Николай авенирович шабунин

Комментарии 2

Молодой, безвременно скончавшийся (27 февраля 1907 г.) художник Николай Авенирович Шабунин был тихий, непритязательный, в глубоком смысле слова «симпатичный», чисто русский человек. Он был серьёзный труженик, прекрасный живописец, выделенный чистою струёю художественного творчества, родником высоких мотивов. Русское искусство потеряло в нём едва начавшего слагаться творца, а русская жизнь искреннего, скромного, но настойчивого деятеля, который в избранной им среде мог получить большое значение. Уроженец Архангельской губернии, Шабунин беззаветно любил свой угрюмый край, ежегодно туда возвращался и, приезжая в Петербург, привозил целую выставку этюдов, больших рисунков, с любопытными эскизами деревянных церквей, погребённых под снегом кладбищ, необыкновенно декоративных этюдов и набросков своеобразной жизни, обычаев и обрядов северных инородцев. Всё это осталось весьма начатым, не исполненным и даже не законченным.
Николай Шабунин был сын священника из Мезенского уезда Архангельской губернии, родился 6 апреля 1866 года, поступил по экзамену в 1886 году вольнослушателем в Академию Художеств; затем принят учеником мастерской профессора И.Е. Репина; конкурировал на звание художника в 1898 году, удостоен этого звания, и с того же времени начал свои ежегодные художественные поездки исключительно на север для работ. Этому северу, его суровым тундрам он посвятил затем свои лучшие годы, и не только в своих художественных работах, но даже и в рефератах, старался охарактеризовать первобытный склад жизни русских и инородцев, зарисовать и снять памятники церковной старины, утвари и записать характерные бытовые черты отдалённых северных захолустьев. В виду исключительных климатических условий этого края, он уезжал туда ещё ранней весною, пользуясь санным путём, на лошадях и оленях, чтобы побывать в тех, отовсюду изолированных местах, куда можно проехать только зимой, как например в Канинскую и Малозимельскую тундры. Свой собственный край он старался сделать известным в своих этнографических рефератах. Этнографический Музей Академии наук много приобретал от него.
Из оставленных художником произведений следует упомянуть на первом месте историческую картину «Отъезд Суворова в Швейцарский поход из села Кончанского в 1799 году», воспроизведённую мозаикою в размере более 4 сажень на фасаде Суворовского музея. Большинство других его работ осталось исключительно в эскизах и этюдах; славились его эскизы из жизни учеников Академии Художеств; большая картина «Жница», эскиз «Из жизни ссыльных», «Колокольный звон на Пасху», «На краю света», портрет Суворова (для музея) и другие. Шабунин был более идейный художник, мастер эскизов, творец скорее, чем исполнитель, но копировал Левицкого так, что трудно было отличить от оригинала. Планы у покойного были большие; он задумывал издавать описание Мезенского края, но судьба порешила иначе. Доклад «Северный край и его жизнь», который был сделан художником на заседании СПб. Общества архитекторов, заинтересовал теоретически многих, но не был ни где напечатан и в виде рукописи, переписанной на машинке, был передан художником автору заметки; последний, заинтересовавшись этим сообщением, передал его в Отделение Русского Языка и Словесности, постановившее о его напечатании.
Пожелаем, чтобы многочисленные рисунки и этюды покойного художника с памятниками старинного древостроительства также были когда-нибудь воспроизведены.

Фотографии Николая Шабунина

На сайте Кунсткамеры, музея антропологии и этнографии РАН, нашел фотографии, сделанные в начале прошлого века в Мезени и в мезенских деревнях фотографом Николаем Авенировичем Шабуниным.

Сначала обрадовался – эко богатство нашел!
Потом расстроился.
Мало того, что фотографии махонькие, так на каждой фотографии еще и логотип музея вбит, почти от края до края.

Вот какого размера фотографии.
Это две церкви в мезенской деревне Юроме, откуда Николай Шабунин был родом.

Кунсткамера! Старейший музей в России, основанный Петром Первым, а показать фотографии размером в два раза больше, и без логотипа, боятся. Вот какой гад принял решение показать именно такие фотографии, а?
Вроде бы несовместимые два слова, музей и жлобство, но иногда они совмещаются.
Чего боятся? Фотографию размером 800 точек по горизонтали в журнале не напечатаешь, а если кто-то возьмет фотографию для оформления сайта, что, музей сразу окажется без штанов, и руководители начнут падать в голодные обмороки?
Если есть такая вещь, как Интернет, так почему людям, живущим в Архангельске, в Мезени, в Лешуконском, не дают посмотреть старые фотографии их родных мест? На главной странице сайта написано: «Проект реализован на средства гранта Фонда Форда при софинансировании музея», но я очень сомневаюсь, что это иностранцы сказали: «Низ-з-зя!».
http://www.arts.ualberta.ca/ — Здесь очень много фотографий, снятых в первой трети прошлого века, в основном, в разных местах Сибири, и хранящихся в сибирских музеях. Оцифровывают фотографии на деньги англичан и канадцев, и фотографии на сайте выложили они, не мы. Но размер, размер фотографий какой! 1500 точек по горизонтали, а не 422, как на сайте Кунсткамеры.
О Николае Шабунине мало что известно. К себе на родину в деревне Юрому он из Петербурга ездил несколько раз, и всегда брал с собой фотокамеру. Во время последней поездки, зимой 1907 года, он простудился и умер в возрасте 40 лет.

ЗапечатлЕть или запечатлИть, как правильно пишется?

Слово «запе­чат­леть» (момент) пра­виль­но пишет­ся с бук­вой «е» в суф­фик­се.

Чтобы выяс­нить, как пра­виль­но пишет­ся «запе­чатлеть» или «запе­чатлить», опре­де­лим часть речи, к кото­рой при­над­ле­жит это сло­во.

Часть речи слова «запечатлеть»

Мне хочет­ся запе­чат­леть этот пре­крас­ный момент на фото.

Этим сло­вом обо­зна­ча­ют дей­ствие, име­ю­щее сле­ду­ю­щие зна­че­ния:

  1. вопло­тить кого-либо или что-нибудь на сним­ке, фото, плен­ке, кар­тине, рисун­ке;
  2. перен. запом­нить, оста­вить глу­бо­кий след в памя­ти.

Каждый миг суще­ство­ва­ния людей, то, чем они дышат и ради чего живут, я ста­ра­юсь запе­чат­леть на сво­их сним­ках (Марина Зимнякова. Портреты Судьбы).

Ведь зада­ча искус­ства не в том, что­бы запе­чат­леть внеш­ние чер­ты вре­ме­ни, а в том, что­бы про­ник­нуть в его глу­бо­кую суть (Н. М. Рубцов. Стихотворения).

Правописание слова «запечатлеть»

Глагол «запе­чат­леть» про­из­но­сит­ся с удар­ным суф­фик­сом:

запечатле́ть — приставка/корень/суффикс/окончание.

Это пере­ход­ный гла­гол совер­шен­но­го вида пер­во­го спря­же­ния, как и сле­ду­ю­щие сло­ва, закан­чи­ва­ю­щи­е­ся на -е-ть:

  • выздо­роветь после тяже­лой болез­ни;
  • быст­ро зачер­виветь;
  • немно­го заплес­неветь;
  • заржаветь в сыром месте.

Глагол «запе­чат­леть» пра­виль­но пишет­ся с удар­ным суф­фик­сом -е-.

Мне захо­те­лось запе­чат­леть их навсе­гда в моей памя­ти (Жюль Верн. Двадцать тысяч лье под водой).

Узник жад­но схва­тил порт­рет и впил­ся в него гла­за­ми, слов­но хотел навсе­гда запе­чат­леть его в сво­ем серд­це (Александр Дюма. Виконт де Бражелон или Десять лет спу­стя).

Он сно­ва сидел и наблю­дал за про­ис­хо­дя­щим, толь­ко в этот раз он взял с собой тет­радь и каран­даш, что­бы запе­чат­леть этот момент (Андрей Величев. Дневние тени).

При обра­зо­ва­нии форм гла­го­ла про­шед­ше­го вре­ме­ни суф­фикс -е- сохра­ня­ет­ся, напри­мер:

  • худож­ник запечатле́л образ;
  • девуш­ка запечатле́ла эпи­зод;
  • они запечатле́ли этот момент.

С таким выра­же­ни­ем лица поэт и ото­шёл в веч­ность; дру­го­го обли­ка он и не запе­чат­лел в памя­ти совре­мен­ни­ков и потом­ства (Ю. И. Айхенвальд. Лермонтов).

Умницы фото­гра­фы запе­чат­ле­ли актри­су дома, на отды­хе, на репе­ти­ци­ях, в теат­ре, на сцене…(Лада Акимова. Загадочная Шмыга).

Безударные глас­ные в корне гла­го­ла «запечатлеть» явля­ют­ся непро­ве­ря­е­мы­ми. Это сло­вар­ное сло­во.

Написание гла­го­ла «запе­чатлить» с бук­вой «и» явля­ет­ся оши­боч­ным. Такого сло­ва не суще­ству­ет в рус­ском язы­ке. Об этом мож­но спра­вить­ся в любом орфо­гра­фи­че­ском сло­ва­ре.

Чертов мост и чертовщина с ним

25 сентября 1799 года произошла битва за Чертов мост — одно из наиболее выдающихся событий Швейцарского похода Суворова. Как известно, в этом бою русским удалось, сбив французский заслон, захватить мост через бурную горную реку Рёйс, который французы успели частично разрушить при отступлении. Соорудив временый настил из бревен и досок от разобранного сарая, суворовцы под огнем переправились на другой берег и отбросили занявший там оборону французский отряд генерала Лекурба.

Это сражение — очень популярный сюжет у художников-баталистов XIX — XX веков. Однако на их полотнах как сам мост, так и бой за него, а также — окружающая местность очень здорово различаются. Любопытно посмотреть на эти различия и сравнить их с реальной картиной.
Для начала, внизу — единственная фотография старого Чертова моста (нем. — Teufelsbrucke), по которому наступали суворовцы. Он был построен в 1595 году и рухнул в 1888-м. Остатки были разобраны и сейчас от него не осталось никаких следов, однако, в 1833 году рядом и чуть выше швейцарцы соорудили новый, более крупный мост, после чего старый утратил свое значение и более не использовался. На снимке этот новый мост хорошо виден на заднем плане.

Далее внизу — старый Чертов мост на акварели швейцарского художника XVIII века Хайнриха Келлера. Примерно так он выглядел во времена похода Суворова. На картине видно, что справа мост упирается в отвесную скалу, вдоль которой вправо (то есть, по направлению к зрителю) идет дорога, мощеная камнем и огороженная каменным парапетом. На верхнем снимке, сделанном во второй половине XIX века, эта дорога уже обрушилась, а над ней проходит новая, проложенная одновременно со строительством второго моста. В целом же пейзажи на фото и на рисунке вполне похожи.

Дальше — Чертов мост на картине английского живописца-романтика Уильяма Тернера, нарисованной в 1803 году. а также — картина «Бой Суворова на Чертовом мосту», написанная русским художником немецкого происхождения Александром фон Коцебу в середине XIX века.
Здесь уже видны неточности. У Тернера ущелье, над которым перекинут мост, — гораздо глубже, чем в реальности, а справа от основной арки моста видна небольшая вторая сквозная арка, которой не было. У Коцебу на левом берегу, вместо поросшего травой склона над рекой нависают голые скалы. Вдали на мосту идет бой, но сам мост не выглядит поврежденным. Однако это не очень сильные искажения.

Гораздо удивительнее выглядит нарисованная в 1880 году картина Алексея Кившенко, известного своей работой «Военный совет в Филях». Вообще, Кившенко считается довольно качественным баталистом, но тут его явно переклинило.
Во-первых, мост — крохотный. Судя по картине, его длина не 22 метра, как было на самом деле, а от силы метра три-четыре. Во-вторых, за мостом широкая булыжная дорога превратилась в узкую немощеную тропу, которая сворачивает не вправо, а влево. В-третьих, пухленький Суворов совершенно не похож на все его портреты и гораздо больше напоминает Кутузова.
Наконец, в-четвертых, если приглядеться, то можно заметить, что у французов, изображенных в правом верхнем углу, на головах кепи с козырьками, принятые на снабжение французской армии только через полвека после изображенного события. Это такой же дикий ляп, каким было бы, к примеру, изображение на картине, посвященной Великой Отечественной войне, советских десантников в голубых беретах.
Ниже — еще одна замечательная картина, на которой однопролетный мост превратился в двухпролетный, причем разрушен на нем боковой пролет, выдуманный немецким художником Иоханом Баптистом Зееле.
Переходим к произведениям советских баталистов. На диораме А.Интезарова, Ф.Усыпенко и П. Мальцева из студии военных художников имени Грекова (да, да, опять!) «Альпийский поход Суворова» обрывистый правый берег Рёйса стал плоским и широким. Отвесных скал справа от моста вообще не видно, зато во весь задний план картины раскинулся гигантский водопад, наподобие Ниагарского.
Еще одно полотно, автора которого мне выяснить не удалось, а жаль, поскольку это автор — самый оригинальный. Хотя известно, что суворовцы наступали с левого берега на правый, что и отражено на всех картинах, у этого мастера они движутся в обратном направлении: не слева направо, а справа налево. Очевидно, знаменитый армейский обучающий прием «сено-солома» данный живописец так и не осилил.
В общем, интересное это занятие — рассматривать батальную живопись.