Нападение Германии на СССР

Нападение гитлеровской Германии на СССР

18 декабря 1940 г. Гитлер в директиве № 21 утвердил окончательный план войны против СССР под условным наименованием «Барбаросса». Для его осуществления Германия и ее союзники в Европе — Финляндия, Румыния и Венгрия — создали невиданную в истории армию вторжения: 182 дивизии и 20 бригад (до 5 млн чел.), 47,2 тыс. орудий и минометов, около 4,4 тыс. боевых самолетов, 4,4 тыс. танков и штурмовых орудий, и 250 кораблей. В группировке советских войск, противостоявших агрессорам, насчитывалось 186 дивизий (3 млн человек), около 39,4 орудий и минометов, 11 тыс. танков и более 9,1 тыс. самолетов. Эти силы не были заблаговременно приведены в боевую готовность. Директива Генерального штаба Красной Армии о возможном нападении Германии 22-23 июня поступила в западные пограничные округа только в ночь на 22 июня, а уже на рассвете 22 июня началось вторжение. После продолжительной артиллерийской подготовки, в 4.00 утра германские войска, вероломно нарушив заключенный с СССР пакт о ненападении, атаковали советско-германскую границу на всем ее протяжении от Баренцева до Черного морей. Советские войска были застигнуты врасплох. Организации мощных контрударов по противнику препятствовало то, что они относительно равномерно были распределены по всему фронту вдоль всей границы и рассредоточены на большую глубину. При таком построении трудно было противостоять противнику.
22 июня по радио с обращением к гражданам Советского Союза выступил нарком иностранных дел В.М. Молотов. Он, в частности, сказал: «Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении».

23 июня 1941 г. в Москве был создан высший орган стратегического руководства вооруженными силами — Ставка Верховного Главнокомандования. Вся власть в стране была сосредоточена в руках образованного 30 июня Государственного комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО и Верховным Главнокомандующим был назначен И.В. Сталин. В стране начала претворяться в жизнь программа чрезвычайных мер под девизом: «Все для фронта! Все для победы!». Красная Армия, однако, продолжала отступать. К середине июля 1941 г. немецкие войска продвинулись вглубь советской территории на 300-600 км, захватив Литву, Латвию, почти всю Белоруссию, значительную часть Эстонии, Украины и Молдавии, создали угрозу Ленинграду, Смоленску и Киеву. Над СССР нависла смертельная опасность.

ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА № 1 НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА РККА ГЕНЕРАЛА АРМИИ Г.К. ЖУКОВА. 10.00, 22 июня 1941 г.

В 4.00 22.06.1941 г. немцы без всякого повода совершили налёт на наши аэродромы и города и перешли границу наземными войсками…

1. Северный фронт: противник звеном самолётов типа бомбардировщик нарушил границу и вышел в р-н Ленинграда и Кронштадта…

2. Северо-Западный фронт. Противник в 4.00 открыл арт огонь и одновременно начал бомбить аэродромы и города: Виндава, Либава, Ковно, Вильно и Шуляй…

З. Западный фронт. В 4.20 до 60 самолётов противника бомбардировали Гродно и Брест. Одновременно на всей границе Западного фронта противник открыл артиллерийский огонь…. Наземными силами противник развивает удар из района Сувалки в направлении Голынка, Домброва и из района Стоколув вдоль железной дороги на Волковыск. Наступающие силы противника уточняются. …

4. Юго-Западный фронт. В 4.20 противник начал обстрел пулеметным огнём наших границ. С 4.30 самолёты противника ведут бомбардировку городов Любомль, Ковель, Луцк, Владимир-Волынский… В 4.35 после арт огня по району Владимир-Волынский, Любомль наземные войска противника перешли границу развивая удар в направлении Владимир-Волынский, Любомль и Крыстынополь…

Командующие фронтами ввели в действие план прикрытия и активными действиями подвижных войск стремятся уничтожить перешедшую границу части противника…

Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной Армии принять бой в процессе занятия исходного положения по плану прикрытия. Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частного успеха.

Подпись: начальник Генерального штаба Красной армии Г.К. Жуков

Великая Отечественная война – день за днем: по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной армии. М., 2008.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПО РАДИО ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР и НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА 22 июня 1941 г.

Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территорий.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к СССР по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей(…)

Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя тов. Сталина.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Документы внешней политики. Т.24. М.,2000.

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.СТАЛИНА ПО РАДИО, 3 июля 1941 г.

Товарищи! Граждане!

Братья и сестры!

Бойцы нашей армии и флота!

К вам обращаюсь я, друзья мои!

Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу Родину, начатое 22 июня, – продолжается. Несмотря на героическое сопротивление Красной Армии, несмотря на то, что лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения, враг продолжает лезть вперед, бросая на фронт новые силы(…)

История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало. Армию Наполеона считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками. Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой армией, но она несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и, наконец, была разбита англо-французскими войсками. Тоже самое нужно сказать о нынешней немецко-фашистской армии Гитлера. Эта армия не встречала еще серьезного сопротивления на континенте Европы. Только на нашей территории встретила она серьезное сопротивление (…)

Могут спросить: как могло случиться, что Советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского правительства ошибка? Конечно нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом(…)

При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего(…) В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия(…)

В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского народа, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу нашего Отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы (…)

В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР, для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в государстве. Государственный Комитет Обороны приступил к своей работе и призывает весь народ сплотиться вокруг партии Ленина – Сталина, вокруг Советского правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красного Флота, для разгрома врага, для победы.

Все наши силы – на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота!

Все силы народа – на разгром врага!

Вперед, за нашу победу!

Эта история пойдет одновременно о храбрости и трусости солдат, о дерзости и бездарности офицеров, о геройстве и позоре армий. Эта история о захвате немецкими войсками самой крупной и современной на то время бельгийской крепости Эбен-Эмаль за 15 минут боя. Заметим, что информация об этой операции никогда не относилась к секретной, но, вместе с тем, является малоизвестной. Начнем сначала.

Описание форта Эбен-Эмаль

После Первой мировой войны бельгийцы, насмотревшись на строительство французами — «передовиками военной мысли», линии защитных укреплений, известной в военной истории как «линии Мажино», решили создать нечто подобное (в меньших, соразмерных своей стране масштабах), и в 30-х годах развернули большое военное строительство неподалёку от города Льеж. Тем более, что в укрепрайоне уже существовали 12 фортов, оставшихся с Первой мировой. С севера на юг тут протянулась линия новых фортов: Эбен-Эмаэль, де Обин-Нёфшато, де Баттис и де Танкремон.

Карта укреплений Льежа. Синим цветом, обозначены форты, построенные в 1888-1891 гг. Красным — построенные в 1930-х годах

Учитывая опять же, опыт недавно отгремевшей мировой войны, бельгийцы отнеслись к постройке фортов довольно продуманно. Для строительства был использован железобетон, орудийные башни сделаны менее сгруппированными, функционально улучшена система вентиляции, сильно углублены под землю склады боеприпасов и ходы сообщений.

Проект форта Эбен-Эмаэля был разработан бельгийским инженером Анри Бриальмоном ещё до Первой мировой войны, и в 30-е годы его только модернизировали в соответствии с требованиями времени. Новый форт, названный в честь соседнего поселка, конструктивно вписывался в окружающую местность и размещался вдоль Альберт-канала на расстоянии 20 км к северо-востоку от Льежа и 10 км к югу от голландского Маастрихта. 1 апреля 1932 года началось строительство форта, и хотя основные работы завершились в 1935 году, и форт был объявлен готовым, некоторые изменения и усовершенствования продолжались до мая 1940 года.

Схема форта Эбен-Эмаль. Синим цветом обозначено Альберт-канал

План крепости на местности. Серым цветом в двухстороннем пунктире обозначены подземные галереи

Крепость высотой до 40 м господствовала над окружающей местностью и имела форму клина с узкой гранью на его северном фасе, направленном в сторону голландского города Маастрихт. С севера на юг форт был длиной 900 м и 700 м в ширину, общая площадь его составила около 66 га, из которых около 40 имели плоскую поверхность. На северо-востоке крепость защищалась крутым склоном канала Альберта. На западе текла река Гир, которая позволяла в случае угрозы подхода противника в этом направлении, затопить прилегающую местность. С южной стороны крепость окружал «одетый» в бетон 10-метровый противотанковый ров длиной 450 м, который составлял препятствие для танков и пехоты, когда заполнялся водой с реки Гир. Все направления в Эбен Эмаль прикрывались огнём с разных защищенных позиций и огневых точек, расположенных по периметру крепости на уровне земли. Форт состоял из 17 сооружений различного назначения, соединенных между собой 4 километрами подземных галерей на глубине 20-28 м.

Канал Альберта. Вид из пулеметной амбразуры

Вход на территорию форта

Один из трехорудийных казематов форта

Пулеметные амбразуры

Эбен-Эмаль был лучше вооружен, чем другие форты Льежа, причем основное оружие в других фортах находилось в башнях, а в Эбен-Эмале главное оружие было между башнями и казематами. Форт был вооружен двумя 120-мм орудиями в одной броневой башне, шестнадцатью 75-мм орудиями в двух скрывающихся башнях и в четырех казематированных артиллерийских объектах, а также двенадцатью 60-мм противотанковыми пушками, одним 47-мм противотанковым орудием, батареей 4-ствольных зенитных пулеметов на открытой позиции, 26-ю станковыми пулеметами в амбразурах под бетоном, и 13 ручными пулеметами для ближней обороны. В секторах стрельбы всех противотанковых орудий и станковых пулеметов объекты имели прожектора. Следует отметить, что 120-мм орудия и два 75-мм орудия имели круговой сектор обстрела. При этом 120-мм орудия имели крыши казематов из бетона толщиной 2,75 метра и были способны выдерживать обстрел артиллерией до 220-мм калибра включительно. 75-мм спаренные орудия защищались не только толстой броней, но и возможностью «утапливания» заподлицо с поверхностью каземата во время обстрела. На поверхности оставалась только куполообразная крыша башни из очень толстой броневой стали. Более того, бронирование купола было разнесенным, из двух слоев брони толщиной 250 мм с фетровым наполнителем между ними. Тем самым исключался откол брони с внутренней стороны при подрыве снарядов на крыше.

Для защиты от возможного проникновения пехоты противника на территорию крепости, она простреливалась двухорудийными башенными установками 75-мм орудий, которые оснащались специальными картечными боеприпасы, снаряженными 15-мм шариками. Таких установок было две: «Башня Север» и «Башня Юг». Кроме того, пространство форта контролировали два каземата «Ми-Север» и «Ми-Юг» с пулеметами. Для этих целей могли использоваться и четыре каземата с 75-мм орудиями (по три орудия в каземате), предназначавшихся для обстрела переправ.

Башня 75-мм орудия в поднятом положении
Башня спаренных 120-мм орудий с круговым сектором обстрела

В главную задачу форта входила артиллерийская защита трех мостов на канале Альберта: Вельдвезелт, Вроенховен и Канне, которые к тому же были заминированы. Воспламенительные шнуры в стальных трубах пролегали от пулеметных дотов, охранявших подступы к мостам, что позволяло дистанционно управлять их взрывами. При этом, огонь из форта, отсекал от мостов не только пехоту, но и бронетехнику. Любая попытка восстановить разрушенные мосты срывалась огнём крепостной артиллерии Эбен Эмаль. Более того, дальность огня бельгийских орудий (15-17 км) позволяла им прикрывать даже голландские мосты в Маастрихте. Таким образом, форт не позволял пройти немецким войскам в Бельгию приблизительно на 30-километровом участке канала.

В то время, крепость являлась самым мощным фортификационным сооружением в Европе, которое превосходило все, что создали французы на линии Мажино, а немцы — на Западном валу. А стоимость строительства определялась в 250 млн. франков (42 млн. долларов), что соответствовало цене авианосца тех лет.

Лестница в подземелье
Галереи форта
Подземельные помещения форта

Однако на этом и заканчиваются все достижения бельгийской военной мысли. Вложив такие деньги в строительство самого современного форта, военное командование не озаботилось укомплектовать его соответственно обученным и мотивированным гарнизоном. Персонал форта насчитывал 1322 человек (по другим данным 1200), большинство из которых являлось резервистами, включая и офицеров. Так из 28 офицеров форта 17 были резервистами. Поскольку форт находился на «отшибе цивилизации», желающих в нем служить было немного, да и сама служба в нем считалась вроде наказания. Сидение в подземельях не было стимулом в службе. Соответственно ни лучших солдат, ни офицеров там не было. 200 человек гарнизона в качестве технического персонала постоянно находились в форте. Две группы артиллеристов по 500 человек служили вахтовым способом, меняясь каждую неделю. На момент штурма форта в нем находилось 989 человек (по другим данным 650 человек). Пехоты в Эбен-Эмаэле практически не было. Командовал фортом майор Жан Жотранд.

Майор Жоттранд среди офицеров своего гарнизона

Более серьезные проблемы форта были связаны с инструкциями мирного времени, типа чтоб ничего не случилось, которыми должны были руководствоваться в крепости, несвоевременными и нечеткими командами высшего военного командования, непрофессионализмом командира форта, и прочая, прочая. Но об этом несколько позже.

Подготовка немецкого десанта

Немецкое командование понимало, что захватить крепость лобовой атакой практически невозможно. Более того, было очевидно, что попытка фронтальной атаки вынудит бельгийцев немедленно взорвать заминированные мосты и не позволит выполнить основную задачу операции. Брешью Эбен-Эмаэля была его недостаточная противоздушная оборона (один 4-ствольный пулемет), что, видимо, и натолкнуло немецкое командование на мысль использовать в захвате форта посадочный десант с применением штурмовых планеров новейшего типа DFS-230.

Необычная задумка использовать в операции планеры родилась из того расчёта, что воздушная и артиллерийская бомбардировка из-за толщины укреплений, не привели бы к успеху. Поэтому единственным выходом виделась высадка сапёров с воздуха, которые используя фактор внезапности и быстроты взрыва, могли бы помочь захватить Эбен-Эмаэль с минимальными потерями для личного состава.

Поскольку подобного рода операцию немцы планировали впервые – была необходима тщательная подготовка к десантной высадке. Командование вермахта отобрало специальный отряд численностью в 438 человек, поставив командовать ими гауптмана В. Коха. В нее входили десантники, инженеры-саперы и пилоты Люфтваффе. Следует отметить, что немецкое командование предвидело высокие потери личного состава при этой операции, поэтому в отряд набирали лишь добровольцев. Отряд был разбит на 4 группы:

— Группа «Сталь» была нацелена на захват Вельдвезельтского моста на Альберт-канале.

— Группа «Бетон» готовилась к атаке моста во Вренховене.

— Группа «Железо» предназначалась для захвата Каннского моста.

— Группа «Гранит» готовилась непосредственно к атаке Эбен-Эмаэля.

С ноября 1939 года отряд был размещен в засекреченном лагере, где изучали топографию местности, систему укреплений и огневых средств, организацию обороны мостов. Высадку отрабатывали на бывших укреплениях чешской оборонительной линии и специально сооруженном макете форта в натуральную величину, основанную на данных фотосъемки с гражданского самолета. Разведку на местности, немцы так и не смогли провести до начала операции. Для обучения было предоставлено 50 планеров DFS-230, кумулятивные заряды для пробивания брони, которые ещё ни разу нигде не использовались. По окончанию обучения, макет разобрали, разбитые планеры сожгли, а десантникам до начала операции, было запрещено покидать тренировочный лагерь.

Планеры типа DFS-230

Операция была назначена на весну 1940 года. 10 мая в 03:15 из аэропорта тренировочного лагеря в воздух поднялся 41 «юнкерс», каждый из которых буксировал транспортный планер, в котором размещалось в среднем по 8 десантников в полной экипировке, не считая двух членов экипажа. Вооружение групп составляли ручные пулеметы МГ-34, пистолеты-пулеметы МП-38, карабины и пистолеты «парабеллум». Имелись также 4 огнемёта «Фламмверфер-40», противотанковые ружья и кумулятивные заряды, способные пробивать бронированные материалы. 11 планеров несли и группу «Гранит» из 85 человек под командованием оберлейтнанта Рудольфа Вицига, которой предстояло штурмовать крепость. В распоряжении штурмовой группы было две тонны саперных боеприпасов.

Важнейшим условием операции, был бесшумный подлет к целям до времени начала общего вторжения Германии в Бельгию. Предполагалось, что десантники выведут из строя основное количество огневых точек противника, захватят мосты и форт и удержат оборону в течении часа до подхода основных сил. На уничтожение артиллерийских и пулеметных дотов десантникам выделялось десять минут, предполагалось, что планеры приземлятся максимально близко, каждый возле своей цели, и этого времени десантникам будет достаточно, чтобы добежать к ДОТам и взорвать их. После этого ожидался сброс достаточного количества боеприпасов с самолетов для удержания обороны.

Готовность крепости к бою

Бельгийский военный атташе в Германии 9 мая 1940 г. в 19:00 предупредил Верховное командование бельгийской армии о возможном вторжении. Это предупреждение было не единственным за последние дни: до этого сообщения о возможном нападении поступали от французского правительства и даже Папы Римского Пия XII. Однако бельгийское командование начало оповещение войск только в 22:30. Возможно, это было связано с тем, что тревога была уже не первой, до этого подъем войск по тревоге был в ноябре 1939 г., один раз в январе и два раза в апреле 1940 г. (похоже тугодумость генералитета, профессиональная их черта. Так было и при нападении на СССР, и при налете на Перл-Харбор).

В итоге форт Эбен Эмаэль получил сигнал тревоги только в 00:30 10 мая (не иначе, как голубиной почтой отправляли). Комендант форта майор Жоттранд прибыл на командный пункт в 01:00. В 02:00 (весьма оперативно) Жоттранд отдал приказ разобрать два административных здания, находившихся снаружи форта, недалеко от входа, поскольку они закрывали сектор обстрела одного из казематов, а по инструкции требовалось вынести из них имущество, а сами здания сровнять с землей (полгода готовились к войне и наконец додумались открыть сектор обстрела).

Из-за нехватки людей (и куда ж они подевались из такого огромного штата) на этом мероприятии были задействованы расчеты ближайших к входу огневых точек форта. Это распоряжение имело роковые последствия: одними из первых были ослаблены расчеты пулеметного каземата и башни 75-мм орудий, контролировавших территорию форта. С другой стороны, майор Жоттранд обоснованно считал, что у него есть время, так как до выхода к Эбен Эмаэлю немцам требовалось еще преодолеть часть территории Голландии на пути от Аахена до Маастрихта.

Это была лишь первая «помощь» немецким парашютистам, и далеко не последняя. Согласно установленному порядку башни 75-мм пушек должны были отстреляться холостыми. Расчет «Башни Север» разбирал домики, а в «Башне Юг» у орудий были сняты ударники. Их демонтировали во время тренировочных занятий в предыдущие дни. Потребовалось отправиться за ударниками на склад по бесконечным подземным галереям форта. Только в 03:25 прогремели первые холостые выстрелы. От них сразу же загорелась маскировочная сеть, ослепив перископ купола. Стрельбу прекратили и отправили нескольких человек для чистки поля зрения перископа. А десятью минутами ранее, планеры DFS 230 с десантом уже взяли курс на крепость. К тому моменту «Башня Север» 75-мм орудий была без необходимого для стрельбы расчета, «Башня Юг» была способна стрелять, но не имела, ни одного картечного выстрела. В северном пулеметном каземате защиты территории форта был только один унтер-офицер и четверо рядовых из 21 человека по штату. Боеприпасы хранились в запечатанных коробках, защищавших их от коррозии. Открывать коробки без специального приказа было строжайше запрещено. Более того, когда во время предыдущего подъема гарнизона по тревоге командир одного из казематов форта открыл коробку с патронами, его привлекли к дисциплинарной ответственности.

Когда подлетающие к форту планеры были замечены наблюдателями форта, все уже было готово к разыгравшейся вскоре драме. Последний мазок до посадки десантников на Эбен Эмаэль был сделан капитан Ван Дер Овера, который в 05:20 передал всем казематам форта условный сигнал «общая атака» вместо «массированная атака». Сигнал «общая атака» означал атаку с прилегающей территории, а «массированная атака» — атаку со всех направлений. В последнем случае приводились в готовность казематы, защищавшие территорию форта. Пулеметы должны были быть заряжены, а к орудиям поданы картечные выстрелы. Отражение атаки зенитным пулеметом также было смазано. Первоначально планеры приняли за разведывательные самолеты союзников. Когда на беззвучно скользивших в предрассветной дымке планерах стали четко различимы кресты, «максимы» открыли шквальный огонь, но два из четырех пулеметов вскоре заклинило, а планеры были уже на земле.

Штурм крепости

Во время буксировки планеров в темноте, пилоты «юнкерсов» опасно маневрировали, дабы избежать столкновения, в результате два планера, в том числе и тот, где находился командир группы Витциг, оторвались от буксировщиков. В последующем командование группы взял на себя обер-фельдфебель Венцель. В 05:20 на высоте 2600 метров планеры «ушли» в самостоятельный полет. В 05:25 один за другим девять DFS 230 стали с треском садиться на территорию форта. Счет пошел на секунды. Пилотам удалось посадить большинство планеров в нескольких десятках метров от запланированных целей. Не давая бельгийцам прийти в себя, немцы прикрытые огнём турельных пулемётов с крыш планеров стремительно ринулись к бронеколпакам, амбразурам и выходным шахтам вентканалов.

Высадка немецкого десанта с планера

Против артиллерийских башен и укрытий сапёры использовали кумулятивные заряды, взрывами пробивая отверстия, через которые было удобно забрасывать гранаты и взрывпакеты. Также взрывчатку десантники забрасывали в вентиляционные каналы и бойницы. При необходимости для разрушения бронированных башен и бетонных казематов десантники использовали два последовательных взрыва: сначала при помощи лёгкого заряда пробивалось отверстие, куда потом забрасывался более тяжёлый заряд, взрыв которого разрушал сооружение уже изнутри. Против пулеметных казематов активно применялись огнеметы, которые заставляли бельгийцев на время прекратить огонь, которого было вполне достаточно для подрыва ДОТа немцами. Десантникам не удалось пробить бронебашню 120-мм орудий, но они сумели забросить в стволы орудий заряды, тем самым разрушив их, до приведения орудий в боевую готовность.

Рисунок-схема десанта на Эбен-Эмаэль, опубликованный в немецкой печати, пропагандирующей успех Германии. (1 — деревянные строения, 2 — Не-111, сбрасывающий контейнер с припасами, 3 — планер DSF230 при посадке, 4 — артиллерийский объект, 5 — арт. броневая башня, 6 — деревянное строение, 7 — MICA, 8 — пулеметный объект, 9 — ложный объект, 10 — канал Альберта, 11 — скалистая стена, 12 — капониры).

Бельгийцев вновь преследовали неудачи. В неукомплектованной по штатному расписанию «Башне Север» вышли из строя элеваторы, подававшие картечные выстрелы. Командир башни распорядился поднять их по лестнице, но в этот момент грянули несколько взрывов кумулятивных зарядов. Броня пробита не была, но башню заклинило, и вышла из строя электросистема. Бельгийцы вынуждены были отступить из нее на нижний уровень.

Планер, задачей десантников которого был северный пулеметный каземат, приземлился в 80 метрах от цели. В других условиях это бы, безусловно, означало провал. Но гарнизон каземата оказался перед лицом атакующих немцев безоружным. Пулеметы были сдвинуты назад за бронекрышки, а патроны запечатаны в коробках. Привести свое оружие в действие бельгийцам просто не дали. Несколько кумулятивных зарядов вывели из строя вооружение и образовали пролом в стене. Гарнизон наполнившегося удушливыми газами и обесточенного каземата был вынужден отступить в галереи.

Разрушенный взрывом кумулятивного заряда бетонный купол. В центре взрывной воронки виден пролом, образованный воздействием кумулятивной струи
Взорванная 120-мм двохорудийная башня

В 05:40, через 15 минут после приземления десанта, 7 казематов и 14 крепостных орудий были выведены немцами из строя, а гарнизон в большинстве своем был загнан на нижние этажи крепости. Часть бельгийских солдат попала в плен. Через 25 минут после начала штурма, на уцелевшие казематы были направлены пикирующие бомбардировщики. Десантникам с парашютами были сброшены пулеметы и боеприпасы к ним. Поскольку с отдельных огневых точек бельгийцы могли вести огонь, собирать сброшенные тюки с самолетов, посылали пленных. В течении часа почти все выходы с подземелья были взорваны немцами, дабы не дать возможности гарнизону контратаковать. Все артиллерийские орудия, которые могли бы защитить огнем мосты, либо помешать переправе через канал, были выведены из строя. Хотя отдельные пулеметные доты и вели огонь внутри крепости, а сам форт полностью не контролировался десантниками, он уже не представлял никакой опасности для наступающих немецких войск.

Около 08:00 на форте приземлился планер с обер-лейтенантом Витцигом на борту, который в дальнейшем возглавил оборону форта.

Бельгийские пехотные части, находящиеся в окрестностях крепости, на протяжении дня предприняли несколько попыток атаки форта без соответствующей артиллерийской поддержки. Десантники пулеметным огнем и с помощью авиации, успешно их отбили.

11 мая в 07:00 в форт вошел инженерный батальон и пехотный полк Вермахта, которые на сутки задержались через разрушенные бельгийцами мосты на реке Маас. За два часа саперы взорвали еще два бункера форта и один сожгли огнеметами. В 11:00 форт капитулировал. Бельгийцы потеряли 69 человек убитыми и 40 раненными. Группа «Гранит» потеряла 6 человек убитыми и 19 раненными из 66 человек десанта.

Немецкие солдаты осматривают разрушенные укрепления форта Эбен-Эмаэль
Обер-лейтенент Рудольф Витциг

Судьба мостов на Альберт-канале

Защита мостов состояла из четырех ДОТов на западной стороне канала, три из которых были пулеметными, а четвертый имел противотанковое орудие. И как помните, все мосты были заблаговременно заминированы. Рассмотрим операции по захвату мостов каждую отдельно.

Все девять планеров группы «Сталь», приземлились рядом с мостом в Вельдвельцете в 05:20. Колючая проволока, обернутая вокруг посадочных салазок планеров, способствовала их быстрой остановке. Пока десантом одного из планеров велся отвлекающий бой с ДОТом, десантники другого взорвали его гранатами. Одновременно был уничтожен кабель, идущий к установленным на мосту зарядам. Однако два полевых орудия, занимавшие позиции в пятистах метрах от моста, не позволили десантникам захватить сам мост. Для их уничтожения была вызвана штурмовая авиация. Лишь к 21:30 с подходом немецкого подкрепления, мост оказался под контролем немецких войск. Группа потеряла 8 человек убитыми и 30 раненными.

Бельгийские солдаты сдаются немецким войскам на мосту в Вельвезельте

Десять из одиннадцати планеров, перевозивших группу «Бетон», приземлились рядом с мостом Вроенховена в 05:15, одиннадцатый — был поврежден зенитным огнем на пути к мосту и совершил аварийную посадку на территории Нидерландов. В одном из планеров, зенитчики ранили трех десантников. Других потерь группа не имела. Точное приземление десанта позволило быстро нейтрализовать охрану у кабеля, ведущего к зарядам на мосту, и повредить его. В 06:15 десантникам были сброшены на парашютах пулеметы и боеприпасы. В дальнейшем до 21:40 до подхода подкрепления они отбивали атаки бельгийцев. За это время группа потеряла 7 человек погибшими и 24 раненными.

Девять из десяти планеров группы «Железо», смогли долететь к цели — мосту в Канне в 05:35. Из-за ошибки в навигации пилотов транспортного самолета, буксирующего планер, десятый планер был отцеплен преждевременно и к цели не попал. Планеры были встречены плотным зенитным огнем, а в момент их приземления – бельгийцы взорвали мост. Причиной этому послужило опоздание группы к установленному времени десантирования и преждевременному выдвижению в направление моста немецкой механизированной колонны, о которой бельгийцы были предупреждены. Один из планеров в момент приземления, расстрелянный зенитками, разбился. Остальные восемь сели без повреждений. Высадившиеся десантники к 05:50 уничтожили бельгийцев и даже захватили близлежащую деревню Канн. Но затем они подверглись сильной контратаке, которая была отбита только с помощью пикирующих бомбардировщиков. Группа оборонялась до утра 11 мая и потеряла 22 человека убитыми и 26 раненными. Один из десантников даже был взят в плен бельгийцами.

Мост в Канне, взорванный бельгийскими военными

В итоге операций по захвату мостов, два моста осталось невредимыми, а в районе взорванного моста в Канн, немецкие саперы, при отсутствии артиллерийского противодействия, быстро навели переправу.

Последствия операции

Таким образом, немецкое командование, спланировав блестящую операцию, а также блестяще ее проведя малыми силами специально подготовленных войск, получило путь для танков 18-й армии Вермахта через Бельгию во Францию, обходя знаменитую линию укреплений Мажино. За время всей операции немецкие десантники потеряли 43 человека убитыми и 99 раненными.

Адольф Гитлер награждает офицеров-десантников

Ряд офицеров и унтер-офицеров, принимавших участие в операциях, были награждены Рыцарским Крестом Железного Креста непосредственно самим фюрером. Немецкая пропаганда «раструбила» достижения немецкого оружия на весь мир. В прессе публиковалась даже детальная карта штурма форта «Эбен Эмаэль». Был снят фильм, который Германия бесплатно направила в 40 стран. А в народе долго ходил миф о немецком сверхсекретном оружии, способным разрушить любые укрепления.

После войны вина за падение форта Эбен Эмаэль была возложена «стрелочников» — на его гарнизон и лично майора Жоттранда. При этом не учитывалось, что гарнизон был укомплектован большим количеством резервистов, запоздалым оповещением гарнизона, «странные» инструкции касательно хранения боекомплекта, отсутствие противопехотной защиты в самом форте, отсутствие ПВО и многое другое, в чем ни комендант, ни гарнизон были не повинны. Вместе с тем, на коменданте во многом лежит вина за необученность персонала, за неумение действовать в нестандартных ситуациях, в плохом содержании механизмов и оружия и куче других организационных проблем, не решенных в период подготовки к войне.

Вместе с тем, исследователи отмечают и главную причину поражения всех армий, при агрессивном нападении противника. Эту причину они называют переходом от дремоты мирного времени к войне. Этот период требует достаточно большого времени, приблизительно около года, для адаптации всех составляющих военного механизма к войне. Это прошла и Великобритания, и СССР, и США. У Европы не было этого времени, отсюда и сработал немецкий «блицкриг». В Англии он «утонул» в Ла-Манше, в СССР «потерялся» на огромной территории, в США – «растворился» на просторах океанов.

Форт Эбен-Эмаль сегодня

С 1999 года на территории форта был организован музей, а сам форт отрыт для посещения всем желающим. Некоторые помещения казематов форта восстановлены в аутентичном виде, а экспозиции демонстрируют условия обитания защитников форта и их оружие. Экскурсии проводятся на немецком языке. Функционирует и веб-сайт музея — http://www.fort-eben-emael.be.

Радиоузел форта
Экспозиции музея
Немецкий планер

См. также Фортификации. Бельгия. Линия укреплений Льежа.

Все публикации

Десант на форт Эбен-Эмаэль

Используя опыт первой мировой войны, бельгийцы создали систему укреплений, включив в нее канал Альберта. На западном берегу канала было построено много современных фортов. Главным центром обороны стал город Льеж, превращенный в крепость, а самым мощным его бастионом — форт Эбен-Эмаэль.

Форт, расположенный в ответвлениях канала Альберта на расстоянии свыше 20 км к северу от Льежа, контролировал своей артиллерией канал, реку Маас и мосты в голландском городе Маастрихт. Вся эта система укреплений между Маастрихтом и Льежем, на пространстве к югу от данного района была так сильна, что бельгийцы вообще сомневались, что ее кто-нибудь будет атаковать.

Форт построили в 1932-1935 гг., используя самые современные достижения фортификационного искусства. Размеры форта составляли с востока на запад 800 м, с севера на юг — 900 м. В подземной части находились склады боеприпасов и продовольствия, казарменные помещения, телефонный узел и электростанция. Форт окружал противотанковый ров, а с восточной стороны он вертикально поднимался над каналом Альберта в месте его соединения с рекой Маас.

На вооружении форта находились орудия калибра 120 и 75 мм. Все огневые гнезда соединялись подземными переходами, сходящимися в главном убежище. В южной части форта, вблизи центра находился вращающийся купол с двумя орудиями калибра 120 мм. Здесь же были расположены две вертикально перемещающиеся и вращающиеся башни с двумя орудиями калибра 75 мм. Четыре каземата форта имели на вооружении 12 орудий калибра 75 мм, по 3 в каждом убежище. В прочих казематах были размещены противотанковые пушки, минометы и крупнокалиберные пулеметы, предназначенные для защиты самого форта. Два каземата, снабженные минометами и пулеметами, охраняли канал Альберта. Однако форт не был заминирован и не имел заграждений против десанта с воздуха.

Сочетание артиллерийского и пулеметного огня создавало сильный оборонительный пункт, захватить который с помощью лобовой атаки невозможно. Гарнизон насчитывал 1220 человек. В главную задачу форта входила защита трех мостов на канале Альберта-Вельдвезелт, Вроенховен и Канне. Мосты защищал огонь из форта и они были заминированы, любая попытка фронтальной атаки побуждала бельгийцев взорвать мосты. Могла помочь лишь внезапность.

Кроме того, немецкие саперы при анализе ситуации пришли к выводу, что об артиллерийской или воздушной бомбардировке говорить не приходится, поскольку толщина бетона слишком велика для снарядов и бомб. Единственной возможностью представлялся неожиданный десант с воздуха. Однако размеры крепости были слишком малы, чтобы провести концентрированное десантирование с воздуха с надеждой на успех. В конце концов решились на атаку с использованием планеров, которые должны были доставить парашютистов, приземляясь прямо на крышу крепости.

Для выполнения задания — захвата форта и мостов — немецкое командование выделило батальон парашютистов, которому был придан взвод саперов. Проведение столь сложной операции требовало тщательной подготовки, которую немцы осуществляли в строгой тайне начиная с ноября 1939 г. Используя воздушную съемку и развединформацию, удалось точно установить размещение огневых средств и организацию обороны мостов. В тренировочном лагере возле Дессау для парашютистов построили копию форта. На этой модели обучали прыжкам с парашютом, знакомили с топографией местности, системой укреплений, способами их уничтожения.

Планируемая акция требовала поддержки со стороны бомбардировочной авиации, в то время как истребители должны были охранять транспортные самолеты и планеры во время полета к цели.

10 мая 1940 г. в 3.15 в воздух поднялись 11 самолетов Юнкере Ю-52. Каждый из них буксировал транспортный планер ДФС-230. На бортах планеров находилась штурмовая группа «Гранит» под командованием оберлейтенанта Рудольфа Витцига — всего 84 человека.

Отряд был вооружен пулеметами МГ-34, автоматами МП-38, карабинами 98к, пистолетами «парабеллум», четырьмя огнеметами «Фламмверфер-40», польскими противотанковыми ружьями «Ур» и новыми тогда кумулятивными зарядами для пробивания укрепленных башен. Сила детонации этих зарядов концентрировалась в одном направлении, что достигалось использованием конусообразной втулки из тонкого железа на одной из сторон заряда или приданием соответствующей формы самому заряду с вдавлением в виде конуса в определенном месте. Благодаря направленности действия взрыв мог пробить танковую броню, бронебашню, железобетонную стену. Небольшой вес и мощная разрушительная сила делали такие заряды грозным оружием десанта.

В данной операции Германия впервые применила транспортные планеры. К намеченному району десантирования направлялись также самолеты с парашютистами. Остальные группы должны были захватить три моста на канале Альберта (Вельдвезелт, Вроэнховен и Канне), весьма важных для развития наступления наземных сил в западном направлении. Из группы планеров, предназначенных для захвата форта Эбен-Эмаэль, один, в котором летел командир, сорвался с троса и приземлился в Германии вместе с еще одним планером, который отцепили раньше времени. Позднее планер с командующим операцией приземлился в районе форта. Его отбуксировал туда самолет Ю-52. Остальные планеры отцеплялись от буксирующих самолетов на некотором расстоянии от форта, к которому в результате удалось приблизиться бесшумно и под покровом темноты.

Гарнизон форта был полностью захвачен врасплох. Бельгийцы увидели планеры, но приказ открыть огонь был отдан только после их приземления. Два (номера 6 и 7) сели вблизи ложных укреплений, прочие — точно на территории форта. Тормозной путь немцы сократили с помощью специальных тормозов типа плугов вблизи костылей планеров. Каждая группа десантников атаковала свою цель — против артиллерийских башен и укрытий использовали кумулятивные заряды (весом от 12, 5 до 50 кг), пробивая отверстия, через которые забрасывали гранаты и взрывпакеты. Гарнизон почувствовал грозившую ему опасность, когда начали взрываться гранаты, брошенные в вентиляционные каналы и бойницы, раздались взрывы кумулятивных зарядов у стен башенных укреплений. Это вызвало многочисленные разрушения и потери. Бельгийцы оказались парализованными врагом и не ориентировались в числе атакующих.

Немцы были хорошо подготовлены. Каждый человек точно знал, что ему надо делать, а в отсутствии Витцига командование взял на себя фельдфебель Венгель.

Команда планера 8 атаковала с помощью кумулятивных зарядов бронебашню на юго-восточном конце форта. Ее удалось не пробить, а заклинить. Запасной выход заблокировали взрывпакетом, и вести огонь было больше неоткуда. Парашютисты планера 1 атаковали бункер N 19. Заряды, забрасываемые в дула, разрушили орудия. Кумулятивный заряд, взорванный на крыше бронебашни, пробил большую дыру, в которую немцы бросали ручные гранаты. Солдаты из планера 3 уничтожили орудия в бункере 19, используя заряды по 50 кг. Экипаж планера 5 напал на бункер 4, но оказался прижатым к земле пулеметным огнем. Тогда немцы бросились на бункер 26, расположенный вблизи центра форта. Заряды забрасывали через вентиляторы, и бельгийцы отступили.

Команды планеров 4 и 9 захватили и обезвредили укрытия с пулеметными гнездами в центре форта, применив огнеметы. Почти без боя немцы заклинили бронебашню с двумя 120-миллиметровыми орудиями, забросив заряды в дула, хотя пробить броню они не сумели.

Когда вход в форт взлетел на воздух, гарнизон оказался заблокированным. Правда, придя в себя, бельгийцы попытались отбить форт контратакой снаружи, но вызванные на помощь самолеты подавили ее бомбами и пулеметным огнем. Около 8.00 на форте приземлился планер с обер-лейтенантом Витцигом на борту. После часового боя большая часть объекта оказалась захваченной немцами. Южный бункер с орудиями, направленными на юг, не подвергся атаке (это направление огня не имело значения для гитлеровцев). Однако бронебашня в южной части оставалась целой и вела огонь в направлении Канне вплоть до капитуляции форта. По нему открыли огонь соседние форты, но сделали это слишком поздно: парашютисты уже выполнили свое задание.

Таким образом, благодаря тщательной разведке и детальной подготовке, фактору внезапности и решительным действиям удалось одну за другой обезвредить все бельгийские огневые точки.

Рота десантников в течение часа овладела великолепной современной крепостью, с ее бункерами, сооружениями и многочисленным гарнизоном. На следующий день, несмотря на сопротивление и обстрел из сохранившихся бронебашен, когда немцы получили в качестве подкрепления батальон саперов, были уничтожены бункеры 17 и 35, а поврежденный бункер 20 был сожжен огнеметами. Форт капитулировал 11 мая 1940 г. в 11.00. Потери немцев составили 6 убитых и 11 раненых, среди оборонявшихся — 23 убитых и 59 раненых.

Команды планеров приземлились в тылу трех мостов на канале Альберта. Эта операция также закончилась успехом. Правда, мост в Канне бельгийцы сумели взорвать, но остальные достались немцам неповрежденными. Мосты Вельдвезелт и Вроенховен были захвачены внезапной атакой парашютистов при поддержке авиации, которая бомбардировала объекты возле фортов. Бункеры вблизи мостов саперы уничтожили кумулятивными зарядами.

Захват Эбен-Эмаэль был смелой и прекрасно проведенной операцией, которую можно сравнить с рейдом Кейса на Зеебрюгге в 1918 г.

Парашютисты сыграли ключевую роль и в действиях против Голландии, Здесь немцы поставили перед собой две основных задачи. Во-первых, — не дать голландцам разрушить мосты, во-вторых, захватить аэродромы и центры управления в глубине Голландии, между Роттердамом, Гаагой и Амстердамом. Главным препятствием для немецких сил, двигавшихся через мост Геннеп в направлении Роттердама, была река Вааль. Голландцы заминировали на ней все мосты к югу от Роттердама. Немцы понимали, что в момент парашютного десанта или атаки планеров они будут взорваны. Тогда офицеры 7-й дивизии ВДВ нашли оригинальное решение. На реке Вааль сели 12 гидросамолетов Дорнье — такие же, как используемые голландской армией. Пока голландцы пытались разобраться в принадлежности самолетов, десантники, бегая по крыльям, штыками резали провода детонаторов. Когда голландцы начали действовать, мост находился уже в руках у немцев. Парашютисты удерживали его до прибытия бронетанковых войск 12 мая, и успешно отбивали отчаянные атаки голландской пехоты.

Не все операции немецких парашютистов окончились успехом. Новая 22-я воздушно-десантная дивизия пыталась захватить аэродромы в районе Гааги, чтобы обеспечить приземление самолетов Ю-52, занять правительственные центры и выяснить местонахождение королевской семьи. Однако голландцы, помня о немецком воздушном десанте в Скандинавии, сконцентрировали в районе столицы крупные силы. Когда утром 10 мая немецкие самолеты появились над аэродромами в районе Гааги, голландцы открыли интенсивный зенитный огонь. Загорелись десятки немецких транспортных самолетов. Дивизия пыталась продолжить атаку. Группа самолетов Ю-52 направилась даже на главную полосу аэродрома в Гааге. Однако они переворачивались и разваливались при приземлении, потому что голландцы положили на полосе тяжелые колоды. Остальные парашютисты 22-й дивизии, рассеянные по окрестностям, погибли от рук голландцев.

10 мая генерал-лейтенант Штудент выпрыгнул с группой солдат в районе Роттердама и четыре дня сражался с голландцами. 14 мая он был тяжело ранен, когда со своего поста наблюдал за местностью, ожидая немецких танков. Штудента и его людей обстреляли по ошибке пьяные солдаты полка СС. Ирония состояла в том, что голландцы в это время уже капитулировали.

Кампания в сентябре 1939 г. и весной 1940 г. подтвердила важность подразделений спецназначения в реализации задач брицкрига (молниеносной войны). Этот термин приобрел с тех пор новый смысл. Вначале блицкриг означал короткую кампанию, опирающуюся на внезапность и необычность наступления. Западные журналисты, ищущие сенсаций и впавшие в панику руководители союзников считали брицкриг совершенно новой тактикой, хотя во время войны в Польше, Голландии и Франции немцы использовали свою традиционную концепцию «кесселыкляхт», основанную на окружении противника. Революционность брицкрига была в ином. Хотя сам подход был давно известен, никто не применял его так последовательно и точно, как немцы. Соединения типа «батальон парашютистов» не имели исторического аналога. Сегодня нам трудно себе представить, какое огромное впечатление на участников кровавых битв под Верденом и Соммой произвел захват (за один день) мощнейшей крепости в Европе. Геббельсовское министерство пропаганды воспользовалось новаторским аспектом кампании в документальном фильме «Молниеносная война на Западе». Эту картину бесплатно разослали в 30 в нейтральных государств.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Причины странной войны — кратко

Странная война — условный термин, обозначающий характер противостояния сил армии Союзников и Вермахта в периоде с 3 сентября 1939 года по 10 мая 1940 года, особенность которого заключается в полном отсутствии активных боевых действий. Предпосылки, причины и результат Странной войны кратко описаны далее в статье.

Предпосылки к началу Странной войны

Непринятие каждой из сторон решительных мер по наступлению не было следствием отсутствия необходимых для этого ресурсов — армия и единицы боевой техники Великобритании и Франции превосходили числом соответствующие силы Германии, пустившей в расход большую часть ресурсов в процессе захвата Польши, что даёт историкам повод характеризовать период как промедление или просчёт Союзников на начальном этапе Второй Мировой войны. Нерешительность и бездействие на тот момент командований Франции и Великобритании дало Вермахту возможность разворота успешных кампаний по оккупации Норвегии, Дании, разделу Польши и подготовки к вторжению во Францию.

Причины Странной войны

Среди основных причин Странной войны можно выделить следующие:

  • устаревшая система мобилизации во Франции, вследствие чего армия страны не могла пройти краткосрочную и при этом качественную подготовку кведению активных боевых действий;
  • отказ командования Франции от принятия решительных мер на Западноевропейском фронте до тех пор, пока к её армии не присоединятся силы Великобритании, которые не могли быть переброшены раньше конца осени;
  • несоответствующие времени взгляды французского командования на ведение боевых действий: применение тактики периода Первой Мировой войны при попытке в сентябре 1939 года (когда Франция все же решилась на наступление) прорваться к линии Зигфрида и вторгнуться в Германию привело французскую пехоту к серьёзным потерям, и она была вынуждена отступить обратно к линии Мажино;
  • осведомленность немецкого командования о преимуществе вражеской армии и как следствие приказ Фюрера о занятии Вермахтом исключительно оборонительной позиции;
  • затянутая разработка немецким командованием плана по захвату Франции (операция «Гельб»), его многократное откладывание и в конечном итоге срыв: незадолго до дня проведения операции — 17 января 1940 года — секретная информация о её подробностях просочилась в Бельгию.

Итог Странной войны

К 7 марта 1940 года была подготовлена операция «Везерюбунг», в результате проведения которой Германия приступила к захвату Дании и Норвегии, желая тем самым обеспечить себе прикрытие в случае атаки Великобритании и Франции. Дания без сопротивления дала согласие на занятие Вермахтом своей территории, Норвегия же капитулировать отказалась. Боевые действия велись менее двух месяцев и завершились разгромом норвежской армии.

10 мая 1940 года немцы начали решительное наступление на территорию Франции, которое в короткие сроки завершилось оккупацией почти всей страны — событие, положившее конец периоду Странной войны.