Молоканин

«Икона не Бог, свинина не мясо»

Мало что можно сказать про молокан точно. Секта принадлежит к так называемому движению духовных христиан. Это движение включает в себя различные религиозные течения, которые появились сначала в царской, а затем в императорской России в XVII–XVIII веках: в некоторых источниках говорится, что они стали возникать ещё при Иване Грозном, в других — что серьёзно о себе заявили после церковного Раскола. Как бы там ни было, объединяет все эти движения с удивительными названиями — хлыстов, скопцов, молокан, духоборов и других — неприятие православной церкви и её обрядности, отрицание института духовной иерархии и основных догматов. Поэтому сразу следует отделить молокан от старообрядцев, чтобы никто их не путал. Старообрядцы никогда не считались и до сих пор не считаются сектой. Это приверженцы старых церковных, «дореформенных» обычаев. А молокане и другие духовные христиане — наоборот, своеобразные реформаторы. Молокан даже называют предтечей русского протестантизма.

Более того, долгое время они и сами называли себя сектой, хотя сейчас им это определение совсем не нравится. Так, на некоторых молоканских изданиях начала XX века писали в заглавии: журнал «секты духовных христиан, молокан».

Предполагаемым основателем молоканства считают Семёна Уклеина, которого в некоторых молоканских текстах ещё называют Сёмушкой. Про него известно, что родился в 1727 году, был крестьянином-портным в Тамбовском уезде, подружился с сектой духоборов (по другой версии — просто влюбился в девушку-духоборку), а потом поругался с ними и основал свою собственную секту. В одних источниках сказано, что молокане были и до него, а Уклеин просто помог им оформить идеологию и сколотить общины, в других — что до Сёмушки ничего не было. Причиной раздора с духоборами стало то, что Уклеин почитал Библию, а духоборы её не любили и знать не желали. Как бы там ни было, именно Уклеин первым сформулировал основные положения молоканства, среди которых есть, например, такое: «…одни только молокане могут получить вечное спасение, а все прочие осуждены будут на вечное мучение…».

Уклеин умер в 82 года. Он много проповедовал по Тамбовской и окрестной губерниям. Хотя лично его никуда не высылали, последователям молоканства пришлось нелегко: их отправляли на Кавказ и в Сибирь. Многие были высланы на территорию Армении, где основали крупные общины на берегу реки Воротан. Там в конце XX века оказались 50 семей. Армянский историк-этнограф Гевонда Алишан писал, что мужчины-молокане были бородатые, семьи жили в каменных домах с белёными стенами, имели много скота, пекли хлеб в русских печах. В общем, мало чем отличались от обычных русских людей.

Сложно сказать, сколь многочисленным было это движение. По некоторым данным, в СССР численность общины достигала миллиона человек, но никаких реальных подтверждений этому нет.

На сегодняшних день, по очень приблизительным оценкам, в России 300 тысяч последователей этого движения.

Происхождение фамилии Молоканов

Исследование истории возникновения фамилии Молоканов открывает забытые страницы жизни и культуры наших предков и может поведать много любопытного о далёком прошлом.

Фамилия Молоканов принадлежит к распространенному типу русских семейных именований, образованных от личного прозвища.

Традиция давать человеку индивидуальное прозвище в дополнение к имени, полученному при крещении, издревле существовала на Руси и сохранялась вплоть до XVII века. Обиходным прозвищем человека в прошлом могло стать практически любое слово, бытовавшее в народной среде. В качестве прозвищных именований могли служить слова, обозначающие характер или привычки, отличительные особенности поведения, внешности, профессия человека. Давались прозвищные именования и в случае, если вера человека отличалась от общепринятой, православной. Так, например, прозвания «старовер» и «кержак» для представителей староверчества стали основой для распространённых фамилий Староверов и Кержаков. К ряду фамилий, произошедших от прозвищных имён, означавших принадлежность человека к религии, отличной от православной, относится и фамилия Молоканов, в основе которой лежит прозвищное имя Молокан.

Молоканами называют особую этнографическую группу русских людей, исповедующих молоканство – одну из разновидностей так называемого «духовного» христианства. Первые молокане жили в XII веке в Тамбовской губернии. Оттуда молоканство быстро распространилось в Саратовскую, Воронежскую, Астраханскую и другие губернии. Молокане отличаются символическим и аллегорическим толкованием текстов Библии. Они признают поклонение Богу только в духе и истине, при этом не признают святых, не имеют церковной иерархии, не употребляют в пищу свинину и спиртное, не курят не делают изображения креста и не поклоняются ему, не творят крестного знамения.

Есть несколько теорий происхождения названия «молокане», которое появилось в письменных источниках в конце XVIII века. Согласно одной из них, это прозвание дано потому, что молокане пили молоко в постные дни, когда приём «скоромной» пищи запрещён православными канонами. По другой версии, название «молокане» происходит от реки Молочная в Мелитопольском уезде, на которую ссылали молокан. Существует и версия, говорящая о том, что молокане названы так потому, что в тюрьмах и армии предпочитали есть молочную пищу, поскольку эта пища не могла быть приготовлена с использованием свинины, запрещённой у молокан к еде.

К XVII веку большинство русских фамилий создавалось путем прибавления суффиксов -ов/-ев и -ин, постепенно ставших типичными показателями русских семейных имён. По своему происхождению такие фамилии являются притяжательными прилагательными, образованными от имени или прозвища отца, причём от той формы, которой его привычно называли окружающие. По этой модели было образовано и семейное именование Молоканов, основанное на личном именовании Молокан.

Несомненно, что фамилия Молоканов имеет интересную многовековую историю, свидетельствующую о неисчерпаемом богатстве русского языка и многообразии путей возникновения русских фамилий.

Молокане

Эта секта получила свое название от духоборческой в 80-х годах прошлого столетия. Основателем её был зять Побирохина, крестьянин Тамбовской губ. Борисоглебского у., портной по ремеслу, Семен Матвеев Уклеин. Прежде православный, он вступил в секту духоборцев; затем отделился от них и основал около себя свой кружок. Избрав из своих последователей, по примеру Побирохина, 70 апостолов, он торжественно с пением псалмов вошел с ними в Тамбов, чтобы открыто проповедовать новое учение. Но полиция захватила и заключила их в тюрьму. Мнимые апостолы обратились в православие и были освобождены; сам Уклеин отдан на увещание духовенству и, притворно обратившись в православие, также освобожден. Однако и после этого он продолжал пропаганду своего учения, только осторожнее, чем прежде. Он путешествовал по губерниям Тамбовской, Воронежской, Саратовской, Екатеринославской, Астраханской, в земле Войска Донского и на Кавказе; а последователи занесли его учение в губернии Курскую, Харьковскую, Рязанскую, Пензенскую, Нижегородскую, Симбирскую, Оренбургскую и в Сибирь.

Успех пропаганды еще более упрочился, когда с воцарением имп. Александра I, вместо преследований, настала веротерпимость к сектантам. Со времен имп. Николая I их постигла та же судьба, какая и духоборцев: в указах касательно одних обыкновенно стояло имя и других; между прочим, правительство назначило им для поселения места в Закавказье; многие из них переселились туда добровольно под влиянием распространившегося слуха (в 1830-х годах) об имеющем явиться там царе – Христе. В 1885 г. там считалось до 35 тысяч молокан. В последнее время молокане в значительном числе сами стали поглощаться штундобаптизмом, а некоторые стали заражаться учением толстовцев.

Молокане, не поддавшиеся влиянию штундистов и толстовцев, считаются более или менее спокойными сектантами, имеющими в сравнении с последователями новых сект мало склонности к пропаганде своего лжеучения. Молоканством эта секта стала называться потому, что последователи ее в пост ели молоко. Сами же сектанты объясняют это название тем, что вкушают «словесное молоко»; обыкновенно же они называют себя «духовными христианами». Единственным источником вероучения молокане признают Св. Писание, причем библейские изречения толкуют произвольно, искажая их смысл до неузнаваемости, соответственно своему заранее измышленному лжеучению. Относясь враждебно к Православной Церкви и дерзостно глумясь над ее установлениями, молокане утверждают, что в настоящее время истинную церковь составляют только они, «духовные христиане», которые не приемлют ни преданий, ни постановлений соборных, а исповедуют только то, чему учит Библия. Они отвергают в церкви иерархию в смысле лиц, обладающих особыми полномочиями и особыми дарами благодати. «Один, говорят они. Архиерей – Христос; все мы – братья, все и священники; в церкви нашей нет ни больших, ни малых, все равны по благодати, есть только старцы – руководители в вере, но не священники и не учители».

Догматическое учение молокан излагается в так называемых «обрядниках». Относительно воплощения и Лица Спасителя Уклеин учил, что Сын Божий для спасения рода человеческого бессеменно родился от Девы Марии. Но это рождение не означает принятия действительной человеческой плоти. Плоть Христова была не действительная, а такая, какую имел архангел Рафаил, сопутствовавший Товии. Сию плоть Сын Божий принес с неба и вселился с нею в утробу Богородицы. Не имея действительной плоти человеческой, Христос и не умирал, подобно всем людям, а умер особым каким-то образом. Воскресение мертвых, по их учению, будет не духовное, а плотское. В этом заключается все богословие Уклеина.

Подобно духоборцам, молокане, признавая только духовное поклонение Богу, отвергают православное учение о таинствах и обрядах, о поклонении иконам и т.п. Что касается поста, то, по учению молокан, должно поститься не в определенные времена, а когда человек чувствует свою греховность и преобладание плоти над духом, причем пост должен состоять в совершенном воздержании от всякой пищи и пития. В пищу же можно употреблять все, кроме свиней, рыб, не имеющих чешуи, и т.п.

Богослужение молокан состоит в чтении и пении известных мест из Св. Писания, преимущественно из Псалтири. Порядок в этом случае соблюдается такой. Старейший начетчик, которого молокане именуют «пресвитером», садится обыкновенно в переднем углу и, раскрывши Библию, прочитывает стих из нее; слушающие мужчины и женщины, парни, девицы и подростки подхватывают прочитанный стих и поют его все нараспев. Пение их, большей частью, однообразно и монотонно и отзывается напевом некоторых русских песен, конечно, не гармонирующих с высоким значением священного текста. Эти собрания их продолжаются несколько часов, и обыкновенно в то время, когда отправляются богослужения в православно-христианских храмах. Относительно государственной и гражданской жизни Уклеин учил, что для его последователей, как «духовных христиан», мирские власти и человеческие законы не нужны, а потому уклонения, напр., от платы податей, военной службы, присяги и т.п. для молокан являются непозволительными. С течением времени учение Уклеина и порядки, введенные им, стали подвергаться большим или меньшим изменениям.

Молоканство в настоящее время разделяется на четыре толка; донской, прыгунов, общих (см. ниже) и староуклеинский. Особенностью учения староуклеинского толка является то, что старое поколение до сих пор содержит еретическое учение основателя секты Уклеина о Лице Иисуса Христа; молодое же поколение постепенно оставляет это учение, заменяя истинным учением. Молоканство считается сектой разлагающейся и вымирающей, подтверждением чего служит массовый переход молокан в штундизм и крайний упадок нравственности среди молокан. Грозящее секте разложение сознается и самими молоканами, которые, с целью поддержать свою секту, открыли в Баку «Общество образованных молокан» и «Общество самопросвещения духовных христиан». Оба общества имеют в виду цели религиозно-просветительные в духе учения своей секты. С той же целью молоканами издается печатный орган секты «Духовный христианин».

Молокане донского толка именуют себя «евангелическими христианами». Начало ему положено беглым помещичьим крестьянином, приписавшимся потом к казакам Павлоподольской станции Моздокского у., Исаией Крыловым, бывшим одним из главных помощников основателя молоканства, Уклеина. Общие догматические верования донских молокан этого толка, по-видимому, почти тождественны с верованиями молокан вообще. Подобно последним, донские молокане также отвергают почитание Божьей Матери, ангелов, угодников Божьих, мощей, креста, икон, крестное знамение и установленные посты. Но наряду с этим у них есть много похожего на практику Православной Церкви. Так, хотя они и учат, что имеют первосвященника Иисуса Христа, Который есть священник всегда; но из среды себя избирают человека в наставника и рукополагают его все, возлагая на него руки, при чтении молитв по чину Православной Церкви; только такой наставник, или «пресвитер», и считается у них правоспособным совершать их «священнодействия». В числе этих «священнодействий» донские молокане признают крещение, которое совершается у них через троекратное погружение крещаемого в воду, причем самая вода освящается молитвой, в коей испрашивается невидимое сошествие на воду Святого Духа. В сороковой день после рождения младенца у них положено чтение наставником очистительной молитвы родившей жене. Совершается у донских молокан также и причащение, предваряемое молитвами на освящение хлеба и вина и возглашениями наставника: «Со страхом Божиим и верой приступите», «Приимите ядите сие есть тело Христово» и т.п.

Вообще донские молокане признают крещение, покаяние, или исповедь, причащение, или преломление хлеба, брак и елеосвящение, придавая им значение таинств, а не простых обрядов; причем чины совершения этих таинств, а также и других молитвословий, оказываются во многом заимствованными из православных служебника и требника. Сближаясь этим с Православной Церковью, донские молокане однако же всегда питали симпатии только к протестантству. Они охотно читают протестантские сочинения, к трудам же православных авторов относятся недоверчиво, видя в них искажение и намеренное «затемнение» истины. Этим и объясняется то обстоятельство, что в конце прошлого столетия среди молокан донского толка возникло сильное протестантское движение: одни из них прямо перешли в штундобаптазм, другие образовали особый толк – новомолоканство (см. штундомолокане). Донские молокане встречаются также в Таврической и в Оренбургской губерниях.

Духовные христиане (молокане) — одна из разновидностей духовного христианства. Течение получило широкое распространение в центре России во второй половине 18-го — 19 веках. По поводу возникновения течения, а также происхождения наименования «молокане» нет единого мнения. Некоторые историки утверждают, что молоканство выделилось из течения духоборов и оформилось в виде самостоятельного течения в конце 18-го века благодаря Семену Уклеину, портному, который, сначала был православным, затем, женившись на дочери лидера духоборов Побирохина оставил православие. Впоследствии между Уклеиным и Побирохиным произошел разрыв. Уклеин, порвав с духоборами, основал свое течение молокан. Другие ищут корни как молокан, так и духоборов в сектах, которые были распространены ранее. Так, Мельников-Печерский склонен отождествлять молокан и духоборов с иконоборцами. Такое видение истории кажется мне более похожим на истину. Мне кажется более обоснованным мнение, что Семен Уклеин не создавал нового учения, оно, вероятно, существовало задолго до него, но во время бурного развития молоканства он был активным сподвижником, организатором, и это послужило поводом считать его основателем.

Нет единства и по поводу названия. Некоторые связывают название «молокане» рекой Молочной в Мелитопольском уезде, куда ссылали молокан, другие — с непризнанием православных постов и употреблением молока в пост, третьи — с предпочтением есть молочную пищу в тюрьмах и армии, поскольку эта пища не могла быть приготовлена с использованием свинины, которую молокане не едят. И даже есть убеждение, что название «молокане» происходит от слова «мало»: «мало кануло», «мало по сравнению с православными» и т.п. Вряд ли есть основание отдать предпочтение какой-либо из этих версий, так как ни одна из них не подтверждена документально. По-видимому, «молокане» — это все же прозвище, которое дали им православные. Сами же молокане вполне примирились и приняли это прозвище, и многие связывают его с текстом Священного Писания: «:как новорожденные младенцы возлюбите чистое словесное молоко» (1 Пет.2.2). Связали не безосновательно, так как любовь к «словесному молоку» — Слову Божию, действительно, присутствует в молоканских сообществах и проявляется как в порядке молитвенных собраний, так и в повседневной жизни. Многие молокане уверены, что название их течения имеет библейское происхождение и связано со словами Петра «возлюбите чистое словесное молоко».

Название «Духовные христиане» молокане связывают с одной стороны со стремлением найти духовный, сокровенный, часто иносказательный смысл в Писании (1 Кор.2:12-16), с другой стороны с жизнью не «по плоти», но «по духу». Молокане часто приводят слова Христа: «Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». Повидимому, название «Духовные христиане», как раньше предпочитали называть себя молокане, как раз и отражает стремление молокан поклоняться Отцу в духе и истине, быть истинными поклонниками.

Молоканство неоднородно, это довольно широкий пласт различных по сути течений в христианстве. Из-за этого часто происходит путаница, когда исследователь записывает воззрения какого-то молоканина и обобщает его взгляды на молоканство в целом. Таких примеров я встречал довольно много в литературе и статьях о молоканах как прошлого, так и настоящего времени. Особенно этим грешат газетные статьи, написанныне непрофессионалами. Такие статьи пестрят преданиями, которые преподносятся как исторические факты. Хуже того, я встречал статьи, в которых по отношению к молоканам употребляются такие слова, как «настоятели», и это для людей, знакомых с воззрениями молокан, звучит по меньшей мере как нелепость. Поскольку духовное христианство долгое время существовало нелегально, а также учитывая то, что духовному христианству не свойственно подавление и гонение инакомыслящих, не удивительно, что даже в одной молоканской общине разные ее члены могут сильно отличаться во взглядах.

Несмотря на то, что молокане принадлежат к духовному христианству, нельзя утверждать, что все молокане, тем более все представители течения духовных христиан являются духовными в библейском смысле этого слова. Но я смею утверждать, что учение Духовных христиан (молокан), основанное на глубоком, проникновенном познании Слова Божия, любовь к чтению и изучению Священного писания, которая присуща молоканам, стремление «на практике» воплотить учение Иисуса Христа — все это дает благоприятную почву быть духовными в истинном смысле этого слова.

Хотя молоканство разнородно, очертить общие свойства, присущие молоканам, все же можно. Но прежде этого надо отметить, что в молоканстве существуют следующие основные направления.

  1. Постоянные, или Старопостоянные;
  2. Духовные (прыгуны);
  3. Максимисты;
  4. Евангельские (сухие баптисты).

Были еще Общие, Молокане-субботники, но в настоящее время вряд ли остались представители этого направления. Это наиболее признанное деление молокан на группы. К этому я хотел бы добавить, что по моим наблюдениям Закавказские старопостоянные молокане сильно отличаются от молокан Центральной России (исключая выходцев из Закавказья в результате миграции 1990-х годов), а также от молокан Западной Сибири. Также надо отметить и то, что в молоканстве существовали и существуют две «школы»: духовного толка и буквального. Представители духовного толка более склонны к иносказательному толкованию учения и явлений Библии. Буквальные ближе к православным и евангельским. Возможно, здесь проявляется влияние тех религиозных течений, из которых люди переходили в молоканство, и с котороыми молокане контактировали.

Представители этих направлений, как правило, принадлежат к разным общинам, но это не мешает им считать друг друга Духовными христианами (молоканами) и общаться между собой.

В 1921 году молокане организовали Союз Духовных Христиан — молокан, который просуществовал до 30-х годов. В 1991 году молокане создали вновь Союз общин, в котором предполагалось объединить общины молокан всех направлений. В него первоначально входили общины Постоянных и Евангеьских. Духовные тоже принимали активное участие. В настоящее время в Союз входят в основном Постоянные молокане.

Итак, назову некоторые черты, свойственные молоканам.

  • Молокане отвергают церковную иерархию, земное священство в виде «церковных должностей».
  • Многие видимые священнодействия, которые признаются другими христианскими течениями как новозаветные обряды, «таинства», «заповеди Господние» молокане рассматривают как обряды Ветхого завета, «относящиеся до плоти», «установленные до времени». Так, молокане, признавая «духовное крещение», «духовное причастие», не признают ни водного крещения, ни причастия, ни хлебопреломления, ни омовения ног в буквальном, вещественном виде.
  • Молокане не признают рукотворных храмов, образов, не делают изображения креста и не поклоняются ему, не творят крестного знамения при молитве, не поклоняются мощам святых. Храм признается и чтится опять же духовный.
  • Признавая святость во Христе, молокане, тем не менее, не «причисляют к лику святых», не поклоняются и не молятся святым, поклоняются и молятся только Богу. У Максимистов наблюдается более почтительное отношение к видным деятелям молоканского движения и особенно прыгунского, в частности к Максиму Гавриловичу Рудометкину, которого они считают «отцом духов».
  • Молитвенные собрания молокан сходны с собраниями протестантских (евангельских) течений. Молитвенные собрания евангельских духовных христиан (молокан) вообще почти не отличаются от баптистских (только не совершаются хлебопреломление и водное крещение). У других направлений молоканства различия более существенные. Молокане не используют музыкальных инструментов, пение у Постоянных только с использованием текстов из Библии, у прыгунов и максимистов в конце собрания пение стихов. Во время собрания пение чередуется с проповедями, которые проводятся на основе чтения из Библии и пояснения прочитанного. Рассказы стихов, сценки и т.п. не практикуются. У прыгунов и максимистов во время пения стихов в конце собрания при особом духовном настрое поднимают вверх руки и могут даже подпрыгивать. У Максимистов наряду с Библией в собрании используется книга «Дух и Жизнь». У прыгунов и максимистов практикуется пророчество, говорение «на иных языках». Молитвы у постоянных в основном текстами из Писания. Некоторые используют молитвы переданные устно от предков.
  • Признавая спасение по благодати через веру, молокане большое значение придают добрым делам. Здесь воззрения столь разнородны, что вряд ли можно обобщать, не погрешив против истины. Тем не менее, на мой взгляд, независимо от «теории» в практической христианской жизни молокане совмещают эти два коренных христианских стержня спасения, как впрочем, и христиане других направлений.

Разумеется, это далеко не полный список характерных черт молоканства. Возможно, другой представитель молоканского течения выделит другие черты, которые ему кажутся более существенными и более присущими молоканству. То, что я написал здесь — субъективный набросок, это мое видение, и я никоем образом не претендую на то, чтобы этот набросок воспринимался как объективное описание.

Сергей Петров
г.Тамбов.