердца будущего Первосвятителя Церкви Русской. После пострижения в монашество и прохождения иноческого искуса в лаврском скиту Параклита монах Пимен руководил хором в московском храме во имя преподобного Пимена Великого.

В 1931 году монах Пимен был рукоположен во иеродиакона в Богоявленском храме г. Москвы, и там же в январе 1932 года была совершена его хиротония во иеромонаха. Он продолжает управлять хором Богоявленского собора, а также церковными хорами и в других московских храмах, продолжая лучшие традиции русских церковных регентов.
В эти годы иеромонах Пимен дружил с художником Павлом Кориным. Среди образов знаменитого коринского «Реквиема» (известного еще под названием «Русь уходящая») особо выделяется 25-летний иеромонах Пимен (Извеков).

Знавшие Патриарха Пимена люди отзываются о нем как о настоящем монахе. Когда в 1970 году земной мир покинул Святейший Патриарх Алексий I (Симанский), в преддверии избрания нового предстоятеля Церкви митрополит Алексий (Ридигер) дал такую характеристику будущему первосвятителю: «Митрополит Пимен пользуется всеобщим доверием за благочестие, любовь к богослужению. Ценно также, что он монах старой школы, в нем жива монашеская традиция, а таких сейчас очень мало» (Василий (Кривошеин), архиеп. Воспоминания. Ниж. Новгород, 1998. С. 359).

В официальной биографии Патриарха Пимена есть некоторые пробелы, невыясненные детали отдельных событий в жизни, в частности, с начала 1930-х гг. и вплоть до 1945 г. По некоторым источникам, в 1932 году молодой иеромонах Пимен был призван на 2 года для несения срочной службы в РККА в одной из частей в Белоруссии; в 1934 году был арестован за нарушение закона об отделении Церкви от государства и осуждён на три года лишения свободы. Отбывал срок на строительстве канала Москва-Волга в городе Химки Московской области, а в 1937 году, после окончания срока, его подвергли высылке в город Андижан Узбекской ССР. Работал на строительстве Большого Ферганского канала. Об этом времени Патриарх говорить не любил или говорил кратко: «Тяжело было. Слава Богу, что все прошло». Как-то он сказал: «Да-да… пришлось рыть каналы». На вопрос, откуда он знает узбекский язык, он ответил: «Да… пришлось… Я там ведь работал, рыл каналы». Затем до начала Великой Отечественной войны он заведовал домом санитарного просвещения.

В августе 1941 года иеромонах Пимен был призван в действующую армию и воевал в составе 702-го стрелкового полка на Южном и Степном фронтах.

Согласно документам, обнаруженным писателем Алексеем Григоренко в Подольском архиве Советской Армии, иеромонах Пимен был мобилизован в 1941 году, служил на должностях помощника по тылу начальника штаба 519-го стрелкового полка, заместителем командира роты 702-го стрелкового полка 213-й стрелковой дивизии, «28 июня 1943 года пропал без вести, исключён приказом ГУК НВС № 01464 от 17 июня 1946 года».

Вообще, в официальной биографии особенно мало освещается служение иеромонаха Пимена во время Великой Отечественной войны. Современный историк Нина Павлова приводит весьма интересные данные: «Во время войны полк, где воевал будущий Патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, где люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: «Батя, молись. Куда нам идти?» У иеромонаха была потаенно-запрятанная икона Божьей Матери, и теперь под огнем он слезно молился пред Ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством – все увидели, как ожила вдруг икона, и Божья Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся» (http://www.blagogon.ru/biblio/3/).

Окончание Великой Отечественной войны застало иеромонаха Пимена священником Благовещенского собора в городе Муроме. Затем о. Пимен продолжал свое служение в Одесской епархии в должности помощника благочинного монастырей епархии, преподавал в Одесской духовной семинарии. С тех пор начался путь церковно-административного служения будущего первосвятителя. Он был наместником Псково-Печерского монастыря и Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, епископом Балтским, архиепископом Тульским и Белевским, митрополитом Ленинградским и Ладожским, а затем Крутицким и Коломенским, занимал также высокую должность управляющего делами Московской Патриархии. 16 апреля 1970 года Патриарх Алексий I (Симанский), буквально за день до своей кончины, возложил на митрополита Пимена вторую панагию, выразив этим свою мысль о преемстве патриаршего служения.

После кончины Святейшего Патриарха Алексия митрополит Пимен как старший по хиротонии постоянный член Священного Синода вступил в должность Патриаршего Местоблюстителя и на этом посту больше года руководил Церковью. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви, проходившем в Троице-Сергиевой Лавре с 30 мая по 2 июня 1971 года, Митрополит Пимен был единодушно избран четырнадцатым Патриархом Московским и всея Руси. 3 июня 1971 года в Богоявленском патриаршем соборе в Москве за Божественной литургией состоялась торжественная интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена.

Известно, что после кончины Патриарха Алексия I, одним из вероятных кандидатов в предстоятели Русской Церкви был митрополит Никодим (Ротов). При всех своих многочисленных заслугах и дарованиях, митрополит Никодим отличался одной особенностью – он страстно любил католичество. Именно он провел через Синод в 1969 году решение о допустимости причащать католиков в случае необходимости в православных храмах, что так никогда и не было воспринято церковной полнотой: когда Русская Церковь снова стала обретать свободу, в 1986 году это решение было Святейшим Синодом отменено. Кандидатура митрополита Никодима ассоциировалась в глазах православной паствы с влиянием католичества и экуменизма. Святейший же Пимен производил совсем другое впечатление – строгая верность Православию, глубокая молитвенность, любовь к родным духовным и церковным традициям и церковнославянскому языку, величественное служение. Всем православным москвичам памятны истовые службы Святейшего Пимена в московском Елоховском соборе, его проникновенное и строго молитвенное чтение покаянного канона прп. Андрея Критского навсегда останется высокодуховным образцом совершения богослужения

В его лице видели настоящего отца и заботливого пастыря, молитвенника о душах людей и хранителя церковных канонов и традиций. В патриаршество Святейшего Пимена со стороны советской власти уже не было прежних массовых репрессий духовенства или верующих мирян, однако государство продолжало осуществлять жесткий, тотальный контроль над Церковью. Даже маршрут своих поездок первосвятителю приходилось согласовывать с властями. Более половины населения страны, на момент начала патриаршества Святейшего Пимена, составляло поколение, воспитанное вне влияния Церкви. Тем не менее, через десять лет положение уже изменилось в лучшую сторону – к Богу обращались люди, выросшие в атеистических семьях, возросло число крещений взрослых людей.

Ключевым моментом стало празднование тысячелетия Крещения Руси в 1988 г. – этот юбилей привлек внимание к Православию всей общественности. На Русскую Православную Церковь, на ее Патриарха, вообще на веру в Бога стали смотреть совершенно иначе. С этого момента взаимоотношения Церкви с одной стороны, государства и общества с другой кардинально изменились.

Святейший Пимен не дожил до окончательного торжества Православия в нашей стране, но он уже видел те изменения, которые должны были привести российское общество к духовному преображению. Летом 1988 года врачи диагностировали, что Патриарх Пимен серьезно болен и нуждается в срочной операции. Однако он отказался от операции, сказав: «На все воля Божия». Ему пророчили смерть через несколько месяцев, а он прожил еще почти два года и скончался 3 мая 1990 года.

Похоронен Патриарх Пимен в крипте Успенского собора Троице-Сергиевой лавры.
Верность воле Божией и в жизни, и в смерти, и в своей церковной политике, и во взаимоотношениях с окружающими людьми – вот что отличало Святейшего Патриарха Пимена.

* * *

Известный старец, архимандрит Псково-Печерского монастыря Иоанн (Крестьянкин) в своей проповеди 10 июня 1990 года в день интронизации на первосвятительский престол Святейшего Патриарха Алексия II донес до нас завещание Святейшего Патриарха Пимена. Вот слова старца Иоанна:

«…И вместе с жезлом патриаршим новому Патриарху вручается и завет его предшественников и заветы, хранящиеся Церковью уже на протяжении тысячелетия. И так случилось, дорогие мои, что я могу высказать эти заветы не из книг, но слышанные мной лично из уст Патриарха Пимена. Они прозвучали в частной беседе моей с Патриархом, но сказаны были так значительно, так категорично и со властью. Вот что было сказано милостью Божией Святейшим Патриархом Российским Пименом.

Первое. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль – Юлианский календарь, по которому преемственно молилась тысячелетие Русская Церковь.

Второе. Россия как зеницу ока призвана хранить Святое Православие во всей чистоте, завещанное нам святыми нашими предками.

Третье. Свято хранить церковнославянский язык – святой язык молитвенного обращения к Богу.

Четвертое. Церковь зиждется на семи столпах – семи Вселенских Соборах. Грядущий VIII Собор страшит многих, да не смущаемся этим, а только спокойно веруем в Бога. Ибо если будет в нем что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять».

Дай Бог всем нам следовать завещанию Святейшего Патриарха Пимена, хранить нашу православную веру и многовековые церковные традиции.

И да упокоит Господь его душу в обителях Своего Небесного Царства!

2.05.2015
Священник Валерий Духанин

Святейший Патриарх Пимен – участник Великой Отечественной войны.

«От Господа стопы человеку исправляются» (Пс. 36:23), — говорит пророк Божий царь Давид. То же мог бы о себе сказать Патриарх Пимен. В истории его необычной и многотрудной жизни виден особенный путь Промысла Божия. В жизни Патриарха Пимена были события, вполне достойные жития святого.

Жизнь Патриарха Пимена изучена недостаточно. Однако многие пробелы уже можно восполнить благодаря трудам писателя Алексея Григоренко, архимандрита Дионисия (Шишигина), преподавателя МДА Дмитрия Владимировича Сафонова.

В судьбе патриарха Пимена, как и в судьбах всего поколения начала XX века, Великая Отечественная война осталась незарубцевавшейся раной. Страшное испытание разделило жизнь целого народа на «до» и «после». И поворот биографии, который произошел с Пименом (Извековым) в годы войны, был удивителен, но отчасти закономерен: молодой иеромонах становится боевым офицером. Закономерным можно считать это превращение потому, что данный пример не был единственным.

Несмотря на то что каноны запрещают священнослужителям нести воинскую службу, история Церкви знает множество примеров, когда человек с крестом становился в воинский строй. В древности это были монахи-воины Пересвет и Ослябя. В Отечественную войну 1812—1814 годов 14 полковых священников получили ранения и контузии, священник Черниговского драгунского полка Кирилл Забуженков погиб в Бородинском сражении. К тому же времени относится первый в российской истории случай награждения священника орденом святого Георгия: за беспримерное мужество, проявленное в боях, высокой награды был удостоен священник 19-го егерского полка Василий Васильковский.

Еще одним примером в этом ряду стал Сергей Михайлович Извеков, иеромонах Пимен, будущий Патриарх всея Руси.

На фронте путь Сергея Извекова складывается примерно так же, как и у многих других образованных молодых людей: после окончания пехотного училища ему присваивают офицерское звание, зимой 1942 года назначают командиром пулеметного взвода. Но опять-таки в силу образованности его оставляют в тылу, он служит помощником начальника штаба по тылу 519-го стрелкового полка, который находился в резерве ставки Верховного главнокомандующего.

В мае 1942 года его полк начал сражаться с гитлеровцами в составе Южного фронта. В это время началась разработанная в ставке Харьковская операция. В боях приняло участие и правое крыло Южного фронта, где воевал иеромонах Пимен. В результате войска были окружены немцами и уничтожены или взяты в плен, только 22 тысячи бойцов смогли выйти из окружения… Вероятно, к этому времени относится следующий рассказ: «Во время войны полк, где воевал будущий патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, где люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах, и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: “Батя, молись. Куда нам идти?” У иеромонаха была потаенно-запрятанная икона Божией Матери, и теперь под огнем он слезно молился перед ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством: все увидели, как ожила вдруг икона, и Божия Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся».

Другой рассказ военных лет повествует об этом так: «Подразделение, к которому он принадлежал, попало в окружение. Спасение пришло, по словам будущего патриарха, от Самой Божией Матери: он увидел на тропе неожиданно появившуюся плачущую женщину, подошел спросить о причине слез и услышал: “Идите прямо по этой тропе и спасетесь”. Войсковой командир, которому отец Пимен передал сказанное, внял совету, и воины действительно вышли из окружения».

Адриан Егоров пересказывал слышанную им от патриарха такую историю: «Однажды ему поручили доставить командованию пакет с донесением. Помолился, перекрестился и сел в седло. Лошадь звали Судьба. Как рассказывал потом патриарх Пимен, опустил он поводья и тронулся в путь. Дорога лежала через лес. Благополучно прибыл в часть и вручил пакет. Его спрашивают: “Откуда прибыл?”, и он в ответ показывает рукой направление. “Нет, – говорят ему, – оттуда невозможно приехать: там все заминировано».

В июле 1942 года Сергей Извеков получает контузию и в течение нескольких месяцев лечится в госпитале. Весной 1943 года он в звании старшего лейтенанта снова оказывается на фронте. Здесь случается вторая контузия, последствия которой потом долго давали о себе знать болями в спине. Позднее он становится адъютантом командира дивизии 7-й гвардейской армии. В августе 1943 года армия в составе Воронежского фронта переходит в наступление, но после завершения операции по взятию Харькова в списках личного состава старшего лейтенанта Извекова уже нет: его посчитали погибшим.

В сентябре 1943 года происходит памятная встреча И. Сталина с иерархами, политика государства по отношению к Церкви кардинально меняется в лучшую сторону. Епископов, священников, монахов, а также других близких к Церкви людей стали выпускать из лагерей и отзывать с фронтов. В это число попал и иеромонах Пимен — Сергей Михайлович Извеков, выживший в боях под Харьковом. Историк Ольга Васильева (в настоящее время министр Просвещения РФ) свидетельствует, что его поручителем тогда стал генерал Н.Ф. Ватутин. «Но по какой-то странной причине, пока не вполне известной для нас, Сергей Извеков был арестован в Москве как самовольно покинувший часть. Понятно, что никаким дезертиром он не был. Он был отпущен согласно тому списку, который подготовил патриарх Сергий», — считает историк.

29 ноября 1944 года милиция задерживает Сергея Извекова в Москве. Обвинение — «скрывался от ответственности под видом служителя религиозного культа». 15 января 1945 года военный трибунал Московского гарнизона выносит приговор: 10 лет лагерей. Но 7 июня 1945 года публикуется указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии для участников войны, и 18 сентября 1945 года иеромонах Пимен выходит на свободу.

При этом в армейских архивах он по-прежнему считался пропавшим без вести. Приказ Главного управления кадров Министерства обороны СССР от 17 июня 1946 года гласил: «Исключается из списков Красной Армии старший лейтенант Извеков Сергей Михайлович — командир роты 702 стрелкового полка. Пропал без вести». А между тем иеромонах Пимен служил в это время священником Благовещенского собора в Муроме и, возможно, не торопился «находиться» просто потому, что, наученные горьким опытом, пережившие репрессии люди в то время предпочитали скрыться от власти, затеряться в «широких народных массах». Ему это, судя по всему, удалось: поиски «пропавшего» продолжались вплоть до середины 1950-х годов, когда архимандрит Пимен был уже наместником Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Впоследствии с Сергея Михайловича Извекова были сняты все обвинения, ему вернули воинское звание, и он получил документы ветерана войны. Сохранился документ об исключении С.М. Извекова из списка безвозвратных потерь: «Причина выбытия: жив».

Пережив страшные годы испытаний, совершив свой воинский подвиг, Сергей Михайлович Извеков – иеромонах Пимен – вернулся к главному подвигу своей жизни — молитве. И этот подвиг предстояния перед Богом он совершил с таким же достоинством и честью.

Иерей Максим Мищенко, настоятель храма свт. Василия Великого, г. Торжок

Правда о религии в России. М., 1942. С. 89, 410.

Одинцов М.И. Великая Отечественная война (1941–1945) и религиозные организации в СССР // ПЭ. Т. VII. М., 2004. С. 411, 413, 414.

пимен

(Сергей Михайлович Извеков; 1910- 1990)

Патриарх Московский и всея Руси. Родился 23 июля 1910 г. в г. Богородске Московской губернии в семье служащего. В 1925 г. окончил в Богородске среднюю школу и 4 декабря того же года в Сретенском монастыре в Москве был пострижен в рясофор с именем Платон. Обладая музыкальными способностями, инок Платон в этот период жизни управлял церковными хорами в московских храмах.

4 октября 1927 г. в пустыни Святого Духа, близ Троице-Сергиевой Лавры, 17-летний инок Платон был пострижен в монашество. 16 июля 1930 г. архиепископом Звенигородским Филиппом (Гумилевским) он был рукоположен во иеродиакона, а в январе 1931 г. – во иеромонаха. В течение нескольких лет иеромонах Пимен проходил пастырское служение в г. Москве. Окончание Великой Отечественной войны застало иеромонаха Пимена священником Благовещенского собора в г. Муроме, где он находился до 1946 г. Затем продолжал свое служение в Одесской епархии в должности казначея Одесского Ильинского монастыря (подворья), помощника благочинного монастырей епархии. В декабре 1947 г. возведен в сан игумена с возложением креста с украшениями. Вскоре перешел в Ростовскую епархию, где до 1949 г. занимал должность секретаря епископа, члена епархиального совета. С 1949 до конца 1953 гг. был наместником Псково-Печерского монастыря, а с 1954 по 1957 гг. – наместником Троице-Сергиевой Лавры. Так же, как и в Псково-Печерском монастыре, он провел здесь крупные реставрационные работы в соборах, заботился о благоустройстве Лавры. 17 ноября 1957 г. в Одессе архимандрит Пимен был хиротонисан во епископа Балтского и в конце того же года стал викарием Московской епархии – епископом Дмитровским. В июле 1960 г. епископ Пимен был назначен управляющим делами Московской Патриархии, в ноябре возведен в сан архиепископа и введен в состав Священного Синода. С 16 марта 1961 г. архиепископ Пимен назначается на Тульскую кафедру с оставлением за ним должности управляющего делами Московской Патриархии.

14 ноября того же года назначен митрополитом Ленинградским и Ладожским. За период с 1959 по 1962 гг. Высокопреосвященному Пимену поручалось временное управление Луганской, Смоленской и Тамбовской епархиями. В октябре 1963 г. стал митрополитом Крутицким и Коломенским. Митрополит Пимен был ближайшим помощником Святейшего Патриарха Алексия I. Всю свою жизнь он посвятил ревностному служению Церкви, и Церковь высоко оценила его выдающиеся заслуги. После кончины патриарха Алексия Поместный Собор Русской Православной Церкви в 1971 г. возвел митрополита Пимена на патриаршую кафедру. 3 июня в Богоявленском патриаршем соборе состоялась его интронизация. В своем первосвятительском служении Святейший Патриарх Пимен явил себя достойным преемником и продолжателем церковного делания Святейших Патриархов Московских Тихона, Сергия и Алексия. Патриарх Пимен проявлял неустанную заботу о вверенной ему многочисленной православной пастве, о духовных школах, церковной издательской деятельности. Многочисленные визиты Святейшего Патриарха Пимена и его братские встречи как за рубежом, так и на родине с Предстоятелями Православных и других христианских Церквей, а также с видными государственными и общественными деятелями различных стран несомненно послужили на благо Святого Православия, христианского единства, взаимопонимания, сотрудничества и мира между народами. В июне 1988 г. Святейший Патриарх Пимен возглавил торжества, посвященные Тысячелетию Крещения Руси, и Поместный Собор Русской Православной Церкви. 3 мая 1990 г. Патриарх Пимен, причастившись Святых Таин, мирно отошел ко Господу. Похоронен в Троице-Сергиевой Лавре.