Отец Анатолий Денисов

ИРИНАРХ (ДЕНИСОВ)

Архимандрит Иринарх (Денисов)

Иринарх (Денисов) (род. 1965), архимандрит, настоятель храма Архангела Михаила в Михайловской Слободе Раменского района Московской области, член Епархиального отдела по реставрации и строительству

В миру Денисов Игорь Викторович, родился 16 мая 1965 года в городе Москве. Из потомственной единоверческой семьи, происходящей из Киржачского района Владимирской области, но позже переехавшей в Москву.

В 1983 году окончил среднюю общеобразовательную школу.

С детства ходил в Никольский единоверческий храм, что на Рогожском кладбище, где, по его словам, на него огромное влияние оказали монахини единоверческого Всехсвятского монастыря . В 1988 году был уставщиком этого храма.

30 августа 1988 года члены единоверческой общины обратились к управляющему Московской епархией митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию с просьбой о рассмотрении кандидатуры Игоря Денисова на должность настоятеля открывающегося единоверческого храма Архангела Михаила.

8 апреля 1989 года пострижен в монашество митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием (Поярковым) с наречением имени в честь преподобного Иринарха, Затворника Ростовского в Преображенском надвратном храме Новодевичьего монастыря города Москвы, на следующий день им же рукоположен в сан иеродиакона. По др. данным, 26 апреля 1989 года митрополит Коломенский Ювеналий постриг его в иночество старым чином (по Требнику 1637 года), рукоположил во диакона, а позже — в священноиноки .

16 апреля 1989 года рукоположен в сан иеромонаха тем же архиереем в Успенском храме Новодевичьего монастыря.

17 апреля 1989 года назначен настоятелем вновь открытого единоверческого храма Архангела Михаила в Михайловской Слободе Раменского района Московской области.

В 1999 году возведен в сан игумена.

В 2000 году окончил Московскую духовную семинарию.

В 2014 году возведен в сан архимандрита.

День тезоименитства — 26 января.

Награды

Церковный

  • орден князя Владимира III степени (1988)
  • набедренник (1990)
  • наперсный крест (1994)
  • орден князя Даниила Московского III степени (2000)
  • палица (2005)
  • орден преподобного Сергия Радонежского III степени (2005)
  • медаль святого первоверховного апостола Петра (2006)
  • медаль «1020-лет Крещения Руси» (2008)
  • орден преподобного Андрея Рублева III степени (2009)
  • крест с украшениями (2010)
  • медаль «В память 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года» (2012)
  • орден преподобного Серафима Саровского III степени (2015)
  • медаль «За усердное служение» I степени (2016)
  • медаль «В память 100-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви» (2017)
  • орден святого Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского II степени (2017)

Светские

  • медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (22 октября 2015)

Использованные материалы

Предстоящие юбилеи май 2015 г. // Московские епархиальные ведомости. 2015. — № 4 —

См. Доборонравов Олег (послушник). Единоверцы — кто они? // Журнал МДА и С. 1996. — № 3 (3) — С. 4

Протоиерей Анатолий Затовский — известный киевский священник, многолетний настоятель Макариевского храма на древней Юрковице-Татарке (с 1984 по 2006 гг.), председатель Всеукраинского православного педагогического общества, длительный период исполнял обязанности благочинного Второго шевченковского благочиния Киева, сейчас несет послушание духовника Северного викариатства столицы. 1 июня 2015 г. отцу Анатолию исполнилось 70 лет. Мы побывали в гостях у батюшки.

Духовная преемственность

Анатолий Затовский родился в семье потомственных священнослужителей: его отец Леонид Затовский († 1990), дядя Всеволод Затовский, дедушка Михаил Затовский († 1953) – были почитаемыми в народе пастырями. А дядя отца — протоиерей Иоанн Затовский принял мученическую кончину — расстрелян в 1938 г. в Черкассах и в 1998 г. причислен к лику святых новомучеников.

— Отец Анатолий, от имени многочисленных читателей разрешите поздравить Вас 70-летием и задать Вам первый вопрос: что самое сложное в служении священника?

— Каждый священник, когда его рукополагают, знает, что это рукоположение идет из глубины веков — от святых апостолов Христовых. Когда я стоял перед престолом Божиим, просто молился и испытывал благоговение и страх Божий. В народе говорят: самое сложное — Богу молиться и досмотреть родителей до смерти. Очень важно и вместе с тем очень сложно быть образцом христианского благочестия для паствы, для семьи и вообще для окружающих людей. Предстоять у престола — большая ответственность и огромный труд. Но мне, наверное, было легче начинать служение, чем другим, т. к. в церковной атмосфере я находился со дня рождения. Папа, дедушка, дядя — все в нашей семье были священниками. И я рос среди них, слушал их разговоры, прислуживал в алтаре, в сердце слагая их мудрые мысли и советы. Все они были для меня образцами для подражания. Да и родился я, когда отец в храме служил молебен: он вернулся домой, и я тут поспел…

Строящийся духовно-просветительский центр Макариевского прихода и дом инвалидов

— Время их служения было и временем исповедничества, гонений и мученичества…

— Это правда. Дедушка мой, отец Михаил, когда в 1930-х годах начались массовые аресты, взял кусок хлеба и пошел в Медведовский монастырь, который в то время был превращен в лесопилку, где устроился на работу. Таким образом и переждал лихое время. Вернулся оттуда в 1941 г. и стал служить в Липянке Шполянского района, где учительствовал мой отец. А чтобы отец после семилетки смог продолжить образование (для сына священника тогда все дороги были закрыты), нашей семье пришлось пойти на хитрость: папу усыновила его родная тетя. Поменяв фамилию, он поступил в Черкасское медучилище. Однако скоро «товарищи» по учебе его разоблачили, и он был отчислен из медучилища. Через некоторое время отец поступил на рабфак, потом в Черкасский пединститут, после окончания которого преподавал в школе физику и математику.

Старинный Макариевский храм

Отец рассказывал, как во время работы в школе он закрывался в кабинете физики, вроде бы для подготовки уроков, а сам молился. А на большие праздники — Пасху, Рождество — шел далеко в поле, где никого не было, и пел праздничные богослужения. Душа требовала молитвы. В 1942 г. он был рукоположен, в 1947 г. заочно окончил Одесскую духовную семинарию, а в 1955 г. — Ленинградскую духовную академию. Отец и сейчас остается для меня образцом для подражания.

О том, как молодой ученый стал священником

— Батюшка, Вы стали священником не сразу, сперва получили светское образование и занимались наукой. А потом оставили стезю ученого и приняли сан. Что способствовало такому решению в непростое советское время?

— Я любил учиться. Мог закончить школу с золотой медалью, но учитель по истории срезал меня, как я узнал потом, чтоб сын священника не был золотым медалистом. Получил серебро. С 1963 по 1970 гг. я учился в гидрометеорологическом институте в Одессе. Это было время так называемого «хрущевского гонения». Я видел, как закрывали храмы, монастыри. Человек полетел в космос — до веры и Христа никому дела не было. И все же огоньки веры теплились. Ведь веру нельзя уничтожить. В некоторых домах сохранилось Священное Писание. Многие переписывали его вручную. Мой дедушка отец Михаил переписал в 1941 г. Требник и Минею. Теперь это наши семейные реликвии.

Да, я постигал научные знания, но одновременно переживал за судьбу Церкви. Я работал научным сотрудником в НИИ и ходил в храм Божий. Хотя видел, что большинство населения в нашей стране не верило в Бога, все же решил стать на этот путь. Это было непростое решение. Я понимал: в стране есть кому заниматься научной деятельностью и никто этому не претит. А вот кто будет нести слово Божье людям, когда уйдет старшее поколение? Я молился, поехал к отцу за советом и получил его благословение посвятить свою жизнь служению Церкви Христовой. Рекомендацию мне написал благочинный Черкасского округа отец Евгений Барщевский.

4 января 1976 г. состоялось рукоположение в сан диакона, затем было служение во Флоровском монастыре г. Киева. В том же году наш ныне почивший Блаженнейший Митрополит Владимир, тогда ректор Московской духовной академии, сумел принять две группы на стационар и впервые 100 человек — на заочное отделение. Ведь до этого в Москве, Ленинграде и Одессе набирали группы по 30 человек, т. е. на всю страну получалось 90 семинаристов. Власти рассчитывали, что постепенно само понятие «священник» исчезнет: старые умрут, а заменить их будет некем. В те годы один священник окормлял как правило по два-три прихода одновременно. В одно воскресенье служил на одном приходе, другое – на другом и так далее.

— Как отнеслась к Вашему решению жена, ведь вы вместе работали и перед вами была открыта карьера ученых? Какие трудности встретили вы сообща?

— Карьеру скорее могла сделать моя матушка Надежда, это точно. Она закончила ВУЗ с красным дипломом, поступила в аспирантуру, начала работать над диссертацией. Директор нашего исследовательского института был ее научным руководителем. И вот она, я считаю, совершила подвиг: решила посвятить себя Церкви и семье, стать моим многолетним помощником и активным приходским деятелем. Это был вызов, брошенный тому советскому времени. Многие «друзья» в кавычках стали избегать нас. Помню, некоторые бывшие сослуживцы отворачивались при встрече, переходили на другую сторону улицы. А некоторые «подруги» втихаря нашептывали матушке, мол, брось своего попа, зачем он тебе нужен? Он же тебе всю жизнь ломает! И так далее…

Запомнился мне и такой эпизод, иллюстрирующий отношение к духовенству в атеистическом обществе. Ехал я как-то в метро в подряснике с одним батюшкой из Флоровского монастыря, Николаем Запорожцем, и словил на себе ненавистный взгляд одного пожилого дядечки, видимо, закоренелого атеиста. При выходе он бросил нам: «Дали б мне автомат, я бы расстрелял вас!» Такие были времена.

Время перемен

— Батюшка, если сравнивать то и нынешнее время в приходской жизни, в чем разница?

— Особенно важным поворотом в судьбе Православной Церкви, как и в жизни всего общества, стало празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988 году. Интеллигенция, ученые, простой народ потянулись в храм за глоточком свежего воздуха. Многие осознали впервые, что история, культура, письменность нашего отечества начинается отнюдь не с 1917 года. Только в нашем маленьком храме одновременно крестились по 30 человек взрослых. Все газеты и журналы освещали празднование юбилея Крещения Руси. В 1989 г. на митинге в Быковне я впервые служил панихиду по жертвам Сталинских репрессий. Было море людей. Представители Церкви перестали быть инородным телом.

Слава Богу, в начале 1990-х наступило время, когда священников стали приглашать в институты, школы, даже в детские сады. Стали открываться новые храмы. Если 30 лет назад в Киеве было всего восемь храмов и два монастыря, то сейчас в Киеве более 100 храмов, а в нашем районе около 30-ти. Важно было найти тропинку в школу, где еще долгое время господствовала советская, по сути — атеистическая идеология. В 70–80-х годах 90 процентов прихожан были люди преклонного возраста, а сейчас много молодых людей, молодых семей. В 80-х годах на Пасху после «сигнала» старосты: «Приехал уполномоченный» — мы прятали детей под столами, накрытыми скатертями, а сейчас на праздничных и воскресных Литургиях дети составляют чуть ли не половину причастников.

— Какие традиции сохраняются в Макариевской церкви?

— Неизменным в храме остается память об отце Георгии Едлинском, сыне профессора-священномученика Михаила Едлинского. Отец Георгий обладал огромным авторитетом в Киеве и далеко за его пределами, к нему ехали люди со всего бывшего Союза. Особенно он почитаем среди интеллигенции, которая тайно от властей исповедовала веру во Христа. Сейчас мало осталось в живых его духовных чад. Единицы помнят батюшку, а дух его незримо присутствует среди нас. В домике, где сейчас воскресная школа, есть комната, в которой он спал, молился, читал, готовился к проповеди. Здесь и его портрет. А главное, остались традиции и порядки, которые были при нем. Нам удалось сберечь атмосферу, заложенную отцом Георгием. Богослужения в нашем храме неспешные, часто по пятницам совершаются заупокойные службы — парастасы.

— Наверняка Вам приходилось убеждаться в помощи небесного покровителя храма?

— Расскажу лишь один эпизод. После того как Свято-Макариевскую церковь трижды ограбили, мы вынуждены были спрятать икону этого святого в сейф. В ту самую неделю, когда ее снова вынесли на середину храма, разразилась сильная гроза. Через окно к нам влетела шаровая молния: она пронеслась над верующими, поднялась вверх, ударилась в купол и взорвалась. По идее, наша деревянная церковь должна была вспыхнуть как спичка и сгореть. Но, к счастью, только треснула верхняя балка и обуглилась электропроводка. Мы отслужили благодарственный молебен святому Макарию. С тех пор каждый четверг во время чтения акафиста выносим его икону, чтобы каждый прихожанин мог к ней приложиться.

Встреча с заключенными Лукьяновской тюрьмы

Священномученик Макарий, мощи которого находятся ныне в плену у раскольников в захваченном Владимирском соборе, покровитель не только нашего храма, но и всей Украины. Он отдал свою жизнь в алтаре, не побоявшись набега кочевников, не прервал божественную службу. И не одно столетие православные верующие по молитвам этого святителя-мученика получают великую помощь.

Священство – великая ответственность

— Вам, как духовнику, приходится сталкиваться с разными судьбами? Ведь это трудно – исповедовать души людские?

— Знаете, каждый человек на исповеди — это душа перед любящим Богом, Который готов простить и спасти человека, но многое зависит от желания и искренности самого человека. Задача священника – помочь человеку в этом. Были разные случаи. Например, однажды пришел человек на исповедь и сказал, что ему предлагают огромные деньги, чтобы он совершил тяжкое преступление. Мы много говорили с ним, много молились. И, слава Богу, он отступился от злых соблазнов. Неоднократно, да и сейчас особенно из-за тяжелого положения в стране, приходят люди, молодежь в большинстве, разуверившаяся в ценностях жизни. В состоянии тяжелых депрессий. И нужно великое терпение и усиленная молитва к Господу, чтобы вернуть таким людям жизненный оптимизм. Приходит на исповедь человек с изломанной душой, и нужно найти такие слова, чтобы его согреть. И когда потом видишь, как после исповеди, причастия просветляются лица людей — испытываешь необыкновенную радость.

— Отец Анатолий, что бы вы пожелали нынешнему поколению духовенства?

— Никогда не забывать о том, что путь священника всегда тернист. Что служение Богу и людям – это тяжелый крест. И если мы не отдаем всего себя священническому служению, не жертвуем собой, своим временем, своими силами, а если нужно – и жизнью – значит мы плохие последователи Христа. Сейчас, в силу современных информационных технологий священник будто под рентгеновским лучом. Мало того, его всячески стремятся опорочить, найти какие-то изъяны, дефекты, оклеветать. Это не открытая форма гонений, но что-то похожее на нее. Поэтому каждый день нужно начинать с молитвы о том, чтоб Господь дал силы быть достойным пастырем, чтобы люди видели, что мы Его достойные служители, и они стремились бы в храмы Божьи. От нашего служения зависит состояние Церкви на земле, а значит – и дело человеческого спасения.

Сайт Киевской Митрополии УПЦ

Отец Анатолий – экстремист (+ФОТО)

Сегодня исполнилось 55 лет замечательному сельскому пастырю, протоиерею Анатолию Денисову. Долгие годы батюшка был знаком с архимандритом Павлом (Груздевым), от которого унаследовал необыкновенно ласковую манеру общения. Доброе слово отца Анатолия, растворенное тихим юмором и приправленное евангельской солью, привело в Церковь множество людей всех возрастов и профессий.

Мы от всей души поздравляем отца Анатолия с 55-летием и желаем ему крепости духа, многих сил и огромного любящего сердца, способного вместить всех встречающихся на его пути людей.

В этот день мы публикуем небольшой фоторепортаж Владимира Ештокина, проведшего несколько лет назад с отцом Анатолием пару многохлопотных дней на Рыбинском водохранилище, в Брейтово, Сить-Покровском и Прозорово, где батюшка служит последние 15 лет.

***

Отец Анатолий с прихожанкой

Отец Анатолий Денисов из села Прозорово мечтает спустить воду из Рыбинского водохранилища:

– Рыбинское водохранилище – это язва на теле не только нашего края, но и всей России. Многочисленные беды и напасти будут сопровождать нас до тех пор, пока оно существует…

Отец Анатолий – мозг и сердце всей жизни в Брейтовском районе. В его груди, кажется, спрятан маленький вечный двигатель – такой неуемной энергией обладает батюшка. Его стараниями открыта в Прозорове воскресная школа для детишек, которую с удовольствием посещают и взрослые. Отец Анатолий восстанавливает разрушенные храмы, один из которых был построен в конце XVIII века в память о битве на реке Сить, в которой русские воины потерпели сокрушительное поражение от монголо-татар.

В Прозорово

А еще отец Анатолий – благочинный Брейтовского района, а это значит, что на его попечении находятся все бабушки, разбросанные в полупустых деревнях по всему району. А еще отец Анатолий строит храм в Брейтово на берегу Рыбинского водохранилища. В храме еще нет крыши, а службы уже идут.

Главной заботой отца Анатолия является сохранение памяти о городе Молога, затопленном водами Рыбинского водохранилища, о многочисленных деревнях, о погибших храмах. О людях, в одночасье потерявших свою малую родину и вынужденных искать пристанище…

– Рыбинское водохранилище начали строить в 1935 году с великой целью – обеспечение экономического роста молодого социалистического государства, остро нуждавшегося в дешевой электроэнергии. С началом этого строительства началась новая, а точнее – закончилась старая страница в жизни Мологского края – богатейшего края, расположенного в междуречье рек Волга, Молога и Шексна. Ушли под воду прекрасные заливные луга и пастбища, многочисленные села и деревни, тысячи и тысячи людей были сорваны со своих мест. Тех, кто сопротивлялся, силой вывозили из родных домов, несогласных отправляли на «стройку века». От отчаяния люди привязывали себя к неподвижным предметам, чтобы погибнуть под натиском наступающей воды, предпочтя смерть в родном доме насильственному выселению…

Вода размывает могилы на городском кладбище, выбрасывает на поверхность крестики, кости… Батюшка собирает эти страшные находки.

Осенью, когда уровень водохранилища опускается настолько, что обнажаются километровые отмели по берегам, выходят на поверхность улицы Мологи – остатки мостовых, фундаменты домов и храмов. Тогда отец Анатолий берет лодку и отправляется в город, которого нет. Вода размывает старые фундаменты, могилы на городском кладбище, выбрасывает на поверхность монеты, крестики, кости… Батюшка собирает эти страшные находки, отвозит их к себе. Косточки захоранивает на сельском кладбище, а монеты и крестики собирает в отдельную коробку – отец Анатолий хочет создать в своем селе музей Мологского края.

– В апреле 1941 года строительство было завершено, и началось наполнение чаши водохранилища. Наступавшая вода поглощала то, что не удалось спасти при выселении. Уходили под воду дома, кладбища, уникальные заливные луга и пастбища. Уходили под воду древние храмы и монастыри. Было затоплено более 700 сел и деревень, 140 храмов, три монастыря. Ушел под воду город Молога – древняя княжеская столица; затоплено три четверти города Весьегонска. Перенесено было на новое место старинное село Брейтово, стоявшее при впадении легендарной реки Сить в Мологу. Ушли под воду монастыри: Югская Дорофеева пустынь, Мологский Афанасьевский монастырь, Леушинский Иоанно-Предтеченский монастырь. 130 тысяч человек оказались вынужденными переселенцами. Полное затопление завершилось к 1947 году. Над всей затопленной территорией, дважды превышающей по площади Люксембург, наступила мертвая тишина…

Часовня на берегу Рыбинского водохранилища

Стоит на берегу водохранилища часовенка, выложенная из красного кирпича. Стоит рядом с ней крест, на кресте колокол. Только раз в году звенит колокол, только раз в году собираются здесь люди. Бывшие мологжане, их дети и внуки и все те, кому не безразличны их судьбы. В память о давних событиях построил отец Анатолий эту часовню.

Звонница рядом с часовней

– Долгое время тема затопления Мологи была запретной. В стране победившего социализма запрещалось рассказывать о трагедии народа, потерявшего родину. Вслух о Мологе заговорили только в середине восьмидесятых годов. А в 1992 году мологжане впервые собрались на развалинах погибшего города – в тот год уровень воды опустился очень низко…

Тема спуска воды Рыбинского водохранилища, столь милая сердцу отца Анатолия из Прозорова, заслуживает внимания по многим причинам. В энергетическом плане это самое неэффективное водохранилище среди волжских ГЭС – по площади оно занимает второе место, а по энергетической мощности последнее. Но заметно его влияние на экологию района. Рыбинское водохранилище является своеобразной кухней погоды, формируя климат на огромной территории. Сторонники снижения уровня водохранилища уповают, прежде всего, на возможность возрождения Мологи, возрождения древних храмов и монастырей, не задумываясь о последствиях, не понимая того, что сила воздействия от спуска воды будет такой же, что и в далекие годы строительства, только со знаком минус. И уж точно никто из тех, кто ратует за слив водохранилища, в том числе и отец Анатолий, не сможет спрогнозировать последствия.

В небе над ночным Рыбинском висит крест. Подсветка Спасо-Преображенского собора устроена таким образом, что тень от колокольни отражается на тучах, низко нависающих над городом, в форме креста. И хотя это всего лишь оптическое явление, кажется, что появление его в небе над Рыбинском не случайно. Это напоминание нам о тех далеких событиях, эхо которых слышится до сих пор.

В Брейтовском районе священник строит деревянный город

В самый разгар сезона в Брейтовский район туристов решили привлекать не только экологически чистыми лесами, реками и озерами. За месяц в селе Прозорово вырос целый дровяной город. Здесь даже трактор — это умело сложенная поленница. Кто стал автором этого необычного проекта, и с каким знаком теперь в районе все фотографируются — наш сюжет.

Священник, который строит целый город. На реализацию своей задумки отец Анатолий уже заказал более двухсот кубометров дров. Вот здесь уже выложил русскую печь, из бревен появился трактор, стоги, заборы и уже возводятся домики. А еще, чтобы не потеряться в небольшом Прозорове и специально для туристов установил указатель. Где Париж, где Лондон — и сколько до них километров. В Брейтовской глубинке теперь это знак, с которым все фотографируются.

— Дровяная деревня. Тут у нас и блины будут печь, и печки будут, и сцена, домики, копна и трактор, сани, телега. Все это с дровами связано. Мне предлагали велосипед из дров сделать. Все, что связано с деревней,- говорит Анатолий Денисов, благочинный Брейтовского района, настоятель храма Михаила Архангела села Прозорово

Трудится благочинный и днем и ночью. Затеял он этот проект не столько для красоты, сколько для пользы всего района. Дровяным городом хочет привлечь внимание газовиков. К слову, опыт в создании подобных инсталляций у священника есть. Ко дню космонавтики даже ракету из дров создавал.

— Мы раньше тоже занимались разными формами поленниц. На территории храма строили пирамиды, ракету по случаю полета Юрия Гагарина, слоны у нас были. В этом году решили поднять русскую, деревенскую тематику, сделать трактор, копну и еще всякие разные фигуры,- говорит Анатолий Денисов.

Брейтовцы делают ставку на эко-туризм. Свежий воздух, отличная рыбалка, а теперь и новая визитная карточка района — дровяной город.

брейтово233