Отцовский инстинкт

Отцовский инстинкт: миф или реальность?

О материнском инстинкте сказано и написано немало, это широко известный термин и почти научно доказанный факт. А вот все, что касается отцовского инстинкта – покрыто толстым слоем мрака, наполнено самыми разными домыслами и предположениями. Женщины утверждают, что его просто не существуют. Психологи и врачи немного гуманней, они рассказывают о накопившемся к 40 годам окситоцине. Мужчины же предпочитают отмалчиваться, они просто загадочно улыбаются и разводят руками.

Женский сайт sympaty.net решил лично исследовать этот феномен и таки докопаться до истины. Что такое отцовский инстинкт? Миф это или реальность? Сегодня мы попытаемся ответить на все эти вопросы.

Мы, женщины, очень часто сетуем на то, что мужчины не проявляют должного внимания и любви к детям. Ведь они часами не разговаривают с пузиком, не умиляются при виде розовых щек и довольной улыбы, не рассматривают подолгу какашки малыша и отказываются вставать к нему плачущему по ночам.

Мало того, мы, а не они, вынашиваем ребенка, ухаживаем за ним, покупаем ему коляску и ползунки, кормим грудью и развлекаем в течение дня. Мы, любим, невзирая на недостатки и внешность ребенка, его капризы и крики по ночам. Нам все равно, глуп он или умен, балован или послушен, болен или здоров, красив или смешон. Мы любим, потому что это НАШ ребенок!

А как же обстоят дела с мужчинами?

Ооо, мужчины устроены по-другому. Фразу «Родить сына, посадить дерево и построить дом» некоторые из них считают не обязательным для выполнения планом действия, а банальной цитатой из какого-то новомодного бестселлера. Они не хотят жениться только потому, что все друзья уже давно и прочно переженились. Они не мечтают сразить наповал всех соседских папочек новомодной коляской для гулянья. Они не переживают за свой биологический будильник и не требуют арбуз в три часа ночи на 7-м месяце беременности.

Мы, женщины, хотим родить мужу наследника, они, мужчины, хотят вначале построить дом, а уж потом заделать этого самого наследника, чтобы было кому, а главное, что передавать по наследству.

Отцовский инстинкт – миф или реальность?

Так что же, нет никакого отцовского инстинкта? Мужчины не хотят детей и не способны любить их? Спешим заверить вас: и хотят, и способны. Только не так, как мы.

Женщины хотят семью и ребенка по умолчанию (потому что так принято, потому что все подруги уже родили), мужчины тоже хотят. Именно это желание (а может и сам отцовский инстинкт) провоцирует их взять на себя ответственность за свою семью. Заметьте, хотят они не потому что «так надо», а потому что просто хотят.

Мужчины могут спокойно вставать по ночам к малышу (даже без просьбы об этом), могут гулять с ним в парке и ходить на рыбалку, могут читать книги и вытирать сопли, менять подгузники и садить на горшок, отвечать на вопросы и обучать правилам покера. И делают они все это гораздо спокойнее мамы.

Да и к детям они относятся, как к равным, а не как к личной собственности. И любят они их не так слепо, как мамы. Папину любовь еще нужно заслужить: действиями, достижениями, личными качествами и способностями. Зачать, вырастить, заботиться и обучить необходимым для самостоятельной жизни навыкам — вот в чем заключается отцовская любовь.

И, по-моему, задумано это самой природой. Не для того, чтобы мы, мамы, обижались, а для того, чтобы наши дети развивались гармонично и правильно. С одной стороны они защищены нашей любовью, с другой – поддержкой пап, подталкивающих их к активности и достижениям, позволяющих критично оценивать себя и правильно расставлять жизненные приоритеты.

Ну а рассуждения на тему волшебного гормона отцовской любви, появляющегося к 35-40 годам, я оставлю «специалистам». Как и аргумент, что мужчина начинает воспринимать своего ребенка лишь по достижению оным полутора-двух лет. Потому что жизнь не раз опровергала эту «истину».

Среди моих знакомых мужчин-отцов есть папа, который служит нянькой своей дочери с самого рождения, а не с полутора лет, как любят утверждать психологи. И управляется он с ребенком в разы профессиональней своей жены. И боготворит он малышку, как не всякая женщина может. И ему всего 30 лет.

Есть и такой папа, который даже после развода не перестал активно участвовать в жизни своих детей. Может потому, что бывшая жена ведет себя вполне адекватно, не очерняя его в глазах детей и не запрещая им видеться.

Есть, конечно же, и «дивный» экземпляр, напрочь забывший о существовании четырех сыновей от трех разных жен. Зато он без ума от четвертой жены и потакает всем капризам приемной дочери.

Ну что же: папы разные нужны, папы разные важны 🙂

Выводы

Я считаю, что существует отцовская любовь. Только проявляется она по-разному у разных мужчин. У кого-то – это инстинкт, у кого-то – уважение, у кого-то же – слепое обожание.

Я точно знаю, что в счастливой семье растут счастливые дети. И даже, если кто-то из родителей не родной, но он любит свою половинку, то и ребенок будет счастлив и любим.

Желаю вам, чтобы ваша семья была самая крепкая, а ваши дети были самыми нужными и любимыми.

——
Автор – Юлия Максименко, сайт www.sympaty.net – Красивая и Успешная

Для копирования этой статьи Вам не нужно получать особое разрешение,
однако активная, не закрытая от поисковиков ссылка на наш сайт ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Пожалуйста, соблюдайте наши авторские права.

Во время ожидания ребенка очень важна внутренняя работа, связанная с осознанием новых жизненных задач. Складывание осознанной родительской позиции означает уже окончательное приобщение к поколению взрослых. Здесь важно положительное принятие беременности мужем и женой, их готовность к изменению привычного уклада семьи и освоение новой для их социальной роли, готовность принять и нести высокую ответственность и обязанности матери и отца. Важно возникновение привязанности к ребенку еще до его появления.

Становление человека как родителя — интимный, тонкий, личностный процесс. Этот процесс легко может быть осложнен и даже нарушен. Среди огромного множества факторов, которые могут затруднить данный процесс психологи называют, — соматическое или психическое нездоровье родителей, поведенческая или мотивационная неготовность матери к принятию и осуществлению родительской роли, нарушению внутрисемейных отношений, личностные особенности, приоритет других ценностей над родительскими, например, карьеристских или сексуальных и др.

Главным психологическим моментом при складывании родительских чувств называют возникновение у беременной женщины опыта чувственного взаимодействия с плодом, ощущения «мой ребенок», появление и развитие позитивного образа ребенка.

Позиция отца в процессе своего формирования несколько отстает по времени по сравнению с материнской. У мужчин позитивное родительское чувство очень тесно связано с отношением к женщине. Любовь к своему ребенку он по началу не отделяет от любви к жене, воспринимая младенца как часть ее. Уважение, нежность, любовь, взаимная любовь между супругами формируют хорошего отца, противоположные чувства, скорее всего, приведут к противоположному результату.

Современные тенденции сопричастности мужчин к родам, присутствие во время родов, возможность взять ребенка на руки сразу же после его появления на свет, по оценкам психологов, способствуют укреплению семейных отношений.

2. Родительский инстинкт

Родительский (особенно — материнский) инстинкт является наиболее исследованной врождённой программой у людей. В настоящий момент проведены сотни экспериментов, наблюдений (в том числе с использованием видеотехники и компьютерного моделирования), неопровержимо доказывающих, что любовь матери к ребенку, стремление заботиться о нем и опекать, стремление защищать его, готовность отдать за него свою жизнь — врождённые качества, «прописанные» на биологическом уровне. Одним из наиболее исследованных релизеров родительского поведения является так называемая «детская схема» — особенности внешнего облика человека, обычно характерные для ребёнка. Это — небольшой рост, большие глаза, широкий, непропорционально большой лоб, носик-пуговка и крошечный подбородок.

Описание исследования

Лицо ребенка притягивает вне зависимости от вашего отношения к детям — такова реакция подсознательных структур мозга. Ученые из Оксфордского университета недавно заявили в онлайн-журнале PLoS One, что некоторые нейроны активизируются именно при виде больших глаз, широкого лба, носика-пуговки и крошечного подбородка малышей. Используя магнитную энцефалографию, исследователи обнаружили, что мозг особым образом реагирует на детское лицо, всего за несколько миллисекунд активируя веретенообразную извилину, которая отвечает за распознавание человеческих лиц. Более того, младенческие черты, в отличие от черт взрослого человека, вызывают чувство восторга и радости — для этого требуется всего одна седьмая секунды. Оксфордский специалист по детской психиатрии Алан Стайн, участвовавший в эксперименте, говорит: «реакция на младенческое лицо слишком быстра, чтобы быть рассудочной».

«Детская схема» включает родительское поведение не только у родителей этого ребёнка, но и у совершенно посторонних людей. В последнем случае — родительское поведение обычно ограничивается сюсюканием, умилением, и повышенным вниманием к этому человеку, но в опасных условиях может породить и стремление защитить и поддержать. Реакция на «детскую схему» — одна из тех реакций, инстинктивность которых доказана на физиологическом уровне (уровень прогестерона и окситоцина в организме женщины повышаются при одном только взгляде на ребёнка).

Описанная реакция на «детскую схему» является отражением деятельности одного из главных модулей родительского поведения — модуля защиты. Но родительский инстинкт также включает в себя и другие модули; среди них:

Модуль «Хочу ребёнка»

Будучи «по идее» центральным модулем репродуктивного поведения, этот модуль гораздо менее активен, чем модули полового инстинкта. Надо полагать, что в условиях отсутствия контрацепции и высокой активности полового инстинкта, дети получаются автоматически, и в специфической жажде обладания детьми не было очень большой необходимости. Представим себе, что половая жизнь начиналась практически в детстве (а скорее всего, так и было), когда зачатие было долгое время невозможным; дети зарождались как бы «сами по себе», и независимо от возможной жажды материнства или отцовства. То есть, мотив иметь детей просто не успевал возникнуть. Но вполне возможны ситуации, когда «уже пора», а детей всё ещё нет. Тогда, если нет половой жизни, может начаться «половая охота» (см. «половой инстинкт»); если же половая жизнь есть, а детей нет, то может включиться именно этот модуль (жажды детей), и побудить принять меры. Допустим — отказаться от контрацепции, лечиться от бесплодия, или усыновить чужого ребёнка, оставшегося без родителей. В патологических случаях — даже украсть его из вполне благополучной семьи. Особенно активен этот модуль у женщин, так как в отсутствии или наличии своих детей она всегда может быть уверена. У мужчин, могущих, в принципе, вести экспансивную половую жизнь, такой подсознательной уверенности меньше, так как относительно часто бывает так, что «где-то» его дети всё же есть. И даже если их точно нет, и мужчина знает это, его подсознание это «понимает» не очень уверенно, и потому полное отсутствие у него детей вызывает менее сильные переживания.

Модуль защиты

Вкратце мы рассмотрели его выше, при описании «детской схемы»; собственно, его активность в особых пояснениях не нуждается. Можно лишь заметить, что у мужчин этот модуль ощутимо менее активен, в силу потенциального наличия детей «на стороне» — плодов возможной экспансии, снижающей ощущение ценности данного конкретного ребёнка.

Этот модуль очень часто является «мишенью» мошенников, например — попрошаек, использующих малолетних детей с целью разжалобить потенциальную «добычу». Также этот модуль очень часто эксплуатируется в рекламе, что, фактически, также является формой мошенничества. И хотя современные законы о рекламе часто запрещают изображение детей на рекламе товаров, для детей прямо не предназначенных, косвенно такое использование тем не менее процветает, ибо соблазн очень велик.

Модули передачи и принятия опыта

Принятие и передача опыта часто приводится как главное доказательство свободы человека от генетически передаваемых поведенческих программ. Этому вопросу мы уже уделили достаточно много внимания в разделе «Наука ли это?», поэтому повторять приведённые соображения не будем.

Передача опыта (в т. ч. весьма принудительная) происходит не только в рамках родительского инстинкта, но возникла именно как обучение своих детей. Сочетается с комплементарным модулем принятия опыта (подражание и послушание) у воспитуемых, но гармония между ними далеко не обязательна. В нашей классификации нет группы детских инстинктов, так как мы не находим у человека специфически детских модулей (за исключением сугубо младенческих рефлексов низкого уровня; низкий же уровень мы исключили из нашего рассмотрения) — т. е. таких инстинктов, которые активны исключительно в детском возрасте, и не проявляются более никак и никогда. И у взрослых, и у детей, наблюдаются, в общем и среднем, те же самые инстинктивные проявления — только разной интенсивности. Это касается и модуля принятия опыта; в детском возрасте более активен модуль принятия опыта, в зрелости и особенно — в старости — передачи. Но тем не менее, даже ребёнок может поучать и быть примером для подражания, а пожилой человек — подражать и учиться.

Будучи изначально родительской, жажда воспитательской деятельности особенно сильна в отношении детей, преимущественно — своих, но не обязательно. Усиливаясь с возрастом, эта жажда весьма ярко проявляется у бабушек (в отношении маленьких детей) и дедушек (в отношении молодых людей постарше), что, по одной из гипотез, и составляет эволюционную адаптивность менопаузы у людей. Вообще, менопауза считается одной из эволюционных загадок: у большей части обитателей Земли фертильность сохраняется практически «до конца дней». Однако, ни у одного вида на Земле детёныши не нуждаются в тщательном уходе так долго, как у людей, и можно предположить, что, при слишком поздних родах женщина просто не успеет вырастить этого ребёнка до уровня достаточной самостоятельности. Впрочем, это несколько выходит за рамки нашей темы.

Модуль детского фаворитизма

Детский фаворитизм — это далеко не одно и то же, что защита. Защита служит ограждению ребёнка (любого) от опасностей, фаворитизм — предоставление своему ребёнку далеко не всегда оправданных преимуществ по отношению к другим людям. Ну, к примеру, в порядке защиты родитель бросит тонущему ребёнку спасательный круг; в порядке фаворитизма от оттолкнёт от спасательного круга чужого ребёнка, даже если этот спасательный круг принадлежит этому чужому. Фаворитизм базируется не на любви к детям вообще (как модуль защиты; см. также про «детскую схему»), а на ощущении априорно высшей ценности своих детей в сравнении с другими людьми (как детьми, так и взрослыми). Поэтому он неотъемлемо связан с контр-фаворитизмом в отношении чужих, если их интересы пересекаются.

Модуль родительского самопожертвования

Исстари приводится в качестве примера самоотверженного поведения; его адаптивный смысл в пояснениях не нуждается. Имеет, однако, смысл заметить, что такое самопожертвование далеко не всегда срабатывает в той мере, в которой оно было бы максимально адаптивно. К примеру, если у молодого и ещё плодовитого родителя есть эволюционный смысл жертвовать ребёнком, спасая себя (он может родить ещё), то пожилому, и уже вышедшему из репродуктивного возраста — нет. Тем не менее — самопожертвование в пользу детей отнюдь не становится абсолютным по мере выхода на «репродуктивную пенсию», что может служить ещё одной иллюстрацией к разделу «Идеалы и адаптации».

Как и всякое инстинктивное действие, родительское самопожертвование шаблонно, и может срабатывать в пользу совсем чужих детей, хотя эволюционного смысла в этом нет. Впрочем, если ребёнок не совсем чужой, а, скажем, племянник, то какой-то эволюционный смысл появляется, но этот случай мы будем рассматривать в разделе «родственной консолидации», с которой родительский инстинкт теснейше связан.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Здравствуй, папа!

Поделиться:

Ты мне роди,

а я перезвоню!

Владимир Вишневский

И в жизни, и в практике я встречал мало хороших отцов. Мужчинам вообще не свойственно быть хорошими отцами. Это даже немножко противоестественно. Они в принципе по-другому устроены! Отцовский инстинкт – это миф. Во всяком случае, с ним не рождаются. Отцы любят детей социальной любовью: они привязываются к тем детям, с которыми проводят время, о которых заботятся. Пусть даже вынужденно… По крайней мере, по началу. Хороший отец – это всегда продукт правильной стратегии поведения женщины. Выйти замуж и родить – не фокус. Самое трудное и самое важное – вырастить из мужа заботливого папу.

И начать стоит с того, чтобы заранее, ДО беременности выяснить, хочет ли ваш партнер детей и готов ли ко всему, что с ними связано. Только в этом случае вы сможете потом предъявлять к нему требования, делить ответственность и заботы на двоих. А если выяснили, что не готов – лучше отложить деторождение либо честно рассчитывать только на себя.

Вот собирался писать об отцах и обращаться к ним – настоящим и потенциальным, а получилось, что снова все шишки на женщин. Все-таки все зависит от вас, и давайте снова это признаем.

Так вот, помните, как советовал покойный доктор Спок ? Вышли из роддома, передайте ребенка в руки отцу, а сами отправляйтесь на маникюр. Утрировано, но мысль ясна. И она верная.

Часто женщины отодвигают мужей от детской кроватки со словами «тут все должно быть стерильно». Или вырывают кулёчек с младенцем из его рук – «еще уронишь». Или необъяснимым образом шепчут «я сама» при звуках уа- уа посреди ночи. А потом приезжает мама-бабушка, человек-теща, и оборона еще усиливается. Плюс в некоторых семьях принято нанимать няньку, и не одну. Таким образом, между отцом и ребенком возникает дистанция, чуть ли не полоса отчуждения. Считается, что возраст до года, а то и до трех – не то время, когда отец может пригодиться в хозяйстве. Разве что за памперсами сгонять, поцеловать пяточку и умилиться.

И вот, момент упущен!

Я очень часто слышу от отцов детей самого разного возраста: «А что с ним делать? Маленький, сопливый, разговаривать не умеет». Им неинтересно, скучно и немножко страшно при мысли, что придется провести наедине с ребенком час, а то и два. По воспоминаниям дочек Льва Толстого он начинал с ними общаться уже после их 20-летия. Но если у вас в мужьях не Толстой – думаю, из него можно сделать приличного отца.

Советы в тему. Если ребенок не спит — нормальный, любящий вас мужчина будет к нему вставать хотя бы через раз. Вы, главное, его не останавливайте.

Никогда не отвергайте предлагаемую помощь, никаких «да ладно, я справлюсь». Ну, а если предложений помощи не поступает, сами активно приобщайте мужа к обслуживанию малыша. Надо чтобы сменить подгузники (время от времени) было просто некому – кроме него! Купать – только вдвоем и только вместе с папой. «Мне одной очень тяжело и небезопасно», — и это чистая правда. Прямо не начинать, пока он не придет домой.

Гулять с ребенком для отца – святое дело. Текст такой: «Я готовлю ужин, жду вас через два часа».

Словом, одевать, раздевать, укладывать спать – все это можно и нужно делать вместе или по очереди. Как можно раньше заводите в семье ритуалы отцовского участия в процессе ухода за ребенком. Какие-то обязанности должны быть исключительно в ведении отца!

И, кроме того, под разными предлогами оставляйте ребенка тет-а-тет с его папой. Пусть привыкает. «Мне надо передохнуть», «мне срочно в поликлинику» — и побежала… В этом нет ничего эгоистического и легкомысленного – помните, вы растите отца своего чада, вы спасаете семью и ваше общее будущее. Только вкладывая в ребенка свое время и силы, гуляя, меняя подгузники, купая, вставая к нему ночью, мужчина способен крепко привязаться и полюбить дитя. Кстати, не обязательно своего собственного.

К сожалению, у самих сегодняшних отцов детство чаще всего прошло без отцов. Не факт при этом, что они росли в неполных семьях или их папы были алкоголиками или плохими людьми. Они могли просто не заниматься сыновьями, не особо участвовать в их жизни, может, даже «козу» ребенку не могли сделать. И теперь мы имеем реально беспомощных мужчин, которые представления не имеют, как покормить, одеть, посадить своего ребеночка на горшок… Это они говорят: «Откуда я знаю, чего он хочет и чего он орет?», «Как с ним ИГРАТЬ, когда он еще на ногах не стоит?» Откуда им вообще знать, что в семье это может делать мужчина, когда их суровые отцы и деды считали общение с детьми немужским делом? Если у кого не так – поздравляю! Остальным придется впервые заводить в семье правильные традиции.

Позицию: «Я приношу в семью деньги и это мой вклад! Что вы еще хотите?», а тем более – «я работаю, устаю – мне не до ваших соплей» — я считаю тупой и совершенно неприемлемой. Отец – это не только (а по нынешним временам – и не столько) кормилец, сколько человек, который участвует и в уходе, и в воспитании детей, который общается с ними, интересуется их жизнью, на которого ребенок может положиться и всегда об этом знает! Только так у родителей получается вырастить здоровых, уверенных в себе людей, а не невротиков с дефицитом внимания и кучей комплексов.

Самое плохое, что можно выбрать в семейном сценарии – это роль плохого следователя. И, к сожалению, ее-то отец чаще всего и играет. И тут он, как дебил, ведется на элементарную женскую провокацию: «Иди, разберись, я уже не могу». В 99% случаев – это значит, что он сейчас начнет орать или даже возьмет ремень, вместо того, чтобы спокойно сказать: «Сынок (доча), ну что у вас тут случилось?» И виноваты в каждой сцене с отцовским гневом – и мать, которая «сливает» ребенка и часто пользуется угрозой «я скажу папе», и отец, которому легче ритуально повозмущаться, чем принципиально изменить подход и произвести системную перестройку отношений в семье.

С отцами существует еще одна серьезная проблема – ревность. Для некоторых мужчин это полный ужас, когда все внимание переключается на ребенка. Будучи инфантильными, они начинают невероятно мучиться и ревновать. И агрессия по отношению к детям в большинстве случаев проявляется именно из-за ревности!

У меня в консультации была клиентка, которая с ужасом рассказывала, что каждый раз, когда на диване сидит вся семья — она, муж и их маленький сын, сын неизбежно оказывается на полу, потому что муж его незаметно СТАЛКИВАЕТ с дивана, подвигаясь и подвигаясь в его направлении. Ну что тут скажешь? Дети, особенно маленькие, действительно требуют 100% внимания матери, и все-таки хорошо бы как-то исхитриться и сохранить отношения уровня «мужчина-женщина» и не переводить их на уровень «мужчина – мать ребенка мужчины». Это очень трудно, важно и возможно только при условии любви и дружбы между супругами.

Важное отличие мужчин в подходе к ребенку состоит в том, что они гораздо более амбициозны, чем женщины и постоянно нагружают детей своими большими надеждами. Понимаете, им все время кажется, что их ребенок НЕДОСТАТОЧНО УСПЕШЕН! Что, как правило, выливается в детский невроз «неоправдавшего ожидания». Сколько трагедий и детских слез я наблюдал, когда 12-летних девочек отправляли в школы под Лондоном или Берном, когда сыновья против своей воли вынуждены были поступать в Высшую школу экономики или на правильный факультет МГУ – просто потому, что отец так решил. Отец когда-то сам мечтал там учиться. Типа, «что отцы не допели,— мы допоем!»

Или один папа 7-летней девочки рассказал, что дочка занимается гимнастикой, а там все жестко, но он договорился с тренером, что до 12 лет ее «ломать» не будут. Давая тем самым понять, что он не такой сумасшедший родитель, как все остальные… По-моему, это вообще странно – допускать мысль, что твоего ребенка будут «ломать».

Матери и по поводу учебы не так бушуют, здоровье ребенка их волнует больше, чем школьная успеваемость. А вот отцовская амбициозность в этой теме расцветает пышным цветом! Как и в теме контроля, особенно за девочками. Тут папы ведут себя особенно агрессивно, пытаются жестко ограничивать свободу – не столько из-за желания оградить от неприятностей, сколько из страха и опять-таки ревности…

Несколько слов о разведенных отцах. Есть категория мужчин, которые уходят к другой женщине, создают новую семью, заводят детей там, а о «предыдущих» забывают. И этих мужчин не так мало, как принято думать. Это опять же к вопросу о социальной природе отцовских чувств – есть в этом что-то от «с глаз долой — из сердца вон».

А для тех, кто, существуя в состоянии развода, поддерживает связь с детьми, характерны две ошибки. Ошибка первая: при встрече с ребенком «включать учителя» и сводить все общение к контрольным вопросам об учебе, оценках, уроках, дисциплине, дополнительных занятиях, «о чем ты только думаешь?», и «сейчас надо собраться и поднажать». Второй вариант ошибочного поведения воскресных пап — устраивать непрерывный праздник. Перемещаться из кинотеатра в кафе, оттуда в зоопарк, там на карусели, потом в «Детский мир», в пиццерию и так до бесконечности.

А ребенку, тем временем, как воздух, необходимо нормальное человеческое общение! Чтобы папа спрашивал о том, что ребенка волнует, чувствовал его настроение, состояние, интересовался его отношениями с друзьями и противоположным полом и т.д.

Но приходится констатировать, что вместо этого отцы чаще всего отгораживаются от детей, сначала покупая им игрушки, а потом (в лучшем случае) оплачивая учебу. Предложить вместо себя деньги – это вообще распространенная у нас ситуация. Как и мужской инфантилизм и неготовность брать на себя ответственность. Плюс эмоциональная недоразвитость, когда мужчины не умеют проявлять добрые чувства, даже толком обнять ребенка не могут, зато прекрасно умеют проявлять агрессию… Все это есть, и все это факт нашей жизни. Но над всем этим можно работать. Было бы желание.

И под конец попробую обратиться непосредственно к представителям сильного пола:

— не женитесь, либо не соглашайтесь, чтобы жена рожала, если вы не ощущаете в себе потребность стать отцом. В идеале вы должны быть готовы, должны этого хотеть, и самое главное, иметь на это силы и время;

— развивайте свою эмоциональность, учитесь давать и брать любовь, учитесь чувствовать и выражать свои чувства;

— если вы хотите, чтобы у вас были настоящие, близкие, доверительные отношения с детьми, не ждите, когда им исполнится 15 – купайте, пеленайте, кормите из бутылки и с ложечки, вставайте ночью и гуляйте днем, будьте рядом всегда – не буквально, так душой и мыслями.

— учитесь играть в, казалось бы, бессмысленные детские игры;

— не грузите детей своими ожиданиями, не растите из них отличников, космонавтов, Биллов Гейтсов, академиков Ландау – принимайте их такими, какие они есть…

Если у кого был отец, который все это умел… Как же мы ему благодарны, верно? Навсегда благодарны.

Те, у кого были и есть такие отцы – выросли людьми, уверенными в себе, и уж конечно более счастливыми и здоровыми, чем все остальные…

Отцовский инстинкт

Я вам сразу скажу самое главное и «страшное»: никакого «отцовского инстинкта» в природе не существует. И забудьте про якобы накапливающийся в мужском организме к 35-40 годам окситоцин и прочие «факторы», так хорошо описанные в женском глянце.

Врожденных инстинктов у нас только три – самосохранения, пищевой и половой. И последние два, если рассуждать логически, являются не чем иным, как проявлением первого. С пищевым всё предельно ясно: «надо есть, чтобы жить». Половой инстинкт можно рассматривать, как инстинкт продолжения рода – сохранения себя в пространстве и времени хотя бы в виде генетического материала. Ничего общего с «инстинктивным» порывом надевать памперс на визжащее в ночи дитя он не имеет.

Кстати, и «материнского инстинкта» как такового не существует. Вспомните животных: они зачинают, рожают и заботятся о потомстве, но только лишь до момента достижения детёнышами возраста самостоятельного независимого существования. Выходили, обучили необходимым для выживания навыкам – и отпустили в жизнь. Если спустя несколько лет одна особь зайдёт на территорию другой, обоим будет глубоко безразличен тот факт, что они приходятся друг другу близкими родственниками.

Но несмотря на животную природу человека, он все-таки не зверь. Он движим не только безусловными рефлексами – инстинктами, но и условными — выработанными, как в ходе истории цивилизации, так и приобретенными в семье, песочнице, школе, социуме. И в этой программе, установленной сверх базовой комплектации, четко прописано: «Мужчина должен построить дом, посадить дерево, вырастить сына».

Но мы настолько социализированы, что перестали считаться с тем, что дом мужчина может построить отнюдь не один, посадить или выкорчевать целый лес и вырастить не только сына, а и парочку дочерей. Или вообще – никого. Это его биологическое, фактическое и юридическое право.

Современный мужчина, как правило, не слишком задумывается над продолжением рода. Он не так тщательно, как женщина, следит за тиканьем «биологических» часов – здоровая особь мужского пола гораздо дольше способна к зачатию. Ему, как правило, не суть важно, что все вокруг уже женаты, а он ещё так и не сходил в ЗАГС; не смотрелся миленьким в этом чудесном комбинезоне для беременных; не покормил грудью и не ступал гордо перед заклятой подружкой с последней моделью коляски, в которой пускал пузыри симпатичный пупс, принаряженный по последней моде Черкизовского рынка. Мужчины другие. Несмотря на общие для нас безусловные рефлексы, мужчины ориентированы в первую очередь на дом и дерево – во всех их ипостасях. Чтобы было, что передать. И лишь потом, милые дамы, на сына или дочь. Чтобы было, кому.

Значит ли это, что мужчина по умолчанию не хочет ребёнка? Не значит. Означает ли сие, что носитель Y-хромосомы не способен любить ребёнка? Ни в коем разе. И хочет, и способен. Особенно, если он вас любит.

Ему можно подсовывать фотографии прекрасных, как ангелы, младенцев из журнала. Растекаться умильной лужицей при виде дитяти в розовом или голубом. Можно беспрестанно говорить о том, что вы страсть как хотите ребёнка. В конце концов, можно забеременеть и родить. Вряд ли он будет против. Особенно, если он вас любит.

Мало того, он сам может хотеть ребёнка. И беспрестанно подсовывать вам фотографии прекрасных, как ангелы, младенцев из журнала. Растекаться умильной лужицей при виде дитяти в розовом или голубом. Может беспрестанно говорить о том, что он страсть как хочет ребёнка. В конце концов, может вам его сделать и вместе с вами ходить в женскую консультацию и даже отправиться в родзал. Вряд ли вы будете против. Особенно, если вы любите его.

Мужчину не обязательно раздражают перемены, связанные с изменением вашего режима, фигуры и эмоциональности. Он может совершенно спокойно – куда спокойнее вас – вставать по ночам, с удовольствием прогуливаться с трехколесным велосипедом в парке. Читать чаду книжки и вытирать сопли, учить ходить на горшок и на рыбалку, рассказывая по дороге историю Древней Греции. Или не делать всего вышеперечисленного. Он может просто любить вас обоих. Троих. Четверых. Или не любить.

Потому что все мы – очень индивидуальны. Не существует универсальной формулы отцовской любви или нелюбви. Но отцовская любовь, в отличие от отцовского инстинкта, существует. Просто эта любовь иной природы, нежели материнская.

Мужчинам свойственно относиться к детям, как к людям, а не как к собственности. Со всеми вытекающими симпатиями, антипатиями и прочими эмоциональными компонентами взаимоотношений между людьми. Отцовская любовь не так слепа, как материнская. Она может быть сурово-объективной или… равнодушной. В этом смысле в мужчине больше от животного, чем от цивилизации: зачать, выходить, заботиться, выучить необходимым для выживания навыкам – вот лучшие и высшие проявления мужской любви. И для этого им не надо денно и нощно находиться рядом с детенышем. Особенно, если он вас уже не любит.

Все, что в этом варианте развития событий можете сделать вы – не ныть, не сетовать, не жаловаться подругам и маме на то, какой он подонок – бросил вас и ребёнка. Не видит, не слышит, не звонит, не приезжает. Потому что если он действительно не подонок, то такими текстами вы сделаете все для того, чтобы он им стал. Как минимум, в глазах ребёнка. Дамы, это же мужчина. Ему легче построить новый дом, посадить новое дерево и вырастить ещё одного сына, чем постоянно уворачиваться от падающих перекрытий в старом доме, пытаться оживить засохший ствол и обнимать дитя, которое приняло на веру, что «отец его не любит». А если он и в самом деле не очень хороший отец, то что вы измените своими «активными действиями», кроме психики ребёнка? Если вы не сумели в своё время разглядеть «сволочь», то уж будьте благоразумны – не калечьте детскую душу. В вас же есть «материнский инстинкт»!

Конечно, эта тема не так проста, чтобы её можно было уложить в формат журнальной статьи. Можно, конечно, и дальше рассуждать о том, что мужчина начинает «любить» ребёнка в возрасте полутора-двух лет. Мол, до этого он его не воспринимает. Что правда, хотя этот «весомый» психологизм жизнь опровергала не раз. Существует огромное количество отцов, которые именно в раннем возрасте являлись для младенца большей матерью (читай «нянькой»), нежели родившая его женщина. Есть немало мужчин, которые, уйдя из семьи, не перестают быть отцами. Особенно, если бывшие жены не сходят с ума и не превращаются в персонаж романа Джона Ирвинга «Покуда я тебя не обрету» – Алису, девизом которой было: «Мы поставляемся в комплекте. Или вместе, или никак». И есть огромное количество самцов, напрочь забывших о существовании детей, вне зависимости от поведения их матерей. Это уже не столько юридическая, сколько психологическая проблема.

«Члены одной семьи редко рождаются под одной крышей», гласит старая тибетская пословица. Я не знаю, как там с отцовским инстинктом, а счастливые дети растут в семьях, где мама и папа любят друг друга. Даже если это не их биологический папа. А иногда – даже мама. Последнее, впрочем, бывает значительно реже. Потому что, каким бы странным вам это ни показалось, способности любить – таланта к любви, любовного инстинкта, если угодно – в обычном нормальном мужчине куда больше, чем в обычной нормальной женщине. В ней куда как более силен инстинкт собственницы. Поэтому мужчина будет любить ребёнка – если он любит вас. И ему совершенно не важно, от него ли этот ребёнок. Потому что это его ребёнок. Так что вместо того, чтобы тратить жизнь на выяснение, кто кому больше задолжал не только и не столько денег, но и чувств, эмоций, и «отцовского инстинкта», нужно просто жить. Глядишь, где-то там есть именно ваш дом, именно ваше дерево и именно ваш мужчина. И даже если у него не было и нет детей, это ещё не значит, что он не способен любить, заботиться и защищать.

У Януша Корчака не было собственных детей. Он не сохранил своё «я» во вселенском генетическом коде. Он переступил через инстинкт самосохранения. Во имя любви, которая вмещает в себя все. А не только накапливающийся к 35-40 годам в мужском организме женский гормон окситоцин, призванный сделать из обычной живой собаки, разыскивающей для своих щенков воду в жаркий солнечный день, собаку Павлова с истечением из фистулы «отцовского инстинкта» на свет загорающейся лампочки.