Можно ли молиться на афоне?

При всей любви к Афону, есть еще понятие церковной дисциплины

Фото: РИА Новости / Владимир Федоренко

Ситуацию с паломничеством на Афон после решения Синода Русской Православной Церкви от 15 октября о разрыве евхаристического общения с Константинопольским патриархатом корреспонденту РИА Новости Сергею Стефанову прокомментировал секретарь по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Игорь Якимчук:

— Отец Игорь, с Афона еще не было никакой реакции на действия Константинопольского патриархата на Украине? Реакции их руководящего органа, Священного Кинота, или каких-то отдельных монастырей?

— Православный мир не живет на тех скоростях, которые ему навязывает современность. На Афоне многие совершенно не пользуются Интернетом, сотовой связью, поэтому даже и не знают о тех решениях, которые были приняты в Стамбуле и в Минске. Но со временем, я думаю, узнают, и будет какая-то реакция. Паломники что-то рассказывают афонитам о том, что происходит.

Конечно, это решение создает совершенно понятные трудности и для русских насельников Афона, которые традиционно поминали и Константинопольского, и Московского патриархов. И все они являются выходцами из Русской Православной Церкви. Как в дальнейшем будет обустраиваться их бытие на Афоне — это вопрос, который подлежит решению.

Что касается простых паломников, я думаю, что они все должны понимать, что, при всей любви к Афону, при всем почтении, которое Русская Православная Церковь имеет издавна, испокон веков к Святой Горе, к «уделу Божией Матери», есть еще понятие церковной дисциплины. И если на что-то нет благословения, значит, его нет.

— По поводу конкретно Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря — он также относится к юрисдикции Константинопольского патриархата. Получается, что мы сейчас и с ними разорвали общение, и туда тоже нельзя приходить и причащаться?

— Причащаться нельзя, но приходить, я думаю, можно, просто помолиться. Буквально на днях в нашем Русском Пантелеимоновом монастыре был престольный праздник, потому что один из храмов этого монастыря посвящен празднику Покрова Божией Матери, и в этих торжествах участвовали три иерарха Русской Православной Церкви. Они не служили, но молились за богослужением.

— А в свете последних решений Синода, теперь, когда идет богослужение, мирянам можно заходить в храм и со всеми молиться? Или можно только самому заходить помолиться, когда богослужения нет? Или можно молиться за богослужением, но просто не причащаться?

— Лучше сказать, что, учитывая все эти сложные обстоятельства, которые складываются, сейчас настало время воздержаться от паломничества на Афон и от участия в богослужениях в любой форме. Но если уж такое случилось, ну, по крайней мере, хотя бы не причащаться.

— Могут ли теперь какие-то святыни привозить в Россию с Афона, или из Турции и другой канонической территории Константинопольского патриархата, или все это сейчас тоже приостановлено?

— Как-то странно ожидать в период такого серьезного обострения наших отношений, что кто-то с территории Константинопольского патриархата повезет к нам святыни. Но если возникнет такая инициатива, мы будем ее рассматривать. Как это обычно и делается в каждом конкретном случае.

— А что будет с нашими соотечественниками — прихожанами православных храмов в Турции или в других местах, где нет иных храмов, кроме как относящихся к Константинопольскому патриархату?

— Это действительно проблема, которая перед нами встает начиная с 15 октября, поскольку де-факто Константинопольский патриархат ушел в раскол, приняв в общение раскольников. Получается, что наши соотечественники на территории Турции остаются без пастырского окормления. Это же касается выходцев из нашего Отечества, которые живут на островах Додеканеса, в том числе самом крупном из них – Родосе, на Крите, и, конечно, мы будем думать о том, как обеспечить для них пастырскую заботу. Времени еще прошло очень мало, но, во всяком случае, эта задача стоит, мы ею занимаемся.

Вообще, приходы Константинопольского патриархата есть по всему миру, кроме Африки и Антарктиды, но там для верующих есть альтернатива — есть храмы и других Поместных Церквей. Нет ее сейчас только в Турции и на тех греческих островах, которые я назвал.

— Секретарь Русской духовной миссии в Иерусалиме игумен Никон сказал, что Русская Православная Церковь будет вынуждена приостанавливать общение со всеми Церквями, которые поддержат решение Константинопольского патриархата о предоставлении автокефалии церкви на Украине. Можете прокомментировать это высказывание?

РПЦ разрешила посещать Афон в качестве туристов

Он добавил, что в статусе туристов посещать Афон смогут и священники Московского патриархата. Тем не менее им нельзя будет участвовать в богослужениях — это может повлечь за собой запрет в священнослужении.

«Если будут участвовать в богослужениях, то этот вопрос станет предметом обсуждения с его правящим архиереем. Расстригой не сделают, но есть разные формы канонических прещений в таких случаях», — пояснил он.

Генеральный директор туроператора «Музенидис Трэвел» Александр Цандекиди сообщил РБК, что ежегодно в Грецию с целью паломничества приезжают около 80–100 тыс. россиян, Афон посещают примерно половина. Поездка сроком не более чем на две недели будет стоить от €485 с учетом проживания, получения визы и т.п., говорит глава паломнического центра «Благословенный Афон» Сергей Максимов.

В подавляющем большинстве своем паломники, отправляющиеся на Афон, прилетают в Салоники. На аэропорт этого города приходится и основной поток обычных российских туристов, отправляющихся на отдых в Грецию (на полуострова Кассандра и Ситония). В 2017 году аэропорт Салоников принял 176 тыс. пассажиров из России, за первые девять месяцев 2018 года — 151 тыс.

В минувший понедельник, 15 октября, Священный синод РПЦ объявил о разрыве евхаристического общения с Константинополем. Причиной такого решения стало то, что Константинопольский патриархат отменил анафему и все запреты, которые были наложены РПЦ на две украинские церкви — Украинскую православную церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинскую автокефальную православную церковь (УАПЦ), — и установил с ними каноническое общение. Помимо этого в РПЦ заявили, что Константинопольский патриархат «самоликвидировался» как координирующий центр православия.

Иларион после заседания Священного синода напомнил, что общение РПЦ со Вселенским патриархатом в последние годы уже прерывалось из-за событий 1996 года в Эстонии, когда патриарх Варфоломей принял Эстонскую апостольскую православную церковь под свою юрисдикцию. Тем не менее кризис быстро уладили, а евхаристическое общение восстановили.

Для мирян и духовенства РПЦ решение о разрыве евхаристического общения означает, что молитва в храмах Константинопольского патриархата является грехом. Помимо этого решение Синода помешает привозить в Россию святыни Константинопольского патриархата.

Прихожан РПЦ ограничили в посещении Афона. Российский бизнес мог потратить на него $200 млн

Правообладатель иллюстрации Igor Alekseev/TASS Image caption Россияне щедро жертвовали на восстановление монастырей на Афоне, но теперь РПЦ советует вкладываться в русские святыни

Российские бизнесмены могли потратить на реставрацию и содержание афонских монастырей свыше 200 млн долларов, утверждают собеседники Русской службы Би-би-си. После разрыва Русской православной церкви (РПЦ) официальных отношений с Константинопольским патриархатом они по-прежнему смогут совершать паломничества на Афон, но не смогут причаститься и исповедаться.

После разрыва отношений РПЦ со Вселенским патриархатом Константинополя миряне — любители паломничества — получили новые жесткие рекомендации со стороны московской патриархии. РПЦ официально предупредила своих прихожан об ограничениях при посещении Святой горы Афон, находящейся под юрисдикцией Константинополя.

Афон — излюбленное место духовного туризма многих высокопоставленных россиян. Дважды на гору Афон ездил президент Владимир Путин (попал он на нее только со второго раза), в числе известных «афонитов» и экс-губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, и сменивший его Александр Беглов, а также братья Ротенберги, генпрокурор Юрий Чайка и многие другие российские бизнесмены и чиновники.

Дело в том, что для многих из них Афон был не только центром духовной силы и местом для полезных знакомств, но и объектом солидных денежных вливаний.

Примерно с 2005 года совокупный объем пожертвований россиян афонским монастырям составил свыше 200 млн долларов, рассказал Русской службе Би-би-си источник, близкий к руководству патриархии.

Эту цифру подтвердили православный предприниматель и собеседник в Госдуме. О пожертвованиях знает и председатель отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион.

200 миллионов на Афон

В общей сложности на Афоне 20 монастырей, из них 17 населены в основном греческой братией.

Один из них, Свято-Пантелеймонов монастырь, традиционно считается «русским», хотя в нем подвизаются монахи как из России, так и из Украины. Братия еще двух — Зографа и Хиландара — в основном состоит из болгар и сербов соответственно.

Больше всего пожертвований давали именно Свято-Пантелеймонову монастырю. Специальный фонд для сбора пожертвований на Афон, созданный в 2011 году Дмитрием Медведевым, носил имя этого монастыря — патриархия говорила, что в этом фонде собрано более 2 млрд рублей.

К сбору средств даже были привлечены бюджетные организации — так, «Фонтанка» писала, что коммунальные предприятия Санкт-Петербурга в 2014 году перечислили на этот проект 17 млн рублей.

Однако россияне жертвовали не только Свято-Пантелеймонову монастырю. Иногда это носило политический характер.

До 2016 года часть российских верующих считала Свято-Пантелеймонов монастырь «украинским»: настоятель, игумен Иеремия, и большая часть монахов были выходцами из Украины.

Не желая поддерживать украинский монастырь, некоторые благотворители предпочитали поддерживать греческие обители — например, Ватопед, рассказал Русской службе Би-би-си руководитель крупной паломнической службы, помогающей желающим поехать на Афон.

О том, что раньше между русскими паломниками и украинскими монахами существовали напряженные отношения, рассказали Би-би-си также два «афонита», то есть постоянные посетители Святой Горы.

Правообладатель иллюстрации Alexey Druzhinin/TASS Image caption Владимир Путин официально был на Афоне дважды, но многие российские чиновники ездили туда по несколько раз в год

В 2016 году, после смерти Иеремии, место игумена «русского» Свято-Пантелеймонова монастыря занял уроженец России Евлогий (в миру — Михаил Иванов). В результате украинцев в руководстве монастыря постепенно заменили россияне, число монахов-россиян выросло до 50% от общего числа братии, рассказали Русской службе Би-би-си два сотрудника паломнических служб, давно работающих с Афоном. После этого отношение российских паломников и жертвователей к Свято-Пантелеймонову монастырю изменилось.

Но россияне жертвовали деньги не только на него. Например, Русское афонское общество, попечительский совет которого возглавлял экс-губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, в 2006-2010 годах заключило с 30 монастырями Святой Горы договоры об оказании благотворительной помощи. Русское афонское общество не скрывало своей помощи монастырям Святой горы: информация об этом содержится в официальном отчете общества за 2005-2010 годы.

На «русские деньги» не только ремонтировались монастыри, но и приводились в порядок дороги и прокладывались необходимые коммуникации. Например, то же Русское афонское общество приобрело грузовой автомобиль для греческого монастыря Святого Павла, профинансировало строительство соборного храма в ските «Буразери», относящемся к сербскому Хиландару, восстановило сгоревшую крышу греческого Кутлумуша.

Среди самых известных благотворителей Афона — основной владелец «Фосагро» Андрей Гурьев, предприниматель Аркадий Ротенберг, экс-глава РЖД Владимир Якунин, девелопер и создатель Музея русской иконы Михаил Абрамов, российско-греческий бизнесмен Иван Саввиди. Не все из них официально называли суммы своих пожертвований. Однако общий объем инвестиций в Афон собеседники Би-би-си приблизительно оценивают более чем в 200 млн долларов.

Однако теперь, несмотря на все эти масштабные пожертвования и вливания, паломничества на Афон будут сопровождаться ограничениями.

Без причастия и исповеди

В первую очередь религиозный раскол коснется российских священников, которые раньше часто ездили на Афон. Теперь им будет запрещено служить в храмах Святой Горы, рассказал Русской службе Би-би-си председатель отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион. В случае нарушения этого запрета им может быть запрещено служить в российских церквях, добавил он.

Впрочем, российские священники и так уже воздерживались от службы на Афоне с лета 2018 года, после начала трений между РПЦ и Вселенским патриархатом, рассказали Русской службе Би-би-си несколько «афонитов» и представителей паломнических компаний. Это связано с тем, что во время богослужения на Святой Горе в обязательном порядке поминается имя константинопольского патриарха Варфоломея.

Но в качестве обыкновенных паломников священники РПЦ по-прежнему смогут приезжать на Афон, уверяет митрополит Иларион. Нет радикального запрета и для мирян: православные россияне смогут приезжать на Святую Гору и приходить на богослужения. Единственное ограничение — в храмах Афона больше нельзя будет исповедаться и причащаться.

Правообладатель иллюстрации Alexandr Shalgin/TASS Image caption Будущий глава СВР Сергей Нарышкин (в 2016 году — спикер Госдумы) также ездил на Афон с депутатами

Большинство «афонитов», с которыми поговорила Русская служба Би-би-си, не будут полностью отказываться от привычного паломничества на Святую Гору. «Если и буду ездить, то меньше. Как турист я могу съездить в другие места, мне важно причаститься», — говорит региональный чиновник, регулярно посещающий Афон. «Сто процентов буду ездить. В каждой стране есть свои правила, так и тут будут свои канонические правила», — говорит московский предприниматель, активно жертвующий деньги Свято-Пантелеймонову монастырю.

«Святая гора Афон — удел Пресвятой Богородицы. Все по ее воле. Допустит — поеду обязательно», — уклончиво ответил вице-губернатор Санкт-Петербурга, экс-министр регионального развития Игорь Албин.

А вот соратник Полтавченко по Русскому афонскому обществу, бывший вице-губернатор Санкт-Петербурга Василий Кичеджи решил отказаться от паломничества на Святую Гору. «Я — чадо Русской православной церкви, но я подчинюсь рекомендациям «, — заявил он Русской службе Би-би-си.

Пока не сворачивает деятельность и паломническая служба «Святогорец», которая известна среди «афонитов» своей специализацией — доставкой на Святую гору всевозможных «випов» — от чиновников до сотрудников «Роснефти» и «Газпрома».

16 октября на Афон заехала очередная группа паломников от «Святогорца», а в воскресенье на празднике в честь Покрова Пресвятой Богородицы в Свято-Пантелеймоновом монастыре причащалось около 600 человек, рассказал директор службы Игорь Фролов. Отказов со стороны паломников пока не было, уверяет он.

По его мнению, афонские монахи могут заявить, что не подчиняются решениям Константинопольского патриарха, в том числе стремясь не допустить снижения числа паломников, от которых напрямую зависит бюджет монастырей.

Афонская оппозиция

В РПЦ считают, что не все афонские монахи одинаково лояльны Константинополю.

На Афоне действительно наблюдаются оппозиционные отношения к вселенскому патриарху, рассказали Русской службе Би-би-си два священнослужителя РПЦ и подтвердил вице-президент крупного православного фонда. Например, в начале 1970-х годов, после встречи Константинопольского патриарха с папой Римским, греческая обитель Эсфигмен отказалась поминать руководителя константинопольской церкви и верна своему решению по сей день.

В Священном Киноте — высшем органе управления Афоном — большинство мест традиционно закреплено за греческими монастырями. Однако афонские старцы еще скажут свое слово, уверен источник Русской службы Би-би-си в руководстве партиархии.

«История показывает, что, когда Афон чем-то обеспокоен, находят способы донести это до Константинопольского патриарха», — дипломатично отмечает митрополит Иларион, напоминая про события начала 1970-х годов. Что же касается российских благотворителей, так полюбивших Афон, то им Иларион порекомендовал переключить свое внимание на отечественные монастыри.

«Я бы посоветовал им переключить свое внимание на российские монастыри и вкладываться туда. У нас есть свои святыни, свой Афон: Соловецкий монастырь, Валаамский монастырь, Псково-Печерский, Киево-Печерская лавра, Троице-Сергиева Лавра. То есть если есть желание свои средства пожертвовать на богоугодное дело, то у нас есть не меньше святынь, а на самом деле гораздо больше, чем на Святой горе Афон», — сказал митрополит Иларион.