Нападение на храм в грозном

Нападение на храм в Грозном: хронология (обновляется)

Храм Архангела Михаила. Грозный

19 мая 2018 года на территорию Грозненского храма Архангела Михаила во время вечернего богослужения проникли четверо вооруженных преступников. По словам главы Чечни Рамзана Кадырова, они имели при себе «стрелковое оружие, обрез, ножи, топорики, пластиковые бутылки с горючей смесью».

Первыми у входа в храм террористы убили двух сотрудников правоохранительных органов из Саратовской области — Владимира Горскова и Кайрата Ахметова, сообщает ТАСС.

По словам официального представителя Следственного комитета России, «показания очевидцев дают основания полагать, что профессиональные действия сотрудников полиции, охранявших церковь, помогли предотвратить более тяжкие последствия нападения и избежать большего количества жертв».

Убиенные сотрудники полиции Кайрат Рахметов и Владимир Горсков

Услышав стрельбу во дворе, настоятель грозненского храма священник Сергий Абасов с прихожанами поспешили закрыть двери, но одного из прихожан террористы смертельно ранили.

Отец Сергий вспоминает: «Совершалось очередное богослужение, оно длится с 14:00 до 16:00, мы молились, когда вдруг услышали крики “Аллаху акбар” и два мощных выстрела. Прихожане церкви, не растерявшись, бросились закрывать двери, и это спасло нам жизнь».

Боевики начали ломиться в дверь, один стрелял, двое пытались взломать дверь. Террористы «преследовали цель проникнуть внутрь храма и расправиться со всеми прихожанами, но мы смогли выдержать напор до приезда полиции», — заявил отец Сергий.

Он сообщил, что в момент нападения во дворе храма находилось его трое малолетних детей: «Как только раздался выстрел, моя жена выскочила во двор из храма и успела забежать в дом. В этот момент вслед прозвучали два выстрела, но, к счастью, она успела спрятаться».

Приехавшие сотрудники полиции уничтожили всех террористов на месте.

Найденные при преступниках орудия убийства

Тяжело пострадал детский врач Федор Напольников, заведующий отделением детской хирургии и урологии Гудермесской районной больницы, который получил огнестрельные ранения грудной клетки, руки и ноги. Именно он подпирал центральную дверь в храм изнутри, когда туда ломились вооруженные бандиты. Прямо у входной двери, которую Федор уже не мог держать, а за нею еще стреляли, отец Сергий накрыл его епитрахилью, прочитал разрешительную молитву и причастил его запасными Дарами. «Он так хотел причаститься! А мы не знали, кто из нас останется, кто не останется в живых…», — вспоминает отец Сергий. Сейчас, после проведения экстренной операции, состояние Федора Напольникова стабилизировалось.

Также ранены два сотрудника полиции, которые незадолго до произошедшей трагедии изъявили желание креститься. Отец Сергий Абасов выехал к ним в больницу, где и совершил малый чин Крещения над одним из них — Владимиром. Второго раненого увезли на сложную операцию. «Сейчас, — говорит отец Сергий, — его жизни уже ничто не угрожает».

Погибший прихожанин по имени Артемий приехал в Грозный из Узбекистана в поисках своих детей. Накануне Артемий исповедался, не позже Вознесения — причастился. Отец Сергий вспоминает: «Целыми днями этот человек сидел в храме, читал Священное Писание, молился по четкам. У него и когда его убили, четки были в руках… С именем Христовым на устах преставился ко Господу».

Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело по 317-й статье Уголовного Кодекса «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа».

По словам Главы Чечни, «правоохранительные органы оперативно установили личности уничтоженных бандитов. Двое из них являются жителями села Гелдаган, один из поселка Аргунский, расположенного недалеко от Грозного. По данным МВД по Чеченской Республике, главарь группы являлся уроженцем и жителем одного из соседних регионов».

Свои соболезнования близким погибших выразили Святейший Патриарх Кирилл, архиепископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам, архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт, митрополит Саратовский Лонгин, глава Чечни Рамзан Кадыров, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, врио главы Дагестана Владимир Васильев и многие другие церковные и государственные лица.

Кадыров на всю страну заявил, что он хозяин Чечни, а не «какой-то там премьер-министр РФ»

Недавно в России произошел достаточно показательный публичный скандал между центральной властью и руководством Чеченской Республики: Рамзан Кадыров демонстративно отказался выполнять требование премьер-министра России Михаила Мишустина и не стал открывать границы для россиян из других регионов.

Кадыров заявил, что не намерен выполнять приказ главы Кабмина РФ и будет действовать на свое усмотрение: без прописки в Чеченской Республике граждане России не могут попасть на территорию этого региона.

По сути, Рамзан Ахматович на всю страну заявил что он хозяин Чечни, а «какой-то там премьер-министр РФ» ему не указ.

В свою очередь, российский премьер Мишустин заявил, что закрытие границ внутри России — это превышение полномочий и позволяется только федеральным властям.

И как комментируют данный инцидент у Путина? Сам президент, который, по сути, собственноручно предложил и утвердил Мишустина на должность, отмалчивается, предоставив огласить свою точку зрения пресс-секретарю Пескову. Ответ устами последнего, кстати, получился также очень показательным.

«Речь шла о закрытии границ в плане препятствования товарным потокам, транзитным перевозкам, доставкам продуктов и медикаментов. В данном случае глава Чечни заверил, что эти потоки не закрываются и ничто им не препятствует», — так сказал пресс-секретарь президента РФ.

То есть в Кремле Мишустина фактически оставили в дураках. Получается, Кадыров ничего не нарушает, а премьер-министр непонятно по какой причине к нему «придрался». Но на самом деле никакой это придиркой не было. Если посмотреть на ситуацию со стороны, то Кадыров действительно превысил полномочия.

К слову, известный российский политолог Пионтковский, который в настоящее время проживает в США, отметил: «Нынешняя Россия оказалась не готова к настоящим масштабам эпидемии коронавируса, авторитет центральной власти в глазах населения падает, власти на местах берут ситуацию в свои руки. Чувствуется неуверенность Путина, желание уйти от ответственности. А для диктатора оно всегда опасно. Можно ответственность отдать, а потом ее и не вернуть».

Примечательно, что Путину стали дерзить и руководители более легкой «весовой категории».

Пионтковский отмечает, что даже мэр Москвы Собянин разговаривал с Путиным в таком тоне, который было трудно предположить еще полмесяца назад.

Эксперт считает, что в России сейчас начинается «маленький парад суверенитетов». По его мнению, начинается процесс распада Российской Федерации.

Ранее мы писали: «Страну поджигают», — Эль Мюрид заявил, что из-за нынешнего кризиса Россия распадется на 7 частей

Возможен ли сценарий распада России на отдельные государства при усугублении экономической ситуации? Сможет ли власть России обуздать возможный социальный взрыв, вызванный обнищанием населения, сохранив при этом нынешние границы? — «Поделись этим видео и жми лайк»

Мы помним историю чеченских войн. Известно, что Рамзан Кадыров вначале воевал за независимую Ичкерию, вместе с Шамилем Басаевым захватывал больницу в Буденновске; а его отец Ахмад Кадыров, будучи главным муфтием, открыто объявил священную войну России. Правда, потом у «чеченских сепаратистов», как их называли федеральные телеканалы, начались разногласия, которыми умело воспользовалась ФСБ и лично Путин. Переманив на свою сторону Кадыровых и некоторые другие влиятельные чеченские тейпы, президент РФ устроил вторую войну, в результате которой Чечня, будучи уже де-факто независимой, снова вошла в состав Федерации.

Рамзан Кадыров всегда был на особом счету у Путина, тот ему позволял гораздо больше, чем лидерам других регионов, и даже разрешил присоединить к ЧР части соседних Дагестана и Ингушетии, не учитывая мнений жителей этих республик. Кадыров, в свою очередь, после того как вместе с отцом предал боевых товарищей по Первой чеченской войне, всегда подчеркивал свою верность Путину.

Но что мы видим сейчас? Кадыров увидел слабость Центра. И, конечно же, захотел большей самостоятельности. Сегодня он уже откровенно игнорирует указы премьер-министра, а завтра? Да не исключено, что «пошлет» и самого Путина.

А что ему сделает сейчас президент в таких условиях? Направит войска в мятежный регион? Это рискованно, поскольку силу чеченских силовиков, да и обычных бойцов знают все. Подошлет к Кадырову киллеров, как к тому же Литвиненко или Скрипалю? Как мы уже убедились, ФСБшники в последние годы весьма сильно деградировали. А Кадырова хорошо охраняют. Да и у него самого есть немало наемных убийц, с помощью которых тот расправляется со своими политическими оппонентами.

Путину останется лишь смириться. Кадыров возьмет себе столько суверенитета, сколько захочет. И не исключено, что на фоне такого экономического кризиса другие республики тоже захотят независимости. Процесс распада начался.

«Намоленный» подвал и расстрелы в упор. Репортаж из Грозного, где произошло нападение на православную церковь

Храм Архангела Михаила стоит в Грозном на проспекте Ахмада Кадырова, недалеко от моста через Сунжу, после которого он превращается в проспект В. В. Путина.

Новые иконы, сравнительно свежие фрески. Лишь специально оставленные потертости на некоторых стенах напоминают, что храм – не новострой, он был освящен еще в конце XIX века, но сильно пострадал во время чеченских войн и был восстановлен в середине 2000-х годов.

Восемь пожилых женщин и пара стариков стоят за молодым 29-летним батюшкой Сергием Абасовым, матушка Галина поет молитвы, присматривая за коляской, где спит 3-месячная Саша. 4-летний Серафим помогает отцу служить – то подаст кадило, то зажжет потухшие свечи в паникадилах. Его 6-летняя сестра Катя стоит вместе со старушками, косые лучи полуденного солнца красиво падают на священника из открытой боковой двери, во дворе кукарекает петух, в какой-то момент слышатся призывы муэдзинов из близлежащих мечетей.

Такая же служба шла и днем 19 мая, только дети смотрели мультики дома. Когда настал момент елеопомазания, отец Сергий хотел позвать сына – это «самый его любимый момент службы», но не успел: примерно в 15:10 во дворе раздались выстрелы и крики «Аллах акбар». Во время перестрелки погибли двое полицейских и один прихожанин.

Матушка Галина выбежала на улицу, отец Сергий вместе с одним из прихожан, Федором Напольниковым, заведующим Вторым хирургическим отделением грозненской детской больницы №2, попытался закрыть тяжелую дубовую дверь, которую подперли стулом. Остальные сели на пол, кто-то стрелял внутрь церкви через окно со стороны проспекта.

Отец Сергий ведёт службу, матушка Галина и дочь Катя слева

Нападавшие пытались открыть дверь и стреляли в зазоры между створками, Напольникова ранили в грудь и ногу. По словам очевидцев, пули летали по всему храму: отец Сергий показывает простреленный бак со святой водой, пулевые отверстия в стеклах икон и витринах церковной лавки.

«Я понял в этот момент, что все может произойти, накрыл епитрахилем, пошел проверил окно, которое выглядывало на наш дом из алтаря, – вспоминает отец Сергий. – Я увидел в окне одного из убийц, он запрыгнул на каркас и кричал «Аллах акбар» с ножом в руках».

По словам отца Сергия, все нападавшие были одеты в одинаковые темно-зеленые или темно-коричневые штаны Combat с карманами, у одного был пояс с патронами от ружья, у другого рюкзак, в котором потом нашли бутылки с «коктейлем Молотова». «Лица не были закрыты, молодые ребята совсем, еще борода не выросла», – говорит отец Сергий.

Матушка на мушке

На улице тем временем была перестрелка. По словам свидетелей, помощь подоспела только через 30–40 минут. Церковь охраняли шестеро сотрудников полиции, двое из которых, судя по рассказам очевидцев, стояли на воротах, а остальные находились в подсобке. По данным «Кавказского узла», нападавшими оказались уроженцы Чечни 19-летний Микаил Элисултанов и 18-летние братья-близнецы Амир и Али Юнусовы, а также 18-летний житель Ингушетии Ахмед Цечоев. В арсенале у них было охотничье ружье, ножи, топоры, дымовые шашки и бутылки с зажигательной смесью.

Кайрат Аметов, погибший при нападении на церковь Архангела Михаила в Грозном

Практически сразу на воротах был убит старший сержант Кайрат Ахметов, у которого террористы забрали пистолет Макарова, который нашли только к вечеру воскресенья в подворье. Его сослуживец Николай чудом остался в живых: в него выстрелили и попытались перерезать горло, но он вовремя закрылся рукой. В третьего сотрудника, старшего сержанта Владимира Горского бросили дымовую шашку и убили его, воспользовавшись заминкой.

Один из нападавших увидел выбежавшую из церкви матушку Галину, но убить ее не успел – перезаряжал ружье. Галина рассказала, что ей бы не удалось добежать до дома, где остались дети, и кинулась в трапезную – от воспоминаний женщина плачет навзрыд. Нападавший побежал за ней, стреляя по стеклянным дверям, но она укрылась в подвале. Галина и отец Сергий уверены, что именно «намоленный» подвал спас женщину от гибели: именно здесь проходили службы во время чеченских войн.

Тем временем Серафим выбежал из дома посмотреть, что происходит, за ним вышла и Катя. Отец Сергий, увидевший их в алтарное окно, крикнул им, чтобы вернулись в дом – дети послушались.

Серафим Абасов

Артему Вшикову, зашедшему перед тренировкой по боксу проведать своего приятеля, 55-летнего Сергея, повезло меньше. Увидев боевиков, он вскрикнул «Ни хрена себе!» и побежал за гостевой дом, в котором живут Сергей и Георгий Петрович. «Я ему кричу: «Ты куда? Там тупик! – вспоминает Сергей. – А потом слышу оттуда «Аллах акбар». Я знаю, что они это кричат, когда побеждают или когда умирают. Умирать там им не от чего было, значит, Артем попался».

Результаты судмедэкспертизы на момент написания статьи были недоступны, но, по словам свидетелей, Артему сначала выстрелили в плечо, а потом зарезали. «У него все руки были изрезаны, прямо кости торчали», – рассказывает Сергей. По его словам, Артему было около сорока, он приехал в Грозный из Узбекистана – искал пропавших родственников.

Владимир Горский, погибший при нападении на церковь Архангела Михаила в Грозном

Сам Сергей, единственный выживший гражданский свидетель, оказавшийся в момент нападения во дворе, тоже попал в Грозный случайно. По его словам, его опоили и выкрали из Санкт-Петербурга, а потом продали в Чечне в рабство на ферму в Курчалоевском районе, имена владельцев которой он боится называть.

По прибытию его сразу избили, отобрали телефон и деньги, на его глазах сожгли в буржуйке паспорт. Он, впрочем, отказывался работать, и его сначала били, а потом решили, что, раз деньги уплачены, надо извлечь хоть какую-то пользу, так что поставили его следить за стадом. Потом у его хозяев случился конфликт, и они уехали с фермы, увезя других рабов и сняв охрану. Сергей решил добраться до Грозного, проехав 60 километров на велосипеде. «Сижу в парке 4 марта, устал, ноги болят, грязный весь, думаю, что делать дальше. Поворачиваюсь, смотрю – купола». Сергея пустили пожить при храме, за что он помогает настоятелю по хозяйству. Он, впрочем, мечтает как-то добраться до Питера, но боится, что его остановят на первом же блокпосту и вернут на ферму: за ним уже приезжали сотрудники чеченской полиции, которых не пропустила охрана храма.

Не те герои

По официальной версии, четверо преступников ликвидировал прибывший на место спецотряд. Видео с вооруженными военными, осторожно заходящими на территорию храма, тут же показали по центральным каналам, на нем же сотрудники бережно выносят детей.

Но очевидцы утверждают, что съемка постановочная: нападавших убили сотрудники полиции, дежурившие у храма, к приезду спецгруппы все уже закончилось. «Они начали тут красиво выбивать двери ногами под камеры», – улыбается Сергей.

Источники «Коммерсанта» рассказали, что нападение якобы изначально готовилось на республиканскую администрацию, но террористы отказались от этой идеи из-за усиленной охраны объекта. Издание также утверждает, что в Грозном ожидали теракта 19 мая, но не знали, где он случится, а потом полиция заметила и «настигла» нападавших в находящемся рядом с храмом Цветочном парке. Но по словам полицейских, об операции их не предупреждали.

Сотрудники полиции у церкви Архангела Михаила, где произошло нападение на прихожан, 19 мая 2018 года

По словам священника, нападение могло быть спланировано: за несколько дней неизвестные молодые люди приходили и расспрашивали служащих о назначении находящихся на территории зданий. Дом, который им ошибочно указали как дом священника, позже расстреляли из автомата. Именно эта автоматная очередь указывает на то, что нападавших могло быть больше четырех: судя по пулевым отверстиям, стреляли с улицы – этого не мог сделать никто из четверых, находившихся во дворе. В самой церкви также выбито одно из окон со стороны улицы.

​Перебоялись

Паства отца Сергия за некоторыми исключениями весьма однородна. На большие праздники и воскресные службы может собраться и до 30–40 человек, среди которых российские военные и их родные. На неделе же в церковь ходят в основном пенсионерки, по стечению обстоятельств не уехавшие из Грозного в 1990-х годах.

«Бабушки бесстрашные, – говорит отец Сергий. – Там две паузы были по 5–7 минут. Первая перестрелка когда закончилась, тишина. Я смотрю, они стоят, чистят подсвечники, свечки перезажигают, лампадочки зачищают и молятся. Я говорю: вы что делаете? Это хорошо все, но сейчас нужно присесть».

Собеседники Радио Свобода утверждают, что все эти годы не чувствовали никакого давления со стороны соседей-чеченцев – жили в мире.

«Я пережила тут две войны, – говорит контуженная Ольга. – Наверное, тогда перебоялась». Ольга родом из Красноярского края, ее будущий муж приезжал туда «на картошку» и увез в Грозный. Когда началась война, они не могли оставить свекровь, но зато отправили в Москву дочь: «Она была высокая, красивая, стройная девица, и федералы досматривали ее на всех блокпостах: покажи плечо, покажи коленку, ну что она не снайпер. Она и сама плакала уже из-за этого, и мы ее отправили в Москву». Свекровь тем временем умерла, в 2001 году умер и муж, а Ольга осталась одна и уезжать никуда не хочет.

Другая прихожанка, Тамара, сидела в притворе у центрального входа: пули туда не долетали, но зато прекрасно был слышен шум – двери находятся прямо рядом с воротами, через которые зашли террористы. «Конечно, было страшно, – говорит Тамара. – Сорок минут не было никакой помощи». Тамара тоже приехала в Грозный за мужем в 1975 году из Челябинской области, тоже пересидела две войны, причем какое-то время жила чуть не линии фронта: ее дом оказался между позициями боевиков и федеральных войск. Она помнит массовый исход русских в начале 1990-х, но говорит, что сама уехать не могла: «Дом держал».

Настоящее Время привело часть репортажа. Его полная версия опубликована на сайте Радио Свобода