Мученик вонифатий

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † — https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях… Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Есть такое народное высказывание, что «Горбатого только могила исправит». Толкование ее имеет более переносное значение, но это не в случае с житием святого мученика Вонифатия. Многие рассказывают историю его изменения как пример того, что все можно изменить в любой момент. Чаще всего такой посыл направлен на тех, кто в достаточно сознательном возрасте приходит в Церковь за помощью Господа.

Житие святого Вонифатия

Он вел достаточно раскрепощенную жизнь того времени. Дело было в 3 веке в Риме. Он был молодым и рабом у одной молодой и красивой аристократки. Основными задачами его было следить за ведением домашнего хозяйства и управлять имуществом своей хозяйки. Он не чувствовал особой тягости от данного прислуживания, ведь были и те, кому жилось намного сложнее. Например, работникам в каменоломнях и на плантациях.

Многие отмечали, что он был веселым человеком, который предавался блуду и винопитию. Мало кого удивило, что он стал со временем любовником своей госпожи. Для того, чтобы вести хоть какой-то благочестивый образ жизни, они раздавали милостыню и помогали странникам.

Нередко можно встретить упоминания о том, что многие произносят молитву Вонифатию против алкоголизма. Ее считают очень эффективной. В один прекрасный день Аглаида услышала о том, что тем, кто хранит в своем доме мощи святых и поклоняется им, ждет прощение всех грехов и Царствие Небесное. Тогда она направила своего раба в Азию, где как раз христиане подвергались страшным гонениям. Там велела купить тело одного из мучеников и доставить к ней домой. Перед уходом он пошутил, что если он принесет ей свои, то будет ли она их также почитать, как и прочие. На что она просто посмеялась и велела привести желаемое. В сопровождении свиты и большого количества денег он отправился за добычей.

По прибытию в Тарс он узнал, что в амфитеатре как раз собираются казнить 20 христиан. Не медля он проследовал туда. В его глазах возник ужас, когда он видел те пытки, которым подвергались мученики. Но ничто не могло сломить их дух. Такое зрелище запало в самое сердце. Вонифатий сказал, что отныне отказывается от своей прежней жизни и становится последователем Христа. Это не ушло от внимания преследователей и они решили его тут же схватить.

Мучения, которые ему предназначались, не сломили его. На следующий день он с гордостью выслушал свой смертный приговор, произнес молитву и перекрестился. Далее отдал себя в руки Господа. Спутники слуги не знали, куда он пропал и пошли на его поиски. От брата палача они узнали, что похожего человека казнили и о всех его испытаниях. Свита тут же выкупила его тело и отправилась обратно на родину. В то же время Аглаиде пришли ангелы и сказали, что она должна почитать мощи своего слуги, так как он искупил все ее грехи. Женщина пошла на встречу со всеми почестями. После, на том месте построили храм святого мученика Вонифатия.

В чем помогает молитва святому?

Как уже было сказано выше, многие просят его о том, чтобы излечится от алкогольной зависимости. Но кроме этого, есть и прочие нужды верующих, в которых она помогает:

  • найти выход в сложных жизненных ситуациях;
  • справится с чревоугодием и другими пристрастиями;
  • обрести любовь и сохранить ее до конца жизни;
  • справится с финансовыми неприятностями;
  • провести жизнь без распутства.

Независимо от того, о чем молятся святому мученику Вонифатию, он поможет в том случае, если слова прошения будут идти от чистого сердца. Многие считают, что признание своих ошибок, поможет начать жизнь сначала.

Где находятся лики и мощи святого

Так как он достаточно почитаем, то найти лик не особенно сложная задача. Днем памяти его признано 1 января. В этой дате есть некий символизм, который связан с началом нового года. Ведь именно этот момент может стать началом нового периода в жизни человека.

Икона святого Вонифатия в Москве находится в храме Святого Николая на Преображенском кладбище. Судя красивой романтической легенде хозяйка построила храм. А остаток жизни провела в монашестве, раздав все свои накопления. Останки его можно найти в саркофаге собора на Авентинском холме Италии. В Москве, они передаются из одной к другой. Среди них выделяют такие храмы:

  • Рождества Пресвятой Богородицы;
  • святых бессребренников Космы и Дамиана;
  • Святого Николая на Преображенском кладбище.

Сильная молитва святому Вонифатию от пьянства мужа

Сильные пристрастия отбирают у человека краски жизни и всяческий интерес к ней. Основная задача его заключается в том, чтобы найти новую порцию спиртного. Им подвластны любые хитрости, только чтобы получить то, что они хотят. Страдают в первую очередь не столько они от этого, сколько близкие люди. Они согласны пойти на все, только чтобы помочь родному человеку.

В такой ситуации на помощь может прийти святой мученик Вонифатий. Много веков люди обращаются к нему с искренними прошениями и он спасает их от данного недуга. Произносить ее слова желательно тому, кто потерпает от такой привязанности, но если он сам этого не желает, тогда ему могут помочь в этом близкие.

Для этого прочитайте над питьем, а после дайте его ему выпить. Эта молитва выглядит вот так:

«О, святой и многострадальный мученик Вонифатие. Прибегаем к твоему заступничеству. Милостиво услышь нас и не отвержи наших молений. Исцели сына нашего (имя), одержимого тяжким недугом пьянства, ради матери своей Церкви Христовой. О, мученик Христов, коснись сердца его Божьей благодатью. Приведи от греховных падений к спасительному воздержанию. Умоли Господа Бога не отвернуться от нас, и укрепит нас в трезвости и целомудрии. Да поможет десницей своей трезвящимся. Приме, заступниче Божий, молитвы матерей, о детях их. И придет вопль сей молитвами твоими к престолу Всевышнего. Спаси нас от лукавого и козней вражьих. В час исхода нашего, не остави нас. И покроет нас милость Божья во веки веков. Аминь».

Акафист

Обращайтесь к святому при любой возможности. Читать акафист святому Вонифатию от пьянства можно по нескольку раз в день. Важно, чтобы это было искренно. Положительное решение данного вопроса многие объясняют тем, что Вонифатий при жизни вел также весьма разгульный образ, но в свое время успел остановиться. Именно поэтому старается помочь тем, кто страдает и не может самостоятельно справится с поставленной задачей.

Конда́к 1.

Избра́нный во́ине Христо́в, венце́м сла́вы украше́нный, му́ченическою сме́ртию ве́чныя сме́рти изба́вивыйся, от мра́ка грехо́внаго отврати́выйся и к ве́чному све́ту прише́дый, приими́ моле́ние на́ше, в похвалу́ тебе́ приноси́мое, и на́с изба́ви от сете́й лука́ваго врага́ на́шего, да тебе́ с ра́достию побе́дною зове́м:

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

И́кос 1.

А́нгелом све́тлым, о́гнь муче́ний твои́х росо́ю благода́ти угаси́вшим, огражде́н бы́л еси́, страда́льче Христо́в Вонифа́тие, да не когда́ я́ко гре́шник нераска́янный поги́бнеши, и пред Го́сподем в оде́жде бра́чней предста́неши. Научи́ и на́с облещи́ся в све́тлыя ри́зы свя́тости, тебе́ зову́щих:

Ра́дуйся, жи́знь за Христа́ отда́вый; ра́дуйся, страда́нием Его́ подража́вый.

Ра́дуйся, о́чи своя́ к Бо́гу обрати́вый; ра́дуйся, во́лю свою́ в доброде́телех укрепи́вый.

Ра́дуйся, ра́бе Христо́в ве́рный; ра́дуйся, святы́й коне́ц жития́ своего́ прие́мый.

Ра́дуйся, к покая́нию сердца́ обраща́яй; ра́дуйся, ко Христу́, Пути́ и́стинному, приводя́й.

Ра́дуйся, Ду́хом Святы́м просвеще́нный; ра́дуйся, собла́знами ми́ра сего́ не прельще́нный.

Ра́дуйся, зми́я лука́ваго посрами́вый; ра́дуйся, святы́х ли́к возвесели́вый.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 2.

Ви́дя многомяте́жие ми́ра сего́ и печа́ли земны́я, и сия́ вся́, я́ко пра́х вмени́в, к преми́рным возве́л еси́ у́м тво́й, страда́льче Христо́в. На высоту́ богоразу́мия возше́д, Христа́ Бо́га пред все́ми испове́дал еси́. И ны́не ду́ши все́х во гресе́х погиба́ющих к милосе́рдому Го́споду зове́ши, да во смире́нии пока́ются и во слеза́х умиле́нно Ему́ вопию́т: Аллилу́ия.

И́кос 2.

Ра́зум трезве́нием укрепи́л еси́ и страсте́й пла́мень покая́нием угаси́л еси́, Вонифа́тие преди́вный. От За́пада на Восто́к из Ри́ма прише́л еси́, спострада́ти Го́споду Иису́су Христу́ наме́рение свято́е нося́, да благода́ть в тебе́ преизоби́лует. И на́с ны́не в хра́м Бо́жий привле́кл еси́, тебе́ глаго́лющих:

Ра́дуйся, стра́сти побора́ти науча́яй; ра́дуйся, отча́янным наде́жду спасе́ния подава́яй.

Ра́дуйся, суету́ жи́зни земны́я позна́вый; ра́дуйся страда́ния своя́ предсказа́вый.

Ра́дуйся, трезвя́щихся отра́до и ободре́ние; ра́дуйся, немощны́х во́лею укрепле́ние.

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю от пия́нства отвраща́емся; ра́дуйся, я́ко тобо́ю к Бо́гу обраща́емся.

Ра́дуйся, исцеле́ний исто́чниче неисчерпа́емый; ра́дуйся, чуде́с сокро́вище неоскудева́емое.

Ра́дуйся, науча́яй на́с при́сно возноси́ти у́м на́ш к Бо́гу; ра́дуйся, обреты́й и́стинную от грехо́в свобо́ду.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 3.

Си́ла милосе́рдия Бо́жия неизрече́нная на тебе́ откры́ся, и́бо жития́ твоего́, му́чениче, ди́вное повествова́ние я́вно на́м сказу́ет, ка́ко ве́лии гре́шницы ми́лостиво Отце́м на́шим Бо́гом прие́млются, егда́ Ему́ покая́ние принесу́т. Та́ко и ты́ Бо́гу угоди́л еси́, и вме́сто го́рькия сме́рти ве́чную жи́знь прия́л еси́. Научи́ и на́с Бо́гу пе́ти всегда́: Аллилу́ия.

И́кос 3.

Име́я ны́не ра́дость ве́чную в небе́сных селе́ниях, и на́с гре́шных на земли́ не забыва́еши, му́чениче Христо́в Вонифа́тие. Мы́ же, тружда́ющиися и обремене́ннии, к тебе́ прибега́ем: не оста́ви на́с си́рых и неду́жных, по́мощи у тебе́ прося́щих, но мольбы́ на́ша на олта́рь небе́сный принеси́, да ра́достно тебе́ зове́м:

Ра́дуйся, бли́жняго, я́ко себе́ сама́го, возлюби́вый; ра́дуйся, во гресе́х се́рдце свое́ не ожесточи́вый.

Ра́дуйся, стра́нником и пу́тником со вся́ким тща́нием служи́вый; ра́дуйся, я́ко сего́ ра́ди но́щию сто́гны гра́да обходи́вый.

Ра́дуйся, бога́тыя милосе́рдию науча́яй; ра́дуйся, си́рыя и вдови́цы защища́яй.

Ра́дуйся, бе́дствующим до́брый предста́телю; ра́дуйся, за оби́димых и уничижа́емых при́сный хода́таю.

Ра́дуйся, нестерпи́мою жа́ждою пия́нства пали́мыя трезве́нием прохлажда́яй; ра́дуйся, вина́ ра́ди обнища́вшия к трезве́нию призыва́яй.

Ра́дуйся, же́ны рыда́ющия утеша́яй; ра́дуйся, сле́зы и́х ко Го́споду принося́й.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 4.

Бу́ри грехо́вныя тебе́ не потопи́ша, ниже́ во́лны страсте́й покры́ша, му́чениче Христо́в: не поги́бл еси́, но ко Христу́ прише́л еси́ и жи́знь свою́, я́ко же́ртву благово́нную, Ему́, Сладча́йшему Спаси́телю на́шему, прине́сл еси́. Моли́ся у́бо, да и мы́, в жите́йском мо́ри су́щии, к ти́хому приста́нищу, Го́споду Спаси́телю, притеце́м, во умиле́нии зову́ще: Аллилу́ия.

И́кос 4.

Слы́шим и мы́ ева́нгельскую при́тчу, ка́ко блу́дный сы́н на стране́ дале́че име́ние свое́ ижди́вый, от гла́да душе́внаго в себе́ прише́д, во объя́тия о́тчи притече́, в покая́нии зовы́й: «О́тче, согреши́х на не́бо и пред тобо́ю»; та́ко и ты́, му́чениче Вонифа́тие, не погуби́в себе́, но от роже́ц греха́ отврати́вся, ко Христу́ обрати́лся еси́. Мы́ же, исправле́нию твоему́ ра́дующеся, пое́м ти́ си́це:

Ра́дуйся, гла́д кре́пок в рабо́те страсте́м испыта́вый; ра́дуйся, Христа́ Бо́га, я́ко Хле́ба жива́го, взалка́вый.

Ра́дуйся, пречи́стыя Кро́ви Его́, я́ко и́стиннаго пития́ приобщи́выйся; ра́дуйся, я́ко пресла́вным му́чеником приложи́выйся.

Ра́дуйся, на крыле́х трезве́ния к Бо́гу возлете́вый; ра́дуйся, се́рдце свое́ горе́ име́вый.

Ра́дуйся, ко Го́споду си́лою Животворя́щаго Креста́ прише́дый; ра́дуйся, я́ко прия́л еси́ вене́ц побе́ды.

Ра́дуйся, души́ на́шея сокро́вище нетле́нное; ра́дуйся, Це́ркве на́шея украше́ние многоце́нное.

Ра́дуйся, красоты́ ми́ра сего́ отверги́й; ра́дуйся, грехо́вную оде́жду с себе́ совлеки́й.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 5.

Богото́чную Кро́вь Христо́ву за все́х на́с, недосто́йных, и кро́вь му́ченическую за Христа́ пролия́нную па́мятующи, си́це тебе́ веща́ше Аглаи́да: «Са́м ве́си, ско́ль мно́гими грехми́ оскверне́ни есмы́, и о бу́дущем жития́ на́шего небреже́м. А́з же от боже́ственнаго му́жа слы́шах, я́ко му́чеников мо́щи спасе́ние да́руют, и́же му́ченика я́ко храни́теля и хода́тая пред Бо́гом и́мать». — И мы́ тебе́ глаго́лем: «Ты́ еси́ на́ш храни́тель и хода́тай пред Го́сподем на́шим», и́бо со а́нгелы предстои́ши Пресвяте́й Тро́ице, поя́: Аллилу́ия.

И́кос 5.

Ви́дим ны́не и разуме́ем, ка́ко сии́ глаго́лы Аглаи́ды ду́шу твою́ пробуди́ша, и ты́ к воздержа́нию призва́л еси́ себе́, му́чениче Вонифа́тие. И на́м помози́ подража́ти тебе́, да не поги́бнем в пучи́не беззако́ния потопля́еми, но ра́достно тебе́ зове́м:

Ра́дуйся, от страсте́й, я́ко от поги́бельнаго сна́, пробуди́выйся; ра́дуйся, от у́з грехо́вных свободи́выйся.

Ра́дуйся, сомнева́ющихся в милосе́рдии Бо́жием обличе́ние; ра́дуйся, безконе́чныя ра́досте утвержде́ние.

Ра́дуйся, зовы́й на́с к по́двигу воздержа́ния; ра́дуйся, ты́ бо зна́мением Креста́ посе́кл еси́ страсте́й взыгра́ния.

Ра́дуйся, стяжа́вый себе́ ве́чное име́ние; ра́дуйся, и на́с пробужда́яй к труду́ спасе́ния.

Ра́дуйся, я́ко ви́нное весе́лие презре́л еси́; ра́дуйся, я́ко плотски́я ра́ны, я́ко безпло́тен, претерпе́л еси́.

Ра́дуйся, за испове́дание Христа́ от враго́в избие́нный; ра́дуйся, нестерпи́мым огне́м за Него́ опале́нный.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 6.

Пропове́дница поклоне́ния святы́м моще́м яви́ся Аглаи́да, госпожа́ твоя́, страда́льче Христо́в, егда́ посла́ тя́ на Восто́к святы́я мо́щи му́чеников, за ве́ру Христо́ву пострада́вших, принести́, и́миже благодея́ния источа́ются оби́льно, и ве́чное спасе́ние подае́тся все́м, к му́ченическому ли́ку усе́рдно притека́ющим. Да́ждь и на́м утеше́ние от Го́спода прия́ти, Ему́же а́нгельскую пе́снь прино́сим: Аллилу́ия.

И́кос 6.

Возсия́л еси́ на́м, я́ко звезда́ незаходи́мая, ди́вным житие́м твои́м, му́чениче преблаже́нне, и́го Христо́во ле́гкое и вседраго́е на себе́ прие́мый и спасе́ние получи́вый, пути́ бо благоче́стия без Христа́ Го́спода обрести́ ника́коже возмо́жно е́сть. Те́мже и на́с моли́твами твои́ми в го́рняя оби́тели приведи́, тя́ восхваля́ющих си́це:

Ра́дуйся, зако́на Христо́ва скрижа́ль богоначерта́нная; ра́дуйся, моли́тв ко Го́споду ми́ро благоуха́нное.

Ра́дуйся, пра́выя ве́ры Христо́вой сто́лпе о́гненный; ра́дуйся, честны́й ве́нче от за́поведей Бо́жиих, я́коже от ка́мений драги́х, устро́енный.

Ра́дуйся, трезве́ния ле́ствице небовосхо́дная; ра́дуйся, боле́зни и ра́ны врачу́яй грехо́вныя.

Ра́дуйся, я́ко от Го́спода Иису́са Христа́ благода́ть и си́лу прия́л еси́; ра́дуйся, я́ко све́т Христо́в на́м возсия́л еси́.

Ра́дуйся, воздержа́нием от грехо́в освяща́ти пра́здники на́с науча́яй; ра́дуйся, от сме́ртнаго вина́ на́с охраня́яй.

Ра́дуйся, умерщвле́нныя страстьми́ све́том Христо́вым оживля́яй; ра́дуйся, ты́я к но́вому житию́ призыва́яй.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 7.

Хотя́ отъити́ от до́му своего́ в пу́ть на Восто́к, кончи́ну жития́ твоего́ предре́кл еси́, достохва́льне, Аглаи́де глаго́ля: «Госпоже́ моя́, приими́ мое́ те́ло, за Христа́ му́чимое, егда́ его́ принесу́т ти́»; в души́ твое́й мы́сль за Христа́ пострада́ти тая́, Ему́ сокрове́нно моли́лся еси́. И на́шу ве́ру укрепи́, да бу́дем гото́вы и мы́ ея́ ра́ди страда́ти, Го́споду пою́ще: Аллилу́ия.

И́кос 7.

Ди́вному и пресла́вному исправле́нию твоему́ не ве́руя, помы́сли лука́вое в се́рдце свое́м Аглаи́да, грехо́м бо хуле́ния оболга́ти тя́ хотя́щи, та́ко отвеща́ ти́: «Ны́не не глумле́ния вре́мя, бра́те, но благогове́ния; ве́дый бу́ди, я́ко мо́щи святы́я и́маши носи́ти. Госпо́дь же да по́слет а́нгела Своего́ пред тобо́ю и напра́вит стопы́ твоя́ милосе́рдием Свои́м». Мы́ же чистоту́ се́рдца твоего́, ди́вный Вонифа́тие, зря́ще, вопие́м ти́:

Ра́дуйся, святы́х моще́й почита́телю; ра́дуйся, благогове́ния о́браза на́м пода́телю.

Ра́дуйся, безчи́нств храни́тися на́м повеле́вый; ра́дуйся, вся́, о ни́хже сы́нове ве́ка сего́ ра́дуются, презре́вый.

Ра́дуйся, изве́стный на́ш помо́щниче; ра́дуйся, благи́х наме́рений таи́нниче.

Ра́дуйся, все́м борю́щимся со грехми́ покрови́телю; ра́дуйся, покая́ния на́шего пред Бо́гом поручи́телю.

Ра́дуйся, я́ко твои́ми моли́твами Госпо́дь оставля́ет прегреше́ния; ра́дуйся, помога́яй на́м терпе́ти ско́рби и поноше́ния.

Ра́дуйся, лико́м а́нгельским сотвори́вый ра́дость и удивле́ние; ра́дуйся, духо́в зло́бы приведы́й в посрамле́ние.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 8.

Стра́нно тебе́ бы́сть язы́ческое и́долом служе́ние, и ты́, святы́й му́чениче, в Та́рс прише́д, не преклони́л еси́ коле́н пред бога́ми чужди́ми, но апо́столом показа́лся еси́ ревни́тель. Те́мже моли́ся за ны́, да возгори́мся и мы́ огне́м любве́ ко Влады́це Христу́, пою́ще всегда́: Аллилу́ия.

И́кос 8.

Ве́сь распали́лся еси́ ре́вностию свято́ю, хуле́ния на Го́спода не терпя́, и испо́лнился еси́ Ду́ха Бо́жия, ослепле́ние и безу́мие покланя́ющихся ло́жным бого́м облича́я. Сего́ ра́ди ца́рь нечести́вый ка́знь наведе́ на тя́, му́чениче, го́рькую, бичми́ нестерпи́мо бия́ и ра́ны нанося́ неисце́льныя. Мы́ же тебе́ похвалу́ пое́м:

Ра́дуйся, злове́рия обличи́телю дерзнове́нный; ра́дуйся, в пра́вду Бо́жию, а́ки в броню́ облече́нный.

Ра́дуйся, я́ко ко́сти твоя́ от ра́н за Христа́ обнажа́хуся; ра́дуйся, я́ко чистота́ души́ твоея́ тогда́ откры́шася.

Ра́дуйся, я́ко насле́довал еси́ небе́сная селе́ния; ра́дуйся, я́ко и ны́не облича́еши злы́х челове́к на Христа́ хуле́ния.

Ра́дуйся, за Христа́ о́стрыми тростьми́ пробода́емый; ра́дуйся, са́да ра́йскаго цве́те неувяда́емый.

Ра́дуйся, я́ко зла́то горни́лом я́зв очище́нный; ра́дуйся, за Христа́ ударе́нный.

Ра́дуйся, кончи́ною свое́ю Бо́гу угоди́вый; ра́дуйся, да́же до сме́рти му́ченическия Его́ возлюби́вый.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 9.

Всего́ себе́ Го́споду Бо́гу преда́в, страстоте́рпче Христо́в, егда́ нечести́вый ца́рь повеле́ раскры́ти уста́ твоя́ и о́лово кипя́щее вли́ти, ру́це свои́ воздви́гл еси́ к не́бу, та́ко моля́ся: «Го́споди, Бо́же мо́й, Иису́се Христе́, укрепи́вый мене́ в му́ках, пребу́ди и ны́не со мно́ю, моя́ страда́ния облегчи́ и не оста́ви мене́ одоле́ну бы́ти лука́вым кня́зем». Те́м и на́с любви́ ко Христу́ науча́еши, пою́щих Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 9.

Вети́и суему́дреннии да реку́т на́м, ка́ко о́лово разжже́нное горта́ни твоея́ не опали́, ниже́ ина́го вреда́ тебе́ сотвори́, му́чениче Вонифа́тие. От Го́спода бо зна́мение побе́ды над мучи́телем проси́л еси́, и сие́ зна́мение тебе́ дано́ бы́сть. Сего́ ра́ди вси́ чудя́щеся восклица́ху: «Ве́лий е́сть Иису́с Христо́с, ве́руем в Тя́, Го́споди». Мы́ же сла́вим тя́, му́чениче, си́це:

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю ве́рнии просвеща́ются; ра́дуйся, я́ко тобо́ю от посты́дныя сме́рти избавля́ются.

Ра́дуйся, во еди́нем Христе́ утеше́ние полага́яй; ра́дуйся, во страда́ниях призыва́ти Бо́га науча́яй.

Ра́дуйся, я́ко мучи́телие тебе́ не превозмого́ша; ра́дуйся, я́ко стра́сти тебе́ не поборо́ша.

Ра́дуйся, ты́ бо те́рния грехо́в в себе́ попали́л еси́; ра́дуйся, ты́ бо огне́м неопале́н пребы́л еси́.

Ра́дуйся, при́сно живы́й страстоте́рпче ра́достный; ра́дуйся, моли́твенниче на́ш бла́гостный.

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю очеса́, грехми́ ослепле́нныя, отверза́ются; ра́дуйся, я́ко по́мощию твое́ю печа́ли на ра́дость прелага́ются.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 10.

Спасе́н бы́ти восхоте́в, пла́менне возжеле́л еси́ до конца́ за Го́спода пострада́ти, му́чениче Вонифа́тие, Ему́же и возопи́л еси́: «Го́споди, Го́споди, Бо́же мо́й, сподо́би мя́ ми́лостей Твои́х и бу́ди ми́ помо́щник, да за беззако́ния моя́, безу́мно соде́янныя, вра́г не прегради́т ми́ пути́ к небеси́; приими́ с ми́ром ду́шу мою́, вчини́ мя́ с му́чениками, кро́вь за Тя́ пролия́вшими и ве́ру до конца́ соблю́дшими», и ны́не вопию́щими Ти́: Аллилу́ия.

И́кос 10.

Стена́ кре́пкая, ко́зньми врага́ неодоле́нная, пребы́л еси́ до конца́, му́чениче Христо́в. Егда́ же глава́ твоя́ от телесе́ отсече́на бы́сть, о чудесе́! а́бие кро́вь и млеко́ из ра́ны твоея́ истеко́ша, я́ко и неве́рным, чу́до сие́ зря́щим, Христа́ просла́вити и с на́ми зва́ти тебе́:

Ра́дуйся, я́ко муче́ния твоя́ зря́ще, мно́жество люде́й ко Христу́ обрати́шася; ра́дуйся, я́ко тебе́ ра́ди на кня́зя зло́бы они́ устреми́шася.

Ра́дуйся, твоя́ бо кончи́на просвети́ умы́ помраче́нныя; ра́дуйся, твоя́ бо сла́вная сме́рть воскреси́ со́вести во гресе́х погребе́нныя.

Ра́дуйся, нераска́янных гре́шников обличе́ние; ра́дуйся, во́лею разсла́бленных от вина́ исцеле́ние.

Ра́дуйся, в нощи́ неве́дения блужда́ющих вразумле́ние; ра́дуйся, злата́я у́дице, из глубины́ грехо́в влеку́щая ко спасе́нию.

Ра́дуйся, я́ко от Бо́га в моли́твах услы́шан бы́л еси́; ра́дуйся, я́ко в небе́снем Ца́рствие всели́лся еси́.

Ра́дуйся, порфи́рою от крове́й твои́х облече́нный; ра́дуйся, я́ко зри́ши ны́не све́т неизрече́нный.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 11.

Пе́ние немо́лчное прино́сиши Го́сподеви, му́чениче Вонифа́тие, с му́ченическими ли́ки Пресвяте́й Тро́ице предстоя́, за Ню́же себе́ преда́л еси́, да и мы́, ду́ши своя́, а́ки неве́сты, украси́вше, нетле́нному Жениху́ Христу́, предста́вим со свяще́нною пе́снию: Аллилу́ия.

И́кос 11.

Све́т любве́ и по сме́рти возсия́л еси́, Вонифа́тие ди́вный, егда́ бо дру́зи твою́ усече́нную главу́ обре́тше, пла́кахуся го́рько, глаго́люще: «Ра́бе Христо́в, забу́ди на́м гре́х непра́веднаго осужде́ния и безразсу́дных руга́ний на́ших». Тогда́ ли́к тво́й, я́ко луча́ми живы́ми просвети́ся, проще́ние и́м явля́я. Сего́ ра́ди с любо́вию тебе́ зове́м:

Ра́дуйся, име́яй уста́ кро́тости сладковеща́нныя; ра́дуйся, любве́ вмести́лище простра́нное.

Ра́дуйся, о тебе́ бо весели́тся Це́рковь со свои́ми ча́ды; ра́дуйся, ты́ бо преше́л еси́ к вы́шнему небе́сному гра́ду.

Ра́дуйся, в сме́рти свое́й апо́столом ра́вный; ра́дуйся, ре́вностию по Бо́зе пресла́вный.

Ра́дуйся, жите́йския молвы́ облича́яй злы́я сплете́ния; ра́дуйся, все́х на́с от вра́жия избавля́яй ловле́ния.

Ра́дуйся, ты́ бо защища́еши непра́ведно гони́мыя; ра́дуйся, пред престо́лом Госпо́дним лампа́до неугаси́мая.

Ра́дуйся, по за́поведи Христо́вой и враго́в возлюби́вый; ра́дуйся, злосло́вия и клеветы́ нивочто́же вмени́вый.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 12.

Благода́ть исцеле́ний точа́щия мо́щи твоя́, егда́ к Ри́му приближа́хуся, А́нгел Госпо́день яви́ся Аглаи́де, глаго́ля: «Бы́вшаго ти́ дре́вле раба́, ны́не же на́шего бра́та и сослуже́бника приими́, я́коже влады́ку, и упоко́й до́бре, да греси́ твоя́ оста́вятся», то́й бо с на́ми ны́не в небесе́х пое́т Всевы́шнему: Аллилу́ия.

И́кос 12.

Пою́ще чудеса́ твоя́, хра́м ди́вный созда́ тебе́, во́ине Христо́в, Аглаи́да, в не́мже и мо́щи твоя́ положи́, и сама́, бога́тство ни́щим разда́вши и пятьна́десят ле́т в по́двизех поста́ и покая́ния пожи́вши, ли́ка святы́х дости́же. Те́мже, велича́юще чудеса́ твоя́, прославля́ем тя́ си́це:

Ра́дуйся, ду́шу свою́ сотвори́вый, хра́м Бо́гу прекра́сный; ра́дуйся, чу́дных Бо́жиих де́л кни́го я́сная.

Ра́дуйся, от внеза́пныя сме́рти избавля́яй; ра́дуйся, ско́рбныя же́ны от злы́х пия́ниц огражда́яй.

Ра́дуйся, па́дшия к возста́нию от грехо́в призыва́яй; ра́дуйся, све́т чистоты́ и́м подава́яй.

Ра́дуйся, ты́ бо укроща́еши страсте́й огне́вицу; ра́дуйся, тобо́ю бо оставля́ем грехо́вную темни́цу.

Ра́дуйся, ма́лыя ча́да от собла́знов ми́ра соблюда́яй; ра́дуйся, ты́я Христо́ву уче́нию наставля́яй.

Ра́дуйся, ве́стниче тре́звости, во ве́ки прославля́емый; ра́дуйся, уго́дниче Христо́в, при́сно почита́емый.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 13.

О, пресла́вный му́чениче Христо́в Вонифа́тие! Приими́ от на́с сие́ ма́лое похва́льное приноше́ние, е́же пред ико́ною твое́ю коле́на прекло́ньше, и ру́це свои́ к тебе́ просте́рши, тебе́ ны́не прино́сим; и да́руй на́м твое́ пред Го́сподем заступле́ние, наипа́че же погиба́ющим от пия́нства бра́тиям на́шим исцеле́ние ниспосли́ и жития́ блага́го нача́ло положи́ти все́х на́с сподо́би, да спасе́ние улучи́вше моли́твами твои́ми, во ве́ки восхва́лим Бо́га, пою́ще Ему́: Аллилу́ия.

Этот конда́к читается трижды, затем и́кос 1-й и конда́к 1-й.

И́кос 1.

А́нгелом све́тлым, о́гнь муче́ний твои́х росо́ю благода́ти угаси́вшим, огражде́н бы́л еси́, страда́льче Христо́в Вонифа́тие, да не когда́ я́ко гре́шник нераска́янный поги́бнеши, и пред Го́сподем в оде́жде бра́чней предста́неши. Научи́ и на́с облещи́ся в све́тлыя ри́зы свя́тости, тебе́ зову́щих:

Ра́дуйся, жи́знь за Христа́ отда́вый; ра́дуйся, страда́нием Его́ подража́вый.

Ра́дуйся, о́чи своя́ к Бо́гу обрати́вый; ра́дуйся, во́лю свою́ в доброде́телех укрепи́вый.

Ра́дуйся, ра́бе Христо́в ве́рный; ра́дуйся, святы́й коне́ц жития́ своего́ прие́мый.

Ра́дуйся, к покая́нию сердца́ обраща́яй; ра́дуйся, ко Христу́, Пути́ и́стинному, приводя́й.

Ра́дуйся, Ду́хом Святы́м просвеще́нный; ра́дуйся, собла́знами ми́ра сего́ не прельще́нный.

Ра́дуйся, зми́я лука́ваго посрами́вый; ра́дуйся, святы́х ли́к возвесели́вый.

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Конда́к 1.

Избра́нный во́ине Христо́в, венце́м сла́вы украше́нный, му́ченическою сме́ртию ве́чныя сме́рти изба́вивыйся, от мра́ка грехо́внаго отврати́выйся и к ве́чному све́ту прише́дый, приими́ моле́ние на́ше, в похвалу́ тебе́ приноси́мое, и на́с изба́ви от сете́й лука́ваго врага́ на́шего, да тебе́ с ра́достию побе́дною зове́м:

Ра́дуйся, Вонифа́тие, му́чениче многострада́льный.

Помните, что кроме просьб, стоит и благодарить Всевышнего, а также святых за их помощь.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео рассказ о святом Вонифатие:

Бог велик! Стихи и притчи

Она разврату предавалась
В расцвете юных вешних дней,
И в упоении купалась
В потоках ветреных страстей.
Она позорила, топтала,
Святое Имя Божества,
Которое хранить пристало,
И оскверняла ложесна.
Мария, бедная Мария!
Какой предвиделся конец!
Как ликовала злая сила,
Кружась средь похоти сердец!
Казалось, всё было убито:
И стыд, и честь, и красота,
И Богом грешница забыта,
И грязью стала чистота!
Она жила в Александрии.
Египет древний был смущён
От блудодействия Марии,
Хоть сам был дико развращён.
Но вот беспечная блудница
Решила плыть в Иерусалим,
В пути развратом насладиться
Среди солдат, там бывших с ней.
В канун Воздвиженья Святого
Животворящего Креста,
Она не ведала иного,
Была лишь блудом занята.
В сам Праздник в храм попасть хотела.
Мария силилась зайти.
Однако ж так и не сумела:
Преграда встала на пути.
Незримая чужая сила,
Стеной ей делала заслон,
И прочь из храма выносила,
Её выталкивая вон.
Узрев икону Той, чьё Имя
Она бесстыдно так несла,
Просила слёзно всё простить ей,
И вдруг… вперёд легко пошла.
К Святыне главной Христианства,
Животворящему Кресту;
Как к чудотворному лекарству,
К Владыке Господу Христу.
Она так долго там молилась,
С души вдруг спала пелена,
Грехов вся мерзость обнажилась,
И приоткрылася вина…
Ушла за Иордан Мария
На сорок семь пустынных лет,
Где покаянье сотворила,
Добившись множество побед,
Достигла святости пред Богом,
Священной выси средь людей,
И, проложив другим дорогу,
Всей жизнью новою своей.
Какое чудо превращенья!
Блудница сделалась святой!
Бог милостив и всем прощение
Подаст, как и Марии той!2

Житие святого мученика Вонифатия

Святой мученик Вонифатий

1 января, в тот день, когда после ночного празднования нового года большая часть населения России спит тяжелым сном, Православная Церковь празднует память святого мученика Вонифатия. Этому святому молятся об освобождении от пагубной привычки к пьянству. Почему именно ему? Ответ мы находим в житии святого мученика Вонифатия.
Некогда в Риме проживала женщина по имени Аглаида; отец ее был в прошлом начальником города. Будучи молодой и красивой, обладая богатыми имениями, доставшимися по наследству от родителей, и не имея законного мужа, она, побеждаемая страстью плоти, проводила дни свои в любодеянии, пьянстве и других грехах.
У нее был верный раб, который управлял ее домом и имениями; он был молод и красив, звали его Вонифатием. Аглаида была с ним в преступной связи, удовлетворяя свое плотское вожделение.
Вонифатий во время своей распутной жизни был рабом греха, однако имел некоторые добродетели: был милостив к нищим, любвеобилен к странникам и отзывчив ко всем, кого постигало несчастие; одним он раздавал щедрые милостыни, другим с сочувствием оказывал помощь. Имея твердое желание исправиться, Вонифатий часто молился Богу, чтобы Он избавил его от дьявольских козней и помог ему сделаться господином над своими страстями. И Господь не презрел раба Своего и не попустил ему еще более погрязнуть в нечистоте греховной, дав Вонифатию искупить кровью его нечистые дела и увенчав душу мученическим венцом. Это совершилось следующим образом.
В то время было сильное гонение на христиан, глубокая тьма идолопоклонства покрывала весь Восток, и много верующих страдало и приняло мученическую смерть за Христа. Госпоже Вонифатия Аглаиде явились спасительная мысль и непреодолимое желание иметь в своем доме мощи мученика. Она позвала верного и исполнительного Вонифатия и открыла ему свое желание:
— От одного благочестивого мужа я слышала, что если кто имеет у себя мощи мучеников Христовых и чтит их, в доме того грех не умножается, человек тот даже может достигнуть вечного блаженства, какого сподобились святые мученики. Теперь многие совершают подвиги за Христа и, отдавая тела свои на мучения, получают мученические венцы. Послужи мне скорее ступай туда, где воздвигнуто гонение на христиан, и постарайся принести мне мощи одного из святых мучеников, дабы я могла построить храм, где будут лежать его мощи, он будет моим защитником, хранителем и постоянным ходатаем пред Богом.
Выслушав Аглаиду, Вонифатий с радостью согласился выполнить ее волю. Госпожа дала ему много золота: часть на раздачу милостыни нищим, часть на выкуп мощей: нечестивые мучители, видя любовь и почитание христиан к останкам святых мучеников, продавали их по дорогой цене. Приготовив много разных благовоний, полотна и все то, что требуется для достойного перенесения честных мученических тел, взяв себе в помощь много рабов и лошадей, Вонифатий собрался в путь. Выходя из дому, он, как бы в шутку, спросил у своей госпожи:
— А что будет, если я не найду тела мученика и тебе принесут мое тело, замученное за Христа, примешь ли ты его тогда с честью?
Аглаида, рассмеявшись, назвала его пьяницей и грешником. Покоряя, сказала:
— Тебе следует тщательно охранять себя от всякого бесчинства и насмешничества: святое дело нужно совершать честно и благоговейно. Помни, ты собираешься за святыми мощами, на которые мы даже и взглянуть не достойны. Иди с миром; Бог же, образ человека принявший и за нас кровь Свою проливший, да простит грехи наши и пошлет тебе Ангела Своего и направит тебя.
Вонифатий принял к сердцу приказание своей госпожи. В пути Вонифатий стал сокрушаться о своих прежних грехах. Решил поститься: не есть мяса, не пить вина и усердно молиться, чтобы прийти в страх Божий. Страх же — отец внимания, а внимание — матерь внутреннего покоя, от которого рождается начало и корень покаяния.

Вонифатий достиг Малой Азии и вошел в знаменитый Киликийский город Тарсе, где царем Диоклитианом и соправителем его Максимианом воздвигнуто было жестокое гонение на христиан, и верующие подвергались тяжким мучениям. Вонифатий оставил рабов в гостинице, а сам тотчас отправился на место мучения и увидал множество народа, собравшегося смотреть на страдания христиан. Один из них висел вниз головою, а на земле под ним был разведен огонь; другой был крестообразно привязан к четырем столбам; третий лежал, перепиленный пилой; четвертого мучители строгали острыми орудиями. Иному выкалывали глаза, иному отсекали части тела, иного сажали на кол. У одного были сломаны кости, у другого были отсечены руки и ноги, и он, подобно клубку, катался по земле; но на всех лицах была видна духовная радость, потому что, перенося нестерпимые для человека мучения, они укрепляемы были благодатью Божией. Блаженный Вонифатий со вниманием смотрел на все это, то удивляясь мужественному терпению мучеников, то желая себе такого же венца; потом, исполнившись Божественной ревности и став посреди того места, где страдало уже человек двадцать, начал обнимать мучеников, и громко воскликнул:
— Велик Бог христианский! Велик Он, ибо помогает рабам Своим и укрепляет их в столь великих муках!
И снова стал обнимать мучеников и с любовью целовать их, называя блаженными. При этом Вонифатий молился о том, чтобы и ему стать причастником венца, который они теперь стяжают и получат в скором времени. На него были устремлены взоры всех присутствующих. Судья, мучивший святых страдальцев, видя в Вонифатии пришельца, спросил его, кто он. Святой отвечал:
— Первое и самое любимое мое имя — христианин; пришел же сюда я из Рима; имя же, данное мне от родителей — Вонифатий.
— Итак, Вонифатий, — сказал судья, — пока я не приказал растерзать твое тело, принеси нашим богам жертву. Тогда ты удостоишься многих благ, умилостивишь богов, избавишься от грозящих тебе мук и получишь от нас дары.
Вонифатий повторил:
— Я — христианин, и только это ты услышишь от меня. Делай со мной, что тебе угодно, но жертв идолам я не принесу. После этих слов Вонифатия судья тотчас повелел раздеть его, повесить вверх ногами и сильно бить. Его били так сильно, что от тела его отпадали целые куски мяса и обнажались кости, но Вонифатий, мужественно перенося страдания, устремлял глаза свои на святых мучеников, видя в их страданиях пример для себя и утешаясь тем, что удостоился вместе с ними страдать за Христа. Потом мучитель приказал ослабить муки святого и призвал снова принести жертву.
Святой возразил:
— Зачем требовать от меня невозможное, о безумный! Я не могу и слышать о твоих богах, а ты повелеваешь мне принести им жертву!
Тогда судья в сильном гневе приказал вонзить ему острые иглы под ногти на руках и ногах, но святой, возведя очи к небу, молча терпел. Затем судья придумал новое мучение: он повелел растопить олово и влить в рот святому. Пока олово растапливалось, святой, воздев к небу руки, молился: «Господи Боже мой, Иисусе Христе, укрепивший меня в перенесенных мною муках, пребуди и ныне со мной, облегчая мои страдания. Ты — единственное мое утешение: даруй же мне явное знамение того, что Ты помогаешь мне победить сатану и этого неправедного судью: ради Тебя я страдаю». Потом попросил святых мучеников своими молитвами помочь ему претерпеть страшную муку. Мучители открыли ему рот железными орудиями и влили олово в горло, но не причинили вреда святому. Присутствовавшие, увидев такое чудо, восклицали: «Велик Бог христианский! Велик есть Царь — Христос! Все веруем в Тебя, Господи!» И все обратились к близко находящемуся идольскому капищу, желая уничтожить его, в судью же с великим негодованием бросали камнями. Тот же с позором убежал в свой дом, а Вонифатия повелел держать под стражей.
Утром народное волнение утихло, судья снова явился на судейское место и, призвав Вонифатия, хулил имя Христово и глумился над тем, как распят был Христос. Святой, не терпя хулы на Господа своего, сам, ругая бездушных богов и обличал ослепление и безумие поклоняющихся им. Судья еще более разгневался и повелел немедленно растопить котел смолы и бросить в него святого мученика. Но Господь не оставил Своего раба: внезапно сошел с неба Ангел и оросил мученика в котле; когда же смола вылилась, то вокруг образовалось сильное пламя, опалившее многих нечестивых язычников, стоявших рядом. Святой остался невредимым. Видя силу Христову, мучитель испугался и повелел тотчас усечь Вонифатия мечом. Святой обратился к востоку и молился: «Господи, Господи Боже, сподоби меня милостей Твоих и буди мне помощником, чтобы враг за мои грехи, в безумии содеянные, не преградил мне пути к небу, но прими с миром мою душу вместе со святыми мучениками, пролившими за Тебя кровь и сохранившими веру До конца; стадо же, приобретенное Твоею честною Кровию, людей Твоих, Христе, близких мне, избавь от всякого нечестия и языческого заблуждения, ибо Ты благословен и пребываешь вовеки!»
Так помолившись, Вонифатий преклонил голову под меч и был усечен: из раны его истекли кровь и молоко… Неверные, числом около 550 человек, видя это чудо, обратились тотчас ко Христу и, оставив мерзких идолов, присоединились к верным. Такова была кончина святого Вонифатия, который, отправляясь из дому в путь, предсказал, шутя, своей госпоже то что действительно доказал и совершил на деле.
Между тем, друзья Вонифатия и рабы Аглаиды, пришедшие с ним в Таре, не зная ничего о случившемся, сидели в гостинице и ожидали Вонифатия. Когда он к вечеру не вернулся, они удивились. К утру следующего дня они начали осуждать его и дурно отзываться о нем, предполагая, что он где-нибудь напился пьяным и проводит время с блудницами: «Вот, — говорили они, смеясь, — как наш Вонифатий пришел отыскивать святые мощи!» Но так как он не возвратился и к следующей ночи и на третий день, они начали искать его, расспрашивая о нем по всему городу. Случайно или, лучше сказать, по Божию усмотрению, они встретили одного человека и спросили у него, не видел ли он в городе странника. Тот ответил: вчера некий чужестранный муж был осужден за Христа на смерть и усечен мечом..
Они отправились следом за тем человеком, пришли на место мучения, где была поставлена военная стража, чтобы тела мучеников не были похищены христианами. Им указали на лежащего мученика:
— Не тот ли это, кого вы ищете?
Когда они увидели тело мученика, они тотчас же узнали своего друга, а когда голову его, лежавшую отдельно, приложили к туловищу, то совершенно удостоверились, что это — Вонифатий, и весьма удивились, а вместе с тем и застыдились, ибо думали и говорили о нем дурно; слуги боялись итого, как бы не постигло их наказание за то, что осуждали святого и смеялись над его жизнью, не зная его сердечных помышлений и доброго намерения. Когда они смотрели на лицо святого в сильном изумлении, они вдруг увидели: Вонифатий понемногу стал открывать глаза и милостиво смотреть на них как на своих друзей, тем самым выказывая прощение им за все их прегрешения против него.
Они ужаснулись и вместе с тем обрадовались, и плакали над ним, говоря:
— Раб Христов, забудь грехи наши, ибо мы неправедно осуждали твою жизнь и безрассудно ругали тебя!
Затем они отдали нечестивым 500 золотых монет, взяли тело и голову святого Вонифатия, помазали благовонными маслами, повили чистыми плащаницами и, положив в ковчег, отправились к себе домой, дабы отдать тело мученика своей госпоже. Когда они приближались к Риму, Ангел Божий явился во сне Аглаиде и сказал:
— Готовься принять того, кто был раньше у тебя слугой, ныне же стал нашим братом и сослужителем; прими того, кто был рабом у тебя, а теперь будет твоим господином, и благоговейно почитай его: отныне он хранитель души твоей и защитник твоей жизни. Она, проснувшись, ужаснулась и, взяв тотчас же несколько почтенных церковных клириков, вышла навстречу святому мученику Вонифатию, которого раньше посылала в путь как раба, а по возвращении приняла его в дом свой благоговейно, со слезами, как господина. И вспомнила она ту шутку святого Вонифатия, которая стала пророчеством, и благодарила Бога, устроившего так, что Вонифатий за свои и ее грехи стал жертвой, угодной Богу. В своем имении, расположенном от Рима в 50 стадиях, Аглаида построила чудный храм во имя святого мученика Вонифатия, и в нем поставила святые мощи, и многие чудеса совершались по молитвам мученика; больным подавались исцеления, изгонялись из людей бесы, и все, с верою молившиеся у гроба святого, получали исполнение своих прошений.
Впоследствии и сама блаженная Аглаида, раздав все свое имение нищим и убогим, отреклась от мира и, прожив еще 18 лет в великом покаянии, с миром умерла и присоединилась к святому мученику Вонифатию, будучи положена рядом с его гробом.
Так двое святых, чудесно изменив прежнюю свою жизнь, получили добрый конец: один, кровью омыв свои грехи; удостоился мученического венца, другая же слезами и суровой жизнью очистила себя от плотской скверны; и оба явились оправданными и непорочными пред Господом Иисусом Христом, Которому слава вовеки. Аминь.

Праведная Аглаи́да Римская

Краткие жития мученика Вонифатия Тарсийского и праведной Аглаиды Римской

Свя­той му­че­ник Во­ни­фа­тий был ра­бом бо­га­той мо­ло­дой рим­лян­ки Агла­и­ды и со­сто­ял с ней в без­за­кон­ном со­жи­тель­стве. Но оба они чув­ство­ва­ли угры­зе­ния со­ве­сти и хо­те­ли как-то омыть свой грех. И Гос­подь по­жа­лел их и дал им воз­мож­ность очи­стить гре­хи сво­ей кро­вью и за­кон­чить греш­ную жизнь по­ка­я­ни­ем. Агла­и­да узна­ла, что ес­ли с бла­го­го­ве­ни­ем хра­нить в до­ме мо­щи свя­тых му­че­ни­ков, то их мо­лит­ва­ми лег­че по­лу­чить спа­се­ние, ибо под их бла­го­дат­ным воз­дей­стви­ем ума­ля­ют­ся гре­хи и во­ца­ря­ют­ся доб­ро­де­те­ли. Она сна­ря­ди­ла Во­ни­фа­тия на Во­сток, где в то вре­мя шло же­сто­кое го­не­ние на хри­сти­ан, и про­си­ла при­вез­ти мо­щи ка­ко­го-ли­бо му­че­ни­ка, чтобы он стал их ру­ко­во­ди­те­лем и по­кро­ви­те­лем. Во­ни­фа­тий на про­ща­ние, сме­ясь, спро­сил; «А что, гос­по­жа, ес­ли я не най­ду мо­щей, а сам по­стра­даю за Хри­ста, при­мешь ли ты мое те­ло с че­стью?» Агла­и­да от­нес­лась се­рьез­но к его сло­вам и уко­ри­ла его в том, что он, от­прав­ля­ясь на свя­тое де­ло, поз­во­ля­ет се­бе воль­но­сти. Во­ни­фа­тий за­ду­мал­ся над ее сло­ва­ми и всё вре­мя пу­ти был со­сре­до­то­чен­ным.

При­е­хав в Ки­ли­кию, в го­род Тарс, Во­ни­фа­тий оста­вил в го­сти­ни­це сво­их спут­ни­ков и по­шел на го­род­скую пло­щадь, где му­чи­ли хри­сти­ан. По­тря­сен­ный зре­ли­щем страш­ных пы­ток, ви­дя про­свет­лен­ные бла­го­да­тью Гос­под­ней ли­ца свя­тых му­че­ни­ков, Во­ни­фа­тий по вле­че­нию сво­е­го со­стра­да­тель­но­го серд­ца бро­сил­ся к ним, це­ло­вал им но­ги и про­сил свя­тых мо­литв, чтобы и ему удо­сто­ить­ся по­стра­дать с ни­ми. То­гда су­дья спро­сил Во­ни­фа­тия, кто он. Во­ни­фа­тий от­ве­тил: «Я хри­сти­а­нин», – а за­тем от­ка­зал­ся при­не­сти жерт­ву идо­лам. Его тут же пре­да­ли на му­че­ния: би­ли так, что мя­со от­па­да­ло от ко­стей, вон­за­ли иг­лы под ног­ти, на­ко­нец, вли­ли в гор­ло рас­плав­лен­ное оло­во, но си­лой Гос­под­ней он остал­ся невре­дим. Окру­жав­шие су­ди­ли­ще лю­ди при­шли в воз­му­ще­ние, они ста­ли бро­сать в су­дью кам­ни, а за­тем устре­ми­лись к язы­че­ско­му ка­пи­щу, чтобы низ­верг­нуть идо­лов. На сле­ду­ю­щее утро, ко­гда вол­не­ния несколь­ко за­тих­ли, су­дья рас­по­ря­дил­ся бро­сить свя­то­го му­че­ни­ка в ко­тел с ки­пя­щей смо­лой, но и это не при­чи­ни­ло стра­даль­цу ни­ка­ко­го вре­да: его оро­сил со­шед­ший с небес Ан­гел, а смо­ла вы­ли­лась из кот­ла, вспых­ну­ла и обо­жгла са­мих му­чи­те­лей. То­гда свя­той Во­ни­фа­тий был при­го­во­рен к усе­че­нию ме­чом. Из ра­ны ис­тек­ли кровь и мо­ло­ко; ви­дя та­кое чу­до, око­ло 550 че­ло­век уве­ро­ва­ли во Хри­ста.

Меж­ду тем спут­ни­ки свя­то­го Во­ни­фа­тия, на­прас­но про­ждав его два дня в го­сти­ни­це, ста­ли его разыс­ки­вать, пред­по­ла­гая, что он пре­дал­ся лег­ко­мыс­лен­но­му вре­мя­пре­про­вож­де­нию. Сна­ча­ла по­ис­ки бы­ли без­успеш­ны, но, на­ко­нец, они встре­ти­ли че­ло­ве­ка, быв­ше­го оче­вид­цем му­че­ни­че­ской смер­ти свя­то­го. Этот сви­де­тель и при­вел их ту­да, где еще ле­жа­ло обез­глав­лен­ное те­ло. Спут­ни­ки свя­то­го Во­ни­фа­тия со сле­за­ми про­си­ли у него про­ще­ния за непо­доб­ные мыс­ли о нем и, вы­ку­пив за боль­шие день­ги остан­ки му­че­ни­ка, при­вез­ли их в Рим.

На­ка­нуне их при­бы­тия Агла­и­де во сне явил­ся Ан­гел и ве­лел ей при­го­то­вить­ся при­нять быв­ше­го ра­ба ее, а те­перь гос­по­ди­на и по­кро­ви­те­ля, со­слу­жи­те­ля Ан­ге­лов. Агла­и­да при­зва­ла кли­ри­ков, с ве­ли­ким по­че­том при­ня­ла чест­ные мо­щи, а за­тем по­стро­и­ла на ме­сте его по­гре­бе­ния храм во имя свя­то­го му­че­ни­ка и по­ло­жи­ла там мо­щи, про­сла­вив­ши­е­ся мно­же­ством чу­дес. Раз­дав ни­щим всё свое име­ние, она уда­ли­лась в мо­на­стырь, где про­ве­ла в по­ка­я­нии во­сем­на­дцать лет и при жиз­ни стя­жа­ла чу­дес­ный дар из­го­нять нечи­стых ду­хов. По­хо­ро­ни­ли свя­тую близ мо­ги­лы му­че­ни­ка Во­ни­фа­тия.

Полные жития мученика Вонифатия Тарсийского и праведной Аглаиды Римской

Неко­гда в Ри­ме про­жи­ва­ла од­на жен­щи­на по име­ни Агла­и­да, отец ее Ака­кий был неко­гда на­чаль­ни­ком го­ро­да. Бу­дучи мо­ло­дой и кра­си­вой, об­ла­дая бо­га­ты­ми име­ни­я­ми, до­став­ши­ми­ся по на­след­ству от ро­ди­те­лей, и поль­зу­ясь сво­бод­ной жиз­нью без за­кон­но­го му­жа, она, по­беж­да­е­мая стра­стью немощ­ной пло­ти, про­во­ди­ла дни свои в лю­бо­де­я­нии и гре­хах. Она име­ла у се­бя вер­но­го ра­ба, ко­то­рый был упра­ви­те­лем над до­мом и име­ни­я­ми ее, он был мо­лод и кра­сив. Зва­ли его Во­ни­фа­ти­ем, – и Агла­и­да жи­ла с ним в пре­ступ­ной свя­зи, удо­вле­тво­ряя свое плот­ское во­жде­ле­ние. И нет сты­да го­во­рить о сем, так как да­лее речь бу­дет о бла­жен­ном и чуд­ном из­ме­не­нии их жиз­ни, ибо ко­гда свя­тым воз­да­ет­ся по­хва­ла, то не умал­чи­ва­ет­ся и об их преж­них гре­хах, дабы по­ка­зать, что не все с юных лет бы­ли бла­жен­ны и пра­вед­ны, а име­ли, по­доб­но дру­гим, рас­тлен­ное те­ло, но ис­тин­ным по­ка­я­ни­ем, доб­рой в се­бе пе­ре­ме­ной и ве­ли­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми про­сла­ви­лись сво­ею свя­то­стью. О сем по­вест­ву­ет­ся в жи­ти­ях свя­тых для то­го, чтобы и мы, греш­ные, не от­ча­и­ва­лись, но по­спе­ши­ли бы к ско­ро­му ис­прав­ле­нию, зная, что при по­мо­щи Бо­жи­ей и по­сле гре­хов воз­мож­но быть свя­ты­ми, ес­ли толь­ко са­ми то­го по­же­ла­ем и для то­го по­тру­дим­ся. И дей­стви­тель­но, пре­крас­но то услаж­да­ю­щее серд­це по­вест­во­ва­ние, в ко­то­ром мы слы­шим, что греш­ник, по-ви­ди­мо­му, не име­ю­щий на­деж­ды на спа­се­ние, ста­но­вит­ся сверх ожи­да­ния свя­тым и при­том му­че­ни­ком Хри­сто­вым, по­доб­но свя­то­му Во­ни­фа­тию, ко­то­рый во вре­мя лю­бо­страст­ной жиз­ни слу­жил гре­ху, а по­том сде­лал­ся ис­по­вед­ни­ком, доб­лест­ным по­движ­ни­ком и слав­ным стра­даль­цем за Хри­ста. Во­ни­фа­тий во вре­мя сво­ей рас­пут­ной жиз­ни был ра­бом гре­ха, од­на­ко имел неко­то­рые, до­стой­ные по­хва­лы, доб­ро­де­те­ли: он был ми­ло­стив к ни­щим, люб­ве­оби­лен к стран­ни­кам и от­зыв­чив ко всем на­хо­дя­щим­ся в несча­стии; од­ним ока­зы­вал щед­рые ми­ло­сты­ни, дру­гим с лю­бо­вью до­став­лял успо­ко­е­ние, иным с со­чув­стви­ем ока­зы­вал по­мощь. Имея твер­дое же­ла­ние ис­пра­вить­ся, Во­ни­фа­тий ча­сто мо­лил­ся Бо­гу, чтобы Он из­ба­вил его от диа­воль­ских коз­ней и по­мог ему сде­лать­ся гос­по­ди­ном над сво­и­ми во­жде­ле­ни­я­ми и стра­стя­ми. И Гос­подь не пре­зрел ра­ба Сво­е­го и не по­пустил ему еще бо­лее по­гряз­нуть в нечи­сто­те гре­хов­ной, но бла­го­из­во­лил устро­ить так, что нечи­стые де­ла его бы­ли омы­ты про­ли­ти­ем кро­ви его, и через это са­мое ду­ша его сде­ла­лась как бы цар­скою баг­ря­ни­цей и увен­ча­лась вен­цом му­че­ни­че­ским. Это со­вер­ши­лось сле­ду­ю­щим об­ра­зом.

В то вре­мя бы­ло силь­ное го­не­ние на хри­сти­ан, глу­бо­кая идоль­ская тьма по­кры­ва­ла весь Во­сток, и мно­го ве­ру­ю­щих бы­ло му­чи­мо и уби­ва­е­мо за Хри­ста. Гос­по­же Во­ни­фа­тия Агла­и­де яви­лась спа­си­тель­ная мысль и силь­ное непре­одо­ли­мое же­ла­ние иметь в сво­ем до­ме му­че­ни­че­ские мо­щи. Не имея из сво­их слуг ни­ко­го вер­нее и ис­пол­ни­тель­нее Во­ни­фа­тия, она по­зва­ла его, от­кры­ла ему свое же­ла­ние и на­едине ска­за­ла:

– Ты сам зна­ешь, брат о Хри­сте, сколь мно­ги­ми гре­ха­ми осквер­не­ны мы, со­всем не за­бо­тясь о бу­ду­щей жиз­ни и спа­се­нии; как же мы пред­ста­нем на страш­ный суд Бо­жий, на ко­то­ром долж­ны по сво­им де­лам быть осуж­де­ны на тяж­кие му­че­ния? Но от од­но­го бла­го­че­сти­во­го му­жа я слы­ша­ла, что ес­ли кто име­ет у се­бя мо­щи му­че­ни­ков Хри­сто­вых и чтит их, тот по­лу­ча­ет по­мощь ко спа­се­нию и в до­ме то­го грех не умно­жа­ет­ся, так что та­ко­вой мо­жет да­же до­стиг­нуть то­го веч­но­го бла­жен­ства, ка­ко­го спо­до­би­лись свя­тые му­че­ни­ки. Те­перь мно­гие, го­во­рят, со­вер­ша­ют по­дви­ги за Хри­ста и, от­да­вая те­ла свои на му­че­ния, по­лу­ча­ют му­че­ни­че­ские вен­цы. По­слу­жи мне: ныне на­сту­пи­ло вре­мя по­ка­зать те­бе, дей­стви­тель­но ли ты име­ешь лю­бовь ко мне. Ско­рее сту­пай в те стра­ны, где воз­двиг­ну­то го­не­ние на хри­сти­ан, и по­ста­рай­ся при­не­сти мне мо­щи од­но­го из свя­тых му­че­ни­ков, дабы с че­стью по­ло­жить их у се­бя и по­стро­ить храм то­му му­че­ни­ку и все­гда иметь его сво­им хра­ни­те­лем, за­щит­ни­ком и по­сто­ян­ным хо­да­та­ем пред Бо­гом.

Вы­слу­шав Агла­и­ду, Во­ни­фа­тий с ра­до­стью со­гла­сил­ся на ее пред­ло­же­ние и вы­ра­зил пол­ную го­тов­ность ид­ти в путь. Гос­по­жа да­ла ему мно­го зо­ло­та, по­то­му что нель­зя бы­ло взять му­че­ни­че­ских тел без по­дар­ков и зо­ло­та: нече­сти­вые му­чи­те­ли, ви­дя силь­ную лю­бовь и усер­дие хри­сти­ан к мо­щам, не от­да­ва­ли их да­ром, но про­да­ва­ли по до­ро­гой цене и, та­ким об­ра­зом, при­об­ре­та­ли се­бе боль­шие до­хо­ды. Во­ни­фа­тий взял у сво­ей гос­по­жи мно­го зо­ло­та, ча­стью на вы­куп му­че­ни­че­ских мо­щей, а ча­стью на раз­да­чу ми­ло­сты­ни ни­щим, при­го­то­вил так­же мно­го раз­лич­ных бла­го­во­ний, по­лот­на и все­го, что по­треб­но бы­ло для об­ви­тия чест­ных му­че­ни­че­ских тел. Взяв с со­бою еще мно­го ра­бов, по­мощ­ни­ков и ко­ней, он со­брал­ся в путь. Вы­хо­дя из до­му, он, сме­ясь, ска­зал сво­ей гос­по­же:

– А что бу­дет, гос­по­жа, ес­ли я не най­ду ни­ка­ко­го те­ла му­че­ни­ка, и мое те­ло, за­му­чен­ное за Хри­ста, при­не­сут к те­бе, – при­мешь ли ты его то­гда с че­стью?

Агла­и­да, рас­сме­яв­шись, на­зва­ла его пья­ни­цей и греш­ни­ком и, уко­ряя его, ска­за­ла:

– Ныне вре­мя, брат мой, не для глум­ле­ния, а для бла­го­го­ве­ния. Те­бе сле­ду­ет во вре­мя пу­ти тща­тель­но охра­нять се­бя от вся­ко­го бес­чин­ства и глум­ле­ния: свя­тое де­ло долж­но со­вер­шать чест­но и бла­го­чин­но, и в пу­ти сем те­бе сле­ду­ет пре­бы­вать в сми­ре­нии и воз­дер­жа­нии, помни, что ты со­би­ра­ешь­ся слу­жить свя­тым мо­щам, до ко­то­рых мы не толь­ко кос­нуть­ся, но да­же и взгля­нуть на них недо­стой­ны. Иди с ми­ром, Бог же, зрак ра­ба при­няв­ший и за нас кровь Свою про­лив­ший, да про­стит гре­хи на­ши и по­шлет те­бе Ан­ге­ла Сво­е­го и на­пра­вит те­бя на доб­рый и бла­го­по­луч­ный путь.

Во­ни­фа­тий при­нял к серд­цу при­ка­за­ние сво­ей гос­по­жи и от­пра­вил­ся в путь, раз­мыш­ляя в уме о том, к че­му он дол­жен бу­дет при­ка­сать­ся сво­и­ми осквер­нен­ны­ми, греш­ны­ми ру­ка­ми. Во­ни­фа­тий стал со­кру­шать­ся о сво­их преж­них гре­хах и ре­шил по­стить­ся: не есть мя­са, не пить ви­на, а усерд­но и ча­сто мо­лить­ся, чтобы прид­ти в страх Бо­жий. Страх же – отец вни­ма­ния, а вни­ма­ние – ма­терь внут­рен­не­го по­коя, от ко­то­ро­го рож­да­ет­ся на­ча­ло и ко­рень по­ка­я­ния. Так Во­ни­фа­тий на­са­дил в се­бе ко­рень по­ка­я­ния, на­чав со стра­ха Бо­жия, вни­ма­ния к се­бе и непре­стан­ных мо­литв, он стя­жал се­бе же­ла­ние к со­вер­шен­но­му жи­тию.

Ко­гда Во­ни­фа­тий до­стиг Ма­лой Азии и во­шел в зна­ме­ни­тый ки­ли­кий­ский го­род Тарс, в нем то­гда при ца­ре Дио­кли­ти­ане и со­пра­ви­те­ле его Мак­си­ми­ане бы­ло воз­двиг­ну­то же­сто­кое го­не­ние на хри­сти­ан, и ве­ру­ю­щие под­вер­га­лись тяж­ким му­че­ни­ям. Оста­вив ра­бов в го­сти­ни­це, он по­ве­лел им от­дох­нуть, а сам, не от­ды­хая, тот­час же по­шел смот­реть на стра­да­ния му­че­ни­ков, о ко­то­рых рань­ше слы­шал. При­дя на ме­сто му­че­ния, Во­ни­фа­тий уви­дал мно­же­ство на­ро­да, со­брав­ше­го­ся смот­реть на про­из­во­ди­мые хри­сти­а­нам му­че­ния. Всем им бы­ла объ­яв­ле­на лишь од­на ви­на: хри­сти­ан­ская ве­ра и бла­го­че­сти­вая жизнь, но му­ки на них бы­ли на­ла­га­е­мы нерав­ные и неоди­на­ко­вые: один ви­сел вниз го­ло­вою, а на зем­ле под ним был раз­ве­ден огонь, дру­гой был кре­сто­об­раз­но при­вя­зан к че­ты­рем стол­бам, иной – ле­жал пе­ре­пи­лен­ный пи­лой, ино­го му­чи­те­ли стро­га­ли ост­ры­ми ору­ди­я­ми, ино­му – вы­ка­лы­ва­ли гла­за, дру­го­му – от­се­ка­ли чле­ны те­ла, ино­го на­де­ва­ли на кол и, под­няв от зем­ли, утвер­жда­ли кол в зем­ле, так что он про­хо­дил ему до шеи, у ино­го ко­сти бы­ли сло­ма­ны, у ино­го – ру­ки и но­ги бы­ли от­се­че­ны, и он, по­доб­но клуб­ку, ка­тал­ся по зем­ле, но на всех ли­цах бы­ла вид­на ду­хов­ная ра­дость, по­то­му что, пе­ре­но­ся нестер­пи­мые для че­ло­ве­ка му­че­ния, они укреп­ля­е­мы бы­ли бла­го­да­тью Бо­жи­ею. Бла­жен­ный Во­ни­фа­тий с вни­ма­ни­ем смот­рел на все это, то удив­ля­ясь му­же­ствен­но­му тер­пе­нию му­че­ни­ков, то же­лая се­бе та­ко­го же вен­ца, по­том, ис­пол­нив­шись Бо­же­ствен­ной рев­но­сти и став по­сре­ди то­го ме­ста, на­чал об­ни­мать всех явив­ших се­бя му­че­ни­ка­ми, ко­то­рых бы­ло уже че­ло­век два­дцать, и, в слух всех, гром­ко вос­клик­нул:

– Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский! Ве­лик Он, ибо по­мо­га­ет ра­бам Сво­им и укреп­ля­ет их в столь ве­ли­ких му­ках!

Про­из­не­ся это, он сно­ва стал ло­бы­зать му­че­ни­ков и с лю­бо­вию це­ло­вать их но­ги, а у тех, ко­то­рые не име­ли ног, осталь­ные ча­сти те­ла, об­ни­мая му­че­ни­ков, при­жи­мал он их к гру­ди, на­зы­вая их бла­жен­ны­ми, по­то­му что, пре­тер­пев му­же­ствен­но крат­ковре­мен­ные му­ки, они тот­час по­лу­чат веч­ный по­кой, от­ра­ду и бес­ко­неч­ную ра­дость, при этом Во­ни­фа­тий мо­лил­ся о се­бе, чтобы и ему быть со­дру­гом му­че­ни­ков в та­ком по­дви­ге и при­част­ни­ком вен­ца, ко­то­рый они по­лу­ча­ют от По­дви­го­по­лож­ни­ка – Хри­ста. Весь на­род устре­мил свои взо­ры на него, осо­бен­но су­дья, ко­то­рый му­чил свя­тых стра­даль­цев. Ви­дя пе­ред со­бою в ли­це Во­ни­фа­тия при­шле­ца и незна­ко­мо­го че­ло­ве­ка, он спро­сил: кто он и от­ку­да? И тот­час, при­ка­зав схва­тить его и при­ве­сти к се­бе, спро­сил:

– Кто ты?

– Хри­сти­а­нин! – от­ве­чал свя­той.

Но су­дья хо­тел знать его имя и про­ис­хож­де­ние. От­ве­чая на это, свя­той ска­зал:

– Пер­вое и са­мое лю­би­мое мое имя – хри­сти­а­нин, при­шел же сю­да я из Ри­ма, а ес­ли хо­чешь узнать и то имя, ко­то­рое мне да­но от ро­ди­те­лей, то ме­ня зо­вут Во­ни­фа­ти­ем.

– Итак, Во­ни­фа­тий, – ска­зал су­дья, – при­сту­пи к на­шим бо­гам, по­ка я не рас­тер­зал тво­ей пло­ти и ко­стей, и при­не­си им жерт­ву. То­гда ты удо­сто­ишь­ся мно­гих благ, уми­ло­сти­вишь бо­гов, из­ба­вишь­ся от гро­зя­щих те­бе мук и от нас по­лу­чишь мно­го да­ров.

В от­вет на это Во­ни­фа­тий ска­зал:

– Не сле­до­ва­ло бы мне да­же и от­ве­чать на твои сло­ва, но я сно­ва ска­жу то, что уже мно­го раз по­вто­рял: я – хри­сти­а­нин, и толь­ко это ты услы­шишь от ме­ня, а ес­ли не же­ла­ешь слы­шать это­го, то де­лай со мной, что те­бе угод­но!

Ко­гда Во­ни­фа­тий про­из­нес сии сло­ва, тот­час су­дья по­ве­лел раз­деть его, по­ве­сить вверх но­га­ми и силь­но бить. И свя­той был би­ен так силь­но, что от те­ла его от­па­да­ли це­лые кус­ки мя­са и об­на­жа­лись ко­сти. Он же, как бы не чув­ствуя стра­да­ний и не за­бо­тясь о по­лу­ча­е­мых ра­нах, устрем­лял лишь гла­за свои на свя­тых му­че­ни­ков, ви­дя в их стра­да­ни­ях при­мер для се­бя и уте­ша­ясь тем, что удо­сто­ил­ся вме­сте с ни­ми стра­дать за Хри­ста. По­том му­чи­тель по­ве­лел немно­го осла­бить ему му­ки и, пы­та­ясь сно­ва убе­дить его сло­ва­ми, ска­зал:

– Во­ни­фа­тий, это на­ча­ло му­че­ния пусть по­слу­жит те­бе к ука­за­нию, что те­бе луч­ше из­брать: вот ты ис­пы­тал нестер­пи­мые стра­да­ния, об­ра­зумь­ся же, ока­ян­ный, и при­не­си жерт­ву, а то немед­лен­но под­верг­нешь­ся еще боль­шим и лю­тей­шим стра­да­ни­ям.

Свя­той воз­ра­зил:

– За­чем по­веле­ва­ешь мне непри­стой­ное, о безум­ный! Я не мо­гу и слы­шать о тво­их бо­гах, а ты по­веле­ва­ешь мне при­не­сти жерт­ву им!

То­гда су­дья в силь­ном гне­ве по­ве­лел вон­зить ему ост­рые иг­лы под ног­ти на ру­ках и но­гах, но свя­той, воз­ве­дя очи и ум к небу, мол­ча тер­пел. За­тем су­дья при­ду­мал но­вое му­че­ние: он по­ве­лел рас­то­пить оло­во и влить в рот свя­то­му. Ко­гда оло­во рас­топ­ля­лось, свя­той, воз­дев к небу ру­ки свои, мо­лил­ся:

– Гос­по­ди Бо­же мой, Иису­се Хри­сте, укре­пив­ший ме­ня в пе­ре­не­сен­ных мною му­ках, пре­бу­ди и ныне со мною, об­лег­чая мои стра­да­ния. Ты – един­ствен­ное мое уте­ше­ние: да­руй же мне яв­ное зна­ме­ние то­го, что Ты по­мо­га­ешь по­бе­дить мне са­та­ну и это­го непра­вед­но­го су­дью: ра­ди Те­бя, как Сам Ты зна­ешь, я стра­даю.

Окон­чив эту мо­лит­ву, Во­ни­фа­тий об­ра­тил­ся и к свя­тым му­че­ни­кам с прось­бою, чтобы они сво­и­ми мо­лит­ва­ми по­мог­ли ему пре­тер­петь страш­ную му­ку. Му­чи­те­ли, при­сту­пив к нему, от­кры­ли ему рот же­лез­ны­ми ору­ди­я­ми и вли­ли оло­во ему в гор­ло, но не при­чи­ни­ли вре­да свя­то­му. При­сут­ство­вав­шие при му­че­ни­ях, уви­дев та­кую же­сто­кость, со­дрог­ну­лись и ста­ли вос­кли­цать:

– Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский! Ве­лик есть Царь – Хри­стос! Все ве­ру­ем в Те­бя, Гос­по­ди!

Так вос­кли­цая, все об­ра­ти­лись к близ­на­хо­дя­ще­му­ся идоль­ско­му ка­пи­щу, же­лая уни­что­жить его, на су­дью же гром­ко него­до­ва­ли и бро­са­ли в него кам­ня­ми, чтобы убить его. Су­дья, встав с су­дей­ско­го ме­ста, со сты­дом убе­жал в свой дом, а Во­ни­фа­тия по­ве­лел дер­жать под стра­жей.

Утром, ко­гда вол­не­ние утих­ло и на­род­ное вос­ста­ние при­оста­но­ви­лось, су­дья сно­ва явил­ся на су­дей­ское ме­сто и, при­звав Во­ни­фа­тия, ху­лил имя Хри­сто­во и глу­мил­ся над тем, как рас­пят был Хри­стос. Свя­той, не тер­пя ху­ле­ний на Гос­по­да сво­е­го, сам про­из­нес мно­го до­са­ди­тель­ных для судьи слов, в свою оче­редь ру­гая без­душ­ных бо­гов и об­ли­чая ослеп­ле­ние и безу­мие по­кло­ня­ю­щих­ся им, и тем са­мым еще бо­лее раз­гне­вал су­дью, ко­то­рый немед­лен­но по­ве­лел рас­то­пить ко­тел смо­лы и бро­сить в него свя­то­го му­че­ни­ка. Но Гос­подь не оста­вил Сво­е­го ра­ба: вне­зап­но со­шел с неба Ан­гел и оро­сил му­че­ни­ка в кот­ле, ко­гда же смо­ла вы­ли­лась, то во­круг об­ра­зо­ва­лось силь­ное пла­мя, ко­то­рое по­па­ли­ло мно­гих сто­яв­ших око­ло нече­сти­вых языч­ни­ков. Свя­той же вы­шел здо­ро­вым, не по­лу­чив от смо­лы и ог­ня ни­ка­ко­го вре­да. То­гда му­чи­тель, ви­дя си­лу Хри­сто­ву, ис­пу­гал­ся, как бы ему са­мо­му не по­стра­дать, и по­ве­лел тот­час усечь Во­ни­фа­тия ме­чом. Во­и­ны, взяв му­че­ни­ка, по­ве­ли его на усе­че­ние. Свя­той же, вы­про­сив для се­бя неко­то­рое вре­мя для мо­лит­вы, об­ра­тил­ся к во­сто­ку и мо­лил­ся:

– Гос­по­ди, Гос­по­ди Бо­же! Спо­до­би ме­ня ми­ло­стей Тво­их и будь мне по­мощ­ни­ком, чтобы враг за мои гре­хи, безум­но со­де­ян­ные, не пре­гра­дил путь к небу, но при­и­ми с ми­ром мою ду­шу и вчи­ни ме­ня вме­сте с свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми, про­лив­ши­ми за Те­бя кровь и со­хра­нив­ши­ми ве­ру до кон­ца; ста­до же, при­об­ре­тен­ное Тво­ею чест­ною Кро­вию, лю­дей Тво­их, Хри­сте, близ­ких мне, из­бавь от вся­ко­го нече­стия и язы­че­ско­го за­блуж­де­ния, ибо Ты бла­го­сло­вен и пре­бы­ва­ешь во ве­ки!

Так по­мо­лив­шись, Во­ни­фа­тий пре­кло­нил го­ло­ву под меч и был усе­чен, от ра­ны его ис­тек­ла кровь вме­сте с мо­ло­ком. Невер­ные, ви­дя чу­до это, об­ра­ти­лись тот­час ко Хри­сту – чис­лом око­ло 550 че­ло­век, и, оста­вив мерз­ких идо­лов, при­со­еди­ни­лись к вер­ным. Та­ко­ва бы­ла кон­чи­на свя­то­го Во­ни­фа­тия, ко­то­рый, от­прав­ля­ясь из до­му в путь, пред­ска­зал, сме­ясь, сво­ей гос­по­же то, что дей­стви­тель­но до­ка­зал и со­вер­шил на де­ле.

Меж­ду тем дру­зья Во­ни­фа­тия и ра­бы Агла­и­ды, при­шед­шие с ним для отыс­ка­ния мо­щей, не зная ни­че­го о слу­чив­шем­ся, си­де­ли в го­сти­ни­це и ожи­да­ли Во­ни­фа­тия. Ви­дя, что он к ве­че­ру не воз­вра­ща­ет­ся, они удив­ля­лись, не ви­дя его и всю ночь, а так­же и утром на дру­гой день, на­ча­ли су­дить и дур­но от­зы­вать­ся о нем (как по­сле са­ми рас­ска­зы­ва­ли), пред­по­ла­гая, что он где-ни­будь на­пил­ся и про­во­дит вре­мя с блуд­ни­ца­ми:

– Вот, – го­во­ри­ли они, сме­ясь, – как наш Во­ни­фа­тий при­шел отыс­ки­вать свя­тые мо­щи!

Но так как он не воз­вра­щал­ся и в дру­гую ночь, и на тре­тий день, то они на­ча­ли недо­уме­вать и ис­ка­ли его, хо­дя по все­му го­ро­ду и рас­спра­ши­вая о нем. Слу­чай­но, или, луч­ше ска­зать, по Бо­жию усмот­ре­нию они встре­ти­ли че­ло­ве­ка, ко­то­рый был бра­том ком­мен­та­ри­сия, и спро­си­ли его, не ви­дел ли он од­но­го че­ло­ве­ка, стран­ни­ка, при­шед­ше­го сю­да. Тот от­ве­тил, что вче­ра неко­то­рый чу­же­стран­ный муж, по­стра­дав за Хри­ста на ме­сте му­че­ний, осуж­ден был на смерть и усе­чен ме­чом.

– Не знаю, – го­во­рил он, – тот ли это, ко­го вы ище­те? Ска­жи­те, ка­ков он ви­дом?

Они опи­са­ли внеш­ний вид Во­ни­фа­тия, что он неве­лик ро­стом, име­ет ры­жие во­ло­сы; пе­ре­да­ли так­же и о дру­гих при­ме­тах его ли­ца. То­гда че­ло­век тот ска­зал им:

– На­вер­ное, это и есть тот, ко­го вы ище­те!

Но они не по­ве­ри­ли, го­во­ря:

– Не зна­ешь ты то­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го мы ищем.

И, бе­се­дуя меж­ду со­бой, вспо­ми­на­ли преж­ний ха­рак­тер Во­ни­фа­тия, ру­га­лись над ним и го­во­ри­ли:

– Раз­ве пья­ни­ца и рас­пут­ник бу­дет стра­дать за Хри­ста?!

Но брат ком­мен­та­ри­сия на­ста­и­вал на сво­ем.

– По на­руж­но­сти та­кой, как вы го­во­ри­те, че­ло­век вче­ра и тре­тье­го дня, дей­стви­тель­но, был му­чим на су­де, – ска­зал он, – впро­чем, что же пре­пят­ству­ет вам? Иди­те – и са­ми уви­ди­те те­ло его, ле­жа­щее на ме­сте, где он был усе­чен.

Они от­пра­ви­лись сле­дом за тем че­ло­ве­ком, при­шли на ме­сто му­че­ния, где сто­я­ла во­ен­ная стра­жа, чтобы те­ла му­че­ни­ков не бы­ли по­хи­ща­е­мы хри­сти­а­на­ми. Шед­ший впе­ре­ди че­ло­век по­ка­зал им на ле­жа­ще­го усе­чен­но­го му­че­ни­ка и ска­зал:

– Не тот ли это, ко­го вы ище­те?

Ко­гда они уви­да­ли те­ло му­че­ни­ка, тот­час же на­ча­ли узна­вать дру­га сво­е­го, а ко­гда го­ло­ву его, ле­жав­шую от­дель­но, при­ло­жи­ли к ту­ло­ви­щу, со­вер­шен­но удо­сто­ве­ри­лись, что это – Во­ни­фа­тий, и весь­ма уди­ви­лись, а вме­сте с тем ста­ли чув­ство­вать и стыд, по­то­му что ду­ма­ли и го­во­ри­ли о нем дур­но, бо­я­лись и то­го, чтобы не по­стиг­ло их на­ка­за­ние за то, что осуж­да­ли свя­то­го и сме­я­лись над его жиз­нью, не зная его сер­деч­ных по­мыш­ле­ний и доб­ро­го на­ме­ре­ния.

Ко­гда они смот­ре­ли на ли­цо свя­то­го и бы­ли в силь­ном изум­ле­нии, вдруг уви­де­ли, что Во­ни­фа­тий по­не­мно­гу стал от­кры­вать гла­за, и ми­ло­сти­во смот­рит на них, как на сво­их дру­зей, уста улы­ба­ют­ся, ли­цо све­тит­ся, как буд­то по­ка­зы­вая вид, что он про­ща­ет им все их пре­гре­ше­ния про­тив него.

Они ужас­ну­лись и вме­сте об­ра­до­ва­лись и, про­ли­вая теп­лые сле­зы, пла­ка­ли над ним, го­во­ря:

– Раб Хри­стов, за­будь гре­хи на­ши, что мы непра­вед­но осуж­да­ли твою жизнь и без­рас­суд­но ру­га­лись над то­бой!

За­тем они от­да­ли нече­сти­вым 500 зо­ло­тых монет и взя­ли те­ло и го­ло­ву свя­то­го Во­ни­фа­тия, по­ма­зав бла­го­вон­ны­ми ма­стя­ми, по­ви­ли их чи­сты­ми пла­ща­ни­ца­ми и, по­ло­жив в ков­че­ге, от­пра­ви­лись к се­бе до­мой, ве­зя те­ло му­че­ни­ка гос­по­же сво­ей. Ко­гда они при­бли­жа­лись к Ри­му, Ан­гел Бо­жий явил­ся во сне Агла­и­де и ска­зал:

– Го­товь­ся при­нять то­го, кто был рань­ше у те­бя слу­гой, ныне же стал на­шим бра­том и со­слу­жи­те­лем, при­ми то­го, кто был ра­бом у те­бя, а те­перь бу­дет тво­им гос­по­ди­ном, и бла­го­го­вей­но по­чи­тай его, по­то­му что он хра­ни­тель ду­ши тво­ей и за­щит­ник тво­ей жиз­ни.

Она, проснув­шись, ужас­ну­лась, взяв тот­час же несколь­ко по­чтен­ных цер­ков­ных кли­ри­ков, вы­шла на­встре­чу свя­то­му му­че­ни­ку Во­ни­фа­тию, ко­то­ро­го рань­ше по­сы­ла­ла в путь как ра­ба, а по воз­вра­ще­нии при­ня­ла его в дом свой бла­го­го­вей­но со сле­за­ми как гос­по­ди­на. И вспом­ни­ла она то про­ро­че­ство, ко­то­рое из­рек свя­той, от­хо­дя в путь, и бла­го­да­ри­ла Бо­га, устро­ив­ше­го так, что свя­той Во­ни­фа­тий за свои и ее гре­хи стал жерт­вою, бла­го­при­ят­ною Бо­гу. В име­нии сво­ем, от­сто­яв­шем от Ри­ма в 50 ста­ди­ях, Агла­и­да по­стро­и­ла чуд­ный храм во имя свя­то­го му­че­ни­ка Во­ни­фа­тия, и в нем по­ста­ви­ла свя­тые мо­щи, уже по­сле то­го как мно­гие чу­де­са ста­ли со­вер­шать­ся по мо­лит­вам му­че­ни­ка, ис­те­ка­ли мно­го­раз­лич­ные ис­це­ле­ния боль­ным, из­го­ня­лись из лю­дей бе­сы, и мно­гие мо­ля­щи­е­ся у гро­ба свя­то­го по­лу­ча­ли ис­пол­не­ние сво­их про­ше­ний.

По­сле и са­ма бла­жен­ная Агла­и­да, раз­де­лив все свое име­ние ни­щим и убо­гим, от­рек­лась от ми­ра и, про­жив еще 18 лет в ве­ли­ком по­ка­я­нии, с ми­ром умер­ла и при­со­еди­ни­лась к свя­то­му му­че­ни­ку Во­ни­фа­тию, бу­дучи по­ло­же­на ря­дом с его гро­бом.

Так сия дво­и­ца свя­тых, чу­дес­но из­ме­нив преж­нюю свою жизнь, по­лу­чи­ла доб­рый ко­нец, один, кро­вью омыв свои гре­хи, удо­сто­ил­ся му­че­ни­че­ско­го вен­ца, дру­гая же сле­за­ми и су­ро­вою жиз­нью очи­сти­ла се­бя от плот­ской сквер­ны; и оба яви­лись оправ­дан­ны­ми и непо­роч­ны­ми пе­ред Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, Ко­то­ро­му сла­ва во ве­ки. Аминь.

При­ме­ча­ния

Не включена в современный Месяцеслов Русской Православной Церкви.

Ки­ли­кия – юго-во­сточ­ная рим­ская про­вин­ция Ма­лой Азии. – Тарс – боль­шой и на­се­лен­ный го­род этой про­вин­ции, в юж­ной части ее, в пло­до­нос­ной рав­нине, при ре­ке Кидне, неда­ле­ко от него впа­да­ю­щей в Сре­ди­зем­ное мо­ре, – до­се­ле до­воль­но зна­чи­тель­ный тор­го­вый го­род.

Св. му­че­ник Во­ни­фа­тий по­стра­дал и скон­чал­ся 19 де­каб­ря 290 г.

Ко­мен­та­ри­сий – на­чаль­ник над тюрь­ма­ми в Рим­ской им­пе­рии и де­ло­про­из­во­ди­тель при су­деб­ных про­цес­сах, про­из­во­див­ший пред­ва­ри­тель­ные рас­сле­до­ва­ния над об­ви­ня­е­мы­ми, осо­бен­но над хри­сти­ан­ски­ми му­че­ник­а­ми.

Ста­дия – ме­ра дли­ны в 88 са­же­ней; след., 50 ста­дий рав­ня­ют­ся без ма­ло­го 9 вер­стам. Го­ло­ву св. Во­ни­фа­тия ви­дел впо­след­ствии в Кон­стан­ти­но­по­ле в 1200 г. рус­ский па­лом­ник Ан­то­ний. Над хра­мом свя­то­го Во­ни­фа­тия в Ри­ме, по­стро­ен­но­го ему еще Агла­и­дою, по­сле со­ору­жен бо­лее об­шир­ный храм во имя св. Алек­сия, че­ло­ве­ка Бо­жия, и мо­щи обо­их свя­тых в 1216 г. пе­ре­не­се­ны из ниж­ней церк­ви в но­вую верх­нюю, в риз­ни­це ко­то­рой в на­сто­я­щее вре­мя чест­ные го­ло­вы их хра­нят­ся от­дель­но.

По рим­ским ак­там свв. му­че­ни­ков и гре­че­ско­му си­нак­са­рю свя­то­гор­ца Ни­ко­ди­ма, Агла­и­да по­сле по­дви­гов удо­сто­и­лась да­же да­ра чу­дес и из­гна­ния де­мо­нов, она при­чис­ле­на к ли­ку свя­тых, и па­мять ее празд­ну­ет­ся вме­сте с св. му­че­ни­ком Во­ни­фа­ти­ем.

Святой мученик Вонифатий

Память 19 декабря / 1 января

Святой мученик Вонифатий

(MP3 файл. Продолжительность 5:02 мин. Размер 3.7 Mb) Читает иеромонах Симеон (Томачинский)

Святой Вонифатий жил во времена императора Диоклетиана, который правил с 284 по 305 год. Он был рабом знатной римлянки по имени Аглаида, дочери проконсула. Занимая должность управляющего богатым имением своей хозяйки, он вел нечестивую жизнь, в соответствии с весьма вольными нравами тогдашнего Рима. Предаваясь всецело винопитию и блуду, Вонифатий без зазрения совести согрешал и с самой Аглаидой. При всем этом он был человеком от природы добрым и щедрым, с радостью оказывал гостеприимство странникам и любил раздавать милостыню неимущим.

По прошествии нескольких лет Аглаида, мучимая угрызениями совести и страшась будущего наказания Божия за свои грехи, услышала от христиан, что человек, почитающий мощи святых мучеников, по их заступничеству получит от Господа прощение грехов. Тогда, призвав к себе Вонифатия, она велела ему отправляться в Малую Азию, где христиане в то время подвергались жестоким гонениям, чтобы за деньги приобрести там святые мощи и привезти их в Рим. На это слуга ответил с насмешкой: «А если я привезу тебе свои собственные останки, будешь ли ты почитать меня как святого?» Аглаида с укором отвечала: «Сейчас не время для шуток. Поспеши отправиться в путь, а я, грешница, с нетерпением буду ожидать твоего возвращения, дабы получить прощение от Господа».

Вонифатий прибыл в город Тарс, в Киликии, во главе многочисленной свиты, имевшей при себе много золота и всего необходимого, дабы забальзамировать останки святых и с почестями перевезти их в Рим. Он немедленно направился в амфитеатр, где как раз в то время происходила жестокая казнь 20 христианских мучеников. Вонифатий с ужасом наблюдал, как одного из них разрывали на части, привязав за руки и за ноги к четырем столбам, другого подвешивали вниз головой, третьих яростно бичевали, а иным раздирали бока железными крючьями – однако все они оставались по-прежнему тверды и неколебимы. Подобное зрелище поразило Вонифатия в самое сердце. Позабыв о прошлой нечестивой жизни, он в слезах бросился к стопам мучеников, благоговейно облобызал их оковы и, прося помянуть его в своих святых молитвах, во всеуслышание объявил о том, что он отныне также является последователем Христа.

Приведенный на суд к правителю этой области, Вонифатий с презрением отверг служение идолам и твердо исповедал Спасителя. Доставленный затем в цирк, он по молитвам святых мучеников переносил различные истязания с таким бесстрастием, как будто уже покинул этот мир и был чужд собственному телу. Ему вонзали под ногти заточенный тростник, лили в рот расплавленный свинец, его опускали в котел с кипящей смолой, но никакие мучения не могли сломить его дух. На следующий день Вонифатий с радостью выслушал вынесенный ему смертный приговор. Осенив себя крестным знамением перед казнью, он вознес Господу горячую молитву об укреплении христиан в их скорбях и о даровании ему самому отпущения грехов и вечного небесного блаженства.

Спутники святого Вонифатия, решив поначалу, что он, по своему обыкновению, зашел в какую-нибудь таверну или другое подобное место, начали уже беспокоиться из-за его продолжительного отсутствия и отправились на поиски. В городе они встретили брата местного палача, который рассказал им, что накануне там был казнен некий римлянин, по описанию похожий на их товарища. Хотя они не могли себе представить, чтобы этим мучеником был весельчак Вонифатий, они все же поспешили в амфитеатр. С изумлением они обнаружили там тело своего спутника, которое затем выкупили за 50 фунтов золота и с почетом доставили в Рим.

В это время Ангел Господень явился Аглаиде и произнес: «Встань и иди навстречу тому, кто был твоим слугой и товарищем в блуде, а ныне стал нашим братом. Прими его как господина, ибо благодаря ему простятся тебе все твои грехи». С радостью в сердце женщина снарядила пышную свиту, чтобы достойно встретить святые мощи еще на пути в Рим. Так в точности исполнилось невольное пророчество, произнесенное святым Вонифатием перед отъездом.

Впоследствии Аглаида построила на месте встречи святых мощей большую и красивую церковь во имя мученика.

В этом храме на протяжении веков по молитве святого Вонифатия совершались многочисленные чудеса. Сама же Аглаида, раздав все свое состояние нищим и презрев с тех пор радости суетного мира, всецело посвятила себя подвигам благочестия и молитвы и со временем получила от Господа дар чудотворения. Она почила в мире тринадцатью годами позднее, предав душу Господу с верой в то, что все прегрешения ее прошлой жизни совершенно изглажены благодаря заступничеству святого Вонифатия.

Совр. церковь Сант-Бонифацио-э-Алессио в Риме.