Любовь к богу и ближнему

Любовь

  • Любовь Божественная
  • Любовь к Богу проф. И.М. Андреевский
  • Семена сатаны и любовь Христова схиигумен Савва
  • Любовь к ближнему иг. Иларион (Алфеев)
  • Любовь – царица добродетелей еп. А. Милеант
  • Любовь важнее всего. Но какая? Сергей Худиев
  • Можно ли научиться любить ближнего, если не знаешь, что такое любовь? А. Ткаченко
  • Что такое любовь? свящ. Александр Шантаев
  • Любовь всепобеждающая Антоний, митр. Сурожский
  • Взаимопроникновенная любовь Л.Ф. Шеховцова
  • Любовь – сущность христианства свщм. Александр Миропольский
  • Любовь к врагам
  • Чтобы любить Бога, нужно быть беззащитным игумен Нектарий (Морозов)
  • АУДИО. Любовь
  • ВИДЕО. Любовь

Любо́вь –
1) одно из имен Божьих, отражающих одно из Его сущностных свойств и указывающих на то, что, с одной стороны, Бог есть Сам в Себе всесовершенная Любовь и с другой стороны, Он изливает любовь на Свое творение;
2) основополагающая христианская добродетель, «совокупность совершенства» (Кол. 3:14);
3) глубокое сердечное стремление одного лица к другому как к представителю противоположного пола; привязанность к кому-либо, чему-либо.

Христианская любовь (как добродетель) по происхождению есть дар Духа Святого, по своей сущности – обо́жение человека, по форме – жертвенное служение.

Любовь Божественная

Любовь – одно из самых главных имен Божьих. В своем Первом соборном Послании евангелист Иоанн Богослов дважды повторяет, что «Бог есть любовь». Имя Любовь отражает одно из самых главных и существенных для человека свойств Бога. По слову св. Григория Богослова, если у христиан кто-нибудь спросит, что они чествуют и чему поклоняются, то их ответ будет готов: мы чтим Любовь.

Божественная любовь проявляется в творении мира. Бог не творит мир по необходимости, а творит его по Своей высочайшей, свободной и благой любви. По Своей любви Он дарует Своим разумным созданиям возможность познания Себя вплоть до соединения с Собой, обо́жения. Бог не оставляет Своей любовью человеческий род после грехопадения прародителей и распространения греха по всей Земле, подготавливая человечество ко спасению. Наконец, Бог Сам вочеловечивается ради спасения людей, освобождает и искупает их от власти греха через Свои добровольные крестные страдания, смерть и Воскресение: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Заповедью всех заповедей, учил Христос, является любовь к Богу всем сердцем, всей душой и всеми силами, и любовь к ближнему, имеющая своим источником любовь к Богу. Учение Христа было путем к любви, Его жизнь – примером любви, Его смерть – откровением новой, жертвенной любви, Его Воскресение – залогом того, что любовь в христианской общине имеет источник неиссякающий.

Божественная любовь неразрывно связана с Божественной справедливостью (Правдой Божией), поскольку Бог свят и не приемлет зла.

Любовь человеческая

Человек создан по образу Божьему и должен уподобляться свойствам своего Создателя. Именно поэтому человеку заповедана любовь к Богу и созданному по образу Божьему ближнему. Заповеди любви названы Спасителем наибольшими заповедями: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:36-40). Любовь к Богу и ближнему в христианстве достигается через соединение с Богом. Она названа плодом действия Самого Бога в человеке: «Бог есть Любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4:16). Любовь – плод действия Святого Духа в человеческом сердце. Поскольку любовь предполагает живое соединение человека и Бога, то она ведет к Богопознанию и называется богословской добродетелью.

Любовь – основание христианской жизни. Без нее христианский подвиг и все добродетели лишаются смысла: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13:2-3).

Любовь, с точки зрения Спасителя и его учеников, состоит не в переживаниях, а в соблюдении заповедей. «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин.14:15), — говорит Он сам, а Апостол Иоанн повторяет: «Кто говорит: «я познал Его», но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Ин.2:4); «Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его» (1Ин.5:3).
О том же говорит и Апостол Павел: «Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя» (Рим.13:9).

Основные признаки христианской любви определены апостолом: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1Кор. 13:4-7).

Черты истинной любви

По своим главным чертам христианская любовь жертвенная, деятельная и бескорыстная.

Четыре глагола существует в греческом языке для запечатления в слове различных сторон чувства любви: Στοργη (сторги), έ̉ρος (эрос), φιλία (фили́я), αγάπη (агапи).
Филия (φιλία) — любовь дружеская, эрос (ἔρως) — любовь-стремление (обычно понимаемая лишь как чувственная любовь); сторги (στοργή) —любовь в пределах семьи, рода, друзей, близких; агапи (ἀγάπη) — любовь духовная, любовь-уважение, доброе отношение (именно это слово было избрано Спасителем, чтобы наполнить его новым смыслом любви духовной).

С. Аверинцев (из статьи «Любовь»):
«Разработанная терминология различных типов любви существовала в древнегреческом языке. Эрос – это стихийная и страстная самоотдача, восторженная влюбленность, направленная на плотское или духовное, но всегда смотрящая на свой предмет «снизу вверх» и не оставляющая места для жалости или снисхождения. Филиа – это любовь-дружба, любовь-приязнь индивида к индивиду, обусловленная социальными связями и личным выбором. Сторгэ – это любовь-нежность, особенно семейная. Агапэ – жертвенная и снисходящая любовь «к ближнему»».

Подразумевает ли Божественная любовь всепрощение?

Как Беспредельный, Бог обладает полнотой безграничных совершенств (см. подробнее: Что такое Божественная беспредельность и каковы её основные черты?). В этом смысле Он именуется Всесовершенным. Любовь есть одно из принадлежащих Ему совершенств, одно из Божественных свойств (1Ин.4:8).

Безграничная любовь Божия изливается на всё Его творение, в том числе на людей. Как в отношении мира, так и в отношении человека это свойство проявляется в ниспослании благ, обнаруживаясь во всех делах Его Промысла. Особым образом Божественная любовь проявилась в деле Спасения человека (Ин.3:16).

Всепрощение Божие, выражаемое в отношении людей, соответствует Его замыслу о Спасении. Можно сказать, всепрощение есть одна из сторон проявления Божественной благости и любви.

К сожалению, как в прежние, так и в нынешние времена вокруг идеи о Божественном всепрощении формировались и ложные мнения, суть которых, говоря кратко, сводится к следующему: поскольку Бог Благ, Человеколюбив, Милосерден, постольку Он непременно избавит всех верующих (и даже всех вообще людей) от вечных адовых мук, вне зависимости от того, как они проводят свою земную жизнь.

Некоторые мыслители полагали, что избавление грешников от вечных мучений произойдёт после их очищения действием гееннского огня, а некоторые отрицали даже и это, утверждая, что Бог просто возьмёт и простит всех людей, дарует всем вечное счастье и вечный блаженный покой.

Такая позиция основана на неправильно понимании смысла Божественного всепрощения. Всепрощение Божье сопряжено с высшей премудростью (если бы оно сводилось к безусловному освобождению всех людей от ответственности за грехи, это было бы сродни попустительству).

По любви к человеку и по самой Своей доброте Бог, конечно же, всем желает добра. Для того Он и создал Свою Церковь, наделив её особыми благодатными средствами, чтобы люди могли восходить в Царство Божие.

Однако, чтобы жить в Царстве Небесном, человек должен быть к этому внутренне готов. Готовность же подразумевает не что иное как особое состояние духа, желание жить в любви с Богом и ближними, нежелание жить во грехе.

Если же какой-либо грешник не хочет освобождаться от грехов, страстей и пороков, не стремится жить праведной жизнью, не слушает Бога, враждует против ближних, то что ему делать в Царстве святых? Ведь жизнь в этом Царстве подразумевает совершенно обратное.

По мысли святых отцов Церкви, на Страшном суде грешники, сгорая от угрызений совести, срама и стыда, сами будут стремиться укрыться от Божественного света, от сияющих благодатью ликов святых (см. подробнее: Спасутся ли все?).

Определение беззаконников на вечное пребывание в аду не будет внешне (юридически) наложенным наказанием, но будет полностью соответствовать их внутреннему нравственному состоянию и настрою.

В этом также проявятся Божьи благость, любовь, милосердие. Как это ни покажется странным, но по соображению отцов, хотя в аду нераскаянным грешникам придётся страдать, окажись они не в аду, а в Раю, их страдания были бы куда более мучительными.

***

Евангелие по Матфею (Мт.5:43-48):
43 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.
44 А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,
45 да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
46 Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?
47 И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?
48 Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.

* * *

протоиерей Валентин Свенцицкий:
Любовь – это цель. Борьба со страстями – это путь. Молитва – это движущая сила.

протоиерей Максим Козлов:
Подлинная любовь — это есть желание родному близкому единственному человеку вечного спасения; желание такое, что оно превосходит и побеждает все, что ради него можно забыть обо всем и претерпеть все остальное, в том числе и от этого человека.

преподобный авва Дорофей:
…не требуй любви от ближнего, ибо требующий (её) смущается, если её не встретит; но лучше ты сам покажи любовь к ближнему, и успокоишься, и таким образом приведёшь и ближнего к любви.

преподобный Амвросий Оптинский:
Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь иметь ее, то делай дела любви, хотя сначала без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь.

иеромонах Макарий (Маркиш):
Любовь – это внутренний принцип христианской жизни, неотделимый от неё самой. В аналогии со строительством здания любовь следовало бы уподобить кирпичам или цементу.

протоиерей Димитрий Смирнов:
Если мы не научимся любить, то все наше христианство мнимое и дутое, это есть самообман и глупость, такое же иудейство. Я, говорит, в храм хожу. И буддист ходит в храм. Я, говорит, молюсь. Но и мусульманин молится. Я милостыню подаю. Но и баптист подает. Я вежливый. Ну и японцы вежливые, язычники, и еще повежливее в тысячу раз. У них это вообще в абсолют возведено. Так в чем твое христианство? Покажи. Христианство только в одном, чего нет нигде: истинное христианство заключается в любви.
Нигде такой заповеди нет, потому что люди всегда воспринимают любовь как некое чувство. А как можно заповедать чувство? Оно либо есть, либо нет. Сегодня проснулся с одним чувством, завтра – с другим. И как можно себя заставить любить? Никак нельзя, это задача совершенно невыполнимая. А Христос говорит: «Сие заповедаю вам» – Он дал нам такую заповедь. И Он дал нам этот путь: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Если все время это золотое правило применять в жизни, мы постепенно поймем, что же, собственно, от нас требуется и в словах, и в мыслях, и в чувствах. А все, что в нас сопротивляется этому, надо отметать, как это ни трудно. Трудность состоит в том, что грех стал нашим существом. Он стал свойственен нам, стал нашей второй натурой. Поэтому все в нас сопротивляется благодати Божией. Но все равно надо нам стараться не дьявола слушаться, а Бога. Конечно, очень трудно под действием одной только веры все свое естество переменить на новое. Если бы не Господь, это было бы вообще невозможно. Но Он пришел на землю, основал Церковь, которая питает нас своими таинствами – от них мы получаем силу Божию, и с помощью силы Божией это все совершить можно.

В.Н. Лосский:
Любовь Бога к человеку так велика, что она не может принуждать, ибо нет любви без уважения… Таков Божественный Промысл, и классический образ педагога покажется весьма слабым каждому, кто почувствовал в Боге просящего подаяния любви нищего, ждущего у дверей души и никогда не дерзающего их взломать.

преподобный Иустин (Попович):
Любовь не есть свойство Божества, любовь есть сущность Божества, и человек, сотворённый по образу Божию, должен иметь своей сущностью любовь. Иначе это недочеловек, получеловек.

преподобный Максим Исповедник (Добротолюбие):
Человеки похвально или предосудительно любят друг друга по следующим пяти причинам: или для Бога, – как добродетельный любит всех, а добродетельного любит даже и недобродетельный; или по естеству, – как родители любят детей, и на оборот; или по тщеславию, – как хвалимый хвалящего; или из корысти, как богатого за получки; или по сластолюбию, – как работаюший чреву, и тому, что под чревом, устрояющего пиры. Первая из сих похвальна, вторая обоюдна, прочие страстны.

схиархимандрит Эмилиан (Вафидис):
Я не должен ожидать от ближнего любви. Единственное, что я могу сделать, — это положить за него свою голову, чтобы показать ему свою любовь. Всякое с моей стороны требование любви — грех перед Богом, признак нездорового состояния души. Если я требую любви, мое будущее сомнительно и непрочно. Только страдающий, несчастный, имеющий душевную рану человек требует себе любви. Человек духовно зрелый никогда не добивается любви от другого. Кто чувствует нужду в том, чтобы его любили, тот не может ни любить других, ни принести что-либо Богу, пусть даже самое малое. Он неспособен служить Богу и даже может стать опасным для Церкви. Горе такому человеку, если он займет ответственный церковный пост, будет назначен проповедником или духовником, получит административную власть, станет епископом. Тогда жизнь тысяч людей он превратит в кошмар, покалечит множество душ. Его жизнь построена на неправильных началах, поэтому он не может жить истинной духовной жизнью, не может иметь правильных отношений с людьми. С ближними его связывает не искренняя любовь, но некое жалкое подобие любви, вымышленное, наигранное чувство, и потому такая связь приносит только вред его душе.

прот. Джеймс Бернстайн:
Основополагающим для христианства является постулат о том, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:8,16). Последователи монотеистических религии, иудаизма и ислама, также верят, что Бог любит. Иудеи на вопрос, кого или что Он любит, отвечают — Свое творение. Однако Православная Церковь подчеркивает именно то, что Бог есть любовь. То есть любовь приоткрывает нам тайну самой сущности Бога и рассказывает, каким Он был до появления вселенной и времени. Он любил и до того, как творил. Так что любовь — не выражение Его воли, направленное на творение. Это неотъемлемая часть Его естества.

митрополит Сурожский Антоний:
Только когда любовь настолько глубока, огненна, светла, полна такой радости и простора, что может включить и ненавидящих нас – активно, деятельно, зло нас ненавидящих, – тогда наша любовь становится Христовой. Христос пришел в мир грешных спасти, т.е. именно тех, кто если не словом, то жизнью отвернулся от Бога и возненавидел Его. И Он продолжал любить их, когда на проповедь Его они ответили насмешкой и злобой. Он продолжал их любить в саду Гефсиманском, в эту страшную ночь искупления, когда Он стоял перед смертью Своей, которую принимал именно ради этих ненавидящих Его людей. И Он не поколебался в любви, когда, умирая на кресте, окруженный злобой и насмешками, оставленный, молился Отцу: «Прости им, они не знают, что творят!» Это не только любовь Христова, Его собственная любовь; это любовь, которую Он нам заповедал, иначе сказать, по наследству оставил: умереть ради того, чтобы другие поверили и в эту любовь, и в ее непобедимую силу.

* * *

1. СПРАВЕДЛИВОСТЬ без Любви делает человека ЖЕСТОКИМ.
2. ПРАВДА без Любви делает человека КРИТИКАНОМ.
3. ВОСПИТАНИЕ без Любви делает человека ДВУЛИКИМ.
4. УМ без Любви делает человека ХИТРЫМ.
5. ПРИВЕТЛИВОСТЬ без Любви делает человека ЛИЦЕМЕРНЫМ.
6. КОМПЕТЕНТНОСТЬ без Любви делает человека НЕУСТУПЧИВЫМ.
7. ВЛАСТЬ без Любви делает человека НАСИЛЬНИКОМ.
8. ЧЕСТЬ без Любви делает человека ВЫСОКОМЕРНЫМ.
9. БОГАТСТВО без Любви делает человека ЖАДНЫМ.
10. ВЕРА без Любви делает человека ФАНАТИКОМ.
11. ОБЯЗАННОСТЬ без Любви делает человека РАЗДРАЖИТЕЛЬНЫМ
12. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ без Любви делает человека БЕСЦЕРЕМОННЫМ

Милосердие любви

Наставления преподобного Паисия Святогорца написаны простым, образным языком, подчас с юмором, проникнуты подлинно святоотеческим духом и содержат важнейшие духовные истины. Учение святого старца о смирении публикуется из его сочинения «Алфавит духовный. Избранные советы и наставления».

Смирение

В смирении заключена огромная сила. Оно разрушает любые бесовские козни. Смирение – это самый мощный удар по сатане. Там, где есть смирение, нет места дьяволу, нет искушений. Однажды некий подвижник заставил беса читать молитву «Святый Боже». «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный!» – пробормотал бес и на этом остановился. «Скажи “помилуй нас!”» – велел подвижник. Ну, нет, куда уж там! Если б бес произнес это, то стал бы Ангелом. Бес может сказать все что угодно, кроме «помилуй нас», потому что для этих слов нужно смирение. В молитве «помилуй нас» заключено смирение, и душа, взывающая к Божиему милосердию, получает просимое. Для любого нашего дела нужны любовь, смирение и благоговение. Это очень просто, а мы сами все усложняем. Любовь и смирение – это самый легкий путь в Царство Небесное.

Не трудитесь над стяжанием любви, молитвы, добродетелей и т.п., ваши усилия будут бесплодными, ибо Господь не будет помогать вам, пока у вас нет смирения. Но это потому только, что если Он поможет вам достичь преуспеяния, вы повредитесь из-за гордости. Бог ждет от нас только смирения, все остальное – непосредственный результат действия Божией благодати – причины всех благ, – которую привлекает смиренный человек благодаря своему доброму расположению.

Старец Паисий

В любом деле необходимы смирение, любовь, самоотверженность. Ведь это очень просто, а мы сами усложняем свою духовную жизнь. Так давайте будем, как только можем, осложнять существование сатане и облегчать жизнь человеку. Тяжелы для дьявола и легки для человека смирение и любовь. Ведь даже человек слабый, болезненный, у которого совсем нет сил для аскезы, может одолеть дьявола смирением. Из-за смирения или гордости человек в один миг может превратиться в ангела или беса. Разве много времени потребовалось для того, чтобы Ангел Денница стал дьяволом? Его падение случилось за несколько секунд. Стяжание любви и смирения – это самый легкий способ войти в Царство Небесное, поэтому нужно начать с любви и смирения, а потом уже браться за остальное.

– Почему, хотя я прошу о чем-то с верой, Бог не посылает мне этого?

– Если ты с верой просишь о чем-то, но при этом не имеешь смирения или же предрасположен к гордости, то Бог не дает этого. Вера может быть не только с «горчичное зерно», но и с целый килограмм горчицы, но если ей не соответствует такое же смирение, то Бог не будет содействовать человеку, потому что это не принесет пользы. Если у тебя есть гордость, то вера не работает.

Если мы смиряемся, то наши дела устраивает Бог, и мы познаем Его благодать, и ею живет и наша душа, и наше тело. Богу ведомо наше несовершенство, и Он хочет, чтобы и мы его осознали, для того чтобы мы отказались от своей воли и дали свободу действовать Христу. Все заключено в нашем смирении, которое привлекает Божию благодать – причину всякого добра.

Преподобный Паисий

Насколько человек смиряется, настолько он делается ближе к Богу, а стяжав совершенное смирение, соединяется со Христом и тогда отчетливо видит, что Он владеет всем. И душа его преисполняется доброты, благодарности и добрых помыслов, и он начинает размышлять о любви Господа, Который создал его человеком с бессмертной душой.

Даже малое дитя, которое еще не может подвизаться, способно сокрушить дьявола смирением. Конечно, дьявол обладает большой силой, но в то же время он совсем гнилой. Он с легкостью побеждает великана, но может быть сокрушен ребенком.

Господь хочет от нас только смирения, все остальное сделает Божественная благодать.

К несчастью, не все из нас смотрят на вещи духовно, а потому и самих себя лишают радости и даров Божиих, и Господа огорчают своим плачевным состоянием и ставят в сложное положение. Так как если Он даст нам какие-либо дарования, мы сразу же возгордимся (плохо еще и то, что мы своим высокомерием наносим раны душам других), если же не даст, то, видя наше злосчастное положение, будет скорбеть о нас, как любящий Отец, потому что приготовил несметные богатства, чтобы одарить нас ими.

Как хорошо было бы нам познать самих себя! Тогда смирение стало бы нашим неотъемлемым состоянием и Господь осыпал бы нас Своими богатыми дарами. Тогда прекратилось бы действие духовных законов («возносящийся смирится»), ибо мы всегда были бы смиренны, избегали падений и неизменно находились бы под покровом Божией благодати.

Люди, живущие глубокой духовной жизнью, обладают подлинным смирением, и потому, будучи истинными звездами, летящими в духовном пространстве с неимоверной скоростью, они движутся так скромно и неприметно, так что никто этого не замечает, несмотря на их величину. Они прячутся в небесных глубинах и потому кажутся другим людям теплящимися лампадками, излучающими тихий свет.

Смиренных людей можно также сравнить с соловьями, которые прячутся от чужих глаз и своим дивным пением наполняют души людей радостью, днем и ночью прославляя своего Творца. Гордецы же ведут себя как куры, кудахчущие так оглушительно, как будто снесенное ими яйцо размером с нашу планету.

Виновником большинства искушений бывает наша самость, когда в отношениях с ближними мы проявляем эгоизм, то есть причиной наших действий является личный расчет – мы стремимся возвысить себя и добиться собственных целей. Но на небо поднимаются не посредством мирского восхождения, а благодаря духовному спуску. Тот, кто не возносится высоко, всегда двигается уверенно и никогда не падает, поэтому будем стараться искоренить из своей души мирское тщеславие и стремление к мирским успехам, ибо они являются неудачами духовными, будем презирать свое явное и тайное самолюбие и человекоугодничество, чтобы всей душой возлюбить Бога. Наше время отличается не смиренным безмолвием, а пустозвонством и дешевой сенсационностью, а духовная жизнь любит тишину. Хорошо, если мы будем нести посильный подвиг добросовестно, избегая шумихи, не беря на себя то, что превышает наши возможности, иначе это повредит нашей душе и телу, а часто будет и в ущерб Церкви.

Не получит пользы тот, кто натирает себе мозоли на коленях от многочисленных поклонов и при этом не устраивает себе нагоняй с помощью смирения. Тот, кто просит у Бога дать ему смирения, но не принимает человека, которого Господь посылает ему для смирения, не понимает, о чем просит, потому что добродетель нельзя купить в магазине как товар. Бог посылает нам людей для нашего испытания, чтобы мы приложили усилия, взрастили в себе смирение и обрели венец.

В человеке смиренном всегда живет любовь, потому что эти добродетели – смирение и любовь – родные сестры. По ним Ангелы узнают истинных чад Божиих, с любовью принимают их души, беспрепятственно проводят через воздушные мытарства и возносят к всемилостивому Небесному Отцу.

О любви к Богу и к ближнему

Из книги «Архимандрит Серафим. Мы всегда под крылом Божиим», изданной в серии «Подвижники благочестия XX века», выпущенной Сретенским монастырем в 2010 г.

Архимандрит Серафим (Розенберг)

Счастливы мы, христиане, во свете ходим, Бога имеем, вечной жизни ждем.

Какого же Бога имеем мы? Сотворшего небо и землю, все сущее. Природа создана для нас, для нашего наслаждения ею. А создал ее Бог. Посему Его следует любить более всего, Его заповеди хранить. Главная же из них — возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею
(Мф 22, 37).

Мирские сласти, честь, суетная любовь — тля, гной. Бог создал все, Он один — Источник прекрасного, Его желаю любить, Он — все мне заменит, в Нем найду по малом терпении духовное блаженство, радость, сладость, веселие, благоухание, красоту, музыку, свет.

Благословен Господь Бог! Как страшны Его величие, святость, могущество. Он всегда блажен. Как Он любит тебя! Как смирился во Христе Иисусе — души твоея ради, и как Он постоянно смиряется, промышляя о тебе! Как надо Его любить, слушать, чтить, бояться! Я — сор. Ради славы имени Твоего, Господи, спаси мя, помилуй мя!

Сердце окамененное гибельно для христианина. Делай дела любви; увидев твое желание и старание, Господь вложит в сердце твое любовь.

Даруй, Боже, и мне любити Тя, помнить Тя, волю Твою творить, Благодетелю мой. Как отблагодарю Бога за все Его благодеяния? Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? (Пс 115, 3).

Любить Бога означает и благоговеть перед ним — находить драгоценное и высшее благо вне и выше себя, то есть в Боге. Тем и прославился во Святых Господь — и они блаженствуют с Ним.

Но, может быть, ты мнишь, тебе кажется, что более других любишь Бога?

Это — ложь, лицемерие. Аще кто любит Мя, слово мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидема и обитель у него сотворима: не любяй Мя словес Моих не соблюдает (Ин 14, 23 – 24). Каких словес не соблюдает? О любви к ближнему. Любяй брата своего во свете пребывает (1 Ин 2, 10). Без любви к ближнему нет любви к Богу.

Любовь к Богу испытывается на любви к ближнему: Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити (1 Ин 4, 20).

Не отворачивай нос от других, не лицемерь перед ними, но люби их; смири свое «я» (смирение и любовь выше дара умной молитвы), исполни заповедь: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе (Мф 22, 39).

Но и путь любви к ближнему один — через Бога; полюби Бога — всем сердцем, умом, мыслию — и полюбишь ближнего.

Нужно меньше о себе думать, но больше — о других, являя тем самым любовь к ним.

Не может быть человек одиноким в мире — над ним царит Бог, а вокруг него теплится образ Божий в сердцах людей. Любовь и молитва не допускают одиноче­ства.

Ум смотрит тысячами глаз, любовь глядит одним;

Но нет любви — и гаснет жизнь, и дни текут, как дым.

Необходимо любовное общение с людьми; Господь нас сводит одного с другим, прижимает одного к другому, спасает одного посредством другого; обособляясь же по себялюбию, беднеешь душой, слепнешь; мы ответственны друг за друга.

Люби братьев твоих — людей; они — Божии возлюбленные. Люби и врагов; Сам Господь говорит: любите враги вашя (Мф 5, 44). Ведь и Бог равно дождит на праведныя и на неправедныя (Мф 5, 45).

Любить следует без пристрастия — всех. Особенно возлюби искушающих тебя, окажи им любовь. Это святоотеческая мысль: ненавидь грех, но люби грешника. Отделяй грех от человека, желай ему Спасения, жалей его, не замечай совершенного им греха, людской злобы, испорченности. Человек этот может исправиться — тому есть много примеров; молись за него, ведь и для него грех не естествен, он — грязь прилипшая.

Следует искать и находить ценное и прекрасное в каждом (его душа безсмертна, в нем — образ Божий). Нужно не внешне расценивать встречающихся тебе; неправильно делить их на хороших и плохих.

Греховное осуждение ведет к разделению. Но при победе в себе над грехом люди взаимно приближаются. При горделивом же осуждении мы видим лишь личину другого человека, а не подлинную его жизнь. Такая наша самость искажает также и нашу жизнь.

Учись преодолевать предубеждения: он, мол, не симпатичный. Общительность — одна из сторон любви — есть дарование Божие; это подвиг, требующий от нас для своего осуществления принуждения себя и молитвы. Мы глаголем за Божественной Литургией: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа». Именно так поступали первые христиане.

Святой Иоанн Златоуст говорит: чудо есть — когда злой превращается в доброго. Трудно сие. Бойся посечения тебя — как бесплодной смоковницы. Если же преодолеем тьму в себе, то и вокруг нас — в отношении других — сделается светло. Но мы — рабы ленивые и лукавые и не исполняем сего. Следует в этом проявлять настойчивость. Сказано: Просите и дастся вам: ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам (Мф 7, 7).

Тем же и тщимся… благоугодни Ему быти: всем бо явитися нам подобает пред судищем Христовым (2 Кор 5, 9 – 10).


Если мы хотим думать только о положительных эмоциях, только красота, только любовь, только внимание, только радость и т.д. — вот это уже человеческое. Боли нет. Божественная любовь всегда идёт с болью. Потому что боль очищает, боль разрушает. Поэтому, если мы хотим любить без боли, без потери — это уже дьяволизм, это уже преклонение перед человеческой любовью. И дальше отречение от неё, и агрессия, и всё, что угодно.
Значит, тот человек который мечтает о чистой, красивой, благородной и безболевой любви, этот человек уже будущий наркоман или его дети. Нужно знать, что без боли истинной любви не бывает. Любовь к Богу очищается через любовь человеческую. Это нормально….
Когда человек хочет уйти от боли, сначала он уходит от боли в мечтах, а потом его душа уже в реальности пытается уйти от боли, а потом начинаются болезни. Значит умение мучиться, умение держать боль, когда есть любовь — это развитие. Человек не хочет мучиться душой, он будет мучиться телом. Это закон. Так вот ещё раз. Нужно понять, что любовь Божествнная подразумевает постоянное очищение человеческого. Значит должны быть боль, потеря, разрушение. Это нормально. Но когда мы ориентируемся на Божественную любовь, тогда боль разрушения мы принимаем спокойно. Как только мы поклоняемся человеческой, боль непереносима. Человеческая любовь нам даёт высшие чувства, полёт, масштаб, красоту. Чем красивее наши чувства, чем они духовнее и красивее, тем они опаснее, если нет обеспечения Божественной любовью. Потому что, чем более возвышенные человеческие чувства я испытаваю, тем большую агрессию я буду испытывать к другим или к себе, когда всё это будет рушиться. А человеческое должно разрушаться. Поэтому духовность без любви опасна. Вот в Советском Союзе учили духовности, учили человеческой любви, но не учили Божественной. Иименно убивали всех самых духовных, самых талантливых, тоже не случайно. Так вот. Самая большая агрессия, которая даёт болезни, идёт там, где сильнее всего боль. Боль сильнее всего там, где есть удовольствие. Значит, самая большая агрессия и самые большие проблемы идут там, где есть самое большое удовольствие. Самое большое удовольствие, основа греха — это человеческая любовь, это наши высшие чувства, это секс, это дети, семья, продолжение жизни, это любимый человек. Значит, именно в этих аспектах и надо преодолевать. Т.е. сохранять любовь к Богу, когда унижена суть нашей человеческой любви. Это обиды от родителей, обиды от любимого человека, проблемы с детьми, это крах нашей жизни. Как научиться любить Божествнной любовью?
Вопрос: Во время посещения церковных служб болят ноги (расширены вены) и начинает колоть в правом боку. Очень устаю и хочется присесть. Почему священник говорит, что это от дьявола?
Ответ С.Н.Лазарева: На церковной службе, когда вы стоите долго, это унижение жизни и человеческой любви тоже. В этом плане в православной церкви мне всегда не нравилось, что там толкаются, стоят. А в католической сел, сидишь, как бы отрешаешься. Я думаю, вот почему? Потом я понял. Когда ты сидишь в полном комфорте, уже про Бога не думаешь. К Богу легче обращаться при дискомфорте. Должен быть какой-то дискомфорт: какая-то боль в душе или в теле. И вот когда человек стоит несколько часов, идёт унижение и человек должен преодолеть вот этот дискомфорт. И когда вы стоите, в этот момент должны вылезти главные ваши проблемы. Вены на ногах — это недовольство судьбой, левая сторона — это тема ревности и отношений, человеческой любви. Значит, сразу можно сделать выводы. Когда вы стоите на служении, то у вас вылезают две программы: преклонение перед человеческой любовью, как тема ревности и недовольство судьбой. Поэтому, когда священник говорит, что это всё от дьявола, происк дьявола, это означает, что вылезают какие-то ваши программы, которые вы если внутренне преодолеваете, молитесь и принимаете эту боль, то это вас лечит. Душу вашу лечит. В этом плане священник, как ни странно, прав. Он не объясняет, но он чувствует
Спасение придёт из России. Т.е. кроме России вряд ли можно найти страну, которая даст как бы обновление. единственная. более менее нормально существующая страна, экономический лидер — это Китай, но и они всё больше начинают уподобляться западникам, значит проблемы у них будут. В россии есть то, что называется душа. Что такое душа? Душа — это самые высшие наши чувства. Душа живёт только тогда, когда есть любовь. Любовь существует до тех пор, пока она очищается через боль. Значит тот, кто умеет выдерживать душевную боль, тот будет иметь душу. Тот, кто убегает от душевной боли, у того душа будет загибаться. Потому что, если он убежал от боли, уйдёт и любовь. Божественная любовь всегда идёт с болью. Если человек хочет иметь любовь без боли, это уже любовь человеческая. Она обесточивается. в ней нет энергии. Чтобы Россия помогла другим, она должна иметь душу. Значит, должна быть унижена человеческая любовь. И мы видим. Последние 100 лет в России идёт постоянный крах человеческой любви, постоянные убийства, предательства, унижения, несправедливости, всё, что угодно. И это нормальный процесс. Если человек не верит в Бога, тогда он должен конкретно терять то, за что он зацеплен. Это нормальный производственный процесс очищения души.
Поэтому что получается? В россии идёт перетряска, душа очищается. А здесь (в Германии) стабильность, комфорт, идёт зацепка. Зацепка за что? За основы. Она идёт за одно, за другое, за третье, но в конечном счёте всё сводится к основам: человеческой любви. И вот именноэто — дисциплина в Германии, высокий уровень жизни, ну как бы всё для человека, привело к тому, что зацепка за человеческую любовь бешеная и сейчас все становятся гомосексуалистами, т.е. теряют человеческую любовь. Вот и вся схема. Мир божественен всегда. Любая ситуация ведёт к Богу. Мы и в развитии и в деградации приближаемся к Богу. Вот сейчас деградирует западный мир. Я сначала жёстко критиковал, а потом понял, что и в деградации есть обращение к любви. Потому что, если любви не хватает, то пускай оно всё деградирует. Потому что, если оно не будет деградировать, а будет развиваться, то вообще катастрофа. Тонкие планы высосут напрочь. Вот и идёт деградация
Нужно постоянно повторять: «Я принимаю Божественную волю во всём. Всё происходит по воле Божьей. Мир божественен по сути. Любая ситуация ведёт к Богу и к любви.» Если я это повторяю тысячи раз, то потом, когда мне что-то не нравится, я даю оценку, что это мне не нравится, но внутри я продолжаю любить по инерции. Вот здесь нужно как бы душу свою увидеть, что любовь не тормозится ничем. Всё божественно. Любая ситуация ведёт к Богу. В Библии сказано, Христос, кажется, говорил: «Как солнце светит, оно же не выбирает, кому светить.» Вот это великолепное сравнение.