Освобождение Болгарии

Как Россия освободила Болгарию, Сербию и Черногорию от турецкого ига

Ровно 140 лет назад — 3 марта 1878 года — был подписан мирный договор в Сан-Стефано между Российской и Османской империями, положивший конец русско-турецкой войне. Результатом стало появление на карте мира новых независимых государств — Болгарии и Черногории, также было открыто международное судоходство по Дунаю. Эта дата является крайне значимой для целого ряда балканских государств: Сербии, Черногории, Румынии, но самой важной годовщина подписания документа остается для болгарского общества. В этом государстве 3 марта официально считается Днем независимости и является нерабочим днем.

Реклама

Османская империя владела болгарскими, сербскими, а также рядом черногорских и румынских территорий с 1382 года. При этом для христианской части населения этих земель были введены жесткие ограничения прав и свобод. Христиане облагались жестким налогом, не могли полноценно распоряжаться своим имуществом, не имели права на личную свободу.

В частности, турецкие власти без колебаний могли забирать в младенчестве детей христиан для работы в Османской империи, при этом родителям запрещалось потом видеться со своими сыновьями и дочерьми. Более того, одно время турки имели право первой ночи на христианок, желавших вступить в брак с другими христианами.

В довершение всего в большинстве городов Болгарии и Боснии и Герцеговины христианам было запрещено проживать на определенных землях.

Эта политика привела к ряду выступлений против турецкого владычества в XIX веке. В конце того столетия одновременно вспыхнули восстания сербов-христиан в Боснии, а также Апрельское восстание в Болгарии в 1875-1876 годах. Все эти выступления были жестко пресечены Турцией, причем особенной безжалостностью турки отличились именно при подавлении Апрельского восстания, когда, согласно документам, на 30 тысяч от общего числа убитых в ходе разгона восставших лишь 10 тысяч были так или иначе вовлечены в боевые действия против Османской империи, остальные же были либо родственниками, либо знакомыми бунтовщиков. Помимо убийств, турецкие военные и иррегулярные формирования отметились массовыми грабежами домов болгар и изнасилованиями болгарских женщин. Этим событиям была посвящена картина русского художника-передвижника Константина Маковского «Болгарские мученицы», написанная в 1877 году.

События на Балканах в то время вызвали возмущение в обществе разных стран мира. Этому способствовали статьи американского военного корреспондента Януария Мак-Гахана, который написал для газеты Daily Mail серию репортажей о преступлениях турок против болгар обоих полов.

Ряд выдающихся политиков и творческих деятелей конца XIX века выступили с осуждением политики Стамбула. Среди них были писатели Оскар Уайлд, Виктор Гюго, ученый Чарльз Дарвин, политик и революционер Джузеппе Гарибальди.

Однако сильнее всего действиями властей Османской империи возмутилось русское общество, в котором вопросы притеснения славян на Балканском полуострове традиционно воспринимались болезненно.

Восстание в Боснии и Болгарии получило широкое освещение в печати. В российских православных храмах и в редакциях газет начался сбор средств для помощи восставшим, общественные организации помогали принять болгарских беженцев, кроме того, на Балканы отправились десятки добровольцев, вступивших в боевые действия против осман. Некоторое время российское правительство пыталось отказаться от прямой войны с Турцией, так как в России еще не завершилась военная реформа, да и экономическое положение было не слишком благоприятным.

В декабре 1876 года Россия, Англия, Франция и Турция провели конференцию в Стамбуле, где российская сторона потребовала от турок признания автономии Болгарии и Боснии под протекторатом мирового сообщества. Османская империя от этого демонстративно отказалась. И в апреле следующего года под давлением общественного мнения и ряда политиков Россия объявила Турции войну.

Она с самого начала складывалась для России крайне непросто. С большим трудом русские войска переправились через Дунай. Кроме того, турецким сторонникам удалось поднять восстание в Абхазии, Чечне и Дагестане. В результате почти все черноморское побережье на абхазской территории оказалось взято турками к весне 1877 года. Для подавления этих выступлении российские власти были вынуждены перебросить подкрепление с Дальнего Востока.

На Балканах для российской армии боевые действия также шли тяжело: сказывались нехватка современного орудия и проблемы со снабжением армии продовольствием и медикаментами. В итоге выиграть ключевое сражение войны и взять город Плевна русским войскам удалось лишь через несколько месяцев после ее начала. Тем не менее, русским войскам при поддержке добровольцев из числа болгар, румын и сербов удалось освободить от турецкого владычества всю территорию Болгарии, часть Боснии и Румынии. Подразделения генерала Михаила Скобелева заняли Адрианополь (современный Эдирне) и вплотную подошли к Стамбулу. В плену у русских оказался главнокомандующий турецкой армии Осман-паша.

Война нашла широкий отклик в российском обществе. Множество людей отправились участвовать в боевых действиях добровольно. Среди них были известные люди, в том числе врачи Николай Склифосовский, Николай Пирогов, Сергей Боткин, писатели Всеволод Гаршин и Владимир Гиляровский.

Принял участие в боевых действиях и командир 13-го Нарвского гусарского полка русской армии Александр Александрович Пушкин — сын великого русского поэта и прозаика.

После целого ряда военных неудач Турция была вынуждена в спешном порядке заключить с Россией мир. Он был подписан в западном пригороде Стамбула Сан-Стефано (сейчас носит название Ешилькёй). С российской стороны договор подписали бывший русский посол в Турции граф Николай Игнатьев и начальник дипломатической канцелярии главнокомандующего русской армии на Балканах Александр Нелидов. С турецкой — министр иностранных дел Савфет-паша и посол в Германии Саадуллах-паша. В документе провозглашалось создание независимого государства Болгария, княжества Черногория, существенное увеличение территорий Сербии и Румынии. При этом Болгария получала ряд территорий Турции, на которых жили болгары до османского нашествия на Балканы: болгарская территория простиралась от Черного моря до Охридского озера (современная Македония). Кроме того, Россия получала ряд городов в Закавказье, образовывалась автономия Боснии и Албании.

Однако с положениями документа не согласился ряд европейских держав, в первую очередь — Великобритания. Английская эскадра подошла к Стамбулу, возникла серьезная угроза войны Соединенного Королевства с Россией. В итоге был заключен новый договор в Берлине, получивший название Берлинский трактат. По нему Болгария была разделена на две части, в одной провозглашалось независимое государство со столицей в Софии, а о втором провозглашалась автономия, но в составе Османской империи. Также Сербии и Румынии пришлось отказаться от некоторых приобретений Сан-Стефанского договора, часть Закавказских приобретений была вынуждена вернуть и Россия. Однако она оставила себе исторически армянский город Карс, который был активно заселен русскими переселенцами.

Также по Берлинскому соглашению Австро-Венгрия получила право установить протекторат над Боснией и Герцеговиной, что со временем стало одним из поводов для Первой мировой войны.

«Освободительная война 1877-78 годов считается рядом историков самой справедливой, так как после жестокого подавления Апрельского восстания именно общеславянский подъем стал ее движущей силой. Эту освободительную войну начал, по сути, народ, он же ее и выиграл. А Сан-Стефанский договор зафиксировал независимость Болгарии в ее исторических границах. Однако военная победа России тогда обернулась дипломатическим поражением и Российской Империи, и Болгарии», — рассуждает в беседе с «Газетой. Ru» посол Болгарии в России Бойко Коцев.

По его словам, это было связано, в том числе, и с тем, что Сан-Стефанский мир разрабатывали одни люди, прежде всего, граф Игнатьев, а в Берлин на переговоры была отправлена другая делегация — во главе с графом Михаилом Горчаковым. «Находясь в преклонном возрасте и не имея информации от своих послов, часть из которых занимались не столько государственными, сколько личными делами, он не смог защитить интересы России, в результате чего она потеряла ряд достижений войны. Сказалось это и на Болгарии, которая некоторые свои исторические земли потеряла в результате Берлинского диктата, как мы его прозвали, навсегда. Тем не менее, мы помним о тех, кто внес свой неоценимый вклад в становлении болгарского государства, и с тех пор граф Игнатьев, разработавший проект Сан-Стефанского соглашения, считается национальным героем Болгарии», — заключил Коцев.

Некоторые историки полагают, что причиной подписания Санкт-Петербургом Берлинского соглашения стала неготовность России воевать с Англией. В результате сражений войны 1877-1878 годов погибло 15,5 тыс. русских солдат и офицеров, порядка 3,5 тыс. болгарских добровольцев, кроме того, были убиты 2,5 тысячи ополченцев из Сербии и Черногории.

Болгары думают по-разному

Несмотря на то, что дата заключения Сан-Стефанского договора является одним из главных национальных праздников в Болгарии, сейчас в интеллектуальной и политической элите страны появились люди, которые стали выступать за изъятие упоминаний этого события из болгарских учебников по истории. «В Болгарии есть определенная прослойка людей, которые выступают за самое широкое сотрудничество с рядом стран Европы и с США, а вот о роли России предпочитают забыть.

Я хорошо помню мой разговор с одной активисткой. Она при мне возмущалась, что в Болгарии вообще посмели ставить памятники русским солдатам, они, дескать, оккупанты и убивали болгар, а не защищали. И когда в Болгарию приезжал русский Патриарх, она прямо тряслась от гнева, крича: «Къква наглост! Къква наглост!!!» (Какая наглость — болг.). Оказывается, Патриарх поимел «наглост» называть русских и болгар единым народом.

«Они, эти русские, через церковь снова хотят оккупировать Болгарию!», — почти кричала она. Я посмел возразить, что он имел в виду славянское братство, а она на это ответила, что, мол, это не имеет значения», — рассказал «Газете.Ru» путешественник и балканист Данко Малиновский, имеющий русские и македонские корни.

Некоторые болгарские общественные деятели признают, что в стране есть люди, не признающие значение Сан-Стефанского договора в болгарской истории, но подчеркивают, что они находятся в меньшинстве.

«В Болгарии есть такие люди, это примерно 4% от нашего общества, которые пытаются придать этому событию политический и экономический привкус, пытаются показать, что тогда Россия преследовала цель выйти к Босфору и Дарданеллам, а освобождение болгар ее не интересовало», — говорит «Газете.Ru» председатель Болгарского национального движения «Русофилы» Николай Малинов. Он подчеркнул, что подавляющее большинство болгар имеют совершенно иную позицию на сей счет. «Не будем забывать, что Россия после освобождения Болгарии фактически создала болгарский флот и армию, создала конституцию нашей страны и заложила основы нашей государственности. Через два года после завершения войны 1877-1878 годов русские все это оставили нам и просто ушли, не потребовав ничего взамен. И, конечно, мы это не забыли. Сегодня на Шипкинский перевал, где произошло одно из ключевых сражений той войны, придут до 100 тыс. человек, которые почтят память погибших русских солдат и офицеров, а также болгарских ополченцев. Ожидается, что мемориал на Шипке посетит и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл», — добавил Малинов.

Шипка Болгария

Шипка в Болгарии это вершина высотой 1523м. в Балканских горах, также это маленький город и знаменитый Шипкинский перевал через Балканы.

Шипка — гора

Первоначальное имя вершины Свети Николай. В 1954 г. по решению болгарской коммунистической партии она была переименована на Столетов, в честь генерала Столетова — руководителя обороны Шипки. Но первое имя генерала тоже Николай и народ продолжал называть вершину по-старому. В 1977 г. имя снова было изменено, в этот раз на Шипка, несмотря на то, что возвышение с таким названием уже есть. Ныне вершина и ее окрестности — национальный парк-музей. На самой вершине возвышается Памятник свободы. Воздвигнут в 1934 г. на добровольные пожертвования болгарского народа.

Шипка — город

Город Шипка, расположен у южного подножия Балканских гор, перед самым входом на Шипкинский перевал, в 12 км от г. Казанлык. У города Шипка находится один из самых святых памятников болгаро-русской дружбы — Храм-памятник Рождества Христово.

Шипкинский перевал

Ши́пкинский перева́л, (болг. Шипченски проход) — горный перевал через Балканы. Высота — 1185 м. Через перевал проходит шоссе между городами Казанлык и Габрово, Велико Тырново. Перевал Шипка идёт по узкому отрогу главного Балканского хребта, постепенно повышаясь до горы св. Николая, откуда дорога круто спускается в долину Тунджи.
В настоящее время существует но не реализован проект тонеля Шипка.

История Шипки

Фракийцы населяли это место ещё в древние времена. Найдено множество археологических останков (гробницы, оружия, доспехи, монеты) того периода в окрестностях г. Шипка и Казанлык. В 1 в. до н. э. город был покорен римлянами. Когда турки захватили Болгарию в 1396 г., они создали в г. Шипке гарнизон для охраны и контроля Шипкинского перевала. В окрестностях Шипки и Шейново велись одни из самых кровопролитных боёв в русско-турецкой войне 1877—1878 г. (Оборона Шипки в войне за освобождение Болгарии от османского ига). Памяти павших посвящён Памятник свободы на горе Шипка (пик Столетова). В 1954 году на Ленфильме был снят художественный фильм Герои Шипки.

Оборона Шипки

Оборона Шипки — один из ключевых и наиболее известных эпизодов в русско-турецкой войне 1877-78 годов. После перехода русской армии через Дунай, главнокомандующий решил безотлагательно овладеть проходами через Балканский хребет, для дальнейшего движения вглубь Турции. Передовой отряд генерала Гурко, перейдя через Халиниойский перевал и разбив турок у деревни Уфланы и города Казанлыка, 5 июля приблизился с южной стороны к перевалу Шипка, занятому турецким отрядом (около 5 тыс. человек) под командованием Хулюсси-паши. В тот же день отряд генерала Святополка-Мирского атаковал Шипку с северной стороны, но атака была отбита. 6 июля генерал Гурко предпринял атаку перевала с юга и тоже потерпел неудачу. Тем не менее Хулюсси-паша, считая своё положение опасным, в ночь с 6-го на 7-е ушёл боковыми дорогами в город Калофер, бросив на своих позициях артиллерию. Затем Шипка была немедленно занята войсками князя Святополка-Мирского. После отступления передового отряда генерала Гурко из Забалканья, Шипка вошла в район южного фронта русской армии, вверенного охране войск генерала Радецкого, которые пришлось растянуть более чем на 100 верст; общий резерв расположился у Тырнова. Позиция, занятая русскими войсками на Шипке, совершенно не соответствовала тактическим требованиям: единственная её выгода состояла в её малодоступности. Растянувшись на несколько верст в глубину, по крайне узкому (25-30 саженей) гребню, она подвергалась на всём своём протяжении перекрёстному огню с соседних господствующих высот, не представляя ни естественных прикрытий, ни удобств для перехода в наступление. При всём том, в силу стратегических требований, необходимо было во чтобы то ни стало удерживать этот проход в наших руках. В начале августа 1877 года Радецкий имел основательные причины опасаться перехода армии Сулеймана-паши в северную Болгарию, по одному из восточных проходов, и наступления её на Тырново. Поэтому когда были получены тревожные известия (оказавшиеся впоследствии преувеличением) об усилении неприятельских войск против наших отрядов около городов Елены и Златарицы, то общий резерв был направлен (8 августа) к этим пунктам и таким образом удалился от Шипки на расстояние 3-4 больших переходов. Между тем Сулейман, после отступления генерала Гурко, задался целью овладеть Шипкой и к 8 августа сосредоточил против неё около 28 тысяч, при 36 орудиях. У нас в это время находились на перевале только Орловский пехотный полк и 5 болгарских дружин (всего до 4 тыс. человек), с 27 орудиями, к которым, уже во время боя следующего дня, прибыл из города Сельви Брянский полк, увеличивший число защитников Шипки до 6 тысяч. Утром 9 августа неприятельская артиллерия, заняв гору Малый Бедек, к востоку от Шипки, открыла огонь. Последовавшие затем атаки турецкой пехоты, сначала с юга, потом с востока, были все отражены нашим огнем. Бой длился весь день; ночью русским войскам, ожидавшим повторения атаки, пришлось укреплять свои позиции. 10 августа турки не возобновляли атак, и дело ограничивалось артиллерийской и ружейной перестрелкой. Между тем Радецкий, получив известие об опасности, угрожающей Шипке, двинул туда общий резерв; но он мог прибыть, и то при усиленных переходах, только 11-го числа; кроме того, приказано было идти на Шипку ещё одной пехотной бригаде с батареей, стоявшей у Сельви, которая могла подоспеть лишь 12-го числа. 11-е августа было самым критическим днём для защитников перевала. Бой начался с рассветом; к 10 часам утра наша позиция была охвачена противником с трёх сторон. Атаки турок, отбиваемые нашим огнем, возобновлялись с ожесточенным упорством. В 2 часа дня турки зашли даже в тыл нашего расположения, но были отброшены. В 5 часов турецкие войска, наступавшие с западной стороны, овладели так называемой Боковой горкой и угрожали прорвать центральную часть позиции. Положение защитников Шипки было уже почти безнадежным, когда наконец, в 7-м часу вечера, прибыла на позицию часть резерва — 16-й стрелковый батальон, поднятый на перевал на казачьих лошадях. Он немедленно был двинут к Боковой горке и при содействии других перешедших в наступление частей отбил её у неприятеля. Подоспевшие затем остальные батальоны 4-й стрелковой бригады под командованием генерал-майора Цвецинского дали возможность остановить напор турок на другие участки позиции. Бой окончился в сумерках. Войска наши удержались на Шипке, однако и туркам удалось сохранить своё, охватывавшее нас расположение; их боевые линии находились лишь в нескольких сотнях шагов от наших. В ночь на 12-е поднялась на Шипку 2-я бригада 14-й пехотной дивизии, с прибытием которой Радецкий располагал 20,5 батальонами, при 38 орудиях, а потому решился в следующий же день перейти в наступление, чтобы сбить турок с двух высот западного кряжа — так называемого Лесного кургана и Лысой горы, откуда они имели наиболее удобные подступы к нашей позиции и даже угрожали её тылу. Турки предупредили нас и на рассвете 12 августа атаковали центральные участки нашей позиции, а в 2 часа дня — и гору св. Николая. Они были отбиты на всех пунктах, но предпринятая нами атака на Лесной курган тоже не имела успеха. 13 августа Радецкий решился возобновить атаку на Лесной курган и Лесную гору, имея возможность ввести в дело больше войск, вследствие прибытия на Шипку ещё Волынского полка с батареей. В то же время Сулейман значительно усилил свой левый фланг. На протяжении всего дня (13 августа) шёл бой за обладание упомянутыми высотами; с Лесного кургана турки были сбиты, но их укреплениями на Лысой горе овладеть не удалось. Атаковавшие войска отошли к Лесному кургану и здесь, в течение вечера, ночи, и на рассвете 14 числа, были неоднократно атакованы неприятелем. Все атаки были отражены, но наши войска понесли настолько большие потери, что Радецкий, не имея свежего подкрепления, приказал им отступить на Боковую горку. Лесной курган был опять занят турками. В 6-дневном бою на Шипке у нас выбыло из строя до 3350 человек, в том числе 2 генерала (Драгомиров ранен, Дерожинский убит) и 108 офицеров; турки потеряли более чем в два раза больше. Никаких значительных результатов бой этот не имел; обе стороны остались на своих позициях, но наши войска, охваченные неприятелем с трёх сторон, по-прежнему находились в очень трудном положении, которое вскоре ещё значительно ухудшилось с наступлением осеннего ненастья, а потом зимних холодов и вьюг. С 15 августа Шипка была занята 14-й пехотной дивизией и 4-й стрелковой бригадой, под начальством генерала Петрушевского, Орловский и Брянский полки, как наиболее пострадавшие, были отведены в резерв, а болгарские дружины переведены к деревне Зелено Древо для занятия пути через Имитлийский перевал, обходящий Шипку с запада. С этого времени начинается «шипкинское сиденье» — один из самых тяжких эпизодов войны. Защитники Шипки, обречённые на пассивную оборону, заботились главным образом об укреплении своих позиций и об устройстве, по возможности, закрытых ходов сообщения с тылом. Турки тоже усилили и расширили свои фортификационные работы и непрерывно осыпали русскую позицию пулями и артиллерийскими снарядами. 5 сентября, в 3 часа ночи, они снова предприняли атаку с южной и западной сторон. Им удалось овладеть так называемым Орлиным гнездом — скалистым и обрывистым мысом, выдающимся перед горой св. Николая, откуда они были выбиты лишь после отчаянной рукопашной схватки. Колонна, наступавшая с запада (от Лесного кургана), была отражена огнем. После этого турки серьёзных атак уже не предпринимали, а ограничивались обстрелом позиции. С наступлением зимы положение войск на Шипке сделалось крайне тяжелым, морозы и метели на вершинах гор были особенно чувствительны, устроенные солдатами землянки плохо защищали от холода и сырости; в тёплой одежде ощущался большой недостаток, нередки были случаи замерзания часовых на их постах. Особенно ощутимы были эти лишения для войск, ещё не обтерпевшихся: три полка 24-й дивизии, незадолго перед тем прибывшие из России и посланные на смену частей, занимавших Шипку, в короткое время буквально растаяли от болезней. Вообще за время с 5 сентября по 24 декабря в шипкинском отряде выбыло из строя убитыми и ранеными всего около 700 человек, а больными — до 9,5 тысяч. Конец 1877 года ознаменовался и окончанием «шипкинского сиденья», последним актом которого была атака турецких позиций на дороге от горы св. Николая к деревне Шипка.

Транспорт

Добраться до вершины горы и музея можно как на машине, так и экскурсионным автобусом. Перед вершиной есть обустроенная стоянка, но можно подняться на машине и на сам пик, правда дорога очень крутая.

Достопримечательности:

Храм-памятник Рождества Христова (болг. Храм-паметник Рождество Христово)

Храм, называемый ещё Шипкинский монастырь — первый памятник болгаро-русской дружбе, на территории Болгарии. Находится на южной стороне Шипкинского перевала, в окрестности города Шипка. Внутри храма и на стенах открытых галерей установлены 34 мраморные плиты с названиями войсковых частей, участвовавших в боях за Шипку, а также именами русских солдатов и офицеров, и болгарских ополченцев, павших при обороны Шипки и в боях у городов Казанлык и Стара-Загора. В саркофагах в крипте храма покоятся останки героев. Колокола отлиты в России — на их производство российское военное ведомство выделило около 30 тонн стреляных гильз. Всего в храме 17 колоколов, самый большой колокол весит 11 643 кг и является личным подарком императора Николая II. Идея храма, его замысел принадлежит Ольге Николаевне Скобелевой, матери прославленного генерала Скобелева. Замысел стал всенародным делом, средства на его реализацию стекались от гражданских и военных организаций, многочисленных жертвователей, обыкновенных граждан России и Болгарии. Комитет по строительству возглавил граф Николай Павлович Игнатьев. Воля дарителей — храм создан для молитвенного поминовения воинов-освободителей, поэтому, как и собор кн. Александра Невского в Софии, он получил наименование «храма-памятника». Строительство началось в 1885 и окончилось в 1902. Храм-памятник состоит из церкви, монастырского корпуса, гостиницы для паломников, приюта и духовной семинарии. Храм крестокупольный, с квадратным наосом и тремя апсидами, высота колокольни 53,4 метра. Архитектор А.Томишко использовал мотивамы ярославской школы церковной архитектуры XVII в. Официальная церемония открытия состоялась 27 сентября 1902 г., граф Игнатьев произнёс торжественную речь, по случаю 25-ой годовщины шипкинской эпопеи. Специально для этого случая из России прибыла имперская делегация, в состав которой входили Михаил Иванович Драгомиров, Николай Григорьевич Столетов, Константин Чиляев, граф Михаил Павлович Толстой и другие. На территории Болгарии есть свыше 450 памятников, которые посвящены русским освободителям (так болгары называют всех участников русско-турецкой войны 1877—1878), но этот считается самым красивым и впечатляющим. 9 февраля 2005 г. храм-памятник Рождества Христова на Шипке передан в собственность Болгарской Православной Церкви. Президент России Владимир Путин посетил его вместе с болгарским президентом Георгием Пырвановым 3 марта 2003 г. (3 марта — это день подписания Сан-Стефанского мирного договора, который принёс свободу Болгарии после пятивекового османского ига.)

Памятник Свободы на перевале Шипка (болг. Паметник на свободата «Шипка»)

Памятник является мемориалом в память павших за освобождение Болгарии во время обороны перевала Шипка в русско-турецкой войне 1877-78 годов. Монумент расположен на пике Столетова, возвышающемся над перевалом. От автостоянки на перевале к монументу ведут 890 ступеней. Памятник открыт в 1934 году. Построен по проекту архитектора Атанаса Донкова и скульптора Александра Андреева на пожертвования болгарского народа. Мемориал представляет собой каменную башню в виде усеченной пирамиды высотой 31,5 м. Гигантский бронзовый лев, длинной 8 м и высотой 4 м, расположен над входом в башню, и фигура женщины символизирует победу над османскими войсками. На первом этаже находится мраморный саркофаг с останками нескольких погибших при обороне. Есть еще четыре этажа, где расположена экспозиция болгарских военных флагов и других реликвий. С верхней части башни отрывается захватывающий вид на перевал Шипка и окрестности. Каждый август возле памятника проводится историческая реконструкция событий 1877 года. Важной частью мероприятия является панихида по погибшим здесь русским, белорусским, украинским, румынским и финским воинам, а также болгарским ополченцам. Им отдаются воинские почести, государственные руководители и люди Болгарии возлагают к памятнику на вершине холма венки из живых цветов в знак своей благодарности.

«Эта битва предрешила исход войны»: как русские и болгары обороняли Шипкинский перевал от османов

Взятие и успешная оборона Шипкинского перевала сыграли огромную роль в победоносной русско-турецкой войне 1877—1878 годов. Контроль высоты (1185 м) мешал перегруппировке армии Османской империи и открывал русским войскам самый короткий путь на Константинополь.

Закрепиться на позициях

Захват Шипки входил в планы передовых частей русской армии, которые форсировали Дунай в начале июля 1877 года. Русско-болгарский отряд генерал-лейтенанта Иосифа Гурко численностью 10 500 человек освободил Тырново (7 июля), а затем совершил непростой переход через Хаинкиойский перевал.

Этот манёвр позволил русским войскам неожиданно выйти в тыл противника, находившегося на подступах к Шипке. Русские и болгары разбили османов у деревни Уфланы и города Казанлыка, расчистив путь в сторону перевала.

В середине июля к отряду Гурко присоединились части генерал-майора Валериана Дерожинского. Это обеспечило необходимое численное превосходство для штурма Шипки, которую удерживали около 5000 турок под командованием Хулюсси-паши.

В ночь на 19 июля под градом ожесточённых атак русских и болгар османские войска покинули перевал, отступив на юг к Пловдиву.

Русское командование осознавало невозможность дальнейших наступательных операций до окончания форсирования Дуная. В связи с этим было решено укрепить оборону Шипкинского и Хаинкиойского перевалов.

Русская армия и болгарские ополченцы заняли расположенные к юго-востоку от Шипки населённые пункты Нова Загоре (23 июля) и Стара Загоре (30 июля). Тем временем турки подтянули к перевалу мощную 37-тысячную группировку под командованием Сулеймана-паши.

Несмотря на героические усилия, русские и болгары были вынуждены отступить из занятых ранее населённых пунктов, влившись в отряд генерала Фёдора Радецкого, который отвечал за южный фланг обороны Шипки.

В августе русское командование возложило управление обороной Шипки на генерал-майора Николая Столетова. Как уточняет Научно-исследовательский институт Военной академии Генштаба ВС РФ, отряд Столетова включал Орловский пехотный полк, Брянский полк и пять болгарских дружин.

Общая численность обороняющихся составляла 6000 человек, треть из них — болгарские ополченцы.

«Критический бой»

В бой за южный подступ к Шипке Сулейман-паша бросил 12 000 человек. Турки перешли в наступление 21 августа и не прекращали атак и обстрелов до 27 августа. Беспокоясь за редеющие силы защитников южного фланга, Радецкий отправил подкрепление в виде двух пехотных бригад.

«Бой 11 (23) августа, ставший самым критическим для защитников перевала, начался с рассветом; к десяти часам утра русская позиция была охвачена противником с трёх сторон. Атаки турок, отбиваемые огнём, возобновлялись с ожесточённым упорством. В два часа дня черкесы зашли даже в тыл нашего расположения, но были отброшены», — описывает ход сражения институт Военной академии Генштаба ВС РФ.

  • «Сражение на Шипкинском перевале 11 августа 1877 года» (1893), Алексей Кившенко

К вечеру 23 августа турецкой армии удалось провести удачную атаку с запада, завладев так называемой Боковой горкой. Под угрозой прорыва оказались центральные позиции русско-болгарских войск. Практически безнадёжную ситуацию удалось выправить благодаря прибывшему на помощь 16-му стрелковому батальону и другим подразделениям 4-й стрелковой бригады.

Ближе к ночи османы были выбиты с Боковой горки. Также удалось не допустить прорыва на других участках. С учётом прибывшего подкрепления «гарнизон» южного фланга обороны Шипки составил 14 200 человек при 39 артиллерийских орудиях.

Также по теме«Славная победа над Осман-пашой»: 140 лет назад русские войска взяли крепость Плевна 10 декабря 1877 года русско-румынские войска и болгарские ополченцы взяли крепость Плевна (Плевен). Покорение этой цитадели обеспечило…

24 августа русские и болгары перешли в наступление на высоты западного кряжа (Лесной курган и Лысую гору) с целью обезопасить тыл. Одновременно турки атаковали центральные позиции обороняющихся. В итоге ни одна из сторон успеха не достигла.

25 августа русско-болгарские войска повторили попытку штурма высот западного кряжа. В результате османы были выбиты с Лесного кургана, но Лысая гора осталась неприступной. 26 августа располагавшиеся на Лесном кургане защитники Шипки понесли большие потери и были вынуждены отступить, сосредоточившись на защите более важной Боковой горки.

Во второй половине августа 1877 года русские войска потеряли 2850 человек, болгарские дружины — 500 человек. Погибли 109 русских офицеров, включая генерала Дерожинского. Армия Османской империи потеряла около 8200 человек.

«Шипкинское сидение»

27 августа в стан защитников Шипки прибыла 14-я пехотная дивизия Михаила Петрушевского. Понесшие наибольшие потери Орловский и Брянский полки были выведены в резерв, а болгарские дружины переброшены на западный фланг к деревне Зелено Древо.

Измотанные боями русские и турки отказались от активных действий и сосредоточились на укреплении позиций. Этот период обороны перевала историки назвали «Шипкинским сидением».

Единственное крупное боестолкновение произошло 17 сентября за скалистый мыс Орлиное гнездо. Турки смогли овладеть им, атакуя с южной и западной сторон. Но русские в рукопашной схватке отбили Орлиное гнездо.

Суровым испытанием для русских и болгар стали холодные ветра, туманы, морозы и метели. Наиболее тяжёлый период пришёлся на ноябрь и первую половину декабря 1877 года. С 17 сентября по 5 января жертвами болезней стали 9500 русских воинов, хотя в боях и перестрелках с противником погибли 700 человек.

  • «Снежные траншеи (Русские позиции на Шипкинском перевале)» (1878—1881), Василий Верещагин

Положение гарнизона Шипки резко изменилось после взятия русско-румынскими войсками и болгарскими ополченцами крепости Плевна (10 декабря). В плен к победителям попали 10 генералов, 2128 офицеров и 41 200 солдат Османской империи.

Окончание затяжной блокады Плевны высвободило 100-тысячное русское войско. 7 января 1878 года по турецким позициям на подступах к Шипке ударили 19-тысячная группировка, которой командовал генерал Пётр Святополк-Мирский, и 16-тысячный отряд генерала Михаила Скобелева.

9 января 1878 года османы потерпели от русских поражение под Шейново (в 3 км от Шипки). Вессель-паша, который на тот момент командовал турецкими войсками, отдал приказ о капитуляции. 10 января в плену у защитников перевала оказались 23 тыс. турок.

Символ боевого братства

Победа под Шипкой открывала кратчайший путь на Адрианополь и Константинополь, делая дальнейшее сопротивление турок бессмысленным. Уже 19 января Порта согласилась подписать Адрианопольское перемирие.

Также по темеСимвол «советской оккупации»: кто в Болгарии борется с памятниками солдатам-освободителям 60 лет назад в болгарском городе Пловдив торжественно открыли памятник «Алёша». Монумент посвящён советскому солдату, принимавшему…

Шипка стала символом боевого братства и благодарности болгарского народа русской армии за освобождение от турецкого владычества.

«Шипка — одно из наиболее известных имён в истории Болгарии, святыня болгарских патриотов», — отмечают сотрудники института Военной академии Генштаба ВС РФ.

В настоящий момент на перевале расположены несколько монументов освободителям и кладбище русских солдат.

В беседе с RT научный директор Российского военно-исторического общества (РВИО) Михаил Мягков отметил, что подвиг защитников Шипки сложно переоценить. Если бы русские и болгары не смогли удержать перевал, то турки ударили бы в тыл переправившейся через Дунай императорской армии.

«По сути, эта битва решила исход войны. Именно поэтому обе стороны столь яростно сражались за контроль над высотой. Важным фактором в сражении стали сложные климатические условия. Санитарные потери в период осенне-зимнего «стояния» кратно превышали боевые. Русским воинам приходилось мужественно терпеть морозы, ветра, туман и сырость», — пояснил Мягков.

Эксперт назвал настоящим подвигом переход отряда Гурко через Хаинкиойский перевал в июле 1877 года. По его словам, этот манёвр нередко сравнивают со знаменитым переходом войск Александра Суворова через Альпы.

«Сами бои за Шипку были очень жестокие. Легенды гласят, что когда у защитников перевала заканчивались патроны, то в ход шли камни, а иной раз даже трупы: мёртвых турецких воинов сверху сбрасывали на головы нападавших», — рассказал Мягков.

По мнению историка, в сражении за Шипку особенно ярко проявился полководческий талант Валериана Дерожинского и Михаила Скобелева. Также эксперт отметил храбрость и отвагу болгарских ополченцев и подчеркнул, что окончание обороны Шипки стало важнейшей вехой на пути к национальному самоопределению и независимости Болгарии.

Русско-турецкая война 1877-1878 годов. Освобождение Болгарии от турецкого ига

После отмены основной статьи Парижского мира о нейтрализации Черного моря Россия вновь получила возможность оказывать более активную поддержку народам Балканского полуострова в борьбе против османского ига.

В 1875 году вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине. Вскоре оно распространилось на территорию Болгарии, Сербии, Черногории и Македонии.

Летом 1876 года Сербия и Черногория объявили султану войну. Однако силы были неравны. Турецкая армия жестоко подавляла сопротивление славян. Только в Болгарии турки вырезали около 30 тыс. человек.

Сербия терпела поражения от турецких войск. Маленькая черногорская армия укрылась высоко в горах. Без помощи европейских держав, и в первую очередь России, борьба этих народов была обречена на поражение.

На 1-м этапе этого кризиса русское правительство пыталось согласовать свои действия с западноевропейскими державами. Широкие слои русского общества требовали от Александра II занять более решительную позицию.

Активно действовали русские славянские комитеты Петербурга, Москвы и некоторых других городов. В их деятельности участвовали виднейшие представители интеллигенции (писатель и публицист И.С. Аксаков, литературный критик В.В. Стасов, скульптор М.М. Антокольский, ученые И.И. Мечников, Д.И. Менделеев и др.). Комитеты занимались сбором средств для «братьев по крови и вере», направляли для поддержки восставших сербов, болгар и других балканских народов русских добровольцев, среди которых были медики Н.Ф. Склифасовский и С.П. Боткин, писатель Г.И. Успенский, художники В.Д. Поленов и К.Е. Маковский.

Учитывая пассивность Западной Европы в Балканском вопросе и уступая давлению общественности, русское правительство в 1876 году потребовало от султана прекратить истребление славянских народов и заключить мир с Сербией. Однако турецкая армия продолжала активные действия: задушила восстание в Боснии и Герцеговине, вторглась в Болгарию. В условиях, когда балканские народы терпели поражение, а Турция отвергала все предложения о мирном урегулировании, Россия в апреле 1877 года объявила войну Османской империи. Начался 2-й этап восточного кризиса.

Россия стремилась избежать этой русско-турецкой войны (1877— 1878 гг.), поскольку была плохо подготовлена. Военные преобразования, начатые в 60-х годах, не были завершены. Стрелковое оружие лишь на 20% соответствовало современным образцам. Военная промышленность работала слабо, и армии не хватало снарядов, других боеприпасов. Русская военная мысль находилась в плену германской военной доктрины, отцом которой был Мольтке.

Вместе с тем в русской армии были талантливые генералы М.Д. Скобелев, М.И. Драгомиров, И В. Гурко. Военное министерство разработало план быстрой наступательной войны, так как понимало, что затяжные операции не по силам русской экономике и финансам. Россия провела мобилизацию и подписала с Румынией договор о проходе русских войск через ее территорию.

План российского командования предусматривал завершение войны в течение нескольких месяцев, чтобы Европа не успела вмешаться в ход событий. Поскольку Россия не имела военного флота на Черном море, то пройти через восточные районы Болгарии (близ побережья) было затруднительно. Более того, в данном районе находились образующие четырехугольник мощные крепости Силистрия, Шумла, Варна, Рущук, в которых располагались главные силы турецкой армии, и продвижение в этом направлении грозило русской армии затяжными боями. Было решено обойти эти крепости через центральные районы Болгарии и идти к Константинополю через Шипкинский перевал.

К началу июня 1877 года русская армия, которую возглавлял великий князь Николай Николаевич (185 тыс. человек), сосредоточилась на левом берегу Дуная. Ей противостояли примерно равные по численности войска под командованием Абдул-Керима-паши. Основная часть вооруженных турок находилась в уже указанном четырехугольнике крепостей. Главные же силы русской армии сосредоточились несколько западнее, у Зимницы. Там готовилась основная переправа через Дунай. Еще западнее, вдоль реки, от Никополя до Видина, располагались румынские войска (45 тыс. человек).

По боевой подготовке русская армия превосходила турецкую, но по качеству оружия уступала туркам. Так, в турецкой армии на вооружении находились новейшие американские и английские винтовки. Турецкая пехота имела больше патронов и шанцевого инструмента (лопаты, кирки и пр.). Русским же солдатам приходилось экономить патроны. Пехотинцу, который израсходовал во время боя свыше 30 патронов (более половины патронной сумки), грозило наказание.

Двадцать четвертого декабря 1877 года Турция, потерпевшая поражение от России, обратилась к державам с просьбой о посредничестве. Откликнулось только английское правительство, которое уведомило об этом обращении Петербург. Ответ А.М. Горчакова гласил: если Порта хочет кончить войну, то с просьбой о перемирии она должна обращаться прямо к главнокомандующему русской армией. Дарование перемирия обусловливалось предварительным принятием положений будущего мирного договора.

Восьмого января 1878 года Порта обратилась к русскому главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу (старшему) с просьбой о перемирии. Наступление русских войск развивалось успешно, поэтому правительство России не спешило с фактическим началом переговоров.

В ход переговоров пыталась вмешаться Англия, но Австро-Венгрия не поддержала воинственную позицию англичан. Турецкие уполномоченные, прибывшие 20 января 1878 года в Казанлык, выслушав условия мира, отклонили большинство русских требований. Русские войска продолжали стремительно приближаться к турецкой столице. Тридцать первого января 1878 года в Адрианополе турки подписали соглашение о перемирии, которое включало согласие Турции на предложенные ей предварительные условия мирного договора.

Австро-Венгрия потребовала передачи условий будущего русско- турецкого мира на обсуждение международной конференции. После некоторых колебаний Англия присоединилась к этому требованию. Русское правительство не рискнуло пойти на конфликт с ними. Англия отправила свой флот к турецким берегам. В ответ на это русские войска остановились в 12 км от турецкой столицы, в местечке Сан-Стефано. Девятнадцатого февраля (3 марта) 1878 года в Сан-Стефано был подписан прелиминарный (предварительный) мирный договор, завершивший русско-турецкую войну. Под договором стояли подписи русских уполномоченных — графа Н.П. Игнатьева, бывшего посла в Константинополе, и заведующего дипломатической канцелярией при главнокомандующем А.И. Нелидова, а с турецкой стороны — министра иностранных дел Порты Савфет-паши и Садуллах-бея.

Сан-Стефанский договор существенно менял карту Балкан. Болгарии передавалась значительна^ часть Эгейского побережья. Болгария становилась княжеством в номинальной вассальной зависимости от султана, простиравшимся от Дуная и Черного моря до Эгейского моря на юге и албанских гор на западе. Турецкие войска лишались права оставаться в пределах Болгарии. В течение 2-х лет ее должна была занимать русская армия. Для покровительниц Турции — английской и австро-венгерской дипломатии — такое положение представлялось неприемлемым.

Британское правительство опасалось, что, включив Болгарию в сферу своего влияния, Россия фактически станет средиземноморской державой. Вдобавок новые границы Болгарии так близко подходили к Константинополю, что проливы и турецкая столица оказывались под постоянной угрозой удара с болгарского плацдарма. Ввиду этого Сан-Стефанский договор встретил со стороны Англии отрицательное отношение.

Столь же мало отвечал Сан-Стефанский договор и интересам Австро- Венгрии.

В Рейхштадте и в Будапештской конвенции от 15 января 1877 года было условлено, что создания на Балканах большого славянского государства не будет. Чтобы окончательно предотвратить образование такого государства, Константинопольская конференция (декабрь 1876 г.) разделила в своем проекте Болгарию на две части по меридиональному направлению, и Западная Болгария должна была войти в сферу австрийского влияния. Русские не стали придерживаться этих проектов, так как рассматривали Болгарию как единое государство, которое охватывало бы значительную часть Балканского полуострова.

Сан-Стефанский договор также провозглашал полную суверенность Черногории, Сербии и Румынии, предоставление Черногории порта на Адриатике, а румынскому княжеству — Северной Добруджи, возвращение России Юго-Западной Бессарабии, передачу ей Карса, Ардагана, Баязета и Батума. Некоторые территориальные приобретения были у Сербии и Черногории.

В Боснии и Герцеговине в интересах христианского населения должны были быть проведены реформы, равно как на Крите, в Эпире и Фессалии. Турция должна была выплатить России контрибуцию в размере 1 млрд. 410 млн. рублей. Однако большая часть этой суммы покрывалась за счет территориальных уступок со стороны Турции. Фактической уплате подлежало 310 млн. рублей. Вопроса о проливах в Сан-Стефано русские не ставили.

Сан-Стефанский договор, по сути дела, разделил европейские и азиатские владения Османской империи, что значительно ослабляло политическую и экономическую власть Порты и способствовало дальнейшему подъему национально-освободительной борьбы оставшихся под ее властью народов. Землям, получившим независимость, он открывал возможности для национального, экономического и культурного развития.

Англия и Австро-Венгрия, при поддержке Франции, требовали созыва европейского конгресса для обсуждения статей договора и с целью оказать давление на Россию начали военные приготовления. Истощенная войной Россия была вынуждена согласиться.

Конгресс открылся 13 июня 1878 года в Берлине. В нем участвовали Россия, Англия, Франция, Австро-Венгрия, Пруссия, Италия и Турция. Представители балканских государств были допущены в Берлин, но не являлись участниками конгресса. Председателем конгресса был Бисмарк. Каждый вынесенный на обсуждение вопрос вызывал бурные дебаты. Тринадцатого июля конгресс закончил свою работу подписанием Берлинского трактата, изменившего Сан-Стефанский договор. Россия была лишена значительной части плодов своей победы. Но и национальные интересы балканских народов грубо попирались в угоду политическим и стратегическим соображениям Англии и Австро-Венгрии.

Конгресс лишал болгарский народ единства, которое обеспечивал ему Сан-Стефанский договор, а для Боснии и Герцеговины турецкое владычество заменял австро-венгерским. Против новых хозяев вспыхнуло восстание, которое было жестоко подавлено. «Защитники» Турции — Англия и Австрия — захватили без выстрела: первая — Кипр, вторая — Боснию и Герцеговину. Таким образом, существо Берлинского трактата свелось к частичному разделу Турции.

В январе 1879 года в Константинополе был подписан мирный договор между Россией и Турцией, который установил, что статьи Сан- Стефанского договора, отмененные или измененные в Берлине, заменяются условиями Берлинского трактата. Окончательно уточнялись и неизмененные статьи Сан-Стефанского договора.

  • Турция отклонила Лондонский протокол шести европейских держав, подписанный 31 (19) марта 1877 года.

LiveInternetLiveInternet

Оборона Очакова под командованием генерала Ф. Штофельна…

Город Очаков находится в 50 километрах от Николаева. Первая крепость под названием Алектор возникла на этом месте в первом столетии нашей эры. Вторая была основана великим князем Литовским Витовтом в 1396 году, она носила названием Дашев. Столетие спустя на месте Дашева уже высилась крымская твердыня Кара-Кермен, затем переименованная турками в Ачи-Кале. Отсюда и Очаков – переделанное на русский лад турецкое название.

За свою долгую историю Очаков выдержал множество испытаний, среди которых наиболее известна осада Очакова во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Однако мало кто помнит о том, что до этого русская армия уже брала Очаков штурмом. Он произошел во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг.

После успешного штурма в занятой крепости был размещен 8-тысячный русский гарнизон под командованием генерал-майора Федора фон Штофельна. Немец по национальности, на русскую военную службу он поступил при Петре I. В 1730 г. генерал-провиантмейстер Украинского корпуса Штофельн пережил резкий служебный «взлет» – из лейтенантов был произведен сразу в полковники и в том же году в генерал-майоры. Именно ему главнокомандующий русской армией генерал-фельдмаршал Б.Х. Миних доверил судьбу только что ставшего русским Очакова.

Осада Очакова, гравюра XVIII в.

Положение Штофельна было не из легких. В разрушенной крепости не было ни домов для зимовки, ни материала для их постройки. Все это приходилось доставлять из России на кораблях. Кроме того, все окрестности Очакова были буквально завалены 40 тысячами (!) трупов убитых турок и павшего скота. В крепости начались болезни, от которых гарнизон начал таять на глазах: уже к концу сентября 1737 г. от 8 тысяч солдат оставалось всего 5 тысяч, из которых полностью боеспособными были 4.

Между тем турки не собирались мириться с потерей Очакова. Стоило лишь основным русским силам покинуть район крепости, как неприятель начал готовиться к отвоеванию твердыни. В полночь 19 октября 1737 г. мощный конный отряд турок скрытно подошел к Очакову и попытался застигнуть гарнизон врасплох. Но караульная служба у педантичного Штофельна была поставлена отменно: нападение встретили огнем, и турки отступили. Тем не менее, генерал понял, что это «первый звонок», и приказал готовиться к обороне. На военном совете старшие офицеры крепости единодушно решили защищать Очаков до последней возможности.

Ночью 26 октября к Очакову приблизился турецкий авангард, обложивший крепость с суши. На следующий день у крепости уже была вся соединенная крымско-турецкая армия – 50 тысяч человек (из них 30 тысяч крымских татар и 20 тысяч турок), вдесятеро больше, чем русских. Командовали этой армадой Иенч-Али-паша и крымский хан Бегли-Гирей.

28 октября в 8 часов утра неприятель предпринял попытку первого штурма. Она была отбита, причем русский отряд численностью в 400 человек перешел в контратаку и захватил 4 турецких знамени и 2 бочонка с порохом. Потери турок составили 400 человек. В тот же день на помощь к защитникам Очакова из Кинбурна подошел отряд полковника Веделя численностью 800 бойцов.

29 октября неприятель начал штурмовать Измайловские ворота Очакова. Бой закипел уже в самих воротах, но инициатива все же перешла к русским, и турки снова отступили, потеряв 500 человек и 3 знамени. К этому времени осаждающие начали массированный обстрел Очакова из тяжелых орудий. 31 октября вражеский снаряд взорвал в крепости бочонок с порохом, еще через два дня взлетел на воздух уже пороховой склад, от чего погибли трое солдат.

Массированный штурм Очакова пришелся на 4 ноября. За два часа до рассвета турки начали мощную артподготовку, после которой 6 тысяч янычар устремились к русским редутам. После яростной часовой схватки они выбили защитников из укреплений. Однако генерал Штофельн отрядил на вылазку группу из тысячи добровольцев под командой бригадира Братке. Этот отряд яростной штыковой атакой буквально отшвырнул штурмующих от стен крепости, причем турки потеряли 2 тысячи человек убитыми, а потери русских составили только 150 человек. Последующие несколько дней турки беспрерывно обстреливали крепость из пушек разных калибров. Впрочем, и без того разрушенному Очакову особого вреда бомбардировка не причиняла.

На рассвете 8 ноября осаждающие пошли на военную хитрость – предприняли демонстрацию атаки на редут, после чего внезапно атаковали Измайловские ворота. 300 янычар сумели прорваться на территорию крепости. Судьба Очакова повисла на волоске, однако генерал Штофельн, не теряя хладнокровия, ввел в бой резервы и лично принял участие в сражении. Приступ был отражен, потери турок составили около 400 человек, а трофеями русских стало множество знамен и осадных лестниц.

Неудача, по-видимому, подорвала веру противника в то, что Очаков можно взять штурмом. Вечером 9 ноября наблюдатели сообщили, что турки убирают с позиций осадную артиллерию, а на другой день конная разведка доложила, что неприятель находится уже в 14 верстах от Очакова. Сомнений не было – русская крепость выстояла!.. Громкое «ура» огласило Очаков…

Потери крымско-турецкой армии под стенами Очакова историки оценивают в 20 тысяч убитыми и ранеными. Героический русский гарнизон сократился ровно наполовину – до 2 тысяч…

Мужественный комендант Очакова генерал-майор Фридрих фон Штофельн был щедро награжден императрицей Анной Иоанновной. Он был произведен в чин генерал-лейтенанта и получил в награду дворец. Дальнейшая военная карьера очаковского героя сложилась вполне успешно. В 1741 г. он был переведен из Украинского корпуса в Выборг, затем служил в Финляндии. Штофельн был одним из немногих русских военачальников XVIII столетия, награжденных шпагой, украшенной бриллиантами. Скончался генерал-лейтенант Ф. фон Штофельн в 1747 г. Два его сына – Христофор и Карл – тоже дослужились в русской армии до генеральских чинов.

Подвиг брянских мушкетеров, защитников Ялты

Героическая оборона Ялты во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. – одна из самых блестящих страниц русской военной истории. И одновременно к ней в полной мере применимо определение «забытый подвиг».

…17 июля 1774 г. на берегах Крыма высадился огромный турецкий десант под командованием Гаджи-Али-бея. Турки отлично знали, где именно стоит производить высадку, – у деревни Алушта, где русские силы были минимальны: 150 егерей Московского легиона под командованием секунд-майора Николая Федоровича Колычева. Однако захватчики, к своему удивлению, сразу же наткнулись на ожесточенный отпор. Горстка егерей 6 часов (!) держала Алушту и, лишь израсходовав все боеприпасы, отступила в глубь Крыма, в направлении на Ак-Мечеть.

Временная неудача не смутила Гаджи-Али-бея, и он направил часть своего десанта к большой деревне Ялта. Русские силы, защищавшие Ялту, также были весьма ограниченными. Там квартировали две роты Брянского мушкетерского полка, которым были приданы две пушки с 16 канонирами и 11 донских казаков. Всего 222 человека.

История сохранила имена офицеров отряда – капитан Иван Михачевский («из фельдшерских детей», с 6 июня 1750 г. значился в списке Лейб-компании), подпоручики Борис Берзлиев и Матвей Ачкасов, прапорщик Петр Батавин. Командовал Ялтинским постом премьер-майор Самойло Салтанов. Подробности его биографии неизвестны, но, учитывая, что он был 71-м по счету кавалером недавно учрежденной почетнейшей награды – ордена Святого Георгия IV степени, который получил 1 ноября 1770 г. за участие в штурме крепости Бендеры, это наверняка был выдающийся офицер.

На рассвете 19 июля наблюдатели, дежурившие на склоне холма Поликур, доложили о том, что со стороны Гурзуфа к Ялте движется турецкий флот. Вслед за этим началась высадка десанта. Брянцы встретили турок метким огнем из ружей и обоих орудий. Ожесточенный бой кипел несколько часов. Пользуясь подавляющим численным превосходством, турки сумели окружить русский гарнизон, отрезав все пути к отступлению.

В этой ситуации премьер-майор Салтанов принял решение пробиваться к основным силам. Заклепав ставшие ненужными орудия, брянские мушкетеры построились в каре и, ощетинившись штыками, бросились на турок. Те, не ожидавшие яростного штыкового удара, пропустили остатки отряда по направлению к ближайшему лесу.

Там бой разгорелся с новой силой. Продвигаться организованно в густом сосняке было сложно, силы брянцев таяли, но герои, не переставая драться, упорно пробивались к своим… Из 222 русских мушкетеров погибло 205. К основным русским силам вышли только капитан Михачевский, подпоручик Ачкасов, восемь рядовых, три канонира и четверо казаков. Командир отряда, георгиевский кавалер премьер-майор Салтанов, пал в бою смертью солдата, с ружьем в руках. Ни одного пленного турки не захватили…

Подвиг защитников Ялты – брянских мушкетеров с полным основанием может быть сопоставим с подвигом 300 спартанцев. Но если о защитниках далеких Фермопил в России знали и знают все, то о ялтинских героях – почти никто. Впервые о подвиге отряда премьер-майора С. Салтанова напомнил в 1912 г. генерал-майор М.А. Сулькевич, сделавший о забытых героях доклад на заседании Таврической ученой архивной комиссии.

В сентябре 1970 г. на страницах «Крымской газеты» о героях-брянцах написал отдыхавший в Ялте сотрудник Ленинградского военно-исторического музея Г.В. Защук. Однако и по сей день подвиг 222 русских спартанцев остается не увековеченным.

Подвиг гренадера С. Новикова при защите Кинбурна в 1787 году

1 октября 1912 года, вдень 125-й годовщины победы русской армии на Кинбурнской косе, во всех полках русской армии был зачитан необычный приказ. В нем было сказано: «Увековечить имя гренадера Степана Новикова, зачислив его в списки первой роты 15-го пехотного Шлиссельбургского генерал-фельдмаршала князя Аникиты Репнина полка». Кем же был гренадер Степан Новиков и за что он удостоился такой чести?..

Медаль за взятие г. Кинбурн

В конце сентября 1787 г. турецкая армия решила захватить и уничтожить русскую крепость Кинбурн, прикрывавшую главную базу русского флота, город Херсон. Для этой цели был подготовлен мощный десант – около 6 тысяч человек, которых поддерживали огнем 3 линкора, 4 фрегата, 4 бомбардирских судна и 14 канонерских лодок. Командующий русскими силами Суворов А.В. мог противопоставить этому только 1500 пехотинцев в самой крепости (резерв – 2500 пехотинцев и кавалеристов – находился в 30 верстах) и около 300 крепостных орудий.

Высадка турецкого десанта началась в 9 часов утра 1 октября после двухдневной артподготовки. К полудню турки закрепились на берегу, отрыли ложементы (небольшие окопы) и подошли к Кинбурну на двести шагов. Тут-то они и испытали на себе силу штыкового удара русских войск – Орловского, Шлиссельбургского и Козловского полков под общим руководством генерал-майора Река.

Завязался жестокий бой, в ходе которого русские взяли 10 вражеских ложементов из 15. Турки отчаянно оборонялись, их корабли также вели меткий огонь по наступавшим. Генерал Рек был тяжело ранен в ногу, погибли и были тяжело ранены несколько офицеров. Несколько ложементов турки сумели отбить назад, атакующие дрогнули… Видя сложность момента, сам Суворов со шпагой в руках вступил в бой в первых рядах своей армии.

О дальнейшем красноречиво сказано в реляции, которую Суворов А.В. направил 7 октября 1787 г. на имя светлейшего князя Потемкина-Таврического Г.А.: «Позвольте, светлейший князь, донесть, что и в низшем звании бывает герой. Неприятельское корабельное войско, какого я лутче у них не видал, преследовало наших с полным духом; я бился в передних рядах. Шлиссельбургского полку гренадер Степан Новиков, на которого уже сабля взнесена была в близости моей, обратился на своего противника, умертвил его штыком, другого, за ним следующего – застрелил, бросясь на третьего, – они побежали назад.

Следуя храброму примеру Новикова, часть наших погналась за неприятелем на штыках, особливо военными увещеваниями остановил задние ряды сержант Рыловников, который потом убит. Наш фронт баталии паки справился; мы вступили в сражение и выгнали неприятеля из нескольких ложементов. Сие было около 6 часов пополудни».

Сохранилось и еще одно описание подвига С. Новикова Суворовым А.В. – в более позднем частном письме: «Пальба с обеих сторон была смешана с холодным ружьем. Я велел ударить двум легкоконным эскадронам: турки бросились на саблях, оные сломили и нас всех опрокинули, отобрали от нас свои ложементы назад. Я остался в передних рядах. Лошадь моя уведена; я начал уставать; два варвара на збойных лошадях – прямо на меня. Сколоты казаками; ни единого человека при себе не имел; мушкетер Ярославского полку, Новиков, возле меня теряет свою голову, я ему вскричал; он пропорол турчина штыком, его товарища – застрелил, бросился один на тридцать человек. Все побежали, и наши исправились, вступили и паки в бой».

Здесь память уже подвела полководца – Новиков назван мушкетером Ярославского полка, который в Кинбурнском сражении не участвовал. Зато присутствует интересная подробность – «…Новиков, возле меня теряет свою голову, я ему вскричал…» Вероятно, в разгаре ближнего боя Новиков не заметил опасности, и Суворов предупредил его о ней. Таким образом, получается «двойное спасение» – сначала полководец спас жизнь рядового, а потом наоборот…

Тяжелое для обеих сторон Кинбурнское сражение завершилось убедительной победой русских. Турки потеряли около 4 тысяч бойцов, большую часть своего десанта. Русские потери составили 2 офицера убитыми и 17 ранеными, нижних чинов – 136 убитыми и 283 ранеными. Суворов А.В. (который в ходе боя получил два ранения) был награжден орденом Святого Андрея Первозванного – высшим орденом Российской империи.

Что же касается Степана Новикова, то за свой подвиг рядовой гренадер получил поистине уникальную награду. Дело в том, что к тому времени в русской армии установилась традиция вручать наградные медали всем без исключения участникам того или иного сражения. Однако именно для Кинбурна эта традиция была изменена – по приказу Екатерины II монетный двор отчеканил всего-навсего 20 серебряных медалей, которые было приказано вручить лучшим из лучших.

На аверсе этой медали была изображена сама императрица, на реверсе – надпись «Кинбурнъ. 1 октября 1787». Первым такую награду получил именно С. Новиков. Затем такую медаль получили еще трое его однополчан-шлиссельбуржцев: капрал Михаил Борисов, гренадеры Сидор Логинов и Иван Белой. Носилась эта награда на груди на георгиевской ленте.

…Спаситель Суворова, гренадер Шлиссельбургского пехотного полка Степан Новиков стал последним военнослужащим Русской императорской армии, чье имя было занесено навечно в списки воинской части.

Из книги В. Бондаренко «Сто великих подвигов России», М., «Вече», 2011 г., с. 27–44.