Не победа а участие

История знаменитых цитат (К. В. Душенко, 2018)

Главное – не победа, а участие

На зимней Олимпиаде в Ванкувере Россия заняла 11-е место в общекомандном зачете. К таким результатам мы не привыкли. 5 марта 2010 года премьер Владимир Путин провел совещание по итогам Олимпиады.

– На соревнования подобного рода, – сказал он, – выходят не для того, чтобы пропотеть, а для того, чтобы победить.

Еще определеннее Путин высказался шестью годами раньше: «Я никогда не понимал лозунга о том, что главное не победа, а участие. Этот лозунг придуман людьми, для которых самое главное – удовольствие. Для меня важным является только результат» (интервью газете «Пари-матч» 11 марта 2004 г.).

С Путиным, конечно, согласились бы древние греки. Для античных атлетов победа в Олимпии была единственной целью. Призы за вторые и третьи места не присуждались, а проигравшие старались понезаметнее скрыться.

Когда же и кем был предложен немилый нашему лидеру лозунг?

В приветствии барона Пьера де Кубертена устроителям Олимпийских игр в Лос-Анджелесе 1932 года говорилось: «В Олимпийских играх главное не победить, но принять участие». На церемонии открытия Игр, состоявшейся 30 июля, эти слова были помещены на табло стадиона.

Четыре года спустя, открывая Олимпийские игры в Берлине, Кубертен заявил:

– В Олимпийских играх важна не победа, а участие.

Хозяева Берлинской Олимпиады 1936 года так не думали. Безоговорочная победа Германии по общему количеству медалей и по золотым медалям стала подарком для нацистской пропаганды.

Но история лозунга «Главное – не победа, а участие» гораздо старше.

За 28 лет до Берлинской Олимпиады, на банкете в честь официального открытия Олимпийских игр в Лондоне 24 июля 1908 года, Кубертен говорил:

– В жизни важна не победа, но борьба; главное – не выиграть, но достойно бороться.

При этом он сослался на проповедь американского католического епископа Энгелберта Толбота в соборе Св. Петра, прочитанную несколькими днями раньше, 19 июля. (Поэтому, кстати сказать, лозунг «Главное – не победа, а участие» нередко приписывается Толботу.)

О чем же проповедовал Толбот? «Эти Игры сами по себе лучше, чем состязание и приз. Св. Павел говорит нам, насколько маловажен сам приз. Наш приз не подвержен тлению – он нетленен, и хотя лишь один будет увенчан лаврами, все должны получить равное удовольствие от соревнования».

Было бы странно думать, что епископ нетвердо знал Писание, но факт остается фактом: у Павла и речи нет ни об «удовольствии», ни о маловажности приза. Апостол говорил нечто совершенно иное:

Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить.

Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы – нетленного.

И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух (…).

(1-е послание Коринфянам, 24–26)

Эти слова следует пояснить. «Венцом тленным» озабочены атлеты-олимпийцы, для которых «воздержание от всего» есть часть спортивной подготовки; о «венце нетленном» (т. е. о спасении души и Царстве Небесном) думают христиане и, подобно атлетам, напрягают усилия, чтобы его получить. В последнем фрагменте речь идет о кулачных боях, включавшихся в программу античных Олимпийских игр.

Но и это еще не всё. В 1894 году Кубертен приехал в Афины, чтобы убедить греков принять у себя первые Олимпийские игры Нового времени. Греки сомневались – отчасти по финансовым причинам, отчасти опасаясь оказаться в положении мальчиков для битья на олимпийских аренах. 18 ноября, выступая в Парнасском литературном обществе в Афинах, Кубертен сказал:

– Здесь приносит стыд не поражение, но отказ от борьбы.

А это, как заметил американский профессор Дэвид Юнг в статье «Об источнике олимпийского кредо» (1994), – не что иное, как вариант строки из поэмы Овидия «Метаморфозы», IX, 6:

Меньше в моем пораженье стыда, чем в боренье – почета.

(Перевод С. Шервинского)

У Овидия эти слова произносит речной бог Ахелой, который сватался к царевне Деянире одновременно с Гераклом. В схватке с Гераклом он принял образ быка, однако Геракл победил его, обломав противнику один рог.

Кубертен, напоминает Д. Юнг, учился в иезуитской школе, где древние языки были главными дисциплинами, а Овидий – обязательной частью изучения латыни.

Лучшей иллюстрацией мысли о том, что борьба важнее победы, служит знаменитая история с марафонцем, случившаяся на Олимпиаде в Мехико 20 октября 1968 года. В семь часов вечера на стадионе финишировал победитель марафона, эфиоп Мамо Волде. К восьми часам медали были уже вручены, трибуны почти опустели, начинало темнеть. И тут на беговой дорожке появился танзаниец Джон Стивен Аквари. Он бежал прихрамывая, кривясь от боли на каждом шагу, сквозь марлевую повязку на ноге сочилась кровь. Оказалось, что Аквари упал в самом начале забега, серьезно поранив колени и бедра, и все же добрался до финиша под овацию оставшихся на стадионе зрителей. Когда журналисты спросили его, почему он не прекратил бег после падения, танзаниец ответил:

– Моя страна послала меня за 7 тысяч миль не для того, чтобы я стартовал, а для того, чтобы я финишировал.

Свою версию лозунга Кубертена предложил уже не атлет, а врач и писатель-афорист Геннадий Малкин: «В браке главное не победа, а участие».

Дорандо Пиетри — человек, которому не повезло

В спортивном состязании победа достается в результате напряженного труда и трудной борьбы с сильными и опытными соперниками. Поэтому о спортсмене редко говорят: «Ему повезло» или «Он проиграл потому, что ему не повезло».

Но сейчас я расскажу о человеке, которому и в самом деле не повезло.

Звали его Дорандо Пиетри. Он приехал из Италии в Лондон, чтобы участвовать в IV Олимпийских играх.

У себя на родине Пиетри считался неплохим бегуном на длинные дистанции. Правда, победителем он ни разу не был, но мечтал о том, что когда-нибудь и к нему придет спортивная слава. Говорят, каждый солдат носит в своем ранце жезл маршала. То же самое можно сказать и о спортсменах. Каждый спортсмен может стать чемпионом.

Пиетри очень хотелось выиграть марафонский бег. И не где-нибудь, а на Олимпийских играх в Лондоне, куда он приехал летом 1908 года в числе двух тысяч других спортсменов.

Марафонская дистанция начиналась в пригороде у Виндзорского дворца и заканчивалась на стадионе в Лондоне. Тысячи жителей английской столицы выстроились вдоль улиц, по которым должны бежать марафонцы. Первым появился Дорандо Пиетри. Он бежал из последних сил. Но вот и финиш! Остается всего лишь несколько метров.
— Еще немного! — подбадривали его зрители.

Особенно старались его соотечественники — итальянские матросы с кораблей, разгружающихся в Лондонском порту. За Пиетри «болели» не только зрители, но и судьи. Всегда спокойные и бесстрастные, как и полагается быть спортивным судьям, они на этот раз взволнованно махали руками, что-то кричали, жестами показывая, что до финиша совсем близко.

А усталость, словно разбойник с большой дороги, хватает за горло и злобно хрипит: «Жизнь или победа!»

Это значит — смирись, отойди в сторонку, предайся блаженному отдыху. А золотая медаль? Что ж, пусть она достанется другому, более сильному и выносливому. Не всем же быть чемпионами! А если ты не согласен, вспомни о трагической судьбе первого марафонца — греческого воина, который замертво свалился на площади Афин.

И Пиетри не выдержал: замедлив бег, покачнулся и упал. Может быть, он и нашел бы в себе достаточно сил, чтобы подняться и закончить бег, но в это время сердобольные судьи бросились к нему и, подхватив под руки, помогли подняться. А это строго запрещено правилами. Пиетри, хотя и пробежал несколько оставшихся метров и под аплодисменты зрителей финишировал первым, но… победу ему не засчитали. Золотой медали он не получил. Чтобы утешить спортсмена и вознаградить его мужество, английская королева подарила Пиетри золотой кубок. Но даже такая награда была плохим утешением человеку, так случайно и так нелепо упустившему победу.

На этом злоключения Дорандо Пиетри не закончились. Судьи по ошибке записали его не по фамилии, а по имени. Так Пиетри и вошел в летопись Олимпийских игр, как П. Дорандо.

Что же произошло дальше?

В 1948 году, спустя сорок лет после лондонских Олимпийский игр, спортсмены вспомнили о Дорандо Пиетри. Они решили устроить ему чествование. Но где же юбиляр? Жив ли он?

Однажды в Олимпийский комитет явился джентльмен, с белыми как снег волосами, и скромно заявил:
— Я прочитал в газете, что вы ищете Пиетри. Я и есть тот самый Дорандо Пиетри, который сорок лет назад так трагически выступил в марафонском беге в Лондоне.

Устроители юбилея обрадовались. Портреты старого Пиетри появились во многих газетах. Но тут неожиданно выяснилось, что пожилой джентльмен вовсе не Дорандо Пиетри, а какой-то самозванец из Бирмингама. Настоящий Дорандо Пиетри давно умер. Чествование пришлось отменить. Даже после смерти Дорандо Пиетри с ним продолжали происходить различные недоразумения. Он и в историю спорта вошел, как человек, которого всегда преследовала неудача.

«Главное – не победа, а участие». Как родился девиз, ставший пословицей?

Выражение «Главное – не победа, а участие» сегодня ушло далеко за рамки спорта. Его употребляют как в утешение неудачникам, так и в ироническом тоне, в качестве оценки шансов аутсайдеров в том или ином виде деятельности.
Иногда эту фразу называют олимпийским девизом. Это не совсем верно – у олимпийского движения есть один официальный девиз «Citius, Altius, Fortius!» — «Быстрее, Выше, Сильнее!». Кстати, автором данной фразы является соратник барона Пьера де Кубертена по олимпийскому движению французский священник Анри Дидон. Он произнес ее, открывая спортивные соревнования в одном из колледжей. Барону фраза понравилась, и он закрепил ее как официальный девиз Олимпиад.

Длинная Олимпиада

История появления неофициального девиза оказалась куда драматичнее. Произошло это в 1908 году, во время проведения IV Олимпийских игр в Лондоне.

К этому времени Олимпиады постепенно стали набирать популярность, однако в плане организации им было, конечно, весьма далеко до современных.

Достаточно сказать, что они были растянуты во времени на несколько месяцев – первые соревнования начались 27 апреля, а последний комплект медалей был разыгран только 31 октября.

При этом торжественная церемония открытия Игр состоялась 13 июля, а вместо церемонии закрытия 31 октября состоялся праздничный банкет.

Игры 1908 года в Лондоне для России примечательны тем, что именно на них у нашей страны появился первый олимпийский чемпион. Им стал Николай Панин-Коломенкин, выигравший золото в соревнованиях по… фигурному катанию. Зимних Олимпиад еще не существовало, и фигуристы соревновались в рамках летних Игр.

Впрочем, история Николая Панина-Коломенкина заслуживает отдельного рассказа, а сейчас вернемся к нашей основной теме.

Итак, основная часть Игр стартовала 13 июля 1908 года, и этот старт не обошелся без скандала. На церемонии открытия присутствовал король Англии Эдуард VII вместе со своей женой Александрой. Во время парада участников знаменосцы поднимали флаги стран в честь короля, однако делегация США этого не сделала. Проблема была в том, что организаторы вместо флагов США и Швеции подняли на стадионе флаги Китая и Японии, делегаций которых на Олимпиаде не было. Обиженные янки поквитались с королем бывшей метрополии. На это обиделся уже Эдуард VII, спустя две недели отказавшийся принимать участие в церемонии награждения победителей.

Для удобства монарха

Главной в программе Олимпиады в Лондоне была легкая атлетика, а «гвоздем» легкой атлетики был марафон.

Главное — не участие, главное — победа

В связи с одним ЖЖ-шным разговором вспомнилась мне история возникновения якобы олимпийского принципа «Главное — не победа, а участие», якобы высказанного Пьером де Кубертеном.
А было все так… На Олимпиаде 1908 года итальянский марафонец Дорандо Пиетри не рассчитал свои силы и за 15 метров до финиша рухнул на дорожку. К итальянцу подбежали двое — судья и журналист (хроникеры того времени говорят, что это был сэр Артур Конан Дойль — «отец» Шерлока Холмса). Они поставили марафонца на ноги и, поддерживая с двух сторон, довели того до финишной ленточки.
После долгих дебатов Пиетри все-таки дисквалифицировали, а победил пришедший вторым американец Хэйс (Забавно, сто лет прошло, а ничего в мире не изменилось 🙂 ). Итальянец, тем не менее, стал одним из героев лондонской Олимпиады, и во время службы в соборе святого Павла епископ Пенсильванский, утешая неудачливого спортсмена, произнес исторические слова, позже безосновательно приписанные Пьеру де Кубертену: «Главное — не победа, главное — участие».
С тех пор фраза стала индульгенцией проигравших, но с олимпийским принципом она ничего общего не имеет. Олимпийским девизом был, есть и будет жестокий, но справедливый «Быстрее, выше, сильнее».
Главное — не участие, главное — победа.