Отношения с богом

Личные отношения с Богом. Как их построить?

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы. Недавно в рубрику пришло письмо с вопросом, как управлять гневом.

Читала у некоторых священников, что очень важно выстроить личные отношения с Богом. Как это понять? В чем эти отношения заключаются, и как их построить? Спасибо.

Инна

Отвечает протоиерей Павел Великанов:

— Отец Павел, что бы Вы прежде всего ответили нашей читательнице?

— Я бы ответил так. Цель любой религии — это спасение человека. Другой вопрос, каким образом в той или иной религии это спасение достигается. Христианство утверждает, что спасение мы обретаем только через связь с Христом, потому что в Нем произошло примирение между всем человечеством и Богом. Примирение не как отказ от предъявления тех или иных претензий, а примирение именно как восстановление отношений, полноценного общения человека и Бога.

Не просто так в Библии, когда речь заходит об отношениях между человеком и Богом, используется образ супружества. В Ветхом Завете пророки обвиняли Израиль в том, что он «блудодействует» с чужими богами, то есть использовался образ супружеской измены. А в Новом Завете апостол Павел говорит об отношениях между Христом и Его Церковью как об отношениях между женихом с невестой.

Почему так активно используется образ супружества? Именно потому что ничто так глубоко не затрагивает все стороны человеческой жизни, как брачные отношения. В супружестве люди соединяются не только внешне, но и образуют единство тела, души, духа. Личные отношения мужа и жены невозможно выстраивать по чьему бы то ни было приказу, их невозможно регламентировать какими-то внешними правилами. И, к примеру, невозможно себе представить, чтобы некая толпа мужчин и некая толпа женщин хаотически перемешались и каждая пара из этой толпы образовала бы семью. Понятно, что процесс нахождения второй половины для каждого человека очень непростой, иногда долгий, иногда быстрый, но в любом случае это вопрос личного определения человека, личного переживания.

Говоря об отношениях между человеком и Богом, мы предполагаем, что эти отношения тем более являются личными, интимными — в этом нет ничего зазорного, ведь в конечном итоге для каждого человека есть только два бесспорных факта: то, что есть сам этот человек, и то, что есть Бог.

— Каковы признаки личных отношений человека и Бога?

— Прежде всего эти отношения характеризуются тем, что они живые. Вот давайте подумаем, с какими сложностями чаще всего сталкиваются супруги, и попробуем провести параллель с отношениями человека и Бога. Давайте возьмем такой пример: один супруг может предъявлять ряд требований, с которыми другому супругу будет некомфортно, и на фоне этого могут возникнуть недопонимания, конфликты и так далее.

Применима ли подобная ситуация к отношениям человека и Бога? Отчасти да, ведь Церковь, можно сказать, предъявляет человеку ряд требований в виде целой системы обрядов и правил. Элементарно: если ты православный человек, то ты должен как минимум два раза в неделю приходить в храм на богослужение — на вечернюю службу в субботу и на литургию в воскресенье. Это вроде бы само собой разумеющееся, и если человек по каким-то причинам не приходит на службы, то возникает вопрос, а имеет ли он вообще право именоваться христианином. Вроде бы все тут понятно: у человека, которому дорог Христос, которому важно причащаться, быть на службе, быть частью церковной общины, даже мысли не возникнет пропустить воскресную службу.

Но если мы попытаемся посмотреть на эту ситуацию с точки зрения личных отношений между человеком и Богом, то иногда мы можем увидеть моменты, которые сильно отличаются от нашей универсальной, прекрасно работающей модели. Например, я знаю одного человека, который ходит в храм крайне редко, только тогда, когда его «припечет» так, что он уже не может туда не пойти. Когда я спросил у него, почему, он мне объяснил, что между ним и той средой, с которой он сталкивается на его приходе, не выстраиваются добрые, доверительные отношения, и потому он чувствует себя там нежеланным гостем, чужим человеком и выходит из храма не наполненным, а наоборот, опустошенным. Видимо, в данный момент мера его веры недостаточна для того, чтобы возвысится над этой ситуацией и спокойно ходить в храм. Тогда я задал человеку следующий вопрос: «Но без Бога же плохо жить. А что же вы тогда делаете по выходным?» — «Я хожу в лес». Он уходит в лес от своей семьи, от своих дел. Нет, не как язычник — искать там какие-то источники энергии: просто в лесу его душа настолько растворяется и сливается с окружающей природой, с творением Божиим, что именно там он ощущает реальность и близость Божественного действия.

Я ни в коем случае не противопоставляю нахождение в храме такому вот природному действию. Но для конкретного человека на данном этапе его духовного возрастания такое времяпрепровождение оказывается более действенным. И я думаю, было бы глубоко ошибочным ломать этого человека об колено и заставлять ходить в храм так же часто, как это делают люди с многолетним церковным стажем, получающие от службы реальную духовную помощь.

Поэтому когда мы говорим о выстраивании личных отношений человека с Богом, то прежде всего, мы говорим о нашем умении ощущать присутствие Бога и находить те средства, которые помогают это ощущение поддерживать.

Святитель Феофан Затворник многократно говорил, что самое главное — это «внутрь-пребывание», состояние, когда ум опускается в область сердца и следит, чтобы оно всегда находилось в мирном состоянии и чтобы в нем всегда было место для памяти о Боге и о внутреннем предстоянии перед Ним.

Надо понимать: все остальное выполняет лишь инструментальную функцию. Все наши молитвенные правила, все наши обряды ценны лишь постольку, поскольку помогают человеку развивать и удерживать это состояние. А вот когда они, напротив, мешают нам, когда в результате жесткого, формального исполнения этих правил внутри нас возникает напряжение, когда мы отказываемся понимать наших близких, идти на какие-то уступки, мотивируя это своими высокими религиозными требованиями — грош цена такому следованию правилам.

Поэтому я бы хотел обратить внимание на два важных момента: надо научиться слушать и слышать самого себя и свой контакт с Богом. И надо понимать, какой инструментарий помогает именно тебе обретать Бога в большей полноте, более чисто.

— Когда мы выстраиваем личные отношения с Богом, как не впасть в излишний романтизм или расхлябанность? И нет ли опасности начать пренебрегать установленными Церковью правилами?

— Я думаю, надо иметь внутри себя четкий критерий, руководствуясь которым мы можем не впасть в состояние прелести, самообмана или такого духовного самовозбуждения, когда чувство благодати, приятного нахождения рядом с Богом превращается в настоящий морок, под действием которого человек ничем не будет отличаться от любого религиозного фанатика. Апостол Павел многократно призывает христиан к тому, чтобы они проверяли сами себя, в Духе ли они ходят. В его посланиях мы можем увидеть слова: кто Духа Христова не имеет, тот не Его (Рим 8:9) или уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал 2:20).

Эти слова иногда кажутся нам какой-то недостижимой высотой, доступной лишь избранным единицам — святым или монашествующим. Ничего подобного! Такое утверждение равносильно мысли о том, что сыграть произведение Моцарта может лишь один из миллиона музыкантов, и поэтому максимум, которого может достичь человек, который начинает играть на пианино — это выучить гаммы, а вот если ему крупно повезет, на склоне своих лет он сможет сыграть и какую-то простую пьеску. Если бы так было на самом деле, то никто бы даже не пытаться этому учиться. И если ребенок после семи лет в музыкальной школе не может сыграть хотя бы вчерне любое произведение, то вопрос: а чему его вообще учили в музыкальной школе?

Но почему-то, когда мы говорим о нашей духовной жизни, нас ни сколько не удивляет, что, пробыв в церкви десятки лет, мы не видим никаких конкретных плодов духовного возрастания. Хотя, казалось бы, за спиной столько служб, столько причастий — да из нас благодать должна так и точиться! И получается такая ситуация: мы годами, десятилетиями с благоговейным видом ходим в храм, а на деле мы настолько формально, автоматически исповедуемся и молимся, что никакого реального отношения с Богом за все это время мы не установили.

— А что можно считать плодом личных отношений с Богом?

— Все то, что приобретает человек, когда в его жизни появляется кто-то еще. Вот жил человек один, как-то более или менее понятно, привычно, но не счастливо — и вдруг в его жизни появился кто-то другой. Что меняется? Во-первых, в его душе появляются совершенно другие переживания, которых раньше не было. Во-вторых, жизнь его становится более сложной, ведь теперь он думает не только о том, как угождать себе, но и о том, как угождать тому, кто является объектом его внимания, его влюбленности. Ему приходиться в чем-то себя ограничивать, урезать, но в то же самое время он получает от объекта своей любви и обратный ответ в виде душевного тепла, расположения, ласки, нежности и так далее.

То же самое происходит и в религиозной жизни.

С одной стороны, когда человек обретает Бога, он обретает достаточно много новых задач, которые надо решать. Но в то же время Бог, все эти, с позволения сказать, трудозатраты человеку компенсирует. Прежде всего, конечно, не какими-то материальными, житейскими благами. Обратный ответ Господь дает нам в виде Своего Духа — как определенной тональности, определенного настроя, при котором все остальное начинает представляться в новом виде.

У человека, обретшего Бога, внешние обстоятельства могут вообще никак не поменяться. Но если меняется тональность его собственного сердца, если человек настраивается на действие в нем Духа Святого, то мир вокруг него преображается и расцветает. И тогда человек понимает, что даже в самой непростой житейской ситуации он может быть счастлив, потому что находится с Богом.

— Должны ли быть у личных отношений между человеком и Богом какие-то границы?

— Это очень важная тема. Разумеется, эти границы должны быть. Очень часто происходит так, что человек, воцерковляясь, отказывается от самого главного и одновременно самого тяжелого дара — свободы. Ведь если Бог есть, то ему самому теперь ни о чем заботиться не надо. Не надо принимать важные решения, не надо нести ответственность за свои поступки — потому что есть Бог, на Которого все это можно спихнуть. Но поскольку Бога никто не видел, а вот зато батюшка рядом, то вся ответственность за свою жизнь очень быстро и легко перекладывается на духовника.

Вот первая ошибка, которая происходит в плане нарушения границ: человек отказывается от самого себя и отдает себя полностью, без остатка, целиком в руки того, кто не является ни самим этим человеком, ни Богом. Благо, если этот духовник на самом деле исполнен Духа Святого и Господь подсказывает ему, как правильно поступать, как наставлять своих духовных чад. Но беда, если за такое руководство берется человек молодой, неопытный, а зачастую еще и с большими амбициями, который совершает откровенно глупые и неправильные поступки, но надеется, что Господь все компенсирует, покроет, исправит. К сожалению, бывают очень печальные, трагические последствия такого духовничества.

Противоположная крайность — это когда человек выстраивает слишком жесткие, непроницаемые, неизменяемые границы, по сути вытесняя Бога из своей жизни в маргинальную область: я всю неделю или весь месяц живу так, как хочу, но есть один день, который я посвящаю Богу, я в этот день прихожу в храм и на определенное количество часов становлюсь православным человеком. Тем самым я отдаю Тебе, Господи, то, что Тебе от меня надо. Но за пределы этого, пожалуйста, лезть не смей: я живу в том режиме, в каком хочу, и даже не собираюсь прислушиваться к Тебе, мне это все неинтересно. Так что не надо вмешиваться, иначе я вообще от Тебя уйду.

Да, это тоже определенный формат личных отношений человека и Бога, но этот формат не созидательный, не живой.

— А что же тогда является нормальным, правильным форматом отношений?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я бы предложил посмотреть на образ художника. Какой художник является самым успешным, правильным? Тот, в котором совмещается несколько навыков. Первый и самый главный навык — это способность воспринимать мироздание, внешний мир, сохраняя свой собственный взгляд на него. Когда художник берется за кисть, то он изображает мир таким, каким он проходит через его личность. И мы эту личностность неизбежно видим на картине, именно она придает тот самый вкус, ту самую соль изображению, без этой личностности эта картина ничем не будет отличаться от фотографии.

Точно так же и христианин должен учиться узнавать Бога во всем том, в чем он живет. Это совершенно необязательно должно быть напрямую связано с богослужениями, с соблюдением или несоблюдением постов, с какими-то другими внешними постановлениями. Бог действует и присутствует везде, и для человека все что угодно может становиться источником этого божественного вдохновения.

Можно обретать это действие Духа в общении со своими близкими, в домашней работе, да и просто в радости о том, какие зеленые листья сейчас, хотя скоро уже осень. Все пропитано Богом — все бытие, вся наша жизнь! Даже беды, даже горести — во всем действует один и тот же Бог. И когда человек научается узнавать Бога, то между ним и Господом начинается очень интересный диалог: человек общается с Богом своими поступками, своими мыслями, своими пожеланиями, а Бог отвечает человеку всем тем, что посылает ему в жизни. Богу не надо учиться подстраиваться под нас, потому что Он занимается этим беспрестанно. А вот нам следует учиться подстраиваться под Господа.

Возвращаемся к нашему художнику. Второй важнейший навык — это владение техникой. На одном только вдохновении далеко не уедешь. Если художник не умеет держать кисть, не понимает, как правильно смешивать краски, если у него не отработан глазомер, ничего выдающегося он не сделает. Если говорить о духовной жизни, то «технологии» наших отношений с Богом нас учит Церковь. Это и есть Ее поле работы, потому все то, к чему Церковь нас приучает — внешние обряды, устав жизни, требования в пищевом рационе, в утренних и вечерних молитвах, в посещении храма и так далее — это и есть та самая «технология» спасения, которая помогает человеку выстроить правильные отношения с Богом, а не заниматься какой-то самодеятельностью.

— А давайте на конкретном примере разберем? Вот мы говорим, что утреннее и вечернее молитвенное правило способствует правильным отношениям с Богом. Почему это так? Почему не молитвы своими словами?

— Потому что это — классические произведения. Точно так же ребенку, который поступает в музыкальную школу, не дают импровизировать: даже самого гениального ребенка сначала учат и дают заниматься с классическими произведениями, адаптированными для конкретного класса. Потому что таким образом развивается его слух, отрабатывается техника игры, и ученик начинает понимать оттенки, гармонию, особенности музыки, все, что раньше он не слышал, не понимал. Точно так же, когда мы читаем молитвы, написанные некогда святыми людьми, славословия, в которых заложены глубокие смыслы, в которых имеется правильная тональность, то мы тоже приобретаем некий новый навык и понимание того, о чем мы вообще, оказывается, можем молиться.

А если человек начнет наполнять свою духовную жизнь личным содержанием до того, как приобретет этот многовековой молитвенный навык, это искусство духовной жизни, то его наполнение неизбежно будет носить уродливые, гротескные формы, он будет попросту заново изобретать велосипед, опять и опять сталкиваясь с типичными ошибками, которых можно было бы избежать, зная элементарную «технологию».

— Но часто же бывает такое, что мы вычитываем правило абсолютно автоматически, невнимательно, рассеянно, и это может длиться вообще месяцами, годами.

— Да, да, да. Вот если человек замечает за собой, что молитва превратилась для него в формальность, я бы такому человеку посоветовал на какое-то время прекратить молится уставными молитвами из молитвослова. Вернемся к той же самой музыке. Бывает, что ребенок не хочет заниматься, и родителям приходится заставлять его самыми разными ухищрениями и манипуляциями. Все это имеет смысл только в том случае, если вы видите, что в результате вашего родительского давления в ребенке все-таки пробуждается желание заниматься, и хоть он и не хотел садиться за пианино, но потом увлекся так, что вместо обговоренных 30 минут самозабвенно просидел за музицированием целый час. Значит, ребенку просто было лень трудиться, хотя на самом деле, этот труд ему и нравится. Но если вы видите, что ребенок постоянно занимается лишь от звонка до звонка и потом с огромным облегчением бросает инструмент — значит, никакого смысла в этом нет и не будет. И мы знаем множество примеров, когда люди, вырастая, всю жизнь потом ненавидят тот инструмент, на котором его заставляли играть в детстве.

Так вот, если молитва для нас превратилась исключительно в формальность, то она не нужна ни нам, ни тем более Богу. Молитва перестает быть пустой тратой времени только тогда, когда в нас все равно, несмотря на всю формальность и внешность молитвы, происходит хоть какое-то оттаивание, отогревание нашего сердца.

Я думаю, что у каждого человека в том или ином периоде его духовного взросления обязательно случаются периоды, когда он переживает некий кризис, в том числе и в своей молитвенной практике. Как раз, если этого нет, если человек пришел в Церковь и ничего кроме утреннего, вечернего правила, правила ко причащению в его жизни нет, то мне кажется, этот вариант не вполне жизнеспособный. Это точно так же, как если бы супруги жестко придерживались только тех ритуалов, которые сформировались у них за дни их первого свадебного путешествия, ни больше, ни меньше — и вот мы с вами пришли к тому, с чего начинали. Значит, люди не любят друг друга, а их отношения — это просто форма, за которой ничего не стоит.

— Мы с Вами говорим о выстраивании личных отношений с Богом, а ведь многие рассуждают так: «У меня личные отношения с Богом, мне Церковь для этого не нужна»…

— Да, личные отношения с Богом очень важны, но давайте не забывать, что у нас проблемы с личностью. Как я уже сказал, как только начинается самость, нас постоянно бросает в крайности: мы то полностью отказываемся от себя, своей воли, перенося всю ответственность на духовного отца, то пытаемся заново изобрести велосипед, уходя от многовекового церковного опыта. Некоторые люди настолько уверены в собственной правоте: им виднее, они лучше знают, как надо общаться с Богом, а все эти ваши молитвенные правила, многочасовые службы, обряды — это так, отжившее, ненужное. Ошибка такого мышления заключается в том, что человек, считая, что выстраивает с Богом личные отношения, на самом деле сам отстраняет, вытесняет Его из своей жизни.

У священноисповедника Романа (Медведя) есть такие слова: главная задача пастыря — так воспитать человека, чтобы он мог самостоятельно предстоять Христу.

Личные отношения человека с Богом вовсе не в том, чтобы самостоятельно выбирать, читать ему сегодня вечернее молитвенное правило или не читать, идти в субботу на всенощное бдение или не идти. А в том, чтобы предстоять Христу. Здоровые личные отношения — это когда человек, воспитывая в себе личность, открывает себя для восприятия Бога.

Что разрушает любовь?

Когда не имеют любви, довольствуются ненавистью.

В. Брусков

Все факторы, негативно влияющие на любовь, можно достаточно условно разделить на две категории: «внешние», которые носят объективный характер, а их источник находится вне любящего человека, и «внутренние», связанные с психикой человека, его чувствами, мыслями и переживаниями. К внешним факторам, разрушающим любовь, можно отнести отсутствие денег, бытовые проблемы, несовпадение привычек, негативное влияние родственников, предыдущие половые партнеры и т. д. К внутренним факторам относятся ревность, привыкание к партнеру и снижение яркости эмоциональных переживаний, несоответствие темпов и направления личностного роста, несовпадение этапов сексуального развития и другие, чисто психологические причины.

Разберем их поподробнее, начав с объективных факторов, влияющих на отношения между людьми, которых связывает любовь. Многие слышали русскую поговорку «С милым рай и в шалаше», однако с правильностью такого утверждения согласны далеко не все. Действительно, в период влюбленности, когда душу переполняют яркие, сочные, звонкие чувства, когда человек, которого ты любишь, кажется самым красивым, самым умным, самым замечательным, самым-самым…, материальный фактор, возможно, и играет второстепенную роль. Но как только схлынет первое опьянение любовью, как только чувства хотя бы немного уступят место разуму, люди снова вспоминают о деньгах. И тогда оказывается, что, кроме поцелуев, прогулок при луне и буйной радости секса, есть еще такие вещи, как еда, одежда, бытовая техника, концерты, автомобили и путешествия. И если твой любимый человек может дать тебе все это, то любовь к нему еще больше возрастает, а если нет, то почему-то тускнеет и постепенно гаснет. Конечно, так бывает далеко не всегда, но… достаточно часто, особенно в наше меркантильное время.

«Любовная лодка разбилась о быт»

Вторая группа факторов – бытовые проблемы, тесно связана с первым, однако имеет самостоятельное значение. Допустим, девушка из вполне благополучной семьи влюбилась в бедного парня и ушла жить к нему. А он живет в маленьком частном домике без бытовых удобств: горячей воды, парового отопления и теплого туалета. Воду надо греть в кастрюле на плите, печь топить углем, а туалет находится на дворе, причем летом им мешают пользоваться мухи и комары, а зимой мороз. Как вы думаете, сколько времени продлится любовь этой девушки (если перед этим она жила в благоустроенной квартире) к ее возлюбленному, даже если он будет красив, как античный бог, умен, как Эйнштейн, и сексуален, как Казанова? Полагаю, что недолго, и подтверждением тому есть масса жизненных примеров. Как сказал поэт, «любовная лодка разбилась о быт!». Поэтому и в сказках, и в жизни чаще всего влюбляются в принцев и принцесс, ибо у них с бытовыми проблемами, как правило, все о’кей.

Третья группа факторов – родственники, особенно если влюбленным приходится с ними часто общаться. Традиционно наибольшая сложность отношений возникает в парах «зять—теща» и «невестка – свекровь», поэтому остановимся только на них. В первой паре источником негативных эмоций служит более молодой партнер, а во второй – более старый. Теща, которую молодые мужья зачастую обвиняют в разрушительном влиянии на отношения молодых супругов, на самом деле является всего лишь собирательным негативным образом жены в будущем, образом, который пугает молодого человека. Он смотрит на тещу и думает: вот, оказывается, какой станет моя жена через двадцать лет, и ему становится не по себе, хотя при этом он не думает о том, каким он станет через двадцать лет сам. Поэтому если теща хочет укрепить отношения своей дочери с молодым человеком, ей стоит максимум внимания уделять своей внешности и своему поведению. Это лишний повод для женщины «за сорок» позаботиться о своей фигуре, лице и выражениях, а мнимые недостатки можно запросто обратить в достоинства. Засаленный фартук, растрепанные волосы и лишний вес в этом деле противопоказаны, а косметика, шейпинг, обаяние и шарм, наоборот, приветствуются. Теща должна доказать зятю (а заодно и себе, своему супругу и сослуживцам), что она вполне может быть сексуальной и соблазнительной, и тогда для молодого мужа появятся светлые перспективы в его собственной семейной жизни.

Отношения в паре «свекровь—невестка» часто переходят в разряд конфликта из-за негласной конкуренции за внимание мужа и сына. Когда мужчина женится, то часть его внимания неизбежно переходит от его матери к молодой жене, что вызывает ревность свекрови в отношении невестки. Она старается вернуть обратно любовь и внимание сына, зачастую выбирая для этого далеко не лучший способ критики молодой жены. И пироги она печет плохо, и рубашки гладит не так, и вообще сыночку досталась неумеха, а то и неряха – список стандартных обвинений невестки со стороны свекрови можно продолжать долго. Так как зло не может родить ничего, кроме ответного зла, то после подобных критических заявлений невестка начинает относиться к свекрови далеко не лучшим образом и не упускает удобного случая, чтобы не ответить ей в том же ключе. Драматический момент этой ситуации состоит в том, что обе женщины в своих обвинениях неизменно апеллируют к одному и тому же мужчине, заставляя отвечать на совершенно неразрешимый для него вопрос, чью сторону он занимает в этой ситуации (иными словами: «Кого он больше любит: мать или жену?»), что неизменно вызывает невротическую реакцию и желание пореже видеть обеих женщин.

Вообще, когда начинаешь анализировать перипетии любовных отношений, то поражаешься, какой нежной и чувствительной бывает любовь, от каких мелочей может зависеть ее существование. Проблемы в отношениях могут вызвать – разница режимов сна и бодрствования, несовпадение привычек, разное отношение к домашним животным, разные системы ценностей и т. д. Однако бывает трудно определить, что здесь первично, а что вторично: то ли любовь чахнет и хиреет оттого, что супруги не могут решить, кому по утрам выгуливать собаку, и постоянно ругаются по этому поводу, то ли они ругаются потому, что их любовь уже сама по себе сошла на нет, и своими ссорами они лишь выражают усталость от неудачно сложившихся отношений. Более правдоподобной является вторая версия, ибо, когда люди по-настоящему сильно любят друг друга, они готовы прощать любимым все. Точнее будет сказать, что истинно любящим людям даже в голову не приходит обвинять своих любимых, ибо они принимают другого таким, каков он есть.

Следующий «фактор риска», негативно влияющий на любовные отношения двух людей, – это их прошлое, особенно предыдущие половые партнеры, которые занимали в предшествующие периоды их жизни более или менее значительную роль. Следует отметить, что предыдущие связи возлюбленного превращаются в фактор риска только в том случае, если они обретают «плоть и кровь», становятся зримыми и осязаемыми. Для этого существует два способа: они могут сами возникнуть из небытия, напомнив о себе телефонным звонком, письмом или «случайной встречей», или же материализоваться из мрака прошлого в воспоминаниях нынешнего партнера, которыми тот неосторожно или же из своих каких-то соображений захочет с вами поделиться. Побуждения для этого могут быть разные (например: «Если я расскажу ему о том, какие люди меня любили до него, то он будет еще больше меня ценить» или «Пусть поревнует немного: раз ревнует, значит любит!»), но такая тактика может приводить и к обратным результатам: нынешний любовник может не пожелать разделить радость обладания своим сокровищем еще с десятком других мужчин, даже если они и остались в прошлом (ведь никто не может дать стопроцентную гарантию, что старый любовник не превратится в нового).

Иногда подобный прием «материализации прошлых любовных связей» используют посторонние, которым выгодно разрушение близких отношений между определенными людьми. Например, когда в 1657 году король Людовик XIV влюбился в фрейлину королевы мадемуазель де ла Мот д’Аржанкур, кардинал Мазарини решил воспрепятствовать невыгодной для него связи. Когда попытка прямого давления не привела к желаемому результату, он прибег к более тонким средствам: как-то ненароком он сообщил королю, что его избранница была любовницей герцога де Ришелье, и как-то вечером их застали врасплох, когда они занимались любовью на табурете. Эта пикантная подробность раздосадовала короля, и он разорвал связь с фрейлиной. Заметьте, что в рассказе кардинала была использована только одна деталь – «табурет», но она придала особую убедительность его рассказу. Остальное же дорисовало пылкое воображение короля.

Помимо старых возлюбленных, не меньшую опасность для любви несут новые связи, но об этой стороне любви мы поговорим позже в специальном разделе, посвященном изменам, а сейчас речь пойдет о «внутренних» факторах, негативно влияющих на любовь. Одной из самых мощных причин гибели любви в браке является привычка – снижение остроты восприятия другого человека, общение с которым занимает много времени. Кроме того, с «близкого расстояния» слишком отчетливо проступают мелкие недостатки, которые обычно не видны при поверхностном кратковременном общении на этапе ухаживания и влюбленности. Еще один негативный фактор любви – сильная психологическая зависимость от любимого человека, которая для некоторых людей переносится чрезвычайно трудно и воспринимается как потеря личностной свободы. Этот момент любовных отношений следует разобрать более подробно.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Эмоциональное отношение к Богу как важнейший компонент религиозности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

16. Блаженный Августин. Указ. соч. — С. 175.

17. Цит. по: Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. -М., 1977. — С. 274.

18. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Апокалипсис мелкого греха. — М., 2002. — С. 30.

19. Селли Дж. Смех: его физиология и психология. — М., 2012. — С. 4.

20. Карасев Л.В. Философия смеха. — М., 1996. — С. 214.

21. Гюго В. Человек, который смеется // Собрание сочинений в шести томах. Т. 5. — М., 1988. — С. 26.

22. Льюис К.С. Письма Баламута. — М., 2009. — С. 82.

23. Эко У Указ. соч. — С. 408.

24. Жить — не тужить: Изречения Амвросия Оптинского. — М., 2012. -С. 103.

25. Жить — не тужить: Изречения Амвросия Оптинского. — М., 2012. -С. 106.

26. Немесий, епископ Эмесский. О природе человека // О человеке. Сборник трактатов. — М., 2011. — С. 254.

27. Иоанн (Кологривов), иером. Очерки по истории русской святости. -Сиракуза, б/г. — С. 250.

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К БОГУ КАК ВАЖНЕЙШИЙ КОМПОНЕНТ РЕЛИГИОЗНОСТИ

© Гусева Е.С.*

Самарский государственный университет, г. Самара

В статье анализируется значение аффективного компонента религиозности в контексте психологии религиозной личности, а также его положение в общей структуре религиозности. Приведены результаты эмпирического исследования гендерных и возрастных особенностей религиозного чувства, а также качественных отличий эмоционального отношения к Богу при разной интенсивности религиозных переживаний.

Ключевые слова: эмоциональное отношение к Богу, религиозные переживания, религиозность, аффективный компонент религиозности, структура религиозности, эмоции, базовые эмоции.

Если рассматривать индивидуальную религиозность с позиции структурного подхода, то, чаще всего, она описывается через такие свои базовые компоненты как когнитивный, эмоциональный и поведенческий.

Когнитивный компонент религиозности отражает «сформированность согласованной системы религиозных убеждений…» . Нам представляется

* Ассистент кафедры Социальной психологии.

важным учитывать, что когнитивный компонент религиозности может складываться из трех составляющих. Во-первых — это тип религиозной доктрины. Во-вторых — субъективная форма осмысления этой доктрины адептом, которая может быть связана как с общим уровнем когнитивного развития последнего так и с его характерологическими особенностями , и в корне отличаться от официальной идеологии религиозного культа. В третьих, это влияние авторитетной интерпретации религиозной доктрины духовным учителем (проповедником, гуру и т.п.). Так М.Я. Яхьяев отмечает, что любая религия допускает возможность фанатической интерпретации своего вероучения, но есть религиозные доктрины, предрасположенные к этому в наибольшей степени .

Как показало исследование Л.И. Ворожейкиной, решающее влияние на общий уровень религиозности оказывает именно когнитивная ее составляющая , что позволило исследователю сделать вывод о вторичности поведенческого измерения религиозности и эмоциональных религиозных переживаний по отношению к религиозной идеологии. В свою очередь, В.Г. Кирсанова, исходя из результатов своего диссертационного исследования, также приходит к выводу, что при вхождении в нетрадиционную религиозную группу, прежде всего, претерпевает изменение ценностно-смысловая сфера неофита . В пользу первичности изменения когнитивного компонента при религиозной конверсии свидетельствует и теория «обращения с помощью убеждения» Ф. Зимбардо .

Поведенческий компонент религиозности часто рассматривается как производный от когнитивного, — например, И.С. Булановой было доказано, что аскетический тип изменения самосознания в ходе религиозного обращения может являться предпосылкой таких деструктивных форм религиозного поведения как суицидальный терроризм , а. А.Н. Крылов давая определение религиозному поведению отмечает его соответствие религиозным нормам и предписаниям . Яхьяев М.Я. пишет, что на основе фанатического религиозного мировоззрения формируется соответствующее фанатическое поведение .

Тем не менее, признается и обратное влияние поведенческого компонента религиозности на когнитивный ее компонент. Тот же А.Н. Крылов отмечает, что религиозное поведение может как демонстрировать, так и формировать религиозную идентичность . С точки зрения С. Хассена, в контексте влияния на личность правильнее рассматривать не то, во что верит религиозная группа, а то, как она себя ведет . Это лишь частный случай известных психологических законов, согласно которым, действия могут становиться убеждениями .

Аффективный компонент религиозности представляет собой эмпирическое ее измерение — опыт религиозных эмоций в виде воодушевления, страха, смирения, радости и т.д. . И, хотя признается, что эмоции оказывают

активное влияние как на внешнюю деятельность так и на протекание познавательных процессов , на наш взгляд, прикладная роль аффективного компонента религиозности, а именно: его роль в контексте религиозного обращения и влияния на поведение религиозной личности сегодня недостаточно серьезно изучена. Это связано с тем, что эмоциональная сфера личности чаще всего рассматривается как эпифеномен когнитивной: например, в пропагандистском воздействии ей отводится вспомогательная роль . Есть исследования, свидетельствующие о том, что эмоциональная аргументация подходит для достижения сиюминутных целей и не подходит для формирования устойчивых взглядов . Согласно теориям когнитивного диссонанса, когда есть несоответствие между эмоциональным и интеллектуальным компонентами установки, эмоциональный компонент меняется гораздо чаще, обратная же ситуация на практике встречается редко, хотя и имеет место быть в лабораторных условиях .

Однако, есть экспериментальные данные, согласно которым, через мощные эмоциональные образы можно оказывать сильное и продолжительное влияние .

Произведенный нами анализ анкет респондентов с опытом религиозного обращения выявил группу лиц, объясняющих причину перехода в новое вероисповедание положительными эмоциональными переживаниями. Также была выделена группа респондентов, апеллировавших к эмоциональной сфере при объяснении сложностей перехода в новое вероисповедание: «Страх, страх ошибиться, страх быть наказанным, страх столкновений понятий прежней и текущей религии внутри человека». Таким образом, эмоциональные переживания некоторыми опрошенными воспринимаются как важный фактор, как способствующий, так и препятствующий их религиозному обращению. Возможно, это связано с характерологическими особенностями конкретных респондентов.

Также, мы имеем все основания полагать, что получение специфического эмоционального опыта является распространенным мотивом вхождения в религиозные культы, так называемого, экстатического типа. Еще В. Бехтерев объяснял страсть к радениям у малеванцев, хлыстов и скопцов перспективой ожидаемого экстаза радости, чувства восторга и упоения. Внутри группы сектантов происходит такое усиление этих чувств, какого невозможно достигнуть в одиночку, что способствует превращению группы в единое целое. «Естественно, что это целое, являющееся источником недосягаемых наслаждений, столь притягательно для отдельных членов, что заставляет их, несмотря на строгий запрет закона, под тем или другим предлогом устраивать свои радения и являться на них даже за десятки верст» .

Сикорский И.А. описывает, так называемую, «спиритическую догматику», которая основывается на самом факте экстатических состояний (вера спиритов, медиумов, скопцов, хлыстов и малеванцев) . Так напри-

мер, сектант Малеванный проповедовать начал после того как почувствовал в себе присутствие «особой силы» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Воскресенский И. в 1902 г. описал почти молниеносное распространение секты И-хе-туан в Китае, которое, на наш взгляд, объясняется феноменом эмоционального заражения: «На огромном пространстве трех провинций население было точно наэлектризовано — и стоило появиться в какой-нибудь деревушке нескольким фокусникам, а с ними нескольких мальчишкам, выкрикивающим непонятные для народа фразы, как и среди собравшейся толпы и внутри домов мужчины и женщины объявляли себя И-хе-туан, чувствовали «посещение Духа»; девушки начинали пророчествовать, некоторые подвергались судорогам; юноши с пеною у рта изрекали непонятные слова, брались за оружие, шли волонтерами среди солдат; среди последних весьма многие были ярые И-хе-туан…» .

С одной стороны, отображая не объекты окружающего мира, а субъективное к ним отношение, эмоции теснее всего примыкают к самым интимным и малоосознанным областям психики (А как показывает наш опыт, очень редко кто из верующих готов подробно обсуждать вопрос своих личных отношений с Богом). С другой стороны, эмоциональные процессы — это процессы, самым тесным образом связанные с соматической, физиологической областью . Поэтому, описание религиозных чувств верующих — это ключ к пониманию очень личных и, зачастую, неосознанных взаимоотношений с высшей силой, а также важный пункт в изучении психосоматических изменений, характерных для членов религиозной группы.

В связи с этим, перед нами встают многообразные вопросы: есть ли зависимость субъективного эмоционального отношения к Богу от степени религиозности, разновидности религиозного культа (определенной доктрины, культовых отношений, отношений конкретного культа с социумом, характера религиозных практик и т.д.), а также от характерологических, гендерных и возрастных особенностей личности. Все это требует тщательнейшего изучения и поможет понять, какое влияние оказывает та или иная конфессия (религиозная группа) на психическое и физиологическое состояние своих последователей и каковы глубинные механизмы этого влияния. Основываясь на знаниях о том, какие эмоциональные отношения с высшей силой склонна выстраивать та или иная гендерно-возрастная группа, можно как разрабатывать стратегии эффективного религиозного обращения данной группы, так и производить в ней профилактику религиозной аддикции. Особый интерес, с нашей точки зрения, представляет также описание переживаний к Богу у лиц с разной степенью религиозности, которое поможет наметить пути эффективного диалога верующих с неверующими, а также понять глубинные процессы, сопровожающие религиозное обращение.

Целью проведенного нами исследования было — проверить, существуют ли возрастные и гендерные особенности эмоционального отношения к Богу.

Базируясь на эмпирических исследованиях, выявивших некоторую возрастную и гендерную специфику религиозности , мы предположили, что она также будет находить свое выражение и в эмоциональном отношении к Богу.

В исследовании приняла участие гетерогенная группа из 305 человек в возрасте от 14 до 80 лет, которая впоследствии была поделена на группы, согласно периодизации Г. Крайг: подростковый (юношеский) возраст — от 12 до 19 лет, ранняя взрослость — от 20 до 40 лет, средняя взрослость — от 40 до 60 лет, поздняя взрослость — от 60 лет и далее. Большая часть репонден-тов отнесли себя к православному вероисповеданию, однако толко 30 % ка-тегоризовали себя как воцерковленных.

Основываясь на определении Джеймса, полагающего, что религиозное чувство отличается от всех других чувств только своей направленностью на трансцендентный объект , мы воспользовались теорией базовых эмоций такого изветсного психолога как К. Изард. Согласно Изарду, различное сочетание основных — базовых эмоций лежит в основе всего многообразия эмоциональных переживаний человека .

Каждому респонденту предлагалось заполнить анкету, включающую в себя перечень базовых эмоций по К. Изарду . Требовалось указать те эмоции, которые он чаще всего испытывает по отношению к Богу. Как показало наше пилотное исследование, весьма сложно категоризировать ответы респондентов на этот вопрос в том случае, если он будет носить «открытый» характер. Рефлексия эмоционального отношения к Богу очень сложна, в первую очередь, тем, что сама постановка вопроса для многих оказалась необычной и непривычной. Возможно, именно по этой причине, исследуемые были склонны уходить от описания своей эмоциональной сферы к рефлексии в когнитвной и поведенческой области религиозности.

Дополнительной методикой исследования стал тест «Инспирит» Дж. Касса, измеряющий уровень базовых духовных переживаний — внутреннюю, зрелую религиозность.

После проверки выборки на нормальность распределения для выявления статистической значимости полученных результатов мы воспользовались непараметрическим критерием U — Манна Уитни и критерием Хи-квадрат Пирсона. При этом, критерий Хи-квадрат применялся нами как с целью сопоставления эмпирических распределений признака, так и для сопоставления эмпирического распределения признака с теоретическим. Обработка производилась при помощи статистического пакета данных SPSS.

Для начала, используя тест «Инстпирит» Дж. Касса, мы получили картину религиозности в каждом возрасте внутри нашей выборки. Под религиозностью в методике «Инспирит» подразумевается ощущение близости с Богом и убежденность в его существовании (внутренняя религиозная ориентация).

40 35 30 25 20 15 10 5 0

Рис. 1. Среднее значение религиозности по тесту «Инспирит» в каждом возрасте

Как видно из графика, своего пика религиозность достигает в период ранней взрослости. Видимо, это объясняется общим подъемом физических сил и психологической активности человека в данный возрастной период.

У подростков же и пожилых людей религиозность снижена. Однако статистически достоверные различия были обнаружены только между подростковым возрастом и ранней взрослостью: и = 5033; р = 0,001, и между подростковым возрастом и средней взрослостью: и = 613; р = 0,009.

Немчин А., говоря об общих изменениях в эмоциональной сфере пожилого возраста, отмечает эмоциональную черствость . По всей вероятности, сниженный уровень религиозности в позднем возрасте объясняется общей эмоциональной черствостью, характерной для этого периода жизни. А низкие показатели религиозности у подростков — присущим данному возрасту нигилизмом. В целом полученные нами результаты соответствуют результатам уже имеющихся исследований .

Далее нами была подсчитана частота различных эмоций, переживаемых по отношению к Богу, в каждом возрасте.

Из картины первичных данных видно: наиболее часто переживаемая к Богу триада эмоций: радость, вина и интерес. Согласно Изарду, сочетание радости и интереса составляет такое чувство как любовь . Поэтому, как мы видим, любовь является самым распространенным религиозным чувством. Частое же переживание вины, предположительно, можно связать с культурными особенностями российской выборки: в Православии большое значение имеет искупление грехов и представление о греховности человеческой природы.

Рис. 2. Частота встречаемости разного эмоционального отношения к Богу в каждом возрасте (в процентах)

После сопоставления эмпирического распределения признака с теоретическим, были получены данные о том, какие религиозные эмоции преобладают внутри каждой из возрастных групп:

Анализируя аффективную компоненту религиозной веры в период ранней взрослости, мы получили другую очередность в триаде самых главных религиозных эмоций. На первом месте — религиозная радость, значимо опережающая вину (х2 = 10,4; р = 0, 001). Вина по отношению к Богу, при этом, значимо преобладает над интересом к нему (х2 = 4,94; р = 0, 026). Интерес, в свою очередь, преобладает над страхом, стыдом, удивлением и всеми остальными эмоциями (интерес — стыд: х2 = 11,4; р = 0,001).

Интересно отметить, что для всех возрастных периодов характерно значимое преобладание вины к Богу над стыдом перед ним. Именно вина связана с аффективно-когнитивными структурами совести . В отличии от вины, стыд побуждает не исправится, а скрыть ошибку -в нашем случае, скрыть ошибку от Бога.

При сопоставлении эмпирических распределений признака мы выявили различия в переживании религиозных эмоций между группами:

С возрастом интерес к Богу падает, но статистической значимости это падение достигает только при сравнении подросткового возраста и поздней взрослости (х2 = 3,608; p = 0, 058). Изард подчеркивает большую роль интереса в социализации и становлении личности . Можно предположить, что высокий интерес к Богу у подростков, несмотря на невысокую степень подростковой религиозности, является неотъемлемой составляющей периода взросления.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Меньше всего бояться Бога в позднем возрасте: получены достоверные различия: средний возраст — поздняя взрослость (х2 = 2,745; р = 0,098); ранняя взрослость — поздняя взрослость (х2 = 2,793; р = 0,095). Это согласуется с данными о том, что пожилые люди испытывают меньшую тревогу при мысли о смерти: только 10 % из опрошенных представителей пожилого возраста ответили, что боятся умереть . Возможно, это связано с работой механизмов психологической защиты.

Можно выделить два основных вида страха Божьего. Первый описан М. Бубером как страх за свою судьбу, находящуюся в руках Бога . Второй,

на наш взгляд, связанный с религиозной зрелостью, описан А. Менем: «Страх Божий — это не значит бояться Бога, как мы боимся молнии или электрического разряда, страх Божий — это значит бояться потерять Его, потерять чувство полноты, чувство вечности, чувство божественного…» .

Как подростков так и представителей преклонного возраста, в отличии от ранней и средней взрослости, Бог почти не удивляет. Здесь выявлены следующие достоверные различия: подростки — ранняя взрослость (х2 = 11,695; р = 0,0001); подростки — средняя взрослость (х2 = 7,096; р = 0,008); поздний возраст — средняя взрослость (х2 = 2,745; р = 0,098); поздний возраст — ранняя взрослость (х2 = 3,158; р = 0,76). Согласно Изарду, удивление связано с внезапным изменением в окружающей среде . Возможно, для слабо религиозных подростков и пожилых людей Бог не является столь значимой и очевидной реальностью, поэтому, неожиданные, внезапные изменения в своей жизни, они не склонны связывать с действием Божьей воли.

После математической обработки результатов, полученных по методике «Инспирит» были выявлены значимые различия в уровне религиозности мужчин и женщин внутри имеющейся выборки (и = 9644; р = 0.021). Наше исследование подтверждает, что женщины более религиозны.

Не смотря на этот факт и на то, что в ранее проведенном нами исследовании была описана специфическая женская и мужская религиозность , статистически достоверной разницы в видах эмоций, переживаемых женщинами и мужчинами по отношению к Богу выявить не удалось. Наиболее близкими к значимым оказались различия в переживании стыда (х2 = 2,798; р = 0,094): исходя из первичных данных, мужчины стыдятся Бога чаще чем женщины.

Полученные нами результаты не подтверждают данные о том, что мужчины склонны больше переживать гнев, а женщины — страх . Предположительно, можно говорить о том, что религиозное чувство не является прямым выражением общей склонности к переживанию тех или иных эмоций, а поэтому оно требует особого, отдельного изучения.

Дополнительно мы исследовали характер эмоционального отношения к Богу в зависимости от степени духовных переживаний, измеренных по тесту «Инспирит».

Согласно правилам интерпретации результатов, измеренных по «Инспи-рит», значение больше 3-х характеризует наличие выраженных духовных переживаний. Исходя из этого, вся выборка была поделена нами на респондентов с выраженными и невыраженными духовными переживаниями.

лигиозности интерес к Богу не снижается. На наш взгляд, именно интерес к Богу может явится важной точкой соприкосновения в диалоге между верующими и неверующими.

Рис. 3. Частота встречаемости разного эмоционального отношения к Богу у лиц с выраженными и невыраженными духовными переживаниями (в процентах)

При невыраженных духовных переживаниях чаще имеют место быть такие негативные эмоции к Богу как отвращение (х2 = 6,618; р = 0,01) и презрение (х2 = 12,595; р = 0,000). Отвращение представляет собой реакцию отторжения, основанную на когнитивной оценке объекта как зараженного. Презрение же связано с чувством превосходства и может легко переходить в злость и в ярость .

Остальные эмоции, в том числе и страх, с одинаковой частотой встречаются у лиц с выраженной и невыраженной религиозностью. По-этому, вопреки сложившимся стереотипам, у верующих людей страх перед Богом не выше чем у людей со слабой религиозной верой.

Подводя итоги, сделаем следующие выводы:

1. В общей структуре религиозности можно выделить когнитивный, поведенческий и аффективный компоненты, находящиеся в тесной взаимосвязи.

2. Аффективный компонент религиозности не всегда вторичен по отношению к когнитивному: он может играть ведущую роль в процессе религиозного обращения, в особенности, связанного с переходом в культы экстатического типа.

3. Именно религиозное чувство является индикатором наиболее скрытых и малоосознанных сторон психической жизни, связанной с религиозным опытом.

4. Можно выделить триаду основных религиозных эмоций, переживаемых по отношению к Богу чаще всего: радость, вина, интерес. Поскольку, согласно К. Изарду, именно эмоции радости и интереса являются составляющими такого чувства как любовь, можно говорить о том, что любовь — это самое распространенное чувство, которое верующий переживает по отношению к объекту своей веры. Частое переживание вины, предположительно, можно объяснить культурными особенностями исследованной выборки, так или иначе связанной с Православием.

5. Существуют особенности эмоционального отношения к Богу в каждый возрастной период.

6. Для подросткового возраста (12-19 лет) характерна сравнительно низкая степень религиозности в сочетании с высокой частотой проявления интереса к Богу и низкой, в сравнении с ранней и средней взрослостью, частотой переживания религиозной радости. По частоте переживания религиозной вины подростки значимо уступают только среднему возрасту.

7. Период ранней взрослости (20-40 лет) отличается самой высокой степенью религиозных переживаний. Для этого возраста наиболее характерна религиозная радость, которая переживается значимо чаще чем в подростковом и позднем возрасте, на втором месте по частоте — религиозная вина, и только потом — религиозный интерес.

8. Религиозность среднего возраста (40-60 лет) столь же высокая как в ранней взрослости и выше чем в остальных возрастах. По показателям религиозной радости этот возраст опережает подростковый и пожилой. По показателям религиозной вины — подростковый. Радость и вина к Богу переживаются в среднем возрасте одинаково часто, религиозный интерес — выходит на второе место по частоте переживаний. На уровне интереса к Богу располагаются также страх, стыд и удивление.

9. У пожилой группы (60-80 лет) частота переживания каждой из трех главных религиозных эмоций (радость, вина, интерес) совпадает. В целом, поздний возраст отстает от других возрастов по частоте переживания почти каждой из эмоций. Это легко объясняется тем, что религиозность пожилых людей, согласно многим исследованиям, снижена, хотя, исходя из результатов нашего исследования, — снижена не значимо.

10. Для каждого возрастного периода характерно преобладание вины перед Богом над стыдом перед ним. Что может свидетельствовать о том, что в диалоге с Богом, личность чаще стремится к искреннему исправлению своих ошибок.

11. Не смотря на то, что женская и мужская религиозность имеет специфику, и женские религиозные переживания интенсивнее мужских, тем не менее, нельзя говорить о том, что мужчины и женщины различаются по склонности к переживанию тех или иных религиозных эмоций.

12. Духовные переживания разной степени интенсивности имеют качественные особенности. При выраженных духовных переживаниях чаще встречаются не только позитивные религиозные эмоции: такие как радость, но и негативные: такие как стыд и вина перед Богом. Носители невыраженных духовных переживаний склонны чаще испытывать к Богу отвращение и презрение.

13. Лица с выраженной религиозностью испытывают страх по отношению к Богу не чаще чем лица со слабой религиозностью. При слабой религиозности интерес к Богу столь же частый как и при выраженной религиозности.

Список литературы:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Бехтерев В.М. Феномены мозга. — М.: АСТ, 2015. — 320 с.

5. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. — М.: Смысл; Per Se, 2000. — 685 с.

6. Войтасик Л. Психология политической пропаганды. — М.: Прогресс, 1981. — 278 с.

7. Ворожейкина Л.И. Анализ типов религиозной Я-концепции // Фундаментальные исследования. — 2014. — № 9. — С. 1104-1108.

11. Зимбардо Ф. Ляйппе М. Социальное влияние. — СПб.: Питер, 2011 -448 с.

12. Изард К.Э. Психология эмоций. — 2-ое изд. — СПб.: Питер, 2006. -464 с.

13. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. — СПб.: Питер, 2011. — 782 с.

17. Хассен С. Освобождение от психологического насилия. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2001. — 400 с.

18. Яхъяев М.Я. Религиозный фанатизм как социально-исторический феномен: автореф. дисс. … д.ф.н. — Махачкала, 2006. — 48 с.

ФИЛОСОФИЯ ПРАВА В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНА

© Платонова Н.В.*

Юридическая компания «DEI-Consulting», г. Санкт-Петербург

Изучение проявлений феномена постмодернизма актуально для множества дисциплин, в том числе — философии права. Современные исследования демонстрируют, что классические типы правопонимания не удовлетворяют пониманию права эпохи постмодерна, что свидетельствует о необходимости поиска принципиально новой концепции права. Автор приходит к выводу, что решение данной проблемы следует искать в области теорий, предлагающих новые подходы к интерпретации правовых текстов, именно эта сфера видится наиболее перспективной.

Ключевые слова: право, правопонимание, правовой постмодернизм, герменевтика, синергетика, диалогическая концепция права, критическая школа права.

Феномен постмодернизма, будучи предметом достаточно интенсивного изучения, по-разному определяется исследователями; подчас интерпретации данного явления носят взаимоисключающий характер. В наше время понятие «постмодернизм» столь же туманно, сколь и часто употребляемо: так, данное понятие исследуется в философии, политологии, антропологии, искусстве и т.д. Всё дело в обширности данного термина, его многоликости

* Юрист.

Тим Чаллис

Прочитав много книг, я пришёл к выводу, что прочтение книги целиком зачастую вознаграждается одним основательным и глубоким утверждением. В книге, состоящей из многих тысяч слов, лишь одно предложение способно повлиять на нас. Я помню одно такое предложение в книге, которую я читал в начале своего христианского пути, книга была о святости. Я не помню всё содержание книги и забыл даже её название. Но я точно помню одну строчку, которая содержала основную мысль всей книги: характер – это то, кто вы есть, пока никто на вас не смотрит. Автор хотел сказать, что вы становитесь самими собой тогда, когда рядом никого нет, когда вы свободны от зорких глаз родителей, детей, жены, ваших друзей или вашего пастора. Когда вы вольны поступать, как хотите, говорить, что пожелаете, смотреть, куда захотите и, возможно, уйти с этим – вот кто вы есть на самом деле. Это простое предложение оказало на меня сильнейшее влияние и продолжает влиять по сей день. Ради него стоило прочитать всю книгу.

Стараясь быть тем, кто «бежит, чтобы получить награду», мы должны иметь в виду множество контекстов, когда наше поведение известно и видно всем. Однако нам также необходимо обратить внимание на ситуации, когда мы находимся вдали от посторонних глаз. Одна из таковых ситуаций, в которой мы оказываемся (или не оказываемся), когда никто нас не видит, это время личного поклонения Богу и общения с Ним. Братья, если вы хотите получить награду, личное уединённое общение с Богом вам крайне необходимо.

Когда никто меня не видит

Кто вы, когда никого нет рядом? Насколько вы отличаетесь от человека, на которого смотрят? Многие борются с искушением приобрести репутацию за счёт своего присутствия на совместном поклонении и участия в нем, в то время как остаются абсолютно неспособными поклоняться Богу наедине с Ним. Когда они находятся в церкви, они стоят на видном месте, громко поют, внимательно слушают, щедро жертвуют. Это хорошо и правильно. Однако с понедельника по субботу они могут лишь изредка открыть Библию и закрыть глаза для молитвы. На людях они сильные и посвящённые, наедине с собой они слабые и отстранённые. Можно ли сказать подобное и о вас?

Хотя Писание и рекомендует совместное поклонение и требует верности в посещении церкви и участии в ее жизни, оно также придаёт огромное значение личным отношениям с Богом. С первых страниц и до последних мы встречаем Божьих людей, для которых общение с Богом являлось неотъемлемой частью их повседневной личной жизни. Адам и Ева ходили и разговаривали с Богом в саду; Исаак выходил в поля, чтобы в тишине размышлять; Давид просыпался рано, чтобы размышлять о законе Божьем и воздавать Ему хвалу; даже Иисус Христос стремился выкроить уединенное время для общения со Своим Отцом. Кем были эти люди, когда никто их не видел? Теми же, кем они были на людях: поклонниками. Их публичная репутация благочестивых людей коренилась в личном общении с Богом.

Настоящие отношения

Через познание Спасителя Иисуса Христа нам даровано прощение грехов и обещание вечной жизни. Но удивительно, что Бог дал нам нечто большее. Он дал нам Себя для созидания отношений с живым Богом. Что справедливо для любых отношений, то работает и здесь – для здоровых отношений необходимо общение.

Несколько лет назад я прочитал историю об одной женщине, которая пришла к выводу, что достаточно натерпелась от мужа. Она решила отомстить ему безразличным молчанием, и в течение нескольких лет не промолвила ни слова в его присутствии. Очевидно, что это разрушительно повлияло на их брак. Невозможно поддерживать отношения, особенно такие близкие, которые должны быть у мужа и жены, без общения. Именно общение способствует началу отношений и их укреплению. Искренние, здоровые отношения зависят от умения слушать и говорить. Фактически, здоровье отношений между двумя людьми определяется готовностью слушать и говорить, делать это часто и не поверхностно. Самыми здоровыми можно назвать такие отношения, при которых человек часто, свободно и открыто говорит, а другой внимательно его слушает.

А как насчет ваших отношений с Богом? Одна из величайших радостей христианства в том, что вы вступили в настоящие отношения с Богом. Наш Господь – это не просто какое-то неизученное понятие или неизведанная сила или неисследованный объект. Бог – это существо, достойное познания, это три Личности, вместе являющиеся Богом. Этот Бог, вечно существующий в совершенных взаимоотношениях Отца, Сына и Святого Духа, посредством спасения пригласил вас вступить в этот союз, чтобы познать Его и быть познанным Отцом, Сыном и Святым Духом. Вы можете говорить и быть уверены, что Бог услышит; вы можете слушать с уверенностью, что Бог будет говорить. Вы можете изливать Ему своё сердце так же, как Он изливает Своё сердце вам. Какая радость! Какая привилегия! Пользуетесь ли вы этой привилегией?

Сегодня Бог говорит через Библию. Слова Библии – Слова Божьи, сила Библии – сила Божья, послание Библии – послание Божье. Каждое слово в Писании богодухновенно и безошибочно, «полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (2 Тим. 3:16-17). Невозможно стать зрелым христианином без слушания Божьих слов, оставленных в Библии. Невозможно хорошо бежать без инструкции.

Мы общаемся с Богом посредством молитвы. Наши слова не просто поднимаются к бездонным небесам, но достигают Божьего уха, согревают Божье сердце и соответствуют Его воле. Божий мудрый план состоит в том, что наши молитвы могут влиять на Его действия, как Он обещал: «Много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5:16). Библия не знает ничего о христианах, которые не молятся или не хотят молиться. Невозможно успешно выполнять забег, не рассказывая Ему, как вы бежите, не признаваясь, что спотыкаетесь, не умоляя дать силы бежать дальше.

В нормальных отношениях перемежается слушание и речь, то же самое справедливо в общении с Богом. Прочитав Слово Божье, вы отвечаете Ему в молитве – молитве покаяния, когда обнаруживаете грех, молитве благодарности, когда наблюдаете проявления Его милости, молитве прошения, когда осознаёте свою величайшую нужду в Его благодати. И когда вы молитесь, Господь часто приводит на память тексты Писания и углубляет таким образом их понимание. Как в общении с друзьями необходимо взаимодействие, взаимный обмен информацией и идеями, то же самое важно в общении с Богом. Со временем и по мере развития ваших отношений вы поймёте, что Господь не только ваш Отец и Творец, но также Друг.

Братья, ваша церковь, ваша жена и дети нуждаются не просто в человеке, который дежурно отмечается по воскресеньям. Им нужен человек, который действительно знает Бога. Им нужен человек, который каждый день уделяет время для встречи с Господом и Его Словом. А чего ожидают от вас семья и церковь, того же ожидает Бог. «Так говорит Господь: да не хвалится мудрый мудростью своею, да не хвалится сильный силою своею, да не хвалится богатый богатством своим. Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня» (Иер. 9:23).

Действуйте!

Время пришло! Бегите, чтобы получить награду! Если вы не знаете, как проводить ежедневные встречи с Богом, вот несколько способов начать:

Примите решение сделать время общения с Богом приоритетным в своей жизни. Если это важно, вы найдёте для этого время. Примите решение, что наилучшее для вас – встреча с Богом – опередит другие хорошие вещи.

Планируйте. Определите время, когда состоится ваша ежедневная встреча с Богом и место, где это будет происходить. Другими словами, то, что не планируется, никогда не осуществляется.

Найдите план чтения Библии. В интернете таковых десятки, возможно сотни. Так как вы желаете понять всю волю Божью, я рекомендую вам найти план чтения Библии целиком, книга за книгой.

Организуйте молитвенную жизнь. Зачастую причина нашего непостоянства и непоследовательности в молитве в том, что мы просто не способны вспомнить, о чём нам нужно молиться. Для меня приложение PrayerMate оказалось очень полезным, чтобы запомнить, о чём мне нужно молиться ежедневно.

Начните с малого. В период становления времени для общения с Богом, лучше начать с малого, и проявить постоянство, чем изредка отвлекаться на глобальные проекты. Если вы никогда прежде не читали Библию ежедневно, не начинайте с прочтения пяти глав в день! Если вы никогда не молились постоянно, не пытайтесь начинать с длинной часовой молитвы. По Божьей милости впоследствии вы сможете добиться чтения текстов большего объёма и больше времени уделять молитве. Но начинать нужно с выработки привычки общения с Богом, и затем вы сможете работать над закреплением этой привычки.

Не опускайте руки. Не расстраивайтесь, если вы пропустили один день или даже неделю. Вернитесь к началу и вырабатывайте привычку. То, что поначалу кажется трудным для запоминания, впоследствии станет естественным, как дыхание.

Бегите, чтобы получить награду!

Миллионы разных вещей готовы забрать ваше время и внимание, и в большинстве своём это неплохие вещи. Но нет ничего важнее ваших отношений с Богом. Я верю, что вы посещаете поместную церковь и посвящаете время еженедельному совместному поклонению. Но, надеюсь, поклонение Богу в вашей жизни не сводится лишь к посещению богослужений, где вы слышите Божье Слово и молитесь Ему. Господь предоставляет вам уникальную возможность личных отношений с Ним. Он зовёт вас слушать Его слова и обещает услышать каждое ваше слово, когда вы воззовёте к Нему. Почему вы отказываетесь от этой привилегии? Если вы хотите получить награду за свой забег, вам необходимо личное общение с Богом.